Кавказкая война

КАВКА́ЗСКАЯ ВОЙНА́ 1817–64, при­ня­тое в сов. ис­то­рич. ли­те­ра­ту­ре обо­зна­че­ние во­ен. дей­ст­вий рос. войск на Сев. Кав­ка­зе в хо­де при­сое­ди­не­ния ре­гио­на к Рос. им­пе­рии.

Ак­ти­ви­за­ция рос. войск про­изош­ла по­сле при­ез­да на Кав­каз на­зна­чен­но­го в апр. 1816 ко­манд. Отд. Груз. (с 1820 – Кав­каз­ским) кор­пу­сом ген.-л. (с 1818 – ген. от инф.) А. П. Ер­мо­ло­ва, пе­ред ко­то­рым бы­ла по­став­ле­на за­да­ча ус­ми­ре­ния гор­ских на­ро­дов и ут­вер­жде­ния в ре­гио­не фак­тич. вла­сти рос. ад­ми­ни­ст­ра­ции. По­вы­шен­ное вни­ма­ние к Кав­ка­зу, кро­ме то­го, оп­ре­де­ля­лось его гео­по­ли­тич. и стра­те­гич. зна­че­ни­ем, не­об­хо­ди­мо­стью обес­пе­че­ния ус­той­чи­вой свя­зи с не­дав­но при­сое­ди­нён­ным За­кав­казь­ем и воз­мож­но­стью во­ен.-по­ли­тич. дав­ле­ния на Ос­ман­скую им­пе­рию и Пер­сию. Им­пе­ра­тор и выс­шее ко­ман­до­ва­ние в С.-Пе­тер­бур­ге по­ла­га­ли, что по­став­лен­ные за­да­чи мо­гут быть вы­пол­не­ны в сжа­тые сро­ки, с ми­ним. люд­ски­ми и фи­нан­со­вы­ми по­те­ря­ми. Од­на­ко по­сле не­по­средств. оз­на­ком­ле­ния с си­туа­ци­ей на Кав­ка­зе Ер­мо­лов при­шёл к вы­во­ду, что в этом ре­гио­не мож­но по­бе­дить толь­ко с по­мо­щью дли­тель­ных во­ен. дей­ст­вий осад­но­го ха­рак­те­ра, в ча­ст­но­сти со­ору­жая во­ен. ли­нии, со­сто­яв­шие из це­пи кре­по­стей и ук­ре­п­лён­ных пунк­тов.


Для за­щи­ты рус. на­се­ле­ния и дав­ле­ния на гор­цев А. П. Ер­мо­лов пе­ре­нёс ле­вый фланг Кав­каз­ской ук­ре­п­лён­ной ли­нии с Те­ре­ка на Сун­жу. В 1817–19 бы­ли по­строе­ны ук­ре­п­ле­ние Пре­град­ный Стан, кре­по­сти Гроз­ная и Вне­зап­ная (Сун­жен­ская ук­ре­п­лён­ная ли­ния), что по­зво­ли­ло взять под рос. кон­троль до­ли­ну р. Сун­жа. Для обо­ро­ны Во­ен­но-Гру­зин­ской до­ро­ги, свя­зы­вав­шей За­кав­ка­зье с Центр. Рос­си­ей, соз­дан др. кор­дон – от Моз­док­ской кре­по­сти до Дарь­яль­ско­го уще­лья. В 1821 по­строе­на кре­пость Бур­ная (ря­дом с совр. Ма­хач­ка­лой), при­кры­вав­шая юж. рай­оны и кас­пий­ское по­бе­ре­жье Да­ге­ста­на. Не­сколь­ко даг. и чеч. об­ществ во гла­ве с ме­ст­ны­ми фео­да­ла­ми пред­при­ня­ли на­па­де­ния на Сун­жен­скую ли­нию, но по­тер­пе­ли не­уда­чу. В от­вет на на­бе­ги гор­цев Ер­мо­лов про­вёл во­ен. экс­пе­ди­ции в Чеч­ню, Ка­бар­ду, За­ку­ба­нье. В 1825 в Чеч­не на­ча­лось вы­сту­п­ление гор­цев под пред­во­ди­тель­ст­вом Бей-Бу­ла­та, по­дав­лен­ное рос.


й­ска­ми. Ли­к­ви­да­ция не­ко­то­рых ханств и феод. об­ра­зо­ва­ний не при­ве­ла к уми­ро­тво­ре­нию ре­гио­на, став, на­обо­рот, од­ним из ка­та­ли­за­то­ров раз­ви­тия мю­ри­диз­ма – дви­же­ния с яв­ной ан­ти­рос­сий­ской на­прав­лен­но­стью. Его воз­гла­вил Га­зи-Маго­мед­, про­воз­гла­шён­ный в 1829/30 има­мом Чеч­ни и Да­ге­ста­на и вы­дви­нув­ший по­нят­ные и про­стые по­ли­тич. ло­зун­ги все­об­ще­го ра­вен­ст­ва, ис­треб­ле­ния ха­нов (уби­то св. 30 влия­тель­ных бе­ков) и вся­кой на­следств. вла­сти, объ­е­ди­не­ния пра­во­вер­ных для свя­щен­ной вой­ны про­тив не­вер­ных – га­за­ва­та. При нём на­ча­ла фор­ми­ро­вать­ся струк­ту­ра му­сульм. го­су­дар­ст­ва на Сев. Кав­ка­зе – Има­ма­та.

Со­брав гор­ское вой­ско (ок. 10 тыс. чел.), Га­зи-Ма­го­мед в 1830 на­чал «свя­щен­ную вой­ну» про­тив рус­ских и их сто­рон­ни­ков – ме­ст­ных фео­да­лов. В том же го­ду команд. Отд. Кавк. кор­пу­сом ген. от инф. И. Ф. Пас­ке­вич, сме­нив­ший в 1827 А. П. Ер­мо­ло­ва, об­ра­тил­ся с «Про­кла­ма­ци­ей к на­се­ле­нию Да­ге­ста­на и кав­каз­ских гор», в ко­то­рой об­ви­нил има­ма в «воз­му­ще­нии спо­кой­ст­вия», и в от­вет объ­я­вил ему вой­ну (этот мо­мент совр. ис­то­ри­ки счи­та­ют не­по­сред­ст­вен­ным на­ча­лом К. в.). Га­зи-Ма­го­мед пред­при­нял не­удач­ный по­ход на Хун­зах (1830), сто­ли­цу Авар. хан­ст­ва. В 1831 его вой­ска за­ня­ли се­ле­ния Па­ра­ул (ре­зи­ден­цию шам­ха­ла Тар­ков­ско­го) и Тар­ки, но по­тер­пе­ли не­уда­чу при штур­ме кре­по­сти Бур­ная (её гар­ни­зон по­нёс тя­жё­лые по­те­ри), со­вер­ши­ли на­бе­ги на го­ро­да Дер­бент и Киз­ляр (раз­граб­лен гор­ца­ми).


1832 Га­зи-Ма­го­мед по­тер­пел по­ра­же­ние под Вла­ди­кав­ка­зом и На­зра­нью, в ре­зуль­та­те че­го по­пу­ляр­ность има­ма сре­ди гор­ских об­ществ упа­ла, что за­ста­ви­ло его отой­ти в на­гор­ную часть Да­ге­ста­на. В окт. 1832 он со свои­ми мю­ри­да­ми был бло­ки­ро­ван в ау­ле Гим­ры от­ря­дом рос. ар­мии, воз­глав­ляе­мым на­зна­чен­ным в 1831 вме­сто Пас­ке­ви­ча команд. Отд. Кавк. кор­пу­сом ген. от инф. Г. В. Ро­зе­ном, и в ре­зуль­та­те ожес­то­чён­но­го штур­ма убит (из его при­бли­жён­ных спас­ся толь­ко Ша­миль).

Пре­ем­ник Га­зи-Ма­го­ме­да – Гам­зат-бек (вто­рой имам) – про­дол­жил его по­ли­ти­ку по рас­про­стра­не­нию ша­риа­та, сле­дуя так­ти­ке стре­ми­тель­ных на­бе­гов на зем­ли сель­ских об­щин и ме­ст­ных фео­да­лов. В 1833–34 он си­лой под­чи­нил боль­шин­ст­во рай­онов Ава­рии; про­дол­жил ис­треб­ле­ние гор­ской зна­ти с од­но­вре­мен­ной кон­фи­ска­ци­ей их иму­ще­ст­ва. Ле­том 1834 ов­ла­дел Хун­за­хом, унич­то­жив всю хан­скую се­мью. На тер­ри­то­рии Сев.-Зап. Да­ге­ста­на и Юж. Чеч­ни Гам­зат-бек про­дол­жил соз­да­ние са­мо­сто­ят. го­су­дар­ст­ва – Има­ма­та, сто­ли­цей ко­то­ро­го был объ­яв­лен Хун­зах. При нём окон­ча­тель­но сфор­ми­ро­ва­лась струк­ту­ра управ­ле­ния гор­ски­ми тер­ри­то­рия­ми, со­сто­яв­шая из раз­ветв­лён­ной се­ти его за­мес­ти­те­лей – наи­бов (на­ме­ст­ни­ков има­ма и его пол­но­моч­ных пред­ста­ви­те­лей в ка­ж­дом рай­оне). Жес­то­кость Гам­зат-бе­ка вы­зва­ла не­до­воль­ст­во сре­ди авар­цев, в пер­вую оче­редь сре­ди жи­те­лей Хун­за­ха, и он был убит в ре­зуль­та­те за­го­во­ра, во гла­ве ко­то­ро­го сто­ял Хад­жи-Му­рат.


Наи­бо­лее ин­тен­сив­ный пе­ри­од К. в. (1834–59) свя­зан с дея­тель­но­стью пре­ем­ни­ка Гам­зат-бе­ка – Ша­ми­ля, третье­го има­ма Чеч­ни и Да­ге­ста­на. В 1834 рос. вой­ска взя­ли штур­мом аул Го­цатль и вы­ну­ди­ли Ша­ми­ля по­ки­нуть Ава­рию. По­ла­гая, что ав­то­ри­те­ту но­во­го ли­де­ра гор­цев на­не­сён со­кру­шит. удар, Г. В. Ро­зен в те­че­ние 2 лет не вёл ак­тив­ных во­ен. дей­ст­вий про­тив Ша­ми­ля. Вни­ма­ние рос. ко­ман­до­ва­ния бы­ло об­ра­ще­но на Сев.-Зап. Кав­каз (т. к. имп. Ни­ко­лай I по­ла­гал, что во­ен. ут­верж­де­ние Рос­сии в Чер­ке­сии «не­срав­нен­но важ­нее», чем в др. ра­йо­нах), тер­ри­то­рия ко­то­ро­го ото­шла к Рос. им­пе­рии по Ад­риа­но­поль­ско­му ми­ру 1829. В от­вет на на­па­де­ния гор­цев, со­вер­шав­ших на­бе­ги на рус. посе­ле­ния, Ро­зен ор­га­ни­зо­вы­вал во­ен. экс­пе­ди­ции про­тив отд. пле­мён и ау­лов. В 1834–37 ко­манд. рос. вой­ска­ми на Кав­каз­ской ук­ре­п­лён­ной ли­нии ген.-л. А. А. Вель­я­ми­нов с це­лью уст­рой­ст­ва Чер­но­мор­ской бе­ре­го­вой ли­нии про­вёл 4 во­ен.


с­пе­ди­ции, в ре­зуль­та­те ко­то­рых бы­ли со­ору­же­ны Ге­ленд­жик­ская ук­ре­п­лён­ная ли­ния, Абин­ское и Ни­ко­ла­ев­ское ук­ре­п­ле­ния, про­ло­же­но неск. во­ен. до­рог. Пе­ре­дыш­ка по­зво­ли­ла Ша­ми­лю ук­ре­пить­ся на Сев.-Вост. Кав­ка­зе и зна­чи­тель­но уве­ли­чить свои воо­руж. си­лы. Ле­том 1837 по­сле тя­жё­лых бо­ёв рос. войск под ко­манд. ген.-м. К. К. Фе­зи с от­ря­да­ми Ша­ми­ля в аулах Ашиль­та, Ахуль­го и Ти­литль бы­ло за­клю­че­но пе­ре­ми­рие, фак­ти­че­ски оз­на­чав­шее мо­раль­ную и ди­пло­ма­тич. по­бе­ду има­ма, ав­то­ри­тет ко­то­ро­го сре­ди гор­цев вы­рос. Осе­нью 1837 в хо­де под­го­тов­ки по­езд­ки им­пе­ра­то­ра на Кав­каз рос. ко­ман­до­ва­ние с по­мо­щью ген.-л. Ф. К. Клю­ки фон Клю­ге­нау ве­ло пе­ре­го­во­ры с Ша­ми­лем (ему бы­ло пред­ло­же­но встре­тить­ся с Ни­ко­ла­ем I и при­нять рос. под­дан­ст­во), ко­то­рые за­кон­чи­лись без­ре­зуль­тат­но.

По­сле пре­бы­ва­ния осе­нью 1837 на Кав­ка­зе имп. Ни­ко­лай I, не­до­воль­ный дей­ст­вия­ми рос. во­ен. и гражд. вла­стей в ре­гио­не, сме­стил Г. В. Ро­зе­на и на­зна­чил на его ме­сто ген.-л. Е. А. Го­ло­ви­на, ко­то­рый про­дол­жил воз­ве­де­ние ук­ре­п­ле­ний от устья р. Ку­бань до Мег­ре­лии (к кон. 1839 бы­ли по­строе­ны ук­ре­п­ле­ния Св. Ду­ха, Но­во­тро­иц­кое, Ми­хай­лов­ское, На­ва­гин­ское, Вель­я­ми­нов­ское, Тен­гин­ское, Но­во­рос­сий­ское, Го­ло­вин­ское и Ла­за­рев­ское).


1839 на­ча­лось на­сту­п­ле­ние на Сев.-Вост. Кав­ка­зе: Да­ге­стан­ский от­ряд под ко­манд. Го­ло­ви­на за­нял Ар­гун и раз­бил вой­ска Ша­ми­ля в бою на Ад­жиа­хур­ских вы­со­тах, а Че­чен­ский от­ряд под ко­манд. ген.-л. П. Х. Граб­бе про­вёл Ахуль­го штурм 1839, имам с гор­ст­кой сво­их сто­рон­ни­ков про­рвал­ся в Чеч­ню. По­бе­ды рос. войск в 1840 в бо­ях в Ге­хин­ском ле­су и на р. Ва­ле­рик име­ли ло­каль­ное зна­че­ние. В мае 1841 Го­ло­вин во гла­ве Че­чен­ско­го и Да­ге­стан­ско­го от­ря­дов вы­тес­нил Ша­ми­ля с Ху­бар­ских вы­сот и за­нял аул Чер­кей, что по­зво­ли­ло вос­ста­но­вить связь Кав­каз­ской ук­ре­п­лён­ной ли­нии с Да­ге­ста­ном. Наи­бо­лее круп­ная опе­ра­ция рос. войск в 1842 – Ич­ке­рий­ская экс­пе­ди­ция Граб­бе – за­кон­чи­лась не­уда­чей. Имам в те­че­ние 1840–43 взял под кон­троль весь Да­ге­стан и бóльшую часть Чеч­ни. Од­но­вре­мен­но уси­ли­лось дав­ле­ние на рос. гар­ни­зо­ны Чер­но­мор­ской бе­ре­го­вой ли­нии: чер­ке­сы за­хва­ти­ли и унич­то­жи­ли 4 ук­ре­п­ле­ния (Ла­за­рев­ское, Вель­я­ми­нов­ское, Ми­хай­лов­ское и Ни­ко­ла­ев­ское).

Не­уда­чи на Чер­но­мор­ском по­бе­ре­жье, в Чеч­не и Да­ге­ста­не при­ве­ли к от­зы­ву в 1842 Е. А. Го­ло­ви­на с Кав­ка­за; его ме­сто за­нял ген. от инф. А. И. Ней­дгардт. Чис­лен­ность рос. войск на Кав­ка­зе бы­ла уве­ли­че­на, од­на­ко это не ис­пра­ви­ло си­туа­цию. В 1843 Ша­миль оса­дил Те­мир-Хан-Шу­ру (ны­не Буй­накск), но взять не смог.


тре­во­жен­ный по­те­ря­ми рос. войск в ре­гио­не, имп. Ни­ко­лай I в 1844 на­зна­чил ко­манд. Отд. Кавк. кор­пу­сом ген.-л. М. С. Во­рон­цо­ва, на­де­лив его ши­ро­ки­ми пол­но­мо­чия­ми. По­сле Дар­гин­ской экс­пе­ди­ции 1845 Во­рон­цов, пре­кра­тив ма­ло­ус­пеш­ные во­ен. по­хо­ды в глубь тер­ри­то­рии Има­ма­та и вер­нув­шись к ер­мо­лов­ской так­ти­ке фрон­таль­но­го про­дви­же­ния и проч­но­го за­кре­п­ле­ния на по­ко­рён­ной тер­ри­то­рии (руб­ка ле­сов для сво­бод­но­го дос­ту­па к ау­лам вме­сте с по­строй­кой но­вых ук­ре­п­ле­ний и по­сте­пен­ным вы­дав­ли­ва­ни­ем про­тив­ни­ка), су­мел до­бить­ся пе­ре­ло­ма в хо­де К. в. В 1846 имам во гла­ве 10-ты­сяч­но­го от­ря­да про­бил­ся че­рез Сун­жен­скую ли­нию и вторг­ся в Ка­бар­ду, од­на­ко по­ход окон­чил­ся не­уда­чей, вы­лив­шись в раз­граб­ле­ние мир­ных на­се­лён­ных пунк­тов. Осе­нью 1846 при втор­же­нии в Аку­шу он по­тер­пел по­ра­же­ние от Да­ге­стан­ско­го от­ря­да ген.-л. В. О. Бе­бу­то­ва при се­ле­нии Ку­ти­ши. В 1847 Ша­миль по­сле кро­во­про­лит­но­го штур­ма по­те­рял аул Сал­ты, в 1848 – аул Гер­ге­биль, стра­те­гич. ук­ре­п­лён­ный пункт в Да­ге­ста­не. В 1849 рос. вой­ска от­ра­зи­ли на­па­де­ние от­ря­дов Ша­ми­ля в Ка­хе­ти и на­нес­ли по­ра­же­ние при штур­ме Те­мир-Хан-Шу­ры.

В те­че­ние 1849–52 рос. вой­ска одер­жа­ли ряд по­бед в Чеч­не. Был за­нят и пол­но­стью унич­то­жен воз­ве­дён­ный Ша­ми­лем Ша­лин­ский окоп, при­кры­вав­ший вход к од­но­му из круп­ней­ших чеч.


­лов – Ша­ли. В нач. 1851 ко­манд. ле­вым флан­гом Кав­каз­ской ук­ре­п­лён­ной ли­нии ген.-л. А. И. Ба­ря­тин­ский раз­гро­мил гор­цев на р. Бас, а ле­том ген.-м. Н. П. Слеп­цов раз­бил ге­хин­цев в Ма­лой Чеч­не. Од­но­вре­мен­но круп­ное по­ра­же­ние бы­ло на­не­се­но ген.-л. Н. И. Ев­до­ки­мо­вым наи­бу Ша­ми­ля Му­хам­ме­ду-Эми­ну у р. Уруп на Сев.-Зап. Кав­ка­зе. В зи­му 1851/52 рос. вой­ска под ко­манд. Ба­ря­тин­ско­го на­нес­ли ряд стре­мит. уда­ров по тер­ри­то­рии Боль­шой Чеч­ни, в ре­зуль­та­те ко­то­рых бы­ли взя­ты ау­лы Ав­ту­ры, Гель­ды­ген, Сейд-Юрт, а так­же за­хва­че­ны мн. ан­дий­ские ху­то­ра с боль­ши­ми за­па­са­ми хле­ба и се­на. В ре­зуль­та­те этих экс­пе­ди­ций часть гор­цев Чеч­ни пе­ре­шла на рос. сто­ро­ну, вклю­чая чеч. наи­ба Ба­ту. В 1852 рос. вой­ска унич­то­жи­ли аулы Гер­мен­чук и Ав­ту­ры с ок­ре­ст­но­стя­ми – наи­бо­лее на­се­лён­ную и важ­ную для Ша­ми­ля часть Чеч­ни. В февр. 1853 вой­ска Ба­ря­тин­ско­го раз­би­ли гл. си­лы (ок. 20 тыс. чел.) Ша­ми­ля на р. Ми­чик. Крым­ская вой­на 1853–56 спас­ла Ша­ми­ля от раз­гро­ма, про­длив су­ще­ст­во­ва­ние Има­ма­та на неск. лет. В 1854 его 15-ты­сяч­ный от­ряд про­рвал Лез­гин­скую ук­ре­п­лён­ную ли­нию, од­на­ко раз­вить этот ус­пех не уда­лось. В 1854 ко­манд. Отд. Кавк. кор­пу­сом был на­зна­чен ген. от инф. Н. Н. Му­равь­ёв (см. Му­равь­ёв-Кар­ский), при ко­то­ром рос. вой­ска ак­тив­ных бое­вых дей­ст­вий про­тив гор­цев не ве­ли, т. к. осн. си­лы Отд. Кавк. кор­пу­са сра­жа­лись про­тив войск Ос­ман­ской им­пе­рии на За­кав­каз­ском ТВД.


В 1856 на­чал­ся по­след­ний этап К. в., ко­гда ко­манд. Отд. Кавк. кор­пу­сом (с 1857 – Кавк. ар­мия) был на­зна­чен А. И. Ба­ря­тин­ский. В те­че­ние 1857–58 рос. вой­ска взя­ли под кон­троль всю тер­ри­то­рию Чеч­ни, в февр. 1859 от­ряд Н. И. Ев­до­ки­мо­ва оса­дил сто­ли­цу Има­ма­та – Ве­де­но. Ша­миль с ос­тат­ка­ми сво­их сил вы­ну­ж­ден был отой­ти в на­гор­ный Да­ге­стан, в вы­со­ко­гор­ное се­ле­ние Гу­ниб, где в ав­гу­сте был бло­ки­ро­ван рос. вой­ска­ми. В хо­де Гу­ни­ба штур­ма 1859 имам сдал­ся в плен, Има­мат пре­кра­тил своё су­ще­ст­во­ва­ние. В но­яб. 1859, под воз­дей­ст­ви­ем из­вес­тия о сда­че Ша­ми­ля, сло­жи­ли ору­жие абад­зе­хи во гла­ве с наи­бом Му­хам­ме­дом-Эми­ном. В 1862–64 рос. вой­ска за­ня­ли всю тер­ри­то­рию по сев. скло­ну Кав­каз­ско­го хреб­та, а в мае 1864 взя­ли штур­мом уро­чи­ще Кбаа­да (ны­не Крас­ная По­ля­на) – по­след­ний очаг со­про­тив­ле­ния гор­цев. Во­ен. па­рад рос. войск, со­сто­яв­ший­ся там 21 мая (2 июня), при­ня­то счи­тать мо­мен­том окон­ча­ния Кав­каз­ской вой­ны.

За­вер­ше­ние К. в. оз­на­ча­ло фак­тич. вклю­че­ние тер­ри­то­рии Сев. Кав­ка­за в со­став Рос. им­пе­рии и на­ча­ло его ин­те­гра­ции в об­ще­рос­сий­скую адм. сис­те­му (см. Кав­каз­ское на­ме­ст­ни­че­ст­во).


Источник: bigenc.ru

Вооруженная борьба России за присоединение горных территорий Северного Кавказа в 1817-1864 гг.

Российское влияние на Кавказе возрастало в XVI-XVIII вв. В 1801-1813 гг. Россия присоединила ряд территорий в Закавказье (части современных Грузии, Дагестана и Азербайджана) (см. Картли-Кахетинское царство, Мингрелия, Имеретия, Гурия, Гюлистанский мирный договор), но путь туда шел через Кавказ, населенный воинственными племенами, в большинстве своем исповедующими ислам. Они производили набеги на российские территории и коммуникации (Военно-грузинскую дорогу и др.). Это вызывало конфликты подданных России с жителями горных районов (горцами), прежде всего в Черкесии, Чечне и Дагестане (часть из которых при этом формально приняла российское подданство). Для защиты предгорий Северного Кавказа с XVIII в. формировалась Кавказская линия. С опорой на нее под руководством  А. Ермолова русские войска начали систематическое продвижение в горные районы Северного Кавказа. Непокорные районы окружались укреплениями, враждебные аулы уничтожались вместе с населением. Часть населения насильственно переселялось на равнину. В 1818 г. в Чечне была заложенная крепость Грозная, призванная контролировать регион. Шло продвижение в Дагестан. Были «усмирены» Абхазия (1824) и Кабарда (1825). Было подавлено Чеченское восстание 1825-1826 гг. Однако, как правило, усмирение не было надежным, и внешне лояльные горцы могли в дальнейшем действовать против российских войск и поселенцев. Продвижение России на юг способствовало государственно-религиозной консолидации части горцев. Получил распространение мюридизм.

В 1827 г. командующим Отдельным кавказским корпусом (создан в 1820 г.) стал генерал И. Паскевич. Он продолжил прорубку просек, прокладку дорог, переселение непокорных горцев на плоскогорье, строительство укреплений. В 1829 г. по Адрианопольскому мирному договору к России перешло черноморское побережье Кавказа, и Османская империя отказалась от территорий на Северном Кавказе. На некоторое время сопротивление продвижению России осталось без турецкой поддержки. Чтобы предотвратить внешние сношения горцев (включая торговлю невольниками), с 1834 г. стала возводиться линия укреплений вдоль Черного моря за Кубанью. С 1840 г. активизировались нападения адыгов на крепости побережья. В 1828 г. в Чечне и горном Дагестане сложился имамат на Кавказе, который начал газават против России. В 1834 г. его возглавил Шамиль. Он занял горные районы Чечни и почти всю Аварию. Даже взятие Ахульго в 1839 г. не привело к гибели имамата. Воевали также адыгейские племена, нападавшие на русские укрепления на Черном море. В 1841-1843 гг. Шамиль расширил имамат более чем вдвое, горцы одержали ряд побед, в том числе в Ичкеринском сражении 1842 г. Новый командующий М. Воронцов предпринял экспедицию на Дарго в 1845 г., понес большие потери и вернулся к тактике сжатия имамата кольцом укреплений. Шамиль вторгался в Кабарду (1846) и Кахетию (1849), но был оттеснен. Русская армия продолжала систематическое вытеснение Шамиля в горы. Новый виток сопротивления горцев пришелся на период Крымской войны 1853-1856 гг. Шамиль пытался опереться на помощь Османской империи и Великобритании. В 1856 г. русские сосредоточили на Кавказе 200-тысячную армию. Их силы стали более подготовленными и мобильными, командиры хорошо знали театр войны. Население Северного Кавказа было разорено и уже не поддерживало борьбу. Уставшие от войны соратники стали покидать имама. С остатками своих отрядов он отступил в Гуниб, где в 26.8.1859 г. сдался А. Барятинскому. Силы русской армии сконцентрировались в Адыгее. 21 мая 1864 г. ее поход завершился капитуляцией убыхов в урочище Кбаада (ныне Красная поляна). Хотя отдельные очаги сопротивления сохранялись до 1884 г., покорение Кавказа было завершено.

Исторические источники:

Документальная история образования многонационального государства Российского. Кн. 1. Россия и Северный Кавказ в XVI – XIX вв. М.. 1998.

Автор статьи: Шубин А.В.

Источник: w.histrf.ru

Причины войны

В начале 19 столетия Российская империя активно направляла усилия на захват земель на Кавказе. В 1810 году с ее состав вошло Картли-Кахетинское царство. В 1813 году Российская империя присоединила Закавказские (Азербайджанские) ханства. Несмотря на объявление покорности правящими элитами и согласие на присоединение, регионы Кавказа, заселенные народами, в основном исповедующими ислам, заявляют о начале борьбы за освобождение. Формируются два главных региона, в которых ощущается готовность к неповиновению и вооруженной борьбе за независимость: западный (Черкесия и Абхазия) и Северо-Восточный (Чечня и Дагестан). Именно эти территории стали основной ареной боевых действий 1817-1864 годов.

Таблица Кавказской войны 1817-1864

Историки выделяют такие основные причины Кавказской войны:

  1. Желание Российской империи закрепиться на Кавказе. Причем не просто включить территорию в свой состав, а полностью интегрировать ее, в том числе распространив свое законодательство.
  2.  Нежелание некоторых народов Кавказа, в частности черкесов, кабардинцев, чеченцев и дагестанцев присоединяться к Российской империи, а главное – готовность вести вооруженное сопротивление захватчику.
  3. Александр 1 хотел избавить свою страну от бесконечных набегов народов кавказа на свои земли. Дело в том, что еще с начала 19 столетия фиксируются многочисленные нападения отдельных отрядов чеченцев и черкесов на российские территории с целью грабежа, что создавала большие проблемы для пограничных населенных пунктов.

Ход и основные этапы

Кавказская война 1817-1864 годов обширное событие, но ее можно разделить на 6 ключевых этапа. Дальше рассмотрим каждый из этих этапов.

Первый этап (1817-1819)

Это период первых партизанских выступлений в Абхазии и Чечне. Окончательно осложнил отношение между Россией и народами Кавказа генерал Ермолов, который начал строить укрепленные крепости для контроля над местными народами, а также приказал переселить горцев на равнины вокруг гор, для более строгого надзора за ними. Это вызвало волну протеста, которая еще больше усилила партизанскую войну и дальнейшее обострение конфликта.

Карта Кавказской войны 1817 1864

Кавказская война 1817-1864 - карта

Второй этап (1819-1824)

Этот этап характеризуется договоренностями локальных правящих элит Дагестана в отношении совместных боевых действий против России.  Одна из главных причин объединения – Черноморский казачий корпус передислоцировали на Кавказ, что вызвало массовое недовольство кавказцве.  Кроме того, в этот период происходят бои в Абхазии между армией генерал-майора Горчакова и местными повстанцами, которые потерпели поражение.

Третий этап (1824-1828)

Этот этап начинается с восстания Таймазова (Бейбулата Таймиева) в Чечне.  Его войска пытались захватить крепость Грозная, однако возле станицы Калиновская лидер повстанцев попал в плен.  В 1825 году российская армия также одержала ряд побед над кабардинцами, что привело, к так называемому, усмирению Большой Кабарды. Центр сопротивления полностью переместился на северо-восток, на территорию чеченцев и дагестанцев. Именно на этом этапе возникает течение в исламе «мюридизм». Его основой является обязанность газавата – священной войны. Для горцев война с Россией становится обязанностью и частью религиозного верования. Заканчивается этап в 1827-1828 году, когда был назначен новый командующий кавказского корпуса И.Паскевич.

Мюридизм — исламское учение о пути к спасению путем связещенной войны — газават. Основва мюризма в обязательном участии в войне против «неверных».

Историческая справка

Четвертый этап (1828-1833)

В 1828 году происходит серьезное осложнение отношений горцев и российской армии. Местные племена создают первое горское независимое государство в годы войны – имамат. Первый имам – Гази-Мухамед, основатель мюридизма. Он первый, кто объявил России газават, однако в 1832 году погиб в ходе одного из сражений.

Пятый этап (1833-1859)

из кавказской войны

Самый длинный период войны. Он длился с 1834 по 1859 год. В этот период местный предводитель Шамиль объявляет себя имамом и также объявляет газават России. Его армия устанавливает контроль над Чечней и Дагестаном. На несколько лет Россия полностью теряет эту территорию, особенно во время участия в Крымской войне, когда все военные силы были брошены для участия в ней.  Что касается самих боевых действий, то долгое время они велись с переменным успехом.

Перелом наступил только в 1859 году, после того как возле аула Гуниб Шамиль попал в плен. Это был перелом в Кавказской войне. После пленения Шамиля возили по центральным городам российской империи (Москва, Петербург, Киев), устраивая встречи с первыми лицами империи и генералами-ветеранами Кавказской войны. Кстати, в 1869 году его отпустили в паломничество в Мекку и Медину, где он умер в 1871 году.

Шестой этап (1859-1864)

После разгрома имамата Шамиля с 1859 по 1864 год происходит завершающий период войны. Это были небольшие локальные сопротивления, которые очень быстро удавалось устранить. В 1864 года удалось полностью сломить сопротивление горцев. Россия закончила сложную и проблемную для себя войну победой.

Основные результаты

Кавказская война 1817-1864 годов завершилась для России победой, в результате чего было решено несколько задач:

  1. Окончательный захват Кавказа и распространение там своего административного устройства и правовой системы.
  2. Усиление влияния в регионе. После захвата Кавказа этот регион становится важным геополитическим пунктом для усиления влияния на Востоке.
  3. Начало заселения этого региона славянскими народами.

Но несмотря на успешное завершение войны, Россия приобрела сложный и неспокойный регион, который требовал усиленных ресурсов для поддержания порядка, а также дополнительных мер защиты в связи с интересами Турции в этой области.  Такой была Кавказская война для Российской империи.

Кавказская война 1817-1864 - таблица

Популярные статьи:


Список правителей России

Полтавская битва

Император Павел 1

Присоединение Украины

 

Последние добавления:

Источник: istoriarusi.ru

После присоединения Грузин к России и победоносного окончания русско-турецких (1806—1812гг., 1828—1829гг.) и русско-персидских(1804—1813гг., 1826—1828гг.) войн к России перешел весь обширный район Кавказа — от Черного до Каспийского моря. Здесь жили разные народы, часто длительное время враждовавшие между собой. Мало-помалу эти конфликты начали затихать. Новая власть делала все, чтобы не допускать межплеменных столкновений.

Однако действительный контроль русское правительство и верные ему вожди и правители местных племен осуществляли лишь на равнинах, где существовали система надежных коммуникаций, укрепленная сеть опорных пунктов и поселений. Значительная же часть Кавказа — труднопроходимые горные массивы — находилась за пределами контроля властей.

В северо-восточной части Кавказского хребта издавна обитали горские племена черкесов, чеченцев, лезгин, ингушей, кумыков, аварцев. Они отличались чрезвычайной воинственностью, традиционно занимались скотоводством и промышляли грабежом. Их жестокие набеги постоянно испытывали на себе и жители равнинных территорий Северного Кавказа, и жители долин Закавказья. В XIX в. почти все они исповедовали ислам, причем здесь получило распространение его наиболее воинственное течение — мюридизм, требовавший полного подчинения имаму (религиозному вождю) и провозглашавший газават (священную войну) с неверными (не мусульманами) до окончательной победы над ними.

Мюриды не признавали власть «белого царя» и по мере укрепления позиций России все чаще и чаще атаковали русские воинские посты, грабили и жгли населенные центры, а людей или убивали или превращали в рабов. Их жестокие издевательства над «неверными» были ужасны. Естественно, что иметь среди своих владений не просто независимый, но и откровенно враждебный анклав не могло позволить ни одно государство. Не могла подобного терпеть и Россия.

С горцами пытались договориться, их вождям предлагались выгодные условия, сохранение всех их привилегий при условии признания власти царя и прекращения набегов на равнинные районы. Но все было тщетно. Воинственный дух горцев, их подчинение только племенным вождям и религиозным авторитетам долго препятствовали примирению. В интересах сохранения целостности и крепости Российской империи усмирение горных районов Кавказа становилось настоятельно необходимым.

Особенно упорные военные действия разгорелись в 1830—1840-е гг., когда горные племена Дагестана и Чечни объединил под своим руководством имам Шамиль (1797г.—1871г.). Он родился в аварском ауле Гимры в крестьянской семье. Воспитывался в среде мусульманского духовенства, получил хорошее исламское образование, прекрасно знал Коран и арабскую литературу.

Это был мужественный человек, для которого война с «неверными» являлась служением Аллаху. Клинок его шашки украшала надпись: «Тот не храбрец, кто в бранном деле думает о последствиях». Став имамом в 1834 г., Шамиль на протяжении последующих 25 лет возглавлял войну против России и против других вождей и правителей, не желавших подчиняться власти имама.

Эта борьба была жестокой и кровопролитной. Русским воинским частям приходилось действовать в труднодоступной местности, удаляясь от своих баз на десятки и сотни километров. К тому же военные действия можно было вести лишь в летние месяцы; зимой же все заносило снегом, и горные районы делались неприступными. Но не только природные и географические условия мешали быстрому окончанию войны.

Русским военным отрядам приходилось действовать среди населения, где существовали специфические нормы поведения и законы, нарушить которые значило лишь умножить силы сопротивления. Русское командование и гражданские чиновники не сразу осознали необходимость деликатного обращения с традициями горских нардов. В 1839 г., перед походом русской военной экспедиции, которую поддерживали отряды 45 горских князей, командующий генерал П.X. Граббе издал приказ, где говорилось, что многие горцы желают, наконец, покоя под защитой нашего оружия. Отличим их от непокорных там, где они явятся. Женщинам же и детям непременно и везде — пощада. Не будьте страшны для безоружных!

Русская армия медленно, но неуклонно, шаг за шагом продвигалась в горные районы. Несколько раз Шамиль терпел поражения, и казалось, что его участь решена и война скоро закончится. Однако в последний момент ему удавалось ускользнуть, а через некоторое время в горных селениях Дагестана и Чечни он снова собирал под знаменем «священной войны» новые тысячи мусульман, готовых стать «мучениками за веру», т.е. умереть в бою и, по их представлениям, сразу же попасть в рай.

К концу 1840-х гг. власть Шамиля распространялась на большие территории. Около 400 тыс. человек, живших в горной Чечне и горном Дагестане, признавали его своим земным владыкой, имевшим полное право казнить и миловать по собственному усмотрению.

В этом своеобразном государстве, имамате, царили жесточайшие порядки. За любой проступок неизбежно наказывали, и чаще всего — смертью. Казней было много, но желаемых результатов имам так и не добился. Позднее Шамиль признавался: «Правда сказать, я употреблял против горцев жестокие меры: много людей убито по моему приказанию. Бил я и шатойцев, и андийцев, и тадбутинцев, и ичкерийцев; но я бил их не за преданность русским — они ее никогда не выказывали, а за их скверную натуру, склонность к грабительству и разбоям».

Мятежный имамат, эта, как писал один современник, болезненная заноза в теле Российской империи, вызывал повышенный интерес и сочувствие у врагов Рос­сии. Особенно большое внимание к Шамилю проявляла Турция, правящие круги которой так и не примирились с фактом потери своего влияния на Кавказе. Когда в 1853 г. началась Крымская война, турецкие военные силы было решено направить походом на Кавказ, чтобы, соединившись с войсками Шамиля, изгнать русских с Кавказа. Но этот план провалился. Турецкая армия потерпела сокрушительное поражение, а войско Шамиля, спустившись с гор в долины Грузии, занялось грабежом, забыв о своих союзнических обязательствах. Шамиль сообщал ко­мандиру турецкой армии Омер-паше: «Я выходил к вам навстречу с сильным войском, но невозможно было наше соединение по причине сражения, бывшего между нами и грузинским князем. Мы отбили у них стада, имение, жен и детей, покорили их крепости, с большой добычей и торжеством возвратились домой, так радуйтесь и вы!».

Но в Стамбуле радости не испытывали. Стратегический замысел не удался. Шамиль готов был принимать подарки, деньги, выражение симпатий, но не желал превращаться в марионетку султана и стоявших за ним англичан. К тому же выяснилось, что священное воинство не способно вести регулярные военные действия. Свидетель событий английский инструктор Ч. Дункан сообщал своему правительству в Лондон, что бойцы Шамиля покидают аулы и устремляются на равнину «только ради грабежа. Ни один предводитель не может, не хочет и не рискнет остановить их поспешное отступление».

Правительство России внимательно следило за положением дел на Кавказе, но предпринять решительные действия против Шамиля в тот период не имело возможности. Лишь после окончания Крымской войны было решено покончить с враждебным имамом. Наместник на Кавказе князь А.И. Барятинский понимал, что с горцами надо бороться не только силой оружия. Куда успешней ему представлялись другие средства: устройство поселений, прокладка дорог. Но главным «неотразимым оружием» князя стали деньги. Он проводил дружественную политику по отношению к мирным горцам, задабривая деньгами и дарами их вождей, которые один за другим приносили клятву на верность России. Шамиля покидали ближайшие соратники. В 1859 г. кольцо русской армии вокруг резиденции Шамиля в ауле Ведено замкнулось.

Верных людей у Шамиля становилось все меньше и меньше. Несколько месяцев он перебирался от одного привального аула к другому, грозил именем Аллаха, призывая «правоверных» начать очередную войну с «гяурами». Его глушили, но воевать уже мало кому хотелось.

К этому времени горцы поняли, что власть царя не принесет им ничего плохого. Свой уклад жизни, традиции и обычаи они сохраняли, а русские власти ничего им не навязывали. Подобные представления решительно подрывали дело имама.

В начале августа 1859 г. с отрядом в несколько десятков человек, этим остатком «священного воинства», Шамиль отравился в высокогорный аул Гуниб, расположенный среди неприступных скал Дагестана. За день до прибытия туда, ночью, горцы соседних селений напали на обоз Шамиля и разграбили его. Это оказалось для имама тяжелым ударом. В Гуниб Шамиль прибыл, имея только то оружие, которое оставалось у него в руках, и лошадь, на которой продвигался.

18 августа 1859 г. Шамиль получил предложение Л.И. Барятинского сдаться на почетных условиях: имаму и его близким будет разрешено выехать за пределы России. Шамиль не ответил. Он не верил в подобное великодушие.

Русская армия начала штурм. Положение имама становилось безвыходным. Даже его сыновья угрожали, что они перейдут на сторону русских. В конце концов 25 августа Шамиль капитулировал и был поражен, что когда спускался из своего укрепления, то русские солдаты кричали ему «Ура!».

Его встретил сам наместник, ему оказывали почести как главе побежденного государства. Ничего подобного Шамиль не ожидал. Для него была приготовлена специальная карета, ему позволили сохранить при себе оружие, и в сопровождении караула, напоминавшего почетный эскорт, непокорный имам выехал на север России, где ему предстояло провести остаток жизни.

Под Харьковом Шамиля принял император Александр II: «Я очень рад, что ты наконец в России, жалею, что этого не случилось ранее. Ты раскаиваться не будешь. Я тебя устрою, и мы будем друзьями».

Шамиль побывал в Москве и Петербурге, его принимала императрица, ему предоставили возможность осмотреть императорские резиденции в Петербурге и Царском Селе. Его возили на спектакли, на заводы, показывали железную дорогу, новейшие технические приспособления. Он увидел удивительную страну, где жили совсем не те злые и лживые люди, которыми себе раньше представлял русских.

Местом его постоянного жительства была определена Калуга, где для Шамиля специально приготовили один из лучших особняков в городе. При доме имелись обширный сад для прогулок и небольшая мечеть. Сюда же из Дагестана перевезли его семью (двух жен, детей, внуков, других родственников, всего 22 человека). На содержание Шамиля и его близких из казны выделялись ежегодно несколько десятков тысяч рублей.

Менялись не только условия жизни Шамиля, но и сам мятежный имам. Россия и русский царь вызывали у него все большее восхищение. 26 августа 1866 г., через семь лет после капитуляции, в зале калужского дворянского собрания Шамиль и его семья принесли присягу на верность России.

Той же осенью он в качестве почетного гостя присутствовал в Петербурге на свадьбе наследника престола великого князя Александра Александровича (будущего царя Александра III). Там он произнес свои знаменитые слова: «Старый Шамиль на склоне лет жалеет о том, что не может родиться еще раз, дабы посвятить свою жизнь служению белому царю, благодеяниями которого он теперь пользуется».

В 1870 г. Шамилю позволили совершить паломничество в священный город мусульман Мекку. Там он и умер 4 февраля 1871 г. Его тело было погребено на мусульманском кладбище в городе Медине (недалеко от Мекки).

Источник: histerl.ru

150 лет назад Россия праздновала завершение долгих Кавказских войн. Но начало их датируют по-разному. Можно встретить 1817, 1829 г. или упоминания, что они продолжались «полтора века». Какой-то определенной даты их начала действительно не было. Еще в 1555 г. к Ивану Грозному прибыли посольства кабардинцев и гребенских казаков, «дали правду на всю землю» — приняли подданство Москве. Россия утвердилась на Кавказе, строила крепости: Терский городок, Сунженский и Койсинский остроги. Под власть царя перешла часть адыгов и дагестанских князей. Подданство оставалось номинальным, дани они не платили, царская администрация к ним не назначалась. Но Закавказье делили между собой Турция и Персия. Они встревожились, принялись перетягивать горцев к себе, натравливать на русских. Совершались набеги, стрельцы и казаки совершали ответные вылазки в горы. Периодически накатывались орды крымских татар, ногайцы, персы.

Получилось так, что крепости и казачьи поселения отгородили от татарских и персидских нападений чеченцев. К началу XVIII в. они усилились. Воеводы доносили: “Чеченцы и кумыки стали нападать на городки, отгонять скот, лошадей и полонить людей”. А гребенских казаков насчитывалось всего 4 тыс. вместе с женами, детьми. В 1717 г. 500 лучших казаков ушли в трагическую экспедицию на Хиву, где и погибли. Чеченцы вытеснили оставшихся гребенцов с Сунжи, заставили отступить на левый берег Терека.

В 1722 г. Петр I предпринял поход на Каспий. Некоторые горские властители покорились ему, других разбили. Россия подчинила часть Азербайджана, на Северном Кавказе построили крепость Св. Креста. В Дербенте, Баку, Астаре, Шемахе разместились русские гарнизоны. Но они попали в мешанину войн. Происходили непрерывные стычки со сторонниками турок, персов, просто бандами разбойников. А малярия, дизентерия, эпидемии чумы уносили куда больше жертв, чем бои. В 1732 г. императрица Анна Иоанновна сочла, что удержание Закавказья ведет только к расходам и потерям. С Персией подписали договор, установив границу по Тереку. Войска из Азербайджана и Дагестана выводились, вместо крепости Св. Креста строилась новая – Кизляр.

Предполагалось, что теперь воцарится мир… Не тут-то было! Отступление горцы восприняли, как признак слабости. А со слабыми на Кавказе не церемонились. Нападения посыпались беспрерывно. Например, в 1741 г. кизлярские казаки обращались к астраханскому епископу: “В прошлом, государь, 1740 году, напали на нас, холопей и сирот великого государя, бусурмане татары, сожли святую церковь, увели у нас, холопей и сирот великого государя, попа Лавра, и великое разорение причинили. Великий господин, преосвященный Илларион астраханский и терский, пожалуй нас… вели церковь новую во имя Николая Чудотворца построить и пришли нам, холопям и сиротам великого государя, другого попа за Лавра…”

Была и другая причина для хищничества. Россия выиграла очередную войну с Турцией, и один из пунктов мирного договора 1739 г. предусматривал: Крымское ханство освобождает всех русских рабов. А Крым был главным поставщиком «живого товара» на рынки Востока! Цены на невольников круто подскочили, и охотой за ними занялись кавказские племена. Царское правительство взялось наращивать оборону. В 1762 г. была основана крепость Моздок, в ней поселили дружественных кабардинцев. В последующие годы на Терек перевели 500 семей волжских казаков, они построили ряд станиц, примыкающих к гребенским городкам. А со стороны Кубани границу прикрывало Донское Войско.

Результатом следующей войны с турками, в 1774 г., стало выдвижение России на Кубань. Набеги не прекращались, в 1777 г. в государственном бюджете появилась особая статья: 2 тыс. руб. серебром на выкуп у горцев христианских пленников. В 1778 г. командующим Кубанским корпусом был назначен А.В. Суворов. Ему поставили задачу строить укрепленную линию по всей границе. Он докладывал Потемкину: “Я рыл Кубань от Черного моря в смежность Каспийского, под небесною кровлею, преуспел в один великий пост утвердить сеть множественных крепостей, подобных моздокским, не с худшим вкусом”. Но и это не помогло! Уже осенью 1778 г. Суворов возмущенно писал: “Войска, пришед в расслабление, расхищаемы стали – стыд сказать – от варваров, об устройстве военном ниже понятия имеющих!” Да, солдаты несли постовую службу. Но стоило лишь зазеваться, их “расхищали” горцы и тащили в плен.

Ну а турки засылали своих эмиссаров, чтобы объединить кавказские народы на борьбу с русскими. Появился первый проповедник «священной войны», Шейх-Мансур. В 1790 г. на Кубани высадилось войско Батал-паши. Но его разгромили вдребезги, а в 1791 г. наши войска взяли штурмом главную базу Шейх-Мансура, крепость Анапу. По ожесточенности эту операцию сравнивали со штурмом Измаила. В Анапе пленили и самого Шейх-Мансура. Соответственно, и русское правительство наращивало оборону. На Кавказ переселили несколько партий донских казаков, а в июне 1792 г. Екатерина II даровала земли на Кубани Черноморскому Войску, бывшим запорожцам. Начал строиться Екатеринодар, 40 запорожских куреней основали 40 станиц: Пластуновскую, Брюховецкую, Кущевскую, Кисляковскую, Ивановскую, Крыловскую и др.

В 1800 г. под власть русского царя передалась Грузия. Однако этим возмутился персидский шах, развязал войну. Наши войска в Закавказье защитили грузин, отбрасывали врагов. Но они оказались фактически отрезанными от родины массивом Кавказа. Некоторые из здешних народов становились для русских искренними друзьями и союзниками: осетины, часть кабардинцев, абхазов. Других турки и персы успешно использовали. Александр I в своем рескрипте отмечал: “К большому моему неудовольствию вижу я, что весьма усиливаются на линии хищничества горских народов и противу прежних времен несравненно их более случается”. А здешний начальник, Кнорринг, докладывал государю: “Со времени служения моего инспектором Кавказской линии всего наиболее озабочен я был хищными граблениями, злодейскими разбоями и похищениями людей…”.

Донесения сохранили скупые строки о тогдашних трагедиях. В селе Богоявленском вырезано более 30 жителей… из станицы Воровсколесской угнано в горы 200 человек… уничтожено село Каменнобродское, 100 человек чеченцы зарезали в церкви, 350 угнали в рабство. А на Кубани бесчинствовали черкесы. Переселившиеся сюда черноморцы жили чрезвычайно бедно, но все равно каждую зиму по льду горцы переходили Кубань, грабили последнее, убивали, уводили в плен. Спасала только взаимовыручка. По первому же сигналу опасности, выстрелу, крику все боеспособные казаки бросали дела, хватали оружие и мчались туда, где худо. В январе 1810 г. на Ольгинском кордоне полторы сотни казаков во главе с полковником Тиховским приняли на себя удар 8 тыс. черкесов. Дрались 4 часа. Когда кончились патроны, ринулись в рукопашную. Пробились есаул Гаджанов и 17 казаков, все раненные, большинство вскоре умерли. Опоздавшая подмога насчитала на месте боя 500 трупов неприятелей.

А самой эффективной формой защиты оказывались ответные походы. Горцы уважали силу и должны были запомнить – за каждый набег последует расплата. Особенно тяжко пришлось в 1812 г. Войска уходили защищать Отечество от Наполеона. Активизировались персы, чеченцы, черкесы. О боях на Кавказе не писали в это время газеты, их не обсуждали в светских салонах. Но они были не менее жестокими, раны были не менее болезненными, а погибших оплакивали не менее горько.Лишь напряжением всех сил нашим войскам и казакам удалось отбиться.

После разгрома французов на Кавказ пошли дополнительные силы, а главнокомандующим стал ученик Суворова Алексей Петрович Ермолов. Он оценил: полумерами ничего не добьешься, Кавказ надо покорить. Писал: “Кавказ – это огромная крепость, защищаемая полумиллионным гарнизоном. Надо или штурмовать ее или овладеть траншеями. Штурм будет стоить дорого. Так поведем же осаду”. Ермолов установил: каждый рубеж надо закреплять опорными пунктами и прокладкой дорог. Начали возводиться крепости Грозная, Внезапная, Бурная. Между ними прорубались просеки, ставились форпосты. Это не обходилось без боев. Хотя потери были небольшими – войск на Кавказе было немного, но это были отборные, профессиональные бойцы.

Предшественники Ермолова склоняли горских князей приносить присягу в обмен на офицерские и генеральские чины, высокое жалованье. При удобном случае они грабили и резали русских, а потом снова присягали, возвращая те же чины. Ермолов такую практику пресек. Нарушивших присягу стал вешать. Селения, откуда шли нападения, навлекали на себя карательные рейды. Но и для дружбы двери оставались открытыми. Ермолов формировал отряды чеченской, дагестанской, кабардинской милиции. К середине 1820-х обстановка, казалось бы, стабилизировалась. Но к разжиганию войны, кроме Турции, подключились Англия и Франция. К горцам в больших количествах переправлялись деньги, оружие. Появился имам Кази-Мухаммед, звавший всех на «газават».

А российская «передовая общественность» уже в те времена принимала сторону врагов своего народа. Столичные дамы и господа читали в английских и французских газетах о “зверствах русских на Кавказе”. Не их родных убивали, не их детей угоняли в рабство. Они поднимали возмущенный вой, влияли и на царя. Ермолова отстранили, новая администрация получила инструкции действовать «просвещением». Хотя это перечеркнуло все достижения. Снова посыпались жуткие донесения о сожженных хуторах и станицах. Чеченцы во главе с Кази-Мухаммедом разорили даже Кизляр, угнав население в горы. Тут уж спохватились. В 1832 г. имама обложили в ауле Гимры, Кази-Мухаммед и все его мюриды погибли. Спасся только один – прикинувшийся мертвым Шамиль.

Он стал новым предводителем, талантливым организатором. Заполыхало повсюду – на Кубани, в Кабарде, Чечне, Дагестане. Россия слала подкрепления, развернула Кавказский корпус в армию. Но это вело к большим потерям. В густые колонны пули летели без промаха. И не хватало того, чем выигрывал Ермолов – планомерности и систематичности. Разрозненные операции становились бесполезными. Добавлялась и «политика». 17 июня 1837 г. Шамиля блокировали в ауле Тилитль. Он сдался. Принес присягу, отправил в Россию сына. И был отпущен на все четыре стороны! Сын Шамиля, кстати, встретил в Петербурге отличный прием, был определен в офицерское училище. Но его отец собрал отряды, нападения возобновились. Между прочим, имам отнюдь не был бескорыстным “борцом за свободу”, от всех горцев ему шла пятая часть добычи, он стал одним из богатейших людей своего времени. Турецкий султан произвел его в “генералиссимусы Кавказа”, при нем действовали английские инструкторы.

Русское командование строило крепости по берегу Черного моря, пресекая контрабанду оружия. Каждый шаг давался с неимоверным трудом. В 1840 г. массы черкесов хлынули на приморские посты. Погибли гарнизоны фортов Лазаревского, Головинского, Вельяминовского, Николаевского. В Михайловском укреплении, когда пали почти все 500 защитников, рядовой Архип Осипов взорвал пороховой погреб. Он стал первым русским солдатом, навечно зачисленным в списки части. А Шамиль, найдя общий язык с дагестанским лидером Хаджи-Муратом, перешел в наступление и на восточном фланге. В Дагестане гарнизоны погибли или с трудом выбирались из осады.

Но постепенно выдвигались новые блестящие начальники. На Кубани – генералы Григорий Христофорович Засс, Феликс Антонович Круковский, «батька» Черноморского войска Николай Степанович Заводовский. «Легендой Терека» стал Николай Иванович Слепцов. Казаки в нем души не чаяли. Когда Слепцов проносился перед ними с призывом: “На конь, за мной, Сунжа”, за ним мчались в огонь и в воду. А особенно прославился «донской богатырь» Яков Петрович Бакланов. Он воспитал из своих казаков настоящий спецназ. Учил снайперской стрельбе, искусству разведки, применил ракетные батареи. Придумал свое особое знамя, черное, с черепом и костями и надписью «Чаю воскресения мертвых и жизни будущаго века. Аминь». Оно наводило ужас на врагов. Бакланова никто не мог застать врасплох, наоборот, он сам нежданно сваливался на голову мюридов, разорял мятежные аулы.

В середине 1840-х новый главнокомандующий М.С. Воронцов вернулся к ермоловскому плану “осады”. С Кавказа были выведены два «лишних» корпуса. Оставленные войска повели сплошную вырубку лесов, прокладку дорог. Опираясь на строящиеся базы, наносили следующие удары. Шамиля все дальше загоняли в горы. В 1852 г., когда рубилась просека на р. Мичик, он решил дать большое сражение. На экспедицию Барятинского между Гонсалем и Мичиком обрушились огромные массы кавалерии. Но именно это устраивало русских! К эпицентру битвы стремительно подоспел Бакланов. С ходу развернул ракетную батарею, сам наводил установки, и 18 ракет врезались в скопища врагов. А затем казаки и драгуны во главе с Баклановым ринулись в атаку, опрокинули войско Шамиля, гнали и рубили. Победа была полной.

Крымская война подарила враждебным племенам отсрочку. Лучшие русские войска перебрасывались в Крым или в Закавказье. А англичане и французы с турками строили планы: после победы над русскими создать на Кавказе «халифат» Шамиля. Помощь хлынула широким потоком, мюриды активизировались. В ноябре 1856 г. банда Каплана Эсизова прорвалась на Ставрополье, вырезала все взрослое население сел Константиновское и Кугульты, а детей увела в рабство. И все-таки уже наметился перелом. Шамиль терпел поражения. Горцам надоела бесконечная война и жестокая диктатура имама. А русское командование умело дополняло военные меры дипломатическими. Привлекало горцев на свою сторону, противопоставляя внедренному Шамилем шариатскому праву обычное право дагестанцев и чеченцев.

От него отпал почти весь Дагестан. Перекинулся к русским даже “вождь номер два” Хаджи-Мурат, незаслуженно романтизированный Толстым бандит. Он смекнул, что пахнет жареным. Заложил базы Шамиля, склады оружия, места хранения финансов. Хотя вскоре погиб при странных обстоятельствах. Ну а окончание Крымской войны стало приговором для мюридов. Они были нужны англичанам и французам лишь до тех пор, пока вынашивались планы расчленения России. А колоссальные потери отрезвили Запад. Про Шамиля и его воинов на мирных конференциях никто не вспомнил. Для Европы они теперь представляли лишь пропагандистскую ценность. Поддержка сократилась. А тем, кого имам поднял на войну, становилось ясно — в ближайшем будущем от западных и турецких союзников ждать нечего.

Последним наступлением на Шамиля руководили князь Александр Иванович Барятинский и его помощник, генерал-лейтенант Николай Иванович Евдокимов – сын простого солдата и казачки, связавший с Кавказом всю свою жизнь. Шамиля оттесняли в высокогорье. Чеченские и дагестанские аулы один за другим замирялись. Имам злился, нападал на них. Но тем самым превращал горцев в своих кровных врагов. В 1858 г. Евдокимов взял штурмом Шатой. Шамиль укрылся в Ведено. Но и сюда пришел Евдокимов, аул был захвачен. Имам ушел в Аварию. Там его настигла экспедиция генерала Врангеля. Он сумел ускользнуть в аул Гуниб, где и был осажден. Сюда прибыли Барятинский и Евдокимов. Предложили сдаться на условиях свободного выезда в Мекку. Шамиль отказался, готовился к обороне, заставил носить камни на укрепления даже своих жен и невесток. Тогда русские атаковали, овладели первой линей обороны. Окруженный имам после переговоров капитулировал. 8 сентября Барятинский отдал приказ: “Шамиль взят, поздравляю Кавказскую армию!”

Покорение Западного Кавказа возглавил Евдокимов. Развернулось такое же систематическое наступление, как на Шамиля. В 1860 г. было подавлено сопротивление племен по рекам Илю, Убину, Шебшу, Афипсу. Строились укрепленные линии, огородившие «немирные» области почти замкнутым кольцом. Попытки помешать строительству оборачивались для нападавших серьезнейшими потерями. В 1862 г. отряды солдат и казаков продвинулись вверх по Белой, Курждипсу и Пшехе. Мирных черкесов Евдокимов отселял на равнину. Никаким притеснениям они не подвергались. Наоборот, им предоставляли все возможные выгоды от нормального ведения хозяйства, торговли с русскими.

В это время сказался еще один фактор. Турция задумала создать собственное подобие казачества, башибузуков. Поселить на Балканах среди подвластных христиан, чтобы держать их в повиновении. А после Крымской войны, когда исчезла надежда прорваться к Кавказу, в Стамбуле вызрел проект привлечь в башибузуки черкесов и абхазов. К ним засылались эмиссары, вербуя переселяться в Турцию. Считалось, что они действуют тайно. Но Евдокимов через свою агентуру прекрасно об этом знал. Однако не препятствовал, а наоборот, поощрял. Уходили-то самые воинственные, непримиримые – ну и скатертью дорога! Русские посты закрывали глаза, когда караваны двигались к турецким границам или грузились на суда, войска отводились в стороны с пути их следования.

В 1863 г. на посту главнокомандующего Барятинского сменил брат царя великий князь Михаил Николаевич. Он приехал не только пожинать лавры. Он и полководцем был хорошим. Но его назначение было психологическим ходом. Горцам давали понять, что теперь-то им не устоять. А покориться брату царя было куда более почетно, чем “простым” генералам. Войска двинулись на завершающий штурм. В январе 1864 г. подавили сопротивление абадзехов в верховьях Белой и Лабы, овладели Гойтхским перевалом. В феврале покорились шапсуги. А 2 июня великий князь Михаил Николаевич принял присягу абхазов во взятом накануне урочище Кбаада (Красная поляна). Провел торжественный смотр войск, гремел салют. Это и было завершение войны.

Хотя надо сказать, что российская либеральная общественность по-прежнему презирала покорителей Кавказа. Опять пыжились подстраиваться под мнения Запада. Героев охаивали. Евдокимову, прибывшему в Петербург для получения наград, столичный бомонд устроил обструкцию. Его не приглашали в гости, уходили с раутов, где он появлялся. Однако генерала это не смущало, он говорил, что не их родных резали горские разбойники. Зато когда Евдокимов приехал на Ставрополье, жители организовали ему триумфальную встречу, стекались от мала до велика, забрасывали цветами. Что ж, их можно было понять. Дамоклов меч постоянной опасности, висевшей над здешними краями, исчез. Юг страны наконец-то получил возможность для мирного развития…

Источник: topwar.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.