Объявление германией войны россии дата

Причина и повод к началу Первой мировой войны

Главной причиной начала Первой мировой войны было обострение противоречий и стремление к переделу мира между двумя военно-политическими блоками: Тройственным союзом (Германия, Австро-Венгрия, Италия) и Антантой (Англия, Франция, Россия).

Поводом к началу войны послужило Сараевское убийство. 15 (28) июня 1914 г. в Сараево был убит наследник австро-венгерского престола эрцгерцог Франц Фердинанд. Сербский студент-террорист, националист, член организации «Черная рука» движения «Молодая Босния» Гаврило Принцип застрелил эрцгерцога и его жену. В ответ на это убийство Австро-Венгрия 10 (23) июля предъявила Сербии ультиматум, который содержал ряд заведомо неприемлемых требований и сводился к почти полному уничтожению ее политической и национальной независимости. Узнав об этом ультиматуме, министр иностранных дел России Сергей Дмитриевич Сазонов воскликнул: «Это европейская война!»

Сербское правительство постаралось дать довольно примирительный ответ на предъявленный ультиматум. Сербия была готова идти на значительные уступки, но не могла принять ультиматум целиком. Так как Сербское правительство не приняло некоторых требований ультиматума, Австро-Венгрия 15 (28) июля объявила Сербии войну. На следующий день Белград подвергся первой бомбардировке.


Россия считалась покровительницей и защитницей православной славянской Сербии. Попытки России предотвратить войну не увенчались успехом. Николай II отправил телеграмму германскому кайзеру Вильгельму II, союзнику Австро-Венгрии, с просьбой “во имя старой дружбы помешать союзнику зайти слишком далеко в неблагородной войне, объявленной слабой стране”. Вильгельм ответил, что виновники «подлого убийства» в Сараево должны получить заслуженное возмездие.

Вручение ноты об объявлении войны

Германия, игравшая несомненно подстрекательскую роль в агрессивном поведении Австрии, рассчитывала вначале на локализацию конфликта. Разгром Сербии должен был укрепить международный престиж Германской коалиции и продемонстрировать ее военную мощь. Но Николай II в ночь на 18 июля объявил частичную мобилизацию, что создало непосредственную угрозу войны с Россией. Германия немедленно потребовала отменить эту меру в течение 12 часов. Обмен телеграммами между монархами не привел ни к какому соглашению.

19 июля (1 августа) германский посол в России граф Фридрих Пурталес явился в Министерство иностранных дел.


сол спросил министра С.Д. Сазонова, согласна ли Россия отказаться от мобилизации. Министр ответил отрицательно. Взволнованный посол вынул из кармана какую-то бумагу и еще дважды повторил вопрос, с каждым разом волнуясь все больше. «Я не могу дать Вам иной ответ», – сказал Сазонов. «В таком случае, – заявил Ф. Пурталес, задохнувшись от волнения, – я должен вручить Вам этот документ». И передал министру ноту с объявлением войны. После вручения ноты германский посол отошел к окну и, взявшись за голову, заплакал. Совладав кое-как с собой, Ф. Пурталес обнял С.Д. Сазонова и покинул министерство.

Манифест о начале войны с Германией

Манифест Николая II от 20 июля (2 августа) объявлял подданным Российской империи о вступлении в войну с Германией. В Санкт-Петербурге 20 июля (2 августа) огромная толпа народа, собравшись на площади перед Зимним дворцом, приветствовала Николая II. В этот день император после торжественной клятвы появился перед народом на балконе Зимнего дворца.

На Дворцовой площади собрались представители всех слоев общества. Народные чувства приобрели явную антигерманскую направленность. Было разгромлено германское посольство, подожжены здания немецких фирм. В Москве толпа забросала камнями карету великой княгини Елизаветы Федоровны, сестры императрицы. К императрице и ее сестре, бывшим германским принцессам, относились враждебно, как к немкам.

3 августа Германия объявила войну Франции, а 4 августа в Берлине получили ноту об объявлении войны с Великобританией. 6 августа Австро-Венгрия объявила войну России. Так в течение одной недели в конфликт оказались втянуты все сильнейшие европейские страны. Почти во всех странах начало войны было встречено с воодушевлением и энтузиазмом.


Главными союзниками России оказались Англия и Франция, противниками – Германия и Австро-Венгрия. Так началась Первая мировая война, в которой приняли участие 38 государств мира с населением около миллиарда человек.

Источник: gwar.mil.ru

Поразительно живучим остаётся миф о том, что «царизм», вступая в войну, стремился во что бы то ни стало захватить Черноморские проливы, жизненно необходимые для «русской буржуазии». Разумеется, схоластическое мышление советской историографии не хотело, да и не могло подняться до истинного осмысления роли Черноморских проливов и Константинополя для России, понять, что обладание Царьградом, столицы Второго Рима, имело для русских огромный духовный смысл. 

Но в августе 1914 года Россия не могла планировать захват проливов, так как Османская империя вступила в войну на стороне германского блока лишь в конце октября того же года. Россия прилагала немало усилий для того, чтобы не допустить вступление Стамбула в войну. Взамен этого Петербург гарантировал полную территориальную неприкосновенность Османской империи, а, значит, вопрос о проливах и Константинополе автоматически снимался с повестки дня.        


Ещё одним мифом является обвинение Императора Николая II в том, он «ввязался» в «ненужную» для России войну. Нелепость этого доказывается хотя бы тем, что не Россия объявила войну Германии и Австро-Венгрии, а, наоборот, Германия и Австро-Венгрия объявили в 1914 году войну России. Обвинять Николая II в войне с Германией также нелепо, как Александра I в войне с Наполеоном, а Сталина в войне с Гитлером.

Ещё один весьма распространённый миф заключается в том, что Николай II вступил в войну из-за «благородного рыцарства» в отношении Сербии. Конечно, Николай II как православный монарх, защитник и покровитель славян, не мог оставить в беде братский народ, которому грозили неминуемое порабощение и гибель. Но помимо этого Николай II летом 1914 года исходил из совершенно конкретных (прагматических, если угодно) интересов России. Государь вовсе не стремился воевать за Сербию по любому поводу. Во время Боснийского кризиса, когда всё российское общество яростно требовало от него поддержать Сербию в её готовности начать войну с Австрией за Боснию и Герцеговину, Государь проявил твёрдую выдержку и вынуждено пошёл на компромисс с германским блоком. 

В 1912 году, когда Сербия приняла активное участие в Балканских войнах, Государь отказался от любых военных приготовлений в ее пользу. Но в июле 1914 года Николаю II было очевидно, что Германский блок решил воевать во что бы то ни стало. Отступи Царь летом 1914-го и он бы оказался в тяжелейшем положении. Моральному имиджу России был бы нанесён непоправимый урон, и её влияние на Балканах было бы полностью утеряно. 


При этом Германия все равно бы войну начала, с той лишь разницей, что ей бы не пришлось воевать на два фронта. Она легко и быстро разбила бы Францию, принудив её к капитуляции. Англия при таких обстоятельствах в войну против Германии точно не вступила бы, а, скорее всего, попыталась бы договориться с ней за счёт России. В таких условиях Германия и Австро-Венгрия начали бы в 1915-м Русскую кампанию, наверняка имея в союзниках Италию, Болгарию, Румынию и Османскую империю. Россия оказалась бы перед лицом европейского нашествия одна, изолированная и без союзников. Обороняться русской армии пришлось бы не в Царстве Польском и Литве, как это было в действительности, а под Петроградом и Москвой, как это будет в 1941 году. Государь уберёг нас именно от такого развития событий.

объявление войныЛейтенант  Генрих фон Вибан во время официального чтения «Угрозы войны».  31 июля 1914 года. Через день началась всеобщая мобилизация.  Фото: www.globallookpress.com

Утверждение о равной вине России и Германии за развязывание Первой мировой войны столь же цинично и безнравственно, как попытка переложить ответственность за Великую Отечественную войну с Третьего рейха на Советский Союз. Несмотря на различие в методах, цели, которые ставили перед собой Вильгельм II в 1914-м и Гитлер в 1941 годах, были одинаковыми.


Кайзер, также как фюрер, планировал уничтожить Россию как суверенное государство, покорить её народ. Поэтому для России война 1914 года по своему характеру ничем не отличалась от наполеоновского и гитлеровского нашествий.

В далёком июле (августе) 1914 года у подавляющей части русского народа не было сомнений, что на Россию напал жестокий и опасный враг, что речь идёт о судьбе её как независимой державы.

Источник: tsargrad.tv

ИЮЛЬСКИЙ КРИЗИС 1914 Г. И НАЧАЛО «ВЕЛИКОЙ ВОЙНЫ» Последняя считала, что война примет локальный характер, если Россия не станет защищать Сербию. Но если та окажет помощь Сербии, то и Германия будет готова выполнить свои договорные обязательства и поддержать Австро-Венгрию. В ультиматуме, предъявленном Сербии 23 июля, Австро-Венгрия потребовала допустить на территорию Сербии свои военные формирования, чтобы совместно с сербскими силами пресекать враждебные акции. Ответ на ультиматум был дан в оговоренный 48-часовой срок, но он не удовлетворил Австро-Венгрию, и 28 июля она объявила Сербии войну. С.Д.Сазонов, министр иностранных дел России, открыто выступил против Австро-Венгрии, получив заверения в поддержке со стороны французского президента Р.Пуанкаре. 30 июля Россия объявила о всеобщей мобилизации; Германия использовала этот повод, чтобы 1 августа объявить войну России, а 3 августа – Франции.


зиция Великобритании по-прежнему оставалась неопределенной в силу ее договорных обязательств по защите нейтралитета Бельгии. В 1839, а затем во время франко-прусской войны Великобритания, Пруссия и Франция предоставили этой стране коллективные гарантии нейтралитета. После вторжения немцев 4 августа в Бельгию Великобритания объявила войну Германии. Теперь все великие державы Европы были втянуты в войну. Вместе с ними в войну были вовлечены их доминионы и колонии. Энциклопедия «Кругосвет» http://krugosvet.ru/enc/istoriya/PERVAYA_MIROVAYA_VONA.html ТЕЛЕГРАММА НИКОЛАЯ II ГЕРМАНСКОМУ ИМПЕРАТОРУ ВИЛЬГЕЛЬМУ II ОТ 15(28) ИЮЛЯ 1914 Г. Рад твоему возвращению. В этот чрезвычайно серьезный момент я прибегаю к твоей помощи. Слабой стране объявлена гнусная война. Возмущение в России, вполне разделяемое мною, безмерно. Предвижу, что очень скоро, уступая оказываемому на меня давлению, я буду вынужден принять крайние меры, которые приведут к войне. Стремясь предотвратить такое бедствие, как европейская война, я прошу тебя во имя нашей старой дружбы сделать все. что ты можешь, чтобы твои союзники не зашли слишком далеко. Ники Шацилло В.К. Первая мировая война 1914-1918. Факты, документы. http://warlost.ru/first_world_war/51.htm ОТВЕТ ВИЛЬГЕЛЬМА С глубочайшим сожалением я узнал о впечатлении, произведенном в твоей стране выступлением Австрии против Сербии. Недобросовестная агитация, которая велась в Сербии в продолжение многих лет, завершилась гнусным преступлением, жертвой которого пал эрцгерцог Франц-Фердинанд.

стояние умов, приведшее сербов к убийству их собственного короля и его жены, все еще господствует в стране. Без сомнения, ты согласишься со мной, что наши общие интересы, твои и мои, как и интересы всех монархов, требуют, чтобы все лица, нравственно ответственные за это подлое убийство, понесли заслуженное наказание. В данном случае политика не играет никакой роли. С другой стороны, я вполне понимаю, как трудно тебе и твоему правительству противостоять силе общественного мнения. Поэтому, принимая во внимание сердечную и нежную дружбу, издавна связывающую нас крепкими узами, я употребляю все свое влияние, чтобы побудить австрийцев действовать со всей прямотой для достижения удовлетворительного соглашения с тобой. Я твёрдо надеюсь, что ты придёшь мне на помощь в моих усилиях сгладить затруднения, которые могут ещё возникнуть. Твой искренний и преданный друг и кузен Вилли Шацилло В.К. Первая мировая война 1914-1918. Факты, документы. http://warlost.ru/first_world_war/52.htm ТЕЛЕГРАММА НИКОЛАЯ II ВИЛЬГЕЛЬМУ II ОТ 19 ИЮЛЯ (1 АВГУСТА) 1914 Г. Получил твою телеграмму. Понимаю, что ты должен мобилизовать свои войска, но желаю иметь с твоей стороны такие же гарантии, какие я дал тебе, т. е. что эти мероприятия не означают войны и что мы будем продолжать переговоры ради благополучия наших государств и всеобщего мира, дорогого для всех нас. Наша долгая испытанная дружба должна с Божьей помощью предотвратить кровопролитие.

нетерпением и надеждой жду твоего ответа. Ники Шацилло В.К. Первая мировая война 1914-1918. Факты, документы. http://warlost.ru/first_world_war/72.htm ОТВЕТ ВИЛЬГЕЛЬМА Благодарю за твою телеграмму. Вчера я указал твоему правительству единственный путь, которым можно избежать войны. Несмотря на то что я требовал ответа сегодня к полудню, я до сих пор не получил от моего посла телеграммы, содержащей ответ твоего правительства. Ввиду этого я был вынужден мобилизовать свою армию. Немедленный, утвердительный, ясный и недвусмысленный ответ твоего правительства — единственный путь, которым можно избежать неисчислимых бедствий. Пока я не получу этого ответа, я, увы, не могу обсуждать твоей телеграммы по существу. Во всяком случае я должен просить тебя немедленно отдать приказ твоим войскам безусловно воздерживаться от малейшего нарушения наших границ, Вилли Шацилло В.К. Первая мировая война 1914-1918. Факты, документы. http://warlost.ru/first_world_war/73.htm
НОТА ГЕРМАНСКОГО ПОСЛА Ф.ПУРТАЛЕСА, ВРУЧЕННАЯ МИНИСТРУ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ РОССИИ С.Д. САЗОНОВУ 19 ИЮЛЯ (1 АВГУСТА) 1914 Г. В 7 ЧАСОВ 10 МИНУТ ВЕЧЕРА
Императорское Правительство старалось с начала кризиса привести его к мирному разрешению.
Идя навстречу пожеланию выраженному Его Величеством Императором Всероссийским, Его Величество Император Германский в согласии с Англией прилагал старания к осуществлению роли посредника между Венским и Петербургским Кабинетами, когда Россия, не дожидаясь их результата, приступила к мобилизации всей совокупности своих сухопутных и морских сил.

ледствие этой угрожающей меры, не вызванной никакими военными приготовлениями Германии, Германская империя оказалась перед серьезной и непосредственной опасностью. Если бы Императорское Правительство не приняло мер к предотвращению этой опасности, оно подорвало бы безопасность и самое существование Германии. Германское Правительство поэтому нашло себя вынужденным обратиться к Правительству Его Величества Императора Всероссийского, настаивая на прекращении помянутых военных мер. Ввиду того, что Россия отказалась удовлетворить это пожелание и выказала этим отказом, что ее выступление направлено против Германии, я имею честь по приказанию моего Правительства сообщить Вашему Превосходительству нижеследующее: Его Величество Император, мой Августейший Повелитель, от имени Империи принимая вызов, считает себя в состоянии войны с Россией. С. — Петербург, 19 июля / 1 августа 1914 года. Ф. Пурталес Шацилло В.К. Первая мировая война 1914-1918. Факты, документы. http://warlost.ru/first_world_war/74.htm
ТЕЛЕГРАММА НИКОЛАЯ II АНГЛИЙСКОМУ КОРОЛЮ ГЕОРГУ V ОТ 20 ИЮЛЯ (2 АВГУСТА) 1914 Г.
Я с радостью принял бы твое дружеское предложение, если бы германский посол не вручил сегодня после полудня моему правительству ноту с объявлением войны, С самого момента вручения ультиматума в Белграде Россия приложила все свои усилия на поиски какого-либо мирного разрешения вопроса, созданного выступлением Австрии. Целью этого выступления было разгромить Сербию и сделать ее вассалом Австрии. Последствием этого явилось бы нарушение равновесия сил на Балканах, представляющего столь жизненный интерес как для моей империи, так и для держав, стремящихся поддержать равновесие сил в Европе. Все выдвигавшиеся предложения, в том числе и предложение твоего правительства, отвергались Германией и Австрией, и Германия проявила только тогда некоторую склонность к посредничеству, когда благоприятный момент для давления на Австрию прошел. Но и тогда она не выдвинула какого-либо определенного предложения.
Объявление Австрией войны Сербии заставило меня отдать приказ о частичной мобилизации, хотя ввиду угрожающего положения и ввиду быстроты, с которой Германия может сравнительно с Россией мобилизоваться, мои военные советники настойчиво рекомендовали общую мобилизацию. Вследствие завершения австрийской мобилизации, бомбардировки Белграда, концентрации австрийских войск в Галиции и тайных военных приготовлений Германии я был в конце концов вынужден принять эту линию поведения. Что я имел основание так поступить, доказывается внезапным объявлением войны Германией, совершенно для меня неожиданным, так как я дал императору Вильгельму самые категорические заверения, что мои войска не двинутся до тех пор, пока продолжаются переговоры о посредничестве. В этот торжественный час я хочу еще раз заверить тебя, что я сделал все, что было в моих силах, чтобы предотвратить войну. Теперь, когда мне ее навязали, я верю, что твоя страна не откажет поддержать Францию и Россию в борьбе за сохранение равновесия сил в Европе. Бог да благословит и хранит тебя. Ники Шацилло В.К. Первая мировая война 1914-1918. Факты, документы. http://warlost.ru/first_world_war/79.htm
ИМПЕРАТОРСКИЙ МАНИФЕСТ О НАЧАЛЕ ВОЙНЫ С ГЕРМАНИЕЙ
Божиею милостию Мы, Николай Вторый, Император и Самодержец Всероссийский, Царь Польский, Великий Князь Финляндский и прочая, и прочая, и прочая. Объявляем всем верным Нашим подданным: Следуя историческим своим заветам, Россия, единая по вере и крови с славянскими народами, никогда не взирала на их судьбу безучастно. С полным единодушием и особою силою пробудились братские чувства русского народа к славянам в последние дни, когда Австро-Венгрия предъявила Сербии заведомо неприемлемые для державного государства требования.
Презрев уступчивый и миролюбивый ответ Сербского правительства, отвергнув доброжелательное посредничество России, Австрия поспешно перешла в вооруженное нападение, открыв бомбардировку беззащитного Белграда. Вынужденные в силу создавшихся условий принять необходимые меры предосторожности, Мы повелели привести армию и флот на военное положение, но, дорожа кровью и достоянием Наших подданных, прилагали все усилия к мирному исходу начавшихся переговоров.
Среди дружественных сношений союзная Австрии Германия, вопреки Нашим надеждам на вековое доброе соседство и не внемля заверению Нашему, что принятые меры отнюдь не имеют враждебных ей целей, стала домогаться немедленной их отмены и, встретив отказ в этом требовании, внезапно объявила России войну.
Ныне предстоит уже не заступаться только за несправедливо обиженную родственную Нам страну, но оградить честь, достоинство, целость России и положение ея среди Великих держав. Мы непоколебимо верим, что на защиту Русской Земли дружно и самоотверженно встанут все верные Наши подданные. В грозный час испытания да будут забыты внутренние распри. Да укрепится еще теснее единение Царя с Его народом и да отразит Россия, поднявшаяся, как один человек, дерзкий натиск врага, С глубокою верою в правоту Нашего дела и смиренным упованием на Всемогущий Промысел, Мы молитвенно призываем на Святую Русь и доблестные войска Наши Божие благословение. Дан в Санкт-Петер6урге, в двадцатый день июля, в лето от Рождества Христова тысяча девятьсот четырнадцатое, Царствования же Нашего в двадцатое. На подлинном Собственною Его Императорского Величества рукою подписано: » НИКОЛАЙ « Шацилло В.К. Первая мировая война 1914-1918. Факты, документы. http://warlost.ru/first_world_war/80.htm
БЕСЕДА ФРАНЦУЗСКОГО ПОСЛА М.ПАЛЕОЛОГА И ИМПЕРАТОРА НИКОЛАЯ II
– Как, Ваше Величество, представляете вы себе общие основания мира? После минутного раздумья, император отвечает:
– Самое главное, что мы должны установить, это — уничтожение германско­го милитаризма, конец того кошмара, в котором Германия нас держит вот уже больше сорока лет. Нужно отнять у германского народа всякую возможность реванша.
Если мы дадим себя разжалобить — это будет новая война через немного времени. Что же касается до точных условий мира, то я спешу вам сказать, что одобряю заранее все, что Франция и Англия сочтут нужным потребовать в их собственных интересах, – Я благодарен Вашему Величеству за это заявление и уверен со своей стороны, что правительство Республики встретит самым сочувственным образом желания императорского правительства – Это меня побуждает сообщить вам мою мысль целиком. Но я буду говорить только лично за себя, потому что не хочу решать таких вопросов, не выслушав совета моих министров и генералов.
– Вот как, приблизительно, я представляю себе результаты, которых Россия вправе ожидать от войны и без которых мой народ не понял бы тех трудов, которые я заставил его понести. Германия должна будет согласиться на исправление границ в Восточной Пруссии. Мой генеральный штаб хотел бы, чтобы это исправление достигло берегов Вислы; это кажется мне чрезмерным; я посмотрю. Познань и, быть может, часть Силезии будут необходимы для воссоздания Польши.
Галиция и северная часть Буковины позволят России достигнуть своих естественных пределов – Карпат… В Малой Азии, я должен буду, естественно, заняться армянами; нельзя будет, конечно, оставить их под турецким игом. Должен ли я буду присоединить Армению? Я присоединю ее только по особой просьбе армян. Если нет – я устрою для них самостоятельное правительство.
Наконец, я должен буду обеспечить моей империи свободный выход через проливы. Так как он приостанавливается на этих словах, я прошу его объясниться.
Он продолжает: – Мысли мои еще далеко не установились. Ведь вопрос так важен… Существуют все же два вывода, к которым я всегда возвращаюсь. Первый, что турки должны быть изгнаны из Европы; второй – что Константинополь должен отныне стать нейтральным городом, под международным управлением. Само собою разумеется, что магометане получили бы полную гарантию уважения к их святыням и могилам. Северная Фракия, до линии Энос – Мидия, была бы присоединена к Болгарии. Остальное, от этой линии до берега моря, исключая окрестности Константинополя, было бы отдано России. – Итак, если я правильно понимаю Вашу мысль, турки были бы заперты в Малой Азии, как во времена первых Османидов, со столицей в Ангоре или в Конии. Босфор, Мраморное море и Дарданеллы составили бы западную границу Турции.

Источник: histrf.ru

Посол плакал

Профессор Маргарет Макмиллан из Оксфордского университета в своей книге «Война, покончившая с миром» приводит воспоминания о том, как немецкий посол в Петербурге граф Фридрих Пурталес, передав ноту об объявлении войны российскому министру иностранных дел Сергею Сазонову, «отошел к окну и заплакал».

По воспоминаниям очевидцев, узнав об объявлении войны, расплакалась и императрица Александра Федоровна, кстати, приходившаяся внучкой английской королеве Виктории.

Британский король Георг V и Николай II были двоюродными братьями кайзеру Вильгельму II, которого оба недолюбливали за его напористость.

Тем не менее, как рассказал Русской службе Би-би-си американский историк Дэвид Макдональд, «в 1890-е годы Николай Второй и Кайзер вели переписку по-английски и особенно активно переписывались в первый год правления Николая, когда Вильгельм любил представлять себя в роли защитника русского кузена».

Избежать войны?

«Моя совесть чиста. Я сделал все, чтобы избежать войны», — цитирует Маргарет Макмиллан царя Николая II. Однако споры о неизбежности Первой мировой войны продолжаются.

Профессор Борис Колоницкий из Европейского университета в Петербурге считает, что эта война была неизбежной.

«До этого было несколько кризисов, во время которых с трудом удалось удержать мир от войны», — сказал историк в интервью Русской службе Би-би-си.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Николай Второй полагал, что сделал все возможное, чтобы избежать войны

Маргарет Макмиллан с этим не согласна, и в качестве аргумента также вспоминает предыдущие кризисы, которые не привели к мировой войне.

«Важно помнить, что до этого момента мировой войны не было. До этого были кризисы, и эти страны пережили их. Я полагаю, что если бы Австро-Венгрия, Германия и Россия приняли другие решение после убийства эрцгерцога Фердинанда, войну можно было бы предотвратить», — рассказывает историк.

Виновата Россия?

Ученые продолжают спорить и о том, насколько действия России привели к Первой мировой войне.

С одной стороны, американский историк Шон Макмикин в своей книге «Русские истоки Первой мировой войны» объясняет эту войну соперничеством и территориальными претензиями России и Германии.

«Похоже, что с точки зрения англосаксонского мира, Россия виновата во всем, — говорит историк МГУ Олег Айрапетов, — если говорить серьезно, ответственность за войну, безусловно, лежит на Германии, объявившей войну России».

Но все чаще и на Западе, и в России высказывают мнение о том, что в этой войне «виноваты все».

Хезер Джоунз из Лондонской школы экономики описывает некоторый клубок взаимосвязанных событий, приведших к войне, в котором определенную роль играет и Россия.

«Война началась потому, что Германия оказывала давление на своего союзника, Австро-Венгрию, с тем, чтобы она напала на Сербию. Это вызвало обеспокоенность в России, союзнице Сербии, и заставило Россию объявить мобилизацию, не дождавшись, пока были исчерпаны все дипломатические возможности. Затем Германия объявила войну Франции и захватила Бельгию. Все это заставило вступить в войну Британию, которая считала себя гарантом нейтралитета Бельгии и союзником Франции», — рассказала Хезер Джоунз в интервью Би-би-си.

Зачем Россия воевала?

«Когда Австро-Венгрия объявила войну Сербии, подавляющее большинство населения понятия не имело, где находится Сербия и, может быть, никогда не слышало об Австрии», – говорит профессор истории Высшей школы экономики Олег Будницкий.

«А воевать приходилось мужикам, у которых очень мало понятия о европейских делах», — добавляет историк.

У России были свои территориальные интересы в Первой мировой войне. Для российской экономики был жизненно важен Босфор, по которому вывозились товары на экспорт, в частности, зерно.

Целью России также было объединение польских территорий. Россия стремилась присоединить польские территории, находящиеся в составе Австро-Венгрии и Германии.

«Этим территориям обещали автономию. Однако вопрос в том, насколько Россия была готова предоставить автономию польским территориям», — говорит Борис Колоницкий.

Кроме того, Россия претендовала на часть Турции — ту, что называют восточной Анатолией, добавляет историк.

Самая большая армия в мире

Российская армия к началу войны была самой большой в мире, и состояла она, в основном, из крестьян-призывников. Как рассказывает профессор Олег Будницкий из Высшей школы экономики, «из 15 с лишним млн мобилизованных за все время войны 13,5 млн были крестьянами».

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Москвичи читают приказ о мобилизации в 1914 году

После боснийского конфликта 1908-1909 гг. военным министром России был Владимир Сухомлинов, который помог провести значительные реформы в российской армии.

Как рассказывает историк МГУ Олег Айрапетов, к началу 1914 года Россия уже была готова к военным действиям на протяжении четырех-шести месяцев. В это время большинство военных теоретиков считало, что военные действия не продлятся больше.

К 1914 году в российской армии «резко увеличилось количество тяжелой артиллерии, армия получила достаточное количество телефонов и авиацию». Как говорит Айрапетов, по этим показателям российская армия была сравнима с армией Австро-Венгрии или Франции, но уступала армии Германии.

«В общем, состояние армии было неплохим. Но главное не то, что ты имеешь, а как ты можешь этим распорядиться», – говорит историк.

«При этом уровень управления армией был крайне низким. Это было продемонстрировано во время Русско-Японской войны 1904-1905 годов. Армия потихонечку преодолевала эту проблему, но не успела ее полностью преодолеть к 1914 году», — сказал Айапертов в интервью Русской службе Би-би-си.

Патриотический подъем

По словам Дэвида Макдональда, историков, с начала 90-х годов вплотную занявшихся изучением роли России в Первой мировой войне, удивил патриотический подъем в России в начале военных действий.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Российская армия состояла, в основном, из крестьян-призывников

Россиянам хотелось поддержать сербов, которым грозила агрессия Австро-Венгрии. «В том, что началась война, не стоит недооценивать силы общественного мнения. Было сильное «давление улицы». На улицах Петрограда проходили массовые манифестации в поддержку сербов», — рассказывает Борис Колоницкий.

Однако он предупреждает о том, что неверно видеть конфликт того времени как конфликт между православными и Западом.

«Православными были и болгары, которые вступили в войну на стороне Германии в 1915 году, а также некоторые жители Австро-Венгрии – были и сербы, которые сражались в рядах Австро-венгерской империи», — говорит он.

Даже Георгий Плеханов, отец русского марксизма, выступал тогда в поддержку военных усилий. Как рассказывает Борис Колоницкий, Плеханов считал, что война может привести к демократизации Европы и России.

Среди наиболее активно патриотически настроенной интеллигенции в начале войны были представители религиозной философской интеллигенции, особенно князь Евгений Трубецкой, Владимир Эрн, Сергей Булгаков и Николай Бердяев.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Армия была готова к военным действиям на протяжении четырех-шести месяцев

Как рассказывает американский историк Кристофер Струп, российские религиозные философы полагали, что «у России есть определенная религиозная миссия не просто победить Германию, но и восстановить христианские корни европейской цивилизации, поскольку опасались секуляризма и возможных последствий нигилизма». По их мнению, нигилизм привел к милитаризму и войне.

В патриотическом подъеме в начале Первой мировой войны в России были особенно заметны женщины. В начале войны женщины служили сестрами милосердия, а уже потом были сформированы женские батальоны. По словам Бориса Колоницкого, немаловажную роль в этом сыграл пример женщин во время войны с Наполеоном.

Первую мировую войну тогда называли «отечественной», и в начале Первой мировой войны был возрожден миф о наполеоновской войне. Частью этого мифа была первая русская женщина-офицер Надежда Дурова, которая служила вдохновением для женщин, ушедших добровольцами на Первую мировую войну.

Среди наиболее ярких фигур женского добровольческого движения была Мария Бочкарева, которая уже позже, в 1917 году, воевала в женском батальоне.

Возрождение памяти о войне

Указом 2012 года Владимир Путин утвердил 1 августа в качестве дня памяти погибших в Первой мировой войне. У станции метро Сокол в Москве теперь есть памятник жертвам этой войны. Памятник ее героям был недавно установлен в Калининграде. В Русском музее в Петербурге сейчас проходит выставка, посвященная столетию войны, а в Царском селе собираются открывать музей истории войны.

Профессор Манчестерского университета Вера Тольц связывает возрождение памяти о Первой мировой войне с переоценкой и критикой коммунистического периода.

Действительно, в июне 2012 года Путин, говоря об итогах Первой мировой войны в Совете Федерации, обвинил в поражении России большевиков, которые, по мнению президента, «совершили акт национального предательства».

Российские и западные историки, занимающиеся Первой мировой войной, отмечают, как память об этой войне сейчас используют для воспитания патриотизма.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption В Калининграде установили памятник российским героям Первой мировой войны

Преподаватель МГУ Олег Айрапетов указывает, что память о Первой мировой войне используется для пропаганды определенных политических взглядов не только в России, но и за рубежом.

«В Великобритании развязана демагогическая пропаганда, которая не имеет отношения к истории, а имеет отношение к современной ситуации. Англичане не любят вспоминать о том, что 100 лет назад на улицах английских городов до демонстраций против немцев были демонстрации в защиту немцев», — говорит историк.

Кроме очевидной цели воспитания патриотизма, по мнению Веры Тольц, память о Первой мировой войне в России совершенно намеренно используют для установления связей с соотечественниками за рубежом.

Историк рассказала в интервью Русской службе Би-би-си о том, что в этом процессе особую роль сыграла созданная в 2007 году организация «Русский мир», в задачи которой входило устанавливать связи с русскоязычными соотечественниками за рубежом.

«Русский мир» выдвинул такую идею, что память о Перовой мировой войне поможет соединить исторические нарративы внутри России с историческими нарративами России зарубежья», — говорит Вера Тольц.

Среди русских эмигрантов за рубежом память о Первой мировой войне сохранилась из-за того, что многие офицеры русской армии, воевавшие в этой войне, впоследствии эмигрировали.

По мнению Тольц, через нарратив о Первой мировой войне российские власти налаживают связи с эмиграцией, например, во Франции. Кроме того, российское государство выделило деньги на реставрацию кладбища в Белграде, где похоронены погибшие во время Первой мировой войны, а также эмигрировавшие после 1917 года офицеры, принимавшие участие в этой войне.

В Прибалтике, однако, память о Первой мировой войне так же слаба, как и в России.

«Мероприятия в Прибалтике, связанные с Первой мировой войной, свидетельствуют о том, что цель культивирования этой памяти не столько связана с историей, сколько связана с современностью. Русскоязычное население в этом важном, с точки зрения Кремля, регионе важно для того, чтобы продвигать свои интересы», — рассказывает Вера Тольц.

Проводятся спонсированные российскими властями конференции, круглые столы, идут передачи по русскоязычным каналам, ставятся памятники героям Первой мировой войны.

Для России Первая мировая война закончилась поражением, «позорным миром» в Брест-Литовске. Как можно такую войну представить, как нечто позитивное?

«Российские власти указывают на то, что невыгодное окончание войны для России — это ошибка большевиков и символ того, что их политика была антироссийской и антинародной», — рассказывает Вера Тольц. «Второй вариант – жертвенное поведение России с целью помочь и защитить западную цивилизацию, западный мир, такие страны, как Францию. То, что вклад России в Первую мировую войну недостаточно признан, является показателем того, что Запад специально всегда пытается принизить роль России в европейской политике. Вот такой антизападный нарратив», — добавляет историк.

Источник: www.bbc.com

В этот день в 1914 году Германия объявила войну России.

ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ В СУДЬБАХ СЕРБИИ

После предъявления австрийского ультиматума, принц-регент Сербии Александр, отправил срочную телеграмму российскому императору, в которой, в частности, писал: «Среди условий находятся и такие, которые потребуют перемены в нашем законодательстве, и для сего нам необходимо время. Срок назначен слишком краткий. Австро-Венгерская армия сосредотачивается около нашей границы и может нас атаковать по истечении срока. Мы не можем защищаться. Посему молим Ваше Величество оказать нам помощь возможно скорее. Ваше Величество дало нам столько доказательств своего драгоценного благоволения, и мы твердо надеемся, что этот призыв найдет отклик в его славянском и благородном сердце. Я являюсь выразителем чувств сербского народа, который в эти трудные времена молит Ваше Величество принять участие в судьбах Сербии».

Николай II начертал на тексте телеграммы: «Очень скромная и достойная телеграмма. Что ему ответить?»

 

МОРИС ПАЛЕОЛОГ О ТЕРРИТОРИАЛЬНЫХ ПРИТЯЗАНИЯХ НИКОЛАЯ

— Как, Ваше Величество, представляете вы себе общие основания мира?

После минутного раздумья, император отвечает:

— Самое главное, что мы должны установить, это — уничтожение германско­го милитаризма, конец того кошмара, в котором Германия нас держит вот уже больше сорока лет. Нужно отнять у германского народа всякую возможность реванша. Если мы дадим себя разжалобить — это будет новая война через немного времени. Что же касается до точных условий мира, то я спешу вам сказать, что одобряю заранее все, что Франция и Англия сочтут нужным потребовать в их собственных интересах,

— Я благодарен Вашему Величеству за это заявление и уверен со своей стороны, что правительство Республики встретит самым сочувственным образом желания императорского правительства

— Это меня побуждает сообщить вам мою мысль целиком. Но я буду говорить только лично за себя, потому что не хочу решать таких вопросов, не выслушав совета моих министров и генералов. <…>

— Вот как, приблизительно, я представляю себе результаты, которых Россия вправе ожидать от войны и без которых мой народ не понял бы тех трудов, которые я заставил его понести. Германия должна будет согласиться на исправление границ в Восточной Пруссии. Мой генеральный штаб хотел бы, чтобы это исправление достигло берегов Вислы; это кажется мне чрезмерным; я посмотрю. Познань и, быть может, часть Силезии будут необходимы для воссоздания Польши. Галиция и северная часть Буковины позволят России достигнуть своих естественных пределов — Карпат… В Малой Азии, я должен буду, естественно, заняться армянами; нельзя будет, конечно, оставить их под турецким игом. Должен ли я буду присоединить Армению? Я присоединю ее только по особой просьбе армян. Если нет – я устрою для них самостоятельное правительство. Наконец, я должен буду обеспечить моей империи свободный выход через проливы.

Так как он приостанавливается на этих словах, я прошу его объясниться. Он продолжает:

— Мысли мои еще далеко не установились. Ведь вопрос так важен… Существуют все же два вывода, к которым я всегда возвращаюсь. Первый, что турки должны быть изгнаны из Европы; второй — что Константинополь должен отныне стать нейтральным городом, под международным управлением. Само собою разумеется, что магометане получили бы полную гарантию уважения к их святыням и могилам. Северная Фракия, до линии Энос -Мидия, была бы присоединена к Болгарии. Остальное, от этой линии до берега моря, исключая окрестности Константинополя, было бы отдано России.

Палеолог М. Царская Россия во время мировой войны. М., 1991.

Жорж Морис Палеолог — французский дипломат; в 1914 г. был послом Франции в Санкт-Петербурге

 

ВЫСОЧАЙШИЙ МАНИФЕСТ О ВСТУПЛЕНИИ РОССИИ В ВОЙНУ

Божиею милостию Мы, НИКОЛАЙ ВТОРЫЙ,
Император и Самодержец Всероссийский,
царь Польский, Великий Князь Финляндский
и прочая, и прочая, и прочая.

Объявляем всем верным Нашим подданным:

Следуя историческим своим заветам, Россия, единая по вере и крови с славянскими народами, никогда не взирала на их судьбу безучастно. С полным единодушием и особою силою пробудились братские чувства русского народа к славянам в последние дни, когда Австро-Венгрия предъявила Сербии заведомо неприемлемые для Державного государства требования. Презрев уступчивый и миролюбивый ответ Сербского правительства, отвергнув доброжелательное посредничество России, Австрия поспешно перешла в вооруженное нападение, открыв бомбардировку беззащитного Белграда.

Вынужденные, в силу создавшихся условий, принять необходимые меры предосторожности, Мы повелели привести армию и флот на военное положение, но, дорожа кровью и достоянием Наших подданных, прилагали все усилия к мирному исходу начавшихся переговоров. Среди дружественных сношений, союзная Австрии Германия, вопреки Нашим надеждам на вековое доброе соседство и не внемля заверению Нашему, что принятые меры отнюдь не имеют враждебных ей целей, стала домогаться немедленной их отмены и, встретив отказ в этом требовании, внезапно объявила России войну.

Ныне предстоит уже не заступаться только за несправедливо обиженную родственную Нам страну, но оградить честь, достоинство, целость России и положение ее среди Великих Державе.

Мы непоколебимо верим, что на защиту Русской Земли дружно и самоотверженно встанут все верные Наши подданные.

В грозный час испытания да будут забыты, внутренние распри. Да укрепится еще теснее единение Царя с Его народом, и да отразит Россия, поднявшаяся как один человек, дерзкий натиске врага.

Се глубокою верою в правоту Нашего дела и смиренным упованием на Всемогущий Промысел, Мы молитвенно призываем на Святую Русь и доблестные войска Наши Божие благословение.

Дан в Санкт-Петербурге, в двадцатый день июля, в лето от Рождества Христова тысяча девятьсот четырнадцатое, Царствования же Нашего в двадцатое.

На подлинном Собственного Императорского Величества рукою подписано:

НИКОЛАЙ

20 июля 1914

 

Источник: nfcity.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector