Первая советско финская война


Первая советско-финская война
Основной конфликт: Иностранная военная интервенция на севере России
Дата

15 мая 1918 — 14 октября 1920 года

Место

Архангельская губерния, Олонецкая губерния, Выборгская губерния, Ладожское озеро, Эстония

Итог

Тартуский мирный договор между РСФСР и Финляндией

Изменения

Западная Карелия до реки Сестра, Печенгская область, западная часть полуострова Рыбачий и большая часть полуострова Среднего аннексирована Финляндией. Ликвидированы Республика Северная Ингрия и Северокарельское государство.

Противники

ФинляндияПервая советско финская война Финляндия РСФСРПервая советско финская война РСФСР
Командующие
неизвестно неизвестно
Силы сторон
неизвестно неизвестно
Потери
неизвестно неизвестно

Северный и Северо-Западный театры военных действий Гражданской войны в России
Северо-западный фронт:

Октябрьское вооружённое восстание в Петрограде
(Зимний дворец • Выступление Керенского — Краснова)
Ледовый поход Балтфлота  • Финляндия (Тампере)  • Карельский перешеек  • Балтика  • Латвия (Двинск)  • Олонец  • Эстония (Нарва • Вынну)  • Литва (большевики • поляки)
Оборона Петрограда (форт «Красная Горка»  • Северная Ингрия  • Родзянко  • Олонец  • Видлица  • Юденич)
Лижма  • Кронштадт  • Восточная Карелия


Северный фронт:

Интервенция союзников  • Шексна  • Шенкурск


Финские «братские войны»
Первая советско-финская война
(Эстония • Олонец • Видлица • Лижема • Мурманск) •
Вторая советско-финская война

Первая советско финская война Первая советско финская война Первая советско финская война Пе́рвая сове́тско-фи́нская война́ — боевые действия между белофинскими войсками и частями РККА на территории Советской России (март 1918 — октябрь 1920).

Уже с марта 1918 года, в ходе Гражданской войны в Финляндии, белофинские войска, преследуя противника (финских «красных»), пересекали российско-финляндскую границу и вторгались в Восточную Карелию (см. Северокарельское государство, Олонецкое правительство). Официально война Советской России была объявлена буржуазным правительством Финляндии 15 мая 1918 года[1] после разгрома Финляндской Социалистической Рабочей Республики. Первая советско-финская война рассматривается как часть Гражданской войны в России и Иностранной военной интервенции на севере России.

Завершилась 14 октября 1920 года подписанием Тартуского мирного договора между РСФСР и Финляндией, зафиксировавшего ряд территориальных уступок со стороны Советской России.

Предыстория


Октябрьская революция 1917 года в Петрограде положила начало захвату власти большевиками во всех крупнейших городах России. В то же время по всей стране зарождались центры объединения антибольшевистских сил. В России началась гражданская война.

Падение Российского самодержавия и Октябрьская революция 1917 года позволили финляндскому Сенату объявить 6 декабря 1917 года независимость. 18 (31) декабря 1917 года независимость Финляндской Республики была признана Советом Народных Комиссаров. Финляндия признала, в свою очередь, правительство большевиков. В стране при этом усилились беспорядки и обострилась борьба «красных» и «белых», которая к январю 1918 года переросла в гражданскую войну. Белофинские отряды контролировали северную и центральную части страны, южная же часть с большинством крупных городов, где были сосредоточены большевизированные части бывшей Русской императорской армии, была занята отрядами финской Красной гвардии.

Причины

Приход большевиков к власти вызвал массовое недовольство на селе по всей России. Крестьян лишили всяких политических и экономических прав, запретили торговать хлебом и стали забирать его силой. Районы Карелии, никогда не знавшие даже крепостного права, узнали что такое Продотряды и Комбеды. Поскольку большая часть местного крестьянства подпадала под определение кулака-«саботажника», к ним применялись жестокие меры реквизиции зерна и скота. Брестский мир 1918 года, когда от России были отторгнуты огромные территории показал слабость Советской власти и вызвал недовольство со стороны разных социальных групп.


Вспыхивали восстания, такие как Ярославское, Ижевско-Воткинское восстание, Тамбовское, провозглашались даже независимые территории. В случае с Ингрией, Северокарельским государством, Ребольской волостью, Пораярви восставшие надеялись на помощь соседней Финляндии, с которой имели общий язык и исторические связи. На волне успеха в Финляндии белые надеялись на большее. Советская Россия была в кольце белых армий и не могла противостоять Германии. Польша, Литва, Латвия, Эстония были также примером удачной борьбы с большевизмом с опорой на иностранную поддержку. Большое распространение получила идея Великой Финляндии. По мнению финского исследователя Тойво Нигорда, у генерала Маннергейма была возможность войти в историю освободителем от большевиков, если не всей России, то Петрограда точно. Поэтому события можно разделить на два этапа. Первый: интернациональная борьба с большевиками, повсюду, в надежде на победу белого движения в целом по России. И второй этап, когда стало понятно, что Советская власть устоит, и можно надеяться только на тактические успехи на местах, опираясь на национальное движение и иностранную помощь. Понятия оккупации и освобождения в этот исторический период чрезвычайно относительны и расплывчаты. В советской историографии было принято рассматривать только территориальные и военные аспекты войны. Но в то же время 30 000 переселенцев, ушедших в Финляндию, показывают отношение населения к советизации[2].

1918


23 февраля 1918 года, находясь на станции Антреа (ныне Каменногорск), обращаясь к войскам, верховный главнокомандующий финской армии генерал Карл Густав Маннергейм произнёс на ней свою речь, «клятву меча», в которой заявил, что «не вложит меч в ножны,… прежде чем последний вояка и хулиган Ленина не будет изгнан как из Финляндии так и из Восточной Карелии»[3]. Официального объявления войны, однако, со стороны Финляндии не последовало[4]. К желанию генерала Маннергейма стать спасителем «старой России» в Финляндии относились отрицательно. Как минимум требовали поддержки западных стран и гарантий того, что белая Россия признает финскую независимость.[5], белому движению не удавалось создать единый фронт, что резко уменьшало шансы на успех. Другие лидеры белого движения отказывались признать независимость Финляндии. А для более активных действий, без риска для своей страны, нужны были союзники.

27 февраля правительство Финляндии направило ходатайство Германии, чтобы та, как воюющая против России страна, рассматривая Финляндию как союзницу Германии, потребовала бы от России заключить мир с Финляндией на основе присоединения к Финляндии Восточной Карелии. Предложенная финнами будущая граница с Россией должна была проходить по линии Восточное побережье Ладожского озера — Онежское озеро — Белое море.


К началу марта в ставке Маннергейма был разработан план организации «национальных восстаний в Восточной Карелии» и выделены специальные финские инструкторы — кадровые военные для создания очагов восстания[6].

3 марта 1918 года был подписан Брестский мир между Советской Россией и странами Четверного союза (Германией, Австро-Венгрией, Турцией, Болгарией). Российские гарнизоны выводились из Финляндии. Красные финны потерпели поражение и скрылись в Карелии.

6 марта командующий Северного военного округа (фин. Pohjolan sotilaspiiri) старший лейтенант егерей Курт Валлениус предложил Маннергейму начать наступление в Восточную Карелию[7].

6—7 марта появилось официальное заявление главы финляндского государства — регента Пера Эвинда Свинхувуда о том, что Финляндия готова пойти на мир с Советской Россией на «умеренных Брестских условиях», то есть в случае, если к Финляндии отойдут Восточная Карелия, часть Мурманской железной дороги и весь Кольский полуостров.


7—8 марта император Германии Вильгельм II ответил на обращение правительства Финляндии, что Германия не будет вести войну за финские интересы с Советским правительством, подписавшим Брестский мир, и не будет поддерживать военные действия Финляндии, если та перенесет их за пределы своих границ.

7 марта финский премьер-министр заявляет претензии на Восточную Карелию и Кольский полуостров, а 15 марта финский генерал Маннергейм утверждает «план Валлениуса», предусматривающий захват части бывшей территории Российской империи до линии Петсамо (Печенга) — Кольский полуостров — Белое море — Онежское озеро — река Свирь — Ладожское озеро.[8]

К середине мая 1918 года белые финны контролировали всю территорию бывшего Великого княжества Финляндского и начали военные операции для завоевания Восточной Карелии и Кольского полуострова.

10—12 мая финские отряды атаковали Печенгу, но были отбиты красногвардейцами.

В мае ставка генерала Маннергейма опубликовала решение финляндского правительства о объявлении войны РСФСР и подготавливала наступление на Петроград[9], однако этот план не был поддержан германцами.

Высадка немецких войск в Финляндии и занятие ими Гельсингфорса вызвало серьёзное беспокойство у стран Антанты, воевавших с Германией. Начиная с марта 1918 года в Мурманске по соглашению с большевистским правительством высаживаются войска Антанты для защиты Мурманска и железной дороги от возможного наступления германо-финских войск. Из отступивших на восток красных финнов британцы сформировали Мурманский легион во главе с Оскари Токоем для действий против связанных с немцами белофиннов.


15 октября 1918 года финны заняли Ребольскую волость в Восточной Карелии.

В ноябре 1918 года Германия капитулировала и начала вывод своих войск с территориий бывшей Российской империи, попавших под германскую оккупацию в результате боевых действий Первой мировой войны и условий Брестского мира, в том числе с территорий прибалтийских стран. 30 декабря 1918 года финские войска под командование генерала Ветцера высадились в Эстонии, где оказали помощь эстонскому правительству в борьбе с большевистскими войсками.

1919

В январе 1919 года финны заняли Поросозерную волость Повенецкого уезда.

21—22 апреля Олонецкая добровольческая армия с территории Финляндии начала массированное наступление в Восточной Карелии на олонецком направлении.

21 апреля добровольцы заняли Видлицу, 23 апреля — Тулоксу, вечером того же дня — город Олонец, 24 апреля заняли Вешкелицу, 25 апреля подошли к Пряже, вышли в район Сулажгоры и начали угрожать непосредственно Петрозаводску. Одновременно Петрозаводску с севера угрожали британские, канадские и белогвардейские войска. В конце апреля Красной Армии удалось сдержать наступление добровольцев на Петрозаводск.

В мае белогвардейские войска в Эстонии начинали военные действия, угрожая Петрограду.


В мае и июне на восточных и северных берегах Ладожского озера отряды Красной Армии сдерживали наступление финских добровольцев. В мае-июне 1919 финские добровольцы наступали на район Лодейного Поля и переправились через Свирь.

В конце июня 1919 года началось контрнаступление Красной Армии на Видлицком направлении и 8 июля 1919 на олонецком участке карельского фронта. Финские добровольцы были отброшены за линию границы.

<…>

18 мая 1920 года части Красной Армии ликвидировали Северокарельское государство со столицей в посёлке Ухта (Архангельская губерния), которое получало финансовую и военную помощь от финского правительства. Только в июле 1920 года финнов удалось выбить с большей части восточной Карелии. Финские войска остались только в Ребольской и Поросозерской волостях Восточной Карелии.

В 1920 году по Тартускому мирному договору Советская Россия пошла на значительные территориальные уступки — независимая Финляндия получила Западную Карелию до реки Сестра, Печенгскую область в Заполярье, западную часть полуострова Рыбачий и большую часть полуострова Среднего.

См. также

  • Советско-финские войны
  • Финские «братские войны»
  • Республика Северная Ингрия
  • Северокарельское государство
  • Олонецкое правительство
  • Олонецкий поход

Литература и источники

  • За Советскую Карелию, 1918—1920: воспоминания о гражданской войне / сб., ред. В. И. Мазешерский. Петрозаводск, Карельское кн. изд-во, 1963—535 стр.
  • Карелия в период гражданской войны и иностранной интервенции 1918—1920. Сб., документы и материалы / ред. д.ист. н. Я. А. Балагуров, В. И. Мазешерский. Петрозаводск, Карельское кн. изд-во, 1964—648 стр.

Ссылки

  • Похлебкин В. В. [www.aroundspb.ru/finnish/pohlebkin/war1917-22.php Война, которой не было.]
  • [vbrg.ru/articles/istorija_vyborga/pervaja_sovetsko-finskaja_vojjna_1918_goda/ Первая советско-финская война]

Отрывок, характеризующий Первая советско-финская война

«Есть такие же, как и мы, есть и хуже нас» – подумала она.
Перонская называла графине самых значительных лиц, бывших на бале.
– Вот это голландский посланик, видите, седой, – говорила Перонская, указывая на старичка с серебряной сединой курчавых, обильных волос, окруженного дамами, которых он чему то заставлял смеяться.
– А вот она, царица Петербурга, графиня Безухая, – говорила она, указывая на входившую Элен.
– Как хороша! Не уступит Марье Антоновне; смотрите, как за ней увиваются и молодые и старые. И хороша, и умна… Говорят принц… без ума от нее. А вот эти две, хоть и нехороши, да еще больше окружены.
Она указала на проходивших через залу даму с очень некрасивой дочерью.
– Это миллионерка невеста, – сказала Перонская. – А вот и женихи.
– Это брат Безуховой – Анатоль Курагин, – сказала она, указывая на красавца кавалергарда, который прошел мимо их, с высоты поднятой головы через дам глядя куда то. – Как хорош! неправда ли? Говорят, женят его на этой богатой. .И ваш то соusin, Друбецкой, тоже очень увивается. Говорят, миллионы. – Как же, это сам французский посланник, – отвечала она о Коленкуре на вопрос графини, кто это. – Посмотрите, как царь какой нибудь. А всё таки милы, очень милы французы. Нет милей для общества. А вот и она! Нет, всё лучше всех наша Марья то Антоновна! И как просто одета. Прелесть! – А этот то, толстый, в очках, фармазон всемирный, – сказала Перонская, указывая на Безухова. – С женою то его рядом поставьте: то то шут гороховый!
Пьер шел, переваливаясь своим толстым телом, раздвигая толпу, кивая направо и налево так же небрежно и добродушно, как бы он шел по толпе базара. Он продвигался через толпу, очевидно отыскивая кого то.
Наташа с радостью смотрела на знакомое лицо Пьера, этого шута горохового, как называла его Перонская, и знала, что Пьер их, и в особенности ее, отыскивал в толпе. Пьер обещал ей быть на бале и представить ей кавалеров.
Но, не дойдя до них, Безухой остановился подле невысокого, очень красивого брюнета в белом мундире, который, стоя у окна, разговаривал с каким то высоким мужчиной в звездах и ленте. Наташа тотчас же узнала невысокого молодого человека в белом мундире: это был Болконский, который показался ей очень помолодевшим, повеселевшим и похорошевшим.
– Вот еще знакомый, Болконский, видите, мама? – сказала Наташа, указывая на князя Андрея. – Помните, он у нас ночевал в Отрадном.
– А, вы его знаете? – сказала Перонская. – Терпеть не могу. Il fait a present la pluie et le beau temps. [От него теперь зависит дождливая или хорошая погода. (Франц. пословица, имеющая значение, что он имеет успех.)] И гордость такая, что границ нет! По папеньке пошел. И связался с Сперанским, какие то проекты пишут. Смотрите, как с дамами обращается! Она с ним говорит, а он отвернулся, – сказала она, указывая на него. – Я бы его отделала, если бы он со мной так поступил, как с этими дамами.

Вдруг всё зашевелилось, толпа заговорила, подвинулась, опять раздвинулась, и между двух расступившихся рядов, при звуках заигравшей музыки, вошел государь. За ним шли хозяин и хозяйка. Государь шел быстро, кланяясь направо и налево, как бы стараясь скорее избавиться от этой первой минуты встречи. Музыканты играли Польской, известный тогда по словам, сочиненным на него. Слова эти начинались: «Александр, Елизавета, восхищаете вы нас…» Государь прошел в гостиную, толпа хлынула к дверям; несколько лиц с изменившимися выражениями поспешно прошли туда и назад. Толпа опять отхлынула от дверей гостиной, в которой показался государь, разговаривая с хозяйкой. Какой то молодой человек с растерянным видом наступал на дам, прося их посторониться. Некоторые дамы с лицами, выражавшими совершенную забывчивость всех условий света, портя свои туалеты, теснились вперед. Мужчины стали подходить к дамам и строиться в пары Польского.
Всё расступилось, и государь, улыбаясь и не в такт ведя за руку хозяйку дома, вышел из дверей гостиной. За ним шли хозяин с М. А. Нарышкиной, потом посланники, министры, разные генералы, которых не умолкая называла Перонская. Больше половины дам имели кавалеров и шли или приготовлялись итти в Польской. Наташа чувствовала, что она оставалась с матерью и Соней в числе меньшей части дам, оттесненных к стене и не взятых в Польской. Она стояла, опустив свои тоненькие руки, и с мерно поднимающейся, чуть определенной грудью, сдерживая дыхание, блестящими, испуганными глазами глядела перед собой, с выражением готовности на величайшую радость и на величайшее горе. Ее не занимали ни государь, ни все важные лица, на которых указывала Перонская – у ней была одна мысль: «неужели так никто не подойдет ко мне, неужели я не буду танцовать между первыми, неужели меня не заметят все эти мужчины, которые теперь, кажется, и не видят меня, а ежели смотрят на меня, то смотрят с таким выражением, как будто говорят: А! это не она, так и нечего смотреть. Нет, это не может быть!» – думала она. – «Они должны же знать, как мне хочется танцовать, как я отлично танцую, и как им весело будет танцовать со мною».
Звуки Польского, продолжавшегося довольно долго, уже начинали звучать грустно, – воспоминанием в ушах Наташи. Ей хотелось плакать. Перонская отошла от них. Граф был на другом конце залы, графиня, Соня и она стояли одни как в лесу в этой чуждой толпе, никому неинтересные и ненужные. Князь Андрей прошел с какой то дамой мимо них, очевидно их не узнавая. Красавец Анатоль, улыбаясь, что то говорил даме, которую он вел, и взглянул на лицо Наташе тем взглядом, каким глядят на стены. Борис два раза прошел мимо них и всякий раз отворачивался. Берг с женою, не танцовавшие, подошли к ним.
Наташе показалось оскорбительно это семейное сближение здесь, на бале, как будто не было другого места для семейных разговоров, кроме как на бале. Она не слушала и не смотрела на Веру, что то говорившую ей про свое зеленое платье.
Наконец государь остановился подле своей последней дамы (он танцовал с тремя), музыка замолкла; озабоченный адъютант набежал на Ростовых, прося их еще куда то посторониться, хотя они стояли у стены, и с хор раздались отчетливые, осторожные и увлекательно мерные звуки вальса. Государь с улыбкой взглянул на залу. Прошла минута – никто еще не начинал. Адъютант распорядитель подошел к графине Безуховой и пригласил ее. Она улыбаясь подняла руку и положила ее, не глядя на него, на плечо адъютанта. Адъютант распорядитель, мастер своего дела, уверенно, неторопливо и мерно, крепко обняв свою даму, пустился с ней сначала глиссадом, по краю круга, на углу залы подхватил ее левую руку, повернул ее, и из за всё убыстряющихся звуков музыки слышны были только мерные щелчки шпор быстрых и ловких ног адъютанта, и через каждые три такта на повороте как бы вспыхивало развеваясь бархатное платье его дамы. Наташа смотрела на них и готова была плакать, что это не она танцует этот первый тур вальса.
Князь Андрей в своем полковничьем, белом (по кавалерии) мундире, в чулках и башмаках, оживленный и веселый, стоял в первых рядах круга, недалеко от Ростовых. Барон Фиргоф говорил с ним о завтрашнем, предполагаемом первом заседании государственного совета. Князь Андрей, как человек близкий Сперанскому и участвующий в работах законодательной комиссии, мог дать верные сведения о заседании завтрашнего дня, о котором ходили различные толки. Но он не слушал того, что ему говорил Фиргоф, и глядел то на государя, то на сбиравшихся танцовать кавалеров, не решавшихся вступить в круг.
Князь Андрей наблюдал этих робевших при государе кавалеров и дам, замиравших от желания быть приглашенными.
Пьер подошел к князю Андрею и схватил его за руку.
– Вы всегда танцуете. Тут есть моя protegee [любимица], Ростова молодая, пригласите ее, – сказал он.
– Где? – спросил Болконский. – Виноват, – сказал он, обращаясь к барону, – этот разговор мы в другом месте доведем до конца, а на бале надо танцовать. – Он вышел вперед, по направлению, которое ему указывал Пьер. Отчаянное, замирающее лицо Наташи бросилось в глаза князю Андрею. Он узнал ее, угадал ее чувство, понял, что она была начинающая, вспомнил ее разговор на окне и с веселым выражением лица подошел к графине Ростовой.
– Позвольте вас познакомить с моей дочерью, – сказала графиня, краснея.
– Я имею удовольствие быть знакомым, ежели графиня помнит меня, – сказал князь Андрей с учтивым и низким поклоном, совершенно противоречащим замечаниям Перонской о его грубости, подходя к Наташе, и занося руку, чтобы обнять ее талию еще прежде, чем он договорил приглашение на танец. Он предложил тур вальса. То замирающее выражение лица Наташи, готовое на отчаяние и на восторг, вдруг осветилось счастливой, благодарной, детской улыбкой.
«Давно я ждала тебя», как будто сказала эта испуганная и счастливая девочка, своей проявившейся из за готовых слез улыбкой, поднимая свою руку на плечо князя Андрея. Они были вторая пара, вошедшая в круг. Князь Андрей был одним из лучших танцоров своего времени. Наташа танцовала превосходно. Ножки ее в бальных атласных башмачках быстро, легко и независимо от нее делали свое дело, а лицо ее сияло восторгом счастия. Ее оголенные шея и руки были худы и некрасивы. В сравнении с плечами Элен, ее плечи были худы, грудь неопределенна, руки тонки; но на Элен был уже как будто лак от всех тысяч взглядов, скользивших по ее телу, а Наташа казалась девочкой, которую в первый раз оголили, и которой бы очень стыдно это было, ежели бы ее не уверили, что это так необходимо надо.
Князь Андрей любил танцовать, и желая поскорее отделаться от политических и умных разговоров, с которыми все обращались к нему, и желая поскорее разорвать этот досадный ему круг смущения, образовавшегося от присутствия государя, пошел танцовать и выбрал Наташу, потому что на нее указал ему Пьер и потому, что она первая из хорошеньких женщин попала ему на глаза; но едва он обнял этот тонкий, подвижной стан, и она зашевелилась так близко от него и улыбнулась так близко ему, вино ее прелести ударило ему в голову: он почувствовал себя ожившим и помолодевшим, когда, переводя дыханье и оставив ее, остановился и стал глядеть на танцующих.

После князя Андрея к Наташе подошел Борис, приглашая ее на танцы, подошел и тот танцор адъютант, начавший бал, и еще молодые люди, и Наташа, передавая своих излишних кавалеров Соне, счастливая и раскрасневшаяся, не переставала танцовать целый вечер. Она ничего не заметила и не видала из того, что занимало всех на этом бале. Она не только не заметила, как государь долго говорил с французским посланником, как он особенно милостиво говорил с такой то дамой, как принц такой то и такой то сделали и сказали то то, как Элен имела большой успех и удостоилась особенного внимания такого то; она не видала даже государя и заметила, что он уехал только потому, что после его отъезда бал более оживился. Один из веселых котильонов, перед ужином, князь Андрей опять танцовал с Наташей. Он напомнил ей о их первом свиданьи в отрадненской аллее и о том, как она не могла заснуть в лунную ночь, и как он невольно слышал ее. Наташа покраснела при этом напоминании и старалась оправдаться, как будто было что то стыдное в том чувстве, в котором невольно подслушал ее князь Андрей.
Князь Андрей, как все люди, выросшие в свете, любил встречать в свете то, что не имело на себе общего светского отпечатка. И такова была Наташа, с ее удивлением, радостью и робостью и даже ошибками во французском языке. Он особенно нежно и бережно обращался и говорил с нею. Сидя подле нее, разговаривая с ней о самых простых и ничтожных предметах, князь Андрей любовался на радостный блеск ее глаз и улыбки, относившейся не к говоренным речам, а к ее внутреннему счастию. В то время, как Наташу выбирали и она с улыбкой вставала и танцовала по зале, князь Андрей любовался в особенности на ее робкую грацию. В середине котильона Наташа, окончив фигуру, еще тяжело дыша, подходила к своему месту. Новый кавалер опять пригласил ее. Она устала и запыхалась, и видимо подумала отказаться, но тотчас опять весело подняла руку на плечо кавалера и улыбнулась князю Андрею.
«Я бы рада была отдохнуть и посидеть с вами, я устала; но вы видите, как меня выбирают, и я этому рада, и я счастлива, и я всех люблю, и мы с вами всё это понимаем», и еще многое и многое сказала эта улыбка. Когда кавалер оставил ее, Наташа побежала через залу, чтобы взять двух дам для фигур.
«Ежели она подойдет прежде к своей кузине, а потом к другой даме, то она будет моей женой», сказал совершенно неожиданно сам себе князь Андрей, глядя на нее. Она подошла прежде к кузине.
«Какой вздор иногда приходит в голову! подумал князь Андрей; но верно только то, что эта девушка так мила, так особенна, что она не протанцует здесь месяца и выйдет замуж… Это здесь редкость», думал он, когда Наташа, поправляя откинувшуюся у корсажа розу, усаживалась подле него.
В конце котильона старый граф подошел в своем синем фраке к танцующим. Он пригласил к себе князя Андрея и спросил у дочери, весело ли ей? Наташа не ответила и только улыбнулась такой улыбкой, которая с упреком говорила: «как можно было спрашивать об этом?»
– Так весело, как никогда в жизни! – сказала она, и князь Андрей заметил, как быстро поднялись было ее худые руки, чтобы обнять отца и тотчас же опустились. Наташа была так счастлива, как никогда еще в жизни. Она была на той высшей ступени счастия, когда человек делается вполне доверчив и не верит в возможность зла, несчастия и горя.

Пьер на этом бале в первый раз почувствовал себя оскорбленным тем положением, которое занимала его жена в высших сферах. Он был угрюм и рассеян. Поперек лба его была широкая складка, и он, стоя у окна, смотрел через очки, никого не видя.
Наташа, направляясь к ужину, прошла мимо его.
Мрачное, несчастное лицо Пьера поразило ее. Она остановилась против него. Ей хотелось помочь ему, передать ему излишек своего счастия.
– Как весело, граф, – сказала она, – не правда ли?
Пьер рассеянно улыбнулся, очевидно не понимая того, что ему говорили.

Источник: wiki-org.ru

Предыстория

Октябрьская революция 1917 года в Петрограде положила начало захвату власти большевиками во всех крупнейших городах России. В то же время по всей стране зарождались центры объединения антибольшевистских сил. В России началась гражданская война.

Падение Российского самодержавия и Октябрьская революция 1917 года позволили финляндскому Сенату объявить 6 декабря 1917 года независимость. 18(31) декабря 1917 года независимость Финляндской Республики была признанна Советом Народных Комиссаров. Финляндия признала, в свою очередь, правительство большевиков. В стране при этом усилились беспорядки и обострилась борьба «красных» и «белых», которые к январю 1918 года переросли в гражданскую войну. Белофинские отряды контролировали северную и центральную части страны, южная же часть с большинством крупных городов, где были сосредоточены разбольшевизированные части бывшей Русской императорской армии, была занята отрядами финской Красной Гвардии.

К весне 1919 года большевистское правительство оказалось в тяжелейшем положении. Верховный правитель России адмирал Колчак и генерал Деникин приближались к Москве с северо-востока и юга. В Северной области и Эстляндии заканчивали формирования русские военные добровольческие части, целью которых был красный Петроград.

Причины

Приход большевиков к власти вызвал массовое недовольство на селе по всей России. Крестьян лишили всяких политических и экономических прав, запретили торговать хлебом и стали забирать его силой. Районы Карелии, никогда не знавшие даже крепостного права, узнали что такое Продотряды и Комбеды. Поскольку большая часть местного крестьянства подпадала под определение кулака-«саботажника», к ним применялись жестокие меры реквизиции зерна и скота. Брестский мир 1918 года, когда от России были отторгнуты огромные территории показал слабость Советской власти и вызвал недовольство со стороны разных социальных групп.

Вспыхивали восстания, такие как Ярославское, Ижевско-Воткинское восстание, Тамбовское, провозглашались даже независимые территории. В случае с Ингрией, Северокарельским государством, Ребольской волостью, Пораярви восставшие надеялись на помощь соседней Финляндии, с которой имели общий язык и исторические связи. На волне успеха в Финляндии белые надеялись на большее. Советская Россия была в кольце белых армий и не могла противостоять Германии. Польша, Литва, Латвия, Эстония были также примером удачной борьбы с большевизмом с опорой на иностранную поддержку. Большое распространение получила идея Великой Финляндии. По мнению финского исследователя Тойво Нигорда, у генерала Маннергейма была возможность войти в историю освободителем от большевиков, если не всей России, то Петрограда точно. Поэтому события можно разделить на два этапа. Первый: интернациональная борьба с большевиками, повсюду, в надежде на победу белого движения в целом по России. И второй этап, когда стало понятно, что Советская власть устоит, и можно надеяться только на тактические успехи на местах, опираясь на национальное движение и иностранную помощь. Понятия оккупации и освобождения в этот исторический период чрезвычайно относительны и расплывчаты. В советской историографии было принято рассматривать только территориальные и военные аспекты войны. Но в то же время 30 000 переселенцев, ушедших в Финляндию, показывают отношение населения к советизации[2].

1918

23 февраля 1918 года, находясь на станции Антреа (ныне Каменногорск), обращаясь к войскам, верховный главнокомандующий финской армии генерал Карл Густав Маннергейм произнёс на ней свою речь, «клятву меча», в которой заявил, что «не вложит меч в ножны,… прежде чем последний вояка и хулиган Ленина не будет изгнан как из Финляндии так и из Восточной Карелии»[3]. Официального объявления войны, однако, со стороны Финляндии не последовало[4]. К желанию генерала Манергейма стать спасителем «старой России» в Финляндии относились отрицательно. Как минимум требовали поддержки западных стран и гарантий того, что белая Россия признает финскую независимость.[5], белому движению не удавалось создать единый фронт, что резко уменьшало шансы на успех. Другие лидеры белого движения отказывались признать независимость Финляндии. А для более активных действий, без риска для своей страны, нужны были союзники.

27 февраля правительство Финляндии направило ходатайство Германии, чтобы та, как воюющая против России страна, рассматривая Финляндию как союзницу Германии, потребовала бы от России заключить мир с Финляндией на основе присоединения к Финляндии Восточной Карелии. Предложенная финнами будущая граница с Россией должна была проходить по линии Восточное побережье Ладожского озера — Онежское озеро — Белое море.

К началу марта в ставке Маннергейма был разработан план организации «национальных восстаний в Восточной Карелии» и выделены специальные финские инструкторы — кадровые военные для создания очагов восстания[6].

3 марта 1918 года был подписан Брестский мир между Советской Россией и странами Четверного союза (Германией, Австро-Венгрией, Турцией, Болгарией). Российские гарнизоны выводились из Финляндии. Красные финны потерпели поражение и скрылись в Карелии.

6 марта командующий Северного военного округа (фин. Pohjolan sotilaspiiri) старший лейтенант егерей Курт Валлениус предложил Маннергейму начать наступление в Восточную Карелию[7].

6—7 марта появилось официальное заявление главы финляндского государства — регента Пера Эвинда Свинхувуда о том, что Финляндия готова пойти на мир с Советской Россией на «умеренных Брестских условиях», то есть в случае, если к Финляндии отойдут Восточная Карелия, часть Мурманской железной дороги и весь Кольский полуостров.

7—8 марта император Германии Вильгельм II ответил на обращение правительства Финляндии, что Германия не будет вести войну за финские интересы с Советским правительством, подписавшим Брестский мир, и не будет поддерживать военные действия Финляндии, если та перенесет их за пределы своих границ.

7 марта финский премьер-министр заявляет претензии на Восточную Карелию и Кольский полуостров, а 15 марта финский генерал Маннергейм утверждает «план Валлениуса», предусматривающий захват части бывшей территории Российской империи до линии Петсамо (Печенга) — Кольский полуостров — Белое море — Онежское озеро — река Свирь — Ладожское озеро.[8]

К середине мая 1918 г. белые финны контролировали всю территорию бывшего Великого княжества Финляндского и начали военные операции для завоевания Восточной Карелии и Кольского полуострова.

10—12 мая финские отряды атаковали Печенгу, но были отбиты красногвардейцами.

В мае ставка генерала Маннергейма опубликовала решение финляндского правительства о объявлении войны РСФСР и подготавливала наступление на Петроград[9], однако этот план не был поддержан германцами.

Высадка немецких войск в Финляндии и занятие ими Гельсингфорса вызвало серьёзное беспокойство у стран Антанты, воевавших с Германией. Начиная с марта 1918 года в Мурманске по соглашению с большевистским правительством высаживаются войска Антанты для защиты Мурманска и железной дороги от возможного наступления германо-финских войск. Из отступивших на восток красных финнов англичане сформировали Мурманский легион во главе с Оскари Токоем для действий против связанных с немцами белофиннов.

15 октября 1918 года финны заняли Ребольскую волость в Восточной Карелии.

В ноябре 1918 года Германия капитулировала и начала вывод своих войск с территориий бывшей Российской империи, попавших под германскую оккупацию в результате боевых действий Первой мировой войны и условий Брестского мира, в том числе с территорий прибалтийских стран. Воспользовавшись этим Советская Россия немедленно напала на эти окраинные государства.[источник не указан 771 день]

30 декабря 1918 года финские войска под командование генерала Ветцера высадились в Эстонии, где оказали помощь эстонскому правительству в борьбе с большевистскими войсками.

1919

В январе 1919 года финны заняли Поросозерную волость.

21—22 апреля Олонецкая добровольческая армия с территории Финляндии начала массированное наступление в Восточной Карелии на олонецком направлении.

21 апреля добровольцы заняли Видлицу, 23 апреля — Тулоксу, вечером того же дня — город Олонец, 24 апреля заняли Вешкелицу, 25 апреля подошли к Пряже, проникли к Сулажгоре и начали угрожать непосредственно Петрозаводску. Одновременно Петрозаводску с севера угрожали английские, канадские и белогвардейские войска. В конце апреля Красной Армии удалось сдержать наступление добровольцев на Петрозаводск.

В мае белогвардейские войска в Эстонии начинали военные действия, угрожая Петрограду.

В мае и июне на восточных и северных берегах Ладожского озера отряды Красной Армии сдерживали наступление финских добровольцев. В мае-июне 1919 финские добровольцы наступали на район Лодейного Поля и переправились через Свирь.

В конце июня 1919 года началось контрнаступление Красной Армии на Видлицком направлении и 8 июля 1919 на олонецком участке карельского фронта. Финские добровольцы были отброшены за линию границы.

18 мая 1920 года части Красной Армии ликвидировали Северокарельское государство со столицей в поселке Ухта (Архангельская губерния), которое получало финансовую и военную помощь от финского правительства. Только в июле 1920 года финнов удалось выбить с большей части восточной Карелии. Финские войска остались только в Ребольской и Поросозерской волостях Восточной Карелии.

В 1920 г. по Тартускому мирному договору Советская Россия пошла на значительные территориальные уступки — независимая Финляндия получила Западную Карелию до реки Сестра, Печенгскую область в Заполярье, западную часть полуострова Рыбачий и большую часть полуострова Среднего.

См. также

  • Советско-финские войны
  • Финские «братские войны»
  • Республика Северная Ингрия
  • Северокарельское государство
  • Олонецкое правительство
  • Олонецкий поход

Литература и источники

  • За Советскую Карелию, 1918-1920: воспоминания о гражданской войне / сб., ред. В.И. Мазешерский. Петрозаводск, Карельское кн. изд-во, 1963 — 535 стр.
  • Карелия в период гражданской войны и иностранной интервенции 1918-1920. Сб., документы и материалы / ред. д.ист.н. Я.А. Балагуров, В.И. Мазешерский. Петрозаводск, Карельское кн. изд-во, 1964 — 648 стр.

Источник: dic.academic.ru

Первая советско финская войнаГражданская война в Финляндии (27 января — 16 мая 1918 г.) завершилась полной победой белофиннов. Красная Финляндия была разгромлена, тысячи людей попали под каток белого террора. Русские были изгнаны из Финляндии, их имущество конфисковали. Финны получили в свое распоряжение русские военные сооружения, крепости, арсеналы, было конфисковано государственное и частное имущество на миллиарды золотых рублей (Финляндия в союзе с кайзеровской Германией против России). Таким образом, Финляндия смогла за счёт России создать фундамент своей армии и экономики.

Предыстория

Получив независимость, Финляндия стала врагом России. Сначала финны действовали в связке с Германией, затем с Антантой. Белофинны захватили в свои руки всю территорию бывшего Великого княжества Финляндского. Однако финским националистам этого было мало. Они мечтали о «Великой Финляндии. Причем для этого надо было забрать земли у России. Уже 7 марта 1918 года глава белофинского правительства Свинхувуд сообщил, что Финляндия готова заключить мирный договор с Советской Россией на «умеренных условиях». Финны требовали отдать им Восточную Карелию, часть мурманской железной дороги и весь Кольский полуостров. 15 марта главнокомандующий белофинской армией генерал Маннергейм направил три группы вторжения для завоевания Восточной Карелии. Маннергейм утвердил план «Валлениус», который предусматривал захват русской территории по линии Петсамо — Кольский полуостров — Белое море — Онежское озеро — река Свирь — Ладожское озеро. Политик и военный Курт Мартти Валлениус (1893-1968) выступал за создание «Великой Финляндии», в 1918-1921 гг. он был начальником пограничной службы в Лапландии.

Маннергейм также был полон экспансионистских замыслов. В частности, он предлагал ликвидировать Петроград как столицу России и превратить этот город и прилегающие к нему районы и города-спутники в «свободной город-республику». 18 марта в Ухте, которую заняли финские войска, был собран «Временный комитет по Восточной Карелии», который принял постановление о присоединении Восточной Карелии к Финляндии. Финское руководство не только планировало значительно расширить свои земли, но и захватить склады с оружием, различными материалами и оборудованием, продовольствием в Мурманске. Союзники Российской империи доставляли грузы морем. До революции царское правительство не успело вывезти ценное имущество, в после неё вывоз и вовсе прекратили.

В апреле 1918 года крупный финский отряд двинулся к порту Печенга (Петсамо). Британцы не были заинтересованы в захвате ценного имущества финнами, к тому же оно могла попасть в руки немцев, поэтому перебросили на своём крейсере отряд русских красногвардейцев в Печенгу и подкрепили их отрядом английских матросов. Совместными усилиями русских и англичан финские нападения 10-12 мая были отбиты. Кроме того, британцы помогли отстоять Кандалакшу. Финны решили не связываться с британцами и не стали нападать на Кандалакшу. В результате, местные русские власти при поддержке Антанты, которая не собиралась усиливать Финляндию за свой счёт, смогли удержать Кольский полуостров.

Вместе с Антантой против России

15 мая Финляндия официально объявила войну Советской России. Финское руководство считало, что Россия должна возместить «убытки», причиненные Финляндии войной (гражданская война в Финляндии). В качестве возмещения убытков финское руководство хотело получить Восточную Карелию и Кольский полуостров.

Однако тут вмешалась Германия. Берлин рассудил, что широкие захваты финских войск, включая нападение на Петроград, вызовут массовый патриотический подъём в России. А это может привести к падению советского правительства и установлению русского правительства, которое будет ориентироваться на Антанту. Брестский мир будет разорван. Ещё 8 марта 1918 года германский император Вильгельм II официально заявил, что Германия не будет вести войну за интересы Финляндии с Советской Россией, которая подписала Брестский мир, и не будет поддерживать финские войска, если они будут вести боевые действия за пределами своих границ. В конце мая — начале июня Берлин в ультимативной форме потребовал Финляндии отказаться от нападения на Петроград. Финскому руководству пришлось смириться и начать переговоры с советским правительством. «Финского ястреба» барона Маннергейма отправили в отставку. Генерал уехал в Швецию.

Летом 1918 г. Финляндия и Советская Россия начали предварительные переговоры об условиях мирного соглашения. 12 июля финны подготовили проект переноса финской границы с Россией на Карельском перешейке в обмен на значительные компенсации в Восточной Карелии. Проект одобрили в Германии. По сути, этот проект территориального обмена повторял предложения СССР, которые она сделает Финляндии перед началом советско-финской войны 1939-1940 гг. В августе 1918 г. в Берлине при посредничестве немцев прошли переговоры финской и советской делегаций. Однако финны уперлись и отказались заключать мирное соглашение. Тогда немцы без согласия финнов заключили «Добавочный договор» к Брестскому миру. По нему Берлин гарантировал мир со стороны Финляндии, если советское правительство предпримет все меры для удаления войск Антанты с Севера России. После изгнания сил Антанты, на Севере должна была установиться русская власть. Финны были возмущены и прервали переговоры. В результате на границе России и Финляндии установился хрупкий нейтралитет. Германия по-прежнему удерживала Финляндию от нападения на Россию.

Надо сказать, что в этот период Берлин планировал превратить Финляндию в свой протекторат. 18 августа 1918 года финский «обрезанный» парламент (почти половина его депутатов социал-демократов была арестована или сбежала в Россию) провозгласил Финляндию королевством. 9 октября 1918 года парламент избрал финским королем гессенского принца Фридриха Карла, шурина германского кайзера. До прибытия избранного короля в Финляндию и его коронации обязанности главы королевства должен был исполнять регент. Им стал действующий фактический руководитель государства, председатель Сената (правительства) Финляндии Пер Эвинд Свинхувуд.

Флаг Финского королевства

Однако крушение Германской империи положило конец Финскому королевству. Ноябрьская революция в Германии привела к падению монархии и к установлению режима парламентской демократии. Германия больше не могла контролировать финское руководство. Финны поняли, что пора менять хозяев. 18 ноября 1918 г. был распущен симпатизирующий Германии Сенат. 12 декабря 1918 г. король Фридрих Карл отрекся от престола. 16 декабря германские войска отбыли из Финляндии в Германию. Свинхувуд объявил о своей отставке с должности регента и передал её Маннергейму, который ориентировался на Антанту. Законодательно же Финляндия стала республикой только в 1919 году.

Переориентация Финляндии на Антанту сразу же сказалась на отношениях с Россией. Уже 15 октября 1918 года финские войска оккупировали часть Карелии. Финны стали обстреливать советские корабли. Маннергейм в Лондоне провел неофициальные переговоры с британцами, в которых сделал ряд предложений. Так, он просил официального одобрения интервенции со стороны Великобритании, поддержки финского наступления на Петроград, ввода британского флота в Балтийское море, разоружения русских сил на Балтике, расширения Финляндии за счёт России, автономии Архангельской и Олонецкой губерний и т. д.

Уже в конце ноября 1918 года Британия стала готовиться к интервенции на Балтике. В Копенгаген прибыли британские корабли под командованием контр-адмирала А. Синклера. В Ревель для белоэстонцев стали поставлять оружие. Эстонцы получили орудия, пулеметы и тысячи винтовок. В декабре британские корабли стали подвергать обстрелу красные войска на южном побережье Финского залива. Балтийский флот имел больше кораблей, чем было у англичан. Но корабли не ремонтировались уже несколько лет, и большинство из них просто не могло выйти в открытое море. К тому же дисциплина среди матросов была крайне низкой. Офицерский корпус был сильно ослаблен. Балтфлот утратил большую часть своей боеспособности. Поэтому британские корабли, в основном новейшей постройки — 1915-1918 гг., быстро установили господство в Финском заливе. 26 декабря британцы захватили советские эсминцы «Спартак и «Автроил», которые фактически не оказали сопротивления. Советские эсминцы были отбуксированы в Ревель и переданы в состав Военно-морских сил Эстонии. Эсминцы были отремонтированы, и совместно с английскими кораблями активно действовал против кораблей Балтфлота и войск Красной армии.

В конце 1918 года финский корпус под командованием генерал-майора Ветцера высадился в Эстонии. Формально это был добровольческий корпус, по сути, это были регулярные финские войска. Общее командование осуществлял Маннергейм. Финский корпус участвовал в боях с Красной Армией до конца февраля 1919 года. В январе 1919 года финские войска захватили ещё одну часть Карелии. В феврале 1919 года на конференции в Версале финская делегация потребовала передать Финляндии всю Карелию и Кольский полуостров.

Под руководством Маннергейма финские военные разработали план масштабного удара по Советской России. Согласно этому плану, после схода снегов южная группа (регулярная армия) должна была начать наступление на направлении Олонец — Лодейное поле. Северная группа (Охранный корпус Финляндии — шюцкор, шведские и карельские добровольцы) должна была ударить в направлении Кунгозеро — Сямозеро. Финское наступление должно было начаться одновременно с наступление войск белого генерала Юденича, которые располагались в Эстонии. За помощь белой армии Маннергейм требовал у Юденича отдать Карелию и Кольский полуостров. Юденич согласился отдать Карелию, но Кольский полуостров соглашался отдать только после постройки железной дороги до Архангельска.

21-22 апреля финские войска на нескольких участках пересекли границу с Россией и не встречая сопротивления советских войск, которых здесь не было, начали двигаться вглубь Советской России. 21 апреля была захвачена Видлица, 23 апреля — Толокса и Олонец, 24 апреля — Вешкелица. 25 апреля финские войска вышли к Пряже, угрожая уже Петрозаводску. Положение было критическим. Карелия могла пасть в течение нескольких дней. Необходимо также учесть, что одновременно с севера на Кондопогу — Петрозаводск наступали британо-канадские части и белогвардейцы. Однако в ходе упорных боев финское наступление на Петрозаводск было остановлено. 2 мая 1919 г. Совет обороны РСФСР объявил Петрозаводскую, Олонецкую и Череповецкую губернии на осадном положении. 4 мая объявили всеобщую мобилизацию Северо-Западного региона Советской России.

В мае — июне 1919 года в районе Ладожского озера шли жестокие бои. Малочисленные отряды Красной Армии (основные силы были заняты на других фронтах и направлениях) сдерживали напор хорошо вооруженной, обученной и имеющей численное превосходство финской армии. Белофинны наступали на Лодейное поле. Несколько финских отрядов смогли форсировать Свирь ниже Лодейного поля. Наступление финских войск помогали сдерживать советские корабли.

Советское командование подготовило наступательную операцию с целью разгрома белофинских войск и уничтожения «Междуозерного плацдарма» противника. В операции должны были участвовать сухопутные войска и военно-морские силы. Основу советских сил составляли полки 1-й стрелковой дивизии, 1-й финский советский стрелковый полк, корабли Онежской военной флотилии и два эсминца Балтийского флота. Видлицкой операцией (27 июня — 8 июля 1919 г.) руководили начальник Олонецкого участка М.П. Гусаров, комиссар Э.А. Рахья и командующий Онежской военной флотилией Э.С. Панцержанский.

27 июня 1919 года советские корабли нанесли огневой удар по системе обороны противника у Видлицы и высадили два десанта. Одновременно в наступление перешли силы 1-й стрелковой дивизии. В дальнейшем советские корабли поддерживали наступление сухопутных войск огнем корабельной артиллерии. Оба десанта были успешны. Финские батареи были подавлены, финские войска разбиты и в панике отступали на север. Трофеями Красной Армии стали четыре германские 88-мм пушки, пять 57-мм морских пушек и другое вооружение. В результате наступательной операции силы финской армии были разгромлены и отброшены за линию государственной границы. Красная Армия получила приказ не переходить границу.

Продолжение следует…

Источник: topwar.ru

«ЗИМНЯЯ ВОЙНА»

Подписав договоры о взаимопомощи с государствами Прибалтики, СССР обратился к Финляндии с предложением заключить аналогичное соглашение. Финляндия ответила отказом. Министр иностранных дел этой страны Э. Эркко заявил, что «Финляндия никогда не примет решения, подобного тем, которые приняли Прибалтийские государства. Если это и произойдет, то только в самом худшем случае». Истоки советско-финляндской конфронтации во многом объясняются крайне враждебной, агрессивной позицией правящих кругов Финляндии в отношении СССР. Бывший президент Финляндии П. Свинхувуд, при котором Советская Россия добровольно признала независимость своего северного соседа, говорил, что «любой враг России должен всегда быть другом Финляндии». В середине 30-х гг. М. М. Литвинов в беседе с финляндским посланником заявил, что «ни в одной соседней стране не ведется такая открытая пропаганда за нападение на СССР и отторжение его территории, как в Финляндии».

После Мюнхенского сговора западных стран советское руководство начало проявлять особую настойчивость по отношению к Финляндии. В течение 1938-1939 гг. велись переговоры, в ходе которых Москва стремилась обеспечить безопасность Ленинграда, передвинув границу на Карельском перешейке. Взамен Финляндии предлагались территории Карелии, причем гораздо большие по размерам, чем земли, которые предполагалось передать СССР. Помимо этого советское правительство обещало выделить определенную сумму для переселения жителей. Однако финская сторона заявила, что уступаемая СССР территория – это недостаточная компенсация. На Карельском перешейке имелась неплохо развитая инфраструктура: сеть железных и шоссейных дорог, здания, склады и другие сооружения. Территория же, передаваемая Советским Союзом Финляндии, представляла собой местность, покрытую лесами и болотами. Для того чтобы превратить эту территорию в пригодный для жизни и хозяйственных нужд район, необходимо было вложить немалые средства.

Первая советско финская война

Москва не оставляла надежды на мирное разрешение конфликта и предлагала различные варианты заключения договора. Одновременно с этим Сталин твердо заявил: «Поскольку мы не можем передвинуть Ленинград, мы передвинем границу, чтобы его обезопасить». При этом он сослался на Риббентропа, который объяснил нападение Германии на Польшу необходимостью обезопасить Берлин. С обеих сторон границы развернулось крупное военное строительство. Советский Союз готовился к наступательным операциям, а Финляндия — к оборонительным. Глава МИД Финляндии Эркко, выражая настроение правительства, подтвердил: «Всему есть свои границы. Финляндия не может пойти на предложение Советского Союза и будет защищать любыми средствами свою территорию, свою неприкосновенность и независимость».

Советский Союз и Финляндия не пошли по пути поиска приемлемого для них компромисса. Имперские амбиции Сталина дали себя знать и на этот раз. Во второй половине ноября 1939 г. методы дипломатии уступили место угрозам и бряцанию оружием. Красная Армия спешно готовилась к боевым действиям. 27 ноября 1939 г. В. М. Молотов выступил с заявлением, в котором сообщил, что «вчера, 26 ноября, финская белогвардейщина предприняла новую гнусную провокацию, обстреляв артиллерийским огнем воинскую часть Красной Армии, расположенную в деревне Майнила на Карельском перешейке». Споры по вопросу о том, с чьей стороны были произведены эти выстрелы, ведутся до сих пор. Финны уже в 1939 г. пытались доказать, что обстрел не мог быть произведен с их территории, а вся история с «майнильским инцидентом» есть не что иное, как провокация Москвы.

29 ноября, воспользовавшись обстрелом своих пограничных позиций, СССР расторг договор о ненападении с Финляндией. 30 ноября начались военные действия. 1 декабря на финской территории, в городе Териоки (Зеленогорск), куда вступили советские войска, по инициативе Москвы было образовано новое, «народное правительство» Финляндии во главе с финским коммунистом О. Куусиненом. На следующий день между СССР и правительством Куусинена, именующимся правительством Финляндской Демократической Республики, был заключен договор о взаимопомощи и дружбе.

События, однако, развивались не так благополучно, как надеялись в Кремле. Первый этап войны (30 ноября 1939 г. – 10 февраля 1940 г.) был особенно неудачным для Красной Армии. В значительной степени это было обусловлено недооценкой боеспособности финских войск. Прорвать с ходу линию Маннергейма – комплекс оборонительных укреплений, сооруженных в 1927-1939 гг. и растянувшихся по фронту на 135 км, а в глубину до 95 км, – не удалось. В ходе боев Красная Армия понесла огромные потери.

В декабре 1939 г. командование прекратило неудачные попытки наступления в глубь финской территории. Началась тщательная подготовка прорыва. Был образован Северо-Западный фронт во главе с С. К. Тимошенко и членом Военного Совета А. А. Ждановым. В состав фронта вошли две армии, которые возглавили К. А. Мерецков и В. Д. Грендаль (заменен в начале марта 1940 г. Ф. А. Парусиновым). Общая численность советских войск была увеличена в 1,4 раза и доведена до 760 тыс. человек.

Первая советско финская война

Укрепляла свою армию и Финляндия, получая из-за рубежа боевую технику и снаряжение. Из Скандинавии, США и других стран прибыло 11,5 тыс. добровольцев для борьбы с Советами. Разрабатывали свои планы военных действий Англия и Франция, намереваясь вступить в войну на стороне Финляндии. В Лондоне и Париже не скрывали своих враждебных планов по отношению к СССР.

11 февраля 1940 г. начался заключительный этап войны. Советские войска перешли в наступление и прорвали линию Маннергейма. Основные силы Карельской армии Финляндии были разгромлены. 12 марта в Кремле после непродолжительных переговоров был заключен мирный договор. Военные действия по всему фронту прекращались с 12 часов 13 марта. В соответствии с подписанным договором в состав СССР включался Карельский перешеек, западное и северное побережье Ладожского озера, ряд островов в Финском заливе. Советский Союз получил в аренду на 30 лет полуостров Ханко для созда-ния на нем военно-морской базы, «способной оборонять от агрессии вход в Финский залив».

Цена победы в «зимней войне» оказалась исключительно высока. Помимо того, что Советский Союз как «государство-агрессор» был исключен из Лиги Наций, в ходе 105 дней войны РККА потеряла не менее 127 тыс. человек убитыми, умершими от ран и пропавшими без вести. Около 250 тыс. военнослужащих было ранено, обморожено, контужено.

«Зимняя война» продемонстрировала крупные просчеты в организации и подготовке войск Красной Армии. Гитлер, внимательно следивший за ходом событий в Финляндии, сформулировал вывод, что РККА – это «колосс на глиняных ногах», с которым вермахт легко справится. Определенные выводы из военной кампании 1939-1940 гг. сделали и в Кремле. Так, К. Е. Ворошилова на посту наркома обороны заменил С. М. Тимошенко. Началась реализация комплекса мер, направленных на укрепление обороноспособности СССР.

Однако в ходе «зимней войны» и после ее окончания не было достигнуто существенного укрепления безопасности на северо-западе. Хотя граница и была отодвинута от Ленинграда и Мурманской железной дороги, это не помешало тому, что в ходе Великой Отечественной войны Ленинград попал в кольцо блокады. Кроме того, Финляндия не стала дружественной или хотя бы нейтральной СССР страной — в ее руководстве возобладали реваншистские элементы, которые сделали ставку на поддержку гитлеровской Германии.

И.С. Ратьковский, М.В. Ходяков. История Советской России

http://www.bibliotekar.ru/sovetskaya-rossiya/58.htm

Первая советско финская война

ВЗГЛЯД ПОЭТА

Из записной потертой книжки

Две строчки о бойце-парнишке,

Что был в сороковом году

Убит в Финляндии на льду.

Лежало как-то неумело

По-детски маленькое тело.

Шинель ко льду мороз прижал,

Далеко шапка отлетела.

Казалось, мальчик не лежал,

А все еще бегом бежал

Да лед за полу придержал…

Среди большой войны жестокой,

С чего — ума не приложу,

Мне жалко той судьбы далекой,

Как будто мертвый, одинокий,

Как будто это я лежу,

Примерзший, маленький, убитый

На той войне незнаменитой,

Забытый, маленький, лежу.

А.Т. Твардовский. Две строчки.

http://www.goldpoetry.ru/tvardovskiy/index.php?p=32

НЕТ, МОЛОТОВ!

С веселой песней уходит на войну Иван,

но, упершись в линию Маннергейма,

он начинает петь грустную песню,

как мы это сейчас услышим:

Финляндия, Финляндия,

туда опять держит путь Иван.

Раз Молотов обещал, что все будет хорошо

и уже завтра в Хельсинки они будут есть мороженое.

Нет, Молотов! Нет, Молотов!

Ты врешь даже больше, чем Бобриков!

Финляндия, Финляндия,

линия Маннергейма серьезное препятствие,

и когда из Карелии начался страшный артиллерийский огонь

он заставил замолчать многих иванов.

Нет, Молотов! Нет, Молотов!

Ты врешь даже больше, чем Бобриков!

Финляндии, Финляндии,

страшится непобедимая Красная Армия.

Молотов уже говорил, чтобы присмотрели себе дачу,

а то чухонцы угрожают нас захватить.

Нет, Молотов! Нет, Молотов!

Ты врешь даже больше, чем Бобриков!

Иди за Урал, иди за Урал,

там много места для молотовской дачи.

Туда отправим и Сталиных и их приспешников,

политруков, комиссаров и петрозаводских мошенников.

Нет, Молотов! Нет, Молотов!

Ты врешь даже больше, чем Бобриков!

Финская военная песня

http://heninen.net/njet/

Первая советско финская война

ЛИНИЯ МАННЕРГЕЙМА: МИФ ИЛИ РЕАЛЬНОСТЬ?

Хорошим тоном для сторонников теории о сильной РККА, взломавшей неприступную линию обороны, всегда было цитирование генерала Баду, строившего «линию Маннергейма». Он писал: «Нигде в мире природные условия не были так благоприятны для постройки укрепленных линий, как в Карелии. На этом узком месте между двумя водными пространствами — Ладожским озером и Финским заливом — имеются непроходимые леса и громадные скалы. Из дерева и гранита, а где нужно — и из бетона построена знаменитая «линия Маннергейма». Величайшую крепость «линии Маннергейма» придают сделанные в граните противотанковые препятствия. Даже двадцатипятитонные танки не могут их преодолеть. В граните финны при помощи взрывов оборудовали пулеметные и орудийные гнезда, которым не страшны самые сильные бомбы. Там, где не хватало гранита, финны не пожалели бетона».

Вообще, читая эти строки, человек, представляющий себе реальную «линию Маннергейма», страшно удивится. В описании Баду перед глазами встают какие-то мрачные гранитные утесы с вырубленными в них на головокружительной высоте огневыми точками, над которыми кружат стервятники в ожидании гор трупов штурмующих. Описание Баду подходит на самом деле скорее к чешским укреплениям на границе с Германией. Карельский перешеек — местность сравнительно ровная, и вырубать в скалах нет никакой необходимости просто вследствие отсутствия самих скал. Но так или иначе образ неприступного замка был создан в массовом сознании и закрепился в нем довольно прочно.

В действительности «линия Маннергейма» была далека от лучших образцов европейской фортификации. Подавляющее большинство долговременных сооружений финнов были одноэтажными, частично заглубленными в землю железобетонными постройками в виде бункера, разделенного на несколько помещений внутренними перегородками с бронированными дверями. Три ДОТа «миллионного» типа имели два уровня, еще три ДОТа — три уровня. Подчеркну, именно уровня. То есть их боевые казематы и укрытия размещались на разных уровнях относительно поверхности, слегка заглубленные в землю казематы с амбразурами и полностью заглубленные соединяющие их галереи с казармами. Сооружений с тем, что можно назвать этажами, было ничтожно мало. Друг под другом — такое размещение — небольшие казематы непосредственно над помещениями нижнего яруса были только в двух ДОТах (Sk-10 и Sj-5) и орудийном каземате в Патониеми. Это, мягко говоря, не впечатляет. Даже если не брать в расчет внушительные сооружения «линии Мажино», можно найти немало примеров куда более совершенных ДОТов…

Живучесть надолб была рассчитана на танки типа «рено», стоявшие на вооружении Финляндии, и не отвечала современным требованиям. Вопреки утверждениям Баду, финские противотанковые надолбы показали в ходе войны свою низкую стойкость к ударам средних танков «Т-28». Но дело было даже не в качестве сооружений «линии Маннергейма». Любая оборонительная линия характеризуется количеством долговременных огневых сооружений (ДОС) на километр. Всего на «линии Маннергейма» было 214 долговременных сооружений на 140 км, из которых 134 — пулеметных или артиллерийских ДОС. Непосредственно на линии фронта в зоне боевого контакта в период с середины декабря 1939 г. по середину февраля 1940 г. находилось 55 ДОТов, 14 укрытий и 3 пехотные позиции, из них около половины были устаревшими сооружениями первого периода постройки. Для сравнения, «линия Мажино» имела около 5800 ДОС в 300 узлах обороны и протяженность 400 км (плотность 14 ДОС/км), «линия Зигфрида» — 16 000 фортификационных сооружений (послабее французских) на фронте 500 км (плотность — 32 сооружения на км) … А «линия Маннергейма» — это 214 ДОС (из них — только 8 артиллерийских) на фронте 140 км (средняя плотность 1,5 ДОС/км, на отдельных участках — до 3–6 ДОС/км).

Источник: histrf.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.