Философия западников и славянофилов таблица

Русская философия имеет богатое наследие. Десятки крупных русских философов оказывались в центре духовной культуры России. Многие исследователи отмечают, что в истории русской философии особо выделяется период, охватывающий XIX и начало XX в. В середине XIX в. разгорелась борьба между славянофилами и западниками по кардинальным вопросам философии. Особенно большие расхождения были по проблеме исторической роли и исторических судеб России. Философские баталии по этой проблеме начались после публикаций «Философских писем» Чаадаева.

Славянофилы (А. С. Хомяков, К. С. Аксаков, И. В. Киреевский) обосновывали идею о мессианской роли России в истории человеческой цивилизации. Они считали, что политическое устройство России должно базироваться на монархии. Основой духовности должно быть православие. Русскому народу присущи такие ценности, как соборность, коллективизм, общинность. Славянофилы верили в особый путь русского исторического развития. Большое внимание уделялось народу как главному деятелю истории.


Одним из представителей славянофилов был Аксаков. Он разработал теорию общества. По этой теории носителем идей прогресса, источником самобытности развития России считается не народ, не самодержавная власть, а общество, под которым понимаются определенные верные народным началам круги русской интеллигенции. Теория общества позволила выделить в социальной структуре силы, с помощью которых можно направлять развитие России по желаемому пути для славянофилов. В интерпретации Аксакова славянофильство приобретает черты учения, приспособленного к нуждам богатого московского купечества.

Западники (Т. Н. Грановский, К. Д. Кавелин, В. Г. Белинский, А. И. Герцен) придерживались идеи европеизации России. Россия должна смотреть на Запад как на образец. Она должна перенять западный экономический уклад, западные республиканские формы государственного устройства и западные духовные ценности.

Теории славянофильства и западничества оказали огромное влияние на развитие социально-политической и революционной мысли в России, привели к возникновению теории крестьянской революции в России в работах Герцена и Чернышевского, что, в свою очередь, послужило толчком для возникновения народничества, идеологами которого были Лавров (сторонник просвещенного направления), Ткачев (сторонник тактики заговора и установления диктатуры) и Бакунин (сторонник тактики мятежа, один из основоположников анархизма).

Источник: shporiforall.ru


Западники и славянофилы — две ведущие противоборствующие силы в идеологии и философии России в середине XIX в.

Основное расхождение в их взглядах касалось судьбы России. За­падники считали, что существует единый общечеловеческий путь раз­вития, при этом западные народы здесь опередили все остальные. Рос­сия идет по тому же пути, но несколько отстает. Поэтому Россия долж­на учиться у Запада. Славянофилы же полагали, что у России свой собственный путь развития, связанный, в частности, с влиянием право­славия на русский народ.

Таблица 121. Западники и славянофилы


Вопросы полемики Западники Славянофилы
Философские предпосылки идеализм Шеллинга и Гегеля восточная (православная) патристика
Концепция мирового развития существует единый обще­человеческий путь развития; (концепция глобального развития культуры) у разных народов возможны различные пути развития; (концепция локальных культур)
Исторический путь России Россия идет по тому же пути, что и Запад, но несколько отстает у России свой особый путь развития, отличный от западного
Отношение к петровским преобразова­ниям положительное: они уско­рили общее развитие России отрицательное: они «стол­кнули» Россию с ее соб­ственного пути развития в сторону западного пути
Отношение к религии и церкви в целом равнодушное позитивное
Отношение к православию критическое положительное: видели в нем основу духовной и социальной жизни
Отношение к крепостному праву негативное: избавиться от него можно, идя по пути просвещения и нравствен­ного совершенствования дворян негативное: избавиться от него можно благодаря освобождению крестьян «сверху», т.е. царской властью

Славянофилы

К числу виднейших славянофилов относились Алексей Степанович Хомяков (1804—1869), Иван Васильевич Киреевский (1806—1856), Константин Сергеевич Аксаков (1817— 1860), Юрий Федорович Самарин (1819—1876).

Философские воззрения. По своим философским взглядам сла­вянофилы были идеалистами-мистиками, сторонниками примирения религии и философии, разума и веры — но на базе христианско-право­славных воззрений. Соответственно, высшей формой познания они считали Откровение. Поэтому некоторые из них для подтверждения своих взглядов обращались к философии Шеллинга (особенно послед­него этапа — см. табл. 81) и выступали с критикой философии Гегеля. Важное место в их творчестве заняла и критика позитивизма — за его бездуховность и атеизм.

Социально-политические воззрения. Славянофилы критиковали отдельные стороны общественно-политической жизни России, выска­зывались за свободу слова и гласный суд, за освобождение крестьян «сверху» (с выкупом и небольшим наделом земли) и т.д. Но при этом они считали самодержавие исконной формой правления в России и наиболее подходящей для нее.


Для славянофилов характерна была идеализация исторического прошлого России (и в частности, допетровской Руси). Они полагали, что русская культура и политическая жизнь развиваются по собствен­ному пути, отличному от западного. Особенность исторического пути России они связывали со спецификой «русского характера» (включаю­щего в себя религиозность и аскетизм, смирение и покорность царю) и влиянием православия, основанного на учении восточных отцов церк­ви. Поэтому в своих работах они много внимания уделяли проблемам религии.

Они видели историческую миссию России в том, чтобы оздоровить Запад духом православия и русских общественных идеалов, помочь Европе в разрешении ее внутренних и внешних политических про­блем1 в соответствии с христианскими принципами, т.е. мирным путем, без всяких революций.

1 В XIX в. явными стали ужасы капиталистического развития (16-часовой рабочий день, тяжелые условия труда, эксплуатация детского труда, низкая заработная плата и т.д.). Все это привело к восстаниям и революциям (в частности, к революции 1848 г.). Именно поэтому многие русские мыслители, хорошо знакомые с положением дел на Западе, не хотели для России такого пути развития.


Западники

Кчислу виднейших западников можно отнести того же П.Я. Чаадаева, а также Николая Владимировича Станкевича (1813—1840) и Тимофея Николаевича Грановского (1813—1855). Кроме того, идеи западников в определенном смысле нашли свое выражение в творчестве Виссариона Григорьевича Белин­ского (1811 —1848) и, с определенными оговорками, Александра Ива­новича Герцена (1812—1870).

В развитии русской философии XIX в. большую роль сыграл лите­ратурно-философский кружок, созданный Станкевичем в 1832 г. («кру­жок Станкевича») еще в бытность его студентом. Кружок просуще­ствовал до 1837 г.1. В разное время в него входили Аксаков, Бакунин, Белинский и др. Основное внимание в этом кружке уделялось изуче­нию немецкой классической философии.

Полагая, что Россия отстает от западноевропейских народов на об­щем для всего человечества пути развития, западники считали, что Рос­сии необходимо усвоить европейскую науку и плоды просвещения, и в первую очередь западную философию, которая указывает человеку как цель жизни, так и путь к достижению этой цели. При этом Чаадаеву, Станкевичу, Грановскому и Белинскому в его молодые годы был ближе объективный идеализм Шеллинга и Гегеля, а Белинскому в зрелые годы и Герцену — материализм Фейербаха.

Западники мало интересовались религией и по ряду вопросов кри­тиковали русскую православную церковь.

Все они высоко ценили политическую свободу, но при этом Чаадаев, Станкевич и Грановский были противниками революционных преобра­зований, и надежду на «смягчение нравов», отмену крепостного права, улучшение социальной жизни они связывали с распространением про­свещения и реформами.


Белинский и Герцен считали, что преобразование социальной действительности должно идти революционным путем. Им были близки идеи утопического социализма, а Герцен в последние годы своей жизни развивал еще особую форму социализма — «кресть­янского» (см. с. 604). Оба они оказали большое влияние на разви­тие революционных идей в России: Белинский — прежде всего своими статьями в журналах «Отечественные записки» и «Совре­менник», а Герцен — деятельностью «Вольной русской типогра­фии» в Лондоне.

1 До отъезда Станкевича за границу для лечения.

Герцен А.И.

Биографические сведения. Александр Иванович Гер­цен (1812—1870)— писатель, революционер и фило­соф. Незаконный сын богатого русского помещика И.Я. Яковлева1, он рано осознал несправедливость этой жизни и, в частности, крепостного права. Уже в 14-летнем возрасте после казни декабристов вместе со своим другом Н.П. Огаревым поклялся отомстить за казенных и вести борьбу с царизмом. В 1829—1833 гг. учился на физико-математичес­ком отделении Московского университета, где познакомился с учения­ми социалистов. Вокруг Герцена и Огарева образовался кружок рево­люционно настроенных студентов. В 1834 г. Герцен вместе с Огаре­вым был арестован и отправлен в ссылку2, в 1840 г. вернулся в Москву, затем переехал в Петербург, в 1841 г. — новая ссылка (в Новгород). В 1842—1847 гг. жил и работал в Москве, где написал целый ряд острых публицистических статей, художественных и философских произведе­ний. В это время он сблизился с западниками, особенно с Белинским и Грановским, участвовал в спорах со славянофилами.


В 1847 г. уехал за границу, где решил остаться для борьбы с цар­ским правительством с помощью «вольного» слова. В 1853 г. в Лондо­не основал «Вольную русскую типографию», в которой в 1855—1869 гг. издавал обозрение «Полярная звезда», а в 1857—1867 гг. в сотрудни­честве с Огаревым — политическую газету «Колокол», сыгравшую ог­ромную роль в развитии революционных идей вРоссии. В начале 1860-х гг. участвовал в создании революционной организации «Земля и воля».

Основные труды. «Дилетантизм в науке» (1843); «Письма об изучении природы» (1844—1846); «С того берега» (1848—1849); «Опыт бесед с молодыми людьми» (1858).

Философские воззрения. Воззрения на природу и историю. Философские воззрения Герцена на природу могут быть охарактеризо­ваны как материализм с элементами диалектики. Познакомившись с учением Гегеля (еще в период первой ссылки), Герцен попытался «про­читать» Гегеля с материалистических позиций. Высоко оценивая геге­левскую диалектику как «алгебру революции», как философское об­основание необходимости революционного преобразования жизни, он критиковал Гегеля за идеализм, за то, что мысль или идея ставится над природой и историей.


1 Матерью А.И. Герцена была немецкая простолюдинка Луиза Гааг, увезенная Яков­левым из Штутгарта; прожив с Луизой до конца своей жизни, он так и не женился на ней.

2 Сначала в Пермь, Вятку, затем во Владимир.

Герцен считал, что философия призвана играть роль гармонизиру­ющего начала жизни, но это возможно только в том случае, если она опирается на данные естествознания. В свою очередь, естественные науки, если не хотят оставаться набором разрозненных фактов, должны опираться на философию как свою методологическую и мировоззрен­ческую основу.

Вслед за Гегелем историю философии Герцен рассматривал как за­кономерный процесс, но в отличие от Гегеля не считал этот процесс подготовкой к появлению гегелевской философии.

Социально-политические воззрения. В молодости Герцен по сво­им социально-политическим воззрения был близок к западникам, счи­тая, что Россия идет по тому же общему пути развития, что и Европа. Но в годы эмиграции близкое знакомство с реальным положением дел на Западе, с ужасами капиталистического пути развития измени­ло его точку зрения. Особое влияние на него оказало при этом пора­жение революции в Европе 1848 г. Герцен пришел к выводу, что для России не обязателен капиталистический путь развития, да и не име­ет смысла преодолевать все трудности этого пути для того, чтобы прийти к тем уродливым формам общественной жизни, которые воца­рились на Западе.


Он считал, что Россия может миновать эти трудности и прямо прий­ти к социализму — благодаря тому, что в России в народном быту со­хранилось больше черт, соответствующих социалистическим идеалам, чем в Европе. И самое главное, в России сохранилась крестьянская община и, соответственно, общинное землевладение. Если устранить государственный гнет над ней и помещичье землевладение, община получит свободное развитие, ведущее к справедливому устройству жизни, воплощающему социалистические идеалы («крестьянский социализм»).В таком переустройстве русской жизни важную роль может сыграть социалистическая идеология, получившая глубокую философскую разработку у мыслителей Запада.

Герцен допускал, что социалистические преобразования могут раньше произойти на Западе, и только вслед за этим и под их влияни­ем — в России. Но все-таки наиболее вероятным полагал, что они сна­чала произойдут в России.

Судьба учения. Революционная деятельность и социально-поли­тическое учение Герцена оказали значительное влияние на воззрения всей русской интеллигенции второй половины XIX — начала XX вв. и особенно на формирование всех русских революционеров, даже тех, кто не принял его концепцию «крестьянского социализма».

Схема 194. Герцен: истоки и влияние

Философия западников и славянофилов таблица


Источник: studopedia.ru

Первыми представителями «органической русской философии» многие исследователи считают западников и славянофилов. К западникам относятся П. Я. Чаадаев, А. И. Герцен, Т. М. Грановский и др. Основная идея западников заключается в признании европейской культуры последним словом мировой цивилизации, в необходимости полного культурного воссоединения с Западом, использования опыта его развития для блага России. Началу дискуссиям о судьбе России в русском обществе положил П. Я. Чаадаев. Публикация в 1836 г. первого из его восьми «Философических писем» послужила импульсом для кристаллизации существовавших прежде в латентном состоянии позиций будущих западников и славянофилов. Чаадаев занимает особое место в русской философии XIX в. вообще и в западничестве в частности. Своё философское миропонимание он излагает в «Философических письмах» и в работе «Апология сумасшедшего». Философское восприятие мира Чаадаевым носит объективно-идеалистический, религиозный характер. Основное место в философском творчестве Чаадаева занимает проблема философии истории и человека. Он интересуется не внешним проявлением исторического процесса, а его высшим смыслом. Чаадаев подчёркивает, что история осуществляется божественной волей, которая и определяет направленность развития рода человеческого. Общественный прогресс отражает преемственность идей божественного разума, и история должна реализовать эти идеи. Ход истории направлен к царству Божию как выражению совершенного строя на Земле. В этом проявляется действие промысла Божьего и действие божественной силы, направляющей ход истории. Церковь осуществляет в истории предначертания Бога, подчиняет внешнее историческое бытие идее царства Божия и тем самым вводит людей в тайну времени, приобщая их к священному аспекту истории. Этим определяется взаимосвязь исторического бытия и христианства [8, гл. 6, 3]. Таким образом, характерной чертой философии истории в понимании Чаадаева является провиденциализм, вера в силу божественного промысла в развитии исторического процесса. Важно, однако, отметить, что в данном случае провиденциализм не возводится в абсолют. Веря в силу божественного промысла, Чаадаев не отвергает, а, напротив, подчеркиваёт и утверждает значимость человека в историческом процессе, свободы и ответственности в деятельности людей [8, гл. 6, 3]. Всё это находит выражение в антропологии Чаадаева. Огромный интерес представляет историософская концепция П. Я. Чаадаева, который высказал следующие идеи, так или иначе повлиявшие на развитие отечественной философской и исторической мысли: 1) Россия представляет собой совершенно особое историческое пространство, принципиально отличное как от европейской цивилизации, так и от цивилизаций восточных. 2) Главным показателем уникального положения России в мировом историческом пространстве является не просто её нынешняя социальная и культурная отсталость от Европы, а имманентное пребывание вне времени и пространства мировой истории. Вся история России характеризуется застойностью, принципиальной неспособностью ни создать что-либо оригинальное, ни творчески воспринять заимствования из других культур. 3) Причиной такого состояния России является выбор в начальный момент её истории ущербного варианта христианства, изначально поставившего страну в изоляцию от главного потока мировой истории, отождествляемого с Европой [4, c. 72-73]. Таким образом, оценка России Чаадаевым, по меньшей мере, неоднозначна. Он считает Россию крайне отсталой страной, которая никак не повлияла на ход истории человечества. Однако Чаадаев предполагает, что в самом факте отсталости России есть какой-то высший смысл, что она предопределена Провидением. Поэтому отсталость нельзя ставить в упрёк России, ибо её предназначением является выполнение высокой миссии, «всечеловеческого дела», т. е. решение исторических задач, стоящих перед миром. По мнению Чаадаева, Провидение создало народ России далёким от эгоизма и призвало его решить большую часть социальных проблем, ответить на важнейшие вопросы, волнующие человечество [8, гл. 6, 3]. По-своему понимал Чаадаев и проблему сближения России и Запада. Он видел в этом сближении не механическое заимствование западноевропейского опыта, а объединение на общей христианской основе, требующей обновления православия. Это обновление Чаадаев понимал не как подчинение православия католицизму, а как обновление, освобождение от догм и придание религиозной вере жизненности и активности, чтобы она могла способствовать обновлению всех сторон и форм жизни [8, гл. 6, 3]. Эта идея Чаадаева позже была глубоко разработана виднейшим представителем славянофильства А. С. Хомяковым. Итак, значимость Чаадаева в развитии философской мысли России XIX в. заключается не только в том, что он положил начало философии западничества, определив основные его контуры. Творчеству П. Я. Чаадаева трудно дать однозначную оценку. Д. И. Овсянниково-Куликовский, литературовед и лингвист, писал в 1910 г. о том, что историософскую концепцию Чаадаева «можно назвать «игрою ума», «кабинетным творчеством», субъективным построением, где произвол фантазии причудливо сочетается с логической силой мысли и где ярко отпечатлелись личные предрасположения, личные вкусы, симпатии и антипатии автора. Трудно найти систему идей более личную, индивидуальную» [14, III]. Второе направление в русской философии первой половины XIX в. — славянофильство. О сторонниках этого направления сложилось устойчивое представление как о представителях либерального дворянства, провозглашавших особое историческое предназначение России, высказывавших мнения, согласно которым для России характерен особенный путь развития культуры и духовной жизни. Такое одностороннее толкование славянофильства нередко приводило к тому, что это направление трактовалось как реакционное или как консервативное. Подобная оценка далека от истины. Славянофилы действительно противопоставляли Восток Западу, оставаясь в своих философских, религиозных историко-философских воззрениях на русской почве. Но противопоставление Западу проявлялось у них не в отрицании его достижений, не в национализме. Напротив, славянофилы признавали и высоко ценили достоинства западноевропейской культуры, философии, духовной жизни в целом. Они творчески восприняли философию Шеллинга, Гегеля, стремились использовать их идеи [8, гл. 6, 3]. Противостояние славянофильства Западу заключалось в различном подходе к пониманию основ, «начал» русской и западноевропейской жизни. Славянофилы исходили из убеждения, что русский народ должен обладать самобытными духовными ценностями, а не воспринимать духовную продукцию Запада целиком. Они указывали на негативные стороны западной цивилизации: социальные антагонизмы, крайний индивидуализм и меркантильность, излишнюю рациональность и т. п. В развитии славянофильства особую роль сыграли И. В. Киреевский, А. С. Хомяков, К. С. и И. С. Аксаковы, Ю. Ф. Самарин. Их воззрения объединяет общая позиция: признание основополагающего значения православия. В основе философского мировоззрения славянофильства лежит религиозное сознание. Наиболее полно эта основа раскрыта А. С. Хомяковым. Церковь для него не является системой или организацией, учреждением. Он воспринимает Церковь как живой организм, воплощающий в себе истину и любовь. Основным принципом Церкви является органическое, естественное, а не принудительное единение людей на общей духовной основе, которой, по мнению Хомякова, является бескорыстная любовь к Христу [8, гл. 6, 3]. Этот принцип Хомяков выразил в понятии «соборность», ставшим одной из основных категорий русской философии. Соборность трактуется им как «единство во множестве», единение, имеющее связующее духовное начало. Однако соборность не означает нивелирования личности, напротив, она предполагает её автономность. Соборное единение предполагает подчинение обществу как целостности составляющих его индивидуумов, но это акт свободного единения, т. к., согласно Хомякову, лишь в сочетании со свободой единство становится «соборным» [8, гл. 6, 3]. Идея соборности получили признание и дальнейшее развитие в русской философской мысли. Этому способствовало следующее обстоятельство. Типичной особенностью русского философского мировоззрения является предубеждение против индивидуализма и приверженность к определённого рода духовной солидарности, которая не игнорирует личную свободу и индивидуальность, а, напротив, является их фундаментом. В западной же философии приоритет отдаётся индивидуальному сознанию. Оно рассматривается либо как единственный фундамент всего сущего, либо как самодостаточная и самоуправляющаяся, независимая от всего прочего сущность [8, гл. 6, 3]. Русская философия, напротив, основу духовной жизни и духовного бытия видит в понятии «Мы». Учение о церкви и соборности легло в основу философской антропологии Хомякова. Он отрицательно относился к теории социальной среды французских мыслителей XVIII в., утверждавших, что среда оказывает решающее влияние на человека. Хомяков рассматривает социальную среду как совокупность случайностей, которые окружают человека и препятствуют полному проявлению присущих ему качеств. Столь же категорически отвергается им индивидуализм, отделяющий человека от других людей [8, гл. 6, 3]. Рассматривая проблему человека, Хомяков отмечает наличие двух противоположных начал, присущих человеческой природе, — свободы и необходимости. У одного типа людей, пишет он, преобладает стремление к свободе, поиску свободы. Другой тип людей, напротив, воспринимает свободу как тяжкий дар и предпочитает подчинённость необходимости. Люди могут найти себя, обрести духовную свободу в церкви, но они постоянно уходят из неё, чтобы стать рабами природной и социальной необходимости. И это обусловливается не «страстями» людей, а утерей ими разума и «внутренней устроенности», утерей здоровой цельности духа. Восстановить эту целостность можно с помощью «цельного живого знания». Отсюда интерес Хомякова к проблемам гносеологии, стремление создать «соборную», «церковную» концепцию познания, обосновать единство веры и разума. Хомяков предлагает теорию религиозного «живого знания», согласно которой овладение истиной доступно церкви, а не индивидуальному сознанию, т. к., по мнению мыслителя, лишь «церковный разум» является органом познания истины во всей её полноте [8, гл. 6, 3]. Для историософских концепций славянофилов характерны следующие утверждения: 1) О существовании в России особого культурного мира, главной характеристикой которого является доминирование чувственно-эмоционального начала над рациональным. Подобная особенность порождена как естественно-природными условиями (бескрайность пространства), так и свойственным православию способом постижения высших истин (через чувство, а не через разум). 2) О практическом отсутствии влияния на православную традиционную русскую культуру античного языческого наследия Греции и Рима. 3) О доминировании в национальной психологии русского народа коллективистских начал (главным из которых является общинный или соборный принцип организации хозяйства и всего общества) над индивидуалистическими. 4) Об оригинальном характере русской самодержавной монархии как государственного института, базирующегося на духовном единстве монарха и народа и разделении внешней материальной власти (её источником является монарх) и внутренней духовной власти (источником которой выступает сам народ). 5) О развитии России в силу вышеуказанных обстоятельств не через конфликт и насилие (как это происходило и. происходит в Европе), а через согласие и компромисс государства и народа [4, c. 69-70]. Вполне понятно, что подобная трактовка русской истории порождала противоречивое отношение к деятельности Петра I. Признавая известную необходимость и полезность петровских преобразований, славянофилы особое внимание концентрировали на том духовном расколе, который Петр внёс в русское общество, отделив власть и правящее дворянское сословие от народа. Московский период русского государства противопоставлялся петербургскому как период внутренней гармонии и согласия периоду дисгармонии и конфликта. Вместе с тем следует подчеркнуть, что славянофилам была чужда мысль о повороте исторического времени вспять. Не отказ от наследия петровского времени и возвращение во времена царя Алексея Михайловича, а восстановление на новом этапе развития прежней внутренней гармонии русского общества представлялось им необходимой задачей сегодняшнего и завтрашнего дней России [4, c. 70]. Итак, западничество и славянофильство — две противоположные, но и вместе с тем взаимосвязанные тенденции в развитии русской философской мысли, наглядно показавшие самобытность и большой творческий потенциал русской философии XIX в.

Источник: StudFiles.net

Зарождение идей

В рядах мыслителей начала — середины XIX века не было какого-либо консенсуса, и ничего удивительного в этом нет. Взгляд на проблему и пути ее решения зависели от политических взглядов, а они формировались сопоставлением исторического знания, анализа текущих событий и религиозных воззрений. Наиболее острые споры происходили между двумя лагерями мыслителей — западниками и их противоположностью — славянофилами. Кратко описать суть этого спора сразу не получится: необходимо будет рассмотреть историю появления тех и других.

История развития русской философииТема западничества и славянофильства актуальна до сих пор; эта тема не сходит с экранов и страниц различных изданий, меняются только определения. Чтобы понять суть этих направлений, необходимо знать об истории появления этого явления и его развитии. Рассматривать данный вопрос необходимо в следующей последовательности:

  1. Источники формирования противоречий в русском обществе к 19 веку;
  2. Сравнение взглядов западников и славянофилов;
  3. Дальнейшее развитие общественной мысли и отношение к ней современников и потомков.

Экскурс в историю

К моменту описываемых событий спор о выборе пути русского народа и государства был не нов. Его истоки проглядываются еще в Смутное время, но наиболее яркими событиями, которые показывают трудность такого выбора, были два:

  • церковный раскол;
  • реформы Петра I.

И хотя оба эти события, казалось бы, касались формы, но не содержания, их последствия разделили русский народ так, как никакой другой в Европе.

Реформы Никона

Собрание в 40-е годы 19 векаXVII отмечен в российской истории важнейшими событиями — преодолением кризиса Смуты, установлением новой династии и присоединением восточной Украины. Централизованное государство нуждалось в единой церкви, и этим занялся приближенный к Алексею Михайловичу Никон.

Надо сказать, это был очень амбициозный человек, задумавший — ни больше ни меньше — объединить вселенскую церковь. А для начала он занялся коррекцией литургической литературы для приведения ее к единообразию. Казалось бы, мелочь, но для правки богослужебных книг были приглашены специалисты, закончившие Киево-Могилянскую академию, долгое время бывшую под властью Польши.

Это обстоятельство и вытолкнуло на поверхность конфликт «мы и они», где «мы» — это сохранившие веру отцов, а «они» — общавшиеся с католиками-еретиками. Это было начало противостояния, которое только усугубится в следующие эпохи.

Петровские реформы

Западники в русской литературе - известные личностиЭпоха Петра породила очередное противоречие между формой и содержанием.

С одной стороны, правление первого российского императора привело к прогрессу: появился флот, Россия получила выход к морю, заработала промышленность, страна из изолированной окраины становилась европейской державой, и таковой с тех пор является.Редкий мировой конфликт обходился без участия России.

С другой стороны, все это сопровождалось колоссальным напряжением народных сил. Народ стал не соучастником реформ, а их ресурсом. Они не затронули общественный строй государства, не изменили его социальную структуру. Напротив, отношения между верхами и низами шли в противоположном от европейского вектора направлении. Противоречие «мы и они» только усилилось; мало того, внешние эстетические изменения в образе жизни российских элит и мировоззрении их представителей разделили русский народ окончательно, и при последующих императорах этот разрыв только усиливался.

Народ и элита

Русские крестьяне за работой.К началу XIX века население России представляло собой 85% крестьянской массы и 15% — горожан, чиновников и дворянства. Сословное деление определяло жизнь конкретного человека полностью.

Разрыв между первыми и последними был огромен: фактически это были два разных народа. Они отличались не только своим социальным положением, но и языком: со времен Елизаветы в моду вошла галломания, и первым языком, который осваивали дворяне, был французский (это считалось хорошим тоном). Некоторые из них русским не пользовались никогда, особенно жители столицы.

Крестьянство в России мало изменило свой уклад жизни со времён еще Киевской Руси. На том же уровне были методы ведения хозяйства, бытовал общинный уклад, разговорные диалекты не имели ничего общего с формирующимся литературным языком. Жизнь крестьянина регулировали сельскохозяйственные сезоны, церковь и даже языческие суеверия. Соответственно, жизнь дворянина была заполнена совсем другим.

При таком размежевании плохо работали социальные лифты: культурная разница была огромной. В то время, когда в Европе формировались современные нации, в России у простого человека даже не было чувства сопричастности к тем событиям, которые вокруг происходят. И не могло быть — в половине случаев крестьянин был не субъектом права, а его объектом: крепостное право отменят только в 1861 году.

Поиск пути развития

Поиск пути развития РоссииПервой попыткой смены политического строя в стране стало восстание декабристов. Причины его поражения были на виду, и знаменитая формулировка «далеки они от народа» здесь подходит как нельзя лучше. Проблема декабристов как представителей той самой элиты была в том, что они народ воспринимали как объект, хотя стремление улучшить его жизнь, несомненно, было положительным.

Стало ясно, что при таком культурном и социальном разрыве между верхами и низами одномоментно ничего решить нельзя. Необходимо как четкое понимание цели, так и изучение текущего положения вещей и настроений в обществе.

Так, в царствование Николая I получили развитие два противоположных взгляда как на прошлое, так и на будущее России, которые получили названия славянофильство — с одной стороны, и западничество — с другой. Объектом споров стали такие понятия и реалии как:

  • крепостное право;
  • крестьянская община;
  • религия;
  • государственный строй;
  • экономика.

Западничество

Предшественники западников в РоссииИсточниками этого мировоззрения послужили идеи просвещения (Вольтер, Дидро, Монтескьё) с одной стороны, и сравнение экономических показателей России и европейских стран — с другой.

Основными пунктами идеологии западничества, несмотря на различие взглядов между ними, были прежде всего отмена крепостного права и самодержавия, введение парламентской формы правления. По мнению западников, прогресс в России будет обеспечен развитием науки и образования, а также наемным трудом — в противовес принудительному труду крепостного.

Расчет мыслителей был на реформы, проводимые сверху, при давлении общественного мнения снизу.

Образцом, как уже сказано ранее, западники видели европейские страны, полагая Россию отставшей от них. Причины отставания виделись в православии, татаро-монгольском иге и других событиях, якобы оторвавших Россию от единого европейского вектора развития. Теоретические основы исторического процесса в то время не были изучены, и в трудах ряда философов во всем мире тема противостояния Востока и Запада стала доминирующей, что найдет позже свое продолжение в историософской концепции Тойнби. На начало XIX века эту идею выдвигал Гегель в своих лекциях, и России там не нашлось места: ее невозможно было отнести ни к Востоку, ни к Западу.

Первый наш западник — Чаадаев — видел путь России в приобщении к западным ценностям. В своих работах он делал упор на то, что Россия лишилась возможности развиваться, когда приняла христианство византийского образца, за что и был объявлен сумасшедшим.

Петр Чаадаев и западникиНесмотря на объединяющую это философское течение либеральную идею, в его рядах было три направления — религиозное, либеральное и социалистическое, что позже расколет ряды западников. Представителями первого были Чаадаев и Печерин, второго — Соловьев, третьего — Тургенев, Белинский, Герцен, Чернышевский.

Их взгляды нашли свое отражение в литературе и критике, и многие писатели того времени поддерживали западничество в своих произведениях, хотя надо признать, что писатели более реалистично смотрели на эти проблемы. Если вспомнить тургеневских «Отцов и детей», можно четко увидеть разницу между теорией и практикой. Тут надо заметить, что социалисты отличались более прагматичными взглядами на происходящее, и это позже составит основу несколько других идей.

Славянофильство

Кто такие славянофилыЭто течение сформировалось к 40-м годам XIX столетия на базе религиозных трудов и отчасти философии Гегеля и Шеллинга. Мысль об особом пути русского народа была тесно увязана на концепции Третьего Рима, и русскому народу отводилась мессианская роль в несении христианского начала всему миру. Именно оттуда пришло понятие «Святая Русь».

Важным толчком к возникновению славянофильского течения стала Отечественная война 1812 года, когда перед Россией встал вопрос о национальном самоопределении и патриотизме. Причем последний не имел ничего общего с верноподданничеством.

Будущее русского народа славянофилы видели в православии и общинном начале — соборности. Последняя противопоставлялась культу индивидуализма, набиравшего силу на Западе. Идеальным вариантом общественного устройства они видели монархию с земским собором, отмену крепостного права считали необходимой, вмешательство государства в духовную жизнь неприемлемыми.

Славянофильство было представлено такими фигурами, как братья Аксаковы, Хомяков, Самарин, Киреевский. Их идеи разделяли Ломоносов, Тютчев, Достоевский, Даль, Языков.

Несмотря на противостояние между славянофилами и западниками, представители этих философских течений не придерживались какого-то строгого деления на два лагеря. Различие внутри этих течений было едва ли не большим, чем между двумя этими направлениями вообще. Различия между теориями представлены в таблице.

Западники и славянофилы: сравнительная таблица

Западники Славянофилы
Взгляды на государственный строй конституционная монархия, парламентская республика самодержавие и земский собор
Отношение к политике Петра I как к реформатору как к человеку, который сбил страну с истинного пути
Путь России западный, пусть и с отставанием особый, с заимствованием технических новшеств
Крепостное право отмена отмена
Путь реформ сверху, без революций сверху, без революций

Что такое славянская идеяЕсли проанализировать таблицу, отличий всего три — все остальные (отношение к общине, наемному труду) имели градацию внутри самих течений. Так, славянофилы не видели в коллективе препятствий для развития личности, а сравнение земского собора с парламентом — это вопрос формы, а не содержания. Отношение же к крепостному праву больше сближало идейных противников, нежели размежевывало.

Судьба противостояния

Споры между западниками и славянофилами постепенно перешли на другой уровень — ведь развитие философии во всем мире не стояло на месте. Идеализм, затем материализм — все это не могло не сказаться на формировании российской общественной мысли. То же самое можно сказать о внешне- и внутриполитических событиях.

Но некоторый вектор они задали, и до сих пор этот вопрос закрытым назвать нельзя.

Отношение власти к данным идеям

Бурление разных идей в российском обществеОфициально николаевская Россия не придерживалась какой-либо идеологии и четкий выбор не сделала. Николай I настороженно относился как к одним, так и к другим, предпочитая держать их на расстоянии, помня опыт своего брата, императора Александра I. Цензуре подвергались печатные издания и западников, и славянофилов.

Традиционно западническим были такие периодические издания, как «Отечественные записки», «Современник», «Колокол», «Полярная звезда», причем последние два издавались за границей и поставлялись в Россию нелегально.

Славянофилы печатались в большем числе изданий, таких как «Русская беседа», «Молва», «День», «Русь», «Москвич», «Москвитянин», но в целом считали, что печатное слово не имеет такой силы убеждения, как личная беседа и кафедра университета.

Тем не менее государство приняло от славянофилов так называемую теорию официальной народности, выражавшуюся формулой: православие, самодержавие, народность. Она была объявлена государственной доктриной в противовес французскому Liberté, Égalité, Fraternité. Но утверждать, что государство поддерживало теоретиков славянофильства, нельзя.

Дальнейшее развитие направлений

Во второй половине XIX века споры вокруг пути России перешли в другие плоскости, и основные направления этих споров можно отнести к следующим:

  • место либерализма в России;
  • эволюционный или революционный путь изменений;
  • консерватизм и традиционализм;
  • материалистические историософские концепции;
  • необходимость государственной власти и правящего режима вообще.

Славянофильское движение в итоге стало основоположником двух противоположных по своим взглядам лагерей — консерваторов, настаивающих на необходимости сохранения самодержавных устоев, и анархистов, полагавших, что традиции соборности могут стать основой общества, и необходимость в государстве отпадет сама собой.

Российские либералы не заслужили особой популярности в народе, поскольку ориентировались не столько на теоретические основы либерализма, сколько на опыт стран Запада. Фактически это выражалось в том, что мысли или действия, будучи либеральными по своей сути, но высказанные или совершенные самостоятельно, без оглядки на Запад и ссылки на западные авторитеты, объявлялись проявлением косности и деспотизма (если речь шла о государственной власти). Таким образом, либерализм в России себя дискредитировал, и, надо сказать, дискредитирует до сих пор.

За время, прошедшее со времен Французской революции, либерализм отошел от идеи свободы капитала к идее права личности; старая концепция примата права частной собственности и свободного рынка при защите такого положения вещей государством на данный момент расценивается как консерватизм. Но не в России. Слово «либеральный» стало синонимом к слову «западный», что этимологически неверно, но фактически отражает суть российского либерализма.

Конфликт формы и содержания можно проиллюстрировать отношением к такому персонажу, как Иван Грозный. Если сделать беспристрастный анализ его деятельности по письменным документам, то можно сделать вывод, что он был жутким либералом. Но приверженцы этого направления будут горячо оспаривать подобное утверждение, главным образом потому, что в их сознании слова «Иван Грозный» и «либерал» не укладываются рядом, без всяких объяснений.

Развитие материалистических взглядов свело спор между западниками и славянофилами на нет, поскольку данная концепция дает такую теорию исторического процесса, при которой никакого особого пути нет ни у кого. Ведь базисом для текущего положения вещей служит уровень развития производительных сил, а государственный и политический строй лишь надстройка над ним.

Возможно, поначалу эти идеи воспринимались как развитие западничества в философии. Это, может быть, и было так, ведь основоположники таких теорий жили и творили на Западе, и они вовсе не рассматривали Россию в качестве экспериментальной площадки для реализации своих идей. Но в конечном итоге данное направление общественной мысли восприняло идеи как западников, так и славянофилов, а точнее то, что осталось в сухом остатке после споров этих оппонентов.

Развитие исторических и политических взглядов к началу XX века привело к образованию первых политических партий, борьба между которыми и определила дальнейшую судьбу России.

Источник: 1001student.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector