Жертвы политических репрессий в ссср

Жертвы политических репрессий в сссрЕщё с Земсковым и по теме статистики репрессий в СССР, в т.ч. Печально знаменитая 58-я статья и Послесловие к 58-й

Политические репрессии в СССР (1917—1990)
Виктор Земсков / Журнал «Россия XXI», 1994 год, № 1-2

Человеческая жизнь бесценна. Убийство невинных людей нельзя оправдать — будь то один человек или миллионы. Но исследователь не может ограничиваться нравственной оценкой исторических событий и явлений. Его долг — воскрешение подлинного облика нашего прошлого. Тем более, когда те или иные его аспекты становятся объектом политических спекуляций. Все вышеизложенное в полной мере относится к проблеме политических репрессий в СССР, анализу которых посвящена настоящая статья. ©


В начале 1989 г. по решению Президиума АН СССР была создана Комиссия Отделения истории АН СССР СССР во главе с членом-корреспондентом АН СССР Ю.А.

ляковым по определению потерь населения. Будучи в составе этой комиссии, мы в числе первых историков получили доступ к ранее не выдававшейся исследователям статистической отчетности ОГПУ-НКВД-МВД-МГБ, находившейся на специальном хранении в Центральном государственном архиве Октябрьской революции, высших органов государственной власти и органов государственного управления СССР (ЦГАОР СССР), переименованном ныне в Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). С суммарными итогами наших изысканий мы хотели бы познакомить читателей журнала «Россия XXI».

Подлинная статистика

Что же мы обнаружили?

Еще в начале 1954 г. в МВД СССР была составлена справка на имя Н.С. Хрущева о числе осужденных за контрреволюционные преступления, т.е. по 58-й статье Уголовного Кодекса РСФСР и по соответствующим статьям УК других союзных республик, за период 1921–1953 гг. (документ подписали три человека – Генеральный прокурор СССР Р.А. Руденко, министр внутренних дел СССР С.Н. Круглов и министр юстиции СССР К.П. Горшенин). Это была справка на пяти машинописных страницах, составленная по указанию Н.С. Хрущева и датированная 1 февраля 1954 г.

В документе говорилось, что, по имеющимся в МВД СССР данным, за период с 1921 г. по настоящее время, т.е. до начала 1954 г., за контрреволюционные преступления было осуждено Коллегией ОГПУ, тройками НКВД, Особым совещанием, Военной Коллегией, судами и военными трибуналами 3 777 380 чел., в том числе к высшей мере наказания – 642 980, к содержанию в лагерях и тюрьмах на срок от 25 лет и ниже – 2 369 220, в ссылку и высылку – 765 180 чел.


азывалось, что из общего количества арестованных за контрреволюционные преступления ориентировочно 2,9 млн. человек были осуждены Коллегией ОГПУ, тройками НКВД и Особым совещанием (т.е. внесудебными органами) и 877 тыс. – судами, военными трибуналами, Спецколлегией и Военной Коллегией. В настоящее время, говорилось в справке, в лагерях и тюрьмах содержится заключенных, осужденных за контрреволюционные преступления, – 467 946 чел. и, кроме того, находится в ссылке после отбытия наказания за контрреволюционные преступления, направленных по директиве МГБ и Прокуратуры СССР, – 62 462 человека.

Отмечалось, что созданным на основании постановления ЦИК и СНК СССР от 5 ноября 1934 г. Особым совещанием при НКВД СССР, которое просуществовало до 1 сентября 1953 г., было осуждено 442 531 человек, в том числе приговорено к высшей мере – 10 101, к лишению свободы – 360 921, к ссылке и высылке (в пределах страны) – 67 539 и к другим мерам наказания (зачет времени нахождения под стражей, высылка за границу, принудительное лечение) – 3970 чел. Подавляющее большинство, дела которых рассматривались Особым совещанием, было осуждено за контрреволюционные преступления[1].

В первоначальном варианте справки, составленном в декабре 1953 г., когда число имевшихся тогда в наличии в местах лишения свободы осужденных за контрреволюционные преступления составляло 474 950 чел., приводилась география размещения 400 296 заключенных: в Коми АССР – 95 899 (и, кроме того, в Печерлаге – 10 121), в Казахской ССР – 57 989 (из них в Карагандинской обл.


56 423), в Хабаровском крае – 52 742, Иркутской обл. – 47 053, Красноярском крае – 33 233, Мордовской АССП – 17 104, Молотовской обл. – 15 832, Омской – 15 422, Свердловской – 14 453, Кемеровской – 8403, Горьковской – 8210, Башкирской АССР – 7854, Киржской обл. – 6344, Куйбышевской – 4936 и Ярославской – 4701 ч&цОстальные 74 654 политических заключенных находились в других регионах (Магаданская обл., Приморский край, Якутская АССР и др.). Лица, находившиеся в конце 1953 г. в ссылке и высылке, из числа бывших заключенных, осужденных за контрреволюционные преступления, проживали в Красноярском крае – 30 575, Казахской ССР – 12 465, на Дальнем Севере – 10 276, в Коми АССР – 3880, Новосибирской обл. – 3850, в других регионах – 1416 человек[2].

В конце 1953 г. в МВД СССР была подготовлена еще одна справка. В ней на основе статистической отчетности 1-го спецотдела МВД СССР называлось число осужденных за контрреволюционные и другие особо опасные государственные преступления за период с 1 января 1921 г. по 1 июля 1953 г. – 4 060 306 человек (5 января 1954 г. на имя Г.М. Маленкова и Н.С. Хрущева было послано письмо № 26/К за подписью С.Н. Круглова с содержанием этой информации)[3].


Эта цифра слагалась из 3 777 380 осужденных за контрреволюционные преступления и 282 926 – за другие особо опасные государственные преступления. Последние были осуждены не до 58-й, а по другим приравненным к ней статьям; прежде всего, по пп. 2 и 3 ст. 59 (особо опасный бандитизм) и ст. 193 24 (военный шпионаж). К примеру, часть басмачей была осуждена не по 58-й, а по 59-й статье.

Следует иметь в виду, что понятия «арестованные» и «осужденные» не являются тождественными. В общую численность осужденных не входят те арестованные, которые в ходе предварительного следствия, т.е. осуждения, умерли, бежали или были освобождены. Сюда же не входят арестованные, которые тем или иным судебным или внесудебным органом признавались невиновными (имеется в виду, что дело дошло до осуждения, но приговор был оправдательным).

Вплоть до конца 80-х гг. в СССР эта информация являлась государственной тайной. Впервые подлинная статистика осужденных за контрреволюционные преступления была опубликована в сентябре 1989 г. в статье В.Ф. Некрасова в «Комсомольской правде». Затем более подробно эта информация излагалась в статьях А.Н. Дугина (газета «На боевом посту», декабрь 1989 г.) В.Н. Земскова и Д.Н. Нохотович («Аргументы и факты», февраль 1990 г.), в других публикациях В.Н. Земскова и А.Н. Дугина (последнего не следует путать с его однофамильцем из газеты «День»). Число осужденных за контрреволюционные и другие особо опасные государственные преступления впервые было обнародовано в 1990 г. в одной из статей члена Политбюро ЦК КПСС А.Н. Яковлева в газете «Известия». Более подробно эту статистику, с динамикой по годам, опубликовал в 1992 г. В.П. Попов в журнале «Отечественные архивы»[5].


Мы специально привлекаем внимание к этим публикациям, потому что именно в них содержится подлинная статистика политических репрессий. Пока что они являются, образно говоря, каплей в море по сравнению с многочисленными публикациями иного рода, в которых называются недостоверные цифры, как правило, многократно преувеличенные.

«Демократическая» статистика

Реакция общественности на публикацию подлиной статистики политических репрессий была неоднозначна. Нередко высказывались предположения, что это фальшивка. Известный публицист А.В. Антонов-Овсеенко, акцентируя внимание на том, что эти документы подписывали такие заинтересованные лица, как Руденко, Круглов и Горшенин, внушал читателям «Литературной газеты»:

Несмотря на уверенность А.В. Антонова-Овсеенко, что эта статистика является дезинформацией, мы позволим себе смелость утверждать, что он ошибается. Это подлинная статистика, составленная путем суммирования за 1921–1953 гг. соответствующих первичных данных, имеющихся в 1-м спецотделе. Этот спецотдел, входивший в разное время в структуру ОГПУ, НКВД, МГБ (с 1953 г. и по настоящее время – МВД), занимался сбором полной информации о числе осужденных у всех судебных и внесудебных органов. 1-й спецотдел – это орган не дезинформации, а сбора всеобъемлющей объективной информации.


Рассматривая проблему достоверности первичных данных исправительно-трудовых учреждений, надо учитывать следующие два обстоятельства. С одной стороны, их администрация в своей отчетности не была заинтересована в занижении численности заключенных, ибо это автоматически вело к уменьшению плана продовольственного снабжения лагерей, тюрем и ИТК. Ухудшение же питания сопрвождалось бы увеличением смертности, что привело бы к срыву огромной производственной программы ГУЛАГа. С другой стороны, раздувание данных о численности заключенных также не соответствовало ведомственным интересам, ибо было чревато аналогичным (т.е. невыполнимым) увеличением производственных заданий со стороны планирующих органов. А за невыполнение плана в те времена спрашивали строго. Думается, результирующей этих объективных ведомственных интересов была достаточная степень достоверности отчетности. Кроме того, следует учесть и «стахановскую» психологию представителей карательных органов, тех лет: чем больше они выявляли и сажали «врагов народа», тем, считалось, они лучше работают. Так что занижать численность осужденных им не могло прийти в голову.

Большой резонанс в обществе вызвала публикация Р.А. Медведева в «Московских новостях» (ноябрь 1988 г.) о статистике жертв сталинизма[7].

По его подсчетам, за период 1927–1953 гг. было репрессировано около 40 млн человек, включая раскулаченных, депортированных, умерших от голода в 1933 г. и др. В 1989–1991 гг. эта цифра была одной из наиболее популярных при пропаганде преступлений сталинизма и довольно прочно вошла в массовое сознание.


самом деле такого количества (40 млн.) не получается даже при самом расширенном толковании понятия «жертвы репрессий». В эти 40 млн. РА Медведев включил 10 млн. раскулаченных в 1929–1933 гг. (в действительности их было около 4 млн.), почти 2 млн. выселенных в 1939–1940 гг. поляков ( в действительности – около 380 тыс.) – ив таком духе абсолютно по всем составляющим, из которых слагалась эта астрономическая цифра. По мнению Р.А Медведева, в 1937–1938 гг. было репрессировано 5–7 млн. (на самом деле – 1,5 млн.), а 10 млн. в 1941–1946 гг. – это уж совсем фантастика, даже если сюда включить более 2 млн. выселенных немцев, калмыков, крымских татар, чеченцев, ингушей и др.

Нам часто приходилось слышать, что расчеты Р.А. Медведева, возможно, правильные, так как он ставит проблему репрессированных в широком плане. Поэтому мы специально так детально остановились на его расчетах, чтобы показать: в каком бы плане ни ставить проблему (широком или узком), статистика Р.А. Медведева не соответствует истине; в любом случае в его расчетах нет ни одной цифры, хотя бы отдаленно похожей на подлинную статистику.

Однако эти 40 млн. скоро перестали удовлетворять «растущим потребностям» определенных политических сил в очернении отечественной истории советского периода. В ход пошли «изыскания» американских и других западных советологов, согласно которым в СССР от террора и репрессий погибло 50–60 млн человек.


к и у Р.А. Медведева, все составляющие подобных расчетов были чрезвычайно завышены; разница же в 10–20 млн. объяснялась тем, что Р.А. Медведев начинал отсчет с 1927 г., а западные советологи – с 1917 г. Если Р.А. Медведев оговаривал в своей статье, что репрессии не всегда смерть, что большая часть раскулаченных осталась жива, что из репрессированных в 1937–1938 гг. расстреляна меньшая часть и т.д., то ряд его западных коллег называли цифру в 50–60 млн. человек как физически истребленных и умерших в результате террора, репрессий, голода, коллективизации и др. Мы сомневаемся в научной добросовестности всех этих авторов. Здесь скорее речь можно вести о том, сколь добросовестно они потрудились над выполнением заказов политиков и спецслужб своих стран с целью дискредитировать в наукообразной форме своего противника по «холодной войне», не гнушаясь фабриковать прямую клевету.

Это, конечно, не означает, что в зарубежной советологии не было исследователей, старавшихся объективно и добросовестно изучать советскую историю. Крупные ученые, специалисты по советской истории С. Виткрофт (Австралия), Р. Дэвис (Англия), Г. Риттершпорн (Франция) и некоторые другие, подвергали открытой критике исследования большинства советологов и доказывали, что в действительности число жертв репрессий, коллективизации, голода и т.д. в СССР было значительно меньше[8].

Однако труды именно этих зарубежных ученых, с их несравненно более объективной оценкой масштабов репрессий, у нас в стране замалчивались. В массовое сознание активно внедрялось только то, что содержало недостоверную, многократно преувеличенную статистику репрессий.


Эти мифические 50–60 млн скоро затмили собой в массовом сознании роймедведевские 40 млн. Потому, когда председатель КГБ СССР В.А. Крючков в своих выступлениях по телевидению называл подлинную статистику политических репрессий, то многие в буквальном смысле не верили своим ушам, полагая, что ослышались. Журналист А. Мильчаков в 1990 г. делился с читателями «Вечерней Москвы» своим впечатлением от выступления В.А. Крючкова:

Комментарии, как говорится, излишни. Недоверие проявлено только к документально подтвержденной информации, и безмерное доверие – к информации противоположного свойства.

Однако и это не было еще пределом оболванивания общественности. В июне 19*91 г. «Комсомольская правда» публикует интервью А.И. Солженицына испанскому телевидению в 1976 г. Из него мы узнали следующее:

Некоторые вопросы и уточнения

Позволим себе внести некоторые уточнения. Сокращение численности населения СССР за 1941–1945 гг. составило не 44 млн., а 27 млн. человек (в это число входят не только погибшие и умершие, но и «вторая эмиграция»).

Р.А. Медведев предполагает, что до 1946 г. включительно органами НКВД было репрессировано от 2 до 3 млн. человек, проживающих на территории СССР, подвергавшейся фашистской оккупации[11].

В действительности по всему Советскому Союзу в 1944–1946 гг.


ло осуждено по политическим мотивам 321 651 чел., из них 10 177 приговорено к высшей мере. Думается, большинство осужденных с бывшей оккупированной территории было наказано справедливо за конкретную изменническую деятельность. Можно, на наш взгляд, говорить о моральном наказании населения этой территории включением в анкеты графы «Проживание на оккупированной территории», что на практике создавало осложнения в служебной карьере. Поражает странная однобокость в освещении репрессий и геноцида. Всячески раздуваются масштабы репрессий НКВД в отношении советского населения, проживающего на оккупированной территории, в то же время замалчивается фашистский геноцид. В свое время возглавляемая академиком Н.Н. Бурденко Чрезвычайная Государственная Комиссия по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их пособников установила, что на оккупированной территории СССР было убито и замучено 10,7 млн. советских граждан (включая военнопленных)[12].

Такие огромные жертвы нельзя назвать неизбежными издержками войны. Это была целенаправленная политика тогдашнего руководства Германии по ослаблению биологического потенциала славян, евреев, цыган и других «неполноценных» этносов.

Имеющее широкое хождение в западной советологии утверждение, что во время коллективизации 1929–1932 гг. погибло 6–7 млн. крестьян (в основном кулаков), не выдерживает критики. В 1930–1931 гг. в «кулацкую ссылку» было направлено немногим более 1,8 млн крестьян, а в начале 1932 г. их там оставалось 1,3 млн. Убыль в 0,5 млн приходилась на смертность, побеги и освобождение «неправильно высланых». За 1932–1940 гг. в «кулацкой ссылке» родилось 230 258, умерло 389 521, бежало 629 042 и возвращено из бегов 235 120 человек. Причем с 1935 г. рождаемость стала выше смертности: в 1932–1934 гг. в «кулацкой ссылке» родилось 49 168 и умерло 271 367, в 1935–1940 гг. – соответственно 181 090 и 108 154 человека[13].

В число жертв репрессий часто включаются умершие от голода в 1933 г. Безусловно, государство своей фискальной политикой совершило тогда чудовищное преступление перед миллионами крестьян. Однако включение их в категорию «жертвы политических репрессий» вряд ли правомерно. Это – жертвы экономической политики государства (аналог – миллионы неродившихся в результате шоковых реформ радикал-демократов российских младенцев). В регионах, пораженных засухой (Украина, Северный Кавказ, Поволжье, Казахстан, некоторые другие районы), государство не сочло нужным снизить объем обязательных поставок и изымало у крестьян собранный скудный урожай до последнего зернышка, обрекая их на голодную смерть. Точное число умерших пока не установлено. В литературе обычно называются цифры от 6 до 10 млн., причем только по Украине эти оценки колеблются от 3–4 до 6–7 млн. Однако статистика рождаемости и смертности в 1932–1933 гг. заставляет сделать вывод, что эти оценки сильно преувеличены. По данным Центрального управления народохозяйственного учета Госплана СССР, в 1932 г. на Украине родилось 782 тыс. и умерло 668 тыс, в 1933 г. – соответственно 359 тыс. и 1309 тыс. человек[14].

Здесь надо учитывать ежегодную естественную смертность ( от старости, болезней, несчастных случаев и т.д.), но ясно, что на первое место по численности следует поставить умерших от голода.

В последние годы на Украине активно пропагандируется идея (в том числе в научных кругах), что голод 1932–1933 гг. явился следствием антиукраинской политики Москвы, что это был сознательный геноцид в отношении украинцев и т.п. Но ведь точно в таком же положении оказалось население Северного Кавказа, Поволжья, Казахстана и других районов, где царил голод. Здесь не было какой-то избирательной антирусской, антиукраинской, антитатарской или антиказахской направленности. Государство своей фискальной политикой совершило преступление перед всем крестьянством, независимо от национальности.

Сильно преувеличены также потери у депортированных в 1941–1944 гг. народов – немцев, калмыков, чеченцев, ингушей, карачаевцев, балкарцев, крымских татар, греков, армян и болгар, у выселенных в 1944 г. из Грузии турок-месхетинцев, курдов, хемшилов, азербайджанцев. Р.А. Медведев определяет число умерших во время и после выселения в 1 млн. человек[15].

Если бы это было так, то для малых народов такие жертвы означали бы страшнейший удар по их биологическому потенциалу, от которого они вряд ли оправились бы и к настоящему времени. В прессе, к примеру, проскальзывали оценки, согласно которым до 40% крымских татар умерло при транспортировке в места высылки. Тогда как из документов следует, что из 151 720 крымских татар, направленных в мае 1944 г. в Узбекскую ССР, было принято по актам органами НКВД Узбекистана 151 529, а в пути следования умер 191 человек (0,13%)[16].

Другое дело, что в первые годы жизни на спецпоселении в процессе мучительной адаптации смертность значительно превышала рождаемость. С момента первоначального вселения и до 1 октября 1948 г. у выселенных немцев (без трудовой армии) родилось 25 792 и умерло 45 275, у северокавказцев соответственно 28 120 и 146 892, у крымчан – 6564 и 44 887, у выселенных в 1944 г. из Грузии – 2873 и 15 432, у калмыков – 2702 и 16 594 человек. С 1949 г. у всех них рождаемость стала выше смертности[17].

Источник: eto-fake.livejournal.com

Из предисловия к 4-му изданию подготовленного «Мемориалом» диска «Жертвы политического террора в СССР».
Основные, наиболее массовые категории жертв политических репрессий в СССР:

I. Первая массовая категория – люди, арестованные по политическим обвинениям органами государственной безопасности (ВЧК–ОГПУ–НКВД–МГБ–КГБ) и приговоренные судебными или квазисудебными (ОСО, «тройки», «двойки» и т.п.) инстанциями к смертной казни, к разным срокам заключения в лагерях и тюрьмах или к ссылке.
По различным предварительным оценкам, за период с 1921 по 1985 г. в эту категорию попадает от 5 до 5,5 миллиона человек. На нашем диске данная категория репрессированных представлена наиболее широко – их здесь около полутора миллионов.

Чаще всего в Книги памяти, а значит, и в нашу базу данных включались сведения о людях, пострадавших в период 1930–1953 гг. Это объясняется не только тем, что в данный период осуществлялись наиболее массовые репрессивные операции, но и тем, что процесс реабилитации, начатый в хрущевскую эпоху и возобновившийся во время перестройки, в первую очередь коснулся жертв именно сталинского террора, и прежде всего – жертв террора 1937-1938 гг.

Менее полно в базе данных отражены жертвы репрессий более раннего, до 1929 г., периода: . Самые же ранние репрессии советской власти, относящиеся к 1917–1918 гг. и эпохе Гражданской войны, документированы настолько фрагментарно и разноречиво, что даже их масштабы пока не установлены. Да и вряд ли вообще могут быть сделаны корректные оценки статистики «красного террора»: в этот период нередко имели место массовые бессудные расправы с «классовыми врагами», что, естественно, никак не фиксировалось в документах. Цифры, называемые в литературе, колеблются от 50–100 тысяч до более миллиона человек.

Политзаключенные, получившие свои сроки после смерти Сталина и окончания массового террора, если и представлены в некоторых Книгах памяти, то лишь фрагментарно. К сожалению, по техническим причинам нам удалось подготовить к настоящему изданию лишь около половины собранных НИПЦ «Мемориал» (Москва) сведений о политических репрессиях 1953–1985 гг. – это около пяти тысяч справок о политзаключенных новейшего периода.

II. Другая массовая категория репрессированных по политическим мотивам – крестьяне, административно высланные с места жительства в ходе кампании «уничтожения кулачества как класса».
Всего за 1930–1933 гг., по разным оценкам, вынужденно покинули родные деревни от 3 до 4,5 миллиона человек. Меньшая часть из них были арестованы и приговорены к расстрелу или к заключению в лагерь. 1,8 миллиона стали «спецпоселенцами» в необжитых районах Европейского Севера, Урала, Сибири и Казахстана. Остальных лишили имущества и расселили в пределах своих же областей. Кроме того, множество крестьян бежали из деревень в большие города и на индустриальные стройки, спасаясь от репрессий, коллективизации и массового голода, ставшего последствием сталинской аграрной политики и унесшего, по разным оценкам, жизни от 6 до 9 миллионов человек.

III. Третья массовая категория жертв политических репрессий – народы, целиком депортированные с мест традиционного расселения в Сибирь, Среднюю Азию и Казахстан. Наиболее масштабными эти административные депортации были во время войны, в 1941–1945 гг. Одних выселяли превентивно, как потенциальных пособников врага (корейцы, немцы, греки, венгры, итальянцы, румыны), других обвиняли в сотрудничестве с немцами во время оккупации (крымские татары, калмыки, народы Кавказа). Общее число высланных и мобилизованных в «трудовую армию» составило до 2,5 миллиона человек (см. таблицу). На сегодняшний день почти нет Книг памяти, посвященных депортированным национальным группам. В качестве редких примеров можно назвать Книгу памяти калмыцкого народа, составленную не только по документам, но и по устным опросам, и Книгу памяти, выпущенную в Кабардино-Балкарской Республике.

Национальность Год депортации Количество высланных (средняя оценка)
Корейцы 1937–1938 172 000
Немцы 1941–1942 905 000
Финны, румыны, другие национальности союзных с Германией государств 1941–1942 400 000
Калмыки 1943–1944 101 000
Карачаевцы 1943 70 000
Чеченцы и ингуши 1944 485 000
Балкарцы 1944 37 000
Крымские татары 1944 191 000
Турки-месхетинцы и другие народности Закавказья 1944 100 000
Итого: 2 461 000

Кроме этих крупных консолидированных потоков в разное время имели место многочисленные политически мотивированные депортации отдельных национальных и социальных групп, в основном из пограничных регионов, крупных городов и «режимных местностей». Представители этих групп, общее число которых установить крайне сложно (по предварительной оценке с начала 1920-х по начало 1950-х годов – более 450 тысяч человек), довольно редко попадают в Книги памяти.

То же можно сказать о приблизительно 400 тысячах депортированных в 1939–1941 гг. с «новых территорий» – из Эстонии, Латвии, Литвы, Западной Украины, Западной Белоруссии, Молдавии. В нашем издании около 100 тысяч имен этих людей – в основном эти имена выявлены в результате работы Польской программы Общества «Мемориал». Если же говорить о послевоенных депортациях с этих территорий, то, к сожалению, в публикуемых списках имен этих людей совсем мало.

Общее число лиц, подвергшихся репрессиям не в судебном (или квазисудебном), а в административном порядке, составляет 6,5–7 миллионов человек. В публикуемые списки включены справки приблизительно на миллион из них – в основном на «спецпоселенцев» из числа раскулаченных крестьян и представителей народов, подвергшихся тотальной депортации. Конечно, это небольшая часть от общего числа тех, кто прошел через ад трудпоселков, спецпоселений, трудармий, высылок – всего того, что скромно именуется «административными репрессиями».

Говоря об иных категориях населения, подвергшихся политическим преследованиям и дискриминации, нельзя забывать и о сотнях тысяч людей, лишенных гражданских прав за «неправильные» профессию или социальное происхождение (лишь в Новгородской области в Книгу памяти включена такая категория репрессированных, как «лишенцы»), и о бессудно расстрелянных при подавлении крестьянских восстаний в 1920-е, о расстрелянных без приговоров в тюрьмах в 1941-м, и о расстрелянных на фронте в годы войны по приговорам Особых отделов, о репатриантах (в основном бывших «остарбайтерах» и военнопленных), принудительно работавших в фильтрационных лагерях, и о многих, многих других. Все они лишь в самой малой степени представлены в списках.

Сравнивая 2,6 миллиона справок, собранных нами сегодня, с осторожными и умеренными общими статистическими оценками, мы приходим к печальному выводу: по самым оптимистическим расчетам получается, что нам удалось объединить имена примерно 20 процентов от общего числа жертв государственного террора в СССР. (Говоря об общем числе жертв, мы исходим из трактовки этого термина, вытекающей из Закона РФ «О реабилитации жертв политических репрессий» от 18.10.1991.)

Так выглядит итог многолетней работы по собиранию имен, результат работы многих людей во многих регионах. Таков разрыв между статистикой террора и персональной памятью о его жертвах.

А ведь кроме бесспорных жертв политического террора, чьи имена уже оказались или, несомненно, рано или поздно окажутся на страницах Книг памяти, были еще миллионы людей, осужденных за разные незначительные «уголовные» преступления и дисциплинарные проступки. Традиционно их не считают жертвами политических репрессий, хотя многие репрессивные кампании, которые проводились силами милиции, имели явно политическую подоплеку. Судили за нарушение паспортного режима, за бродяжничество, за «самовольный уход» с места работы (перемену места работы); за опоздание, прогул или самовольную отлучку с работы; за нарушение дисциплины и самовольный уход учащихся из фабричных и железнодорожных училищ; за «дезертирство» с военных предприятий; за уклонение от мобилизации для работы на производстве, на строительстве или в сельском хозяйстве, и т.д., и т.п. Наказания при этом, как правило, были не слишком тяжелыми – зачастую осужденных даже не лишали свободы. Трудно подсчитать число людей, которых постигли эти «мягкие» наказания: только с 1941 по 1956 г. осуждено не менее 36,2 миллиона человек, из них 11 миллионов – за «прогулы»! Очевидно, что главная цель всех этих карательных мер – не наказать конкретное преступление, а распространить систему принудительного труда и жесткого дисциплинарного контроля далеко за границы лагерей и спецпоселений (в терминологии самой власти это и значило «установить твердый государственный порядок»).

Из сказанного ясно, что в деле восстановления памяти о людях, о каждом в отдельности, мы все еще в начале пути. Главная работа по-прежнему впереди.
http://lists.memo.ru/

Tags: СССР, история, криминал, память, террор, тоталитаризм

Источник: aillarionov.livejournal.com

Сколько жертв политических репрессий в СССР?

Именно такой вопрос нам чаще всего задают. Все мы знаем, что никогда и никто уже не назовет конечных чисел. И это правда. Все названные цифры будут ложью, можно лишь приблизить это число к правде — но все мы знаем, что смерть даже одного человека (возьмите любого с нашего сайта) это преступление и убийство.

Так давайте разбираться, хотя бы с приблизительным числом репрессированных. На сегодняшний день документально известно о 4 750 000 (четыре миллиона семьсот пятьдесят тысяч) арестованных по политическим обвинениям за период с 25 октября 1917-го по март 1953 года, и цифра растет с открытием новых документов и архивов. Из числа арестованных более полутора миллионов были расстреляны по приговорам внесудебных и реже судебных органов.

Следующей строкой печальной статистики идет насильственное выселение органами НКВД целых народов. А это не менее 7 миллионов человек, более 25 процентов которых погибло по пути депортации или на месте принудительного поселения. Также жертвами массовых репрессий положено считать крестьян раскулаченных в годы коллективизации. За период 1930-1934 гг. было раскулачено около 4 миллионов человек, из них более 2 миллионов было отправлено в ссылку. 600 тысяч "кулаков" погибло при этапировании и в местах поселения от голода и условий содержания, смертность среди спецпереселенцев превышала рождаемость в 25 раз (согласно справки в оперативно-учетном отделом ОГПУ). В период Второй мировой войны в «трудовую армию» было сослано почти 2,5 миллиона человек.

Сегодня принято говорить лишь о репрессированных в годы Большого террора (1937-1938) и сравнивать именно цифры этого временного промежутка. Когда за два года было арестовано более 1,7 миллиона человек, из них за 16 неполных месяцев почти 680 тысяч человек были расстреляны.

Повторимся. Ни одно число — ни одна цифра названная кем-либо не будет верна. Многие из арестованных в 1937-1938 году были ранее раскулачены, или позднее депортированы. А если учесть масштабы умышленного отбора зерна и скота, которые привели к масштабному голоду, трижды накрывавшему СССР с головой, жертвами которого были целые регионы — можно смело утверждать, что общую картину рукотворной катастрофы для страны нам не оценить никогда.

памятник жертвам репрессий

Источник: bessmertnybarak.ru

База данных «Жертвы политического террора в СССР» (более 3 000 000 записей)

База данных «Расстрелы в Москве»

Яузская больница
Ваганьково
Донское кладбище
Бутово
Коммунарка

Сталинские расстрельные списки
Списки граждан, осужденных с санкции Сталина и его ближайшего окружения из членов Политбюро ЦК ВКП(б).

Списки жертв по регионам:

Алтайский край
(по изданию: Жертвы политических репрессий в Алтайском крае. Т. 1 : 1919–1930. — Барнаул, 1998)

Воронежская область
(по информации, предоставленной Воронежскому «Мемориалу» Воронежским УФСБ)

Республика Коми
(по изданию: Покаяние : Коми республиканский мартиролог жертв массовых политических репрессий. Т. 1. — Сыктывкар, 1998)

Курганская область
(по изданию: Осуждены по 58-й: Книга памяти жертв политических репрессий Курганской области. Т. 1. — Курган, 2002)

Липецкая область
(по изданию: Помнить поименно: Книга памяти жертв политических репрессий Липецкого края с ноября 1917 года. Т. 1. — Липецк, 1997).

Магаданская область
(по изданию: За нами придут корабли: Список реабилитированных лиц, смертные приговоры в отношении которых приведены в исполнение на территории Магаданской области. — Магадан, 1999)

Республика Марий Эл
(по изданию: Трагедия народа: Книга памяти жертв политических репрессий Республики Марий Эл. В 2 т. — Йошкар-Ола, 1996–1997)

Нижний Тагил
(по изданию: Жертвы репрессий. Нижний Тагил. 1920–1980-е годы. — Екатеринбург, 1999)

Самарская область
(по изданию: Белая книга о жертвах политических репрессий. Самарская область. Т. 1–7. — Самара, 1997–1998)

Саратовская область
(по информации, предоставленной Саратовским УФСБ)

Свердловская область
(по изданию: Книга памяти жертв политических репрессий. Свердловская область. Т. 1. — Екатеринбург, 1999)

Тверская область
(по базе данных, которая в иной редакции положена в основу издания: Книга памяти жертв политических репрессий Калининской области. Т. 1 : Мартиролог. 1937–1938. — Тверь, 2000)

Тульская область
(по базе данных, которая в иной редакции положена в основу издания: Книга памяти жертв политических репрессий в Тульской области. 1917–1987 гг. Т. 1. — Тула, 1999)

Тюменская область. Ханты-Мансийский округ. Ямало-Ненецкий (б. Остяко-Вогульский) округ
(по изданию: Книга расстрелянных : Мартиролог погибших от руки НКВД в годы большого террора (Тюменская область) : В 2 т. — Тюмень, 1999 [Тюменский, Ишимский, Ямало-Ненецкий, Остяко-Вогульский, Тобольский оперсекторы НКВД])

Ульяновская область
(по изданию: Книга памяти жертв политических репрессий. Ульяновская область. Т. 1. — Ульяновск, 1996)

Казахстан. Алма-Ата
(по изданию: Книга скорби = Азалы кiтап. Расстрельные списки. Вып. 1 : Алма-Ата, Алма-Атинская область. — Алматы, 1996)

Объединенная база данных по Москве, Твери, Туле и Карелии (около 48 тысяч имён)

Списки репрессированных поляков
(списки поляков — заключенных лагерей в Боровичах и Сталиногорске)

Источник: visz.nlr.ru

Начало репрессий в Советском Союзе

Причины репрессии:

  • Принуждение населения к труду на неэкономической основе. Работы в стране нужно было сделать много, а денег на все не хватало. Идеология формировала новое мышление и восприятие, а также должна была мотивировать людей работать практически бесплатно.
  • Усиление личной власти. Для новой идеологии был нужен кумир, человек которому беспрекословно доверяют. После убийства Ленина этот пост был вакантным. Сталин должен был занять это место.
  • Укрепление истощения тоталитарного общества.

Репрессии в СССР в 30-е годы убийство в польше войкова

Если пытаться найти начало репрессий в союзе, то отправной точкой, безусловно, должен служить 1927 год. Этот год ознаменовался тем, что в стране начали проходить массовые расправы, с так называемыми, вредителями, а также саботажниками. Мотив же этих событий следует искать во взаимоотношениях СССР и Великобритании. Так, в начале 1927 года Советский Союз оказался замешан в крупный международный скандал, когда страну открыто обвиняли в попытках перебросить очаг советской революции в Лондон. В ответ на эти события Великобритания разорвала все взаимоотношения с СССР, как политические, так и экономические. Внутри страны данный шаг был преподнесен, как подготовка со стороны Лондона новой волны интервенции. На одном из партийных заседаний Сталин заявил о том, что стране «нужно уничтожать все остатки империализма и всех сторонников белогвардейского движения». Отличный повод для этого у Сталина появился 7 июня 1927 года. В этот день в Польше был убит политический представитель СССР — Войков.

В результате начался террор. Например, ночью на 10 июня было расстреляно 20 человек, которые связывались с империей. Это были представители древних дворянских семей. Всего же в июне 27-го года было арестовано более 9 тыс человек, которых обвиняли в государственной измене, пособничество империализму и прочих вещах, которые грозно звучат, но очень тяжело доказываются. Большая часть арестованных была отправлена в тюрьмы.

Борьба с вредителями

После этого в СССР начался ряд крупных дел, которые были направлены на борьбу с вредительством и саботажем. Волна этих репрессий была основана на том, что в большинстве крупных компании, которые работали внутри советского союза, руководящие должности занимали выходцы из имперской России. Разумеется, эти люди в большинстве своем не испытывали симпатии к новой власти. Поэтому советский режим искал предлоги, по которым эту интеллигенцию можно было отстранить от руководящих постов и по возможности уничтожить. Проблема заключалась в том, что для этого нужны были весомые и законные основания. Такие основания были найдены в ряде судебных процессов, которые прокатились по советскому союзу в 20-х годах.

Борьба с вредителями и саботажниками

Среди наиболее ярких примеров таких дел можно выделить следующие:

  • Шахтинское дело. В 1928 году репрессии в СССР коснулись горняков из Донбасса. Из этого дела устроили показательный процесс. Все руководство Донбасса, а также 53 инженера были обвинены в шпионской деятельности с попыткой вредительства новому государству. В результате разбирательства 3 человека были расстреляны, 4 оправданы, остальные получили тюремный срок от 1 до 10 лет. Это был прецедент – общество с восторгом восприняло репрессии против врагов народа… В 2000 году прокуратура России реабилитировал всех участников Шахтинского дела, в виду отсутствие состава преступления.
  • Пулковское дело. В июне 1936 года на территории СССР должно было быть видно крупное солнечное затмение. Пулковская обсерватория обратилась к мировой общественности, чтобы привлечь кадры для изучения этого явления, а также получить необходимое заграничное оборудование. В результате организация была обвинена в шпионских связях. Число жертв — засекречено.
  • Дело промпартии. Обвиняемыми по данному делу привлекались те, кого советская власть называла буржуями. Данный процесс проходил в 1930 году. Подсудимых обвинили в попытке срыва индустриализации в стране.
  • Дело крестьянской партии. Широко известна эсеровская организация, под названием группы Чаянова и Кондратьева. В 1930 году представители этой организации обвинили в попытках срыва индустриализации и во вмешательстве в дела сельского хозяйства.
  • Союзное бюро. Дело о союзном бюро было открыто в 1931 году. Обвиняемыми по нему были представители меньшевиков. Их обвинили в подрыве создания и реализация экономической деятельности внутри страны, а также в связях с иностранной разведкой.

сталин рулит

В этот момент в СССР проходила массовая идеологическая борьба. Новый режим всеми силами пытался объяснить населению свою позицию, а также оправдать свои действия. Но Сталин понимал, что одна идеология не может навести порядок в стране и не может позволить ему удержать власть. Поэтому наряду с идеологии в ссср начались репрессии. Выше мы уже привели некоторые примеры дел, с которых репрессии начинались. Эти дела во все времена вызывали большие вопросы, а сегодня, когда по многим из них документы рассекречены, становится абсолютно понятно, что большинство обвинений были необоснованными. Не случайно прокуратура России, рассмотрев документы Шахтинскго дела, реабилитировала всех участников процесса. И это несмотря на то, что в 1928 году ни у кого из партийного руководства страны не возникало мысли о невиновности этих людей. Почему так происходило? Это было связано с тем, что под видом репрессий, как правило, уничтожались все, кто был не согласен с новым режимом.

События 20 годов были только началом, основные события были впереди.

Социально-политический смысл массовых репрессий

Репрессии в СССР в 30-е годы

Новая массовая волна репрессий внутри страны развернулась в начале 1930 года. В этот момент началась борьба не только с политическими конкурентами, но и с, так называемыми, кулаками. Фактически начался новый удар советской власти по богатым, и этот удар зацепил не только состоятельных людей, но и середняков и даже бедняков. Одним из этапов нанесение этого удара встало раскулачивание. В рамках данного материала мы не будем подробно останавливаться на вопросах раскулачивания, поскольку этот вопрос уже подробно изучен в соответствующей статье на сайте.

Партийный состав и органы управления в репрессиях

Новая волна политических репрессий в СССР началась в конце 1934 года. На тот момент времени произошло существенное изменение структуры аппарата управления внутри страны. В частности 10 июля 1934 года произошла реорганизация спецслужб. В этот день был создан народный комиссариат внутренних дел СССР. Этот отдел известен под аббревиатурой НКВД. В состав этого подразделения входили такие службы как:

  • Главное управление государственной безопасности. Это был один из основных органов, который занимался практически всеми делами.
  • Главное управление рабоче-крестьянской милиции. Это аналог современной милиции, со всеми функциями и обязанностями.
  • Главное управление пограничной службы. Управление занималась пограничными и таможенными делами.
  • Главное управление лагерей. Это управлением сегодня широко известно под аббревиатурой ГУЛАГ.
  • Главное управление пожарной охраны.

ГУЛАГ

Кроме того в ноябре 1934 года был создан специальный отдел, который получил название «Особое совещание». Этот отдел получал широкие полномочия по борьбе с врагами народа. Фактически этот отдел мог без присутствия обвиняемого, прокурора и адвоката отправлять людей в ссылку или в ГУЛАГ сроком до 5 лет. Разумеется, это относилось только к врагам народа, но проблема в том, что никто достоверно не знал, как этого врага определить. Именно поэтому Особое совещание имело уникальные функции, поскольку врагом народа можно было объявить фактические любого человека. Любого человека можно было по одному простому подозрению отправить в ссылку на 5 лет.

Массовые репрессии в СССР

повинная

Поводом для массовых репрессий стали события 1 декабря 1934 года. Тогда в Ленинграде был убит Сергей Миронович Киров. В результате этих событий в стране был утвержден особый порядок судебных разбирательств. Фактически речь идет об ускоренных судебных разбирательствах. Под упрощенную систему разбирательств переносились все дела, где людей обвиняли в терроризме и пособничестве терроризму. Опять же, проблема была в том, что под данную категорию относились практически все люди, которые попали под репрессии. Выше мы уже говорили о ряде громких дел, которые характеризуют репрессии в СССР, где отчетливо видно, что всех людей, так или иначе, обвиняли в пособничестве терроризму. Специфика же упрощенной системы разбирательства заключалась в том, что приговор должен был быть вынесен в срок до 10 дней. Обвиняемый получил повестку за сутки до разбирательства. Само разбирательство проходило без участия прокуроров и адвокатов. По завершении разбирательства любые просьбы о помиловании запрещались. Если в ходе разбирательств человека приговаривали к расстрелу, то это мера наказания исполнялась незамедлительно.

Политические репрессии, чистка партии

Сталин устроил активные репрессии внутри самой партии Большевиков. Одним из показательных примеров репрессий, которые коснулись большевиков, случился 14 января 1936 года. В этот день было объявлено о замене партийных документов. Этот шаг давно уже обсуждался и не был неожиданностью. Но при замене документов новые удостоверения вручались не всем участникам партии, а только тем, кто «заслужил доверие». Так началась чистка партии. Если верить официальным данным, то при выдаче новых партийных документов 18% большевиков были отчислены из партии. Это были те люди, к которым репрессии применялись, прежде всего. И это мы говорим только об одной из волн этих чисток. Всего же чистка партии проводилось в несколько этапов:

  • В 1933 году. Из высшего руководства партии была исключена 250 человек.
  • В 1934 — 1935 годах из партии большевиков исключили 20 тыс человек.

Чиста в партии как элемент репрессий в СССР

Сталин активно уничтожал людей, которые могли претендовать на власть, которые обладали силой. Для демонстрации этого факта необходимо только сказать, что из всех членов политбюро 1917 года, после чистки в живых остался только Сталин (4 члена были расстреляны, а Троцкий исключен из партии и выслан из страны). Всего членами политбюро тогда было 6 человек. На промежутке времени между революцией и гибелью Ленина, было собрано новое политбюро из 7 человек. К концу чистки в живых остались только Молотов и Калинин. В 1934 году состоялся очередной съезд партия ВКП(б). В съезде участвовало 1934 человека. 1108 из них была арестована. Большинство расстреляны.

Убийство Кирова обострило волну репрессий, а сам Сталин обратился с заявлением к членам партии о необходимости окончательного истребления всех врагов народа. В результате были внесены изменения уголовный кодекс СССР. Эти изменения обуславливали, что все дела по политическим заключенным рассматривались в ускоренном порядке без адвокатов прокуроров в течение 10 дней. Расстрелы приводились в исполнение незамедлительно. В 1936 году состоялся политический процесс над  оппозицией. Фактически же на скамье подсудимых оказались ближайшие соратники Ленина — Зиновьев и Каменев. Их обвинили в убийстве Кирова, а так же в покушении на Сталина. Начался новый этап политических репрессий над ленинской гвардией. На этот раз репрессиям был подвергнут Бухарин, а также глава правительства Рыков. Социально-политический смысл репрессий в этом смысле был связан с укреплением культа личности.

Репрессии в армии

маршал Тухачевский

Начиная с июня 1937 года репрессии в СССР коснулись армии. В июне случился первый судебный процесс над высшим командованием рабоче-крестьянской красной армии (РККА), включая главнокомандующего маршала Тухачевского. Руководство армии обвинялось в попытке государственного переворота. По заявлению прокуроров переворот должен был состояться 15 мая 1937 года. Обвиняемые были признаны виновными и большую часть из них расстреляли. Расстрелян был и Тухачевский.

Интересный факт заключается в том, что из 8 членов судебного разбирательства, которые приговорил Тухачевского к расстрелу, в дальнейшем пятеро сами были репрессированы и расстреляны. Однако с этих пор начались репрессии в армии, которые коснулись всего руководящего состава. В результате таких событий были репрессированы 3 маршала советского союза, 3 командарм 1 ранга, 10 командармов 2 ранга , 50 командиров корпусов, 154 командира дивизии, 16 армейских комиссаров, 25 корпусах комиссаров, 58 дивизионных комиссаров, 401 командиров полков. Всего же репрессиям в красной армии подверглись 40 тыс человек. Это было 40 тыс руководителей армии. В результате более 90% командного состава была уничтожено.

Усиление репрессий

Начиная с 1937 года, волна репрессий в СССР стала усиливаться. Причиной стал приказ №00447 НКВД СССР от 30 июля 1937 года. Этот документ заявлял и немедленном репрессировании всех антисоветских элементов, а именно:

  • Бывшие кулаки. Всех тех, кого советская власть назвала кулаками, но которые избежали наказания, или находились в трудовых поселках или в ссылках, подлежало репрессировать.
  • Все представители религии. Репрессировать подлежало всех, кто имеет хоть какое-то отношение к религии.
  • Участники антисоветских действий. Под такими участниками занимались все, кто когда-либо выступал активно или пассивно против советской власти. Фактически к этой категории относились тех, кто новую власть не поддерживал.
  • Антисоветские политические деятели. Внутри страны антисоветским политиками назывались всех, кто не входил в состав партии большевиков.
  • Белогвардейцы.
  • Люди с судимостью. Люди имевшие судимость автоматически считались врагами советской власти.

Все эти категории необходимо было репрессировать. Согласно приказу НКВД всех людей, которые относились к этим категориям необходимо было разделить на два лагеря:

  • Враждебные элементы. Любой человек, которого называли враждебным элементом, приговаривался к расстрелу.
  • Неактивные элементы. Остальных, кого не приговорили к расстрелу, отправляли в лагеря или тюрьмы на срок от 8 до 10 лет.

Все дела теперь рассматривались в еще более ускоренном режиме, где большинство дел рассматривалось массово. Согласно тем же распоряжением НКВД репрессии относились не только к осужденным, но и к их семьям. В частности, к семьям репрессированных применялись следующие меры наказания:

  • Семьи репрессированных за активные антисоветские действия. Все члены таких семей отправлялись в лагерях и трудовые поселки.
  • Семьи репрессированных, кто проживал в пограничной полосе, подлежали переселению вглубь страны. Часто для них образовались специальные поселки.
  • Семья репрессированных, проживавших в крупных городах СССР. Таких людей также переселяли вглубь страны.

В 1940 году был создан секретный отдел НКВД . Этот отдел занимался уничтожением политических противников советской власти, находящихся за рубежом. Первой жертвой этого отдела стал Троцкий, который в августе 1940 года был убит в Мексике. В дальнейшем этот секретный отдел занимался уничтожением участников белогвардейского движения, а также представителей империалистической эмиграции России.

В дальнейшем репрессии продолжались, хотя их основные события уже прошли. Фактически репрессии в СССР продолжались до 1953 года.

Итоги репрессий

Всего с 1930 по 1953 года по обвинениям в контрреволюции было репрессировано 3 мил 800 тыс человек. Из них 749 421 человек были расстреляны… И это только по официальной информации… А сколько еще людей погибло без суда и следствия, чьи имена и фамилии не занесены в список?

Репрессии в СССР при Сталине

Популярные статьи:


Полтавская битва

Император Павел 1

Присоединение Украины

 

Последние добавления:

Источник: istoriarusi.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.