Дети василия 3

Василий III Иванович (1479 — 1533) — великий князь владимирский и московский с 1505, сын Ивана III Васильевича и Софьи Палеолог — племянницы последнего византийского императора. Отец Ивана IV Грозного.

Дети василия 3

Великий князь Василий III 

Согласно существующим брачным договоренностям дети великого московского князя и византийской царевны Софьи не могли занимать московский престол. Но Софья Палеолог не хотела смириться с этим. Зимой 1490 года, когда наследник престола Иван Молодой (старший сын от 1-го брака) заболел, по совету Софьи был призван лекарь, но через 2 месяца он умер. При дворе заподозрили отравление, но казнили лишь лекаря. Новым наследником престола стал сын умершего наследника — Дмитрий.

Накануне 15-летия Дмитрия Софья Палеолог и ее сын  задумали заговор с целью убийства официального наследника престола. Но бояре разоблачили заговорщиков. Некоторых сторонников Софьи Палеолог казнили, а Василия Ивановича посадили под домашний арест. Софье удалось с большим трудом восстановить хорошие отношения с мужем. Был прощен отцом и его сын.


Вскоре позиции Софьи и сына так окрепли, что уже сам Дмитрий и его мать Елена Волошанка подверглись опале. Наследником престола был провозглашен Василий. До смерти великого князя московского, Василий Иванович считался великим князем новгородским, а в 1502 году получил от отца еще и великое владимирское княжение.

Брак Василия III и Соломонии Сабуровой

В 26 лет княжича Василия решили женить. Для выбора невесты его отец, великий князь Иван III, приказал собрать в Москву первых красавиц из всех русских княжеств, поскольку ему не удалось найти невесту Василию среди иностранных владетельных домов. В Москву прибыли 1500 девушек — очень красивых, знатных и незнатных, из них поэтапно выбрали 300 оучших, затем 200, 100 и 10 лучших показали Василию, который выбрал дочь именитых московских бояр Соломонию Сабурову.

Дети василия 3

Сабурова, Соломония Юрьевна

В 1505 г. состоялась свадьба, через 4 месяца Иван III умер, Василий стал великим князем. Брак был долгим и счастливым, но не было детей. Великокняжеская чета ездила по монастырям, делала богатые вклады, но детей все равно не было, брак оставался бездетным. У Василия III были четыре брата, которым он не хотел оставлять престол, не разрешил им жениться. По завещанию отца в свое владение братья получили 30 городов, а Василий — 66. Василий III чуть ли не ненавидел братьев, считавших завещание отца несправедливым, ждавшим его кончины и перехода верховной власти к одному из них.


Заболев, Василий III даже собрался передать право наследования престола мужу сестры Евдокии — татарскому царевичу Куйдакулу, в православии Петру, но он внезапно скончался (скорее всего, его отравили). Василий III узнал о слухах о его собственном бесплодии. Стало ему известно и то, что жена несколько раз обращалась к гадалкам и колдуньям, чтобы они избавили великокняжескую чету от бездетности. Церковь категорически запрещала (и запрещает) обращаться к гадалкам, колдунам, оценивает подобные действия как большой грех.

Тогда подобные действия царицы оценили не только как грех, но и вред ее супругу, оказавшемуся жертвой порчи. Одна из гадалок уверенно царице сказала, что детей у них не будут никогда. Василий III стал думать о неизбежности их развода, для решения этого вопроса собрал совет из духовных лиц и бояр. Московский митрополит Даниил изъявил готовность взять грех развода князя на свою душу. Некоторые бояре и священнослужители открыто выступали против развода (князь Патрикеев — инок Вассиан Косой, монах Макрсим Грек, князь Семен Курбский), все они за это были жестоко наказаны, заточены. Большинство людей было против развода, осуждали намерение Василия III, но боялись его гнева и молчали.


Василий III руководствовался государственными интересами в личной жизни. После тяжелых раздумий Василий III решился на развод. С разрешения митрополита Даниила он развелся и получил право вступить в новый брак. Бывшую жену Соломонию Сабурову Василий III заключил в 1525 г. в московский Рождественский монастырь, затем ее отвезли в суздальский Покровский монастырь, где она прожила 14 лет и скончалась, пережив бывшего мужа и его новую жену.

Дети василия 3

Преподобная София, в миру Соломония, великая княгиня,

Легенда утверждает, что оставленная царем Соломония якобы тайно родила сына и его тайно воспитали в обном из боярских домов. По другой версии, он якобы стал знаменитым разбойником Кудеяром.

Дети василия 3

Василий III Vasiliy III 1505-1533.

Василий III, вероятно, в душе жалел свою разведенную жену, хотя бы отчасти корил себя за грех развода, как мог (в рамках приличия) проявлял заботу о ней и городе, монастыре, где она оказалась. Так, в суздальском кремле в 1528-1530 гг.


велению и на пособие Василия III провели реставрацию Рождественского собора. На должное содержание разведенной царицы в суздальском Покровском монастыре он выделил обители село Вышеславское с крестьянами. В Покровском монастыре по велению Василия III построили в надвратной церкви небольшое помещение для отдельного престола, предназначавшееся только для одной монахини — Софьи, его разведенной жены. Вообще Василий III каким-то образом заранее выделил Покровский монастырь из других женских обителей, чуть ли не догадался о его особой роли в судьбе великокняжеской четы. В период первого десятилетия семейной жизни с Соломонией Сабуровой он приезжал в Покровский монастырь, выделил значительные средства, заложившие основу монастырского благосостояния и позволившие начать обстоятельное каменное строительство в нем.

Брак Ивана III с Еленой Глинской

Дети василия 3

Второй женой царя стала Елена Васильевна Глинская (1509-1538), в жилах которой текла литовская кровь. Ее дядя Александр бежал из Литвы в Россию. А это значило, что избранница царя происходила из рода беглецов и изменников, обесславивших себя на родине, в Литве.

Дети василия 3

Елена Глинская Великая княгиня Московская


Факт весьма неприятный: великие князья обычно выбирали себе жен из славных боярских семейств или из уважаемых родов — королевских, царских — вне России. Современники писали, что царь Василий III страстно влюбился в молодую Елену Глинскую, чтобы нравиться ей, он решился на невиданное дело: стал молодиться и даже сбрил бороду, использовал косметические средства.

Через два месяца после развода и пострижения Соломонии Сабуровой царь Василий III обвенчался с Еленой Глинской (ему было 48 лет, ей- 18). Влюбленный в молодую жену царь не разглядел в ее свите ее прежнего любовника князя Ивана Федоровича Телепнева-Оболенского-Сабурова-Овчину (тот вскоре был возведен в знатные чины государства и, возможно, является отцом следующего царя — Ивана IV, родившегося в 1530 г.).

Дети василия 3

Василий III Иванович

Семь лет царь наслаждался жизнью с молодой женой, родившей ему сыновей Ивана и Юрия (первый затем стал царем Иваном Грозным). Судьба молодой царицы вряд ли была завидной.

Только после смерти мужа она смогла, добавив еще почетных должностей И.Ф.Телепневу-Оболенскому, как бы узаконить его в роли своего практически официального фаворита, такое в великокняжеской семье случилось на Руси впервые.

Е.В.Глинская.ю ее братья-князья и И.Ф.Телепнев-Оболенский после смерти Василия III стали управлять Москвой и Россией. Но судьба их всех сложилась плохо: Глинскую в 1538 г. отравили, Телепнева-Оболенского уморили в заточении голодом и т.д. Это была расплата за притворную любовь к царю и стремление к власти, наживе, богатству любыми средствами.

КНЯЗЬ ВАСИЛИЙ III ИВАНОВИЧ


Дети василия 3

Василий III Иванович. Миниатюра из Царского титулярника. 1672 год

В 1505 г. умирающий отец просил сыновей помириться, но едва Василий Иванович стал великим князем, он сразу же приказал посадить Дмитрия в подземелье, где тот и умер в 1508 году. Вступление Василия III Ивановича на великокняжеский престол вызвало недовольство среди многих бояр.

Как и его отец, тот продолжил политику «собирания земель», укрепления великокняжеской власти. За время его правления  к Москве отошли Псков (1510), Рязанское и Угличское княжества (1512, Волоцк (1513), Смоленск (1514), Калуга (1518), Новгород-Северское княжество (1523).

Успехи Василия Ивановича и его сестры Елены, отразились в договоре Москвы с Литвой и Польшей в 1508 году, согласно которому за Москвой были сохранены приобретения его отца  в западных землях за Москвой.

С 1507 года начались постоянные набеги крымских татар на Русь (1507, 1516–1518 и 1521). Московский правитель с трудом договорился с ханом Менгли-Гиреем о мире.


Дети василия 3

Василий III Иванович.

Позже начались совместные набеги казанских и крымских татар на Москву. Князь московский в 1521 году принял решение о строительстве городов-крепостей в районе «дикого поля» (в частности, Васильсурска) и Большой засечной черты (1521–1523гг.) с целью укрепления границ. Также он приглашал татарских царевичей на московскую службу, давая им обширные земли.

Дети василия 3

Летописи свидетельствуют о том, что князь Василий III Иванович принимал послов Дании, Швеции, Турции, обсуждал с папой римским возможность войны против Турции. В конце 1520-х гг. начались отношения Московии с Францией; в 1533 году прибыли послы от султана Бабура, индусского государя. Торговые отношения связывали Москву с Италией, Австрией.

Дети василия 3

Великий князь Василий III Иванович

ПОЛИТИКА В КНЯЖЕНИЕ ВАСИЛИЯ III ИВАНОВИЧА

В своей внутренней политике он в борьбе с феодальной оппозицией пользовался поддержкой Церкви. Также увеличилось земельное дворянство, власти активно ограничивали привилегии бояр.


С боярами Василий III обращался осторожно; ни один из них, кроме сравнительно незнатного Берсеня Беклемишева, не подвергся смертной казни, и опал было немного. Зато и внимания большого Василий III боярству не оказывал, советовался с боярской думой, по-видимому, более для формы и «встречи», т. е. возражений не любил, решая дела преимущественно с дьяками и немногими доверенными людьми, среди которых виднейшее место занимал дворецкий — Иван Шигона, подьячий из тверских бояр.

Годы правления Василия III Ивановича ознаменовалось подъемом русской культуры, широким распространением московского стиля литературного письма. При нем московский Кремль превратился в неприступную крепость.

По рассказам современников,  князь был крутого нрава и не оставил благодарной памяти о своем правлении в народной поэзии.

Дети василия 3

Великий князь московский и всея Руси Василий Иванович умер 4 декабря 1533 года от заражения крови, которое было вызвано нарывом на левом бедре. В агонии он успел постричься в монахи под именем Варлаама. Был погребен в Архангельском соборе Московского Кремля. Наследником престола был объявлен 3-летний Иван IV (будущий царь Грозный), сын Василия Ивановича, а регентшей назначена Елена Глинская.

Василий был женат дважды.
Его жены:
Сабурова Соломония Юрьевна (с 4 сентября 1506 года по ноябрь 1525 года).
Глинская Елена Васильевна (с 21 января 1526 года).

Детей было 2 (оба от 2-го брака): Иван IV Грозный (1530 -1584) и Юрий (1532-1564).

 


Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Источник: oksana52.livejournal.com

В марте исполняется 535 лет со дня рождения великого князя Московского Василия III Ивановича (1479-1533 г.).

Великий князь Василий Иванович — живое подтверждение принципа, согласно которому на детях великих людей природа отдыхает. Он не обладал политической гениальностью отца. Он вообще не склонен был к гибкости в вопросах дипломатии, военного дела, улаживания внутренних конфликтов. Этот правитель в большей степени полагался на силу. Время от времени эта ставка позволяла ему выиграть в крупной игре, но порой жестоко подводила.

Сын Ивана III Великого, вошедший в историю московских Рюриковичей как Василий III, получил огромное, богатое, хорошо устроенное наследство. Его заслуга состоит прежде всего в том, что он не растратил полученное, а преумножил. Несравненно более слабый политик, чем отец, он все же не проявлял в государственных делах ни явной глупости, ни безрассудства, ни губительной слабости. К достоинствам его относится умение проявить отвагу на поле брани, и, без сомнения, твердая вера.


К тому же, тогда у подножия московского трона собралась опытная, энергичная и многолюдная политическая элита. Кто-то перешел под руку нового государя «по наследству» от старого, кто-то вошел в состав правящего круга уже при самом Василии III, но, в любом случае, великий князь располагал обширным ресурсом превосходных «управленцев», «людей меча и совета». Следует очень высоко оценивать уровень национальной политэлиты того времени, выросшей в недрах Руси и способной решать поистине масштабные задачи.

Собственных невеликих, но явных достоинств, общей инерции подъема, на котором находилась страна после Ивана Великого, и поддержки со стороны аристократии ему хватило, чтобы править достойно. Узнав победы и поражения, Василий III в конечном итоге завершил правление счастливо. Московское государство при нем усилилось.

Василий Иванович родился 25 марта 1479 года. При жизни отца он получил колоссальный управленческий опыт. Бывал в опале за какие-то смутные связи с заговорщиками, получил прощение. От матери, наследницы византийских императоров Софьи Палеолог, Василий Иванович мог получить понимание того, как вить большую придворную интригу. От отца — как рассуживать суды и вести державные дела. В 1505 году, после кончины родителя, он взошел на престол взрослым человеком с навыками государственного деятеля.

Василий III продолжил политику отца. Он упорно дрался с Литвой за Смоленск и Полоцк. Русский государь обрел могучего союзника в лице князя Михаила Глинского. Будучи богатым и влиятельным магнатом, а также незаурядным полководцем, Глинский затеял восстание против нового польско-литовского монарха — Сигизмунда I. Потерпев поражение, князь нашел прибежище в Москве. В 1514 году армия Василия III в очередной раз подошла к Смоленску. Артиллерийский обстрел произвел на горожан устрашающее впечатление. Тогда Глинский повел с осажденными переговоры через тайных своих сторонников. Ему удалось склонить растерявших боевой дух горожан к сдаче Смоленска. Древний город, когда-то столица самостоятельного княжения, оказался поистине драгоценным приобретением для России. Заодно он принял роль главнейшего ее пограничного форпоста на «литовском рубеже». В честь этой победы Василий III основал московский Новодевичий монастырь.

Полоцк оказался более крепким орешком для московских воевод: при Василии III его так и не взяли. Тяжелая, кровопролитная война между Литвой и Россией шла более десяти лет. В боевых действиях успех оказывался то на одной стороне, то на другой. 1514-й год, помимо взятия Смоленска, принес русской армии тяжелое поражение от литовцев под Оршей. Но в 1517 году они и сами оказались разбиты у русского города Опочка. После завершения войны в 1522 году Московское государство сохранило за собой Смоленск.

Отношения с татарскими ханствами, осколками Золотой орды, оказались наполнены большим риском и большими потерями. Это был враг более опасный, чем Литва. Иван III располагал мощью Крымского ханства как союзной силой. С Казанью он справлялся то дипломатическими средствами, то военными. Но с первых лет правления Василия III и Крым, и Казань, сплотившись, сделались злейшими врагами России. С ними пришлось вести долгую, трудную, кровопролитную борьбу. Особенно опасным было Крымское ханство. Оно контролировало огромные территории за пределами собственно Крымского полуострова, располагало весьма значительной и притом на редкость мобильной армией.

Первые столкновения между Крымом и Россией начались в 1507 году. Тогда татар отбили с большим уроном. Однако впоследствии они совершали набеги вновь и вновь. В 1521 году крымцы добились глубокого прорыва к коренным землям Руси и совершили там страшное опустошение. К середине 1520-х Москва научилась организовывать оборону южных границ так, чтобы воеводы встречали крымцев на дальних подступах, у Оки, и обращали вспять. Впоследствии московские полки, что ни год, выводились к окским оборонительным рубежам. Эта система, очень дорогостоящая, очень затратная в демографическом смысле, оказалась и весьма эффективной. Она «срабатывала» на протяжении многих десятилетий. К центральным областям страны татар теперь не допускали. Но для окраин, особенно для Рязанщины, они оставались грозной опасностью.

Относительно Казани Василий III вооруженной рукой отстаивал право сажать туда ханов по воле Москвы и добился определенных успехов. До конца своего правления он упорными усилиями, после многих сражений, сохранил контроль над Казанью. В устье Суры в 1523 году встала русская крепость-форпост Васильгород (Васильсурск). Великий князь не опасался хаоса войны и часто выходил с войсками. Он осаждал Смоленск, дрался с крымцами и прослыл отважным воителем.

Василий III пошел по стопам родителя и в другом. Он продолжал объединять русские земли вокруг Москвы, не стесняясь применять военную силу. Так, в 1510 году он присоединил Псков, а в 1521 году — Рязань. Последний рязанский князь Иван Иванович бежал к литовцам. Рязанская великокняжеская династия более никогда не правила этой землей. Все ее былые права перешли к московским государям.

Удивительно! Отец Василия III в 1462 году принял под руку свою не очень большое, слабо заселенное, окруженное сильными врагами Московское княжество. За шесть десятилетий Московская держава превратилась в Россию, разметала неприятелей своих и к началу 1520-х стала одним из крупнейших государств Европы. К нему относились с уважением и боязнью. С ним считались на арене большой политики. И это было первое по-настоящему сильное государство, созданное русским народом после веков политической раздробленности.

Василий III два десятилетия счастливо прожил в браке с красавицей из древнего боярского рода Соломонией Сабуровой. Супруги жили в ладу, но детей у них не было. Трудно судить, кто в этом виноват. Жена видела несчастье мужа и знала об угрозе смуты, нависшей над Россией из-за отсутствия у великого князя прямого наследника. Она сама великодушно предложила Василию III постричь ее в монахини, а потом найти вторую жену и родить наследника — ради мира на Руси. На развод и второй брак дал благословение митрополит Даниил, глава Русской церкви.

После пострижения в монахини бывшая государыня долгие годы прожила в Покровской суздальской обители. Там она скончалась в 1542 году. Она оставила добрую память как человек глубокой веры. Известно, что она сама выкопала колодец для нужд обители. Монастырская традиция сообщает о многочисленных чудесах, совершавшихся у гроба Софии. Особое почитание ее началось еще в XVI столетии, а в середине XVII века состоялось ее прославление в лике святых. Со времен петровских преобразований и на протяжении синодального периода ее почитание оказалось под запретом. Но оно возобновилось в 90-х года XX века. 27 марта 2007 года Патриарх Алексий II повелел внести имя преподобной Софии Суздальской в Месяцеслов Русской Православной Церкви. Таким образом, эта старинная святая обретала общерусское почитание.

Но московская служилая знать сочинила сплетню о том, что эту несчастную женщину обратили во инокини насильственно, что ее даже отхлестали бичом за сопротивление. Ведь новый брак великого князя и рождение долгожданного наследника лишили ее большой политической игры, а с нею и надежд на получение большей власти в Московском государстве… 21 января 1526 года великий князь женился на молоденькой дочери князя Василия Львовича Глинского — Елене. Угождая ей, государь сбрил бороду, чем крепко озадачил подданных. Поступок на Руси небывалый! Борода считалась мужской красой, признаком достоинства, приверженности устоям. Но уж слишком жаждал великий князь наследников и, должно быть, хотелось не юному правителю понравиться девушке, которая была его моложе едва ли не на тридцать лет… Правда, и новой жене не скоро удалось разорвать петлю «бесчадия». Лишь в 1530 году Елена Глинская подарила Василию Ивановичу сына Ивана, а в 1532-м — второго, Юрия. Первенец Василия III — будущий государь Иван Грозный.

Осенью 1533 года великий князь съездил с женой и детьми на богомолье к Троице-Сергиеву монастырю, а потом отправился под Волок Ламский — «на свою потеху». Но веселился недолго: «нача изнемогати ногою, и проявися болячка на ноге той…» — видимо, нарыв. От «болячки» распространилась «болезнь лютая». Василий III едва успел вернуться в Москву. Там, в окружении семьи и вельмож, правитель быстро сгорел от хвори. Скончался он 3 декабря.

Хорошая смерть. В изрядном возрасте, дома, под хлопоты молодой жены и под вопросительными взглядами двух любимых сыновей. После трех десятилетий правления, сделав всё доброе, что позволяли способности, и не причинив ничего гибельно скверного своей земле. На смертном одре Василий III призвал своего первенца, Ивана, и благословил его крестом на великое княжение. Этот крест, по словам летописи, имеет древнюю историю: им благословлял еще Св. Петр-митрополит Ивана Калиту. Умирая, Василий Иванович призвал «бояре своя» оберегать русскую землю и веру «…от бесерменства и от латынства и от своих сильных людей, от обид и от продаж, все заодин, сколько… Бог поможет».

Дмитрий Володихин

Источник: vrns.ru

ВАСИ́ЛИЙ III ИВА́НОВИЧ (25.3.1479, Мо­ск­ва – 4.12.1533, там же), вел. кн. вла­ди­мир­ский, мо­с­ков­ский и всея Ру­си (1505–33). Из ди­на­стии моск. Рю­ри­ко­ви­чей. Стар­ший сын Ива­на III Ва­силь­е­ви­ча от 2-го бра­ка с Зоей Па­лео­лог, брат Дмит­рия Ива­но­ви­ча Жил­ки, Ан­д­рея Ива­но­ви­ча и Еле­ны Ива­нов­ны, свод­ный брат Ива­на Ива­но­ви­ча Мо­ло­до­го. Отец Ива­на IV Ва­силь­е­ви­ча Гроз­но­го.

Смерть Ива­на Ива­но­ви­ча Мо­ло­до­го (1490) сде­ла­ла ак­ту­аль­ным во­прос о на­след­ни­ке Ива­на III. В 1492/93 В. IIIИ. по­лу­чил в управ­ле­ние Тверь со все­ми по­ло­жен­ны­ми вла­де­тель­но­му кня­зю ин­ сти­ту­та­ми. Од­на­ко вско­ре по­ли­тич. борь­ба обо­ст­ри­лась: в дек. 1497 В. IIIИ. был об­ви­нён в на­ме­ре­нии «отъ­е­хать» в Во­ло­гду или на Бе­ло­озе­ро из-за пе­ре­да­чи Ива­ном III пра­ва на­сле­до­ва­ния сы­ну Ива­на Мо­ло­до­го – Дмит­рию Ива­но­ви­чу Вну­ку. В за­го­вор бы­ли во­вле­че­ны чле­ны дво­ра В. IIIИ. (шес­те­ро каз­не­ны), а сам В. IIIИ. аре­сто­ван на сво­ём дво­ре в Крем­ле. Опа­ле под­вер­глась и его мать. В мар­те 1499 В. IIIИ. был про­щён, про­воз­гла­шён «го­су­да­рем ве­ли­ким кня­зем Ве­ли­ко­го Нов­го­ро­да и Пско­ва», став вто­рым со­пра­ви­те­лем Ива­на III (на­ря­ду с Дмит­ри­ем Вну­ком). 11.4.1502 Иван III рас­по­ря­дил­ся аре­сто­вать Дмит­рия Вну­ка (умер в за­клю­че­нии в 1509) и его мать – Еле­ну Сте­фа­нов­ну (умер­ла в за­клю­че­нии в янв. 1505). 14 апр. то­го же го­да В. IIIИ. по­са­жен от­цом «на ве­ли­кое кня­же­ние Во­ло­ди­мер­ское и Мо­с­ков­ское и всея Ру­си са­мо­дер­жцем», став един­ственным со­пра­ви­те­лем и на­след­ни­ком за­бо­лев­ше­го в 1503 Ива­на III. Вско­ре Иван III со­ста­вил ду­хов­ ную, реа­ли­за­ция по­ло­же­ний ко­то­рой на­ча­лась ле­том 1504, в свя­зи с чем бы­ла со­став­ле­на до­го­вор­ная гра­мо­та 1504 В. IIIИ. с бра­том Юри­ем Ива­но­ви­чем, по ко­то­рой пра­ва на ве­ли­ко­кня­жес­кий стол при­зна­ва­лись толь­ко за по­том­ст­вом В. IIIИ. (воз­мож­но, по­доб­ные до­го­во­ры В. IIIИ. за­клю­чил и с др. брать­я­ми). По­сле не­удач­ных по­пы­ток по­ис­ка не­вес­ты для В. IIIИ. за ру­бе­жом (в Да­нии и Сер­бии) со­сто­ял­ся его брак с С. Ю. Са­бу­ро­вой (4.9.1505).

В прав­ле­ние В. IIIИ. про­ис­хо­ди­ла даль­ней­шая кон­со­ли­да­ция пра­вя­щей эли­ты Рус. гос-ва, фор­ми­ро­вав­шей­ся из ти­ту­ло­ван­ной ари­сто­кра­тии (её пред­ста­ви­те­ли чис­лен­но пре­об­ла­да­ли сре­ди бо­яр – чле­нов Ду­мы) и не­ти­ту­ло­ван­ной зна­ти (пред­ста­ви­те­ли ста­ро­мос­ков­ских и твер­ских ро­дов, а так­же греч. ро­ды из ок­ру­же­ния Зои Па­лео­лог – Тра­ха­нио­ты, Лас­ка­ре­вы и пр., за­ни­мав­шие ве­ду­щие по­зи­ции в двор­цо­вых ве­дом­ст­вах и пре­об­ла­дав­шие сре­ди околь­ни­чих). Вме­сте с тем из-за внутр. про­ти­во­ре­чий в Вел. кн-ве Ли­тов­ском (ВКЛ) в нач. 16 в. на рус. служ­бу пе­ре­шли не­ко­то­рые пред­ста­ви­те­ли ли­тов. ари­сто­кра­тии и дво­рян­ст­ва (в на­ча­ле прав­ле­ния В. IIIИ. – Глин­ские и др., в 1526 – кн. Ф. М. Мсти­слав­ский). Серь­ёз­ное не­до­воль­ст­во в кру­гах ста­ро­мос­ков­ско­го бо­яр­ст­ва вы­зва­ло на­ме­ре­ние В. IIIИ. рас­торг­нуть ока­зав­ший­ся бес­плод­ным брак с С. Ю. Са­бу­ро­вой. Оно бы­ло по­дав­ле­но жес­то­кой каз­нью И. Н. Бер­се­ня-Бек­ле­ми­ше­ва и опа­лой его сто­рон­ни­ков в нач. 1525. В но­яб. 1525, по­сле «ро­зы­ска о не­плодст­ве», со­сто­ял­ся раз­вод. 21.1.1526 В. IIIИ. всту­пил во вто­рой брак – с княж­ной Е. В. Глин­ской. Этот брак сим­во­ли­зи­ро­вал ди­на­стич. един­ст­во Се­ве­ро-Вост. Ру­си с зап.-рус. зем­ля­ми, ук­ре­п­лял по­зи­ции вел. кня­зя в ВКЛ и соз­да­вал ди­на­стич. пред­по­сыл­ки для про­дол­же­ния борь­бы за на­сле­дие Зо­ло­той Ор­ды (Глин­ские воз­во­ди­ли свою ге­неа­ло­гию к Ма­маю).

В. IIIИ., как и его отец, стре­мил­ся ук­ре­пить един­ст­во стра­ны. По сло­жив­шей­ся тра­ди­ции, вы­мо­роч­ные уде­лы род­ст­вен­ни­ков вел. кня­зя от­хо­ди­ли в его вла­де­ния. Та­ким об­ра­зом пе­ре­ста­ли су­ще­ст­во­вать Во­лоц­кий удел (1513; по­сле смер­ти кн. Фё­до­ра Бо­ри­со­ви­ча), уде­лы брать­ев В. IIIИ. – ка­луж­ско­го кн. Се­ мё­на Ива­но­ви­ча (1518) и уг­лич­ско­го кн. Дмит­рия Ива­но­ви­ча Жил­ки (1521), умер­ших без­дет­ны­ми (дол­го не имея на­след­ни­ка, вел. князь фак­ти­че­ски за­пре­щал брать­ям всту­пать в брак). Ан­д­рея Ива­но­ви­ча В. IIIИ. от­пус­тил в от­ве­дён­ный ему от­цом удел лишь в 1519 (при этом так­же не раз­ре­шал ему же­нить­ся вплоть до 1533). Вклю­че­ние удель­ных и быв. са­мо­сто­ят. кня­жеств в по­ли­тич. сис­те­му Рус. гос-ва при­ве­ло к соз­да­нию на мес­те этих кня­жеств т. н. об­ла­ст­ных двор­цов – спец. ве­домств для управ­ле­ния эти­ми зем­ля­ми (в до­пол­не­ние к уже су­ще­ст­во­вав­шим Нов­го­род­ско­му и Твер­ско­му поя­ви­лись Ря­зан­ский, Ни­же­го­род­ский, Уг­лич­ский двор­цы).

В 1510 В. IIIИ. окон­ча­тель­но при­со­еди­нил к Рус. гос-ву Псков­скую рес­пуб­ли­ку. Из Пско­ва бы­ло вы­ве­де­но 300 се­мей (сре­ди них – по­сад­ни­ки, куп­цы, «жи­тьи лю­ди»). Вме­сто них дво­ры в Сред­нем го­ро­де по­лу­чи­ла ты­ся­ча нов­го­род­ских по­ме­щи­ков, со­ста­вив­ших во­ен. гар­ни­зон Пско­ва, здесь же бы­ли по­се­ле­ны 300 ку­печ. се­мей из др. го­ро­дов. Позд­нее в со­став ве­ли­ко­кня­же­ских вла­де­ний вклю­че­ны вла­де­ния кн. Ва­си­лия Се­мё­но­ви­ча Ста­ро­дуб­ско­го (1518) и нов­го­род-се­вер­ско­го кн. Ва­си­лия Ива­но­ви­ча Ше­мя­чи­ча (1523; за­хва­чен в плен, умер в за­клю­че­нии в 1529). Ок. 1521 окон­ча­тель­но по­те­ря­ло не­за­ви­си­мость Ря­зан­ское кня­же­ст­во, ко­гда по­след­ний вел. кн. ря­зан­ский Иван Ива­но­вич бе­жал в ВКЛ.

Для эко­но­мич. и по­ли­тич. цен­тра­ли­за­ции го­су­дар­ст­ва по при­ка­зу В. IIIИ. в 1510–20-х гг. про­ве­де­ны зе­мель­ные опи­са­ния Вла­ди­ми­ра, Ниж­не­го Нов­го­ро­да, Ба­лах­ны, Ма­ло­го Яро­слав­ца, Ста­ри­цы, Ве­реи, Тве­ри, Нов­го­ро­да, быв. вла­де­ний ка­луж­ско­го кн. Се­мё­на Ива­ но­ви­ча и др. Раз­ви­ва­лось «го­ро­до­вое де­ло»: был соз­дан ин­сти­тут го­ро­до­вых при­каз­чи­ков, ве­дав­ших сбо­ром «по­сош­ ных лю­дей» (вспо­мо­гат. вой­ска, фор­ми­ро­вав­ше­го­ся из сель­ско­го на­се­ле­ния) и управ­ляв­ших го­ро­до­вы­ми пи­щаль­ни­ка­ми; они ог­ра­ни­чи­ли ком­пе­тен­цию на­ме­ ст­ни­ков и во­лос­те­лей, иг­ра­ли роль пред­ста­ви­те­лей вел. кня­зя в борь­бе с удель­ной де­цен­тра­ли­за­ци­ей.

Зе­мель­ная по­ли­ти­ка В. IIIИ. оп­ре­де­ ля­лась прин­ци­па­ми, вы­ра­бо­тан­ны­ми ещё при Ива­не III (ус­вое­ние вел. кня­зем вер­ хов­ной соб­ст­вен­но­сти на эти тер­ри­то­рии, ог­ра­ни­че­ние обо­ро­та вот­чин­ных зе­мель на при­сое­ди­нён­ных зем­лях, ус­та­нов­ле­ние кон­тро­ля над этим обо­ро­том внут­ри той или иной тер­ри­то­рии).

Цер­ков­ная по­ли­ти­ка В. IIIИ. ха­рак­те­ри­зо­ва­лась ко­ле­ба­ния­ми В. IIIИ. ме­ж­ду про­ти­во­сто­яв­ши­ми друг дру­гу ио­сиф­ля­на­ми и не­стя­жа­те­ля­ми. Уси­ле­ ние не­стя­жа­те­лей при дво­ре В. IIIИ. спо­соб­ст­во­ва­ло ожив­лён­ным кон­так­там Рус. церк­ви с афон­ски­ми мо­на­сты­ря­ми (в 1507, 1509, 1514–15 В. IIIИ. пре­до­став­лял ма­те­ри­аль­ную по­мощь их по­слан­ни­кам). В этот пе­ри­од В. IIIИ. про­во­дил в стра­не по­ли­ти­ку, на­прав­лен­ную на ог­ра­ни­че­ние мо­на­стыр­ско­го зем­ле­вла­де­ния. Уси­лен­ная раз­да­ча В. IIIИ. под­твер­ди­тель­ных жа­ло­ван­ных гра­мот мо­ на­сты­рям в 1506–07 со­про­во­ж­да­лась пе­ре­смот­ром ра­нее вы­дан­ных до­ку­мен­ тов: под­твер­жда­лись гл. обр. те гра­мо­ты, ко­то­рые не со­дер­жа­ли ос­во­бо­ж­де­ний от по­да­тей, в др. гра­мо­тах ан­ну­ли­ро­ва­лись ста­тьи, ос­во­бо­ж­дав­шие от ря­да пла­те­жей (яма, мы­та, там­ги и др.). Про­дол­жа­лось ог­ра­ни­че­ние льгот ми­тро­по­личь­е­го до­ма. Од­на­ко по­сте­пен­но В. IIIИ. на­чал от­ сту­пать от ог­ра­ни­чи­тель­ных прин­ци­пов. В жа­ло­ван­ных гра­мо­тах мо­на­сты­рям 1511–22 он час­то да­ро­вал ос­во­бо­ж­де­ния от по­да­тей, по­яв­ля­лись ста­тьи, в ко­то­рых ого­ва­ри­ва­лась не­под­вла­ст­ность мо­на­стыр­ских кре­сть­ян ад­ми­ни­ст­ра­ции гос. (чёр­ных) во­лос­тей. В 1521 у В. IIIИ. воз­ник кон­фликт с митр. Вар­лаа­мом (ве­ро­ят­но, был вы­зван по­сто­ян­ным «пе­ча­ло­ва­ни­ем» ми­тро­по­ли­та за опаль­ных). 17 дек. ми­тро­по­лит по­ки­нул ка­фед­ру, а за­тем был со­слан в Спа­со-Ка­мен­ный мон. на Ку­бен­ском оз. Сме­нив­ший его на ка­фед­ре Да­ни­ил стал вер­ным сто­рон­ни­ком В. IIIИ. в во­про­сах внутр. по­ли­ти­ки. По­став­ле­ние Да­нии­ла зна­ме­но­ва­ло со­бой по­бе­ду ио­сиф­лян. В 1522–33 он не­сколько рас­ши­рил мо­на­стыр­ские и цер­ков­ные при­ви­ле­гии (вла­де­ни­ям ми­тро­по­личь­ей ка­фед­ры, а так­же влия­тель­ным мо­на­сты­рям, в т. ч. Ио­си­фо-Во­ло­ко­лам­ско­му, Ки­рил­ло-Бе­ло­зер­ско­му и др.). Яр­ким про­яв­ле­ни­ем вы­бо­ра В. IIIИ. ста­ло осу­ж­де­ние на Со­бо­рах 1525 и 1531 ли­де­ров не­стя­жа­те­лей Мак­си­ма Гре­ка и Вас­сиа­на (Пат­ри­кее­ва). По­ра­же­ние не­стя­жа­те­лей во мно­гом бы­ло вы­зва­но их вы­сту­п­ле­ния­ми про­тив раз­во­да В. IIIИ. с С. Ю. Са­бу­ро­вой (пер­во­на­чаль­но осуж­де­ние раз­во­да оз­на­ча­ло не­глас­ную под­держ­ку при­тя­за­ний кн. Юрия Ива­но­ви­ча на ве­ли­ко­кня­же­скую власть, а по­сле ро­ж­де­ния Ива­на Ва­силь­е­ви­ча со­мне­ния в ка­но­нич­но­сти вто­ро­го бра­ка В. IIIИ. под­ры­ва­ли при­зна­ние его сы­на за­кон­ным на­след­ни­ком).

Осу­ще­ст­в­ляя внеш­не­цер­ков­ные свя­зи, В. IIIИ. при­ни­мал по­слов Кон­стан­ти­но­поль­ско­го пат­ри­ар­ха­та и пап­ско­го пре­сто­ла. В мар­те 1518 в Мо­ск­ву при­бы­ло по­соль­ст­во пат­ри­ар­ха Кон­стан­ти­но­поль­ско­го Фео­лип­та I, ко­то­рый ти­ту­ло­вал митр. Вар­лаа­ма «ми­тро­по­ли­том Ки­ев­ским и всея Ру­си» и «ми­тро­по­ли­ том Мо­с­ков­ским и всея Ру­си». Это оз­на­ча­ло при­зна­ние ка­но­нич­но­сти по­став­ле­ния рус. ми­тро­по­ли­та и во­зоб­нов­ле­ние кон­так­тов ме­ж­ду Рус. и Кон­стан­ти­но­поль­ской церк­ва­ми, пре­рван­ных во 2-й пол. 15 в. в свя­зи с ус­та­нов­ле­ни­ем ав­токе­фа­лии Рус. церк­ви. В то же вре­мя в свя­зи с пла­на­ми рим. пре­сто­ла вклю­чить Рус. гос-во в со­став ан­ти­ос­ман­ской коа­ли­ции в 1510–20-х гг. про­ис­хо­дил ак­тив­ный об­мен по­сла­ния­ми ме­ж­ду Мо­ск­вой и Ри­мом.

Ве­ро­ят­но, ме­ж­ду 1514 и 1526 офор­ми­лись две важ­ней­шие го­су­дар­ст­вен­но- и цер­ков­но-по­ли­тич. идеи. Од­на из них, из­ло­жен­ная в «Ска­за­нии о князь­ях вла­ди­мир­ских», дек­ла­ри­ро­ва­ла на ле­ген­дар­ном ис­то­ри­ко-ге­неа­ло­гич. ма­те­риа­ле пре­ем­ст­вен­ную связь моск. кня­зей не толь­ко с вла­ди­мир­ско-ки­ев­ским на­сле­ди­ем и ви­зант. им­пер­ской го­су­дар­ст­вен­но­стью, но и не­по­сред­ст­вен­но с Рим. им­пе­ри­ей эпо­хи имп. Ав­гу­ста. Дру­гая – идея «Третье­го Ри­ма», соз­да­те­лем ко­то­ рой яв­лял­ся ста­рец псков­ско­го Елеа­за­ро­ва мон. Фи­ло­фей, – уко­ре­ня­ла в эпо­хе Ав­гу­ста не толь­ко рус. го­су­дар­ст­вен­ность, но и рус. цер­ковь: под­чёр­ки­ва­лось уже не соб­ст­вен­но им­пер­ское со­дер­жа­ние, но функ­ция Ав­гу­ста как пра­ви­те­ля, в дер­жа­ве ко­то­ро­го про­изош­ли ро­ж­де­ние и зем­ные дея­ния Хри­ста. «Тре­тий Рим» со­от­но­сил­ся не толь­ко с Мо­ск­вой и да­же не с Мо­ск­вой по пре­иму­ще­ст­ву, но с цар­ст­вом как це­лым, при этом Рус­ское гос-во свя­зы­ва­лось с «Ро­мей­ским цар­ст­вом», воз­ник­шим в эпо­ху имп. Ав­гу­ста и «пе­ре­мес­тив­шим­ся» (на ос­но­ве тео­рии translatio imperii) в Рос­сию. Его мис­сия, со­глас­но мыс­ли Фи­ло­фея, бы­ла пре­до­пре­де­ле­на тем, что Рус. гос-во ос­та­лось един­ст­вен­ным со­хра­нив­шим по­ли­тич. не­за­ви­си­мость «пра­во­слав­ным цар­ст­вом», а зна­чит, вел. князь ста­но­ вил­ся един­ст­вен­ным за­щит­ни­ком пра­во­слав­ных хри­сти­ан и «внеш­ним» га­ран­том пра­во­сла­вия, ка­ким пре­ж­де яв­лял­ся ви­зант. им­пе­ра­тор.

Внеш­няя по­ли­ти­ка В. IIIИ. раз­ви­ва­ лась по тем осн. на­прав­ле­ни­ям, ко­то­рые обо­зна­чи­лись при Ива­не III. Не­од­но­крат­но про­ис­хо­дил об­мен по­соль­ст­ва­ми с им­пе­ра­то­ра­ми Свя­щен­ной Рим. им­пе­рии (1506, 1509, 1514, 1517, 1518, 1522, 1524 и др.). До Вен­ско­го кон­грес­са 1515 сбли­же­ние со Свя­щен­ной Рим. им­пе­ри­ей объ­яс­ня­лось на­ли­чи­ем об­ще­го вра­га – Поль­ши. В пред­ва­ри­тель­ном до­го­во­ре 1514 с имп. Мак­си­ми­лиа­ном I Габс­бур­гом В. IIIИ. впер­вые офиц. на­зван «ке­са­рем» («keiser»). В ре­зуль­та­те рус­ско-ли­тов­ских войн 1507–08, 1512–22 в со­став Рус. гос-ва воз­вра­щён Смо­ленск (1514; под­твер­жде­но ус­ло­вия­ми Моск. пе­ре­ми­рия 1522), ус­та­нов­ле­на гра­ни­ца с ВКЛ, ко­то­рая су­ще­ст­во­ва­ла на про­тя­же­нии 16 в. На вост. на­прав­ле­нии обо­ст­ре­ние от­но­ше­ний с Ка­зан­ским хан­ст­ вом при­ве­ло к ка­зан­ско-рус­ским вой­нам 1505–07, 1523, 1524 и 1530. В прав­ле­ние В. IIIИ. Рус. гос-во под­верг­лось крым­ских ха­нов на­бе­гам (1507, 1512, 1521 и др.). Осо­бен­но опус­то­ши­тель­ным ока­зал­ся на­бег Му­хам­мед-Ги­рея I в 1521, ко­ гда бы­ли ра­зо­ре­ны центр. и юж. рай­оны го­су­дар­ст­ва, за­хва­че­но мно­же­ст­во плен­ных. Сам В. IIIИ. ос­та­вил Мо­ск­ву и вер­нул­ся ту­да по­сле от­хо­да крым­цев. Не­од­но­крат­но про­ис­хо­дил об­мен по­соль­ст­ва­ми с Ос­ман­ской им­пе­ри­ей, од­на­ко ни­ка­ких серь­ёз­ных со­гла­ше­ний с ней за­клю­че­но не бы­ло. Рус­ско-ли­вон­ские пе­ре­ми­рия 1508, 1517, 1521, 1531 фик­си­ро­ва­ли мир­ные от­но­ше­ния Рус. гос-ва с Ли­вон­ским ор­де­ном, со­дер­жа­ли отд. ус­та­нов­ле­ния, на­прав­лен­ные на об­лег­че­ние тор­гов­ли рус. куп­цов на тер­ри­то­рии Ор­де­на. До 1525 по­сто­ян­но под­дер­жи­ ва­лись ди­пло­ма­тич. от­но­ше­ния с Тев­тон­ским ор­де­ном. 9.5.1513 в Нов­го­ро­де швед. пред­ста­ви­те­ли под­твер­ди­ли до­го­вор о пе­ре­ми­рии на 60 лет. Рус­ско-ган­зей­ский до­го­вор 1514 ус­та­нав­ли­вал 10-лет­нее пе­ре­ми­рие и вво­дил обою­до­вы­год­ные ус­ло­вия тор­гов­ли ме­ж­ду Нов­го­ро­дом и Ган­зей­ски­ми го­ро­да­ми, ган­зей­цы обя­за­лись не ока­зы­вать по­мощь ВКЛ. Рус­ско-дат­ский до­го­вор 1516 ус­та­нав­ли­вал со­юз­ни­че­ские от­но­ше­ния ме­ж­ду дву­мя стра­на­ми, пре­ду­смат­ри­ва­лась совм. борь­ба со Шве­ци­ей и Поль­шей, дат. куп­цы по­лу­ча­ли при­ви­ле­гии в Иван­го­ро­де и Нов­го­ро­де. В 1529 во­зоб­но­ви­лись ди­ пло­ма­тич. от­но­ше­ния Рус. гос-ва с Мол­дав­ским кн-вом, от­ку­да при­бы­ло по­соль­ст­во от гос­по­да­ря Пет­ра Ра­ре­ша.

В. IIIИ. при­ни­мал ме­ры для за­щи­ты гра­ниц го­су­дар­ст­ва. В 1507 со­ору­же­ны но­вые ук­ре­п­ле­ния в Иван­го­ро­де, в 1507/08 и 1517–26 – в Пско­ве. В 1507–1520 по­строе­на ка­мен­ная кре­пость в Ту­ле, в 1508–11 – но­вая кре­пость в Ниж­нем Нов­го­ро­де. При­сое­ди­не­ние Се­вер­щи­ны и Го­мель­щи­ны спо­соб­ст­во­ва­ло ук­ре­п­ле­ нию юж. и юго-зап. гра­ниц го­су­дар­ст­ва. В 1521 на­ча­лось со­ору­же­ние Боль­шой за­сеч­ной чер­ты для за­щи­ты Рус. гос-ва от на­бе­гов крым­ских ха­нов. На вос­то­ке, близ устья р. Су­ра, в 1523 по­строе­на кре­пость Ва­силь­го­род, ко­то­рая долж­на бы­ла вы­пол­нять не толь­ко обо­ро­нит. функ­ции, но и стать плац­дар­мом для на­сту­п­ле­ния на Ка­зань. Ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние при В. IIIИ. по­лу­чи­ла и мо­ на­стыр­ская ко­ло­ни­за­ция ок­ра­ин­ных рай­онов стра­ны.

В. IIIИ. спо­соб­ст­во­вал ак­тив­но­му ка­ мен­но­му строи­тель­ст­ву в Мо­ск­ве и др. го­ро­дах. При нём за­вер­ши­лось фор­ми­ро­ва­ние ар­хит. ан­самб­ля Мос­ков­ско­го Крем­ля. Од­но­вре­мен­но с пе­ре­ез­дом В. IIIИ. в но­вый ве­ли­ко­кня­жес­кий дво­рец в 1508 за­кон­че­но оформ­ле­ние Бла­го­ве­щен­ско­го со­бо­ра – до­мо­вой церк­ви ве­ли­ко­кня­ жес­кой се­мьи. По­строе­ны Ар­хан­гель­ский со­бор – ро­до­вая усы­паль­ни­ца моск. ве­ ли­ко­кня­жес­кой се­мьи, ко­ло­коль­ня Ива­на Ве­ли­ко­го. В 1514 по ве­ле­нию В. IIIИ. бы­ло за­ло­же­но бо­лее 10 ка­мен­ных хра­мов в Мо­ск­ве. В 1524 ос­но­ван Но­во­де­ви­чий мо­на­стырь в Мо­ск­ве. Итал. мас­те­ра уча­ст­во­ва­ли в воз­ве­де­нии ка­мен­но­го Тро­иц­ко­го со­бо­ра (1513) и стол­по­об­раз­ной церк­ви-ко­ло­коль­ни в Алек­сан­д­ров­ской сло­бо­де (1510-е гг.), став­шей за­го­род­ной ре­зи­ден­ци­ей В. IIIИ. В честь ро­ж­де­ния сы­на В. IIIИ. – Ива­на бы­ла по­став­ле­на ц. Воз­не­се­ния в с. Ко­ло­мен­ское (1532).

В 1531, на сле­дую­щий год по­сле ро­ж­де­ния сы­на Ива­на, В. IIIИ. за­клю­чил до­го­во­ры с брать­я­ми Юри­ем и Ан­д­ре­ем, в со­от­вет­ст­вии с ко­то­ры­ми они при­нес­ли при­ся­гу на вер­ность не толь­ко ему са­мо­му, но и его сы­ну, а Юрий от­ка­зал­ся от пре­тен­зий на ве­ли­ко­кня­жес­кий стол. Серь­ёз­но за­бо­лев осе­нью 1533, В. IIIИ. со­ста­вил за­ве­ща­ние (не со­хра­ни­лось), со­глас­но ко­то­ро­му его на­след­ни­ком ста­но­вил­ся стар­ший сын Иван, опе­ку­на­ми на­зна­ча­лись Е. В. Глин­ская, кня­зья Д. Ф. Бель­ский и М. Л. Глин­ский. Пе­ред смер­тью В. IIIИ. при­нял мо­на­ше­ский по­стриг с име­нем Вар­ла­ам, по­хо­ро­нен в Ар­хан­гель­ском со­бо­ре Крем­ля.

Источник: bigenc.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.