Шведская армия в северной войне


Шведская армия в северной войне
Шведская армия в северной войнеКарл XII и его армия
Шведская армия в северной войне


Шведская армия в северной войне Перед началом Северной войны Швеция являлась одним из самых могущественных в экономическом и военном отношении государств Европы. Во второй половине XVII в. она переживала экономический подъем. Быстро росло число мануфактур, особенно железоделательных. Именно они производили вооружения для армии. В результате Тридцатилетней войны она захватила всю Финляндию, Эстляндию, Лифляндию, Карелию, Ижорскую землю, Западную Померанию со Штеттином, часть территории Германии на Ютландском перешейке и в устье реки Эльбы. Швеция владела всем бассейном Балтийского моря. На нем безраздельно господствовал мощный военно-морской флот Шведского королевства, в состав которого входили 42 линейных корабля и 12 фрегатов с 13 тыс. матросов и вооруженных 2,7 тыс. орудий.

К этой армаде, состоящей из трех эскадр, могли присоединиться до 800 торговых судов, которые можно было быстро вооружить артиллерией.

По границам шведских владений в Прибалтике, Финляндии и Северной Германии были размещены мощные крепости с сильными гарнизонами и многочисленной артиллерией. Главные силы шведской армии базировались на территории самой Швеции. При необходимости они перебрасывались через Балтийское море, где вступали в полевые сражения с неприятелем.


Шведская армия в северной войнеШведская армия, противостоящая молодой русской армии Петра I, была самой старой после нидерландской постоянной армией в Европе.

Она обладала большим боевым опытом и считалась непобедимой. Еще в середине XVI в. в основу комплектования шведской армии был положен принцип обязательной воинской повинности на основе выборочного призыва.

Продуктивные военные реформы, повышавшие боеспособность вооруженных сил, проводили короли Густав-Адольф и Карл XI. Последний ввел новую систему комплектования войск в Швеции, названную поселенной.

Она состояла в следующем. Основные расходы по содержанию войска покрывались за счет доходов от земельных владений, как частных, так и государственных. Частные и общинные крестьянские земли подразделялись на одинаковые по доходности участки, причем так, что доход от такого участка был достаточен для содержания одного солдата. Один такой участок объединял группу крестьянских хозяйств — роту. Каждая рота была обязана содержать одного солдата-пехотинца. За это крестьянские хозяйства освобождались от налогов. Несколько иначе комплектовалась кавалерия.
Такой принцип комплектования вооруженных сил позволял Швеции содержать большую армию, не соответствующую численности населения и экономическим возможностям государства. Например, в 1697 г. (когда Карл XII вступил на престол) численность шведской армии составляла 60 тыс. человек. В военное время она возрастала за счет рекрутских наборов. Кроме того, в Швеции имелись и наемные войска. Королевская гвардия (драбанты) и артиллерия комплектовались с помощью вербовки наемников.


5 апреля 1697 г. Карл XI умер от рака. Его сын Карл XII остался без отца и без матери. В соответствии с завещанием Карла XI власть была передана бабушке Карла XII Хедвиге-Элеоноре, вдовствующей королеве, и пяти королевским советникам. В ноябре того же года шведский парламент — риксдаг предложил Карлу XII взять на себя ответственность за королевство. 14 декабря пятнадцатилетний Карл короновался, причем впервые в шведской истории он не стал приносить королевскую присягу. В день коронации он вышел из своей резиденции с короной на голове и со скипетром в руке, показав тем самым, что власть ему дана не представителями народа в лице риксдага, а самим Богом. Больше в своей жизни Карл никогда не созывал риксдаг.

Он оказался выдающимся полководцем, который возглавил великолепную армию. Под его непосредственным руководством шведская армия победила в четырех крупных сражениях Северной войны: при Нарве (1700 г.), Даугаве (1701 г.), Клишове (1702 г.) и Головчине (1708 г.), а проиграла только одну — под Полтавой (1709 г.).

Остановимся на некоторых характерных чертах военного искусства Карла XII и его армии.


жнейшим элементом этого искусства была тактика планирования и ведения боя. Ее можно определить тремя словами: простота, гибкость и смелость. Во всех планах сражений шведского короля легко обнаруживается сознательное стремление к простоте. Благодаря ей облегчалось управление боем. Следствием этого была гибкость действий армии на поле боя, т. е. возможность командиров свободно, оперативно и адекватно реагировать на неожиданно возникающие ситуации. Но особенно яркой чертой планирования и тактического руководства сражениями являлась смелость. Иногда она доходила до крайности, как под Нарвой и Полтавой.

Благодаря этим особенностям тактики, а также методике боя и боевому духу шведская армия долгое время имела репутацию непобедимой. Боевой дух формировался в первую очередь самим королем. Власть Карла XII над чувствами своих солдат была огромной: они исполняли абсолютно все, что он приказывал или на что просто намекал. Помимо того, что он был королем и блестящим полководцем, это объясняется его полным презрением к опасностям, редкой выдержкой и духовной силой, физической нетребовательностью, его неустанной заботой о быте и настроении солдат (рядовые граждане Швеции почти никогда этого не ощущали). Один из современников Карла XII писал, что тот мог вызвать в солдатах «необычную охоту к бою».

Шведская пехота использовала особую технику ведения боя, введенную в практику в 1694 г. и названную «Новым манером боевых действий батальона».


а заключалась в следующем. По команде командира батальона «Готовься!» пикинеры поднимали пики и шли вперед до тех пор, пока расстояние до противника не сократится до 70 шагов. Тогда следовала команда: «Две задние шеренги, к огню готовсь!», и эти шеренги выдвигались вперед и сдваивали две передние шеренги. Как только две задние шеренги производили выстрел, они обнажали шпаги. И как только две передние шеренги выдвигались, две задние шеренги тесно смыкались с ними с тыла. После этого весь батальон маршировал, таким образом, сомкнутым строем в глубину ширину рядами на противника, пока батальон не сближался с ним на 30 шагов. Тогда отдавалась команд «Две передние шеренги, изготовиться к огню!» Про» водился выстрел, солдаты обнажали шпаги и врывались в ряды неприятеля.

Шведы отдавали предпочтение холодному оружию перед огнестрельным. Каждый мушкетер до жен был произвести перед рукопашной схваткой всего один выстрел, а затем действовать исключительно шпагой или штыком. А пикинеры, составлявшие треть батальона, имели только холодное оружие. Такая тактика ведения огня батальоном позволяла значительно увеличить скорость атаки.
Кавалерийские эскадроны Карла XII всегда атаковали со шпагой в руке, никогда не стреляя. В первые годы они атаковали обычно не полным галопом, но рысью. Примерно в 1705 г. в последней фазе атаки лошадей стали пускать рысью. Это сочеталось с очень плотным построением всадников «колено в колено». Это делало шведскую конницу самой агрессивной и эффективной в Европе.


Шведская армия в северной войне

Плугообразное построение шведского кавалерийского эскадрона («Колено в колено»).
 

Шведская армия в северной войне

Шведская конница в атаке.

Фото из шведского музея.

Артиллерия Карла XII в 1700 г. была объединена в один полк с личным составом около 1800 человек. Она была вооружена 8- и 16-фунтовыми гаубицами и 3-фунтовыми полковыми пушками. Шведский король считал, что огневая мощь артиллерии не компенсирует малую подвижность орудий при наступлении пехоты и кавалерии. Поэтому он применял артиллерию против фортификационных сооружений, укрывшихся в засадах и шанцах солдат неприятеля, но почти никогда не использовал ее в открытом бою. Например, в полтавской битве у шведов имелось всего лишь четыре орудия.
 

Контакт:[email protected]

Шведская армия в северной войне


Шведская армия в северной войне

Шведская армия в северной войне
Шведская армия в северной войне
Шведская армия в северной войне

Источник: www.slavgorod-museum.com

Annotation

Эта книга посвящена боевой и походной жизни и деятельности одного из крупнейших полководцев XVIII века — короля Швеции Карла XII и его армии. Нам впервые предоставлена возможность подробно рассказать читателю о каждом шаге солдат Карла XII по дорогам Северной войны (1700-1721 гг.). Это первое издание из трех книг серии «Карл XII и шведская армия» и охватывает период с Датской комании до капитуляции под Переволочной в июле 1709 года. Книга рассчитана на широкий круг читателей.


Александр Беспалов

Введение

Глава I. Международные отношения и внешняя политика Швеции в X — начале XVIII вв.

От эпохи викингов до крестовых походов (X-XIV вв.)

От Кальмарской унии до независимости (1397-1523 гг.)

От Густава I Вазы до Карла XI (1523-1697 гг.)

Накануне Северной войны (1697-1700 гг.)

Глава II. Армия Швеции (1523-1709 гг.) Организация, комплектование, вооружение, обмундирование.

Основы создания постоянной армии. Реформы Густава I Вазы(1523-1560 гг.)

Реформы Густава II Адольфа и создание регулярной армии (1617-1625 гг.)

Военная реформа Карла XI. «Новая индельта» (1680-1697 гг.)

Глава III. Глава III. Армия и внешняя политика государств — противников Швеции в Северной войне (1700-1721 гг.)

Внешняя политика России и её армия при Петре I Великом (1697-1709 гг.)

Польско-саксонская армия и внешняя политика Августа II Сильного (1697-1709 гг.)

Датская армия и флот, внешняя политика Кристиана V и Фредерика IV в 1697-1700 гг.

Глава IV. Стратегия и тактика шведской армии. Полководческая деятельность Карла XII и его генералов в начальный период Северной войны (1700-1709 гг.)

Карл XII: король — воин, стратег и тактик


От Копенгагена до Нарвы и Двины (1700-1701 гг.)

В написании работы была использована следующая отечественная и зарубежная литература:

note

1

2

3

4

5

6

7

8

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

22

23

24

25

26

27

28

29

30

31

32

33

34

35

Александр Беспалов

Северная война

Карл XII и шведская армия. Путь от Копенгагена до Переволочной. 1700-1709

Введение

Двадцать один год (1700-1721 гг.) длилась Великая Северная война между коалицией государств (Россия, Дания, Польско-Саксонское королевство) и Швецией за преобладание на Балтике. Этим событиям посвящена не одна тысяча научных работ и исследований. Однако, до сих пор, некоторые стороны деятельности Карла XII и его армии не освещены в отечественной литературе. Как русские так и советские историки уделяли мало внимания изучению шведской армии Карла XII, ее организации, боевой и тактической подготовке. Крайне мало и противоречиво освещены действия шведской армии в Польше и Прибалтике в 1701-1706 гг., на Украине в 1708-1709 гг. Поэтому, опираясь в основном на шведские источники и ряд работ отечественных и украинских историков, в этой работе была дана попытка воссоздать картину боевой и походной жизни шведской армии и ее короля Карла XII в 1700-1709 гг.


Так как изучение шведской армии и ее короля-полководца невозможны без знания внутреннего уклада жизни, внешней и международной политики, истории Швеции в изучаемый период,,то самое пристальное внимание было уделено изучению шведской, польской, немецкой и иной зарубежной научной литературы, посвященной. периоду Северной войны.

Цель работы — показать развитие военного искусства шведской армии в начальный период Северной войны (1700-1709 гг.) и подробно осветить малоизученные стороны ее деятельности в Польше, Прибалтике, России и на Украине.

Глава I. Международные отношения и внешняя политика Швеции в X — начале XVIII вв.

От эпохи викингов до крестовых походов (X-XIV вв.)

С самых древних времен морские просторы были притягательны для народов и племен, населявших земли, прилегающие к морям. Скандинавы не являются исключением из правил. Эпоха завоевательных походов викингов послужила основой для образования национальных государств на побережье Балтийского моря. Господство на Балтийском море «Dominium maris Baltic!» стало краеугольным камнем внешнеполитических целей балтийских государств. Все это привело к военным столкновениям между Данией, Норвегией, Швецией, Германскими государствами, Польшей и Россией. Древний торговый путь из «варяг в греки» был притягателен для завоевателей разных мастей. Новгородское княжество, по землям которого пролегал этот путь, славилось своим богатством. Поэтому Северо-Западные земли Руси всегда были объектом притязаний со стороны скандинавских государств.

Шведское королевство, окончательно сложившееся к концу XI — началу XII вв., стало активно проводить завоевательную политику на Востоке, начиная с первой половины XI века.

Если до этого набеги скандинавских дружин были нерегулярны и в них участвовали лишь небольшие воинские силы, то с 1157 г. начинается плановый захват финских и русских земель.

В 1157 г. при короле Эрике состоялся первый крестовый поход шведской армии в Финляндию. С этого момента и вплоть до 1809 г. начинается период русско-шведских войн за обладание балтийскими землями.

Продвижение шведов на Восток встретило ожесточенное сопротивление со стороны местного населения и Северо-Западной Руси.

В 1187 г. новгородская дружина предприняла поход на Швецию. В ходе боевых действий русские захватили и уничтожили её столицу — город Сигтуну(1). Однако это лишь на время приостановило экспансию шведов.

В целях закрепления своих новых завоеваний в Финляндии, а также установления своего контроля за торговлей с Северо-Западной

Русью шведские феодалы двигались дальше на восток — к Ладоге и Неве. Воспользовавшись ослаблением сил русского государства в результате нашествия татаро-монголов в 1237-1240 годах, шведы предприняли попытку прочно закрепить за собой ряд земель Северо-Западной Руси. В 1240 г. пятитысячное войско шведов во главе с зятем короля — Биргером высадилось в устье Невы.

15 июля 1240 г. русское войско под руководством князя Александра Ярославича в битве на Неве наголову разгромило армию захватчиков. Попытка захватить русские земли окончилась неудачей. В 1249-1250 гг. шведы захватили западную Финляндию и попытались закрепиться в устье реки Наровы. Если их попытка закрепиться в устье реки Наровы закончилась неудачей, то финские земли, даже после удачного похода русской рати в 1256 г. остались за Швецией…

В дальнейшем, пользуясь ослаблением Руси в следствии монгольского ига, шведы возобновили свою экспансию, покорили Западную Карелию и в 1293 г. основали крепость Выборг, однако их новая попытка овладеть устьем реки Невы (1300-1301 гг.) не удалась.

Новгородское войско, не ограничивалось обороной и отвечало походами в глубь Финляндии (1310 г.).

Первый мирный русско-шведский договор был заключен в 1323 г. (Ореховецкий)(2) при посредничестве немецких купцов-ганзейцев. Договор закрепил новгородско-шведскую границу, шедшую от восточной оконечности Финского залива к северному краю Ботнического залива. Карелия была разделена, причем восточная ее часть — Приладожье шведам не досталась.

Вплоть до 1555 г. Швеция не предпринимала больше попыток дальнейшего завоевания прибалтийских земель.

От Кальмарской унии до независимости (1397-1523 гг.)

Внутренняя слабость скандинавских государств, укрепление положения ганзейских торговых городов на Балтике, привело к объединению скандинавских королевств под властью одного короля.

Датская королева Маргарита (1353-1412) «обладавшая выдающимися государственными способностями»(3), приложила максимум усилий для объединения трех королевств. В 1397 г. в городе Кальмаре была заключена уния между Данией, Норвегией и Швецией. Было установлено, что «сына короля следовало избирать королем всех трех королевств.»(4) В случае отсутствия у короля наследников и его смерти следовало избирать короля общей коллегией сословия трех государств. Государства проводили согласно унии общую военную и международную политику, но внутреннее устройство оставалось неизменным и законы в каждой стране издавались отдельно.

Общим королем, самостоятельно правившим с 1412 по 1439 гг., был избран внучатый племянник Маргариты Датской Эрик XIII Померанский. Все свое царствование этот монарх вел безуспешные войны с голштинскими графами из-за полунемецкого герцогства Шлезвиг, а затем с ганзейцами — из-за торгового преобладания на Балтике. В Швеции король насаждал абсолютизм при помощи преданных ему датских и немецких дворян, назначавшихся им на должности фогтов — управителей лёнов.

Произвол наместников короля, прекращение торговли с Ганзой, растущие налоги привели к тому, что в 1434 г. горнопромышленники и крестьяне-рудокопы лена Делакарлия подняли восстание под руководством рыцаря Энгельбректа Энгельбректссона. Восставшие добились больших успехов, чем воспользовались аристократы и среднее дворянство, вступившие с королем в переговоры о мире. Энгельбрект Энгельбректссон был убит заговорщиками в 1436 г. В 1439 г. Эрик Померанский был низложен.

Однако приход к власти Кристофера Баварского (1439-1448 гг.) не привел к усмирению шведов. После восшествия …

Источник: knigogid.ru

1701 год. Пока шведы были заняты сражениями в Речи Посполитой и Саксонии, Пётр I принимает решение вновь наступать в северном направлении.

К началу 1703 года российские войска заняли всё течение Невы. Захваченное поселение Нотебург, (возведенное шведами на месте ранее существовавшей крепости Орешек), Пётр переименовал в Шлиссельбург (ключ-город), а в устье Невы 16 (27) мая 1703 года был основан новый город и будущая столица — Санкт-Петербург.

В 1704 году российские войска продолжили захват территорий — практически вся территория Ингерманландии перешла под контроль Русского царства. Командующий войсками Борис Шереметьев к лету 1704 года вторгся в Ливонию и осадил крепость Дерпт, взятую несколькими месяцами спустя при личном участии Петра I.

Летом 1704 года генерал Огильви со второй группировкой российской армии вторгся в Эстляндию и вновь осадил Нарву — к концу лета эта крепость также была захвачена. Успех в штурмах хорошо укрепленных шведских крепостей продемонстрировал возросшее мастерство и оснащённость русской армии, а также правильность принятых решений относительно реорганизации кадрового состава и сокращения количества калибров артиллерии.

 

Вторжение шведов в Россию

Разгромив армию Петра Великого под Нарвой в 1700 году, Карл XII обратил все свои силы против другого члена Северного союза — Августа II. За четыре года шведы вытеснили саксонские войска из Польши, в результате чего в 1704 году часть депутатов сейма Речи Посполитой лишили Августа II титула короля, а его место занял шведский ставленник.

В войне со Швецией Русское царство осталось без союзников.

Весной 1707 года появились первые слухи о том, что Карл XII готовит свою главную армию, которая разместилась в капитулировавшей Саксонии, к походу на Россию.

1 сентября 1707 года шведы армия выступили из Саксонии в сторону Польши. За 11 месяцев передышки в Саксонии Карлу XII удалось существенно укрепить свои войска, восполнив понесённые в прошедших сражениях потери.

В июне 1708 года шведы перешли границу и выдвинулись в направлении Смоленска.

3 (14) июля 1708 года Карл разбил российские войска генерала А. И. Репнина в битве при Головчине . Через три дня шведский король занял Могилёв и контролировал переправы через Днепр.

Петр I для задержки наступления шведов применял тактику «выжженной земли» — десятки белорусских селений были уничтожены, и, вынужденные передвигаться по опустошённой местности, шведы испытывали острый дефицит продовольствия. Болезни, отсутствие еды и снабжения, необходимость отдыха после длительного перехода — все это склонило Карла XII к принятию предложения гетмана Мазепы и направления войск на Украину.

28 сентября (9 октября) 1708 года в сражении у деревни Лесной войска Петра I разбили корпус Левенгаупта, двигавшийся из Риги, чтобы объединиться с главной армией Карла XII. Эта победа серьезно подняла боевой дух русской армии — в рамках Северной войны впервые были разбиты превосходящие силы противника, его отборные армейские части. Царь Пётр назвал её «матерью Полтавской баталии».

В октябре 1708 года пришло известие о предательстве гетмана Ивана Мазепы и его переходе на сторону Швеции. Мазепа переписывался с Карлом XII и предлагал ему, в случае прибытия на Украину, 50 тысяч казаков, провизию и удобную зимовку.

Не имеющая возможности пополнять запасы шведская армия к весне 1709 стала испытывать недостаток ручных гранат, пушечных ядер, свинца и пороха. Мазепа сообщил шведам, что военные припасы, подготовленные на случай сражений с Крымом или Турцией, в больших количествах собраны в крепости Полтава.

Источник: xn--1-itb3afj.xn--p1acf

Накануне войны с Россией, Данией и Саксонией, Шведская империя (так называли королевство Швеция и ее владения в период с 1561 года — после завоевания Эстонии, по 1721 год) являлась одной из великих держав Европы и обладала сильной армией и флотом.

В ходе 30-летней войны (1618—1648) блестящие военные действия шведских военачальников обеспечили за Швецией выдающуюся роль в Европе. По Весфальскому миру под контроль Швеции перешла Западная Померания с портом Штеттин, некоторая часть Восточной Померании, право на Померанский залив с приморскими городами. Шведы теперь господствовали над устьями всех рек раздробленной Германии и над большей частью побережья Балтийского моря. По итогам датско-шведской войны 1643—1645 годов (она была частью 30-летней войны) был подписан Брёмсебруский мир. По нему Швеция получила острова Готланд и Эзель и также две области на норвежской границе: Емтланд и Херьедален. Помимо этих территориальных уступок, шведов освободили от таможенных пошлин при прохождении их судов через Зунд. Кроме того, датчане, как гарантию вышеперечисленных уступок, отдали Швеции на 30 лет провинцию Халланд.

Затем Дания потерпела поражение в войне 1657—1658 годов. В датском городе Роскилле был подписан мирный договор, по нему Дания понесла огромные территориальные потери. Шведы получили три провинции на юге Скандинавского полуострова — Сконе, Халланд и Блекинге, город Тронхейм. А также к Швеции перешли острова Борнхольм (позже и Вен в Зундском проливе), Богуслен на Каттегате и Трондием-Лен на норвежском побережье. Кроме того, Копенгаген обязался не пропускать в Балтийское море корабли «неприятельских» держав. Правда, через два года Тронхейм и Борнхольм были возвращены датчанам, но зато Швеция по миру с Польшей получила всю Лифляндию.

К началу XVIII века Шведская империя переживала не только военно-политический, но и экономический подъём. Страна располагала значительным количеством мануфактур, в том числе железоделательных. На базе развитой металлургии существовала военная промышленность. Швеция контролировала важнейшие военно-стратегические пункты Балтийского моря, её гарнизоны стояли по всей Прибалтике и в Северной Германии. Для того, чтобы сохранять завоеванные территории и иметь возможность расширить свои владения шведское королевство содержало мощные вооружённые силы. Шведские Военно-морские силы полностью контролировали Балтийскую акваторию, в их составе было 42 линейных корабля, 12 фрегатов (по другим данным 38 линейных кораблей и 10 фрегатов), значительное число более мелких боевых кораблей, с 13 тыс. матросов. Шведский флот имел три эскадры, на бортах их кораблей было до 2,7 тыс. орудий. Кроме того, шведы могли использовать в военных целых и суда торгового флота – до 800 единиц. Их можно было вооружить дополнительными орудиями, использовать как военные транспорты, десантные корабли. Швеция благодаря этой армаде могла перебросить свою армию практически в любую точку Прибалтики. Её противники такой возможности не имели, у России и Польши флотов на Балтике не было, датский флот был слабее шведских ВМС.

Шведская система военного планирования предусматривала, что линия мощных крепостей по границам Шведской империи в Северной Германии, Прибалтике и Финляндии с сильными гарнизонами и мощной артиллерией может выдержать первый удар вражеской армии, выиграть время для переброски подкреплений, основных сил шведской армии. Эти же крепости могли стать плацдармами для сосредоточения основных шведских вооружённых сил для вторжения на чужую территорию. На границе с Россией такими крепостями были Нарва, Ямбург (Ям), Нотебург (Орешек), Ниеншанц, Кексгольм (Корела) и т. д. Главные силы шведской армии располагались в метрополии.

Шведская империя в 1658 году.

Развитие шведской армии

Со времён 30-летней войны и военных реформ короля Густова II Адольфа (1611—1632), шведская армия считалась непобедимой в Европе. Небольшую постоянную армию Швеция имела с конца 16 столетия, кроме того, в случае войны созывали ополчение. Шведская армия имела огромный военный опыт и была детищем короля Густава II Адольфа «Льва севера». Это была самая старая, уступая только нидерландской, постоянная армия Европы. Если армии Европы были в основном наёмными, то шведская армия ещё до реформы «Льва севера», с середины 16 столетия формировалась на основе принципа обязательной воинской повинности и выборочного призыва. Каждая сельская община была обязана выставить определённое число мужчин. Из них специальная комиссия выбирала солдат согласно рекрутским спискам. Это обеспечивало однородный национальный состав армии, который был более морально устойчив, дисциплинирован, в отличие от наёмников. При Густаве-Адольфе страну поделили на девять территориальных округов. В каждом округе формировался «большой полк» численностью в 3 тыс. человек. Каждый большой полк делился на три «полевых полка» по восемь рот в каждом. Полки были дислоцированы, каждый в своём чётко определённом месте. Рекрутом должен был стать каждый десятый крестьянин. Такая система позволяла Швеции иметь в мирное время довольно крепкую армию в 27 тыс. человек. Ко времени смерти Густова-Адольфа в шведской армии было 23 пехотных и 8 кавалерийских полков.

Густав-Адольф также заложил основы линейной тактики: вместо глубокого построения, которое было принято в армиях стран Европы, шведские мушкетёры строились всего в 3 шеренги, а пикинёры в 6 шеренг. Мушкетёры использовали залповый огонь, а пикинёры пользовались своим оружием не только в обороне, но при наступлении. Полевая артиллерия была разделена на тяжёлую и лёгкую.

Военная реформа Карла XI

Позднее в Швеции получила развитие система поселённых войск. Король Карл XI (1660 – 1697) в 1680-е годы провёл коренную реформу вооружённых сил, которая ещё более увеличила их боевую мощь. Система, когда в армию призывали каждого десятого крестьянина или мелкого ремесленника, была крайне непопулярной в стране, к тому же содержать постоянную армию было тяжело для казны государства. Карл XI не хотел обременять национальный бюджет, но при этом стране была нужна хорошо подготовленная, постоянная армия. Была введена поселённая система комплектования вооружённых сил. Суть системы заключалась в том, что основные расходы на содержание постоянной армии покрывались за счёт доходов государственных и частных земельных владений. С этой целью заранее был создан специальный военно-земельный кадастр, он учитывал владения крестьянских общин, частных ферм, которые использовались для содержания солдат и офицеров. В свою очередь, общинные и частные земли делились на одинаковые по доходности участки, дохода с одного земельного участка должно было хватать на содержание одного солдата. Один такой участок объединял группу крестьянских хозяйств – роту. Каждая «рота» должна была содержать одного солдата-пехотинца. За это крестьянские хозяйства освобождались от налогов. Кроме того, каждому солдату выделялся надел земли, где было его жилище.

Кавалерию комплектовали почти также. Всадника и его коня содержали одно или несколько хозяйств, за что им снижали налоги. Офицерам в качестве жалованья выдавали земельный участок с усадьбой, его размеры и доходность зависели от должности владельца. Аналогичную систему частично распространили и на Военно-морской флот. Благодаря этим реформам у Шведской империи было 38 тыс. человек постоянного войска, плюс в провинциях — примерно 25 тыс. в гарнизонной и иной службе. В этот же период построили новую военную гавань — Карлскруну («корона Карла»). Эта система территориально-милиционного комплектования армии Швеции сохранилась до конца XIX века. Таким образом, в мирное время значительная часть пехотинцев, кавалеристов и матросов занимались земледелием, снимая значительное давление на казну страны. Вооружение, конь (у кавалеристов), обмундирование находилось на ферме, и солдат мог в любое мгновение выступить в поход. Боеприпасы, другое армейское снаряжение, амуниция располагались на складе у жилища ротного капитана. Обучение солдат осуществлялось путём привлечения на ежегодные месячные военные сборы, которые проходили после уборки урожая.

Основание Карлскруны.

Шведская армия перед Северной войной

Когда на трон взошёл Карл XII (1697 — 1718) у Швеции в мирное время была примерно 60 тыс. армия. В военное время численность армии наращивали с помощью рекрутских наборов. Кроме постоянной армии, которая комплектовалась вышеизложенным способом, в Швеции были и немногочисленные наёмные войска – из наёмников набирали королевскую конную гвардию (брабантов) и артиллеристов.

Это была одна из самых совершенных военных машин, которые были созданы в человеческой истории. Её усиливала религиозная составляющая. Боевой дух шведской армии был очень высок – солдаты и офицеры считали себя непобедимыми. Эта мысль основывалась на особом религиозном настрое, который был основан на протестантском учении о Божественном Предопределении. Этот настрой поддерживался полковыми пасторами, которые утешали раненых и умирающих, надзирали за образом жизни и выполнением солдатами религиозных обрядов. Протестантские священники внушали военным фатализм (фактически шёл процесс программирования на равнодушие к смерти). Например, при штурме вражеских позиций солдаты не должны были пытаться укрыться, им предписывалось идти в атаку в полный рост. Поддерживая свою паству и на поле боя, священники сами часто гибли. Самым главным доказательством Божьего благоволения к Швеции, королю, армии были победы — а шведская армия привыкла побеждать, шла от победы к победе. Солдат убеждали, и они были в этом уверены, что шведская армия послана Богом покарать еретиков, отступников и грешников, бесчестных и нечестивых правителей, которые начали войну против Швеции без справедливых причин. Для поддержания этого мифа пасторы прибегали к библейским эпизодам. К примеру, во время войны с Россией, шведов сравнивали с древними евреями, которые воюют с язычниками. Протестантская религия нужна была и для поддержания в солдатах и офицерах жестокости к противнику: слова «кара» и «месть» во время Северной войны не сходили с языка пасторов. Они черпали свое вдохновение в страшных сценах Ветхого Завета, где древние евреи истребляли поголовно не только людей, но даже их скот, собак, всю живность. В этом плане (психологического настроя) шведская армия напоминает гитлеровский вермахт.

Война отвечала и психологии шведского дворянства. Для дворян война была источником славы, наград, обогащения, а мир часто оборачивался материальной нуждой, скукой и безвестностью. Это были настоящие потомки викингов, мирная жизнь была просто скучной. Эту мысль превосходно выразил знаменитый шведский полководец Левенгаупт: «На войне и за границей меня и самая малость радует больше, чем так называемые радости, на которые я со стыдом и тщеславием дома, у себя на родине, время убиваю». Шведский дворянин Густав Бунде говорил: «Многие рыцари нашли себя и выказали свои способности, чем достоинство своего сословия поддержали, в то время как иначе им пришлось бы дома в ничтожестве прозябать».

Для быстрого сбора войск были разработаны хорошо продуманные планы мобилизации, которые обеспечивали быстрое развёртывание и концентрацию главных сил в избранном командованием пункте для отправки в провинции на южном берегу Балтийского моря. Планы предусматривали количество времени необходимое для перехода, отдыха, определяли место отдыха двигающихся войск. В результате Швеция опережала своих противников в мобилизационном развёртывании войск. Это и произошло в начале Северной войны.

Армия была хорошо обучена и вооружена, солдаты храбры и выносливы. Её возглавлял выдающийся полководец своего времени Карл XII. Он отличался решительностью и быстротой действий. В отличие от руководителей армий противника, которые придерживались методичной стратегии, Карл не боялся быстро и свободно маневрировать большими силами, рисковать (этому содействовало и наличие мощного флота). Он мог неожиданно нанести удар там, где его не ждали, навязать сражение на выгодных ему условиях. Бить врага поодиночке. Карл XII был приверженцем стратегии Александра Македонского, старался разгромить врага в решающем сражении.

Карл был лично храбр, это был король-воин. Когда в Стокгольм пришло сразу несколько парализующих волю новостей, одновременно с захватом датским войском Голштинии, поступила весть о вторжении войск Августа II в Лифляндию без объявления войны и известие о союзе трех великих держав против Швеции. Это ужаснуло Государственный совет Швеции, стали предлагать остановить войну с помощью переговоров. Король Карл поднялся со своего места и сказал, что он будет вести войну до полной победы над всеми противниками. Начало войны резко изменило характер Карла, он сразу отказался от всех забав юности и стал настоящим аскетом. Отныне король не знал ни роскоши, ни вина, ни женщин, ни игр, ни отдыха. Стал одеваться как простой солдат, став настоящим монахом в солдатской куртке.

В центе Стогольма среди памятников многим королям есть и памятник Карлу XII.

Свобода маневрирования шведской армии объясняется не только наличием мобилизационных планов и сильного флота, но и методами снабжения войск. Их обеспечение осуществлялось не только путём подвоза припасов из тыловых баз, но и за счёт местных ресурсов (часто грабежа населения). «Война кормила сама себя» — шведская армия использовала местные ресурсы для снабжения, но для такого метода требовалось быстрое передвижение, оккупированная область не могла долго содержать войска. В результате шведская армия не была привязана к базам снабжения.

Шведы относились беспощадно не только к противнику, его войскам, но и местному населению. В одном из посланий к генералу Реншильду шведский король писал: «Все кто медлит с доставкой (контрибуции) или вообще в чём-нибудь провинится, должны быть наказаны жестоко и без пощады, а жилища их сожжены…» И дальше, поселения, где «вы встретите сопротивление, должны быть сожжены, будут ли жители виновны или нет». В другом письме он уведомляет своих генералов, что если враг не оставляет их в покое, тогда необходимо «опустошить и выжечь всё кругом, одним словом, так разорить страну, чтобы никто не мог к вам подойти». Король сообщает, что поступает сам подобным образом: «мы стараемся изо всех сил и также разоряем и выжигаем каждое местечко, где появился противник. Недавно таким образом я сжег целый город…».

И здесь мы видим, что крайняя жестокость вообще свойственна западной цивилизации. Методы беспощадного террора в отношении гражданского населения были на вооружении у «просвещённых европейцев» задолго до появления «белокурых бестий» Адольфа Гитлера.

В области тактики в шведской армии придерживались линейных боевых порядков. Пехота строилась на поле боя в 2-3 линиях, кавалерийские полки обычно располагались уступами на флангах пехотных соединений. На поле боя шведская пехота стреляла по противнику залпами, а затем решительно шла в штыковую атаку. Кавалерия (драгуны и кирасиры) смело врубалась в порядки врага. Пехота, кавалерия и артиллерия тесно взаимодействовали. Основным тактическим приёмом во время сражения была решительная атака пехоты на центральные позиции врага. Обычно неприятель не выдерживал удара стойкой и храброй шведской пехоты, а удар кавалерии довершал разгром.

Шведские пехотные части на две трети состояли из мушкетёров и на треть из пикинёров (солдат вооруженных пиками). Но постепенно вся пехота была вооружена ружьями со штыками. Кавалерия была вооружена пистолетами и палашами, драгуны имели ещё и мушкеты. Кирасиры были защищены кирасой. Шведская полевая артиллерия к 1700 году была объединена в один полк с личным составом в 1800 человек. На вооружении полка стояли 8-ми и 16-фунтовые гаубицы, 3-фунтовые полевые пушки.

В результате, шведская армия была готова к войне намного лучше, чем русская. Она была мобилизована, хорошо вооружена и обучена, демонстрировала высочайший боевой дух, её возглавлял талантливый молодой полководец и опытные генералы. Русская же армия была в стадии реформирования, старые традиции ломались, новые ещё не прижились. Большой слабостью русской армии был тот факт, что в её высшем командовании преобладали иностранцы.

Образец шведской пики.

Военные планы союзников и Швеции

Общий план войны союзников – Дании, Саксонии, России сводился к последовательной атаке на шведские территории в Северной Германии, южной Прибалтике, Карелии. Постепенному захвату стратегически важных крепостей, городов, пунктов. Русское командование собиралось действовать в Ингерманландии и Карелии – вернуть России земли, потерянные в результаты Смуты начала 17 столетия, выход в Балтийское море. Отлично понимали стратегическое значение крепостей в Ингерманландии и Карелии и шведы. Они были «ключами» к Лифляндии и Финляндии.

Конкретный план действий разрабатывали исходя из союзнических договоров, заключенных с Саксонией и Данией. Датчане и саксонцы были должны выступить первыми, а Россия после заключения мира с Портой.

Подготовку к войне в России старались сохранить в тайне. Когда шведский резидент в Москве Книпер Крон попросил объяснить русские военные приготовления, создание регулярной армии, ему сообщили, что после роспуска стрелецкого войска в России не осталось пехоты, а стране надо быть готовой к войне с Османской империей. О скрытности подготовительных мероприятий говорит тот факт, что о близости начала войны не предупредили даже воевод прифронтовых Пскова и Новгорода. Объектом первого удара русской армии была выбрана Нарва. Успех начала войны был связан с одновременным ударом трёх держав, но с самого начала этот план был нарушен.

В Швеции существовали мобилизационные планы, которые позволяли в быстрые сроки перебросить армию к угрожаемому участку. Кроме того, был проект, по которому Новгород, Псков, Олонец, Каргополь, Архангельск должны были стать шведскими. Таким образом, Швеция отбрасывала Россию дальше в континентальные области, от своих владений на Балтике, наносила мощный удар по торговым конкурентам (уничтожалась русская торговля через Архангельск). Шведы собирались провести решительные наступательные кампании против каждого противника по отдельности. Наиболее опасным противником считалась Дания (у неё был флот), против неё планировали сосредоточить основные усилия армии и флота на начальном этапе войны. В это время в Прибалтике шведские крепости были должны упорной обороной сковывать силы других противников и ждать прихода основных сил.

Шведские кавалеристы.

Источник: topwar.ru

Автор книги: Александр Беспалов

сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 7 страниц)

Оружие пикинера было представлено шпагой и пикой на деревянном древке длиной 5,2 метра – 5,8 метра.

Согласно королевских регламентов, пикинеры в случае утери либо поломки пики, вооружались ружьями и пополняли ряды мушкетеров.

Эфесы офицерских шпаг были вызолочены, а унтер-офицерские посеребрены. Офицерам полагались кроме шпаги экспантон (полу-пика), а унтер-офицерам – копье с крестообразным лезвием – «бардизан». Вся экипировка шведских солдат делалась из лосиной, козлиной или оленьей кожи.

Обмундирование шведской армии к началу XVIII века было достаточно унифицированным. Еще в 1687-1696 гг. был введен единый образец синего суконного кафтана, ставшего характерным отличием шведского солдата – «каролинца» времен Северной войны (1700-1721 гг.).

Шведские пехотинцы носили однобортный синий кафтан с небольшим отложным воротником и разрезными обшлагами на рукавах. Полы кафтана подворачивались подкладкой вверх и пристегивались за углы. На полах кафтана располагались два кармана, клапаны которых имели характерную для шведской армии форму с семью пуговицами. На плечах кафтана носились погоны с выпушкой (обшивкой) приборного полкового цвета. Пуговицы, как правило были оловянные (белого металла). В 1706-1707 гг. кафтаны шведских солдат стали более приталенными, пуговицы ниже пояса по борту больше не нашивались. Приборный цвет (т.е. цвет подкладки, обшлагов, обшивки петель кафтана и погон) в большинстве шведских пехотных полков был желтый. Вместе с тем, три полка шведской пехоты имели иной приборный цвет – Ёнчёпингский и Нёрке-Вермландский – красный, а Вестерботтенский – белый.

В холодное время года шведский пехотинец носил поверх кафтана короткий плащ – епанчу, из синего сукна с отложным воротником и подкладкой приборного цвета.

Нижнее белье солдата – рубаха – шилась из белого полотна. Под кафтаном носился камзол из лосиной или козлиной кожи (в Лейб-гвардии из желтого сукна), который имел такой же покрой, что и кафтан, но был короче и уже последнего. Пуговицы на камзоле также были меньшего размера. Штаны шились из лосиной кожи. Чулки в шведской пехоте были выше колен, с подвязками, в Лейб-гвардейском полку – желтые, и Нёрке-Вермландском и Ёнчёпингском – красные, в Вестерботтенском – белые, а в остальных частях из мягкой лосиной, козлиной или оленьей кожи. Башмаки пехоты были стандартными – из черной кожи с «языком», и медными пряжками. Кроме выше описанного обмундирования, каждый шведский пехотинец имел пару перчаток с широкими раструбами из лосиной кожи.

Пехотинцы носили галстук с бантом, характерным для эпохи конца XVII – начала XVIII вв. В большинстве полков галстуки были из белого трипа, но были и исключения. Так в Ёнчёпингском полку галстуки были красного, а в Вестерботтенском полку – белого с голубыми продольными полосами цветов. Кроме того в ряде полков носились галстуки черного и темно-синего цветов. Головным убором шведских пехотинцев (мушкетеров и пикинеров) была треуголка из черного войлока с белой шерстяной галунной обшивкой. На тулье слева для пристегивания полей, была нашита оловянная пуговица.

Очень часто наряду с треуголкой носился картуз (карпус) – особая шапка различной формы. Как правило, чаще всего употреблялся суконный карпус с синей тульей и желтой опушкой. Опушка представляла собой особое поле, пришитое снизу к тулье и подворачивающееся вверх; по бокам оно обычно имело разрезы. На каждую тулью карпуса сверху иногда нашивались пуговицы. В ряде полков опушка и цвет карпуса имели свое отличие. Так, в Вестерботтенском полку опушка карпусов была белого цвета, в Нёрке-Вермландском полку были черные карпусы с красной опушкой и черным налобником, обшитым по краю белым галуном и т.д.

Армейские гренадеры отличались от других пехотинцев лишь формой особых головных уборов – гренадерок.

Гренадерки имели форму епископской митры с желтой гарусной кистью наверху. Налобники украшались королевским вензелем и арматурой. Гренадерки были суконными и как правило полковых приборных цветов.

Гвардейские гренадеры носили остроконечную шапку с желтой гарусной кистью, украшенную медным налобником с изображением королевского вензеля с арматурой (гербами и пылающими гранатами), синей с желтой обшивкой и кистью «фламмой». Задник также был украшен медной бляхой с изображениями пылающих гранат. Кроме того гренадеры гвардии имели отложные лацканы желтого цвета с девятью пуговицами.

Музыканты носили общевойсковую синюю форму, расшитую по борту, клапанам карманов и швам белым и желтым галуном. Рукава кафтанов также расшивались продольными полосами галуна. Барабаны у барабанщиков имели общивку синего (голубого) и полкового приборного цветов.

Отличием капралов шведской пехоты от рядовых был узкий золотой галун, нашитый поверх белого галуна на треуголке.

Унтер-офицеры отличались от рядовых воротником и обшлагами синего цвета. Кроме того они носили синие панталоны. Подкладка, обшивка петель и чулки были голубого цвета. Галун на шляпе серебряный, а пуговицы посеребрёные. В лейб-гвардейском полку унтер-офицеры имели серебряную галунную обшивку не только на шляпе, но и на кафтане (по воротнику, обшлагам, карманным клапанам и швам, а также по борту – в виде параллельных продольных полос). У гвардейских унтер-офицеров подкладка была из особой узелковой ткани. Епанча у них имела такую же подкладку, а также серебряный галун по синему воротнику. У рядовых и капралов воротник был желтым с белой обшивкой. Унтер-офицерские епанчи имели серебряные застежки. Офицеры шведской Лейб-гвардии носили обще-пехотный кафтан и отличались от гвардейских унтер-офицеров золотой галунной расшивкой и золочеными пуговицами. Обшивка петель офицерских кафтанов была золотой. Перчатки офицеров также расшивались золотым галуном. Белые галстуки были из тонкого полотна. В остальном обмундирование офицеров было полностью идентично форме унтер-офицеров гвардии. Поясные ремни унтер-офицеров имели серебряную, а у офицеров золотую обшивку. Пряжки у первых были посеребряные , у вторых – позолоченные. Плащ гвардейского офицера имел голубую подкладку и золоченые застежки, его синий воротник, борта и задний разрез были обшиты золотым галуном.

Форма армейских офицеров была более скромной – золотой галун у них имелся только на шляпе, но остальные детали были те же, что и Лейб-гвардии. Как вариант шведские генералы и офицеры старшего ранга носили синий кафтан французского покроя («жюстокор») с богатой золотой обшивкой. Кроме того старший командный состав шведской армии носил парики. Офицерские чины королевской армии различались – по специальным нагрудным знакам (горжетам), носившимся на голубой ленте на шее. Нам известен лишь один вариант этих знаков образца 1717 г. Горжет представлял собой овальный знак с прямыми краями с изображением вензеля Карла XII. Штаб-офицерские знаки украшались кроме вензеля лавровыми ветвями. По чинам знаки различались следующим образом. Фенрих (прапорщик) имел полностью золоченый знак с королевским вензелем; у лейтенанта вензель из голубой финифти, но корона золотая; у капитана и капитана-лейтенанта вензель и корона золоченые; у майора и подполковника ветви, вензель и корона из голубой финифти; у полковника все изображения (ветви, корона, вензель) золотые. Как вариант у капитан-лейтенантов встречаются знаки, где вензель и корона окружены изображением знамен, пушек и ядер.

В отличии от шведских финские полки индельты, третьеочередные полки и вербованные эстляндские и лифляндские части имели более скромное обмундирование.

Согласно королевских регламентов, эти части были одеты в серые сермяжные кафтаны с светло синим прибором (воротником, обшлагами, подкладкой). Камзолы, панталоны и чулки пехотинцев были из оленьей, лосиной или козлиной кожи. Пуговицы были оловянные. Шляпы треуголки могли не иметь белой шерстяной обшивки. Галстуки в большинстве финских, прибалтийских и шведских временных полков были из черного трипа.

Форма офицеров прибалтийских частей была более разноплановой. Часть из них носила синие мундиры, как и в полках шведской индельты, что было обусловлено нехваткой офицерских местных кадров в Остзейских провинциях. Король практиковал перевод части офицерского состава из главной армии в прибалтийские части. Офицерский состав, постоянно служивший в прибалтийских вербованных полках, согласно изображению на гравюрах того времени, носил белые кафтаны с синим воротником, камзолом, обшлагами и штанами с золотой галунной расшивкой. Офицерские галстуки были как в шведских полках индельты из белого трипа.

В пехотных полках каждая рота имела свое знамя, причем знамя лейб-роты являлось полковым. Полковое знамя было белого цвета и представляло собой прямоугольное полотнище с изображением большого государственного герба Швеции, а в верхнем левом углу (либо во всех углах) имелось маленькое изображение герба того лена, откуда комплектовался полк. Причем ротные знамена имели полотнище цвета герба своего лена, а в центре его изображался большой герб лена. Так, например, ротное знамя финского Абосского полка индельты имело серое полотнище с изображением в левом углу золотого льва, сжимающего в правой лапе в латном наплечнике меч и в левой лапе ножны в обрамлении голубых с золотом восьмиконечных звезд.

На знаменах Эстляндского вербованного батальона Остен-Сакена на желтом полотнище был изображен герб Эстляндии – три идущих черных льва. На ротных знаменах Лифляндского вербованного полка графа Делагарди на сером полотнище в обрамлении золотого венка и гранат в каждом из углов, изображен герб Лифляндии – в красном щите светло-серый грифон (полулев-полуптица) с мечом в правой лапе.

Ротное знамя Уппландского полка индельты имело на красном поле изображение золотой «державы» (шара с крестом) в золотом лавровом венке; в Дальском полку полотнище ротного знамени было синее, а в центре его изображены две скрещенные золотые стрелы – под короной, а вокруг них лавровый серебряный венок. Ротное знамя Нёрке-Вермландского полка имело полотнище кроваво-красного цвета с двумя перекрещенными золотыми стрелами в зеленом венке.

Как вариант в ряде шведских третьеочередных полков на ротных знаменах светло-синего цвета в центре был изображен щит большого государственного герба Швеции. Щит являлся центром полотнища, разделенного золотым крестом на четыре части, в первой и четвертой четвертях были изображены три золотых короны, а во второй и третьей четвертях – золотой лев.

В Лейб-гвардейском полку все ротные знамена были белого цвета. На знамени лейб-роты имелось золотое изображение государственного герба Швеции, а на остальных ротных знаменах королевский вензель Карла XII. Размер пехотных знамен был стандартный: 170 см в высоту и 212 см в длину.

Кавалеристы армии Карла XII – рейтары и драгуны имели на вооружении длинную шпагу (палаш) с металлическим (обычно медным) эфесом, клинком длинной 97 см, носимую в черненых кожаных ножнах на портупеи. Кроме того, они имели по два кремниевых пистолета калибром 16,03 мм, которые носились вложенными в специальные деревянные кобуры (ольстры), покрытые кожаными или суконными чехлами (чушками) и крепившиеся по обеим сторонам седельной луки. Рейтару полагался кремниевой карабин калибром 18,55 мм и весивший на 0,5-1 кг. легче пехотного ружья. Карабин носился на кожаной перевязи с крюком (понталере), надеваемой через левое плечо. Ствол карабина, висевшего на понталере у правого бока всадника (прикладом вверх), вставлялся в кожаный чехол (бушмат), крепившийся к седлу. Драгун вместо карабина имел облегченное пехотное ружье со штыком.

Патроны – 30 штук, по 10 на каждый пистолет и ружье, хранились в лядунках (небольших патронных сумках), носимых на перевязи, надеваемой через правое плечо. Перевязь была уже понталера. Рейтары имели защитное вооружение – нагрудные кирасы у унтер-офицеров, рядовых и двойных (т.е. защищавших не только спину, но и грудь) у офицеров. В период Польской компании (1702-1706 гг.) Карл XII упразднил кирасу в главной армии, оставив их только у офицеров и генералов. Король считал, что они малоэффективная защита от пуль и только, утомляют всадников и лошадей.

Седла в шведской кавалерии были немецкого образца, с попонами, которые у рядовых были из грубого синего сукна, либо из лосиной кожи. У офицеров они были синие суконные, с двойной золоченой каймой по краю, и заднихуглах имелись изображения трех малых корон под большим венцом (так же золоченых).

Лейб-драбанты имели обычное рейтарское вооружение (без кирас), но шпаги у них были особого образца с золоченым эфесом. Попоны у драбантов были офицерские.

Обмундирование шведских кавалеристов имело лишь небольшие отличия от формы, которую носила пехота.

Рейтары и драгуны армии Карла XII, кроме прибалтийских и финских частей, носили синий кафтан с прибором (воротником, обшлагами, подкладкой) полкового цвета, лосиный камзол и панталоны, шляпы-треуголки с белой обшивкой и пуговицей, кожаные перчатки и т.д. Вместо чулок и башмаков кавалеристы носили высокие смазанные сапоги с раструбами – ботфорты. На ботфорты надевались шпоры – медные у офицеров и стальные у рядовых. Пуговицы были медные (желтые), а галстуки из черного трипа. На погонах шведских кавалеристов отсутствовала выпушка. Финские и прибалтийские кавалеристы носили серый кафтан с светло-синим прибором, принятым в 1708 г. (у полков корпуса Левенгаупта прибор мог быть красным).

Форма Лейб-драбантов была идентичной мундирам пешей Лейб-гвардии. Офицеры Лейб-драбантов кроме обычной штаб-офицерской формы, расшитой золотым галуном, имели другую форму – синий кафтан с желтыми обшлагами, воротником, подкладкой, камзолом и обшивкой петель. На шляпах офицеры-драбанты имели кроме золотой галунной обшивки еще один, поперечный галун, крепившийся к пуговице.

О приборных цветах других кавалерийских полков имеются достоверные сведения лишь по нескольким частям. Известно, что Лейб-драгунский полк и Лейб-регимент имели желтый прибор, Шведский адельсфан (полк дворянского знамени) – голубой, Нюландский рейтарский – красный, а Северо-Сконский светло-синий прибор. Приборный цвет других полков можно реконструировать по цвету их ротных знамен и штандартов. Это подтверждается тем, что цвета знамен Нюландского и Северо-Сконского полков идентичны приборным цветам этих полков.

Таким образом по описанию трофейных знамен кавалерии были реконструированы приборные цвета полков (см. таблицу-список).

ПРИБОРНЫЕ ЦВЕТА ПОЛКОВ

НАЗВАНИЕ ПОЛКА – ЦВЕТ ПРИБОРА

Рейтарские полки

Смоландский – желтый

Южно-Сконский – желтый

Северно-Сконский – васильковый

Эстгётский – лазоревый

Уппландский третьеочередной Крузе – васильковый

Нюландский – красный

Абосский – красный

Карельский – красный

Лифляндский дворянский адельсфан – красный

Драгунские полки

Сконский сословный принца Вюртембергского – лазоревый

Уппландский сословный Веннерстедта – лазоревый

Немецкий вербованный Ельма – желтый

Немецкий вербованный Мейерфельта – оранжевый

Немецкий вербованный Дюкера – малиновый

Немецкий вербованный Альбедиля – лазоревый

Немецкий вербованный Юлленштерна – лазоревый

Лифляндский вербованный Шлиппенбаха – лазоревый

Лифляндский вербованный Шрейтерфельта – лазоревый

Штандарты в рейтарских и знамена в драгунских полках как и в пехоте имелись у каждого кавалерийского подразделения (роты). Штандарт (знамя) лейб-роты являлся полковым и имел белое полотнище с золотым государственным гербом. Остальные ротные штандарты были одного определенного цвета (по полкам) с изображением гербов лена, а в прибалтийских вербованных полках с изображением герба своей провинции. На знаменах вербованных частей как пехотных, так и кавалерийских в некоторых случаях мог быть изображен герб шефа полка, а в ряде частей изображения на знаменах регламентировались шефом полка.

В Лейб-регименте и в Шведском адельсфане, а также в Лейб-драгунском полку – все штандарты (знамена) были белого цвета, т.е. являлись лейб-штандартами (лейб-знаменами). На ротных штандартах (знаменах) был изображен королевский вензель в обрамлении трех золотых корон. Подобные знамена (штандарты) были у немецких вербованных полков, только полотнища были приборного полкового цвета. Все рейтарские штандарты представляли собой квадратное полотнище высотой 50 см и длиной 60 см, а драгунские знамена – прямоугольные полотнища с двумя остроконечными углами («хвостами») и размером 100×120 см.

Со времен Густава II Адольфа шведская артиллерия считалась одной из лучших в Европе. Во второй половине XVII века в ходе развития артиллерии был сделан ряд технических усовершенствований. Это позволило повысить значение этого рода войск на поле боя и увеличить подвижность артсистем.

Основным орудием поддержки пехоты на поле боя являлось трехфунтовое, калибром 7,7 см полковое орудие. Ствол орудия весил 210 кг. Оно могло стрелять картечью на 225 м, а ядрами – на 225-275 м. Каждая трехфунтовая полковая пушка перевозилась тремя лошадьми; прислугу ее составляли пять артиллеристов (констапель, два ученика констапеля, два гантлангера). Кроме того в состав прислуги каждого орудия включалось 12 нестроевых чинов (гантверкеров и ездовых).

Шведский артиллерист был вооружен короткой шпагой с медным эфесом в виде раковины. Гантлангер, кроме того, был вооружен кремневым ружьем, которое носилось за спиной на погонном ремне. Констапель имел кроме шпаги копье с крестообразным острием у основания которого на древко наматывался фитиль – пальник. На правом боку, на узкой, надеваемой через левое плечо кожа-ной перевязи, он носил круглую медную пороховницу, украшенную королевским вензелем. Вооружение унтер-офицера и офицера было таким же, как и в пехоте.

Обмундирование шведского артиллериста состояло из серого кафтана, без погон, с медными пуговицами. Полы кафтана не подворачивались. Подкладка и обшлага артиллерийского кафтана были светло-синими (голубыми), камзол и штаны лосиные, чулки и галстук – синие. На ногах как у пехотинцев носились смазанные башмаки с медной пряжкой. Артиллеристы носили черную шляпу-треуголку с медной пуговицей и белой галунной обшивкой.

У гантлангера поверх обшивки был нашит узкий золотой галун, а у констапеля этот галун был несколько шире. Часто вместо шляп артиллеристы носили суконные карпусы с серой тульей и голубой опушкой. Унтер-офицеры артиллерийского полка носили синие панталоны и голубые чулки. Края шляпы у них были обшиты двойным галуном – снизу серебряным, вверху красным.

Офицеры шведской артиллерии имели золоченые пуговицы на мундире, а на шляпах у них также была двойная галунная обшивка (внизу золотая, верху красная). Галстуки у унтер-офицеров и офицеров были из тонкого трипа белого цвета с красным бантом. На гравюрных изображениях, датированных 1715 г. офицер шведской артиллерии изображен с зубчатым галуном на шляпе-треуголке и с обшивкой кафтана, обшлагов и карманных клапанов широким белым галуном. На кафтане шесть «разговоров», на карманных клапанах – четыре, на обшлагах – два.

Система снабжения в шведской армии отличалась высоким уровнем организации. Армия Карла XII получала предметы снабжения из трех источников:

1) постоянных продовольственных и фуражных магазинов;

2) подвижного армейского магазина, возимого за армией;

3) реквизиций за счет местных источников снабжения по мере продвижения армии по завоеванным территориям.

Манера ведения боевых действий в описываемый период, крайне зависела от расположения продовольственных и фуражных баз снабжения и обеспечения путей подвоза фуража и провианта к армейским частям. Со второй половины XVII в., когда военным министром Франции стал маркиз Лавуа, «во французской армии была принята пятипереходная система довольствия войск, которая сковывала их действия, так как армия не могла удалиться от магазина более чем на 5 переходов (100-125 км.). Хотя, благодаря магазинной системе снабжения обеспечивался регулярный подвоз всего необходимого к армии и повышалась ее боеспособность, но с другой стороны ее действия стали крайне медленными в стратегическом отношении.» Подобная система снабжения была удобна для наемных армий Западной Европы, но в шведской армии, где количество вербованных частей не превышало от 1/4 до 1/3 от общего числа войск, подобная система снабжения применялась крайне редко.

Армия Карла XII на протяжении всех компаний начального периода войны 1700-1709 гг., кроме Лифляндского корпуса, снабжалась за счет реквизиций продовольствия и фуража у местного населения на территориях ведениябоевых действий, что обеспечивало ее высокую маневренность и подвижность.

Мы не можем пропустить такой фактор, как строгая дисциплина в вопросах религии.

В шведской армии богослужения проводились каждое воскресенье и праздник, а общая молитва два раза в день: утром и вечером. Религиозная дисциплина была звеном в укреплении общей дисциплины. Солдаты-каролинцы, пронизанные военной и религиозной дисциплиной, уверенные в своей победе над коварно напавшими армиями соседей, были грозной боевой силой заставлявшей трепетать от страха государей Европы.

Линейная тактика, впервые примененная Густавом II Адольфом в 1631 г. в сражении при Брейтенфельде и ставшая общепринятой во всех западно-европейских армиях, оставалась господствующей и в начале XVIII в.

В период великой Северной воины 1700-1721 гг. в сражениях чаще всего использовался боевой порядок описанный нами несколько выше и мало изменившийся со времен «зимнего» короля (Густава Адольфа). Кроме традиционного боевого порядка шведы использовали при наличии у противника большого количества кавалерийских частей смешанное построение, при котором пехотные и кавалерийские части располагались вперемежку. Наиболее распространенным тактическим приемом того времени был фланговый маневр, т.е. охват крыльев боевого порядка противника. Фланги были наиболее уязвимым местом боевого порядка того времени. Начиная со второй половины XVII века основной тактической единицей в построении боевого порядка шведской армии вместо бригады стал батальон.

Шведская пехота строилась в две линии, причем оба батальона одного полка, как правило, располагались рядом друг с другом. Таким образом одна линия состояла из батальонов одних полков, а вторая – из других. Такое построение быле крайне удобным, ибо вторая линия могла использоваться для охвата флангов противника, без ущерба для первой. При расположении батальонов одного полка в затылок друг к другу в боевом порядке, обеспечивалась более тесная связь между линиями и более надежная поддержка второй линии первой.

Недостатком данного боевого порядка было нарушение полковой организации в случае использования второй линии не для поддержки первой, а для маневра в бою.

При использовании первого типа боевого порядка 1-й (лейб)-батальон становился справа, а слева от него 2-й батальон (подполковник). В батальонах роты строились таким образом, чтобы на флангах оказывались лучшие (старшие) роты: в 1-м батальоне справа налево лейб-рота, роты второго и четвертого, капитанов и рота майора, а во 2-м батальоне – рота подполковника, роты третьего, пятого, первого капитанов. При использовании боевого порядка второго типа лейб-батальон становился в первой линии, но построение рот в батальонах оставалось без изменения.

Развертывание боевого порядка осуществлялось из походного в боевой и было очень сложно. Для четкого построения на поле боя все части строились в походном порядке согласно диспозиции. Пехота и кавалерия строились в колонны поротно. Пехота строилась чаще всего в две колонны, причем та колонна, которая должна была составлять первую линию боевого порядка располагалась согласно нахождения противника. Кавалерия составляла две (три, четыре) колонны на флангах пехоты. Часть сил пехоты и кавалерии выделялась в авангард и арьегард, а также для прикрытия артиллерии и обоза. Артиллерия располагалась в походных колоннах на флангах пехотных колонн. Порядок движения поротно построенных колонн был следующий – впереди роты шли барабанщики и флейтист, за ними капитан во главе двух дивизионов мушкетеров, далее следовало два дивизиона пикинеров, между которыми шёл фенрих (прапорщик) с ротным знаменем и подпрапорщик (forare), далее следовало два дивизиона мушкетеров во главе которых шел лейтенант. Второй дивизион мушкетеров на марше возглавлял сержант, первый дивизион пикинеров – фельдфебель, а четвертый дивизион мушкетеров – каптенармус.

При действии роты отдельным отрядом ее построение было следующим: по два мушкетерских дивизиона располагались на флангах построения. Глубина строя составляла шесть шеренг. Гренадеры окаймляли боевой порядок роты по флангам. В центре построения располагались два дивизиона пикинеров. Унтер-офицеры роты располагались на уровне первой шеренги своих дивизионов. Прапорщик с ротным знаменем располагался в центре боевого построения роты впереди дивизионов пикинеров. За ним располагались подпрапорщик и ротные музыканты. Капитан стоял впереди роты, слева от прапорщика с сопровождением. Лейтенант располагался впереди третьего и, четвертого дивизиона мушкетеров левее крайней шеренги построения. Для отражения атак вражеской кавалерии было принято построение в каре. Строй представлял собой квадрат, длиной каждой из сторон в 17 метров и глубиной в шесть шеренг. Первые три шеренги состояли из мушкетеров, в следующие три шеренги из пикинеров. Часто использовалось каре глубиной в семь шеренг. При этом построении последняя шеренга состояла из мушкетеров, как и первые три. При отражении атаки первая шеренга опускалась на колено, вторая наклонялась вперед, а третья стреляла стоя. После залпов пикинеры наклоняли пики вперед, и затем, последняя шеренга производила залп в упор по атакующей кавалерии. Согласно королевских регламентов разрешалось перемешивать строй – тогда пикинеры и мушкетеры располагались через одного.

Батальоны в линии боевого порядка строились в 6 шеренг (хотя применялся 4-х и 3-х шереножный строй). Все дивизионы пикинеров располагались в центре боевого порядка. Таким образом в центре построения оказывались 192 пикинера (32 чел. по фронту), а на флангах по 168 мушкетеров (28 человек по фронту). На крайних флангах располагались по 24 гренадера (по 4 человека по фронту на каждом фланге). Батальон из 576 рядовых имел по фронту 96 человек. При 4-х шереножном строе фронт батальона состоял из 144 человек, а при 3-х шереножном – 192 человек. Знамена рот со своим эскортом и музыкантами располагались в центре строя, а офицеры и унтер-офицеры частью на флангах боевого порядка и сзади его. Таким образом командный состав следил за подчиненными и координировал их действия на поле боя. На каждого солдата-пехотинца по фронту приходилось не более одного метра, так что фронт батальона гри 4-х шереножном строе составлял около 150 м, 6-ти шереножном около 100 м, и 3-х шереножном – около 200 м. Глубина строя составляла соответственно 6,5 м, 10 м, 5м.

Пехота Карла XII придерживалась наступательной тактики, причем старалась избегать длительного огневого боя и после одного двух залпов переходила к атаке холодным оружием (штыками, шпагами, пиками). Как и при построении в каре, огонь вели одновременно три шеренги пехотинцев – первая с колена а вторая и третья стоя, причем третья шеренга стреляла в промежутки между солдатами второй шеренги.

Скорострельность огнестрельного оружия того времени была не велика. При построении в 6 шеренг давался залп из 200 ружей. При скорострельности выстрел в 2 минуты получалось 100 (при строе в 6 шеренг), – 150 (при строе в 4 шеренги) выстрелов в минуту на 100 м фронта батальона. В случае утери, либо поломки пик пикинеры вооружались ружьями. При ведении длительного огневого боя (Клишов – 1702 г., Лесная – 1708 г.) шведская пехота могла вести огонь методом караколирования. Впервые подобный способ ведения огневого боя был применен испанцами в период Итальянских войн конца XV – середины XVI вв. и затем был принят во всех европейских армиях. Этот метод заключался в следующем – после того, как солдаты первой шеренги давали залп, они уходили назад и становились за последней шеренгой строя, перезаряжая ружья. После произведения подобного маневра солдатами других шеренг, первая шеренга возвращалась на свое место и производила залп и т.д.

Шведская пехота Карла XII была прекрасно обучена и владела всеми современными ей видами боя. Все перестроения, построения, марши и маневры она выполняла с исключительной четкостью и быстротой. Карл XII требовал от своих подчиненных активных и решительных действий, быстрых и смелых атак, не взирая на численное превосходство противника.

Однако, обладая значительным качественным превосходством над армиями своих противников на ровной, открытой местности, шведская армия утрачивала его при ведении боя на лесистой и пересеченной местности, что было существенным недостатком ввиду господства линейной тактики в описываемую нами эпоху.

Шведская кавалерия, как мы уже отмечали выше, являлась любимым родом войск Карла XII. Ее обучению и подготовке король уделял самое пристальное внимани. В боевом порядке кавалерия, как правило располагалась на флангах, построившись в две линии. 8-ми ротный кавалерийский полк строился в два эскадрона (по 4 роты каждый) в затылок друг другу. Соответственно эскадроны 10-ти ротных полков состояли из пяти рот в эскадроне, а в 12-ти ротных полках из трех эскадронов. Старшие роты располагались не флангах обеих линий: лейб-рота на правом фланге первой линии, а рота подполковника на правом фланге второй линии. Роты первого эскадрона (полковника) составляли, таким образом, первую линию (справа налево: лейб-рота, роты 2-го и 4-го капитанов (ротмистров), рота майора)), а роты второго эскадрона (подполковника) – вторую линию (справо налево: рота подполковника, роты 3-го, 5-го и 1-го капитанов (ротмистров)). Кавалерийские роты строились в три шеренги, равняясь по середине. Ротный штандарт (знамя), который нес один из корнетов (прапорщик), располагался в центре первой шеренги. Для атаки оба фланга роты загибались назад, образуя тупой угол, острие которого составляли корнет со штандартом и сопровождающий его штандарт-юнкер и капрал, а также командир роты. Прочие офицеры располагались перед фронтом и частю позади строя. Унтер-офицеры располагались на флангах первой и третьей шеренг. Ротный трубач (trumpetslagare) находился на крайнем правом фланге первой шеренги. Кавалерийские взводы располагались следующим образом: отборный взвод (офицер, квартермейстер, два капрала и 42 рядовых) строился в три шеренги на правом фланге; штандартный взвод (три офицера, штандарт-юнкер, капрал и 40 рядовых) в центре; а замковый взвод (офицер, квартирмейстер, два капрала и 42 рядовых) на левом фланге. Таким образом рота состояла из 42 рядов (40 по три и 2 по два человека). Два ряда по два рядовых располагались в центре строя, позади штандартного эскорта, а остальные 40 рядов строились вправо и влево от них.

Источник: itexts.net


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.