Холодная война вики

Сразу после окончания Второй мировой войны началось сопер­ничество и противостояние между СССР, возглавившим социали­стический лагерь, и капиталистическим лагерем под эгидой США. В основе противостояния, получившего название «холодная вой­на», лежало различие между двумя общественными системами. Мир стал биполярным, что означало существование двух основных центров силы: СССР и США, которые превратились в ключевых игроков на международной арене.

В этот период доминирующим являлось ощущение неминуемо приближающейся войны. Кон­фликтов хватало и раньше, но это особое состояние «без мира», которое в любой момент могло превратиться в войну, человече­ство переживало впервые.

Противоборство времён «холодной войны» родилось из различ­ных общественных систем Запада и Востока и в большой степени оказалось неизбежным. Этим противостоянием в одинаковой сте­пени были захвачены обе стороны, поэтому каждая из них в равной степени несёт ответственность за развязывание «холодной вой­ны». Также несомненно, что, вступив в соперничество, уклониться от него уже было невозможно; этого требовали вопросы безопас­ности каждой из сторон, обладавших огромной разрушительной си­лой ядерного оружия.

Пик «холодной войны» приходится на первое послевоенное де­сятилетие, однако противостояние продолжалось и позже, време­нами то ослабляясь, то усиливаясь.

«Холодная война» сопровождалась се­рией региональных вооружённых конфликтов, за которыми прак­тически всегда стояли идеологическая борьба и геополитическое противостояние супердержав — СССР и США. Приблизительно в 160 военных конфликтах, происходивших в период с 1945 по 2000 г., погибло около 7,2 млн солдат (для сравнения — Первая ми­ровая война унесла 8,4 млн). «Холодная война» продолжалась вплоть до краха социалистической системы в конце 1980-х гг.

Вопрос о виновности в развязывании «холодной войны» до сих пор является дискуссионным. Ряд западных историков главную от­ветственность за её начало возлагают на СССР. Советские истори­ки, напротив, считали, что именно США развязали «холодную войну». Наиболее объективной является точка зрения тех истори­ков, которые говорят об общей ответственности сверхдержав.

СССР и США вышли из Второй мировой войны могущественными военно-политическими державами. Власти этих стран претендова­ли на лидерство в послевоенном мире. Свои амбиции следовало подкреплять внешнеполитическими действиями, поэтому перио­дического обострения отношений было не избежать. По большо­му счёту, даже если бы СССР и США представляли после войны одну и ту же общественную систему, после победы над Германией между ними обязательно бы возникло соперничество, поскольку оно коренится в самой сути политики.

Период «холодной войны» характеризуется форсированной гон­кой вооружения, созданием военных блоков, усилением роли воен­но-промышленного комплекса в экономической и политической жизни, использованием силы или угрозы её применения в между­народных отношениях.

И. В. Сталин сказал: «Нынешняя война — это особая война. Каждый будет устанавли­вать собственную политическую систему после победы до тех пре­делов, докуда успеют дойти его армии».

К концу Второй мировой войны стало понятно, что в «Большой тройке», которая сыграла решающую роль в разгроме Германии, назрели серьёзные противоречия.

На Потсдамской конференции стало очевидно, что И. В. Сталин и руководители США и Великобритании по-разному видят пути решения проблем послевоенного устройства мира. Единственное, что по-прежнему связывало страны «Большой тройки», — это необ­ходимость совместных усилий для разгрома Японии.

Несмотря на договорённости о координации действий в оккупа­ционных зонах, СССР и страны Запада в своих зонах делали то, что считали правильным, не согласовываясь со своими вчерашними союзниками. Время от времени стороны позволяли себе жёсткие заявления. Так, в своей февральской речи 1946 г. Сталин прямо го­ворил о США и Великобритании как о противниках СССР. В эти же дни поверенный в делах США в СССР Джордж Кеннан предостерегал американское руководство от попыток продолжать рузвельтовскую политику доверительного партнёрства, утверждая, что с СССР можно разговаривать только с позиции силы. Мир неуклонно дви­гался по пути к новому противостоянию.

Среди учёных не прекращаются споры относительно начала «хо­лодной войны». У каждого специалиста найдётся масса аргументов, на которые он опирается, защищая своё мнение по этому вопросу. Однако правильнее было бы считать началом «холодной войны» определённый период, а не дату. Мир постепенно втягивался в про­тивостояние двух лагерей. Сталин вернулся к курсу на мировую ре­волюцию, воссоздав Коминтерн в виде Коминформа (Коммунисти­ческого информационного бюро); возникли или интенсифициро­вались локальные конфликты в ряде регионов планеты: от Китая и Кореи до стран Восточной Европы. С другой стороны, США при­няли к реализации план Дж. Маршалла, от которого восточноевро­пейские страны оказались под давлением СССР.

Важным шагом в закреплении противостояния Востока и Запада являлся план Маршалла, предполагавший восстановление на амери­канские деньги разрушенного хозяйства Европы. За пять лет дей­ствия этой программы страны Европы получили «вливания» в раз­мере 17 млрд долл.

План Маршалла оказался успешной и эффективной экономиче­ской программой: до 1952 г. он был целиком выполнен.

На восточноевропейские страны реализация плана не распро­странялась, несмотря на то, что США предлагали эту помощь всем. Но Молотов заклеймил план Маршалла как инструмент амери­канского империализма. Парламенты Чехословакии и Польши первоначально проголосовали за принятие помощи, а после соот­ветствующей обработки из Москвы также единогласно выступили против.

Условия плана Маршалла

Американская помощь предоставлялась странам на таких усло­виях, как отказ от политики национализации промышленности, сохранение свободы частного предпринимательства, поощрение частных американских инвестиций, свободный доступ американ­ских товаров в эти страны при одностороннем снижении ими та­моженных тарифов, ограничение торговли с социалистическими странами и т. д.

Последствия плана Маршалла

При помощи плана Маршалла в европейских государствах, Япо­нии, а также Канаде, Австралии и Новой Зеландии был обеспечен экономический рост. Эти страны смогли догнать США по стандар­там жизни, что они безуспешно пытались сделать с конца XIX в. Вследствие этих процессов произошло выравнивание уровня эко­номического развития западного мира.

см. История второй половины 20 века, Разрядка международной напряжённости, Внешняя политика Рейгана

Период холодной войны длится почти всю вторую половину 20 века, а его отголоски проявляются и в 21 веке. Поэтому события холодной войны стоит рассматривать в контексте всех других событий на протяжении этого промежутка времени. Материал с сайта http://wikiwhat.ru

Источник: WikiWhat.ru

Предпосылки появления «холодной войны»

После окончания Второй мировой войны самыми сильными в политическом и экономическом отношении оказались две страны: США и Советский Союз. Каждая из них имело большое влияние в мире, и стремилась всеми возможными способами укрепить лидерские позиции.

Кроме того, влияние СССР заметно расширилось на страны Азии и Восточной Европы, где к власти пришли коммунистические партии.

Обеспокоенный столь стремительным ростом популярности Советов, западный мир приступил к решительным действиям. В 1946 году в американском городе Фултон бывший премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль произнес свою знаменитую речь, в которой на весь мир обвинил Советский Союз в агрессивной экспансии, и призвал весь англосаксонский мир дать ему решительный отпор.

Речь Черчилля в Фултоне

Рис. 1. Речь Черчилля в Фултоне.

Еще больше ухудшило отношения СССР с бывшими союзниками доктрина Трумэна, с которой он выступил в 1947 году.
Данная позиция предполагала:

  • Оказание экономической помощи европейским державам.
  • Формирование военно-политического блока под руководством США.
  • Размещение американских военных баз вдоль границы с Советским Союзом.
  • Поддержка оппозиционных сил в восточноевропейских странах..
  • Использование ядерного оружия.

Фултонская речь Черчилля и доктрина Трумэна были восприняты правительством СССР как угроза и своеобразное объявление войны.

Основные этапы «холодной войны»

1946-1991 гг. – годы начала и конца «холодной войны». На протяжении этого периода конфликты между США и СССР то затухали, то вспыхивали с новой силой.

Конфронтация между странами велась не открыто, а при помощи политических, идеологических и экономических рычагов влияния. Несмотря на то, что противостояние двух держав не вылилось в «горячую» войну, они все же принимали участие по разные стороны баррикад в локальных военных конфликтах.

  • Карибский кризис (1962 г.). В ходе Кубинской революции в 1959 году власть в государстве была захвачена просоветски настроенными силами во главе с Фиделем Кастро. Опасаясь проявления агрессии нового соседа, президент США Кеннеди разместил ядерные ракеты в Турции, на границе с СССР. В ответ на эти действия советский лидер Никита Хрущев приказал разместить ракеты на территории Кубы. В любой момент могла начаться ядерная война, однако в результате договоренности оружие было выведено с приграничных регионов обеих сторон.

Карибский кризис

Рис. 2. Карибский кризис.

  • Берлинский кризис (1961 г.). По завершении Второй мировой войны Берлин был разделен на две части: восточная принадлежала СССР, западная контролировалась США. Противостояние двух стран все больше возрастало, и угроза Третьей мировой войны становилась все более ощутимой. 13 августа 1961 была возведена так называемая «Берлинская стена», поделившая город на две части. Эту дату можно назвать апогеем и началом спада «холодной войны» между СССР и США.

Берлинская стена

Рис. 3. Берлинская стена.

  • Война во Вьетнаме (1965 г.). США развязали войну во Вьетнаме, разделенным на два лагеря: Северный Вьетнам поддерживал социализм, а Южный – капитализм. СССР негласно участвовал в военном конфликте, всячески поддерживая северян. Однако эта война вызвала небывалый резонанс в обществе, в частности, в Америке, и после многочисленных протестов и демонстраций была прекращена.

Последствия «холодной войны»

Отношения между СССР и США продолжали быть неоднозначными, и между странами еще не раз вспыхивали конфликтные ситуации. Однако во второй половине 1980-х, когда у власти в СССР стоял Горбачев, а США правил Рейган, «холодная война» постепенно сошла на «нет». Окончательное ее завершение произошло в 1991 году, вместе с распадом Советского Союза.

Период «холодной войны» был весьма острым не только для СССР и США. Угроза Третьей мировой войны с использованием ядерного оружия, раскол мира на два противоборствующих лагеря, гонка вооружений, соперничество во всех сферах жизни держали в напряжении все человечество в течение нескольких десятилетий.

Источник: obrazovaka.ru

Начало холодной войны

Установление по завершении Второй мировой войны советского контроля над странами Восточной Европы, в особенности создание просоветского правительства в Польше в противовес польскому эмигрантскому правительству в Лондоне, привело к тому, что правящие круги Великобритании и США стали воспринимать СССР как угрозу. Советские авторы утверждали, что внешняя политика американского империализма, направленная на разжигание конфронтации, была связана с интересами монополистических кругов США и имела целью сохранение и упрочение капиталистической системы[11].

Целый ряд авторов уверенно относят предпосылки холодной войны к февралю 1945 г., когда по результатам Крымской (Ялтинской) конференции стало политически возможным провести раздел в мире по сферам влияния.

Весной 1945 года СССР предъявил территориальные претензии Турции и потребовал изменения статуса черноморских проливов, включая признание права СССР на создание военно-морской базы в Дарданеллах[12][13].

В апреле 1945 года премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль распорядился о подготовке плана вооружения немецко-фашистских пленных их же трофейным оружием для войны против СССР. Заданию предшествовали выводы, которые Черчилль представил в своих мемуарах[14].

24 июля 1945 г., в ходе работы Потсдамской конференции, Трумэн уведомил Сталина, что США создали атомную бомбу, не говоря об этом прямо. В своём потсдамском дневнике Трумэн писал: «Мы разработали самое ужасное оружие в истории человечества… Это оружие будет применено против Японии… так, чтобы военные объекты, солдаты и моряки были целями, а не женщины и дети. Даже если японцы дикие — беспощадны, жестоки и фанатичны, то мы, как руководители мира, для общего блага не можем сбросить эту ужасную бомбу ни на старую, ни на новую столицу».

В первых числах августа 1945 г. Трумэн инициировал проведение атомной бомбардировки городов Хиросима и Нагасаки, военное значение которых остаётся дискуссионным.

6 и 9 августа 1945 г. дальние бомбардировщики В-29 ВВС США произвели боевые сбросы свободнопадающих авиабомб с ядерным зарядом, соответственно, на японские города Хиросима и Нагасаки… — таким образом, лично Трумэн продемонстрировал бывшим союзникам, включая СССР — абсолютное стратегическое превосходство США в авиационной составляющей наступательного вооружения[прояснить].

Демонстрация военно — стратегического превосходство США над СССР явилась столь эффектной, что поразила воображение (вскружило голову) Премьер министру Англии — У.Черчиллю, который, вероятно, в состоянии эйфории — тайно предложил президенту США — нанести, без объявления войны, упреждающий ядерный удар по СССР… Есть мнение, что не поддержанное президентом Г.Трумэном авантюрное предложение английского Премьер министра, тем не менее — было предано огласке и фактически спровоцировало необратимые процессы в сознании государственной элиты США в отношении СССР. Таким образом, выдающийся английский политический деятель — де факто инфицировал ментальность американской политической элиты — сугубо английской, заскорузлой военно-стратегической доктриной по отношению к геополитическим конкурентам, что в итоге и явилось первым сигналом для начала не объявленной «холодной войны», а по своей сути — состязательной гонки ядерных вооружений между СССР и США…

В октябре 1945 года штаб генерала Дуайта Эйзенхауэра по приказу президента Гарри Трумэна начал разработку плана «Тоталити», предполагавший сброс 20–30 ядерных бомб на 20 советских городов.

К марту 1946 года обострение отношений между союзниками усилилось из-за отказа СССР вывести оккупационные войска из Ирана (войска были выведены только в мае 1946, после завершения советско-иранских переговоров).

В 5 марта 1946 года Черчилль, тогда как частное лицо (на тот момент уже не занимавший пост премьер-министра Великобритании), в Фултоне (США, штат Миссури) выступил с речью, где заявил, что отношения СССР с одной стороны и США и Великобритании с другой стороны должны строиться на военном превосходстве стран, говорящих на английском языке и выдвинул идею создания военного союза англосаксонских стран для борьбы с мировым коммунизмом. Черчилль прежде всего решил укреплять отношения с США, так как они обладали монополией на ядерное оружие. Это заявление обострило противостояние между СССР и Западом[15] и считается формальным началом холодной войны. Речь Черчилля очертила новую реальность, которую отставной английский лидер, после заверений в глубоком уважении и восхищении «доблестным русским народом и моим товарищем военного времени маршалом Сталиным», определил так:

…От Штеттина на Балтике до Триеста в Адриатике, железный занавес протянулся поперёк континента. По ту сторону воображаемой линии — все столицы древних государств Центральной и Восточной Европы. (…) Коммунистические партии, которые были очень небольшими во всех восточных государствах Европы, дорвались до власти повсюду и получили неограниченный тоталитарный контроль. Полицейские правительства преобладают почти повсеместно, и пока, кроме Чехословакии, нигде нет никакой подлинной демократии.

Турция и Персия также глубоко встревожены и обеспокоены требованиями, которые предъявляет к ним Московское правительство. Русские сделали попытку в Берлине создать квазикоммунистическую партию в их зоне оккупации Германии (…) Если теперь советское правительство попытается отдельно создать прокоммунистическую Германию в своей зоне, это причинит новые серьёзные трудности в британской и американской зонах и разделит побеждённых немцев между Советами и западными демократическими государствами.

(…) Факты таковы: это, конечно, не та освобождённая Европа, за которую мы боролись. Это не то, что необходимо для постоянного мира.

Черчилль призвал не повторять ошибок 30-х годов и последовательно отстаивать ценности свободы, демократии и «Христианской цивилизации» против тоталитаризма, для чего необходимо обеспечить тесное единение и сплочение англосаксонских наций.

Неделей позже И. В. Сталин в интервью «Правде» поставил Черчилля в один ряд с Гитлером[16] и заявил, что в своей речи тот призвал Запад к войне с СССР.

В 1946 году активизировались греческие повстанцы, руководимые коммунистами и подпитываемые поставками оружия из Албании, Югославии и Болгарии, где уже находились у власти коммунисты. К 1949 году гражданская война в Греции закончилась поражением коммунистов.

На Лондонском совещании министров иностранных дел СССР, для обеспечения безопасности своих границ ввиду очередного построения «антикоммунистического фронта», потребовал предоставления ему права протектората над Триполитанией (Ливией), чтобы обеспечить себе присутствие в Средиземноморье.

Часть политических деятелей Запада стала выступать за умиротворение СССР. Наиболее четко эту позицию выразил министр торговли США Генри Уоллес. Он считал претензии СССР обоснованными и предлагал пойти на своеобразный раздел мира, признав за СССР право на доминирование в ряде районов Европы и Азии. Другой точки зрения придерживался Черчилль[15].

«Длинная телеграмма» Кеннана

«Длинная телеграмма» — устоявшееся название телеграммы № 511 посольства США в Москве, отправленной заместителем посла Джорджем Ф. Кеннаном 22 февраля 1946 года, в которой он обрисовал невозможность сотрудничества с СССР и необходимость противостояния советской экспансии, поскольку, по его мнению, руководство СССР уважает только силу. Результаты анализа американским правительством и общественностью этой телеграммы и последовавшей статьи «Истоки советского поведения» за подписью «X» (написанной Кеннаном), привели к тому, что взгляды Кеннана стали определяющим фактором подхода США к отношениям с Советским Союзом и холодной войны; сам Кеннан стал известен как «архитектор холодной войны»

Зимой 1945/1946 года казначейство США запросило от американского посольства в Москве объяснение причин, по которым СССР не поддерживает только что созданные Всемирный банк и Международный валютный фонд. Кеннан, который должен был ответить на вопрос, понял, что он не в состоянии ответить кратко и послал телеграмму в 10 тысяч слов, в которой дал анализ возможностей и перспектив в отношениях США и Советского Союза.

В телеграмме Кеннан

  • предлагал прекратить «рузвельтовские» ожидания партнёрства с СССР;
  • заявил, что советское руководство уважает только силу;
  • высказал мнение, что советское руководство не верит в то, что с США может быть достигнуто постоянное состояние сосуществования;
  • предупредил об органическом экспансионизме советских руководителей;
  • предложил в качестве ответа «сдерживание» СССР и противодействие любым попыткам Советского Союза выйти за их пределы существующей сферы влияния.

1946—1953: начало противостояния

12 марта 1947 года президент США Гарри Трумэн заявил о намерении предоставить Греции и Турции военную и экономическую помощь в размере 400 млн долларов. Одновременно он сформулировал задачи политики США, нацеленной на помощь «свободным народам, сопротивляющимся попыткам закабаления со стороны вооружённого меньшинства и внешнему давлению». Трумэн в этом заявлении, кроме того, определил содержание начинающегося соперничества США и СССР, как конфликта демократии и тоталитаризма. Так появилась на свет доктрина Трумэна, ставшая началом перехода от послевоенного сотрудничества СССР и США к соперничеству[13].

В 1947 году, по настоянию СССР, страны, им контролируемые, отказались от участия в плане Маршалла, согласно которому США предоставляли экономическую помощь странам, пострадавшим от войны, в обмен на исключение коммунистов из состава правительства[17].

В нарушение договорённости о совместном решении проблем по Германии США включили Западный Берлин в сферу действия «плана Маршалла». В ответ СССР начал транспортную Блокаду Западного Берлина (июнь 1948). В августе 1948 года Государственный департамент США использовал «Дело Касенкиной»[18], чтобы обвинить генерального консула СССР в Нью-Йорке Якова Ломакина в превышении дипломатических полномочий и объявить его персоной нон-грата[19]. В ответ СССР прекращает переговоры по Берлину и закрывает свои консульства в Нью-Йорке и Сан-Франциско[20].

Усилия СССР, в частности советской разведки, были направлены на то, чтобы ликвидировать монополию США на обладание ядерным оружием (см. статью Создание советской атомной бомбы). 29 августа 1949 года в Советском Союзе были проведены первые испытания ядерной бомбы. Американские учёные из Манхэттенского проекта и раньше предостерегали, что со временем СССР обязательно создаст свой собственный ядерный потенциал — тем не менее, этот ядерный взрыв оказал ошеломляющее воздействие на военно-стратегическое планирование в США — главным образом, поскольку военные стратеги США не ожидали, что им придётся лишиться своей монополии так скоро. В то время ещё не было известно об успехах советской разведки, сумевшей проникнуть в Лос Аламос.

С ещё большим охлаждением отношений между СССР и её бывшими союзниками в Европе стала нарастать военная угроза и уже весной 1948 года ЦРУ ожидало начала войны с СССР[21]. В рамках операции ICON ЦРУ изучило более 30 различных эмигрантских групп и рекомендовало использовать против СССР «группу Гриньоха—Лебедя … как наиболее подходящую для тайных операций». В начатой в 1948 году под кодовым названием CARTEL операции основным партнёром была выбрана ОУН(б). ЦРУ обеспечивало финансовую, материальную поддержку и тренировочные базы, а также осуществляло подготовку агентов и их дальнейшую заброску по воздуху на территорию СССР[22]. Вскоре операция получила кодовое название AERODYNAMIC.

В 1948 году США приняли «резолюцию Ванденберга» — официальный отказ США от практики неприсоединения к военно-политическим блокам за границами Западного полушария в мирное время.

Уже 4 апреля 1949 года было создано НАТО, а в октябре 1954 г. ФРГ приняли в Западноевропейский союз, в который вошли все страны Западной и частично Центральной Европы и в НАТО. Этот шаг вызвал негативную реакцию СССР.

В конце 1940-х годов в СССР усиливаются репрессии против инакомыслящих, которых, в частности, начинают обвинять в «преклонении перед Западом» (см. также статью Борьба с космополитизмом), а в США разворачивается кампания по выявлению сочувствующих коммунистам.

Хотя СССР теперь тоже располагал ядерным потенциалом, США были далеко впереди как по количеству зарядов, так и по числу бомбардировщиков. При любом конфликте США легко смогли бы нанести бомбовый удар по СССР, тогда как СССР с трудом смог бы ответить на это.

Переход к широкомасштабному использованию реактивных истребителей-перехватчиков несколько изменил эту ситуацию в пользу СССР, снизив потенциальную эффективность американской бомбардировочной авиации. В 1949 г. Кертис Лемей, новый командующий Стратегическим авиационным командованием США, подписал программу полного перехода бомбардировочной авиации на реактивную тягу. В начале 1950-х на вооружение стали поступать бомбардировщики B-47 и B-52.

Наиболее острый период противостояния двух блоков (СССР и США с их союзниками) пришёлся на годы Корейской войны (1950—1953).

1953—1962: оттепель

С наступлением хрущёвской «оттепели» угроза мировой войны отступила.

В мае 1955 года был подписан Варшавский договор, документ, оформивший создание военного союза европейских социалистических государств при ведущей роли СССР. Заключение договора явилось ответной мерой на присоединение ФРГ к НАТО.

18-23 июля 1955 году в Женеве состоялась встреча президента США Д. Эйзенхауэра, председателя Совета министров СССР Н. А. Булганина, Первого секретаря ЦК КПСС Н. С. Хрущёва, премьер-министра Франции Эдгара Фора и премьер-министра Великобритании Э. Идена, посвящённая проблемам разрядки международной напряжённости[23].

ЖУКОВ говорит, что на Западе часто говорят о том, что у Советского Союза имеются мощные вооружённые силы, способные напасть на Западную Европу и на Америку. Он, Жуков, не будет скрывать, что Советский Союз располагает мощными наземными и военно-воздушными силами, располагает мощной стратегической авиацией, а также атомным и водородным оружием. Но Советский Союз создал всё это не со злым умыслом. Советский Союз вынужден иметь мощные вооружённые силы, хотя это и отражается на гражданской экономике СССР и удовлетворении потребностей народа. Мы не хотим повторения 1941 года. Тем более Советский Союз не может ослабить себя перед лицом угроз, с которыми выступают ответственные военные руководители, включая военных руководителей Североатлантического пакта. Они открыто заявляют о своей готовности разгромить Советский Союз атомными бомбами с военных баз, расположенных вокруг границ СССР. Как полководец Эйзенхауэр поймёт, что Советский Союз не может играть в свою безопасность, да и сами США не делают этого. Поэтому надо попытаться найти общий путь, общий язык между СССР и США, чтобы ликвидировать создавшееся недоверие и добиться дружбы между двумя странами. США — богатая страна, но, по моему мнению, и американский народ хотел бы облегчить бремя, которое он несёт в связи с гонкой вооружения.

ЭЙЗЕНХАУЭР замечает, что это соответствует действительности…

…ЭЙЗЕНХАУЭР говорит, что он хотел бы также упомянуть о некоторых событиях, как их понимает он и его правительство. Сразу же после окончания войны США настолько демобилизовали свои вооружённые силы, что у них не хватало войск даже для того, чтобы оккупировать Германию, Японию и Южную Корею и иметь при этом достаточный резерв в США. Правительство США поступило таким образом потому, что считало, что настала новая эра всеобщего мира.

Однако, как только США демобилизовались, они обнаружили, что на них начинают нажимать со всех сторон. Их друзья в Греции подверглись нападению со стороны сил, которых поддерживали из Болгарии, а также в то время и из Югославии. Затем началась блокада Берлина, а на дальнем Востоке на Чан Кайши, который, как бы о нём ни думать, всё же был союзником во время войны, также начали нажимать со всех сторон. Наконец, началась корейская война и в результате всего этого США приняли решение начать вооружаться вновь в широких масштабах, хотя тот план, который они приняли, был весьма дорогостоящим и обременительным для американского народа. Соединённые Штаты пришли к выводу, что они должны действовать более твёрдо для того, чтобы защищать свои интересы, оказавшиеся под угрозой. Они начали оборонять Южную Корею, организовали воздушный мост в Германии и создали Североатлантический пакт. Они поступили таким образом потому, что пришли к убеждению, что Москва объединила в одно целое свои вооружённые силы и вооружённые силы Польши, Чехословакии и других восточно-европейских государств. Североатлантический пакт был создан для того, чтобы противодействовать этому, а также для того, чтобы Франция могла впредь не опасаться угрозы со стороны Германии. Таким образом, началась гонка вооружений, начали создаваться запасы атомных и водородных бомб, которые являются весьма дорогостоящими и, по его, Эйзенхауэра, мнению, бесполезными, если бы удалось восстановить доверие между государствами.

ЖУКОВ замечает, что, по его мнению, нет смысла ворошить прошлое. Он допускает, что в прошлом были сделаны ошибки как с той, так и с другой стороны, и он не исключает, что это было сделано из-за того, что поступала неправильная информация. Однако, по его мнению, в настоящее время надо смотреть не в прошлое, а в будущее…

…ЭЙЗЕНХАУЭР говорит, что в произведениях Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина содержатся положения о насильственном уничтожении капиталистической системы, в которую он, Эйзенхауэр, верит. Эти положения марксистского учения никогда не были отвергнуты советскими руководителями и они являются одной из основных причин, вызывающих беспокойство у американского народа.

ЖУКОВ отмечает, что, по его мнению, это напрасная тревога, так как никакого руководства коммунистическим движением в мировом масштабе не существует. Он может сказать Эйзенхауэру, что Коммунистическое Информационное Бюро не собиралось с 1949 года для обсуждения каких-либо вопросов. Если бы руководство иностранными коммунистическими партиями существовало, то, вероятно, в первую очередь оно обратило бы внимание на американскую коммунистическую партию и постаралось поднять её количественно и качественно до уровня, который позволил бы ей попытаться свергнуть капитализм в США.

Однако известно, что американская коммунистическая партия одна из самых слабых компартий. Вопрос о том, какой общественный строй будет существовать в Америке — мы считаем это дело самого американского народа. Что касается учения Маркса, то оно существует уже свыше 100 лет и признаётся многими людьми многих стран, так же как существует много последователей капиталистической системы. Это дело совести каждого человека.

ЭЙЗЕНХАУЭР замечает, что в марксистском учении всё же говорится о насильственном свержении капиталистического строя. Однако его, Эйзенхауэра, обнадёживают два обстоятельства: во-первых, то, что, как говорит Жуков, не существует централизованного руководства над коммунистическими партиями в различных странах и, во-вторых, то что та часть марксистской доктрины, которая говорит о насильственном свержении существующего строя, возможно, забыта или отложена в сторону.

ЭЙЗЕНХАУЭР высказывает далее сожаление, что две величайших державы на земном шаре с огромными производственными возможностями не могут утолить все свои ресурсы на благо своих народов, а также народов других стран. Для того, чтобы они могли делать это, необходимо, прежде всего устранить существующий страх и добиться доверия между ними.

ЖУКОВ говорит, что дело надо вести к тому, чтобы установить тесные отношения и помогать друг другу. Что касается того, отложены ли или забыты те или иные положения марксистской науки, то дело не в этом, а в том, что, как считают в Советском Союзе, в каждой стране одна общественная формация может быть сменена другой, более прогрессивной общественной формацией, но различными способами. В одном случае это может произойти в результате войны, в другом — в результате революции, в третьем — при других обстоятельствах. Нет общего рецепта для прогрессивного развития того или иного государства. Форма общественного строя — это внутреннее дело каждого народа. Что касается Советского Союза, то он не намерен вмешиваться во внутренние дела других государств[24].

В 1959 году Н. Хрущёв посетил США. Это был первый в истории визит советского вождя в США. Хрущёв был так воодушевлён своей поездкой, что созвал многолюдный митинг в Москве, на котором восхвалял миролюбие Эйзенхауэра, его политическую мудрость, прямоту и честность[25].

Однако, несмотря на некоторое потепление отношений между сверхдержавами, на 1953-56 годы приходятся События 17 июня 1953 года в ГДР, события 1956 года в Польше, антикоммунистическое восстание в Венгрии, Суэцкий кризис.

В ответ на численное увеличение советской бомбардировочной авиации в 1950-е годы США создали вокруг крупных городов довольно крепкую эшелонированную систему ПВО, предусматривающую использование самолётов-перехватчиков, зенитной артиллерии и ракет «земля-воздух». Но во главе угла всё же стояло строительство огромной армады ядерных бомбардировщиков, которым было предназначено сокрушить оборонительные рубежи СССР — поскольку считалось невозможным обеспечить эффективную и надёжную защиту столь обширной территории.

Такой подход прочно укоренился в стратегических планах США — считалось, что причин для особого беспокойства нет, пока стратегические силы США своей мощью превосходят общий потенциал советских вооружённых сил. Более того — по мнению американских стратегов, советская экономика, разрушенная в годы войны, вряд ли была способна на создание адекватного контрсилового потенциала.

Однако СССР быстро создал собственную стратегическую авиацию и испытал в 1957 году межконтинентальную баллистическую ракету (МБР) Р-7, способную достигать территории США. С 1959 года в Советском Союзе началось серийное производство МБР, а в январе 1960 года ракета была испытана на предельной дальности. (В 1958 году свою первую МБР «Атлас» испытали и США). С середины 1950-х годов в США начинают осознавать, что в случае ядерной войны СССР сумеет нанести ответный контрценностный удар по американским городам. Поэтому с конца 1950-х годов военные эксперты признают, что тотальная ядерная война США с СССР становится невозможной.

Скандал с американским самолётом-шпионом U-2 (1960) привёл к новому обострению отношений СССР и США, пиком которого явились Берлинский кризис 1961 года и Карибский кризис (1962). Кроме того, в 1961 году в СССР проходят показательные испытания термоядерной бомбы Царь-Бомба, также известной как «Кузькина Мать». Использование таких бомб было бы неэффективно в реальных боевых условиях, однако испытания были беспрецедентными по масштабу и накалили международную обстановку.

1962—1979: «Разрядка»

Продолжавшаяся гонка ядерных вооружений, сосредоточение управления ядерными силами Запада в руках США и ряд инцидентов с носителями ядерного оружия вызвали усиливающуюся критику ядерной политики США. Противоречия в принципах управления ядерным оружием в командовании НАТО привели к выходу Франции в 1966 из участия в формировании вооружённых сил этой организации. 17 января 1966 года произошёл один из крупнейших инцидентов с ядерным оружием: авиакатастрофа американского стратегического бомбардировщика B-52G с термоядерным оружием на борту столкнулся с самолетом-топливозаправщиком KC-135 во время дозаправки в воздухе.

После этого инцидента Испания отказалась осудить выход Франции из НАТО и ограничила военную деятельность ВВС США на территории страны, приостановив испано-американский договор 1953 года о военном сотрудничестве; переговоры о возобновлении этого договора в 1968 году окончились неудачей.

В ФРГ приход к власти социал-демократов во главе с Вилли Брандтом ознаменовался новой «восточной политикой», результатом которой стали Московский договор между СССР и ФРГ 1970 г., зафиксировавший нерушимость границ, отказ от территориальных претензий и декларировавший возможность объединения ФРГ и ГДР.

В 1968 году попытки демократических реформ в Чехословакии (Пражская весна) вызвали военную интервенцию СССР и его союзников.

Однако Брежнев, в отличие от Хрущёва, не питал склонности ни к рискованным авантюрам за пределами чётко очерченной советской сферы влияния, ни к экстравагантным «мирным» акциям; 1970-е годы прошли под знаком так называемой «разрядки международной напряжённости», проявлениями которой стали Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе (Хельсинки) и совместный советско-американский полёт в космос (программа «Союз-Аполлон»); тогда же были подписаны договоры по ограничению стратегических вооружений. Во многом это определялось экономическими причинами, так как СССР уже тогда начал испытывать всё более острую зависимость от закупок потребительских товаров и продовольствия (для которых требовались валютные кредиты), Запад же в годы нефтяного кризиса, вызванного арабо-израильским противостоянием, был крайне заинтересован в советской нефти. В военном отношении базой «разрядки» стал сложившийся к тому времени ракетно-ядерный паритет блоков.

17 августа 1973 года министр обороны США Джеймс Шлезингер выдвинул доктрину «обезглавливающего» удара: поражение командных пунктов и узлов связи противника с помощью ракет средней и меньшей дальности, крылатых ракет, обладающих лазерными, телевизионными и инфракрасными системами наведения на цели. Такой подход предполагал выигрыш в «подлётном времени» — поражение командных пунктов до того момента, как противник успеет принять решение об ответно-встречном ударе. Упор в средствах сдерживания смещался со стратегической триады на средства средней и меньшей дальности. В 1974 г. этот подход был закреплен в ключевых документах по ядерной стратегии США. На этой основе США и другие страны НАТО начали модернизацию средств передового базирования (Forward Base Systems) — американского тактического ядерного оружия, размещенного на территории Западной Европы или у её побережья. Одновременно США начали создание нового поколения крылатых ракет, способных максимально точно поражать заданные цели.

Эти шаги вызвали опасения в СССР, поскольку средства передового базирования США, а также «независимые» ядерные потенциалы Великобритании и Франции были способны поражать цели в европейской части Советского Союза. В 1976 году министром обороны СССР стал Дмитрий Устинов, который склонялся к жесткому ответу на действия США. Устинов выступал не столько за наращивание сухопутной группировки обычных вооружённых сил, сколько за совершенствование технического парка Советской Армии. Советский Союз начал модернизацию средств доставки ядерного оружия средней и меньшей дальности на европейском театре военных действий.

Под предлогом модернизации устаревших комплексов Р-12 и Р-14 (SS-4 и SS-5) СССР приступил к развертыванию ракет средней дальности РСД-10 «Пионер» (SS-20). В декабре 1976 года ракетные системы были развернуты, а в феврале 1977 года — поставлены на боевое дежурство в европейской части СССР. Всего было развернуто около 300 ракет подобного класса, каждая из которых была оснащена тремя боевыми разделяющимися головными частями индивидуального наведения, имела большую точность, более мобильна и большую дальность применения. Это позволяло СССР в считанные минуты уничтожить военную инфраструктуру НАТО в Западной Европе — центры управления, командные пункты и, особенно, порты, что в случае войны делало невозможным высадку американских войск в Западной Европе. Одновременно СССР модернизировал размещенные в Центральной Европе силы общего назначения — в частности, модернизировал дальний бомбардировщик Ту-22М до стратегического уровня.

Действия СССР по развертыванию ракет средней дальности РСД-10 «Пионер» (SS-20) вызвали негативную реакцию стран НАТО. 12 декабря 1979 года было принято двойное решение НАТО — развёртывание американских ракет средней дальности на территории стран Западной Европы, которые имели меньшую дальность чем «Пионер» и одну боеголовку, и одновременно начало переговоров с СССР по проблеме евроракет по двухстороннему уничтожению ракет средней дальности. Однако переговоры зашли в тупик.

1979—1987: новый виток противостояния

Images.png Внешние изображения
Западные радиостанции
(по поводу событий в Афганистане)
Image-silk.png [1]

Новое обострение наступило в 1979 году в связи с вводом советских войск в Афганистан, что на Западе восприняли как нарушение геополитического равновесия и переход СССР к политике экспансии.

В 1981 году в США началось производство нейтронного оружия — артиллерийских снарядов и боеголовок ракеты малой дальности «Ланс». Аналитики предполагали, что это оружие может быть использовано для отражения наступления войск Варшавского договора в Центральной Европе.

Согласно имеющимся данным, в мае 1981 года советские разведслужбы (КГБ и ГРУ) начали операцию «Ракетно-ядерное нападение» (операция РЯН) — для выработки средств противодействия нападению с использованием ядерного оружия. Летом 1982 года были проведены учения Щит-82 странами Варшавского договора, с большим применением ракетного и противоракетного оружия со стороны СССР. 8 марта 1983 года президент США Рональд Рейган в своем выступлении назвал СССР «Империей зла», а 23 марта 1983 года провозгласил Стратегическую оборонную инициативу (СОИ).

Обострение достигло пика осенью 1983 г., когда советскими силами ПВО 1 сентября 1983 года был сбит южнокорейский гражданский авиалайнер, на борту которого находилось около 270 человек.

В ноябре 1983 года СССР вышел из проходивших в Женеве переговоров по евроракетам. Генеральный секретарь ЦК КПСС Юрий Андропов заявил, что СССР предпримет ряд контрмер: разместит оперативно-тактические ракеты-носители ядерного оружия на территории ГДР и ЧССР и выдвинет советские атомные подводные лодки ближе к побережью США. В 1983—1986 гг. советские ядерные силы и система предупреждения о ракетном нападении находились в состоянии повышенной боевой готовности.

В декабре 1983 года США в соответствии с Двойным решением НАТО в ответ на размещенные баллистические ракеты средней дальности «Пионер» начал развертывать на территории ФРГ баллистические ракеты средней дальности «Першинг-2», а также крылатые ракеты наземного базирования BGM-109G «Томагавк» в ФРГ, Великобритании, Италии, Нидерландах и Бельгии.

16 февраля 1985 года была провозглашена Доктрина Рейгана[26], в соответствии с которой администрация США переходила к открытой поддержке антикоммунистических и антисоветских повстанческих движений в Азии, Африке и Латинской Америке. Прежде всего это касалось военных конфликтов в Никарагуа, в Афганистане, в Анголе, в Мозамбике, в Камбодже[27], в Лаосе, в Эфиопии. Афганские моджахеды, Никарагуанское сопротивление, ангольская УНИТА, Мозамбикское национальное сопротивление, Коалиционное правительство Демократической Кампучии, Этническая организация освобождения Лаоса стали получать активную военно-техническую либо политико-дипломатическую помощь. 2 июня 1985 в ангольском городе Джамба состоялась конференция антикоммунистических партизанских формирований Анголы, Никарагуа, Афганистана и Лаоса, учредившая Демократический интернационал[28][29].

Пришедший к власти в СССР в 1985 году М. С. Горбачёв с самого начала взял курс на улучшение отношений с США и Западом, однако, поначалу он действовал в духе «разрядки» 70-х — в 1985-86 гг. выдвигались новые громкие мирные инициативы, но при этом внешняя политика СССР оставалась довольно жёсткой. В частности, в 1985-86 гг. произошли несколько советско-американских дипломатических скандалов, завершившихся высылкой дипломатов с обеих сторон.

Первая встреча Горбачёва с Президентом США Рональдом Рейганом в Женеве осенью 1985 г. завершилась мало к чему обязывающей торжественной Декларацией о недопустимости ядерной войны. 15 января 1986 г. было опубликовано «Заявление Советского правительства», содержавшее программу ядерного разоружения к 2000 г. СССР призывал ведущие страны мира присоединиться к соблюдавшемуся Советским Союзом с лета 1985 г. мораторию на ядерные испытания и поэтапно сократить различные виды ядерного оружия.

Некоторым коррективам была подвергнута советская политика в Афганистане, где СССР произвёл в мае 1986 г. замену руководства страны. Новый Генеральный секретарь НДПА М. Наджибулла провозгласил курс на национальное примирение, принял новую Конституцию, согласно которой был избран в 1987 г. президентом Афганистана. Советский Союз стремился укрепить позиции нового руководства, с тем чтобы впоследствии начать вывод советских войск из страны.

Несмотря на относительную жесткость советской внешней политики на первом этапе «перестройки», первые признаки уступчивости нового руководства начали проявляться уже в тот период. Первым «звоночком» можно считать американскую бомбардировку Ливии 15 апреля 1986 года, на которую СССР отреагировал довольно вяло, хотя Джамахирия считалась одним из основных советских союзников в арабском мире.[источник не указан 1281 день]

В октябре 1986 г. состоялась встреча советского и американского лидеров в Рейкьявике, которая обозначила начало нового внешнеполитического курса СССР: Советский Союз впервые выразил готовность пойти на серьёзные уступки своим оппонентам. Хотя М. С. Горбачёв по-прежнему жёстко торговался по условиям договора и в конечном итоге встреча закончилась ничем, советские инициативы имели большой международный резонанс. Встреча в Рейкьявике во многом предопределила последующие события.

Источник: ruwikiorg.ru

You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.