Первый атомный взрыв в ссср

Первый атомный взрыв в ссср

1.Первый подводный атомный взрыв в СССР (21.09.1955)

2.Испытание Царь-бомбы (официальная хроника)

АН602 (она же «Царь-бомба», она же «Кузькина мать», а также (ошибочно) РДС-202 и РН202 — см. раздел Название) — термоядерная авиационная бомба, разработанная в СССР в 1954—1961 гг. группой физиков-ядерщиков под руководством академика Академии наук СССР И. В. Курчатова. Самое мощное взрывное устройство за всю историю человечества. По разным данным имело от 57 до 58,6 мегатонн тротилового эквивалента.


3.Водородная бомба РДС — 27. 6-го ноября 1955-го года.

7-го Ноября — Годовщина Великой Октябрьской социалистической революции, государственный праздник СССР.
РДС-27 — советская водородная бомба типа «Слойка» (в США конструкцию называли «Alarm Clock»), разработанная в начале 1950-х в КБ-11 для стратегических бомбардировщиков Ту-16. Бомба разрабатывалась одновременно с РДС-37 под руководством А. Д. Сахарова, Ю. А. Романова, и под общим руководством Ю. Б. Харитона. РДС-27 это — усиленная атомная бомба окружённая слоями дейтерида лития, её конструкция такая же как у РДС-6с, но без добавления трития. Такой вариант конструкции улучшал эксплуатационные характеристики. Бомба имела двойной источник нейтронного инициирования. Номинальная мощность около 250 кт.
Испытание РДС-27 проводили на Семипалатинском полигоне на площадке П-3 опытного поля, 6 ноября 1955 года путём сбрасывания её с Ту16.


4.Первая советская термоядерная бомба РДС 37. 22 ноября 1955 года Семипалатинский полигон

5.Проект Тайга. Подземный ядерный взрыв

Проект «Тайга» — кодовое название проекта, разработанного в СССР с целью создания искусственного канала с помощью экскавационных групповых ядерных взрывов между реками Печора — Колва (Пермский край) для подпитки мелеющего Каспийского моря. Для создания канала планировалось провести 250 ядерных взрывов.


Тут интересный ресурс появился, который даёт карту 2624 ядерных взрывов, проведённых на Земле. На ней видно, что в Пермском крае было проведено 10 ядерных взрывов в "других" (по мнению ресурса) или в "народно-хозяйственных" (по мнению руководства СССР) целях:

Пермь - ядерные взрывы 1.png

Рассмотрим их поближе:

1 и 2 взрывы (Грифон-1 и Грифон-2) были произведены чуть южнее (7-10 км) города Оса  2 и 8 сентября 1969 года, в целях стимуляции добычи нефти. Мощность каждого взрыва по 8 килотонн. Взрывы подземные.

Пермь - ядерные взрывы Оса.png

Воспоминания очевидца (источник теста и фото скважин):

«Двадцать метров до ядерной катастрофы», часть 1.
Воспоминания у скважины №1002
г. Оса, Пермский край
2 сентября 2014 г.

С Рудольфом Николаевичем Турицыным беседует краевед г. Осы Владимир Александрович Алексеев.

© Огарышев С.И., Алексеев В.А., 2014 г.

«ДВАДЦАТЬ МЕТРОВ ДО ЯДЕРНОЙ КАТАСТРОФЫ»

Посмотрите внимательно на карту Пермского края и вдумайтесь: какое огромное количество на ней всевозможных географических названий! А если на все это глянуть более широко, то за каждой деревушкой, селом, маленьким и большим городом – свои неповторимые истории.


а какая же история может быть без человека?! Поэтому в этих «точках» развертывалось множество событий, порой незаметных, интересных, счастливых, а иногда очень грустных и опасных.
Немного бывает обидно, когда называя свой город, ощущаю, что мой собеседник становится несколько недоуменным, потому что ни разу не слышал истории его «имени». Но думаю, что эти обиды напрасны. Ведь как необъятна наша страна, и все ли можно узнать о ней?!
Но согласитесь, как бы могли существовать большие реки, если бы их не питали живительные родники, ручейки и речки? Так и с большими городами. Ведь это им дают живительную силу деревни и села и, так называемые, – «малые города». Одним из таких является Оса – районный центр Пермского края.
Наверное, не так уж и неизвестен наш город, если о нем упоминал великий историк и поэт А.С. Пушкин в своей «Истории пугачевского бунта». Именно в окрестностях Осы, опьяненные добытой в борьбе свободой, «разгуливали» отряды Пугачевского войска. Именно через этот «незаметный» городок со своей экспедицией к Северному ледовитому океану и берегам Америки в последний раз отправился известный исследователь морей Витус Беринг. Этот «городок», также, как и все, пережил несколько революций, гражданскую и Великую Отечественную войны и продолжает жить и сегодня своим ритмом, укладом и традициями.
Я уже говорил, что ни одно географическое название не может существовать и жить без людей.

к и здесь есть и были люди, которые делали и делают ему славу, хранили и бережно хранят его традиции, устои, помнили и помнят его историю, к сожалению, иногда противоречивую. У этого города есть свои патриоты и «летописцы».
На сей раз мы отойдем от устоявшейся традиции, не будем знакомиться с экспонатами музея, а прогуляемся по тихим полям, заросшим травой тропинкам, по тем местам, где произошли события далекого 1969 года, заставившие «содрогнуться» не только земную кору, реки, городок Осу и множество деревень, но и весь земной шар.
В нашем повествовании речь пойдет о двух ядерных подземных взрывах, которые имели место 2 и 9 сентября 1969 года в 7 километрах от Осы. Нашим собеседником будет Рудольф Николаевич Турицын, профессиональный бурильщик, непосредственный участник и свидетель тех событий. В своем рассказе он вспомнил немаловажную деталь, обстоятельство, которое могло привести к глобальной катастрофе.
В период бурения скважин №№ 1001 и 1002 он работал начальником участка и несмотря на почтенный возраст, ему 78 лет, помнит события 1969 года до мельчайших подробностей.
Скважины для ядерных взрывов начали бурить за год. Объекту в Осе было присвоено название «Грифон». Решение об использовании ядерной энергии «в мирных целях» было принято за два года до взрывов, то есть в 1967 году ЦК КПСС и Советом Министров СССР.

хнологию взрывов разрабатывал Московский институт нефтехимической и газовой промышленности им. И.М. Губкина. Практическое проектирование проходило в стенах московского института ВНИПИ–промтехнология.
Бригаду, которая осуществляла бурение, временно перевели в министерство Среднего машиностроения.
Первый взрыв 2 сентября 1969 года прошел в строгой секретности. Население Осинского района не оповещалось и было напугано. В домах полопались печки, разбились стекла окон и попадали люстры, появились трещины у здания детского сада № 2, Дома культуры, местного музея, Свято-Троицкого собора. Людям был нанесен значительный материальный ущерб. К началу второго взрыва 9 сентября 1969 годы было принято решение подготовиться. В домах стекла в рамах были поклеены бумагой, напоминающим крест, как во время войны. Детей из детских садов и школ вывели на открытые площадки, население о втором взрыве было оповещено. В 10 часов утра земля под ногами содрогнулась, заколебалась, прошло несколько волн. Через некоторое время был дан отбой, в школах продолжились занятия. Население и местная власть стали подсчитывать убытки, нанесенные «непрошенными гостями».
Мощность двух ядерных взрывов составила до 8 килотонн. Постепенно население обжилось, люди вставили стекла, замазали щели. Незаметно прошли еще 7 лет. Но главная опасность была впереди.
В 1976 году началось бурение двух прокольных скважин №№ 1003 и 1004 в 5 метрах соответственно от скважин №№ 1001 и 1002.
Наш собеседник Рудольф Николаевич Турицын рассказал, что к нему домой прибыл посыльный с заданием срочно прибыть на место бурения скважин №№ 1003 и 1004.

л приказ срочно приостановить работы по бурению. По трещинам земной коры наружу стали просачиваться радиоактивные вещества: изотопы Цезия–137 (137 Cs), Стронция–90 (90 Sr), Трития (3 Н).
В результате миграции радиоактивных веществ с подземными водами и вследствие механического воздействия на геологическую среду образовалась система трещин и разрушений геотехнической структуры полости взрыва. За время эксплуатации нефтяного месторождения в условиях загрязнения радиоактивными веществами добываемой продукции, за счет повторных закачек в нефтяную залежь подтоварной воды, содержащей радиоактивное загрязнение, ареал распространения радиоактивных веществ по территории нефтепромысла и в недрах широко распространился за пределы опытного поля. Количество добывающих скважин с загрязненной продукцией превысило 200 штук, а также 38 нагнетательных скважин.
Работы по бурению скважин №№ 1003 и 1004 были немедленно приостановлены. До встречи с куполами ядерных взрывов оставалось 20 метров.
В последствии в разговоре со специалистами прослеживалась мысль о том, что если бы не остановили работы по бурению, радиоактивные вещества под давлением могли вырваться наружу. Город Оса в том случае подлежал срочной эвакуации. Мы стояли в 20 метрах от ядерной катастрофы.

В.А. Алексеев
04.09.2014 г.

Ныне скважина №1002 выглядит так (по мнению автора, ядерная скважина №1002 замаскирована под обычную скважину №920):


Первый атомный взрыв в ссср

Первый атомный взрыв в ссср

Скважина №1001 зарыта рядом со скважиной №1003:

Первый атомный взрыв в ссср

Уникальное фото: Жители Осы, выведенные на улицы 8 сентября 1969 года, на время проведения второго ядерного взрыва

Первый атомный взрыв в ссср

В общем близкое расположение к цивилизации позволит организовать сюда тур выходного дня.

3, 4 и 5 ядерные взрывы в Пермском крае были произведены одновременно, 23 марта 1971 года в Чердынском районе (100 км на север от Чердыни). Мощность каждого взрыва составила 15 килотонн (мощность атомной бомбы "Малыш", взорванной над Хиросимой была от 13 до 18 килотонн), взрывы были подземные, но экскавационные — направленные на выброс большого количества грунта. Производились взрывы в рамках эксперимента "Тайга", целью которого было выявить возможность строительства канала ядерными взрывами (планировалось 250 взрывов), по которому вода Печоры, была бы переброшена в Колву.


Пермь - ядерные взрывы Чердынь.png

Эта серия взрывов наиболее изучена, есть статья в Вики о проекте "Тайга" и имеется даже фильм студии "Центрнаучфильм", который рассказывает об этом эксперименте. Правда русский текст забит переводом на английском языке:

23 марта 1973 года три ядерных заряда были одновременно подорваны. Сотрясения ощутили жители деревень в радиусе нескольких десятков километров. Грунт, сквозь языки пламени, был выброшен взрывом на высоту около 300 м, после чего он начал опадать вниз, создавая растущее клубящееся пылевое облако, которое поднялось на высоту около 1800 м. Ветром облако относило в сторону Коми, как и планировалось. Не существует опубликованных данных о дозах радиации после взрыва.


В результате взрыва образовался канал длиной 700 м, и шириной 340 м, глубина канала составляла от 10 до 15 метров. Из за падения грунта, вокруг канала был образован бруствер. В настоящее время канал заполнен водой, там образовалось озеро. Посредине озера от падения грунта образовался небольшой островок. Уровень радиации в разных частях канала варьируется от естественной нормы до нескольких тысяч микрорентген в час. На северо-восточном берегу в 400 м от канала находится сильно деформированная часть стальной трубы, выброшенная взрывом из скважины.

Фото:
В первоисточнике этих фото утверждается, что это фото строительства скважины под ещё один заряд в 1973 году, но подтверждения этому я не нашёл. Может быть это строительство одной из трёх скважин на месте взрыва:

Подготовка к ядерному взрыву в Чердынском районе. 1973 г., лето. Взрыв не состоялся..jpg

Ядерный гриб был виден из посёлка Головной, в 20 км южнее от места взрыва:

Поселок Головной (Чусовской), Чердынского района Пермского края во время ядерного вызрыва 23 марта 1971 г. Любительское фото..jpg

Края затопленной воронки образовавшейся в результате атомного взрыва. Лето 1973 г.

Воронка образовавшаяся в результате атомного взрыва. Лето 1973 г. 2.jpg

Летом 1973 года было видно, что на острове остались остатки оборудования над скважиной. Из-за этого возникли слухи, что один из ядерных зарядов не взорвался и лежит под озером:

Воронка образовавшаяся в результате атомного взрыва в Черднском районе. Лето 1973 г..jpg

Панорама Ядерного озера в Чердынском районе Пермского края, летом 1973 года:

Панорама Ядерного озера в Чердынском районе Пермского края, 1973 год.jpg

Сейчас озеро имеет обычный вид обычного лесного озера. Только лес вокруг него молодой:

Первый атомный взрыв в ссср

Я знаком с Ильёй Первый атомный взрыв в сссрilipin Липиным, который купался в Ядерном озере, об этом есть видео:


отсюда

Первый атомный взрыв в сссрПервый атомный взрыв в сссрПервый атомный взрыв в сссрtitle=

Источник: pyx-pyx.livejournal.com

Подготовка

Штольня для проведения подземных испытаний была проложена в скальном массиве полигона. Её длина составляла 380 м, камера взрыва находилась на глубине 125 м. После оборудования штольни во взрывную камеру на специальной тележке по рельсам был подан контейнер с ядерным зарядом. Его тротиловый эквивалент составлял 1 кт.

При взрыве внутри камеры давление достигало бы нескольких миллионов атмосфер, поэтому в штольне для предотвращения выхода наружу радиоактивных продуктов взрыва были установлены 3 участка забивки. Первый участок забивки длиной 40 м состоял из щебеночной засыпки и железобетонной стенки. Через забивку была проложена труба для выводов потоков нейтронов и гамма излучения к датчикам приборов, регистрирующих развитие ядерной реакции.

Второй участок имел длину 30 м и состоял из клиньев железобетона. Третий участок забивки длиной 10 м был сооружен на расстоянии около 200 м от камеры взрыва. Здесь же были размещены 3 приборных бокса с измерительной аппаратурой. Также по всей штольне были размещены и другие измерительные приборы.

Эпицентр был обозначен красным флагом расположенным на поверхности горы, прямо над камерой взрыва. Также в районе эпицентра были размещены подопытные животные.

Взрыв

Заряд подрывался с командного пульта автоматики, находившегося в 5 км от устья штольни. Здесь же была размещена аппаратура для регистрации электромагнитных и сейсмических волн взрыва. 11 октября 1961 г. в заданное время с командного пульта был подан радиосигнал, включающий сотни приборов различного типа, а также подрыва самого ядерного заряда.

В результате поверхность горы в районе взрыва поднялась на 4 м, там же образовалось пылевое облако, вызванное камнепадом. При подземном взрыве выхода радиоактивных продуктов и огненного шара наружу не наблюдалось. После взрыва вошедшие в штольню дозиметристы и рабочие обнаружили, что участок штольни от устья до третьей забивки и приборные боксы не разрушены. Радиоактивного заражения в этом участке обнаружено не было.

См. также

  • Ядерное оружие
  • Ядерный взрыв
  • Семипалатинский ядерный полигон
  • Проект «Чаган»

Источник: dic.academic.ru

бум 6
ОПЕРАЦИЯ «СНЕЖОК» В СССР.

50 лет назад СССР провел операцию «Снежок».

14 сентября отмечалась 50-я годовщина трагических событий на Тоцком полигоне. То, что произошло 14 сентября 1954 года в Оренбургской области, долгие годы окружала плотная завеса секретности.

В 9 часов 33 минуты над степью прогремел взрыв одной из самых мощных по тем временам ядерных бомб. Следом в наступление — мимо горящих в атомном пожаре лесов, снесенных с лица земли деревень — ринулись в атаку «восточные» войска.

Самолеты, нанося удар по наземным целям, пересекали ножку ядерного гриба. В 10 км от эпицентра взрыва в радиоактивной пыли, среди расплавленного песка, держали оборону «западники». Снарядов и бомб в тот день было выпущено больше, чем при штурме Берлина.

Со всех участников учений была взята подписка о неразглашении государственной и военной тайны сроком на 25 лет. Умирая от ранних инфарктов, инсультов и рака, они даже лечащим врачам не могли рассказать о своем облучении. Немногим участникам Тоцких учений удалось дожить до сегодняшнего дня. Спустя полвека они рассказали «Московскому комсомольцу» о событиях 54-го года в Оренбургской степи.

бум 3

Подготовка к операции «Снежок»

«Весь конец лета на маленькую станцию Тоцкое со всего Союза шли воинские эшелоны. Никто из прибывающих — даже командование войсковых частей — понятия не имел, зачем они здесь оказались. Наш эшелон на каждой станции встречали женщины и дети. Вручая нам сметану и яйца, бабы причитали: «Родимые, небось в Китай воевать едете», рассказывает председатель Комитета ветеранов подразделений особого риска Владимир Бенцианов.

В начале 50-х всерьез готовились к Третьей мировой войне. После проведенных в США испытаний в СССР также решили опробовать ядерную бомбу на открытой местности. Место учений — в оренбургской степи — выбрали из-за сходства с западноевропейским ландшафтом.

«Сначала общевойсковые учения с реальным ядерным взрывом планировалось провести на ракетном полигоне Капустин Яр, но весной 1954-го была проведена оценка Тоцкого полигона, он и был признан лучшим по условиям обеспечения безопасности», — вспоминал в свое время генерал-лейтенант Осин.

Участники Тоцких учений рассказывают иное. Поле, где планировалось сбросить ядерную бомбу, было видно как на ладони.

«Для учений из отделений у нас отобрали самых крепких ребят. Нам выдали личное табельное оружие — модернизированные автоматы Калашникова, скорострельные десятизарядные автоматические винтовки и радиостанции Р-9», — вспоминает Николай Пильщиков.

Палаточный лагерь растянулся на 42 километра. На учения прибыли представители 212 частей — 45 тысяч военнослужащих: 39 тысяч солдат, сержантов и старшин, 6 тысяч офицеров, генералов и маршалов.

Подготовка к учениям под кодовым названием «Снежок» длилась три месяца. К концу лета огромное Боевое поле было буквально испещрено десятками тысяч километров окопов, траншей и противотанковых рвов. Построили сотни дотов, дзотов, блиндажей.

Первый атомный взрыв в ссср

Накануне учений офицерам показали секретный фильм о действии ядерного оружия. «Для этого был построен специальный кинопавильон, в который пропускали лишь по списку и удостоверению личности в присутствии командира полка и представителя КГБ. Тогда же мы услышали: «Вам выпала великая честь — впервые в мире действовать в реальных условия применения ядерной бомбы». Стало понятно, для чего окопы и блиндажи мы накрывали бревнами в несколько накатов, тщательно обмазывая выступающие деревянные части желтой глиной. «Они не должны были загореться от светового излучения», — вспоминал Иван Путивльский.

«Жителям деревень Богдановка и Федоровка, которые находились в 5-6 км от эпицентра взрыва, было предложено временно эвакуироваться за 50 км от места проведения учения. Их организованно вывозили войска, брать с собой разрешалось все. Весь период учения эвакуированным жителям платили суточные», — рассказывает Николай Пильщиков.

«Подготовка к учениям велась под артиллерийскую канонаду. Сотни самолетов бомбили заданные участки. За месяц до начала ежедневно самолет Ту-4 сбрасывал в эпицентр «болванку» — макет бомбы массой 250 кг» — вспоминал участник учений Путивльский.

По воспоминаниям подполковника Даниленко, в старой дубовой роще, окруженной смешанным лесом, был нанесен белый известковый крест размером 100х100 м. В него-то и метили тренирующиеся летчики. Отклонение от цели не должно было превышать 500 метров. Кругом располагались войска.

Тренировалось два экипажа: майора Кутырчева и капитана Лясникова. До самого последнего момента летчики не знали, кто пойдет основным, а кто будет дублером. Преимущество было у экипажа Кутырчева, который уже имел опыт летных испытаний атомной бомбы на Семипалатинском полигоне.

Для предотвращения поражений ударной волной войскам, располагающимся на отдалении 5-7,5 км от эпицентра взрыва, было предписано находиться в укрытиях, а далее 7,5 км — в траншеях в положении сидя или лежа.

На одной из возвышенностей, в 15 км от запланированного эпицентра взрыва построили правительственную трибуну для наблюдения за учениями, — рассказывает Иван Путивльский. — Накануне ее выкрасили масляными красками в зеленый и белый цвета. На трибуне были установлены приборы наблюдения. Сбоку к ней от железнодорожной станции по глубоким пескам проложили асфальтированную дорогу. Никакие посторонние автомашины военная автоинспекция на эту дорогу не пускала».

«За трое суток до начала учения на полевой аэродром в районе Тоцка стали прибывать высшие военачальники: маршалы Советского Союза Василевский, Рокоссовский, Конев, Малиновский, — вспоминает Пильщиков. — Прибыли даже министры обороны стран народной демократии, генералы Мариан Спыхальский, Людвиг Свобода, маршал Чжу-Дэ и Пэн-Дэ-Хуай. Все они размещались в заранее построенном в районе лагеря правительственном городке. За сутки до учений в Тоцке появился Хрущев, Булганин и создатель ядерного оружия Курчатов».

Руководителем учений был назначен маршал Жуков. Вокруг эпицентра взрыва, обозначенного белым крестом, была расставлена боевая техника: танки, самолеты, бронетранспортеры, к которым в траншеях и на земле привязали «десант»: овец, собак, лошадей и телят.

С 8 000 метров бомбардировщик Ту-4 сбросил на полигон ядерную бомбу

бум

В день вылета на учения оба экипажа Ту-4 готовились в полном объеме: на каждом из самолетов были подвешены ядерные бомбы, летчики одновременно запустили двигатели, доложили о готовности выполнить задание. Команду на взлет получил экипаж Кутырчева, где бомбардиром был капитан Кокорин, вторым летчиком — Роменский, штурманом — Бабец. Ту-4 сопровождали два истребителя МиГ-17 и бомбардировщик Ил-28, которые должны были вести разведку погоды и киносъемку, а также осуществлять охрану носителя в полете.

«14 сентября нас подняли по тревоге в четыре часа утра. Было ясное и тихое утро, — рассказывает Иван Путивльский. — На небосклоне — ни облачка. На машинах доставили к подножию правительственной трибуны. Мы уселись поплотнее в овраге и сфотографировались. Первый сигнал через громкоговорители правительственной трибуны прозвучал за 15 минут до ядерного взрыва: «Лед тронулся!». За 10 минут до взрыва мы услышали второй сигнал: «Лед идет!». Мы, как нас и инструктировали, выбежали из машин и бросились к заранее подготовленным укрытиям в овраге сбоку от трибуны. Улеглись на живот, головой — в сторону взрыва, как учили, с закрытыми глазами, подложив под голову ладони и открыв рот. Прозвучал последний, третий, сигнал: «Молния!». Вдали раздался адский грохот. Часы остановились на отметке 9 часов 33 минуты».

тоцкий2

Атомную бомбу самолет-носитель сбросил с высоты 8 тыс. метров со второго захода на цель. Мощность плутониевой бомбы под кодовым словом «Татьянка» составила 40 килотонн в тротиловом эквиваленте — в несколько раз больше той, что взорвали над Хиросимой. По воспоминаниям генерал-лейтенанта Осина, подобная бомба предварительно была испытана на Семипалатинском полигоне в 1951 году. Тоцкая «Татьянка» взорвалась на высоте 350 м от земли. Отклонение от намеченного эпицентра составило 280 м в северо-западном направлении.

В последний момент ветер переменился: он отнес радиоактивное облако не в безлюдную степь, как ждали, а прямо на Оренбург и дальше, в сторону Красноярска.

Через 5 минут после ядерного взрыва началась артиллерийская подготовка, затем был нанесен удар бомбардировочной авиацией. Заговорили орудия и минометы разных калибров, «катюши», самоходные артиллерийские установки, танки, закопанные в землю. Командир батальона рассказывал нам позднее, что плотность огня на километр площади была больше, чем при взятии Берлина, вспоминает Казанов.

«Во время взрыва, несмотря на закрытые траншеи и блиндажи, где мы находились, туда проник яркий свет, через несколько секунд мы услышали звук в форме резкого грозового разряда, — рассказывает Николай Пильщиков. — Через 3 часа был получен сигнал атаки. Самолеты, нанося удар по наземным целям через 21-22 мин после ядерного взрыва, пересекали ножку ядерного гриба — ствол радиоактивного облака. Я со своим батальоном на бронетранспортере проследовал в 600 м от эпицентра взрыва на скорости 16- 18 км/ч. Увидел сожженный от корня до верхушки лес, покореженные колонны техники, обгоревших животных». В самом эпицентре — в радиусе 300 м — не осталось ни одного столетнего дуба, все сгорело… Техника в километре от взрыва была вдавлена в землю…

бум 5

«Долину, в полутора километрах от которой находился эпицентр взрыва, мы пересекали в противогазах, — вспоминает Казанов. — Краем глаза успели заметить, как горят поршневые самолеты, автомобили и штабные машины, везде валялись останки коров и овец. Земля напоминала шлак и некую чудовищно взбитую консистенцию.
тоцкийаа
Местность после взрыва трудно было узнать: дымилась трава, бегали опаленные перепелки, кустарник и перелески исчезли. Меня окружали голые, дымящиеся холмы. Стояла сплошная черная стена из дыма и пыли, смрада и гари. Сохло и першило в горле, в ушах стоял звон и шум… Генерал-майор приказал мне измерить дозиметрическим прибором уровень радиации у догорающего рядом костра. Я подбежал, открыл заслонку на днище прибора, и… стрелка зашкалила. «В машину!», — скомандовал генерал, и мы отъехали с этого места, оказавшегося рядом с непосредственным эпицентром взрыва…»

Два дня спустя — 17 сентября 1954 года — в газете «Правда» было напечатано сообщение ТАСС: «В соответствии с планом научно-исследовательских и экспериментальных работ в последние дни в Советском Союзе было проведено испытание одного из видов атомного оружия. Целью испытания было изучение действия атомного взрыва. При испытании получены ценные результаты, которые помогут советским ученым и инженерам успешно решить задачи по защите от атомного нападения».

Войска выполнили свою задачу: ядерный щит страны был создан.

Жители окрестных, на две трети сгоревших деревень по бревнышку перетащили выстроенные для них новые дома на старые — обжитые и уже зараженные — места, собрали на полях радиоактивное зерно, запеченную в земле картошку… И еще долго старожилы Богдановки, Федоровки и села Сорочинского помнили странное свечение дров. Поленницы, сложенные из обуглившихся в районе взрыва деревьев, светились в темноте зеленоватым огнем.

Мыши, крысы, кролики, овцы, коровы, лошади и даже насекомые, побывавшие в «зоне», подвергались пристальному обследованию… «После учений мы прошли лишь дозиметрический контроль, — вспоминает Николай Пильщиков. — Гораздо большее внимание специалисты уделили выданному нам в день учений сухому пайку, завернутому почти в двухсантиметровый слой резины… Его тут же забрали на исследование. На следующий день всех солдат и офицеров перевели на обычный рацион питания. Деликатесы исчезли».

Возвращались с Тоцкого полигона, по воспоминаниям Станислава Ивановича Казанова, они не в товарняке, в котором приехали, а в нормальном пассажирском вагоне. Причем состав их пропускали без малейшей задержки. Мимо пролетали станции: пустой перрон, на котором стоял одинокий начальник вокзала и отдавал честь. Причина была проста. В том же поезде, в спецвагоне, с учений возвращался Семен Михайлович Буденный.

«В Москве на Казанском вокзале маршала ждала пышная встреча, — вспоминает Казанов. — Наши курсанты сержантской школы не получили ни знаков отличия, ни специальных удостоверений, ни наград… Благодарность, которую нам объявил министр обороны Булганин, мы также нигде потом не получили».

Летчикам, которые сбросили ядерную бомбу, за успешное выполнение этого задания вручили по автомашине марки «Победа». На разборе учений командир экипажа Василий Кутырчев из рук Булганина получил орден Ленина и, досрочно, звание полковника.

бум 7

На результаты общевойсковых учений с применением ядерного оружия наложили гриф «совершенно секретно».

Участникам Тоцких учений не выдали никаких документов, они появились только в 1990 году, когда их приравняли в правах к чернобыльцам.

Из 45 тысяч военных, принимавших участие в Тоцких учениях, ныне в живых осталось чуть более 2 тысяч. Половина из них официально признаны инвалидами первой и второй группы, у 74,5% — выявлены болезни сердечно-сосудистой системы, включая гипертоническую болезнь и церебральный атеросклероз, еще у 20,5% — болезни органов пищеварения, у 4,5% — злокачественные новообразования и болезни крови.

Десять лет назад в Тоцке — в эпицентре взрыва — был установлен памятный знак: стела с колоколами. Каждое 14 сентября они будут звонить в память о всех пострадавших от радиации на Тоцком, Семипалатинском, Новоземельском, Капустин-Ярском и Ладожском полигонах.
Упокой, Господи, души усопших раб Твоих…

тоцкий

источник: NEWSru.com

Источник: o-alexandr75.livejournal.com

Ядерные испытания в СССР: первый подводный атомный взрыв (21 сентября 1955 года), кадры хроники

Испытание торпеды Т-5 (Ядерное испытание № 22) — первое подводное ядерное испытание советского государства. Было проведено в бухте Чёрная губа на полигоне Новая Земля 21 сентября 1955 года. Целью испытания стало апробирование нового образца ядерного заряда (РДС-9) для торпед калибра 533 миллиметра и изучение поражающих факторов подводного ядерного взрыва на вооружение, военную технику и береговые сооружения «противника».

Заряд был подорван на глубине 12 метров, энерговыделение составило 3,5 килотонны.


Черная Губа — залив на юго-западной оконечности южного острова Новой Земли, Архангельской губернии, Печерского уезда, вдается в остров на 30 верст, между мысами Кушным и Черным Носом.


Главным конструктором торпеды был Г. И. Портнов, во время разработки она получила шифр Т-5. Заряд для торпед разрабатывался в закрытом городе Арзамас-16 под руководством Ю. Б. Харитона. Первое испытание заряда состоялось 19 октября 1954 года на Семипалатинском полигоне, но оно было неудачным: взрыв не вызвал цепную реакцию деления. В результате испытательная площадка была заражена радиоактивным плутонием, который пришлось собирать персоналу полигона.


Это был первый отказ в истории ядерных испытаний в СССР, вот как его вспоминает Е. А. Негин:

— «Ядерные испытания в Арктике», том 1


Из воспоминаний участника испытаний С. Л. Давыдова:

— «Ядерные испытания в Арктике», том 1

Спустя год, в августе 1955 года, несколько новых усовершенствованных зарядов для торпеды вновь прошли полигонные испытания. Лучший из них по оценкам специалистов выбрали для торпеды Т-5.


В соответствующем постановлении правительства оговаривалось, что должен быть создан кинофильм, отражающий испытания. Под руководством режиссёра М.Д. Абрамовича операторы снимали поврежденные части кораблей, их вооружение и технические средства. Консультантами кинематографистов были офицеры 6-го Управления ВМФ. В результате создали фильм «Подводный атомный взрыв». Это первый фильм 6-го Управления ВМФ, который демонстрировался офицерам флота и кораблестроителям.

Информация: Wikipedia

Источник: starka.pro

Атомная бомбардировка Хиросимы и Нагасаки шокировала весь мир. С этого момента афоризм «промедление смерти подобно» как нельзя точнее отражал необходимость форсировать ядерный проект в СССР – государстве, также претендовавшем на ведущие роли на мировой арене.

Пасолнце – побочное солнце, явленье на небе отраженья солнца;
обычно их бывает два или более, со светлым сияньем вверху,
это пасолнце столбовое или столбы…
В. И. Даль, «Толковый словарь живого великорусского языка»

Уже 20 августа 1945 года был организован Специальный комитет для контроля по использованию атомной энергии. Во главе его встал Лаврентий Берия, а руководителем Технического совета был назначен министр сельскохозяйственного машиностроения СССР Б. Л. Ванников. Среди прочего, Спецкомитет № 1 занимался подготовкой испытаний первой советской атомной бомбы. Она стала детищем секретного КБ-11, учреждённого 9 апреля 1946 года.

Лаврентий Берия
Лаврентий Берия – руководитель советского атомного проекта, о чём многие предпочитают умалчивать

План работ КБ и его главного конструктора Ю. Б. Харитона утверждал сам Сталин. При этом разработка конструкции атомного заряда началась ещё в конце победного 1945-го. Тогда ещё не составлялось техзаданий, Харитон лично давал устные указания – и нёс персональную ответственность за результат. Позднее разработки были переданы КБ-11 (ныне – всемирно известный «Арзамас-16»).

Проект по созданию первой советской атомной бомбы получил название «Реактивный двигатель специальный», сокращённо – РДС. Немудрено, что букву С в аббревиатуре зачастую связывают с фамилией «отца народов». Сборка атомной бомбы должна была быть завершена до 1 февраля 1949 года.

В качестве места для испытательного полигона был выбран район в Казахской ССР, среди безводных степей и солёных озёр. На берегу Иртыша возвели городок Семипалатинск-21. Испытания должны были пройти в 70 км от него.

Схема Семипалатинского испытательного полигона
Схема Семипалатинского испытательного полигона

Испытательная площадка представляла собой равнину примерно 20 км в диаметре, окружённую горами. Начатая на ней в 1947 году работа не прекращалась ни на день. Все необходимые материалы подвозились автотранспортом за 100, а то и 200 км.

В центре опытного поля была возведена башня из металлоконструкций высотой 37,5 м. На ней устанавливалась РДС-1. Территорию в радиусе 10 км оборудовали специальными сооружениями для наблюдения и регистрации испытаний. Само опытное поле было разделено на 14 секторов, в соответствии с их назначением. Так, фортификационные сектора должны были выявить воздействие взрывной волны на защитные постройки, а сектора гражданских сооружений имитировали городскую застройку, подвергшуюся атомной бомбардировке. В них были возведены одноэтажные дома из древесины и четырёхэтажные кирпичные здания, кроме того, отрезки тоннелей метро, фрагменты взлётно-посадочных полос, водонапорная башня. В военных секторах была размещена военная техника – артиллерийские установки, танки, несколько самолётов.

Руководитель службы радиационной защиты, замминистра здравоохранения А. И. Бурназян нашпиговал два танка дозиметрической аппаратурой. Эти машины должны были направиться прямиком к эпицентру взрыва после его осуществления. Бурназян предлагал снять с танков башни и экранировать их свинцовыми щитами. Военные высказались против, поскольку это искажало бы силуэты бронетехники. Но И. В. Курчатов, назначенный руководить испытаниями, отверг протесты, заявив, что испытания атомной бомбы – это не выставка собак, а танки – не пудели, чтобы оценивать их по внешнему виду.

Академик И. В. Курчатов
Академик И. В. Курчатов – вдохновитель и один из творцов советского атомного проекта

Однако не обошлось и без братьев наших меньших – ведь и самая точная техника не выявила бы всех последствий ядерного излучения на живые организмы. Животных разместили в крытых загонах и на открытом воздухе. Им предстояло принять на себя один из сильнейших ударов за всю историю эволюции живых видов.

В преддверии испытаний РДС, с 10 по 26 августа, был устроен ряд репетиций. Проверялась готовность всей аппаратуры, были проведены четыре подрыва неядерных взрывчатых веществ. Эти учения продемонстрировали исправность всей автоматики и взрывной линии: кабельная сеть на территории опытного поля по протяжённости превышала 500 км. Личный состав также пребывал в полной готовности.

21 августа на полигон были доставлены плутониевый заряд и четыре нейтронных запала, один из которых должен был использоваться для подрыва боевого изделия. И. В. Курчатов с санкции Берии распорядился о начале испытаний 29 августа в 8 часов утра по местному времени. Вскоре руководитель советского атомного проекта прибыл в Семипалатинск-21. Сам Курчатов трудился там ещё с мая 1949 года.

В ночь накануне испытаний в мастерской около башни была произведена окончательная сборка РДС. Монтаж завершили к 3 часам утра. К тому моменту начинала портиться погода, поэтому подрыв решили перенести на час раньше. В 06:00 заряд был установлен на испытательную башню, а взрыватели подключены к линии.

Башня, на которой был размещён заряд первой отечественной атомной бомбы РДС-1
Башня, на которой был размещён заряд первой отечественной атомной бомбы РДС-1. Рядом – монтажный корпус. Полигон под Семипалатинском-21, 1949 год

Ровно за девять лет до того группа физиков – Курчатов, Харитон, Флёров и Петржак – передали в Академию наук СССР свой план исследований ядерной цепной реакции. Ныне первые двое находились с Берией в командном пункте в 10 км от башни, а Флёров проводил последние проверки на её верхушке. Когда он последним спустился и покинул зону эпицентра, была снята и охрана вокруг неё.

В 06:35 операторы включили электропитание, ещё через 13 минут был запущен автомат испытательного поля.

Ровно в 07:29, 29 августа 1949 года, испытательный полигон озарился невиданно ярким светом. Незадолго до того Харитон приоткрыл дверь в стене КП, противоположной от места взрыва. Увидев вспышку, как знамение успешного подрыва РДС, он закрыл дверь – ведь приближалась взрывная волна. Когда руководство вышло наружу, облако атомного взрыва уже приобрело пресловутую грибообразную форму. Восторженный Берия обнял Курчатова и Харитона и поцеловал их в лоб.

Ядерный взрыв
Взрыв первой отечественной атомной бомбы РДС-1 на Семипалатинском полигоне, 29 августа 1949 г.

Один из непосредственных наблюдателей испытаний оставил превосходное описание происходящего:

«На верхушке башни вспыхнул непереносимо яркий свет. На какое-то мгновение он ослаб и затем с новой силой стал быстро нарастать. Белый огненный шар поглотил башню и цех и, быстро расширяясь, меняя цвет, устремился кверху. Базисная волна, сметая на своём пути постройки, каменные дома, машины, как вал, покатилась от центра, перемешивая камни, брёвна, куски металла, пыль в одну хаотическую массу. Огненный шар, поднимаясь и вращаясь, становился оранжевым, красным…».

В то же самое время экипажи дозиметрических танков форсировали движки и десять минут спустя уже находились в эпицентре взрыва. «На месте башни зияла огромная воронка. Жёлтая песчаная почва вокруг спеклась, остекленела и жутко хрустела под гусеницами танка», – вспоминал Бурназян.

За успешное испытание атомной бомбы Берию, как председателя Спецкомитета №1, наградили Сталинской премией I степени «За организацию дела производства атомной энергии и успешное завершение испытания атомного оружия», а также присудили звание «Почётного гражданина СССР». Остальные руководители, прежде всего Курчатов и Харитон, были представлены к званию Героя Социалистического Труда, удостоены больших денежных премий и ряда льгот.

23 сентября 1949 г. президент Трумэн выступил с заявлением, касающимся вопроса об атомном взрыве, который состоялся в СССР. Президент подчеркнул, что ещё 15 ноября 1945 года «в трёхсторонней декларации президента США и премьер-министров Соединённого Королевства и Канады… ни у одной нации не может быть монополии на атомное оружие». Также в связи с этим он обозначил необходимость «эффективного контроля, осуществляемого в порядке принудительного исполнения и имеющего законную силу международного контроля над атомной энергетикой, контроля, который обеспечит правительство и большинство членов Организации Объединённых Наций». Мировое сообщество забило тревогу.

Газетная вырезка о ядерной бомбе
Став достоянием общественности, испытание первой советской атомной бомбы заняло первые полосы мировых газет. Русская эмиграция неистовствовала

Советский союз не опровергал того, что в СССР идут «строительные работы больших масштабов», что планируются «большие взрывные работы». Также министр иностранных дел В. М. Молотов заявил о том, что «секрет атомной бомбы» уже давно известен СССР. Для правительства США это стало сюрпризом. Они не предполагали, что СССР так скоро овладеет технологией производства ядерного оружия.

Оказалось, что место было выбрано весьма удачно, и Семипалатинский полигон был использован ещё неоднократно. В период с 1949 по 1990 год в СССР реализовалась масштабная программа ядерных испытаний, основным итогом которой стало достижение ядерного паритета с США. За это время было проведено 715 испытаний ядерного оружия и взрывов в мирных целях, в которых было взорвано 969 ядерных зарядов. Но начало этому пути положило августовское утро 1949-го, когда на небе вспыхнули два Солнца – и мир навсегда перестал быть прежним.

Источник: valentin-pikul.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.