Сражение при синопе

Более 150 лет назад, 30 ноября 1853 г., русские моряки одержали блестящую победу под Синопом. В этом бою русская эскадра уничтожила турецкий флот.

Синопское сражение занимает в истории военно-морского искусства нашей Родины особое место. Это было первое столкновение флотов России и Турции в войне 1853— 1856 гг. и последний бой кораблей эпохи парусного флота, в историю которого русские моряки вписали много славных боевых страниц.

В XVIII веке русский парусный флот достиг наивысшего расцвета. Руководимый прославленными адмиралами Спиридовым, а затем Ушаковым, русский флот значительно опередил в военном искусстве флоты Англии и Франции.

Русские матросы, вчерашние хлебопашцы, рыбаки и ремесленники, стали грозной военной силой, которая под руководством выдающихся русских флотоводцев наносила сокрушительные удары по врагу. При этом следует иметь в виду, что лучшие русские флотоводцы тех лет Спиридов, Ушаков, Сенявин умели найти пути к сердцам матросов, воспитывали у них горячую любовь к Родине, патриотическое стремление видеть ее могучей, независимой, непобедимой.


Смелым продолжателем этих славных традиций был и черноморский адмирал Павел Степанович Нахимов, который сыграл выдающуюся роль в Синопском сражении.

П. С. Нахимов родился в 1802 г. Основные его жизненные вехи таковы: в 1818 г. он окончил Морской корпус: в 1822—1825 гг. совершил кругосветное плавание па фрегате «Крейсер»; в 1827 г. на линейном корабле «Азов» участвовал в Наварниском бою; в 1830 г. вернулся в Кронштадт, а в 1832 г., до перехода на Черноморский флот, командовал фрегатом «Паллада». На Черноморском флоте он до 1845 г. командовал линейным кораблем «Силистрия», а затем стал командовать соединениями кораблей.

Нахимов был сторонником передовых взглядов в вопросах воинского воспитания и обучения моряков. «… Пора нам перестать считать себя помещиками, — говорил Нахимов, — а матросов — крепостными людьми. Матрос есть главный двигатель на военном корабле, а мы,—только пружины, которые на него действуют. Матрос управляет парусами, он же наводит орудия на неприятеля. Матрос бросается на абордаж. Ежели понадобится, все сделает матрос, ежели мы, начальники, не будем эгоистами, ежели не будем смотреть на службу, как на средство для удовлетворения своего честолюбия, а на подчиненных, как на ступень для собственного возвышения. Вот кого нам нужно возвышать, учить, возбуждать в них смелость, геройство, ежели мы не себялюбцы, а действительные слуги отечества…».


Чтобы правильно оценить прогрессивное направление взглядов Нахимова, нужно учесть, что эти слова были сказаны в жесточайшую эпоху крепостничества, аракчеевского режима и николаевской реакции, когда на солдата и матроса смотрели, как на живую машину, когда казенное, бездушное отношение к народу было основным принципом государственного управления.

В такую мрачную эпоху Нахимов уважал и ценил матросов, заботился о них и учил этому офицеров флота.

Накануне Крымской войны, в октябре 1853 г., Нахимова назначили командующим эскадрой Черноморского флота.

К началу 50-х годов XIX века обострение англо-русских противоречии в восточном вопросе стало проявляться особенно сильно. В октябре 1853 г. разразилась Крымская война. Военные действия открыла Турция. Англия, Франция, Сардиния также выступили против России.

Ведущую роль в развязывании войны сыграла Англия. Англия и Франция стремились обезоружить Россию на Черном море и, используя на своей стороне Турцию, добиться господства на Ближнем Востоке. Английская буржуазия в поисках новых рынков сбыта стремилась вытеснить Россию из Закавказья, Северного Кавказа и Ближнего Востока. Кроме того, англо-французские правящие круги намеревались отторгнуть от России Польшу, Литву, Финляндию, часть Украины и утвердиться на русских тихоокеанских берегах.


В свою очередь, Россия стремилась захватить черноморские проливы и приобрести выход в Средиземное море. Стремление России к выходу в Средиземное море и к расширению внешней торговли отчасти было обусловлено экономическим развитием страны. Кроме того, России нужно было охранять свои черноморские границы. Ослабление Турции в войне с Россией объективно способствовало освободительному движению балканских народов, боровшихся против турецкого ига.

Синопский рейд адмирала Нахимова

6 ноября Нахимов отправился к Синопу, так как получил от пленных турок с «Меджари-Теджарет» сведения, что турецкая эскадра, шедшая на Кавказ, укрылась от шторма в Синопской бухте. 8 ноября вечером Нахимов был уже у Синопа, на рейде которого ему вначале удалось обнаружить 4 турецких судна.

Поднявшийся ночью жестокий шторм, сменившийся затем густым туманом, не позволил Нахимову немедленно приступить к боевым действиям, тем более, что корабли нахимовской эскадры сильно пострадали от шторма — два корабля и один фрегат пришлось отправить в Севастополь для ремонта.

Послав с донесением в Севастополь пароход «Бессарабия», Нахимов со своим отрядом из трех кораблей и брига остался блокировать неприятельский флот у Синопа, ожидая улучшения метеорологических условий.


11 ноября, когда погода улучшилась, Нахимов вплотную подошел к Синопской бухте, чтобы уточнить силы турецкой эскадры. Оказалось, что на рейде Синопа стояло не 4, как было обнаружено вначале, а 12 турецких военных кораблей, 2 брига и 2 транспорта.

Нахимов тотчас послал в Севастополь бриг «Эней» с просьбой быстрее прислать к Синопу отправленные на ремонт корабли «Святослав» и «Храбрый», а также задержавшийся в Севастополе фрегат «Кулевчи». Сам же Нахимов, силами имевшихся у него трех кораблей, приступил к блокаде турецкой эскадры.

Русские корабли, блокировавшие Синоп, держались у самого входа в бухту, чтобы пресечь всякую попытку турок прорваться в море. Этот маневр — держаться вплотную у берега под парусами в жестоких штормовых условиях — требовал большого морского искусства и знания дела; русские моряки наглядно доказали, что они прекрасно владеют этими качествами.

Турки не отважились выйти в море; турецкая эскадра предпочитала оставаться на Синопском рейде под защитой береговых батарей.

16 ноября к Синопу подошла эскадра контр-адмирала Новосильского в составе 3 кораблей и фрегата. Второй фрегат — «Кулевчи» — подошел 17 ноября. После этого Нахимов располагал тремя 120-пушечными кораблями; «Париж», «Великий князь Константин» и «Три святителя», тремя 84-пушечными кораблями; «Императрица Мария».


есма» и «Ростислав» и двумя фрегатами: 44-пушечным «Кагулом» и 56-пушечным «Кулевчи». Всего на русских кораблях имелось 710 пушек. Из этого числа 76 орудий были бомбические. Как известно, бомбические орудия XIX в. представляли собой усовершенствованные русские «единороги» Шувалова-Мартынова XVIII в., но качественно это были все же новые пушки, стрелявшие разрывными бомбами большой разрушительной силы.

Турецкая эскадра состояла из 7 фрегатов, 2 корветов, 1 шлюпа, 2 пароходов и 2 транспортов. Кроме этих военных кораблей, на Синопском рейде стояли два купеческие брига и шхуна.

Синопская бухта с глубинами от 13 до 46 м — одна из самых обширных и безопасных бухт на Анатолийском берегу Черного моря. Большой полуостров, далеко выдающийся в море, защищает залив от сильных ветров. Город Синоп, раскинувшийся посредине полуострова, прикрывался с моря шестью береговыми батареями, которые служили турецкой эскадре надежной защитой.

Нахимов решил атаковать противника. Утром 17 ноября на корабле «Императрица Мария», несшем адмиральский флаг, Нахимов собрал у себя второго флагмана контр-адмирала Новосильского и командиров кораблей и ознакомил их с планом атаки. План Нахимова предусматривал фазу тактического развертывания, организацию двух тактических группировок для нанесения удара и выделение маневренного резерва для преследования паровых судов противника. Чтобы сократить время пребывания под огнем противника, обе колонны должны были подходить к месту боя одновременно, имея впереди флагманов, которые определяли боевую дистанцию до противника, и становились на якорь, согласно диспозиции.


Нахимов отказался наносить ряд последовательных ударов по противнику и с самого начала предполагал ввести в бой все свои корабли. На корабли эскадры возлагались раздельные задачи. Концевые корабли обеих колонн «Ростислав» и «Чесма» должны были выполнить чрезвычайно ответственную роль — вести борьбу с береговыми батареями противника на флангах. Фрегаты «Кагул» и «Кулевчи» как наиболее быстроходные должны были во время боя оставаться под парусами и противодействовать неприятельским пароходам. При этом Нахимов, как и ранее, в своих приказах подчеркивал, что каждое судно обязано действовать самостоятельно, в зависимости от складывающейся обстановки, и помогать друг другу.

В 11 часов утра на кораблях эскадры уже читали приказ Нахимова, заканчивавшийся словами: «… Россия ожидает славных подвигов от Черноморского флота, от нас зависит оправдать ожидания!»

Нахимов решил уничтожить хорошо вооруженного и защищенного береговыми укреплениями многочисленного противника, ожидавшего подкрепления из Константинополя.

Начало Синопского сражения

Наступило утро 18 ноября 1853 г. — день Синопского боя. Дул шквальный юго-восточный ветер, шел дождь. В десятом часу на русском адмиральском корабле взвился сигнал: «Приготовиться к бою и идти на Синопский рейд». За короткое время корабли изготовились к бою.


Развевались военно-морские русские флаги. Правую колонну возглавлял корабль «Императрица Мария», на котором находился адмирал Нахимов; во главе левой колонны на корабле «Париж» шел Новосильский. В 12 час. 28 мин. раздался первый выстрел с турецкого флагманского фрегата «Ауни-Аллах», и в то же мгновение открыл огонь корабль «Императрица Мария»…

Так начался знаменитое Синопское сражение, которое имело не только тактическое, но и стратегическое значение, так как турецкая эскадра, отстаивавшаяся от шторма в Синопе, должна была идти для овладения Сухумом и содействия горцам. Современник по этому поводу писал: «В ноябре месяце весь турецкий и египетский флот отправился в Черное море, чтобы отвлечь внимание русских адмиралов от экспедиции, которая имела целью произвести высадку на кавказском побережьи с оружием и боевыми припасами для восставших горцев».

Намерение противника атаковать Сухуми подчеркивал и Нахимов в своем приказе от 3 ноября 1853 г. Упоминается об этом также и в журнале корабля «Три святителя» за 1853 г. Таким образом, Синопский бой был противодесантным мероприятием, образцово организованным и проведенным Нахимовым.


По первому выстрелу с турецкого флагмана открыли огонь все турецкие суда и, несколько опоздав, береговые батареи противника. Плохая организация службы в турецкой береговой обороне (с русских судов было видно, как турецкие артиллеристы бежали из соседней деревни к батареям, спеша занять свои места у орудий) позволила нахимовским судам без особого ущерба пройти мимо батарей неприятеля, расположенных на мысу; только продольный огонь двух батарей — № 5 и № 6, расположенных в глубине бухты, — послужил некоторой помехой продвижению русских кораблей.

Сражение при синопе

Бой разгорался. Вслед за «Марией» и «Парижем», строго соблюдая дистанцию, входили на рейд и остальные русские корабли, последовательно занимая свои места по диспозиции. Каждый корабль, став на якорь и заведя шпринг, избирал себе объект и действовал самостоятельно.

Русские корабли как и предусматривал нахимовский план атаки, сблизились с турками на дистанцию не более 400-500 метров. На «Императрицу Марию» обрушился первый шквал турецкого огня. Пока корабль подходил к назначенному месту, у него была повреждена большая часть рангоута и стоячего такелажа. Несмотря на эти повреждения, корабль Нахимова открыл решительный огонь по неприятельским судам невдалеке от вражеского адмиральского фрегата «Ауии Аллах» и повел по нему огонь из всех орудий. Турецкий флагманский корабль не выдержал меткого огня русских комендоров, он расклепал якорную цепь и выбросился на берег. Такая же частьь постигла и 44-пушечиый фрегат «Фазли-Аллах», на который Нахимов перенес губительный огонь после бегства «Ауни-Аллаха». Объятый пламенем, «Фазли-Аллах» выбросился на берег вслед за своим адмиральским кораблем.


Не менее успешно действовали и другие русские корабли. Воспитанники и соратники Нахимова уничтожали противника, сея в его рядах ужас и смятение.

Команда корабля «Великий князь Константин» мастерски действуя бомбическими орудиями, через 20 минут после того, как был открыт огонь, взорвала турецкий 60-пушечный фрегат «Навек-Бахри». Вскоре метки огнем «Константина» был поражен и 24-пушечный корвет «Неджми-Фешан».

Корабль «Чесма», действуя главным образом против береговых батарей № 3 и № 4, сравнял их с землей.
Корабль «Париж» открыл огонь всем бортом по батарее № 5, по 22-пушечному корвету «Гюли-Сефид» и по 56-пушечному фрегату «Дамиад». Истомин — командир «Парижа» — не упустил случая поразить столь губительным для парусных кораблей продольным огнем (т.е. артиллерийским огнем, ведущимся вдоль всей длины корабля противника) и подбитый флагманский фрегат «Ауни-Аллах», когда последний дрейфовал на берег мимо «Парижа». Корвет «Гюли-Сефид» взлетел на воздух, фрегат «Дамиад» выбросился на берег. Тогда героическая команда «Парижа» перенесла свой огонь на 64-пушечный фрегат «Низамие»; загоревшись, «Низамие» выбросился на берег вслед за «Дамиадом».


Корабль «Три святителя», следовавший в колонне за «Парижем», избрал своими объектами фрегаты «Каиди-Зэфер» и «Низамие», но когда одним из первых турецких ядер у него перебило шпринг и корабль развернуло по ветру, турецкая береговая батарея № 6 продольным огнем нанесла ему большие повреждения в рангоуте, т. е. в деревянной части, предназначенной для постановки парусов. Команда корабля «Три святителя» под сильным неприятельским огнем завезла на баркасах (больших весельных шлюпках) верп (завозной якорь) и, развернув корму своего корабля, снова сосредоточила огонь по фрегату «Каиди-Зэфер» и другим судам. Турецкий фрегат был вынужден выйти из боя и выброситься на берег.

Геройски вели себя в бою русские матросы и офицеры. Матрос Дехта — комендор корабля «Три святителя» — держал запал у только что выстрелившего орудия и, хотя турецким ядром убило стоявших рядом с ним двух матросов, Дехта остался на боевом посту. Мичман Варницкий с корабля «Три святителя», находясь на баркасе для завозки верпа, был ранен в щеку, но своего места не покинул и дело довел до конца. На корабле «Ростислав» мичман Колокольцев с несколькими матросами с опасностью для жизни ликвидировал пожар у помещения для хранения боезапаса, предотвратив взрыв корабля. Старший штурманский офицер линейного корабля «Париж» Родионов, помогая корректировать артиллерийский огонь корабля, указывал рукой направление на неприятельскую батарею. В этот момент его ранило в лицо. Вытирая одной рукой кровь, Родионов другой рукой продолжал указывать направление на турецкую батарею. Родионов оставался на своем боевом посту до тех пор, пока не упал, сраженный неприятельским ядром, оторвавшим ему руку.

Уничтожением около четырех часов дня огнем «Парижа» и «Ростислава» береговых батарей № 5 и № 6 Синопский бой закончился.
Наступил вечер. Дул северо-восточный ветер, временами шел дождь. Вечернее небо, покрытое тучами, освещалось багровым заревом от пылавшего города и горевших остатков турецкой эскадры. Громадное пламя охватило горизонт над Синопом.

В битве при Синопе русские потеряли 38 человек убитыми и 235 ранеными. Турки потеряли убитыми свыше 4 тысяч, много турецких моряков попало в плен, и среди них два командира корабля и командующий турецкой эскадрой вице-адмирал Осман-паша.

Русские моряки стали готовиться к возвращению в Севастополь. Нужно было спешить: корабли имели сильные повреждения, до родного порта было далеко, а путь предстоял в условиях осенней штормовой погоды.

Исправив полученные в бою повреждения, эскадра Нахимова вышла из Синопа и после двухсуточного перехода по штормовому морю 22 ноября прибыла в Севастополь.

Встреча нахимовской эскадры была очень торжественной. Все население города, как в день большого праздника, приветствуя победителей, вышло на Приморский бульвар, Графскую пристань и на берега Севастопольской бухты.

Победа при Синопе показала всему миру героизм русских моряков. Синопский бои прославил русское военно-морское искусство на последнем этапе существования парусного флота. Он еще раз показал превосходство русского национального военно-морского искусства над военно-морским искусством иностранных флотов

Источник: www.polnaja-jenciklopedija.ru

1 декабря — День воинской славы России в честь победы Российского флота Синопском сражении. Это сражение, в котором русская эскадра под командованием вице-адмирала П. С. Нахимова разгромила турецкую эскадру Осман-паши, произошло во время Крымской войны 18 ноября 1853 года по старому стилю или 30 ноября по современному календарю. Надо полагать, что у законодателей были веские причины для того, чтобы назначить этот победный день на 1 декабря. Но это не единственный и даже не главный парадокс этого знаменательного события в истории Российского флота.

Дело в том, что историки до сих пор не могут прийти к единому мнению о значении этого сражения. «Битва славная, выше Чесмы и Наварина!» Так писал о Синопской победе В. А. Корнилов и не только он. Действительно, разгром турецкого флота сорвал проведение крупной наступательной операции Турции на Кавказе. Другие указывали, что русские имели большое превосходство в силах, в вооружении, а также в моральном плане, и не видели повода для таких восторженных оценок. В Англии и Франции, которые активно помогали Турции, вообще заявили, что это не сражение, а морской разбой.

Начало Крымской войны

Одним из основных направлений внешней политики России первой половины XIX-го века было стремление обеспечить себе свободу выхода в Средиземное море и укрепить свои позиции на Балканах. Эти задачи успешно решались еще при Екатерине II читайте, например, о взятии крепости Наварин. Наиболее активно этому препятствовали Англия и Франция, которые видели в этом угрозу своим интересам. Англия подталкивала Турцию военным путем вернуть себе Крым и северное побережье Черного моря.

Поддавшись на эти уговоры, в октябре 1853 года Турция объявила войну России и сразу приступила к подготовке крупного наступления на Кавказе. Сосредоточенная в районе Батуми 20-ти тысячная турецкая армия должна была высадиться в районе Поти и Сухуми, окружить и уничтожить всю русскую армию на Южном Кавказе. Важная роль в осуществлении этой операции отводилась турецкой эскадре под командованием Османа-паши, которая шла от Константинополя к берегам Кавказа. Планы войны с Россией Турция имела всегда. Сначала они осуществлялись в виде грабительских набегов, а затем с целью возврата Крыма и Причерноморья. Об этом читайте здесь.

Обнаружение турецкой эскадры

Эскадра Нахимова в составе 3 линейных кораблей и одного брига обнаружила корабли Османа-паши 8 ноября в бухте города Синоп. Нахимов решил заблокировать турок и ждать подкрепления. Отряд контр-адмирала Ф. М. Новосильского в составе трех линейных кораблей и двух фрегатов подошел 16 ноября.

К середине XIX столетия русские парусные корабли достигли полного совершенства по размерам, скорости хода, артиллерийскому и парусному вооружению. Основу их боевой мощи составляли расположенные на нижней батарейной палубе бомбические орудия. Они стреляли бомбами, которые при попадании в цель взрывались, вызывая большие разрушения и пожары. Такие орудия были чрезвычайно опасны для деревянных парусных кораблей. На русской эскадре было 716 орудий, из них 76 бомбических. Об эффективности этих орудий читайте «Артиллерия парусного флота России».

Шести линейным кораблям русских противостояло 7 турецких фрегатов с 472 орудиями и 38 орудий шести береговых батарей. В основном, турецкие орудия были меньшего калибра, и среди них не было ни одного бомбического. Для наглядности можно сказать, что в залпе с одного борта русские корабли выбрасывали 400 пудов металла, а турецкие — чуть больше 150 пудов. Тем не менее, по оценкам иностранных специалистов, положение турецкого адмирала было далеко не безнадежным. Ему необходимо было всего лишь эффективно использовать преимущества своей позиции и прикрывавших его береговых батарей, которые, стреляя калеными ядрами, могли весьма эффективно поражать деревянные парусные корабли даже при сравнительно небольшом числе орудий.

Синопское сражение

В 9 часов 30 минут 18 ноября 1853 года русская эскадра в составе двух колонн вошла на Синопский рейд. Такое построение позволяло в кратчайший срок ввести в бой всё линейные корабли и сократить время пребывания их под огнем противника при сближении. Нахимов предоставил командирам кораблей в случае изменения обстановки действовать по своему усмотрению, однако подчеркнул, что каждый должен «непременно исполнить свой долг». На совещании перед боем было решено по возможности беречь город, стрелять только по кораблям и береговым батареям.

В правой колонне головным шел корабль «Императрица Мария» под флагом Нахимова. Левую колонну возглавлял «Париж» под флагом Новосильского. В 12 часов 30 минут началось сражение. Первым от пожара в крюйт-камере взлетел на воздух корвет «Гюли-Сефид». Затем, один за другим, не выдержав огня русских пушек, выходили из боя и выбрасывались на берег турецкие фрегаты. Стрельба русских кораблей отличалась высокой точностью и большим темпом. За три часа русская эскадра уничтожила 15 кораблей противника и заставила замолчать все его береговые батареи.

Затем наши корабли перенесли огонь на береговые батареи и вскоре подавили батарею № 5. Еще через несколько минут взорвался фрегат «Навек-Бахри», его горящие обломки накрыли батарею № 4, которая больше уже не стреляла. Пароход «Таиф», имея сильное артиллерийское вооружение, мог оказать большую помощь своей эскадре, однако он даже не вступил в сражение, а вышел в море и взял курс на Босфор.

К 16 часам сражение практически завершилось полным разгромом турецкой эскадры. Пожары и взрывы продолжались на турецких кораблях до поздней ночи. Не уцелело ни одного судна. По турецким данным во время боя погибло более 3 тысяч человек. Флагман турецкой эскадры Осман-паша получил тяжелое ранение в ногу и был взят в плен. В этом сражении турецкий адмирал проявил большую личную храбрость, а его подчиненные — мужество и стойкость, но для победы этого оказалось недостаточно. Потери русской эскадры составили 37 убитых и 229 раненых. Все корабли, кроме фрегатов, получили повреждения. На флагманском корабле Нахимова «Императрице Марии» насчитали 60 пробоин в корпусе и множество серьезных повреждений в рангоуте и такелаже. Несмотря на эти повреждения и сильный шторм, все корабли 23 ноября пришли в Севастополь.

Значение победы

За победу при Синопе император Николай I удостоил вице-адмирала Нахимова ордена святого Георгия 2-й степени, написав в именном рескрипте: «Истреблением турецкой эскадры вы украсили летопись русского флота новою победою, которая навсегда останется памятной в морской истории». Различные награды и поощрения получили почти все офицеры эскадры. Слава победителей гремела повсюду.

Однако Нахимова она не столько радовала, сколько тревожила. К сожалению, его опасения оправдались в самом худшем варианте. Получив известия о Синопском сражении, Англия и Франция сначала ввели свои эскадры в Чёрное море, объясняя это стремлением оградить турецкие суда и порты от нападений с русской стороны, а затем объявили войну России. Нахимов считал себя невольным виновником всех этих трагических событий.

Значение этой победы хорошо видно из поздравительного письма командующего отрядом русских судов у берегов Кавказа контр-адмирала П. Вукотича: «Истребление Синопской эскадры, великой грозы всего Кавказа, спасло Кавказ, в особенности Сухум, Поти и Редуткале, покорением последнего досталась бы в добычу туркам Гурия, Имеретия и Мингрелия». (Основные районы Грузии).

Главным политическим итогом первых месяцев войны и, прежде всего Синопского сражения, стал полный провал планов Англии и Франции ведения войны чужими руками. Были показаны подлинные организаторы Крымской войны. Убедившись в полной неспособности Турции вести войну, Англия и Франция были вынуждены открыто вступить в войну с Россией.

Синопское сражение стало последним крупным сражением парусного флота, но одновременно, оно стало и первым морским сражением, в котором с такой убедительностью была продемонстрирована эффективность бомбических орудий. Это значительно ускорило переход к строительству броненосного флота. Победа при Синопе, а затем героическая гибель на бастионе Севастополя обессмертили имя Нахимова, с ним связаны наши лучшие морские традиции. Нахимов стал народным героем.

При написании статьи были использованы следующие материалы.

  • Тарле Е.В. Павел Степанович Нахимов. Москва. 1944 г.
  • Доценко В.Д. Мифы и легенды российского флота. Москва. 2000 г.
  • Митяев А.В. Книга будущих адмиралов. Москва. 1979 г.
  • Краснознаменный Черноморский флот. Москва. 1979 г.

А что Вы думаете по этому поводу? Можно ли вообще сражение двух противостоящих эскадр считать разбоем? И самое главное, совершенно ясно, что англичане поступили так исходя из своих политических целей и использовали поражение турок как предлог для объявления войны России, но можем ли мы молчать в связи с этим? Поделитесь своим мнением в комментариях. Это будет интересно всем!

Источник: korvet2.ru

Сражение при синопе

Синопское морское сражение, героический эпизод отечественной истории. Подвиг русских моряков прославлен учреждением Ордена Нахимова в 1944 году. В 1952 году, к 100-летию синопского сражения, Калашниковская набережная в Ленинграда была переименована в Синопскую набережную. Событие отмечено днём воинской славы 1 декабря (ФЗ №32-Ф3 от 13 марта 1995г.)

СССР, равно как и Россия, однозначно считал это героическим эпизодом отечественной истории, но это радикально противоречило тому, что говорили о синопском сражении классики марксизма-энгельсизма. Особенно двусмысленным было положение тех, кто занимался идеологической работой. Например, военные политработники, которые вели патриотическую пропаганду и пропаганду «единственно верного учения», зная что говорили отцы основатели «единственно верного учения» о подвигах Нахимова.

Вот что пишет о ходе сражении историк Найда С.Ф. Цит. Найда С.Ф., Выдающийся русский флотоводец адмирал П.С.Нахимов, М. «Знание», сер. 1, №71, 1952 (электронный текст можно найти здесь.)

В 9 часов 30 минут на флагманском корабле взвился сигнал: «Приготовиться к бою и итти на Синопский рейд». Быстро эскадра снялась с якоря и с поднятыми национальными флагами устремилась на противника. На ходу по сигналу Нахимова эскадра построилась в две колонны. Строй двух колонн, установленный Нахимовым, был весьма разумным в тактическом отношении. Он вдвое сокращал пребывание эскадры под огнем противника при входе кораблей на Синопский рейд н ускорял развертывание эскадры к бою по намеченной диспозиции. Это обеспечивало быстрый натиск на противника и меньшие потери от вражеского огня. Маневр этот блестяще удался.

В первой колонне шли 3 корабля — 84-пушечные корабли «Императрица Мария» (флагман), «Чесма» и 120-пушечный корабль «Константин»; во второй — тоже 3 корабля: 120-пушечный корабль «Париж» (командиром которого был капитан 1-го ранга Истомин, будущий герой обороны Севастополя), 120-пушечный корабль «Три святителя» и 84-пушечный корабль «Ростислав». Фрегаты «Кагул», имевший 44 пушки, и «Кулевчи», имевший 52 пушки, остались по указанию Нахимова охранять выход из Синопской бухты, чтобы воспрепятствовать возможному бегству во время боя турецких пароходов.

Около полудня эскадра подошла к входу в бухту. Все ждали сигнала с флагманского корабля. Прошло немного времени, пробила одна склянка. В это время с турецкого корабля раздался первый пушечный выстрел, и вслед за ним началось знаменитое Синопское сражение.

Флагманский корабль Нахимова «Императрица Мария», отстреливаясь от кораблей противника, неуклонно шел вперед и отдал якорь лишь тогда, когда достиг своей цели — флагманского корабля турок «Аунн Аллах». Он зажег корабль противника и заставил его выброситься на берег, а затем уничтожил также турецкий фрегат «Фазли Аллах». Несмотря на то, что в бою флагманский корабль «Императрица Мария» получил 60 пробоин и другие повреждения, он повернул для оказания помощи второй колонне кораблей. Нахимов хладнокровно руководил боем. Спокойствие и выдержка командующего эскадрой придавали всем уверенность в победе.

Корабль «Константин» на подходе к указанному по диспозиции месту был осыпан градом ядер, книпелей 4 и картечи. Однако он упорно продвигался вперед и стал на якорь для боя вскоре после флагманского корабля. Батальным огнем правого борта по турецкой батарее и двум фрегатам он вначале взорвал один фрегат и огнем своих пушек на время заставил замолчать береговую батарею, затем открыл губительный огонь по другому турецкому фрегату и корвету. Вскоре фрегат и корвет были подбиты и выбросились на берег. Корабль «Чесма» после победы над турецким фрегатом метко громил береговые батареи.

Корабль «Париж», на котором был второй флагман — контр-адмирал Новосильский, точно по диспозиции стал на якорь и метким огнем своих пушек потопил три турецких судна, а затем повел уничтожающий огонь по береговой батарее.

Действия корабля «Париж» получили особое одобрение Нахимова. Корабль «Три святителя», несмотря на сильные повреждения, огнем своих пушек заставил фрегат противника выброситься на берег и до конца боя продолжал вести огонь. Корабль «Ростислав» огнем своих пушек потопил корвет и уничтожил батарею.

Русские моряки дрались с врагом самоотверженно, с необыкновенным упорством, тушили пожары, тут же становились на место убитых и раненых. На «Константине» в разгар боя разорвавшейся бомбой была разбита палуба и начался пожар. Быстро распространявшийся огонь угрожал взрывом крюйт-камеры (место, где хранится порох). Мичман Колокольцев, пренебрегая опасностью, наглухо закрыв двери и люки крюйт-камеры, с хладнокровием потушил огонь и спас этим корабль от взрыва.

К 5 часам вечера 18 ноября 1853 года битва завершилась полным уничтожением турецкой эскадры и всей береговой обороны противника. Только одни пароход противника — «Таиф» под командованием английского офицера, пользуясь своим превосходством в скорости против фрегатов «Кагул» и «Кулевчи», бросил турок и бежал в Константинополь.

В Синопском сражении было уничтожено 13 боевых неприятельских кораблей и 4 купеческих, убито до 3 тысяч турок и много взято в плен. В числе захваченных в плен оказался и начальник турецкой эскадры вице-адмирал Осман-паша вместе с командирами некоторых кораблей.

Русская эскадра не потеряла ни одного корабля. Потерн в людях составили: убитыми 38 человек, ранеными н контуженными 235 человек.

В полном соответствие с этим описанием подвиг русского флота утверждён как статут Ордена Нахимова, которым награждают, в частности, за «за успехи в разработке, проведении и обеспечении операций, боевых действий группировок сил (войск) Военно-Морского Флота самостоятельно и в составе группировок войск (сил), в результате которых успешно отражены наступательные действия противника и нанесены ему значительные потери»

Естественно, такая разгромная победа не могла не «обрадовать» тех, кто поддерживал Турцию в войне против России.

В английском парламенте начались дебаты в связи с победой русских при Синопе. Английская и французская пресса открыла неистовую кампанию против России, стремясь оправдать открытие военных действий против русских.

К неистовой кампании в английской и французской прессе присоединились класики марксизма-энгельсизма. Десятый том второго издания «Сочинений» (см. текст) представляет собой трансляцию этой кампании на прессу американскую. Вот как отзывается Маркс о синопском сражении

Наконец-то тайна, окутывавшая синопское сражение, рассеялась. Судя по опубликованным сообщениям о соотношении сил России и Турции при Синопе, у русских по сравнению с турецкими силами было больше на 3 паровых двухпалубных судна, одно трехпалубное и 680 орудий. Синопские события, таким образом, ничего не прибавили к могуществу России и ничего не убавили от могущества Турции; скорее имело место обратное. Здесь мы видим факт, который не имеет прецедента даже в истории английского флота: фрегаты становятся в ряд с линейными боевыми кораблями и командиры бросают факелы в пороховые погреба, принося себя в жертву на алтарь отечества. Основные морские силы Турции остались нетронутыми; она не потеряла ни одного линейного корабля, ни одного парохода. Мало того. Согласно последним известиям, одно из лучших трехпалубных судов русского флота, «Ростислав», со 120-ю орудиями, потоплен турками. Эта потеря, до сих пор замалчивавшаяся под тем благовидным предлогом, что «Ростислав» затонул не во время боя, а непосредственно после него, и теперь открыто признанная русскими, значительно уравновешивает потери турецкого флота[24]. Если действительно пошло ко дну трехпалубное судно, то можно полагать, что и другие русские суда получили во время боя весьма серьезные повреждения и что в конце концов победа при Синопе больше обессилила русский флот, чем турецкий. Как только египетский паша узнал о синопской катастрофе, он немедленно отдал приказ о вооружении 6 фрегатов, 5 корветов и 3 бригов с тем, чтобы возместить потери материальной части турецкого флота.
Египетский паровой фрегат «Перваз Бахри», выведенный из строя и захваченный после пятичасового боя русским значительно более крупным паровым фрегатом «Владимир», был до такой степени изрешечен снарядами, что его с трудом доставили в Севастополь, где он сразу же затонул. Ввести «Перваз Бахри» в Севастопольскую бухту удалось лишь благодаря помощи главного механика, англичанина Белла, которому адмирал Корнилов обещал немедленно предоставить свободу, если он благополучно справится с этой задачей. По прибытии в Севастополь Белл не только не был отпущен, но вместе со своими помощниками — механиками и кочегарами — был взят под строгий арест и посажен на скудный паек в 3 пенса в день, причем им объявили, что они должны будут пройти пешком 80 миль в глубь страны в это суровое время года. Князь Меншиков, который командует в Севастополе, получил одобрение царя и его министров, оставшихся глухими к представлениям английского консула в Одессе и английского посла в С.-Петербурге.

Несомненно, кто-то здесь врёт. Либо сталинский историк Найда, либо Маркс. По описанию сражения, данному Найдой, можно определить, что русских кораблей, участвовавших в сражении было восемь, а турецких кораблей было уничтожено семнадцать. Стало быть, по словам Найды, перевес был на стороне турок. Маркс говорит о превосходстве у русских по сравнению с турецкими силами было больше на 3 паровых двухпалубных судна, одно трехпалубное и 680 орудий. И синопское сражение по Марксу это не подвиг русских моряков, но вероломная и трусливая бойня, уничтожившая слабейшего противника. Вот как Маркс пишет в статье «Западные державы и Турция»

К огромному множеству уже преданных гласности дипломатических документов прибавилась еще нота, четырех держав от 12 декабря, врученная Порте сообща соответствующими послами в Константинополе, а также новый циркуляр г-на Друэн де Люиса, подписанный в Париже 30 декабря, к французским дипломатическим агентам. Внимательно вчитавшись в ноту четырех держав, можно понять, почему в Константинополе начались такие волнения, когда стало известно, что нота принята Портой, почему 21 декабря возникло повстанческое движение и почему турецкому министерству пришлось торжественно заявить, что возобновление мирных переговоров не повлечет за собой ни прекращения военных действий, ни их приостановки. В самом деле, ровно через девять дней после того, как сообщение о вероломной и трусливой синопской бойне достигло Константинополя и было встречено во всей Оттоманской империи единым воплем о мщении, четыре державы хладнокровно призывают — а послы Великобритании и Франции даже принуждают — Порту вступить в переговоры с царем на следующей основе: все прежние договоры будут возобновлены; фирманы, касающиеся религиозных привилегий, дарованные султаном его христианским подданным, будут дополнены новыми гарантиями, предоставленными каждой из держав, а следовательно и царю; Порта назначит уполномоченного для заключения перемирия; она разрешит России построить в Иерусалиме церковь и больницу и обяжется перед державами (а следовательно, и перед царем) улучшить свою внутреннюю административную систему. Порта не только не получит никакого возмещения за тяжелый ущерб, причиненный ей пиратскими действиями московитов, но, наоборот, цепи, которые Россия заставляла Турцию носить в течение четверти века, будут выкованы заново, а узник — закован еще прочнее, чем прежде. Порта должна сдаться на милость самодержца, смиренно гарантируя ему фирманы о религиозных привилегиях своих христианских подданных и торжественно ручаясь за свою внутреннюю административную систему. Таким образом, она должна подчиниться одновременно протекторату царя в религиозных вопросах и его диктату в вопросах гражданского управления. В качестве возмещения за подобную капитуляцию Порте обещают «возможно скорее эвакуировать Дунайские княжества», захват которых лорд Кланрикард назвал «актом пиратства», а также заверяют ее в том, что преамбула договора от 13 июля 1841 г., оказавшаяся столь «надежной гарантией» против России, будет формально подтверждена.
Хотя в своей неслыханной подлости презренные «державы» достигли высшего предела, принуждая Порту, через несколько дней после Синопа, вести переговоры на такой основе, все же они не отделаются таким гнусным путем от своих затруднений. Царь уже зашел слишком далеко, он не потерпит ни малейшего посягательства со стороны какой-либо из европейских держав на отстаиваемое им право протектората над христианскими подданными Турции.

В этом отрывке речь идёт о ноте четырёх европейских держав Англии, Франции, Асвтрии и Прусси, предлагавших Турции посредничество для мирного урегулирования конфликта с Россией. Требованием к России был вывод войск из Дунайских княжеств, а Турция должна была удовлетворить требования России об особых правах православных христиан. Такое решение проблемы совершенно не устраивало партию войны, которая стремилась втянуть европейские державы в войну против России. Этот отрывок показывает отношение партии войны к предполагаемому договору и отношение Маркса к партии войны.

Синопское сражение, названное вероломной и трусливой бойней, представляется как неожиданное агрессивное действие России, уничтожившее мирную турецкую эскадру и несколько купеческих кораблей в синопской бухте. Отечественная военная история считает по-другому. Турецкая эскадра, срывавщаяся от шторма в Синопской бухте, готовилась к нападению на побережье Кавказа, и атака на турецкий флот была оправдана этой угрозой. Кроме того она была предпринята после объявления войны. Поэтому ни вероломной ни трусливой она не была. Вот что пишет об этом Найда С.Ф. в книге о Нахимове.

14 сентября 1853 года Турция объявила о разрыве дипломатических отношений с Россией. На стороне Турции выступили Англия и Франция. Верные своей политике загребать жар чужими руками, они всемерно провоцировали Турцию на войну с Россией. Англо-французский флот вошел через Дарданеллы в Мраморное море, а затем прибыл в Константинополь. Это был открытый вызов России.

Военные действия турок начались 11 октября нападением на корабли Дунайской флотилии в районе Галаца, а в ночь с 15 на 16 октября — на пост св. Николая на кавказской береговой линии. Со стороны России манифест об объявлении войны Турции был подписан 20 октября 1853 года.

Стало быть, к 18 октября 1853 года Россия уже находилась в состоянии войны с Турцией, поэтому атаку на турецкую эскадру вероломным нападением назвать нельзя.

Манифест об объявлении Россией войны Турции Нахимов получил в море 1 ноября. Из Севастополя манифест был доставлен ему пароходом «Бессарабия».

3 ноября Нахимов передал на суда своей эскадры манифест об объявлении войны и с ним свой приказ, в котором он сообщал следующее: «Турецкий флот вышел в море в намерении занять принадлежащий нам порт Сухум-Кале (за поисками флота отправлен из Севастополя с 6 кораблями генерал-адъютант Корнилов). Намерение неприятеля не может иначе исполниться, как пройдя мимо нас или дав нам сражение. В первом случае я надеюсь на бдительный надзор гг. командиров и офицеров, во втором, с божиею помощью и уверенностью в своих командирах и офицерах и командах, я надеюсь с честию принять сражение и не допустить неприятеля исполнить свое дерзкое намерение».

Целью турецкой эскадры была атака на кавказское побережье и взятие крепости Сухум-Кале, но эскадра была вынуждена укрыться в Синопской бухте, чтобы переждать сильные осенние шторма. Атака превосходящих сил противника в Синопской бухте была обозвана трусливой. Маркс считал трусами и подлецами русских моряков, атаковавших сильнейшего противника, защитивших кавказское побережье от нападения турецкой эскадры.

Источник: medved-olympus.livejournal.com


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.