В каких сражениях участвовал суворов

По состоянию на август 1789 года, отряд Суворова (12 батальонов пехоты, 3 карабинерных и 2 казачьих полка), входивший в состав Украинской армии (командующий — Николай Репнин), находился у города Бырлат. В районе города Фокшаны было сосредоточен австрийский корпус принца Кобургского численностью в 18 тысяч человек.

После поражения в сражении под Фокшанами 21 июля (1 августа) 1789 года турки укрылись в крепостях по реке Дунай. Все сведения об османских силах, получаемые русским командованием вплоть до 20 августа (31 августа), не указывали на возможность каких-либо активных действий с их стороны, но с начала сентября начали поступать данные о том, что турки расширили своё военное присутствие на театре военных действий и приступили к переправе на левый берег Дуная.

altВеликий визирь Юсуф-паша, направив в поход на Тобак-Фальчи часть турецких воинов под началом Гассана-паши, собрал в Браилове большое войско.


ан действий, намеченный великим визирем, сводился к следующему: пользуясь численным превосходством, нанести поражение австрийцам у Фокшан, в ту же ночь выдвинуться к Бырлату и опрокинуть небольшой отряд Суворова (Юсуфу-паше было известно о малочисленности этого соединения), после чего развить наступление на Яссы для соединения с силами Гассана-паши. План был удачно составлен, но требовал энергии, быстроты и смелости в исполнении как от самого великого визиря, так и от Гассана-паши. Тем не менее, отряд Гассана-паши уже 7 сентября (18 сентября) был разбит войсками Николая Репнина в сражении на реке Сальче, а сам Юсуф-паша действовал вяло.

4 сентября (15 сентября) авангард войска великого визиря достиг реки Бузео и занял Градешты. Узнав об этом, командующий австрийским корпусом принц Кобургский запросил помощи отряда Суворова. В 11 часов утра 7 сентября (18 сентября) русский полководец получил послание принца и немедленно отдал приказ выступить на Текуч. Для того, чтобы как можно быстрее соединиться с австрийцами, Суворов выбрал кратчайший маршрут движения — прямо на Текуч и Фокшаны.

Между тем войско великого визиря двигалось вперёд чрезвычайно медленно: только к 7 сентября (18 сентября) основные силы турок достигли деревни Маринешти и расположились там лагерем.


уф-паша все ещё намеревался вытеснить австрийцев из Молдавии, но подходящее для этого время было им упущено. Три дня до подхода к Маринешти великий визирь пребывал в полном бездействии: либо потому, что ожидал подхода подкреплений (этой версии придерживался Суворов), либо потому, что прежде всего желал получить известия об успехах Гассана-паши. Кроме того, движения султанского войска затруднялись и замедлялись вследствие многочисленности находившихся под началом Юсуфа-паши сил, немалого количества представителей свиты и прислуги, а также большого обоза.

8 сентября (19 сентября) авангард войска великого визиря вошёл в соприкосновение с австрийцами, вынудив их отступить за реку Мильков. 9 сентября (20 сентября) Юсуф-паша расширил позиции своих сил влево, и авангард турок расположился лагерем при деревне Тырго-Кукули. Таким образом, султанское войско оказалось растянуто более чем на 21 версту.

10 сентября (21 сентября) войска Суворова, преодолев при неблагоприятных погодных условиях более 80 вёрст за 70 часов, прибыли к Фокшанам и соединились с корпусом принца Кобургского. В состав отряда Суворова входили 9 не полностью укомплектованных батальонов пехоты, 9 эскадронов карабинеров, 2 казачьих полка и тысяча арнаутов (итого около 6,5 тыс. человек). Корпус принца Кобургского включал в себя 10 батальонов пехоты и 30 эскадронов кавалерии (всего около 18 тыс. человек). Таким образом, численность объединённых русско-австрийских войск составляла приблизительно 25 тыс. солдат и офицеров.


Пространство между реками Рымна и Рымник, на котором великий визирь остановил своё войско, имело важное значение как узел важнейших путей от реки Бузео к деревне Тырго-Кукули и от города Браилова к деревне Маринешти. В этом месте турки расположились тремя уступами. На сильно укреплённой позиции у Тырго-Кукули находилось 12 тыс. султанских воинов под руководством Гаджи-паши (Гаджи-паши-Сальтари). В состав отряда Гаджи-паши входили остатки разгромленного под Фокшанами османского войска числом до 6 тыс. человек. У Маринешти укрепилась основная масса визирской армии под началом Аги-паши — 70 тыс. воинов, из них 20 тысяч янычар. Сам Юсуф-паша с 20 тысячами воинов располагался у селения Одая, ещё не переправившись через Рымник. Занятая турками позиция была достаточно просторна для развёртывания значительных сил султанского войска, а свойства местности соответствовали характеру действия главного элемента их вооружённых сил — конницы, которая могла использовать овраги в качестве отличных исходных направлений для атак. В распоряжении османской пехоты находился ряд заранее подготовленных опорных пунктов: леса Каята и Крынгу-Мейлор, деревня Бокса.

Укреплённая турецкая позиция возле Тырго-Кукули с фронта была прикрыта непреодолимой в брод Рымной, слева — непроходимой болотистой местностью, справа же атака против отряда Гаджи-паши была возможна, но наступательные действия в этом направлении были затруднены оврагом с труднодоступным болотистым дном, а главное — атакующий эту часть позиции подставлял свой левый фланг под удары части султанского войска, находившейся у Маринешти.


свою очередь, наступление на укреплённую позицию возле Маринешти должно было вестись по местности, в высшей степени благоприятствующей атакам сильной османской конницы. С фронта эта позиция была прикрыта оврагом, а также усилена лесом Крынгу-Мейлор и селением Бокса. Вместе с тем направляющийся к ней подставлял свой правый фланг, а затем и тыл под удары отряда Гаджи-паши. Таким образом, несмотря на разъединённое положение, обе части общей турецкой позиции находились во взаимной связи и могли в случае необходимости оказать друг другу помощь либо заставить русско-австрийскую армию произвести одновременную атаку по двум расходящимся направлениям, что представлялось маловероятным вследствие численного превосходства султанского войска.

План атаки турецких позиций был составлен Суворовым на основании данных рекогносцировки. Согласно замыслу полководца, русско-австрийским соединениям предстояло переправиться ночью через Рымну у деревни Чорешти и леса Богача, то есть вне сферы действия турок. После переправы русские войска должны были наступать уступом в сторону Тырго-Кукули, поднимаясь вверх по Рымне, и произвести атаку на отряд Гаджи-паши.


новременно австрийскому корпусу предписывалось обеспечить прикрытие тыла и фланга своих союзников со стороны Крынгу-Мейлора и идти в наступление в этом направлении. Нанеся поражение отряду Гаджи-паши, русские войска должны были изменить фронт атаки и начать движение на Боксу, а австрийцы в это же время — податься вперёд и вправо для сближения с подразделениями Суворова. После захвата Боксы отрядом русского полководца союзникам предстояло совместно атаковать главные позиции султанского войска. Разгромив турок, русско-австрийская армия должна была преследовать их за Рымник.

Выдвижение союзных войск двумя колоннами началось в ночь на 11 (22) сентября. Переправившись через Рымну, русские войска в 6 часов утра пошли в наступление. Подойдя на расстояние 1,5 км от передней линии обороны турок в лагере Тырго-Кукули, войска попали под огонь артиллерии. Подавив артиллерию и отбив атаку турецкой конницы, суворовские войска после ожесточённого боя захватили лагерь Тырго-Кукули, заставив турок бежать к реке Рымник. После взятия первого лагеря русские войска продолжили наступление к деревне Бокзы. Тем временем австрийские отряды отбили атаку 15-тысячной турецкой конницы, стремившейся разъединить войска союзников.

Захватив турецкие укрепления у деревни Бокзы, войска Суворова соединились с австрийскими войсками. После получасового отдыха, в три часа дня началась атака на главный лагерь турок у леса Крынгу-Мейлор.


стрийские части пошли на центр позиций турок, где завязался длительный бой. В это время Суворов со своими войсками зашёл во фланг Юсуфа-паши. Увидев, что укрепления на этом участке недостроены, он мгновенно принял решение атаковать турецкие позиции конницей. Конница преодолела укрепления и ворвалась в турецкий лагерь, следом за ней ворвалась пехота, которая начала истреблять турецких солдат. Среди них началась паника, они начали беспорядочно отступать к переправе близ Маринешти, преследуемые русскими войсками, которые ворвались в лагерь вслед за отступающими. Попытка Юсуфа-паши организовать оборону переправы провалилась: её защитники были сметены огромным числом беспорядочно отступавших турецких солдат. Во время переправы началась свалка, турки конные и пешие бросались в воду и тысячами тонули. При отступлении турецкие войска понесли бо́льшие потери, чем во время боя. Значительная часть войск рассеялась, преследуемая русскими отрядами. За смелые и решительные наступательные действия против превосходящих сил противника австрийцы прозвали Суворова «Генерал Вперёд».

Всё поле сражения на расстоянии шести вёрст от Крынгу-Мейлора до Мартинешти было буквально покрыто телами турецких воинов — потери османского войска убитыми на этом поле составили 8 тысяч человек. Более 2 тысяч турок погибло на переправе. Кроме того, на высотах между Крынгу-Мейлором и Тырго-Кукули полегло ещё более 5 тысяч османских воинов. За весь день 22 сентября союзниками было взято в плен не более 400 турок. Таким образом, потери войска Юсуф-паши только убитыми в день сражения составили не менее 15 тысяч человек.


На рассвете 23 сентября принц Кобургский отправил в крынгу-мейлорский лес батальон пехоты и небольшие отряды гусар для уничтожения скрывавшихся там остатков армии визиря. В ходе этой операции турки потеряли более 2 тысяч воинов. Сам Юсуф-паша доносил, что общие потери его войск превышают 20 тысяч человек.

Потери русско-австрийских войск не превышали 500 человек убитыми.

Победа при Рымнике стала одной из наиболее блистательных побед Александра Суворова. За победу в ней он был возведён Екатериной II в графское достоинство с названием Рымникский, получил бриллиантовые знаки Андреевского ордена, шпагу, осыпанную бриллиантами с надписью «Победителю визиря», бриллиантовый эполет, драгоценный перстень и Орден Святого Георгия 1-й степени. Император Иосиф II пожаловал Суворову титул графа Священной Римской империи.

Источник: pravoslav-voin.info

Горжусь, что я русский! Потомство мое прошу брать мой пример: до издыхания быть верным Отечеству!

Генералиссимус Александр Суворов

Александр Васильевич Суворов, граф Рымникский, князь Италийский (1730 — 1800) — выдающийся русский полководец, не проигравший ни одного сражения. Его знаменитая книга «Наука побеждать» включала в себя как способы ведения войны, так и методы воспитания и обучения войск, информационно-психологического воздействия на противника.


аствовал в Семилетней войне 1756-63 гг., в русско-турецких войнах 1768-74 и 1787-91 гг., взял неприступную крепость Измаил, провел Итальянский и Швейцарский походы 1799 г., разбив французские войска и совершив знаменитый переход через Альпы, чтобы выйти из окружения.

******

Никто и предположить не мог, что слабый и болезненный Саша Суворов станет когда-то блестящим полководцем. Родители даже не стали определять его в какой-нибудь полк, потому что в армии нужны были сильные и здоровые люди.

Суворов любил читать книги по военной истории. Он хотел быть таким же дерзким, стремительным и умным, как Юлий Цезарь. Мальчик твердо решил стать военным, и начал свой трудный путь к поставленной цели.

Понимая, что настоящий военный должен быть сильным и крепким, Саша начинает закалять себя. Он занимается гимнастикой, обливается холодной водой, в проливной дождь под секущими струями воды скачет на лошади, чтобы воспитать волю и изгнать всякий страх. Внимательно читает отцовские книги, чтобы постичь искусство великих полководцев.

Однажды к его отцу Василию Ивановичу заглянул старый друг, генерал Ганнибал, тот самый “арап Петра Великого”.


йдя в одну из комнат, он обнаружил Сашу, который разыгрывал с помощью игрушечных солдатиков одно из знаменитых сражений. Ганнибал стал наблюдать и понял, что это не просто игра в солдатики – мальчик свободно ориентировался в тактике, продумывал маневры. Потрясенный генерал стал подавать свои советы. Саша с чем-то соглашался, с чем-то спорил. Но в результате Ганнибал был окончательно сражен способностями мальчика. Вернувшись к гостям, он настоятельно рекомендовал Василию Ивановичу определить сына в армию.

Так и решилась судьба Суворова. Его карьера была не такой, как у других. Суворов прошел весь путь от простого солдата до генерала. Офицером он стал только в 25 лет, хотя в то время дворянские дети в этом возрасте уже достигали генеральских чинов. Но Суворов желал досконально изучить жизнь простого солдата. И это помогло ему в дальнейшем относиться к солдатам не как к бессловесному стаду, а как к разумным существам. Вместе с военными книгами он тщательно изучал и Библию, понимая, что победу прежде всего дает Бог.

Лишь в возрасте 29 лет подполковнику Суворову удалось впервые принять участие в сражении — в знаменитой Кунерсдорфской битве 1 августа 1759 года. Тогда считавшиеся лучшими в Европе прусские войска под командованием короля Фридриха Великого потерпели сокрушительное поражение от русской армии. После этого Суворов участвовал еще в нескольких сражениях Семилетней войны, был ранен и контужен и продолжал неторопливое продвижение по служебной лестнице. 26 августа 1762 года его производят в полковники, в 1768 году — в бригадиры, а 1 января 1770-го он получает чин генерал-майора.


30 сентября 1770 года генерал-майор А. В. Суворов получает свою первую официальную награду — орден Св. Анны. Она застала Суворова в Польше, где он командовал бригадой русских войск в составе трех пехотных полков. Децентрализация власти, малочисленная и слабая армия, бесконечные интриги и междоусобия магнатов и шляхты, пекущихся лишь о своих личных интересах, вели Польшу к развалу, что угрожало ей полной потерей независимости.

В этих условиях в Польшу были введены русские войска, в том числе и бригада Суворова. В нескольких сражениях суворовские полки разбили шляхту. Не помогло и то, что на помощь конфедератам прибыл уже знаменитый в то время французский генерал Ш.-Ф. Дюмурье. 10 мая 1771 года при Ландскроне войска Суворова нанесли решительное поражение полякам, которыми командовал француз.

19 августа 1771 года Суворов был награжден третьей степенью самого почетного русского боевого ордена — Св. Георгия(1). Орден, учрежденный в 1769 году, имел четыре степени, и награждения им должны были производиться в строгом порядке — от низшей степени к более высокой. Суворов же, вопреки правилам, был удостоен сразу 3-й степени, которую до него имели всего 33 человека. В это время генералу пошел 42-й год.

Новые победы в Польше, такие, как сражение при Столовичах 12 сентября 1771 года, когда был разгромлен 4-тысячный отряд гетмана графа Огинского, потерявший только убитыми 500 человек (наши потери — 8 убитых), а также взятие Краковского замка, принесли Суворову новые награды. За Столовичи 20 декабря 1771 года он был отмечен орденом Св. Александра Невского. Орден предназначался лицам, имевшим генеральский либо соответствующий ему гражданский чин. За взятие Краковского замка особым рескриптом Екатерины II от 12 мая 1772 года Суворову была выдана тысяча червонцев, а также 10 тысяч рублей для раздачи другим участникам операции.

В самом конце 1772 года А. В. Суворов возвращается в Петербург, а уже в апреле 1773-го отправляется на новый театр военных действий — турецкий. Там с 1768 года шла война с Османской империей за выход России к Черному морю.

Александр Васильевич получил в командование небольшой отряд пехоты в 500 человек и расположился с ним на берегу Дуная, напротив турецкой крепости Туртукай. Ему удалось успешно отбить нападение турок, неожиданно переправившихся через реку в ночь на 9 мая. «На здешней стороне мы уже их и побили», — сообщал Суворов в тот же день. Он решил сам перебраться на вражеский берег и произвести «поиск» — разведку боем.

Темной ночью 10 мая, то есть сразу же после отбития турецкой атаки, маленький отряд Суворова неожиданно атаковал и захватил крепость и город Туртукай. Победители с минимальными потерями (сам Суворов был в сражении контужен) на рассвете вернулись в свой лагерь.

Этот «поиск» Суворов предпринял самовольно, но его успех заставил командование предложить генералу осуществить новую разведку боем за Дунаем. В ночь на 17 июня отряд Суворова снова переправился на противоположный берег реки и нанес новое поражение туркам, к этому времени восстановившим укрепления и усилившим гарнизон Туртукая. И в этом бою, несмотря на то, что численное превосходство вновь было на стороне турок, русские после упорного сопротивления врага захватили его лагерь, полтора десятка орудий, много речных судов и другие трофеи. При этом более тысячи турецких солдат было убито.

30 июля 1773 года за победы при Туртукае именным рескриптом Екатерины II Суворов был отмечен новой наградой. В рескрипте говорилось: «Нашему генерал-майору Суворову. Произведенное вами храброе и мужественное дело, с вверенным вашему руководству деташементом, при атаке на Туртукай, учиняет вас достойным к получению отличной чести и нашей монаршей милости по узаконенному от нас статуту военного ордена святого великомученика и победоносца Георгия. А потому мы Вас во второй класс сего ордена всемилостивейше жалуем и, знаки оного вручая, повелеваем вам на себя возложить и крест носить на шее по установлению нашему…»

Генерал-майор Суворов стал восьмым кавалером ордена Георгия второго класса (степени).

В других сражениях с турками Суворов одерживал новые победы, всегда меньшими силами разбивая многочисленного противника. В боях при Гирсове (менее 3 тысяч русских против 11 тысяч турок), при Козлудже (соответственно 8 тысяч против 30) турецкие войска были разгромлены. «Совершенная победа при Козлудже», как писал об этом сам Александр Васильевич в автобиографии, окончательно сломила боевой дух противника. Спустя ровно месяц после этого сражения, 10 июля 1774 года, был заключен Кючук-Кайнарджийский мир между Россией и Турцией.

В первую годовщину мира, 10 июля 1775 года, были розданы многочисленные награды. Отметили и генерал-поручика (этот чин он получил в марте 1774 года) Суворова, на этот раз золотой шпагой, украшенной алмазами. В рескрипте, полученном Суворовым по случаю награждения, его заслуги оценены, пожалуй, слишком кратко — «за службу его». Награждение боевым оружием издавна практиковалось на Руси. Но до 1775 года всего 18 генералов русской службы имели почетное золотое оружие, украшенное бриллиантами.

В конце 1779 года А. В. Суворова вызвали в Петербург, где его приняла Екатерина II. В конце аудиенции она сняла со своего платья бриллиантовую звезду ордена Александра Невского и пожаловала ее генералу за новые победы над турками.

В 1787 году началась новая русско-турецкая война. 18-тысячному корпусу генерал-аншефа Суворова (этот новый чин «полного» генерала был присвоен ему в 1786 году) предстояло охранять побережье от устья Буга до Перекопа.

В первый год войны основные военные действия развернулись вокруг русской крепости Кинбурн, которая затрудняла туркам вход в Днепр. 1 октября под прикрытием 600 орудий флота на Кинбурнскую косу высадился 5-тысячный турецкий отряд. Суворов велел не отвечать на огонь противника, говоря: «Пусть все вылезут», и спокойно пошел к обедне. Уверенность начальника передалась и подчиненным. Лишь когда весь турецкий десант высадился, Суворов приказал контратаковать его. Бой был тяжелым. Полуторатысячный русский отряд бросился в атаку и, несмотря на жестокий артиллерийский огонь с турецких кораблей, стал теснить врага. Суворов получил ранение в руку, но, наскоро перевязанный, продолжал руководить сражением. Лишь третья контратака, в которую, как и в первые две, Суворов лично вел своих подчиненных, увенчалась успехом.

Для награждения нижних чинов, участвовавших в бою, были отчеканены серебряные медали с надписью: «Кинбурн 1 октября 1787 года». Медаль эта крайне редка, несмотря на то, что непосредственно в сражении участвовало более четырех тысяч солдат и казаков, исключая убитых. Вопреки принятой тогда в России практике поголовного награждения всех солдат — участников того или иного важного сражения особой медалью, это был единственный для XVIII века случай раздачи солдатских медалей только 20 особо отличившимся воинам, выбранным самими же солдатами. «Оные, — писал Суворов, представляя список награждаемых, — того яко наидостойнейшие, их корпусами избраны единогласно».

Остальные нижние чины получили денежное вознаграждение, которое опять же разнилось в зависимости от степени участия в Кинбурнской виктории. Ограничение в данном случае числа награжденных медалями преследовало цель повысить ценность награды, превратив ее из медали «за участие» в знак отличия «за отменную храбрость». Такой награды для солдат в то время в России еще не было. Она появилась позднее, в XIX веке.

Офицеры, отличившиеся в Кинбурнском сражении, по личному представлению Суворова были награждены орденами и чинами, сам Александр Васильевич отмечен высшим российским орденом Андрея Первозванного, а также алмазным плюмажем на шляпу в виде буквы «К» (Кинбурн). В столице по случаю победы палили из пушек, в церквах совершали благодарственные молебны с упоминанием имени Суворова.

В 1789 году Суворов получил в командование семитысячный отряд, с которым должен был прикрывать левый берег реки Прут и в случае необходимости оказывать помощь основным силам русских под командованием генерал-аншефа Н. В. Репнина или же войскам союзных австрийцев, 18-тысячный корпус которых располагался неподалеку от суворовского лагеря. В нескольких десятках километров от войск союзников было сосредоточено 30 тысяч турок под командованием Осман-паши. Турецкий командующий намеревался разбить противника поодиночке, начав с австрийцев. Разгадав его намерение, Суворов предложил принцу Кобургскому свой план: не дожидаясь наступления врага, самим разгромить его. План был принят, и после соединения 19 июля русско-австрийский корпус пошел в наступление, а 21 июля при Фокшанах после десятичасового боя разбил турок.

Менее чем через два месяца, 11 сентября, тот же русско-австрийский отряд в новом сражении на реке Рымник разгромил 100-тысячную армию турок под командованием самого великого визиря.

За эту двойную победу на Суворова посыпался буквально дождь наград. Он получил знаки уже имевшегося у него ордена Андрея Первозванного, но украшенные бриллиантами, новую золотую шпагу с бриллиантами и «с надписью сего дела», первую степень боевого ордена Св. Георгия (до Суворова ее получили лишь пять человек: генерал-аншефы П. А. Румянцев-Задунайский, А. Г. Орлов и П. И. Панин в 1770 году, В. М. Долгоруков-Крымский в 1771 и генерал-фельдмаршал Г. А. Потемкин-Таврический в 1788 году), а также графское достоинство и почетную приставку к фамилии «Рымникский»; позднее — бриллиантовые эполет и перстень.

Река Рымник положила начало громкой всеевропейской известности полководца. Австрийский император за эту победу послал ему золотую, украшенную бриллиантами табакерку со своим портретом и диплом на титул графа Священной Римской империи.

Главной задачей русских войск в кампании 1790 года было взятие сильнейшей турецкой крепости Измаил. Штурм крепости, которым руководил А. В. Суворов, начался ранним утром 11 декабря и продолжался до темноты. Уже вечером того же дня Суворов докладывал Потемкину: «Нет крепче крепости, ни отчаяннее обороны как Измаил, падшей… кровопролитным штурмом!» «Все чины войск мне вверенных, соответствуя толь ревностно заслужили славу и воспримут достойное воздаяние заслуге», — писал Суворов, представляя большой список, включавший несколько сотен фамилий особо отличившихся при штурме генералов, офицеров и сержантов. Многие командиры были награждены орденами, золотыми шпагами, а те из офицеров, кто не удостоился ордена, получили право носить особой формы золотой крест на Георгиевской ленте, наподобие Очаковского, с надписью на одной стороне «За отменную храбрость», а на другой — «Измаил взят декабря 11 1790». Все нижние чины, участвовавшие в измаильском штурме, получили серебряные овальные медали на Георгиевских лентах с вензелем императрицы Екатерины II и надписью «За отменную храбрость при взятье Измаила декабря 11 дня 1790».

Победоносный штурм Измаила армией Александра Суворова впечатляет. Ведь осаждавших было — 31 тыс. при 600 орудиях (15 тыс. — казаки). А осажденных — 35 тыс., имевших более 200 орудий. Крепость считалась неприступной, гарнизон — лучшая часть турецкой армии. В ходе штурма было убито 26 тыс. турок, 9 тыс. пленены. Потери русских убитыми – 1815 убитых и 2445 раненых. Чуть более недели понадобилось новому командующему на подготовку штурма крепости, “круче которой в Европе нет”. Но сколько было сделано за это время! Создание секторов, отрядов, колонн с точным распределением ответственности. Круглосуточные тренировки на макетах измаильских укреплений. Удачный выбор направления главного удара — со стороны Дуная. Активные действия по дезориентации противника. Конкретную задачу — впервые в истории военного искусства — получал каждый егерь, сапер, артиллерист, матрос речной флотилии (“всякий должен знать свой маневр”).

Поразительно даже не то, что крепость внезапным ночным штурмом взяли войска, численно уступающие гарнизону. А.В. Суворову удалось спланировать бой так, что потери русской армии были на порядок меньше потерь турок, оборонявшихся за каменными стенами.

Среди особо отличившихся при штурме был генерал-майор М.И. Голенищев-Кутузов, назначенный комендантом поверженной крепости.

С 1995 года взятие Измаила отмечается как день воинской славы России.

После окончания русско-турецкой войны выдающийся полководец занимался строительством оборонительных сооружений на Севере. Лишь когда в Польше поднялось восстание под руководством Тадеуша Костюшко и создалась реальная угроза разгрома русских войск, вспомнили о непобедимом графе Рымникском.

Суворов прибыл в Польшу осенью 1794 года. В двух сражениях 6 и 8 сентября при монастыре Крупчицы и у Бреста он с 11-тысячным корпусом разбивает 16-тысячный отряд поляков и вносит резкий перелом в ход всей кампании.

За эти сражения Суворов был отмечен алмазным бантом к шляпе и еще одной, необычной наградой — тремя пушками, захваченными в первом из боев.

Апогеем кампании явилось взятие 24 октября войсками А. В. Суворова Праги, укрепленного предместья Варшавы. После нескольких часов штурма польская столица капитулировала, причем на весьма мягких условиях — все польские войска, сдавшие оружие, распускались по домам, неприкосновенность жизни и имущества граждан гарантировалась самим А. В. Суворовым. Жители Варшавы сразу же оценили гуманизм и миролюбие русского полководца, свидетельством чего стала поднесенная ими Суворову золотая, украшенная эмалью табакерка с надписью: «Варшава своему избавителю».

За штурм Праги Суворов наконец получил долгожданный фельдмаршальский жезл, украшенный бриллиантами.

Основой его Науки побеждать было то, что каждый солдат должен воевать разумно и сознательно, понимая что, почему и для чего он делает. Прибыв в полк, он прекратил телесные наказания и заменил их церковными. Теперь провинившийся должен был пару дней провести в посте и в молитве, что Суворов считал более действенным. Также сократил он хождение строем, а освободившееся время посвятил освоению навыков штыкового и рукопашного боя.

Считая, что хороший солдат должен понимать, что он делает, Суворов прежде всего научил своих подчиненных читать, писать и считать. А чтобы обучить их основам военного дела, он написал “Полковое учреждение”, которое стало основой его знаменитой книги “Наука побеждать”. Книга была написана простым народным языком и в ней Суворов растолковывал солдатам, в каком случае и почему надо применять тот или иной маневр, когда действовать в том или ином боевом порядке.

Больше всего ненавидел Суворов “ленодумов” и “немогузнаек”. А превыше всего ценил в людях инициативу, находчивость и сообразительность. Он говорил: “Если я велю идти вправо, а ты видишь, что надобно влево – не слушай меня…”.

Главной целью любого сражения, по Суворову, была победа, малой кровью одержанная. В 1789 году во время знаменитой битвы при Рымнике армии под предводительством Суворова противостояла турецкая армия, в несколько раз большая по численности. В том славном сражении Суворов потерял всего лишь шестьсот человек, его противник же – десять тысяч.

Суворов врагов России истреблял беспощадно, но к пленным и мирному населению всегда относился гуманно, а за мародерство сурово наказывал.

После смерти Екатерины II, очень ценившей Александра Васильевича, на престол взошел ее сын Павел I, обожавший прусский военный порядок. В армии снова вводилась прусская муштра, прусские мундиры, и прусское отношение к солдату, как к “механизму, артикулом предусмотренному”. На одном из парадов Павел увидел на Суворове русскую форму и закричал:

– Заменить! Немедля! Повелеваю!

– Пудра не порох, букли не пушки, коса не тесак, а я не немец, а природный русак! – ответил Суворов и уехал с парада.

Павел разгневался и отправил упрямца в ссылку. Суворов провел в опале два года, но началась новая война. В России другого Суворова не было. Пришлось императору отменять свой указ и возвращать Суворова.

В апреле 1799 года он в качестве главнокомандующего всеми союзными войсками в Северной Италии прибыл в Валеджо. Здесь Александр Васильевич в невиданно короткий срок поднял боеспособность австрийской армии, и 15-17 апреля в знаменитом трехдневном сражении при реке Адда союзники под его командованием нанесли поражение 28-тысячной французской армии генерала Ж. Моро. В двух последующих сражениях Суворов снова разбил противника: сначала армию генерала Ж. Макдональда при Треббии 6-8 июня и затем 4 августа при Нови — армию под командованием генерала Б. Жубера (убитого в самом начале сражения Жубера сменил уже разбитый ранее Суворовым Моро). В результате суворовских побед французские силы в Северной Италии были разгромлены.

За победу при Адде Суворов был награжден бриллиантовым перстнем с портретом Павла I, а за Треббию — бриллиантовым портретом императора для ношения на груди. В Рескрипте, сопровождавшем вторую награду, Павел писал: «Портрет мой на груди вашей да изъявит всем и каждому признательность Государя к великим делам своего подданного, Слава Богу, слава вам!» За Нови Александр Васильевич получил небывалую до этого награду. Павел отдал приказ, чтобы все русские войска, даже в его присутствии, отдавали Суворову почести, полагавшиеся лишь императору. К титулам Суворова добавился еще один — князя Италийского. Итальянский поход принес ему и иностранные награды: сардинские ордена Благовещения и Свв. Маврикия и Лазаря.

В середине августа Александр Васильевич получил предписание от обоих императоров об отводе союзных войск в Швейцарию для соединения с находившимся там русским корпусом А. Римского-Корсакова. Начался новый этап в полководческой деятельности Суворова — знаменитый Швейцарский поход 1799 года.

Переход через Альпы проходил в сложнейших условиях: предательское, по существу, поведение австрийских «союзников», постоянно не выполнявших свои обязательства, ежедневные стычки с неприятелем, часто переходившие в сражения (достаточно вспомнить известный бой за Чертов мост), сама природа, создававшая на пути русской армии неимоверные трудности, — все это преодолели суворовские «чудо-богатыри». «Русский штык, по выражению самого Суворова, прорвался сквозь Альпы», нанеся при этом французам потери, вчетверо превышавшие собственные.

Швейцарский поход стал достойным венцом подвигов А. В. Суворова. Знаменитейший и талантливейший из противников, французский генерал А. Массена, будущий маршал Франции, искренне признался, что отдал бы все свои походы за одну лишь швейцарскую эпопею русского полководца.

28 октября 1799 года за переход через Альпы Суворов получил звание генералиссимуса всех российских войск. До него этой почести удостаивались в России только трое — воевода А. С. Шеин в конце XVII века, А. Д. Меншиков в 1727 году и принц Антон Ульрих Брауншвейгский в 1740 году, из них лишь Шеин за выдающееся военное отличие — взятие Азова в 1696 году. Получение высшего воинского звания Суворовым, выигравшим десятки сражений и не проигравшим ни одного, было закономерным признанием заслуг гениальнейшего полководца.

Поход Суворова через Альпы еще раз показал в нем талантливого полководца и военного гения. По тем сражениям, которые происходили в этом походе, до сих пор учатся в военных академиях. Суворов выполнил свою миссию и вернулся в Петербург, где его ждало еще одно разочарование.

Оказывается, Суворов нарушил в своем походе еще какой-то царский указ, и вместо триумфального приема снова оказался в опале. Ему даже не разрешили въехать в Санкт-Петербург днем. Ему запретили посещать Зимний дворец, а напоследок отобрали любимых адъютантов.

Все эти переживания и ослабленное здоровье Суворова приблизили его смерть. Заболев еще в походе, по приезде в Петербург Суворов слег и так и не смог победить болезнь. Спустя два месяца после славного похода Суворов скончался. Но и после смерти опала не была снята. Хоронили Суворова не как генералиссимуса, а по штату фельдмаршала. Если бы не конная гвардия, похороны походили бы на обычное гражданское погребение. Ни царь, ни двор на похороны не явились. Однако многотысячные толпы народа пришли почтить русского героя.

После смерти Суворова Россия не знала столь талантливого полководца.

Суворов был высокообразованным человеком. Владел несколькими языками, занимался литературным творчеством, философией и историей. Жизнь Суворова была трудной жизнью воина, он бывал много раз ранен, терпел лишения и обиды. Был необыкновенно трудолюбив. Невзгоды переносил мужественно, его прямой характер не позволял мириться с несправедливостью, пресмыкаться при дворе. Суворов велик не только как полководец, не знавший поражений, он был создателем военной доктрины и новой стратегии и тактики войн. Свои взгляды Суворов развил в “Полковом учреждении” (1765), “Науке побеждать” (1795), записках и инструкциях. Суворов был противником распространенной в то время в европейских армиях кордонной системы ведения войн, которая сводилась к распылению сил, неспешным военным действиям, излишним потерям. Суворов исходил из того, что война служит преддверием мира, поэтому она должна быть по возможности скоротечной. Военный успех, по Суворову, обеспечивался сочетанием трех решающих факторов — глазомера, быстроты и натиска. Тактическим приемом Суворова было широкое использование маневра, выбор которого происходил с учетом противника, местности и обстановки. Суворов предлагал использовать сосредоточение основных сил на главном участке сражения, добиваясь превосходства в направлении решающего удара и обеспечивая разгром противника по частям, а затем его преследование. Суворов воспитывал войска в духе наступательной тактики, большое внимание уделял обучению солдат профессиональным навыкам и постоянно заботился о моральном духе войск.

Всю свою жизнь великий Суворов отдал служению великой России.

Источник: panarin.com

   
Суворов Александр Васильевич
  VelChel.ru
Биография
Автобиография
Хронология
Семья
Герб рода Суворовых
Галерея
Афоризмы Суворова
Сражения Суворова
В каких сражениях участвовал суворов Семилетняя война
  • Первая польская война
  • Первая турецкая воина
  • Вторая турецкая война
  • Переход через Альпы
Наука побеждать
Суворов о себе
Современники о Суворове
Статьи о Суворове
Ссылки
 
Александр Васильевич Суворов

Боевую службу А. В. Суворов начал в Семилетнюю войну (1756-1763 гг.), которую вели Австрия, Франция, Швеция, Саксония, Польша и присоединившаяся затем Россия против Пруссии. Поводом к этой войне послужило следующее обстоятельство: после смерти Вильгельма на прусский престол вступил Фридрих Великий. При нем Пруссия быстро начала возвышаться, и он своими первыми победами довел Австрию до унизительного положения. Императрица Австрии Мария-Терезия при первом удобном случае решилась ему отомстить. До этого времени Австрия находилась в постоянной вражде с Францией. Но теперь эти враги помирились и сделались союзниками. Франция же, бывшая до этого союза в дружбе с Пруссией, стала ее врагом. Этот странный союз и вражда произошли только из-за личных неудовольствий и вражды лиц, находившихся во главе правления во Франции против Фридриха Великого. Узнав о таком союзном договоре против Пруссии, Фридрих в августе 1756 года внезапно вторгся в Саксонию с 60000-м войском и занял Дрезден. Таким образом началась Семилетняя война.

Первым делом, в котором пришлось участвовать Суворову, было сражение при Кунерсдорфе (близ Франкфурта-на-Одере). Фридрих потерпел жестокое поражение, был в отчаянии и считал все потерянным, так что думал лишить себя жизни. Надо заметить, что русская армия находилась под начальством Салтыкова. Он не воспользовался своей победой и неизвестно почему отступил. Удивленный этим, Суворов сказал Фермеру, бывшему главнокомандующему русской армией: «На месте главнокомандующего я бы сейчас пошел на Берлин» Как оказалось, этого ожидал и Фридрих, который писал королеве, чтобы она уехала из Берлина с семейством и перевезла бы архивы в Потсдам, так как Берлин, может быть, вынужден будет сдаться неприятелю

Хотя те битвы, в которых приходилось участвовать Суворову, были незначительны, тем не менее он успел обратить на себя внимание многих, в том числе и генерала Берга. Последний, получив себе в командование летучий отряд, начал просить Суворова к себе, к которому и был скоро причислен. Летучий отряд Берга, прикрывая отступление русских войск, двинулся к Бреславлю. Во время этого похода Суворов неоднократно имел случай выказать свой талант прекрасного, дальновидного полководца. Так например, Суворов с полковником Текелли, находясь в голове Бергова корпуса, неожиданным набегом захватил Вальштатский монастырь и истребил бывшие в нем запасы сена. При Бунцельвице, где соединились армии союзников, Суворов с казаками беспрерывно тревожил прусский лагерь и однажды с небольшим числом казаков захватил прусский пикет, отбил посланный против него отряд гусар и в пылу преследования их достиг неприятельских окопов, так что мог рассмотреть палатки королевской квартиры в лагере. Этот поход окончился занятием Гальнау, где Суворов получил две раны. Так как лекарей не было, он сам примочил раны вином и перевязал их. После выздоровления ему поручили начальство над Тверским драгунским полком и послали отбить вылазку, сделанную из Колберга, где под Суворовым была убита лошадь. Закончил свои подвиги Суворов нападением на Платена, вынудив пруссаков отступить с обозом к местечку Треппау. Наконец Колберг сдался. Тогда Суворову было поручено начальство над Архангелогородским полком и он был представлен Румянцевым к награде за «быстроту при рекогносцировке, за отважность в битве и хладнокровие в опасности» (отзыв Берга о Суворове).

Неожиданное событие положило конец войне. 25 декабря 1761 года скончалась императрица Елизавета Петровна. Наследник ее, император Петр III, не только прекратил войну с Фридрихом, но, преклоняясь перед его славой, заключил с ним союз против Австрии. Фридрих торжествовал, но радость его была непродолжительна, и 28 июня, после скоропостижной смерти Петра III, на престол вступила императрица Екатерина II, которая совершенно отказалась от всякого союза, не видя в нем решительно никаких выгод для России. Война прекратилась Губертсбургским миром (1703 г.). Каждая держава осталась при своем, за исключением огромных потерь деньгами и людьми.

Суворов до окончания войны находился в действующей армии. После взятия Колберга он был прислан в Петербург с донесениями, представлялся императрице и был переведен в Суздальский полк, который стоял на квартирах в Новой Ладоге. Впоследствии Суворов не раз вспоминал свои первые боевые годы. Так, например, во время одного развода, который был сделан Фанагорийскому полку, он обратился к солдатам с такими словами: «Дети, богатыри мои, а помните, как в Семилетнюю войну с одним эскадроном гнали целый полк?» Эти слова Суворов произнес в присутствии прусского генерала, который находился при нем.

В это время к нему подошел с рапортом гренадер полка. Увидев огромного солдата, Суворов испуганно отскочил и крикнул, указывая на него: «Боюсь!.. Боюсь!.. Он страшен!» Затем спросил у гренадера: «Может ли он на свой штык взять полдюжины немцев?» «Этого мало, ваше сиятельство, — быстро ответил вестовой, — я справлюсь и с дюжиной». «Помилуй Бог, ты чудо-богатырь!» — сказал Суворов и велел адъютанту наградить его, а сам, между тем, обратясь к иностранным генералам, бывшим тут же, продолжал: «Помилуй Бог! У меня все чудо-богатыри: колют по дюжинам. Этот гренадер сейчас сказал, что ему полдюжины мало».

 

 

    Copyright © 2019 Великие люди  —  Суворов Александр Васильевич  

Источник: suvorov.velchel.ru

Будучи любимым полководцем Екатерины II, после вступления на престол Павла I Суворов впал в немилость. Он решительно выступил против насаждения в войсках прусских порядков, за что в феврале 1797 года был уволен в отставку и сослан в имение Кончанское Новгородской губернии.

Однако в феврале 1799 года, в связи с образованием 2-й антифранцузской коалиции с участием России, Павел I по просьбе союзников назначил Суворова главнокомандующим русскими войсками, направленными в Италию. Суворову были подчинены и австрийские войска. В ходе похода 1799 года войска под командованием Суворова разгромили в нескольких сражениях французские войска, освободив от них всю Северную Италию.

Направленный в Швейцарию для соединения с корпусом Римского-Корсакова, Суворов взял перевал Сен-Готард и Чертов мост, но русский корпус к этому времени уже был разбит и армия Суворова оказалась окруженной французами. Суворов сумел с боем пробиться из окружения. Хотя цель Швейцарского похода не была достигнута, Суворов, показавший в тяжелейших условиях альпийского перехода, на что способны русские солдаты, получил высшее воинское звание – генералиссимус.

В октябре 1799 года Павел I разорвал союз с Австрией и отозвал войска Суворова в Россию. Походы 1799 года надломили силы 70-летнего полководца и в апреле 1800 года Суворов больным вернулся в Петербург.

Жизнь Суворова была трудной, он бывал много раз ранен, терпел лишения и обиды. Невзгоды переносил мужественно, его прямой характер не позволял мириться с несправедливостью. Суворов велик не только как полководец, не знавший поражений (подсчитано, что он дал более 60 сражений и боев и все их выиграл), он был создателем военной доктрины и новой стратегии и тактики войн. Свои взгляды Суворов развил в трудах «Полковое учреждение» (1765), «Наука побеждать» (1795), записках и инструкциях. Он воспитал талантливых русских военачальников Михаила Кутузова, Николая Раевского, Петра Багратиона, Алексея Ермолова и др.

Александр Суворов был награжден всеми высшими орденами России, в т.ч. орденами Св.Георгия 1, 2 и 3-й степени, Золотой шпагой с бриллиантами, орденами Австрии, Пруссии, Франции, Сардинии, Баварии, Польши.

В семейной жизни Суворов был неудачлив. Женился он поздно, в 43 года, на княжне Прозоровской. Уличив ее в измене, в 1779 году он начал бракоразводный процесс, затем отказался от него, после 1784 года прервал отношения с женой. Имел от нее дочь Наталью (любимую «Суворочку») и сына Аркадия, который был в генеральском чине, когда трагически погиб, утонув в реке Рымник.

6 (18) мая 1800 года Александр Васильевич Суворов скончался. Прах его покоится в Александро-Невской лавре. На надгробной плите высечена краткая надпись: «Здесь лежит Суворов».

Материал подготовлен на основе открытых источников

Источник: ria.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector