Назовите сторонников норманнской теории

НОРМАНСКАЯ ТЕОРИЯ

направление в историографии, сторонники к-рого считают норманнов (варягов) основателями гос-ва в Др. Руси. Н. т. была сформулирована нем. учеными, работавшими в Петерб. АН во 2-й четв. 18 в., — Г. З. Байером, Г. Ф. Миллером и др. Сторонником Н. т. стал позднее и п риехавший в Россию А. Л. Шлецер. Основанием для вывода о норманском происхождении Др.-Рус. гос-ва послужил рассказ «Повести временных лет» о призвании на Русь князей-варягов Рюрика, Синеуса и Трувора в 862, к-рый, как установлено исследователями летописания, является позднейшей интерполяцией. Это известие было внесено, по-видимому, в 12 в. с целью противодействия стремлению Византии навязать Руси политич. зависимость вместе с зависимостью церкви от Византии.

Уже в период формирования Н. т. выявился ее политич. смысл, направленный к тому, чтобы представить Др. Русь крайне отсталой страной, славян и их потомков — народом, неспособным к самостоят. ист. развитию, а германцев и норманнов — силой, к-рая с самого начала рус. истории призвана руководить Россией, ее экономикой и культурой.

В сер. 18 в. с критикой Н. т. выступил М. В. Ломоносов, занявшийся в связи с этим изучением истории вост. славян. Он указал на науч. несостоятельность Н. т. и ее враждебный России политич. смысл. В дворянско-монархич. историографии 18-19 вв. воззрения «норманистов» приобрели характер офиц. версии происхождения Рус. гос-ва. H. M. Карамзин видел даже особые достоинства вост. с лавян в том, что о ни якобы сами, добровольно избрали монархич. образ правления и призвали к себе чужеземных государей. В большей или меньшей степени «норманистами» являлось большинство бурж. историков. С. М. Соловьев, не отрицая призвания варяжских князей на Русь, отказывался видеть в этом свидетельство неразвитости вост. славян и переносить на 9 в. понятия о нац. достоинстве, свойственные новейшему времени. Борьба между «норманистами» и «антинорманистами» особенно обострилась в 60-х годах 19 в. в связи с празднованием в 1862 тысячелетия России. Противниками Н. т. выступили нек-рые дворянские и бурж. историки — Д. И. Иловайский, С. А. Гедеонов, В. Г. Васильевский и др. Они подвергли критике отд. конкретные положения Н. т., но не смогли раскрыть ее антинаучность.

В сов. историографии Н. т. была преодолена в 30-40-х гг. в результате основанных на марксистско-ленинской методологии работ ряда сов. историков и археологов. Б. Д. Греков, Б. А. Рыбаков, M. H. Тихомиров, С. В. Юшков, В. В. Мавродин и др. установили, что вост.-слав. общество достигло в 9 в. той степени разложения общинного строя, когда созрели внутр. предпосылки возникновения гос-ва. Наличие нек-рых др.-рус. князей варяжского происхождения (Олег, Игорь) и норманнов-варягов в княжеских дружинах не противоречит тому, что гос-во в Др. Руси сформировалось на внутр. обществ.-экономич. основе. Они почти не оставили следов в богатой материальной и духовной культуре Др. Руси. Норманны-варяги, находившиеся на Руси, быстро слились с коренным населением, ославянились.

Начиная с 20-х гг. 20 в. положения Н. т. вошли составной частью в бурж. концепцию рус. истории, к-рой придерживаются историки Зап. Европы и США. Наиболее видными представителями Н. т. на З. являются: в США — Г. Вернадский, в Англии — Г. Пашкевич, А. А. Васильев, Н. Чедвик, в Дании — филолог А. Стендер-Петерсен, в Швеции — Т. Арне, X. Арбман, в Финляндии — проф. В. Кипарский. Норманистские взгляды излагаются в общих трудах и школьных учебниках стран Зап. Европы и США. Н. т. приобрела особенно острое политич. звучание в обстановке «холодной войны» против СССР и др. социалистич. стран после окончания 2-й мировой войны. Версия об ист. «несамостоятельности» рус. народа послужила аргументом для обоснования агрессивных планов против СССР и распространения враждебных рус. народу представлений о его прошлом и настоящем. Появилось много монографий и статей по отд. вопросам Н. т. Для совр. норманизма характерна в целом оборонит. позиция по отношению к трудам сов. ученых. Сторонники Н. т. стремятся отстоять позиции по отд. вопросам: о составе господствующего класса в Др. Руси, о происхождении крупного землевладения на Руси, о торговле и торг. путях Др. Руси, об археол. памятниках др.-рус. культуры и др., в каждом из к-рых норманисты считают норманский элемент решающим, определяющим. Совр. «норманисты» также утверждают, что имела место норманская колонизация Руси и что сканд. колонии послужили основой для установления господства норманнов. «Норманисты» считают, что Др. Русь находилась в политической зависимости от Швеции. Независимо от субъективных намерений отд. ученых, сторонников Н. т., и их отношения к СССР и сов. народу, Н. т. несостоятельна в науч. отношении и используется бурж. пропагандой в политич. целях, враждебных интересам СССР.

Лит.: Тихомиров M. H., Рус. историография XVIII в., «ВИ», 1948, No 2; его же. Славяне в «Истории России» проф. Г. Вернадского, там же, 1946, No 4; его же, Откровения Чадвик о начале рус. истории, там же, 1948, No 4; его же. Происхождение названий «Русь» и «Русская земля», в сб.: СЭ, 1947, т. 6-7; Греков Б. Д., Киевская Русь, М., 1953; его же, О роли варягов в истории Руси, Избр. труды, т. 2, М., 1959; его же, Антинауч. измышления финского «профессора», там же; Рыбаков Б. A., Ремесло Др. Руси, М., 1948; его же. Др. Русь, М., 1963, с. 289-300; Юшков С. В., Общественно-политич. строй и право Киевского гос-ва, М.-Л., 1949; Мавродин В. В., Образование древнерус. гос-ва, Л., 1945; его же. Очерки истории СССР. Древнерус. гос-во, М., 1956; Шаскольский И. П., Норманская теория в совр. бурж. науке, М.-Л., 1965; Lowmlanski H., Zagadnienie roli norman?w w genezie panstw slowianskich, Warsz., 1957.

Работы норманистов: Томсен В., Начало Рус. гос-ва, М., 1891; Vernadsky G., The origins of Russia, Oxf., 1959; Paszkiewicz H., The origin of Russia, L., 1954; его же. The making of the Russian nation, L., 1963; Stender-Petersen A., Varangica, Aarhus, 1953; его же, Russian studies, Aarhus, 1956 («Acta Jutlandica», t. 28, No 2); его же, Geschichte der russischen Literatur, Bd 1, M?nch., 1957; его же,. Der ?lteste russische Staat, «HZ», M?nch., 1960, Bd 91, H. 1; Arne T. J., La Su?de et l´Orient, Uppsala. 1914; его же, Die Var?gerfrage und die sowjetrussische Forschung, «Acta archeologica», 1952, t. 23; Arbman H., Svear i ?sterviking, Stockh., 1955.

A. M. Сахаров. Москва.

Источник: Советская историческая энциклопедия: В 16 т. — М.: Государственное научное издательство «Советская энциклопедия», 1961-1976 г.

Источник: interpretive.ru

Норма́ннская тео́рия (норманизм) — направление в историографии, развивающее концепцию того, что народ-племя русь происходит из Скандинавии периода экспансии викингов, которых в Западной Европе называли норманнами. Сторонники норманизма относят норманнов (варягов скандинавского происхождения) к основателям первых государств восточных славян — Новгородской, а затем Киевской Руси. Фактически это следование историографической концепции Повести временных лет (начало XII века) , дополненное идентификацией летописных варягов как скандинавов-норманнов. Вокруг этнической идентификации разгорелись основные споры, усиленные политической идеологизацией исторического вопроса. Норманская теория была сформулирована в 1-й половине XVIII века при Анне Иоанновне немецким историком в Российской Академии наук Г. Байером (1694—1738), позднее Г. Миллером и А. Л. Шлёцером. Против норманской теории, усмотрев в ней тезис об отсталости славян и их неготовности к образованию государства, активно выступил М. В. Ломоносов, к которому в XIX веке присоединились Д. И. Иловайский и др. (предлагая иную, не скандинавскую идентификацию варягов) . Ломоносов, в частности, утверждал, что Рюрик был родом из полабских славян, которые имели династические связи с князьями ильменских словен (этим и было обусловлено его приглашение на княжение) . К слабости первых антинорманистов следует отнести их версии, основанные в основном на логике и интуиции, но не поддержанные историческими свидетельствами. Один из первых русских историков середины XVIII века В. Н. Татищев, исследовав «варяжский вопрос» , не пришел к определённому выводу относительно этнической принадлежности призванных на Русь варягов, но предпринял попытку объединения противоположных воззрений. По его мнению, основанному на так называемой Иоакимовской летописи, варяг Рюрик происходил от норманского князя, правящего в Финляндии, и дочери славянского старейшины Гостомысла. Норманскую версию приняли Н. М. Карамзин, за ним М. П. Погодин и другие русские историки XIX века. В XIX веке, благодаря трудам учёных-ориенталистов, появились первые свидетельства, противоречащие скандинавской идентичности ранних русов. В то же время вопрос стремительно политизировался в связи с процессами, приведшими к объединению Германии. В немецкой философии появился тезис об «исторических» и «неисторических» народах, разделяемых по способности к созданию государства. Славян, в которых немцы видели противников объединения Германии, отнесли к неисторическим народам, используя в качестве обоснования норманизм. Как ответная реакция, в России активно стало развиваться «славянское» направление. Ряд противников норманской теории (антинорманисты) признавали, что в основе легенды лежит реальный исторический факт вокняжения в Новгороде скандинава Рюрика, приглашенного в славянское государство как военного наемника. Заслуга Рюрика заключается, согласно учению антинорманистов, не в создании государства Русь, а в том, что он только положил начало первой правящей династии на Руси — Рюриковичей. Но сами варяги вскоре ославянились (уже внук Рюрика носил славянское имя Святослав) и не оказали заметного влияния на развитие социально-экономических и политических процессов у славян.

Источник: touch.otvet.mail.ru

Концепция в исторической науке, согласно которой варяги (русь), призванные около 862 г. коалицией словен ильменских, кривичей, чуди и мери на княжение и давшие начало древнерусской княжеской династии (династии Рюриковичей), были скандинавами (норманнами). Этот тезис часто дополнялся тезисом о значительности роли скандинавов в истории Древнерусского государства. А в конце XVIIIXIX вв. он подчас сопровождался и утверждением о неспособности восточных славян к государственному строительству и о создании восточнославянской (будущей русской) государственности скандинавами.

Начиная с ХХ в. взгляды сторонников этой концепции именуют норманизмом (а их сторонников – норманистами), взгляды же её противников – антинорманизмом (а их сторонников – антинорманистами).

В основу норманнской теории лёг рассказ о «призвании варягов», помещённый в «Повести временных лет» (начало XII в.) под 862 г. Как явствует из него, термин «варяги» был собирательным названием германских, преимущественно скандинавских этносов. Согласно «Повести», коалиция восточнославянских и угро-финских племенных союзов – словене (ильменские), кривичи, чудь и весь, – озабоченная тем, что в их землях «наряда нет», обратилась к варяжскому племени «русь» со словами «Придите княжить и владеть нами». Откликнувшиеся на призыв братья Рюрик, Синеус и Трувор вокняжились, соответственно, в Новгороде, Белоозере и Изборске, причём в 864 г. владения умерших Синеуса и Трувора перешли к Рюрику. Государство, возглавленное в итоге представителем «руси» Рюриком, получило название Русской земли («и от тех варяг прозвалась Русская земля»). Около 882 г., в результате захвата преемником Рюрика Олегом Вещим Киева, оно превратилось в большое государство, именуемое в науке Древнерусским. По меньшей мере, с 930-х гг. (согласно «Повести временных лет» – с 912 г.) в нем правили князья, которые, согласно «Повести временных лет», были потомками Рюрика (династия Рюриковичей).

Научное оформление норманская теория впервые получила в работе Г.З. Байера «О варягах» (1735 г.), основные положения которой были затем развиты Г.Ф. Миллером в его сочинении «Происхождение народа и имени российского» (1749 г.). В работах А.Л. Шдёцера «Опыт анализа русских летописей (касающийся Нестора и русской истории)» (1768 г.) и «Нестор» (1802 – 1809 гг.) тезис о скандинавском происхождении древнерусской княжеской династии впервые был дополнен тезисом о том, что до прихода скандинавов восточные славяне вообще не знали государственности. Однако своё классическое воплощение норманнская теория получила в статьях датского историка и лингвиста В. Томсена «Отношения Древней Руси и Скандинавии и происхождение Русского государства» (1876 г.). Отметив, что «заложение первых основ русского государственного строя является делом скандинавов», Томсен подчеркнул, что «исполинское здание» на этом «основании» возвели «природные славяне». Вообще, тезис Шлёцера о том, что с самим понятием «государственность» восточных славян познакомили только скандинавы, – тезис, который советская историческая наука 1940-х – 1980-х гг. представляла квинтэссенцией норманнской теории, – серьёзными учеными не разделялся уже в XIX в.

Антинорманизм возник уже в 1750 г. как реакция на работу Миллера. Одним из его проявлений стало стремление доказать славянское происхождение варягов и/или призванного около 862 г. варяжского племени «русь». Так, М.В. Ломоносов в своей «Древней российской истории» (1766 г.) провозгласил варягов-«русь» племенем, родственным пруссам (которых он ошибочно считал славянами). После выхода в 1876 г. работы С.А. Гедеонова «Варяги и Русь» популярным стало отождествление варягов-«руси» с западными славянами, обитавшими на южном побережье Балтики (впервые предложенное еще в XVI в. С. Герберштейном и модифицированное в начале 1970-х гг. А.Г. Кузьминым, считавшим варягов славянизированными кельтами).

Другим проявлением антинорманизма – нашедшим свое наиболее полное воплощение в работах Д.С. Лихачева и Б.А. Рыбакова 1940-х – 1960-х гг. – стали попытки доказать легендарность рассказа о призвании варягов.

В настоящее время скандинавское происхождение варягов-«руси» и древнерусской княжеской династии можно считать доказанным. Лингвисты подтверждают скандинавское (а не западнославянское) происхождение «варяжских» имён (и в том числе «Рюрик», «Синеус» и «Трувор»). Археологическими раскопками на Рюриковом городище (резиденции Рюрика рядом с нынешним Новгородом Великим) установлен факт прибытия туда около середины IX в. большого числа скандинавов (а не западных славян), да и вообще скандинавских артефактов на территории Древней Руси найдено очень много (и значительно больше, чем западнославянских).

Литература

  1. Лебедев Г.С. Эпоха викингов в Северной Европе и на Руси. СПб., 2005.
  2. Мельникова Е.А., Петрухин В.Я. Название «Русь» в этнокультурной истории Древнерусского государства (IX – Х вв.) // Вопросы истории. 1989. № 8.
  3. Носов Е.Н. Новгородское (Рюриково городище). Л., 1990.
  4. Петрухин В. Я. Русь в IX—X веках. От призвания варягов до выбора веры М., 2014.
  5. Пчёлов Е.В. Рюрик. М., 2010.

***

Читайте также:

Клим Жуков, Дмитрий Пучков. О «норманском вопросе». Часть 1: варяги и «русский интернационал» до Рюрика

***

Также в «Словаре»: Варяги, Рюрик, Древнерусская народность, Древнерусское государство

Источник: histrf.ru

Норманнская теория (норманизм) — направление в историографии, развивающее концепцию того, что народ-племя русь происходит из Скандинавии периода экспансии викингов, которых в Западной Европе называли норманнами.
Сторонники норманизма относят норманнов (варягов скандинавского происхождения) к основателям первых государств восточных славян — Новгородской, а затем Киевской Руси. Фактически это следование историографической концепции Повести временных лет (начало XII века), дополненное идентификацией летописных варягов как скандинавов-норманнов. Вокруг этнической идентификации разгорелись основные споры, временами усиленные политической идеологизацией.
Впервые тезис о происхождении варягов из Швеции выдвинул король Юхан III в дипломатической переписке с Иваном Грозным. Развить эту мысль попытался в 1615 году шведский дипломат Пётр Петрей де Ерлезунда в своей книге «Regin Muschowitici Sciographia». Его почин поддержал в 1671 году королевский историограф Юхан Видекинд в «Thet svenska i Ryssland tijo åhrs krijgs historie». Большое влияние на последующих норманистов оказала «История шведского государства» Олафа Далина.
Широкую известность в России норманская теория получила в 1-й половине XVIII века благодаря деятельности немецких историков в Российской Академии наук Готлиба Зигфрида Байера (1694—1738), позднее Герарда Фридриха Миллера, Штрубе-де-Пирмонта и Августа Людвига Шлёцера.
Против норманской теории, усмотрев в ней тезис об отсталости славян и их неготовности к образованию государства, активно выступил М. В. Ломоносов, предложив иную, не скандинавскую идентификацию варягов. Ломоносов, в частности, утверждал, что Рюрик был родом из полабских славян, которые имели династические связи с князьями ильменских словен (этим и было обусловлено его приглашение на княжение). Один из первых русских историков середины XVIII века В. Н. Татищев, исследовав «варяжский вопрос», не пришёл к определённому выводу относительно этнической принадлежности призванных на Русь варягов, но предпринял попытку объединения противоположных воззрений. По его мнению, основанному на «Иоакимовской летописи», варяг Рюрик происходил от норманского князя, правящего в Финляндии, и дочери славянского старейшины Гостомысла.
Норманскую версию приняли Н. М. Карамзин, а за ним практически все крупные русские историки XIX века. Двумя наиболее видными представителями антинорманистского направления были С. А. Гедеонов и Д. И. Иловайский. Первый считал русов балтийскими славянами — ободритами, второй, наоборот, подчёркивал их южное происхождение.
Советская историография, после некоторого перерыва в первые годы после революции, вернулась к норманнской проблеме на государственном уровне. Основным аргументом был признан тезис одного из основоположников марксизма Фридриха Энгельса о том, что государство не может быть навязано извне, дополненный официально пропагандируемой в то время псевдонаучной автохтонистской теорией лингвиста Н. Я. Марра, отрицавшей миграции и объясняющей эволюцию языка и этногенез с классовой точки зрения. Идеологической установкой для советских историков стало доказательство тезиса о славянской этнической принадлежности племени «русь». Характерные выдержки из публичной лекции доктора исторических наук Мавродина, прочитанной в 1949 году, отражают состояние дел в советской историографии сталинского периода:
«Естественно, что „учёные“ прислужники мирового капитала стремятся во что бы то ни стало опорочить, очернить историческое прошлое русского народа, принизить значение русской культуры на всех этапах её развития. Они же „отказывают“ русскому народу в инициативе создания своего государства…
Этих примеров вполне достаточно, чтобы прийти к выводу о том, что тысячелетней давности предание о „призвании варягов“ Рюрика, Синеуса и Трувора „из-за моря“, которое давным давно следовало сдать в архив вместе с преданием об Адаме, Еве и змие-искусителе, всемирном потопе, Ное и его сыновьях, возрождается зарубежными буржуазными историками для того, чтобы послужить орудием в борьбе реакционных кругов с нашим мировоззрением, нашей идеологией…
Советская историческая наука, следуя указаниям Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина, положив в основу замечания товарищей Сталина, Кирова и Жданова на „Конспект учебника по Истории СССР“, разработала теорию о дофеодальном периоде, как периоде зарождения феодализма, и о варварском государстве, возникаюшем в это время, и приложила эту теорию к конкретным материалам истории русского государства. Таким образом уже в теоретических построениях основоположников марксизма-ленинизма нет и не может быть места норманнам как создателям государства среди „диких“ восточно-славянских племён.»
Историк и археолог Б. А. Рыбаков многие годы представлял советский антинорманизм. С 1940-х годов он отождествлял русов и славян, помещая первое древнеславянское государство, предшественника Киевской Руси, в лесостепь Среднего Поднепровья.
В 1960-е годы «норманисты» вернули позиции, признавая существования славянского протогосударства во главе с русью до прихода Рюрика. И. Л. Тихонов называет одну из причин, почему в 1960-е годы многие становились норманистами:
…отход от научного официоза воспринимался и как своего рода «научное диссиденство», фронда, а это не могло не привлекать молодых людей, политическое диссиденство которых ограничивалось чтением Гумилева и Бродского, распеванием песен Галича, да анекдотами про Брежнева… Некоторая оппозиционность вполне устраивала нас и создавала некий ореол вокруг участников «Варяжского семинара».
Предметом дискуссии стала локализация объединения русов с каганом во главе, получившего условное название Русский каганат. Востоковед А. П. Новосельцев склонялся к северному расположению Русского каганата, в то время как археологи (М. И. Артамонов, В. В. Седов) помещали каганат на юге, в районе от Среднего Поднепровья до Дона. Не отрицая влияния норманнов на севере, они всё же выводят этноним Русь из иранских корней.
В 862 г. для прекращения междоусобиц племена восточных славян (кривичи и ильменские словене) и финно-угров (весь и чудь) обратились к варягам-русь с предложением занять княжеский престол. Откуда призвали варягов, летописи не сообщают. Можно примерно локализовать местожительство руси на побережье Балтийского моря («из-за моря», «путь к варягам по Двине»). Кроме того, варяги-русь ставятся в один ряд со скандинавскими народами: шведами, норманнами (норвежцами), англами (датчанами) и готами (жители о. Готланд — совр. шведы):
«И сказали себе словене: „Поищем себе князя, который бы владел нами и судил по праву“. И пошли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью, как другие называются шведы, а иные норманны и англы, а еще иные готландцы, — вот так и эти.»
Более поздние летописи заменяют термин варяги псевдоэтнонимом «немцы», объединяющем германские и скандинавские народы.
Летописи оставили в древнерусской транскрипции список имён варягов-руси (до 944 года), большинство отчётливой древнегерманской или скандинавской этимологии. В летописи упоминаются следующие князья и послы в Византию в 912 году: Рюрик (Rorik), Аскольд, Дир, Олег (Helgi), Игорь (Ingwar), Карлы, Инегелд, Фарлаф, Веремуд, Рулав, Гуды, Руалд, Карн, Фрелав, Руар, Актеву, Труан, Лидул, Фост, Стемид. Имена князя Игоря и его жены Ольги в греческой транскрипции по синхронным византийским источникам (сочинениям Константина Багрянородного) фонетически близко стоят к скандинавскому звучанию (Ингор, Хелга).
Первые имена со славянскими или иными корнями появляются лишь в списке договора 944 года, хотя вожди западно-славянских племён с начала IX века известны под отчётливо славянскими именами.
Письменные свидетельства современников о руси перечислены в статье Русь (народ). Западноевропейские и византийские авторы IX—X веков идентифицируют русь как шведов, норманнов или франков. За редким исключением арабо-персидские авторы описывают русов отдельно от славян, помещая первых вблизи или среди славян.
Важнейшим аргументом норманской теории является сочинение византийского императора Константина VII Багрянородного «Об управлении империей» (949 г.), где приводятся названия днепровских порогов на двух языках: росском и славянском, и толкование названий на греческом. При этом Константин сообщает, что славяне являются «данниками» (пактиотами — от лат. pactio «договор») росов.
Ибн Фадлан в деталях описал обряд захоронения знатного руса сжиганием в ладье с последующим возведением кургана. Данное событие относится к 922 году, когда согласно древнерусским летописям русы ещё разделялись от подвластных им славян. Могилы такого типа обнаружены под Ладогой и более поздние в Гнёздове. Способ захоронения вероятно возник в среде выходцев из Швеции на Аландских островах и позднее с началом эпохи викингов распространился на Швецию, Норвегию, побережье Финляндии и проник на территорию будущей Киевской Руси.
В 2008 году на Земляном городище Старой Ладоги археологами обнаружены предметы эпохи первых Рюриковичей с изображением сокола, возможно позднее ставшее символическим трезубцем — гербом Рюриковичей. Похожее изображение сокола отчеканено на английских монетах датского конунга Анлафа Гутфритссона (939—941 гг.).
При археологических исследованиях слоев IX—X веков в Рюриковом городище обнаружено значительное количество находок военного снаряжения и одежды викингов, обнаружены предметы скандинавского типа (железные гривны с молоточками Тора, бронзовые подвески с руническими надписями, серебряная фигурка валькирии и др.), что свидетельствует о присутствии выходцев из Скандинавии в Новгородских землях во времена зарождения русской государственности.
Целый ряд слов в русском считается германизмами, скандинавизмами и хотя их в русском языке сравнительно немного и большая их часть относится именно к древнему периоду. Существенно, что проникали не только слова торговой лексики, но и морские термины, слова бытовые и термины власти и управления, собственные имена. Так по мнению ряда лингвистов появились собственные имена Игорь, Олег, Ольга, Рогнеда, Рюрик, слова: тиун, пуд, якорь (c XI в.), ябеда, кнут (с XIII в.).
Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Источник: s30556663155.mirtesen.ru

You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.