Пулковское дело

Пулковское дело

В 1936-1937 годах каток сталинских репрессий безжалостно уничтожил лучших представителей советской астрономии. Трудно себе представить, что наблюдение за небесными светилами могло каким-то образом повлиять на государственное устройство или идеологию Советского Союза. Тем не менее, по делу, получившему неофициальное название «Пулковское» ученых расстреливали, ссылали в лагеря, лишали имущества и прав. Чем помешала наука руководству молодого советского государства?

Солнечное затмение

Пулковское дело
Простые москвичи наблюдают за солнечным затмением 1936 года.

Формальным поводом для арестов послужило масштабное солнечное затмение, которое должно было состояться 19 июня 1936 года. Астрономы из разных стран готовились наблюдать затмение, которое должно было произойти в основном на территории Советского Союза. Причем подготовка к наблюдениям началась задолго до самого события. Ученые активно общались друг с другом во время научных симпозиумов и конференций, а также в личной переписке.


Первые аресты начались сразу после убийства Кирова 1 декабря 1934 года. Виновными очень быстро назначили членов некоей троцкистско-зиновьевской фашистской банды. Но тогда ещё советские учёные не могли себе представить, что членами этой банды может оказаться (и окажется) фактически каждый третий астроном, а вместе с ними геологи, геофизики и математики.

Пулковское дело
Физик Нист Ирвин К. Гарднер разработал 4-метровую камеру eclipse с 23-сантиметровой астрографической линзой для изучения полного солнечного затмения. Сибирь, 1936 год.

Главной в стране считалась Пулковская лаборатория. Естественно, что в период подготовки к наблюдению солнечного затмения, директор Борис Герасимович активно контактировал со своими зарубежными коллегами и просто не мог не привлечь внимания НКВД своими контактами.

Пулковское дело
Пулковская обсерватория.

Для качественного отслеживания события на 19 июня 1936 года были созданы 34 научных экспедиции, в состав которых вошли более 300 учёных, их них порядка 70 человек – граждане иностранных государств. Координацию и контроль за работой экспедиций осуществляла Пулковская обсерватория.

Большое советское затмение


Пулковское дело
Борис Петрович Герасимович.

Еще в июле после доклада Бориса Герасимовича в Академии наук СССР, директору Пулковской обсерватории была вынесена благодарность и даны рекомендации по закреплению связей с иностранными коллегами.

А вскоре во влиятельных ленинградских изданиях стали появляться статьи, в которых подробно и безжалостно осуждалась атмосфера, царящая в Пулковской обсерватории. Учёных во главе с директором обвиняли сначала в преклонении перед иностранцами, в нежелании объективно рассматривать критику и публикациях научных работ в заграничных специализированных журналах. Одновременно НКВД уже вел дело о вредительской деятельности и шпионаже.

Пулковское дело
Борис Васильевич Нумеров.

Затем начались массовые аресты учёных. Одной из первых жертв стал заместитель директора обсерватории по хозчасти Борис Шигин, в октябре 1936 года арестован директор Астрономического института, член-корреспондент АН СССР Борис Нумеров. Борис Васильевич Нумеров после длительных избиений и пыток признался в том, что был завербован иностранной разведкой и вовлекал коллег в антисоветскую организацию.

Все арестованные по данному делу обвинялись в шпионаже, заговоре против советской власти, участию в подготовке покушений на руководителей государства. Приговор большей части арестованных был вынесен в период в 20 по 26 мая 1937 года, однако аресты не прекратились и после него.


Пулковское дело
Аресты продолжались и после вынесения приговора основным фигурантам.

Борис Герасимович до последнего писал письма в защиту своих коллег, пытаясь восстановить справедливость. Его арестовали 27 июня 1937 года. Вместе с учёными аресту подвергались и их жёны, им тоже выносились безжалостные приговоры. Осень 1937 года ознаменовалась арестами жён и родственников ранее осуждённых учёных. Самого Герасимовича в ноябре расстреляли, его жену Ольгу Михайловну приговорили к 8 годам лагерей.

Судьба репрессированных учёных

Пулковское дело
Пулковская обсерватория.

Пулковское дело касалось не только сотрудников обсерватории или астрономов. По нему арестовывали геологов и геофизиков, геодезистов и математиков в разных концах Страны Советов.
Даже спустя много лет невозможно подсчитать точное количество пострадавших. Известно, что только в Ленинграде было арестовано более 100 сотрудников научных организаций и учебных заведений. А ведь репрессии коснулись учёных Москвы, Киева, Харькова, Днепропетровска, Ташкента и других городов.


Пулковское дело
Пулковская обсерватория.

В результате к расстрелу были приговорены 14 человек. Судьба многих из тех, кто был приговорен к отбыванию длительных сроков наказания в исправительно-трудовых лагерях, осталась неизвестной. Даже в справке КГБ СССР от 17 марта 1989 года о судьбе пулковских астрономов напротив фамилий Днепровского, Балановского, Комендантова значится: «Место отбытия наказания и дальнейшая судьба не установлены».

Несколько астрономов, приговоренных к 10 и более лет лагерей в результате оказались расстреляны, якобы за троцкистскую агитацию в местах лишения свободы.

После смерти Сталина многих учёных реабилитировали, в том числе тех, кто был расстрелян или умер в тюрьме.


См.также:

Палач Борис Родос: он допрашивал Бабеля, Ежова и Мейерхольда

Карола Неер: Немецкая звезда, погибшая в советском лагере

Жену наркома Молотова посадили, но она не обиделась

Нет человека — нет проблемы. Гримасы сталинской эпохи

Наркомы Октября. Что стало с членами первого правительства большевиков?

Источник: picturehistory.livejournal.com

Ученые Пулковской астрономической обсерватории продолжают трудиться под «аккомпанемент» судебной борьбы с застройщиками

Пулковское дело

Телескоп Большого рефрактора

«Обидно, когда некоторые коллеги решили в высших эшелонах, что мы должны куда-то переезжать, бросив все исследования», — говорит научный сотрудник Пулковской обсерватории Игорь Измайлов.

Он и его коллеги практически на чистом энтузиазме пытаются не только сохранить имеющееся многовековое наследие Главной астрономической обсерватории РАН, которой угрожает строительство огромных жилых комплексов, но и продолжают научную работу. ИА REGNUM решило показать читателям те сокровища, что хранятся в «пыльных сундуках» Пулковской обсерватории.

Пулковское дело

Главное здание Пулковской обсерватории


«Труп науки»

Обсерватория была основана в 1839 году на Пулковских высотах к югу Петербурга и давно вошла в историю мировой астрономии. Это одна из немногих северных обсерваторий в мире. В последние годы оттуда наблюдается исход сотрудников — не все уходят по своей воле, кое-кому пришлось буквально спуститься «с небес на землю», так как они не оценили стратегическую важность застройки зоны вокруг ГАО РАН.

Российская компания Setl City вместе с израильской фирмой Morgal Investments намеревается возвести тут жилой комплекс «Планетоград», который займет территорию в 240 га. К 2030 году планируют завершить весь проект — 1,5 млн кв. метров жилых площадей. Через суд противники застройки из числа ученых пытаются доказать, что такая существенная засветка неба просто похоронит все дальнейшие исследования. Очередное рассмотрение дела назначено на 11 сентября 2018 года.

Пулковское дело

 Офис продаж ЖК «Планетоград»

Сейчас в обсерватории осталось около 120 научных сотрудников, они занимают примерно 60 ставок. Этого не хватает, чтобы выполнить все темы по госзаданию, поэтому темы попросту «сливают». Еще в обсерватории трудятся примерно столько же сотрудников ненаучных подразделений — например, бухгалтерии или садово-паркового хозяйства.


Не все научные сотрудники категорически против застройки, среди них произошел раскол. Координатор инициативной группы «Сохраним Пулковскую обсерваторию» и бывший сотрудник ГАО РАН Александр Шумилов объясняет: ученые не приспособлены для такого уровня давления, под которым они оказались.

Сегодня рядом с главными павильонами прогуливающиеся петербуржцы могут с удивлением наткнуться на белые контуры человеческих фигур, нанесенные на асфальт. Сотрудники смеются: здесь лежали трупы отечественной науки.

Пулковское дело

Надпись у здания Пулковской обсерватории

Всего на территории Пулковской обсерватории имеется около 30 павильонов, по-настоящему эффективно работают четыре. Один из них — это большой пулковский 26-дюймовый телескоп-рефрактор. Он ведет долговременные наблюдения.

«Самое нехорошее — что его основная зона наблюдения смотрит прямо на «Планетоград», — говорит Игорь Измайлов, который заведует большим рефрактором и самостоятельно автоматизировал его. В окна людям этот телескоп вряд ли сможет заглянуть — для этого придется серьезно подстричь парк. Но засветка будет мешать его работе.

Дело в том, что астрометрически интереснее всего наблюдать именно южное направление, что и делают все телескопы Пулковской обсерватории.

«В меридиане звезда всегда кульминирует, то есть находится в наивысшей точке, и 90% своего времени телескоп смотрит туда с тем или иным углом возвышения. А там в 700 метрах строятся эти кварталы», — объясняет Александр Шумилов.


Из-за того, что все звезды проходят наивысшую точку на небе именно в меридиане, южное направление получается наиболее защищенным от помех и благоприятным. Этот сектор до недавних пор был относительно свободен от застройки. Однако в конце 1960-х — начале 1970-х годов в 2,5 км к югу появился цветопитомник. И астрометристы-абсолютники сразу заметили, что начала падать точность.

Пулковское дело

Вид на недостроенный «Планетоград» с территории Пулковской обсерватории

Незаменим и изумителен

Большой пулковский рефрактор в 2016 году отметил свое 60-летие, его линзу отливали в 1939—1940 годах, ученые называют его «по-настоящему изумительным». Такой выдающейся стабильности не показывал, пожалуй, ни один телескоп.

Он и поныне продолжает наблюдать визуально двойные звезды. «Это когда одна вращается вокруг другой, как Земля вокруг Солнца. Мы наблюдаем звезды, у которых очень большие периоды обращений — тысяча, три тысячи лет», — объясняет Измайлов.

Пулковское дело

Телескоп Большого рефрактора

Методика наблюдений, которой пользуются в Пулково, требует досконального соблюдения всех условий. Если передвинуть телескоп или неправильно почистить ему объектив, то вся работа пойдет насмарку. На петербургском рефракторе эти условия соблюдались в течение 60 лет, что делает его незаменимым.


«Ниша очень узкая, но она абсолютно не подвигаемая. Нет другого способа то же самое сделать», — считает Шумилов.

«Если мы построим телескоп в другом месте, то будем 60 лет ждать, чтобы прийти к этому же состоянию, которое уже есть здесь. Я 60 лет не проживу», — смеется Игорь Измайлов.

Пулковское дело

Телескоп Большого рефрактора

Десять лет придется потратить только на то, чтобы построить новый аппарат, а затем еще лет десять лечить у него «детские болезни». Так, в Кавказской горной обсерватории ГАИШ МГУ появился телескоп с диаметром главного зеркала в 2,5 метра. Финансировать его решили в 2006 году, в 2014 году инструмент увидел свет, а детские болезни не преодолены до сих пор.

…Сами по себе двойные звезды не столь тусклые, но есть звезды сравнения, и калибровка с каждым годом после введения в строй жилых комплексов будет ухудшаться.

«Введут первую очередь — исчезнут звезды 18-й и 19-й величины, построят все кварталы — упадет до 14-й и 15-й, — объясняет Шумилов. — Вице-президент РАН Юрий Балега, наш оппонент, утверждает, что эти результаты и сейчас никому не нужны. Он может так думать, но других сравнимых результатов в мире просто нет».


От Эйнштейна до темной материи

Небесный механик Елена Попова указывает, что данные о двойных звездах могут приоткрыть завесу тайны не только над эволюцией самих небесных тел, но и над загадочной темной материей, которая плохо поддается изучению в принципе.

«Внезапно астрофизики, которые занимаются космологией, узнали, что можно, оказывается, широкие пары двойных звезд использовать для своих задач: взвешивать темное гало нашей галактики, оболочку невидимой материи. Никакого способа получить информацию о ней напрямую нет. Если речь идет о не нашей галактике, то сколько весит темная материя вокруг нее, обычно измеряют по скорости звезд, кривой вращения в той далекой галактике. А сидя внутри Млечного Пути, получить те же данные о нашей галактике довольно трудно. Поэтому обычно используют рассеянные скопления для этих целей. Кому-то пришла в голову гениальная идея — почему бы широкие пары не использовать? На их орбиту поле галактики влияет сильно, в отличие от узких пар, так как узкие чувствуют только друг друга. Это вещь, которая совсем недавно случилась», — говорит Попова.

Еще с помощью данных с этого телескопа ученые пытаются проверить теорию относительности при слабой гравитации. «Они придумали новую теорию, которая должна иметь преимущество при слабой гравитации. И двойные звезды на большом расстоянии друг от друга — это хорошая проверка», — заметил Игорь Измайлов.

Пулковское дело

Телескоп Большого рефрактора

Звездочеты в паутине

Ученые любят помечтать: были бы деньги, говорят, можно было бы купить новую ПЗС-матрицу взамен древней микросхемы, приличная стоит несколько миллионов рублей, но попроще можно найти и за 10 тысяч долларов. Еще обсерватории необходим спектрограф — телескоп с зеркалом в 4 метра, но это звучит совсем как в фантастическом романе. Вся эта экзотика познается в павильоне с осыпающейся штукатуркой.

Как отмечают сотрудники обсерватории, это результат «десятков лет бесхозяйственности». К тому же подкачал советский проект — в Петербурге слишком часто идут косые дожди, этого не предусмотрели, поэтому вода попадает внутрь. Ситуацию мог бы поправить капитальный ремонт, но надежды на него нет никакой: в прошлом году на наблюдения выделили всего 20 тыс. рублей, а в этом году вообще ноль.

Однако наблюдения всё еще идут — частично на энтузиазме сотрудников, частично благодаря автоматизации процесса, которой добился Игорь Измайлов.

«Нормальный астрограф» наблюдает всё то же самое, что и Большой рефрактор, но делает это с 1893 года. У него более широкое поле зрения и более старая наблюдательная история. Это позволило подтвердить, что он несколько менее стабилен, чем Большой рефрактор. К слову, название его вовсе не означает, что где-то спрятался «странный астрограф», а попросту является калькой с французского языка.

«Их было выпущено 18 штук для французского проекта «Карта неба» (Carte du Ciel). Он считался невыполнимым, бестолковым — чудовищная трудоемкость и объем данных, а результат неясен. Но когда он был полностью выполнен, оказалось, что он дал бесценную информацию по длительным периодам для определения собственных движений звёзд и по эволюции звезд. Он наблюдает так называемые быстрые звезды и звезды с невидимыми спутниками», — объясняет Александр Шумилов.

Пулковское дело

Нормальный астрограф

Самый большой телескоп на Северо-Западе по апертуре под названием «Сатурн» располагается в павильоне, который сейчас выглядит, как «заброшка»: по таким обычно ползают энтузиасты постапокалиптических квестов, стены исписаны «кодовыми сообщениями» для участников таких игр, а днем местные жители выгуливают там котов.

«Сатурн» находится в рабочем состоянии, утверждают ученые, но он даже не поставлен на баланс. Он изначально не был предназначен для наземной работы, а сейчас хорошо подошел бы для отслеживания быстрых объектов. По мнению Игоря Измайлова, с помощью него можно было бы контролировать и различный комический мусор, чтобы он не столкнулся с рабочими спутниками.

«Всё, что надо для работы, у него есть, кроме наблюдателей, которых уволили в результате этого конфликта», — добавил он.

Есть в Пулково и телескоп, который специализируется на астероидной опасности. Никто не знает, когда на условном «горизонте» может появиться неизвестный ранее астероид, стремительно сближающийся с Землей.

Пулковское дело

Радиотелескоп

Осторожно, астероид!

Автоматический зеркальный астрограф ЗА-320 пытается облегчить эту задачу. Научный сотрудник Силантий Крестовоздвиженский объясняет, что 320 — это размер зеркала телескопа в миллиметрах. Телескоп был изначально подарен любителем астрономии в лихие 90-е, но здесь его полностью модернизировали, оснастили всем необходимым. От прежнего осталось только зеркало.

Раньше наблюдатель сидел в каморке долгими ночами, а до появления компьютеров находился в башне. Теперь наблюдения можно вести по интернету.

ЗА-320 можно навести на любую точку неба. Створки открываются по команде, у него есть список объектов для наблюдения и их координаты. В ясную ночь телескоп запускают, он выбирает объект из списка, наводится по осям, купол поворачивается — идет наблюдение!

«В основном мы астероиды наблюдаем. Открыто их порядка 800 тысяч, и каждый день добавляется по несколько штук, если не десятков, новых. За этим хозяйством надо следить, оно летает, орбиты меняются. Я еще помню, как было около 5 тысяч астероидов, сближающихся с Землей (АСЗ), сейчас их уже около 15 тысяч. Они представляют потенциальную опасность для Земли», — поясняет Крестовоздвиженский.

Пулковское дело

Телескоп автоматического зеркального астрографа ЗА-320

Тот же самый челябинский метеорит в какой-то момент был АСЗ, но его не успели открыть, не заметили — летел со стороны Солнца, да и размерами был мал. Суданский метеорит был размером около 5 м, его обнаружили за 20 часов. Астероид размером около 100 м можно обнаружить за месяц. Больше всего астероидов находит американский телескоп Pan-STARRS с огромной матрицей, но его широкий угол зрения означает более низкую точность, а ЗА-320 по результативности находится на 17-м месте из 1000 телескопов в мире.

«Маленькие телескопы тоже ценность представляют. Когда АСЗ обнаружили, нужно провести серию наблюдений в разных точках в разные ночи. Вообще большинство телескопов располагаются в южных широтах, очень мало северных. Мы здесь делаем фотометрию, с помощью которой можно предсказать, рассчитать, как изменится орбита астероида, насколько и куда он сместится», — добавляет Крестовоздвиженский.

Еще ЗА-320 наблюдает и экзопланеты. Эти данные помогают лучше постичь устройство собственной.

«Землю мы всё еще очень плохо знаем. Многое можно понять из сравнения. Конечно, у нас есть телескоп в Кисловодске. Потенциально есть телескоп в Чили, но все врут, когда говорят, что якобы есть база в Боливии и Чили — так да не так, денег нет, чтобы даже туда съездить. На дорогу не хватает даже до Кисловодска, что уж говорить о Чили!» — недоумевает ученый.

Пулковское дело

Охрана сейсмической станции Пулково

По его словам, в том же Кисловодске даже невозможно найти второго сотрудника для наблюдений. Мало кому интересно сидеть в горах за максимальную зарплату в 18−19 тысяч рублей. «Возьмем какого-нибудь студента, он год поработает и уходит туда, где платят больше», — замечает Крестовоздвиженский.

Засветка неба из-за распространения щупалец цивилизации по планете — вещь неизбежная, подсчитано, что небо становится светлее на 1,5−2% каждый год.

«Но есть и такая же тенденция улучшения технических характеристик — площади зеркал, чувствительности матрицы и прочего. И в последнее время вторая кривая устойчиво обгоняет первую», — говорит Александр Шумилов. Результатом такого соотношения стало открытие уже забытой для науки на полвека Гринвичской обсерватории в английской столице.

Пулковское дело

Фотография звездного неба

Но понимания в руководстве ГАО и РАН эти идеи не находят. Так что, пока лондонские астрономы вновь «приникают» к телескопам, в Пулковской обсерватории в Петербурге ученые… борются с галками. Они хотели бы видеть в штате хотя бы сокола, раз уж уходят научные работники. Сокол позволил бы справиться с нашествием птиц помельче, которые буквально вставляют ученым палки в колеса: птицы пытаются вить гнезда на куполах башен, засовывают туда ветки, из-за чего клинит створы…

Вид из открытых створ автоматического зеркального астрографа ЗА-320

Читайте ранее: Минкультуры получило экспертизу о вреде застройки Пулковской обсерватории

Источник

Источник: rvs.su

Апофеоз бессмыслицы

На общем фоне 1937-1938 годов, когда расстреливали в среднем почти по две тысячи человек в день, — капля в море. «Пулковское дело» запомнилось исключительной даже по меркам того времени нелепостью.

Чай, не «кулаки», не священники, не военные, не писатели — чем астрономы-то показались опасными? Науки, более далекой от политики, и вообще мирских забот, надо поискать. К тому же астрономией занимались еще древние вавилоняне, ее, в отличие от кибернетики и генетики, никак нельзя было счесть «вывертом растленного Запада».

В августе 1774 года пугачевцы поймали под Камышином находившегося в очередной экспедиции петербургского астронома Георга Ловица. Предводитель спросил чудного барина, чем тот в жизни занимается. «Смотрю на звезды», — ответил Ловиц. «Так повесьте его к ним поближе!» — велел Пугачев.

С тех пор гонений на астрономов в исторических анналах не числилось.

Погубил звездочетов безразличный к земным делам ход светил. Небесная механика запланировала на 19 июня 1936 года солнечное затмение. Все астрономы мира за много месяцев пришли в ажитацию.

Поскольку природный феномен должен был наблюдаться в основном на территории СССР, научное сообщество прозвало его «большим советским затмением». В свете дальнейших событий фраза выглядела черным юмором.

Неудачное время

На Земле дела шли своим ходом. 1 декабря 1934 года был убит партийный босс Ленинграда Сергей Киров. Ответственность за покушение возложили на «троцкистско-зиновьевскую фашистскую банду». Охота на «террористов» и «иностранных агентов» резко усилилась.

Убийство Кирова: узнаем ли мы когда-нибудь правду?

Через три дня вышло знаменитое постановление президиума ЦИК: дела по обвинению в государственных преступлениях рассматривать в ускоренном порядке, ходатайства о помиловании не принимать, смертные приговоры приводить в исполнение немедленно.

Спустя десять дней НКВД подготовил список одиннадцати с лишним тысяч ленинградцев, «не внушавших политического доверия». Это массовое пополнение в ГУЛАГе прозвали «кировским потоком».

  • Сталин и репрессии: меняется ли оценка общества и власти?
  • Экс-глава Госархива России: «Мы — люди, которые говорят правду»

Астрономы глядели на свои звезды и не замечали ничего вокруг. Приближающееся солнечное затмение активизировало их переписку с зарубежными коллегами. Именно этот факт, а также дворянское происхождение и немецкие фамилии многих будущих фигурантов дела привлекли внимание «органов».

Правообладатель иллюстрации TASS

Начали за здравие

За ходом солнечного затмения в разных частях СССР наблюдали 34 экспедиции в составе более 300 ученых, в том числе 70 иностранцев. Общую координацию осуществляла Пулковская обсерватория.

5 июля 1936 года ее директор Борис Герасимович сделал доклад в Академии наук. Работа была отмечена благодарностью и премией. Академия рекомендовала издать результаты наблюдений к 20-летию октябрьской революции, а также «закрепить научные связи с иностранными астрофизиками, установившиеся в совместной работе по затмению».

Но уже через месяц по стандартному обвинению в «троцкизме» был арестован замдиректора обсерватории по хозяйственной части Борис Шигин.

В городских газетах были опубликованы несколько статей о «нездоровой обстановке» среди астрономов и их «преклонении перед заграницей».

В ночь в 21 на 22 октября арестовали директора Астрономического института АН СССР (расположенного в Ленинграде) Бориса Нумерова.

Жестоко избиваемый Нумеров «признался», что во время научной командировки в 1929 году был завербован немецкой разведкой, а в 1932 году в купе вагона по пути на научную конференцию в Свердловске вовлек еще четверых коллег в «антисоветскую организацию».

В ноябре 1936-го — июне 1937 года последовали аресты 13 виднейших ученых Пулковской обсерватории, а также жен семерых из них, включая заместителя директора по науке Николая Днепровского и заведующего отделом астрофизики Иннокентия Балановского. Пятерых увели с торжественного вечера в честь очередной годовщины революции.

Астрономы продолжали вести себя как люди не от мира сего: не клеймили угодивших в «Кресты» товарищей, а говорили на собраниях противоположное.

«Приехать не смогу»

Последним, 28 июня 1937 года, уже после вынесения приговора основной группе фигурантов, «взяли» директора обсерватории Бориса Герасимовича — светило мирового уровня в области внутреннего строения звезд, действительного члена четырех зарубежных астрономических обществ.

Ученому припомнили письма в защиту ранее арестованных коллег, и то, что он гимназистом состоял в партии эсеров, и работу в Гарвардской обсерватории в 1926-1929 годах, и дружбу с ее директором Харлоу Шепли.

В феврале-июне 1937 года Герасимович должен был снова читать лекции в Гарварде, но накануне прислал Шепли лаконичную телеграмму: «Sorry regret cannot come». [Прошу прощения не смогу приехать]

Герасимовича казнили 30 ноября 1937 года. Его именем названы лунный кратер и астероид, а «Курс астрофизики и звездной астрономии» под его редакцией не потерял актуальности до сих пор.

«Руководитель организации» Борис Нумеров получил 10 лет, но 15 сентября 1941 года был расстрелян в Орловской тюрьме при приближении немцев, даже не решением «тройки», а просто по распоряжению Берии, вместе с бывшим командующим ВВС Павлом Рычаговым, знаменитой революционеркой Марией Спиридоновой и другими не рядовыми заключенными.

Круги по воде

Практически все политические дела того времени проходили по одному сценарию: арестовывали человека, побоями, лишением сна, режущим светом двухсотсвечовой лампы заставляли назвать как можно больше людей, с кем он вел или якобы вел антисоветские разговоры, и брались за них.

Теоретически, так можно было вовлечь в «подпольную организацию» все население СССР. Где остановиться, зависело от чекистов.

По имеющимся данным, Нумеров под пытками оговорил около 25 человек. Балановский на свидании с женой в «Крестах» шепнул: «Не вынес, подписал, что шпион». Ни в чем не «признался» астроном Максимилиан Мусселиус.

Вскоре в деле появилась «геофизическая линия». Геологи и геофизики часто пересекались с астрономами в экспедициях, и в Ленинграде много общались.

Центральный научно-исследовательский геолого-разведывательный институт (ЦНИГРИ) по числу репрессированных сравнялся с Пулковской обсерваторией. Сильно пострадали соответствующие кафедры Ленинградского университета.

Гиперболоид для Сталина

Некоторые пассажи из дела вызывают в памяти «тоннель от Бомбея до Лондона» из фильма Тенгиза Абуладзе «Покаяние». Следователи всерьез утверждали, что «заговорщики» собирались изготовить для покушения на Сталина лучевое оружие из линзы большого телескопа.

Геологов обвиняли в «сокрытии от государства месторождений полезных ископаемых», астрономов в «саботаже наблюдений за солнечным затмением», членов «украинского филиала ленинградской фашистской организации» во главе с вице-президентом АН УССР геологом Николаем Свитальским — одновременно в троцкизме и буржуазном национализме, хотя Троцкий, как известно, являлся принципиальным интернационалистом.

Умерший в 1942 году в лагере профессор-геолог Николай Безбородько писал Калинину, что с целью показать абсурдность обвинения «преднамеренно давал самые нелепые, самые дикие показания». К подобной тактике в то время прибегали многие, но это никому не помогало.

«Пулковское дело» со всеми его ответвлениями в основном завершилось вынесением приговоров к началу 1938 года, но следователи продолжали копать. В конце 1941 — начале 1942 года, в самые тяжелые месяцы блокады, в осажденном Ленинграде «по вновь открывшимся обстоятельствам» были арестованы три университетских профессора: математик Андрей Журавский и физики Владимир Игнатовский и Николай Розе.

Правообладатель иллюстрации TASS
Image caption Изобретателя Льва Термена обвинили в том, что он планировал убить Кирова с помощью дистанционно управляемого фугаса

Кому повезло

После ареста профессора ЛГУ, физика Всеволода Фредерикса (остзейский барон, сын нижегородского губернатора!) через несколько дней забрали его любимого ученика Владимира Фока, в 34 года ставшего членом-корреспондентом Академии наук.

За подающего большие надежды молодого ученого похлопотал перед Сталиным Петр Капица. Фока отпустили.

Он стал мировым светилом в области квантовой механики, а в начале 1970-х годов произвел среди коллег сенсацию: отказался сдать валюту, заработанную зарубежными лекциями, заявив, что он не оброчный мужик.

Физика и изобретателя Льва Термена обвинили в том, что он заодно с другими «пулковцами» собирался при посещении обсерватории Кировым убить его с помощью дистанционно управляемого фугаса, вмонтированного в маятник Фуко (устройство для наглядной демонстрации вращения Земли вокруг своей оси).

Работая в одной «шарашке» с Сергеем Королевым, Термен создал подслушивающее устройство, которое было вмонтировано в резное деревянное панно с изображением Большой печати США, подаренное в 1945 году Авереллу Гарриману. Оно шесть лет исправно работало в кабинете американского посла в Москве, пока не было, наконец, обнаружено.

Термен, будучи заключенным, получил за это Сталинскую премию, а дожил до 97 лет.

Молодой пулковский астроном Николай Козырев отбывал срок в Туруханском крае. В разговоре с другим заключенным-интеллигентом не согласился с Фридрихом Энгельсом в оценке Исаака Ньютона.

Тот донес, Козырева приговорили к смерти. Но у расстрельщиков было столько работы, что ученого поставили в очередь, а потом про него забыли.

Козырев продолжил размышлять, по его словам, о лунных вулканах, выжил, и именно эта область астрономии впоследствии сделала его знаменитым.

Полет к звездам

Первый муж Светланы Аллилуевой Алексей Каплер рассказывал с ее слов такую историю.

Ясной ночью летом 1937 года во время одного из поздних ужинов на ближней даче Сталина Молотов и Каганович заспорили о созвездии: Кассиопея это или Орион.

Услужливый Ежов позвонил директору Московского планетария. Тот, как все большие и малые руководители, бдел на рабочем месте, но ответить не смог, поскольку был не астрономом, а чекистом, назначенным на новую должность пару месяцев назад.

Нарком потребовал навести справки у лучшего специалиста, да не по телефону, а послать машину и получить письменный ответ — дело, мол, государственное.

С одним профессором от ночного стука в дверь случился инфаркт, другой, увидев подъехавший к дому черный автомобиль, выбросился в окно.

Когда директор планетария разобрался, наконец, с созвездием и позвонил на дачу, охрана ответила, что все уже ушли спать.

Узнав на другой день о случившемся, Сталин якобы пошутил: «Полетел к звездам, только не вверх, а вниз!»

Источник: www.bbc.com

Карина Саввина, Дарья Драй, 7 сентября 2018, 21:37 — REGNUM  

«Обидно, когда некоторые коллеги решили в высших эшелонах, что мы должны куда-то переезжать, бросив все исследования», — говорит научный сотрудник Пулковской обсерватории Игорь Измайлов.

Он и его коллеги практически на чистом энтузиазме пытаются не только сохранить имеющееся многовековое наследие Главной астрономической обсерватории РАН, которой угрожает строительство огромных жилых комплексов, но и продолжают научную работу. ИА REGNUM решило показать читателям те сокровища, что хранятся в «пыльных сундуках» Пулковской обсерватории.

«Труп науки»

Обсерватория была основана в 1839 году на Пулковских высотах к югу Петербурга и давно вошла в историю мировой астрономии. Это одна из немногих северных обсерваторий в мире. В последние годы оттуда наблюдается исход сотрудников — не все уходят по своей воле, кое-кому пришлось буквально спуститься «с небес на землю», так как они не оценили стратегическую важность застройки зоны вокруг ГАО РАН.

Российская компания Setl City вместе с израильской фирмой Morgal Investments намеревается возвести тут жилой комплекс «Планетоград», который займет территорию в 240 га. К 2030 году планируют завершить весь проект — 1,5 млн кв. метров жилых площадей. Через суд противники застройки из числа ученых пытаются доказать, что такая существенная засветка неба просто похоронит все дальнейшие исследования. Очередное рассмотрение дела назначено на 11 сентября 2018 года.

Сейчас в обсерватории осталось около 120 научных сотрудников, они занимают примерно 60 ставок. Этого не хватает, чтобы выполнить все темы по госзаданию, поэтому темы попросту «сливают». Еще в обсерватории трудятся примерно столько же сотрудников ненаучных подразделений — например, бухгалтерии или садово-паркового хозяйства.

Не все научные сотрудники категорически против застройки, среди них произошел раскол. Координатор инициативной группы «Сохраним Пулковскую обсерваторию» и бывший сотрудник ГАО РАН Александр Шумилов объясняет: ученые не приспособлены для такого уровня давления, под которым они оказались.

Сегодня рядом с главными павильонами прогуливающиеся петербуржцы могут с удивлением наткнуться на белые контуры человеческих фигур, нанесенные на асфальт. Сотрудники смеются: здесь лежали трупы отечественной науки.

Всего на территории Пулковской обсерватории имеется около 30 павильонов, по-настоящему эффективно работают четыре. Один из них — это большой пулковский 26-дюймовый телескоп-рефрактор. Он ведет долговременные наблюдения.

«Самое нехорошее — что его основная зона наблюдения смотрит прямо на «Планетоград», — говорит Игорь Измайлов, который заведует большим рефрактором и самостоятельно автоматизировал его. В окна людям этот телескоп вряд ли сможет заглянуть — для этого придется серьезно подстричь парк. Но засветка будет мешать его работе.

Дело в том, что астрометрически интереснее всего наблюдать именно южное направление, что и делают все телескопы Пулковской обсерватории.

«В меридиане звезда всегда кульминирует, то есть находится в наивысшей точке, и 90% своего времени телескоп смотрит туда с тем или иным углом возвышения. А там в 700 метрах строятся эти кварталы», — объясняет Александр Шумилов.

Из-за того, что все звезды проходят наивысшую точку на небе именно в меридиане, южное направление получается наиболее защищенным от помех и благоприятным. Этот сектор до недавних пор был относительно свободен от застройки. Однако в конце 1960-х — начале 1970-х годов в 2,5 км к югу появился цветопитомник. И астрометристы-абсолютники сразу заметили, что начала падать точность.

Незаменим и изумителен

Большой пулковский рефрактор в 2016 году отметил свое 60-летие, его линзу отливали в 1939—1940 годах, ученые называют его «по-настоящему изумительным». Такой выдающейся стабильности не показывал, пожалуй, ни один телескоп.

Он и поныне продолжает наблюдать визуально двойные звезды. «Это когда одна вращается вокруг другой, как Земля вокруг Солнца. Мы наблюдаем звезды, у которых очень большие периоды обращений — тысяча, три тысячи лет», — объясняет Измайлов.

Методика наблюдений, которой пользуются в Пулково, требует досконального соблюдения всех условий. Если передвинуть телескоп или неправильно почистить ему объектив, то вся работа пойдет насмарку. На петербургском рефракторе эти условия соблюдались в течение 60 лет, что делает его незаменимым.

«Ниша очень узкая, но она абсолютно не подвигаемая. Нет другого способа то же самое сделать», — считает Шумилов.

«Если мы построим телескоп в другом месте, то будем 60 лет ждать, чтобы прийти к этому же состоянию, которое уже есть здесь. Я 60 лет не проживу», — смеется Игорь Измайлов.

Десять лет придется потратить только на то, чтобы построить новый аппарат, а затем еще лет десять лечить у него «детские болезни». Так, в Кавказской горной обсерватории ГАИШ МГУ появился телескоп с диаметром главного зеркала в 2,5 метра. Финансировать его решили в 2006 году, в 2014 году инструмент увидел свет, а детские болезни не преодолены до сих пор.

…Сами по себе двойные звезды не столь тусклые, но есть звезды сравнения, и калибровка с каждым годом после введения в строй жилых комплексов будет ухудшаться.

«Введут первую очередь — исчезнут звезды 18-й и 19-й величины, построят все кварталы — упадет до 14-й и 15-й, — объясняет Шумилов. — Вице-президент РАН Юрий Балега, наш оппонент, утверждает, что эти результаты и сейчас никому не нужны. Он может так думать, но других сравнимых результатов в мире просто нет».

От Эйнштейна до темной материи

Небесный механик Елена Попова указывает, что данные о двойных звездах могут приоткрыть завесу тайны не только над эволюцией самих небесных тел, но и над загадочной темной материей, которая плохо поддается изучению в принципе.

«Внезапно астрофизики, которые занимаются космологией, узнали, что можно, оказывается, широкие пары двойных звезд использовать для своих задач: взвешивать темное гало нашей галактики, оболочку невидимой материи. Никакого способа получить информацию о ней напрямую нет. Если речь идет о не нашей галактике, то сколько весит темная материя вокруг нее, обычно измеряют по скорости звезд, кривой вращения в той далекой галактике. А сидя внутри Млечного Пути, получить те же данные о нашей галактике довольно трудно. Поэтому обычно используют рассеянные скопления для этих целей. Кому-то пришла в голову гениальная идея — почему бы широкие пары не использовать? На их орбиту поле галактики влияет сильно, в отличие от узких пар, так как узкие чувствуют только друг друга. Это вещь, которая совсем недавно случилась», — говорит Попова.

Еще с помощью данных с этого телескопа ученые пытаются проверить теорию относительности при слабой гравитации. «Они придумали новую теорию, которая должна иметь преимущество при слабой гравитации. И двойные звезды на большом расстоянии друг от друга — это хорошая проверка», — заметил Игорь Измайлов.

Звездочеты в паутине

Ученые любят помечтать: были бы деньги, говорят, можно было бы купить новую ПЗС-матрицу взамен древней микросхемы, приличная стоит несколько миллионов рублей, но попроще можно найти и за 10 тысяч долларов. Еще обсерватории необходим спектрограф — телескоп с зеркалом в 4 метра, но это звучит совсем как в фантастическом романе. Вся эта экзотика познается в павильоне с осыпающейся штукатуркой.

Как отмечают сотрудники обсерватории, это результат «десятков лет бесхозяйственности». К тому же подкачал советский проект — в Петербурге слишком часто идут косые дожди, этого не предусмотрели, поэтому вода попадает внутрь. Ситуацию мог бы поправить капитальный ремонт, но надежды на него нет никакой: в прошлом году на наблюдения выделили всего 20 тыс. рублей, а в этом году вообще ноль.

Однако наблюдения всё еще идут — частично на энтузиазме сотрудников, частично благодаря автоматизации процесса, которой добился Игорь Измайлов.

«Нормальный астрограф» наблюдает всё то же самое, что и Большой рефрактор, но делает это с 1893 года. У него более широкое поле зрения и более старая наблюдательная история. Это позволило подтвердить, что он несколько менее стабилен, чем Большой рефрактор. К слову, название его вовсе не означает, что где-то спрятался «странный астрограф», а попросту является калькой с французского языка.

«Их было выпущено 18 штук для французского проекта «Карта неба» (Carte du Ciel). Он считался невыполнимым, бестолковым — чудовищная трудоемкость и объем данных, а результат неясен. Но когда он был полностью выполнен, оказалось, что он дал бесценную информацию по длительным периодам для определения собственных движений звёзд и по эволюции звезд. Он наблюдает так называемые быстрые звезды и звезды с невидимыми спутниками», — объясняет Александр Шумилов.

Самый большой телескоп на Северо-Западе по апертуре под названием «Сатурн» располагается в павильоне, который сейчас выглядит, как «заброшка»: по таким обычно ползают энтузиасты постапокалиптических квестов, стены исписаны «кодовыми сообщениями» для участников таких игр, а днем местные жители выгуливают там котов.

«Сатурн» находится в рабочем состоянии, утверждают ученые, но он даже не поставлен на баланс. Он изначально не был предназначен для наземной работы, а сейчас хорошо подошел бы для отслеживания быстрых объектов. По мнению Игоря Измайлова, с помощью него можно было бы контролировать и различный комический мусор, чтобы он не столкнулся с рабочими спутниками.

«Всё, что надо для работы, у него есть, кроме наблюдателей, которых уволили в результате этого конфликта», — добавил он.

Есть в Пулково и телескоп, который специализируется на астероидной опасности. Никто не знает, когда на условном «горизонте» может появиться неизвестный ранее астероид, стремительно сближающийся с Землей.

Осторожно, астероид!

Автоматический зеркальный астрограф ЗА-320 пытается облегчить эту задачу. Научный сотрудник Силантий Крестовоздвиженский объясняет, что 320 — это размер зеркала телескопа в миллиметрах. Телескоп был изначально подарен любителем астрономии в лихие 90-е, но здесь его полностью модернизировали, оснастили всем необходимым. От прежнего осталось только зеркало.

Раньше наблюдатель сидел в каморке долгими ночами, а до появления компьютеров находился в башне. Теперь наблюдения можно вести по интернету.

ЗА-320 можно навести на любую точку неба. Створки открываются по команде, у него есть список объектов для наблюдения и их координаты. В ясную ночь телескоп запускают, он выбирает объект из списка, наводится по осям, купол поворачивается — идет наблюдение!

«В основном мы астероиды наблюдаем. Открыто их порядка 800 тысяч, и каждый день добавляется по несколько штук, если не десятков, новых. За этим хозяйством надо следить, оно летает, орбиты меняются. Я еще помню, как было около 5 тысяч астероидов, сближающихся с Землей (АСЗ), сейчас их уже около 15 тысяч. Они представляют потенциальную опасность для Земли», — поясняет Крестовоздвиженский.

Тот же самый челябинский метеорит в какой-то момент был АСЗ, но его не успели открыть, не заметили — летел со стороны Солнца, да и размерами был мал. Суданский метеорит был размером около 5 м, его обнаружили за 20 часов. Астероид размером около 100 м можно обнаружить за месяц. Больше всего астероидов находит американский телескоп Pan-STARRS с огромной матрицей, но его широкий угол зрения означает более низкую точность, а ЗА-320 по результативности находится на 17-м месте из 1000 телескопов в мире.

«Маленькие телескопы тоже ценность представляют. Когда АСЗ обнаружили, нужно провести серию наблюдений в разных точках в разные ночи. Вообще большинство телескопов располагаются в южных широтах, очень мало северных. Мы здесь делаем фотометрию, с помощью которой можно предсказать, рассчитать, как изменится орбита астероида, насколько и куда он сместится», — добавляет Крестовоздвиженский.

Еще ЗА-320 наблюдает и экзопланеты. Эти данные помогают лучше постичь устройство собственной.

«Землю мы всё еще очень плохо знаем. Многое можно понять из сравнения. Конечно, у нас есть телескоп в Кисловодске. Потенциально есть телескоп в Чили, но все врут, когда говорят, что якобы есть база в Боливии и Чили — так да не так, денег нет, чтобы даже туда съездить. На дорогу не хватает даже до Кисловодска, что уж говорить о Чили!» — недоумевает ученый.

По его словам, в том же Кисловодске даже невозможно найти второго сотрудника для наблюдений. Мало кому интересно сидеть в горах за максимальную зарплату в 18−19 тысяч рублей. «Возьмем какого-нибудь студента, он год поработает и уходит туда, где платят больше», — замечает Крестовоздвиженский.

Засветка неба из-за распространения щупалец цивилизации по планете — вещь неизбежная, подсчитано, что небо становится светлее на 1,5−2% каждый год.

«Но есть и такая же тенденция улучшения технических характеристик — площади зеркал, чувствительности матрицы и прочего. И в последнее время вторая кривая устойчиво обгоняет первую», — говорит Александр Шумилов. Результатом такого соотношения стало открытие уже забытой для науки на полвека Гринвичской обсерватории в английской столице.

Но понимания в руководстве ГАО и РАН эти идеи не находят. Так что, пока лондонские астрономы вновь «приникают» к телескопам, в Пулковской обсерватории в Петербурге ученые… борются с галками. Они хотели бы видеть в штате хотя бы сокола, раз уж уходят научные работники. Сокол позволил бы справиться с нашествием птиц помельче, которые буквально вставляют ученым палки в колеса: птицы пытаются вить гнезда на куполах башен, засовывают туда ветки, из-за чего клинит створы…

Смотрите галерею к статье

Читайте ранее в этом сюжете: Минкультуры получило экспертизу о вреде застройки Пулковской обсерватории

Читайте развитие сюжета: Минкультуры игнорирует суды по защите Пулковской обсерватории

Источник: regnum.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector