Синопское сражение адмирал

Синопскому сражению, произошедшему 30 ноября 1853 года, предшествовало немало событий. В начале года обострился «Восточный вопрос», Черноморский флот лишил кавказских горцев важного источника доходов, но зато ошибся в своих стратегических расчётах и едва не упустил турецкие корабли у Синопа — важной перевалочной базы, через которую снабжались кавказские «революционеры». Добившись разрешения атаковать противника, адмирал Нахимов не стал откладывать дело в долгий ящик.

План адмирала Нахимова

16 ноября русский пароход «Бессарабия» захватил турецкий пароход «Medzhir Tadzhiret». Пленные показали, что в Синопе стоит турецкая эскадра: три фрегата, два корвета и грузовые транспорты — все парусные. Сразу же к порту выслали разведчиков, которые обнаружили там семь фрегатов, два корвета (на самом деле их было три) и два колёсных парохода.

Из-за шторма Нахимов подошёл к Синопу только 23 ноября. На следующий день он получил разрешение атаковать турецкую эскадру в Синопе. Но только эскадру. От огня по городу приказано было воздерживаться (у Меншикова в приказе чётко сказано: «щадить Синоп») и открывать огонь только в том случае, если турки начнут стрельбу первыми.


На тот момент у Нахимова было только три линейных корабля, поэтому от нападения русские воздержались, организовав блокаду Синопа и дожидаясь в подмогу эскадры контр-адмирала Фёдора Новосильского: три линейных корабля и два фрегата. Новосильский присоединился к Нахимову только 28 ноября. По плану, русская эскадра в строю двух кильватерных колонн (корабли следовали один за другим по линии курса) должна была прорваться на Синопский рейд и нанести огневой удар по кораблям и батареям противника. Первой колонной предстояло командовать Нахимову. В неё входили корабли «Императрица Мария» (флагман), «Великий князь Константин» и «Чесма». Второй колонной — «Париж» (второй флагман), «Три святителя» и «Ростислав» — должен был руководить Новосильский. Далее корабли становились на якорь перед линией османских фрегатов и вели огонь по ним до полного истребления. Завершая свои инструкции, вице-адмирал приказал, «завязав дело с неприятельскими судами, стараться по возможности не вредить консульским домам, на которых будут подняты национальные их флаги». Он подчеркнул также, что «все предварительные наставления при переменившихся обстоятельствах могут затруднить командира, знающего своё дело, и потому я предоставляю каждому совершенно независимо действовать по усмотрению своему, но непременно исполнить свой долг».

На 30 ноября 1853 года состав русской эскадры под командованием адмирала Нахимова был следующий:


Наименование

Тип корабля

Пушки

Великий князь Константин

Линейный корабль

120

Три Святителя

Линейный корабль

120

Париж

Линейный корабль

120

Императрица Мария

Линейный корабль

84

Чесма

Линейный корабль

84

Ростислав

Линейный корабль

84

Кулевчи

фрегат

54

Кагул

фрегат

44

Отдельный дивизион пароходофрегатов под командованием адмирала Корнилова

Одесса

пароходофрегат

12

Крым

пароходофрегат

12

Херсонес

пароходофрегат

12


Бой у Синопа

В 6 утра 30 ноября 1853 года на флагмане Нахимова, 84-пушечном корабле «Императрица Мария», был поднят сигнал «Приготовиться к бою!». Мрачным дождливым утром при шквалистом ветре русские корабли двумя колоннами двинулись по направлению к Синопской бухте. Время было выбрано неслучайно: мусульмане в этот момент совершали намаз. Русским действительно повезло. То ли из-за намаза, то ли просто потому, что на турецких береговых батареях не рассчитывали, что русские начнут атаку, Нахимов прошёл опасную зону сближения без противодействия с берега. В шканечном журнале корабля «Три святителя» отмечено:

«Проходя (…) батареи, означенные номерами 1, 2, 3, 4, на них не было видно ни малейшего движения, но бежавшие из деревни Ада-Киой турки спешили, вероятно, занять свои места: однако же эскадра наша успела пройти мимо батарей».

Те батареи, которые всё-таки вступили в бой с русскими кораблями, имели на вооружении старые 14- и 19-фунтовые орудия, эффективность которых была близка к нулю. К тому же защищали их земляные брустверы и обслуживались они не армией, а местной милицией. О плохом состоянии батарей до этого неоднократно докладывали в Стамбул.

Но даже без противодействия батарей из-за погоды и неудобного ветра произошли накладки. В частности, левая русская колонна стала на якорь дальше от противника, чем планировалось, что позволило турецкому пароходофрегату «Taif» вырваться.


мператрица Мария», флагман самого Нахимова, не дошла до центра бухты, отчего «Чесма», концевая в правой колонне, не могла действовать против турецких кораблей, и бой для неё свёлся к борьбе с батареями № 3 и № 4. К тому же «Чесма» и «Великий князь Константин» мешали друг другу, перекрывая секторы обстрела, так что им пришлось под турецким огнём менять якорную стоянку. У «Трёх святителей» в начале сражения перебило шпринг, корабль развернуло, и в горячке боя комендоры 120-пушечника продолжили огонь, но по своим. Несколько ядер пришлось в «Париж» и «Ростислав», пока Новосильский не поднял сигнал «Трём Святителям» прекратить огонь.

В 12:30 русские сблизились, и бой-таки начался. Береговые батареи №№ 4, 5 и 6 тоже вступили в дело. В 12:45 развёл пары самый сильный турецкий пароходофрегат «Taif». До сих пор непонятно, прошёл ли он между воюющими сторонами или между турецкими кораблями и берегом, но далее «Taif» миновал батарею № 6, проскользнул между фрегатами «Кулевчи» и «Кагул» и, дав полный ход, в 12:57 взял курс на Стамбул. Позже его капитан Яхъя-бей, ожидавший награды за спасение корабля, был отдан под суд и уволен со службы за недостойное поведение. Султан Абдул-Меджид выразил своё недовольство: «Я бы предпочёл, чтобы он не спасся бегством, а погиб бы в бою, как и остальные».

13:00. Вставший на шпринг напротив турецкого «Avnullah» 84-пушечный «Императрица Мария» просто растерзал фрегат полными бортовыми залпами, и флагман турок выбросился на берег. Нахимов перенёс огонь на «Fazlullah». Тот последовал примеру флагмана. «Великий князь Константин» вступил в бой сразу с двумя фрегатами — «Nâvek-i Bahrî» и «Nesîm-i Zafer». Первый, попавший к тому же под огонь подошедшей «Чесмы», взорвался через 15 минут боя. Второй, объятый пламенем, отнесло к молу у батареи № 5. Был совершенно разбит и корвет «Necm-Efşân».


13:05. 120-пушечный «Париж» обрушил несколько залпов на батарею № 5, формально выполнив приказ «отвечать только на обстрелы с берега», а потом перенёс огонь на фрегат «Dimyad» и корвет «Gül-i Sefîd». Корвет взорвался почти сразу же, а фрегат был сбит со шпринга и отдрейфовал к берегу. «Париж», кстати, истратил больше 68-фунтовых бомб, нежели любой другой русский корабль — 70 из 893 запасённых. «Императрица Мария» израсходовала пять из 176, «Великий князь Константин» — 30 из 457, «Три Святителя» — 28 из 147, наконец, «Ростислав» — 16 из 400. Всего за время боя Черноморский флот потратил 167 бомб.

13:30–14:00. «Три Святителя» начал бой с «Kaaid-i Zafer», «Nizamiye» и батареей № 6. Шальное ядро с батареи перебило кораблю шпринг, развернуло кормой к батарее, и 120-пушечник пережил несколько неприятных минут, дав к тому же несколько залпов по своим. В течение 15 минут под огнём был заведён новый верп, корабль развернулся и обрушил мощные залпы на своих противников. Первый фрегат выбросился на берег и в 14:00 взорвался.

К 16:00 горела не только турецкая эскадра — пылал уже весь город. Огонь с батарей перекинулся на жилые дома. Русские несколько раз посылали к стенам крепости парламентёров, передававших слова командиров: «Прекратите стрельбу из города, русские не станут стрелять в ответ по берегу». Однако услышать их было просто невозможно.


Главной потерей турок стали даже не военные корабли, а транспортники, на которых осуществлялись переброски на Кавказское побережье. Слова Нахимова, сказанные префекту Синопа, звучали как утончённое издевательство:

«Я покидаю этот порт и обращаюсь к Вам как к представителю дружественной нации, рассчитывая на Ваши услуги, чтобы объяснить городским властям, что императорская эскадра не имела никакого враждебного намерения ни против города, ни против порта Синоп».

После боя Нахимов написал царю:

«Повеление Вашего Императорского Величества исполнено Черноморским флотом самым блистательным образом. Первая турецкая эскадра, которая решилась выйти в бой, 18-го (30-го) числа ноября истреблена вице-адмиралом Нахимовым. Командовавший оною турецкий адмирал Осман-паша, раненый, взят в плен и привезён в Севастополь. Неприятель был на Синопском рейде, где, укреплённый береговыми батареями, принял сражение. При этом у него истреблено семь фрегатов, шлюп, два корвета, одни пароход и несколько транспортов. За сим, остался один пароход, который спасся по превосходной быстроте своей. Эта эскадра, по-видимому, есть та самая, которая снаряжалась для овладения Сухумом и содействия горцам».


Последствия

Иностранные дипломаты в Стамбуле по-разному реагировали на сражение: «англичане меланхолично обдумывали итоги Синопа», тогда как французы «предавались ликованию». По предложению английского посла в Турции Стрэтфорда де Редклифа Порта запретила вообще «разговоры на темы политические, включая Синоп, на базарах, в кофейнях, чайханах и пр.», которым турки «предавались с упоением».

Небывалый по силе ветер, начавшийся в районе Босфора, нанёс туркам дополнительный урон: 30 ноября – 2 декабря 1853 года он просто выбрасывал суда на берег. Собственно, в этой ситуации османы чуть не приняли русские условия. Появись наши корабли после Синопа перед Босфором — и история пошла бы по другому пути. Это была главная ошибка Николая I после Синопа. 3 декабря 1853 года, вскоре после сражения, он писал Меншикову:

«Думаю, что большим действиям флота конец и отдых. Кажется, что 4-х фрегатов и обыкновенных пароходов у нас теперь, должно быть, довольно, когда главной неприятельской эскадры более не существует. Ежели точно англичане и французы войдут в Чёрное море, с ними драться не будем, а пусть они отведают наших батарей в Севастополе, где ты их примешь салютом. Высадки не опасаюсь, а ежели бы попытка и была, то, кажется, и теперь отбить их можно. В апреле же будем иметь всю 16 дивизию с её артиллериею, бригаду гусар и конные батареи, более чем нужно, чтобы заставить их хорошо поплатиться».


Собственно, дальнейший ход событий решался в три-четыре дня после Синопа. Направь русские свои корабли тогда к Босфору — не было бы никакой Крымской войны. Турецкое правительство было готово подписать любые договоры. Кроме того, у Турции на войну, впрочем, как и всегда, вообще не оказалось денег. Хотели занять 30 000 000 курушей у Австрии, но этого не дали сделать англичане, которые предложили свой кредит, но не деньгами, а товарами, оружием и советниками. Султан же хотел именно денег — этих серебряных и золотых кружочков, ибо бумажные деньги в Турции те же солдаты Стамбульского гарнизона воспринимали очень нервно, а злить их было нельзя.

Сразу после известия о поражении султан издал фирман о беспрепятственном пропуске русских торговых (и не очень) судов через проливы без досмотра до 23 февраля 1854 года включительно. Самым же главным итогом стало сожжение эскадры и Синопа, что нанесло страшнейший моральный удар по горцам на Кавказе. Тамошние жители всегда уважали только силу, и сила была продемонстрирована очень зримо. Теперь появилась твёрдая основа для переговоров и уверенность в том, что старейшины местных тейпов к русским будут как минимум прислушиваться.

Реакцию англичан на произошедшее хорошо отражают слова, напечатанные в «Иллюстрейтед Ландон Ньюс» 2 декабря 1853 года: «Незначительная победа, не соответствующая громкому кудахтанью о ней». Та же газета писала, что император Николай реально заслужил хоть одну громкую победу в войне, которая явно началась для него неудачно. Некоторые публикации утверждали, что «сражение было нечестным», ведь «Николай воспользовался беспомощностью турецкого флота». «Навал Кроникл» сообщила, что никакого Синопа не было бы, если бы в Чёрном море находился английский флот.


А вот другая сторона Синопского сражения, о которой у нас часто просто не знают, оказалась действительно важной. Оппозиция объявила, что премьер Абердин имеет тайные договорённости с Николаем и вообще, один из виновников Синопского боя — именно он. Пресса, по сути, обвинила премьер-министра Англии в том, что он — немного шпион России. Более того, даже принц Альберт Саксен-Кобург-Готский, муж королевы Виктории — тоже шпион русского императора. Договорились даже до того, что «принц, будучи немцем, не способен относиться к событиям в мире с точки зрения английского либерализма».

5 декабря 1853 года французский посол от имени Англии, Австрии и Пруссии обратился к султану с вопросом, какие тот видит выходы из сложившейся ситуации. По мысли посла, Англия, Франция, Австрия и Пруссия должны были стать посредниками между Турцией и Россией. Но тут во Францию пришла весть о Синопе. Казалось, что Николай всех перехитрил и теперь заключит мир без посредников. Выходило, что Франция остаётся с носом. Более того, в мыслях Наполеона III русские эскадры уже шли к Босфору, а русские войска высаживались в Стамбуле.


17 декабря 1853 года английский посол при французском дворе имел разговор с Наполеоном III, после чего немедленно сообщил министру иностранных дел: «Французское правительство полагает, что Синопское дело, а не переход через Дунай, должно бы быть сигналом к действию флотов». Не успел министр опомниться, как посол известил его, что французский император снова его призвал и прямо заявил, что нужно «вымести с моря прочь русский флаг», и что он, император, будет разочарован, если этот план не будет принят Англией. Мало того, Наполеон III приказал своему министру иностранных дел графу Валевскому сообщить в Лондон, что если Англия даже откажется ввести свой флот в Чёрное море, то французы войдут туда сами и будут действовать так, как сочтут нужным.

Естественно, это был блеф. Но этот блеф сработал. Наполеон долго жил в Англии и знал психологию англичан: они хотели участвовать в любом разделе любых территорий и сильно вздрагивали от действий на море без их участия. Коалиция против России начала стремительно складываться. Собственно, именно Синоп заставил англичан и французов забыть извечную вражду и объединиться против России. Конечно же, это был не единственный фактор образования антирусской коалиции, но он дал в руки политикам из «партии войны» прекрасный козырь, который они теперь могли использовать для усиления противостояния с Россией, попутно решая свои местные политические интересы в борьбе за власть.

Источник: warspot.ru

Соотношение сил и средств

Русская Эскадра, которой командовал вице-адмирал Павел Нахимов, насчитывала 11 кораблей при 734 орудиях. Эскадра разделялась по 3-ем классам кораблей:

  • Фрегаты: «Кулевчи» (60 орудий) и «Кагул» (44 орудия)
  • Линейные корабли: «Три святителя» и «Великий князь Константин» (оба по 120 орудий), «Париж» (флагманский корабль Новосильского при 120 орудиях), «Ростислав» и «Чесма» (об по 84 орудия), «Императрица Мария» (флагманский корабль Нахимова при 84 орудиях).
  • Пароходы: «Херсонес», «Одесса» и «Крым».

Турецкая эскадра, которой командовал вице-адмирал Осман-паша, насчитывала 12 кораблей при 476 орудиях, которым дополнительно было придано 2 брига и 2 военных транспортника. Боевые корабли турецкой эскадры также подразделялись на три класса:

  • Парусные корветы: «Фейзи-Меабуд» и «Неджми-Фешан» (об по 24 орудия), «Гюли-Сефид» (22 орудия).
  • Парусные фрегаты: «Низамие» (64 орудия), «Навек-Бахри» и «Несими-Зефер» (по 60 орудий), «Дамиад» (56 орудий), «Каиди-Зефер» (54 орудия), «Фазли-Аллах» и «Авни-Аллах» (по 44 орудия каждый). Флагманским кораблем был «Авни-Аллах».
  • Пароходофрегаты: «Таиф» (22 орудия), «Эрекли» (2 орудия).

Мы видим однозначный перевес русской эскадры, но здесь важно понимать, что у турецкой стороны была поддержка береговой артиллерии, а русские пароходы к началу Синопского сражения опоздали. Они достигли берегов Синопа в момент, когда исход сражения был уже предрешен. Тем не менее, даже если не брать в расчёт пароходы русской эскадры, очевидным является превосходство русской стороны над турецкой. Почему же в таких условиях Османская империя объявила войну России и была готова проводить морское сражение у берегов Синопа? Главная причина — надежда на обещанную поддержку со стороны Англии и Франции. Эта поддержка была отказана, но только после того, когда Синопское сражение Османская империя проиграла, и когда появился действительный повод для Англии и Франции вступить в войну против России. Как это уже было неоднократно в мировой истории, англичане жертвуют союзниками, чтобы получить благовидный предлог вступления в войну.

Современный вид на Синоп

Ход сражения

Хронология Синопского морского сражения 18 ноября 1853 года может быть представлена следующими образом:

  • 12:00 — русская эскадра Черноморского флота приближается к турецким кораблям вблизи синопского рейда.
  • 12:30 — турецкие корабли и береговая артиллерия Синопа открывают огонь по российским кораблям.
  • 13:00 — русский флот акцентирует атаки на турецком фрегате «Авни-Аллах». В течение нескольких десятков минут фрегат был затоплен и выброшен на берег.
  • 14:30 — основная часть Синопской битвы закончена. Большая часть турецких кораблей уничтожена. Удалось бежать только пароходу «Таиф», который направился в Константинополь, где доложил турецкому султану о поражении.
  • 18:30 — русский флот окончательно уничтожил турецкие корабли и подавил сопротивление береговой артиллерии.

Синопское сражение началось с попыток русского флота занять нужные позиции, в ответ на что был открыт огонь со стороны береговой артиллерии Синопа и флота Османской империи. Относительно береговой артиллерии нужно отметить, что у неё было 6 линий: первые 2-е открыли огонь своевременно, 3 и 4 — с опозданием, 5 и 6 до русских кораблей не доставали. С самого начала сражением турецкая сторона пыталась нанести урон флагманским кораблям, поэтому выстрелы велись в направлении линейных кораблей «Париж» и «Императрица Мария».

Павел Нахимов также выбрал своей целью флагманские корабли Османской империи, чтобы решить флот противника командования. Поэтому с первых минут сражения основной удар пришелся на парусный фрегат «Авни-Аллах», который очень быстро загорелся и затонул. После этого огонь был перенесён на другой флагманский корабль турецкой стороны «Фазли-Аллах». Этот корабль также очень скоро получил серьезные повреждения и был выведен из строя. После этого огонь был в равной степени разделён между кораблями противника и береговой батареи. Умелые действия Нахимова и всего русского флота привели к тому, что всего за несколько часов синопское сражение было выиграно.

Карта Синопоского морского сражения

Потери сторон

Потери турецкой стороны в результате Синопского сражения были катастрофическими. Из 15 кораблей, так или иначе принимавших участие в сражении, на плаву остался только один — пароходофрегат «Таиф», которому удалось сбежать с места сражения, и который первым достиг берегов Константинополя, доложив турецкому султану о случившемся. Турецкая эскадра на момент начала сражения насчитывала 4500 человек. По завершению сражения потери турецкой стороны были следующими:

  • Убитыми — 3000 человек или 66% личного состава.
  • Ранеными — 500 человек или 11% личного состава.
  • Пленными — 200 человек или 4,5% личного состава.

В русский плен попал и вице-адмирал Османской империи Осман-паша.

Потери русской эскадры были незначительными. Из личного состава было ранено 230 человек, а убито 37 человек. В ходе сражения все корабли русского флота получили повреждения различной степени тяжести, но каждый из них смог своим ходом добраться до Севастополя.

Западные мифы о победе русского флота

Реакция на победу русского флота в Синопском сражении на западе последовала сразу. Эта реакция вылилась в появлении 3-х мифов, которые и по сей день являются распространенными:

  1. Россия одержала кровавую и жестокую победу.
  2. Россия пленила Осман-пашу. В плену он умер.
  3. Россия целенаправленно вела огонь по городу, что привело к большому количеству жертв среди гражданского населения и серьезному разрушению города.

Чтобы показать реакцию Запада на сражение у Синопа достаточно привести цитату из заметки в английской газете «The Hampshire Telegraph» от 12 декабря 1853 года.

Россия продолжает отмечать свою кровавую победу в сражении, когда они продолжали обстреливать турецкие корабли, вышедшие из строя, и которые не могли оказывать сопротивление. Эскадра мужественно сопротивлялась, но русские хладнокровный и цинично полностью ее уничтожили. До сражения в турецкой эскадре было 4490 человек. После сражения в живых осталось только 358. Город Синоп полностью разрушен из-за шквального огня русской артиллерии. Все побережье усеяно трупами погибших. У местного населения, которое осталось в живых, нет ни еды, ни воды. Им не оказывают должной медицинской помощи.

Заметка из «The Hampshire Telegraph» от 12 декабря 1853 года.

Синопское морское сражение в 1853 году

Теперь давайте разбираться с тем, что было на самом деле, и есть ли у этих мифов хоть какие-то основания. Начнём с самого простого мифа — гибель в русском плену вице-адмирала Османской империи Осман-паша. Английская версия заключается в том, что раненый Осман-паша попал в плен, где ему не оказывалась медицинская помощь, в результате чего он умер.  На самом же деле раненый Осман-паша действительно попал в плен, но в 1856 году был освобожден и вернулся на Родину. После этого он занимал длительное время должность в Адмиралтейском совете при турецком Султане, а умер только в 1897 году.

Миф о Кровавой Победе русского флота также является не более чем выдумкой. Во-первых, нужно понимать, что шла война. Причём война, которая была объявлена Турцией. Любая война, а тем более между серьезными геополитическими соперниками, всегда сопровождается жестокостью и жертвами. И английская пресса, которая делает нападки в сторону русского флота за Синопское сражение, абсолютно забывает рассмотреть, например, вопросы бомбардировок Дрездена в 1945 году. Конечно, между этими событиями прошло практически 100 лет, но показательна сама реакция. Победа русского флота в морском сражении у Синопа это кровавая победа, а бомбардировка мирного города Дрездена, когда Вторая мировая уже фактически закончилась, это нормальное явление. В этом и есть проявление двойных стандартов. Важный момент относительно Синопского сражения касается мирного населения. По английской версии оно практически всё было истреблено варварским русским флотом. На самом деле большая часть населения покинула Синоп задолго до сражения. У них было время, поскольку еще за несколько дней до сражения Осман-паша отдал приказ ввести турецкий флот в гавань, поскольку русским кораблям удалось обнаружить противника. В результате в ходе бомбардировок и взрывов кораблей обломки попадали и на жилые кварталы, где просто некому было тушить огонь. Поэтому если рассматривать, например, греческую часть города, то она практически не пострадала. Это связано не с тем, что ее не бомбардировали, а с тем, что ее жители не покинули город и смогли потушить пожар. Поэтому факт разрушения, причём довольно сильного, Синопа является верным, но причинно-следственная связь абсолютно нарушена. Разрушение города связано не с целенаправленными бомбардировками, а с тем, что сражение проходило непосредственно у берегов города, а также с тем, что просто некому было вовремя ликвидировать последствия пожара.

Результаты победы

Синопскую победу русского флота принято называть «бесплодной». Сама по себе победа была выдающейся, но каких-либо существенных дивидендов России не принесла. Более того, именно это морское сражение стало в конечном итоге тем предлогом, которым воспользовались Англия и Франция для вступления в войну против России на стороне Османской империи. В результате была окончательно сформирована Крымская война — одна из немногих войн, которую Российская империя проиграла.

Непосредственно за победу у Синопа 1853 года вице-адмирал Нахимов был удостоен ордена Святого Георгия 2 степени. Николай 1 был в полном восторге от победы и называл Нахимова лучшим адмиралом за всю историю.

Нахимов во время Синопского сражения

Новые типы кораблей и пушек

Крымская война и Синопское сражение характерны с точки зрения применения новых типов кораблей и новых пушек. Применение в промышленности паровых моторов привело к идее переноса их на корабли. До этого корабли были только парусными, а значит сильно зависели в движении от ветра. Первый пароход был построен в Америке в 1807 году. Эти пароходы работали по принципу гребного колеса и были уязвимы. После этого от колеса избавились и появились классические пароходы. Россия, последней из мировых держав, стала применять паровые двигатели в кораблестроении. Первый гражданский пароход был построен в 1817 году, а первый военный пароход «Геркулес», был спущен на воду в 1832 году.

Вместе с развитием пароходов развивались и корабельные пушки. В одно время с развитием пароходов появились «бомбические пушки». Они была разработаны французским артиллеристом Анри-Жозеф Пексан. В основе использования лежал принцип сухопутной артиллерии. В основе лежал принцип бомбы. Сначала снаряд пробивал брешь в дереве корабля, а затем взрывалась бомба, нанося основной урон. В 1824 году удалось добиться уникального события — двумя выстрелами был затоплен двухдечный линейный корабль!

Популярные статьи:


Список правителей России

Полтавская битва

Император Павел 1

Присоединение Украины

 

Последние добавления:

Источник: istoriarusi.ru

1 декабря является Днём воинской славы России. Это день победы русской эскадры под командованием вице-адмирала Павла Степановича Нахимова над турецкой эскадрой у мыса Синоп.

Сражение произошло в гавани города Синоп на черноморском побережье Турции 18 (30) ноября 1853 года. Турецкая эскадра была разгромлена в течение нескольких часов. Сражение у мыса Синоп было одним из крупных сражений Крымской (Восточной) войны, начинавшейся как конфликт России и Турции. К тому же оно вошло в историю как последнее крупное сражение парусных флотов. Россия получила серьёзное преимущество над вооруженными силами Османской империи и господство в Черном море (до вмешательства великих западных держав).

Это морское сражение стало примером блестящей подготовки Черноморского флота, руководимого одним из лучших представителей школы русского военного искусства. Синоп поразил всю Европу совершенством русского флота, полностью оправдал многолетний упорный образовательный труд адмиралов Лазарева и Нахимова.

А. П. Боголюбов. Истребление турецкого флота в Синопском сражении

Предыстория

В 1853 году началась очередная война России с Турцией. Он привела к глобальному конфликту с участием ведущих мировых держав. Англо-французская эскадра вошла в Дарданеллы. Были открыты фронты на Дунае и в Закавказье. Петербург, который рассчитывал на быструю победу над Портой, решительное продвижение русских интересов на Балканах и успешное решение проблемы проливов Босфор и Дарданеллы, получил угрозу войны с великими державами, со смутными перспективами. Появилась угроза того, что османы, а за ними англичане и французы смогут оказать действенную помощь горцам Шамиля. Это вело к новой масштабной войне на Кавказе и серьёзной угрозе России с южного направления.

На Кавказе Россия не имела достаточного количества войск, чтобы одновременно сдерживать наступление турецкой армии и воевать с горцами. К тому же турецкая эскадра снабжала войска на кавказском побережье оружием и боеприпасами. Поэтому Черноморский флот получил две основные задачи: 1) в спешном порядке перевезти подкрепления из Крыма на Кавказ; 2) нанести удар по морским коммуникациям противника. Не дать османам высадить крупный десант на восточное побережье Черного моря в районе Сухум-Кале (Сухуми) и Поти для помощи горцам. Обе задачи Павел Степанович выполнил.

13 сентября в Севастополе получили экстренный приказ перевести в Анакрию (Анаклия) пехотную дивизию с артиллерией. На Черноморском флоте в это время было неспокойно. Ходили слухи о выступление на стороне османов англо-французской эскадры. Нахимов немедленно взял на себя операцию. За четыре дня подготовил корабли и в полном порядке разместил на них войска: 16 батальонов с двумя батареями (более 16 тыс. человек), и всё необходимое вооружение и имущество. 17 сентября эскадра вышла в море и утром 24 сентября пришла в Анакрию. К вечеру выгрузка была завершена. Операцию признали блестящей, среди матросов би солдат было всего несколько больных.

Решив первую задачу, Павел Степанович приступил ко второй. Необходимо было сорвать вражескую десантную операцию. В Батуми был сконцентрирован 20 тыс. турецкий корпус, который должна была перебросить большая транспортная флотилия (до 250 судов). Высадку десанта должна была прикрыть эскадра Осман-паши.

В это время командующим Крымской армией и Черноморским флотом был князь Александр Меншиков. Он направил на поиски противника эскадру Нахимова и Корнилова. 5 (17) ноября В. А. Корнилов встретил османский 10-пушечный пароход «Перваз-Бахре», шедший из Синопа. Пароходофрегат «Владимир» (11 пушек) под флагом начальника штаба Черноморского флота Корнилова атаковал противника. Непосредственно боем руководил командир «Владимира» капитан-лейтенант Григорий Бутаков. Он использовал высокую маневренность своего корабля и заметил слабость врага — отсутствие орудий на корме турецкого парохода. Весь бой старался держаться так, чтобы не попасть под огонь османов. Трёхчасовой бой завершился русской победой. Это был первый в истории бой паровых судов. Затем Владимир Корнилов вернулся в Севастополь и приказал контр-адмиралу Ф. М. Новосильскому найти Нахимова и усилить его линейными кораблями «Ростислав» и «Святослав», и бригом «Эней». Новосильский встретился с Нахимовым и, выполнив поручение, вернулся в Севастополь.

Нахимов с отрядом с конца октября крейсировал между Сухумом и частью анатолийского побережья, где главным портом был Синоп. У вице-адмирала, после встречи с Новосильцевым, было пять 84-пушечных кораблей: «Императрица Мария», «Чесма», «Ростислав», «Святослав» и «Храбрый», а также фрегат «Коварна» и бриг «Эней». 2 (14) ноября Нахимов издал приказ по эскадре, где уведомил командиров, что в случае встречи с противником, «превосходящим нас в силах, я атакую его, будучи совершенно уверенным, что каждый из нас сделает свое дело».

Каждый день ждали появления врага. К тому же была возможность встречи с британскими кораблями. Но османской эскадры не было. Встретили только Новосильского, который привел два корабля, заменив потрепанные бурей и отправленные в Севастополь. 8 ноября разразилась жестокая буря, и вице-адмирал был вынужден отправить на ремонт ещё 4 корабля. Ситуация была критическая. Сильный ветер продолжался и после бури 8 ноября.

11 ноября Нахимов подошёл к Синопу и немедленно отправил бриг с известием, что в бухте стоит османская эскадра. Несмотря на значительные силы противника, стоявшие под защитой 6 береговых батарей, Нахимов решил блокировать Синопскую бухту и ждать подкреплений. Он просил у Меншикова прислать отправленные на ремонт корабли «Святослав» и «Храбрый», фрегат «Коварна» и пароход «Бессарабия». Адмирал также выражал недоумение, почему ему не отправили фрегат «Кулевчи», который без дела стоит в Севастополе и прислать ещё два дополнительных парохода, необходимые для крейсерства. Нахимов был готов вступить в бой, если турки пойдут на прорыв. Однако турецкое командование, хотя в это время имело преимущество в силах, не решилось вступить в генеральное сражение или просто пойти на прорыв. Когда Нахимов доложил, что силы османов в Синопе, по его наблюдениям выше, чем предполагалось раньше, Меншиков послал подкрепление — эскадру Новосильского, а затем и отряд пароходов Корнилова.

Бой пароходофрегата «Владимир» с турецко-египетским военным пароходом «Перваз-Бахри» 5 ноября 1853 года. А. П. Боголюбов

Силы сторон

Подкрепление пришло вовремя. 16 (28) ноября 1853 года отряд Нахимова усилила эскадра контр-адмирала Фёдора Новосильского: 120-пушечные линейные корабли «Париж», «Великий князь Константин» и «Три святителя», фрегаты «Кагул» и «Кулевчи». В результате под началом Нахимова было уже 6 линейных кораблей: 84-пушечные «Императрица Мария», «Чесма» и «Ростислав», 120-пушечные «Париж», «Великий князь Константин» и «Три святителя», 60-пушечный фрегат «Кулевчи» и 44-пушечный «Кагул». Орудий у Нахимова было 716, с каждого борта эскадра могла дать залп весом в 378 пудов 13 фунтов. 76 орудий были бомбическими, стрелявшими разрывными бомбами, имевшими большую разрушительную силу. Таким образом, на стороне русского флота был перевес. Кроме того, к Нахимову на помощь спешил Корнилов с тремя пароходофрегатами.

В состав турецкой эскадры входил: было 7 фрегатов, 3 корвета, несколько вспомогательных судов и отряд из 3 пароходофрегатов. В целом у турок было 476 корабельных пушек, подкрепленных 44 береговыми орудиями. Османской эскадрой руководил турецкий вице-адмирал Осман-паша. Вторым флагманом был контр-адмирал Гуссейн-паша. При эскадре находился английский советник — капитан А. Слейд. Отрядом пароходов командовал вице-адмирал Мустафа-паша. Турки имели свои преимущества, основными из которых являлись стоянка в укрепленной базе и наличие пароходов, в то время как у русских имелись только парусные корабли.

Адмирал Осман-паша зная, что русская эскадра сторожит его у выхода из бухты, отправил тревожное сообщение в Стамбул, просил помощи, значительно преувеличив силы Нахимова. Однако турки опоздали, сообщение было передано британцам 17 (29) ноября, за сутки до атаки русского флота. Даже если бы лорд Стрэтфорд-Рэдклиф, который в это время фактически руководил политикой Порты, отдал приказ британской эскадре идти на помощь Осман-паше, все равно помощь опоздала. К тому английский посол в Стамбуле не имел права начинать войну с Российской империей, адмирал мог отказаться.

Н. П. Медовиков. П. С. Нахимов во время Синопского сражения 18 ноября 1853 г.

Замысел Нахимова

Русский адмирал, как только подошли подкрепления, решил не ждать, немедленно войти в Синопскую бухту и атаковать врага. В сущности, Нахимов шел на риск, хоть и хорошо просчитанный. Корабельные и береговые орудия у османов были хорошие, и при соответствующем руководстве турецкие силы могли нанести русской эскадре серьёзный урон. Однако некогда грозный османский флот был в упадке, как в части боевой подготовки, так и руководства.

Турецкое командование само подыграло Нахимову, расположив корабли крайне неудобно для обороны. Во-первых, османская эскадра была расположена как бы веером, вогнутой дугой. В результате корабли закрыли собой сектор обстрела части береговых батарей. Во-вторых, корабли располагались у самой набережной, что не давало им возможности маневрировать и вести огонь двумя бортами. Таким образом, турецкая эскадра и береговые батареи не могли полноценно противостоять русскому флоту.

План Нахимова был проникнут решительностью и инициативой. Русская эскадра в строю двух кильватерных колонн (корабли следовали один за другим по линии курса) получила приказ прорваться на Синопский рейд и нанести огневой удар по кораблям и батареям противника. Первой колонной командовал Нахимов. В неё входили корабли «Императрица Мария» (флагман), «Великий князь Константин» и «Чесма». Второй колонной руководил Новосильский. В неё входили «Париж» (2-й флагман), «Три святителя» и «Ростислав». Движение двумя колоннами должно было уменьшить время прохождения кораблей под огнём турецкой эскадры и береговых батарей. К тому же облегчалось развертывание русских кораблей в боевой порядок при постановке на якорь. В арьергарде шли фрегаты, которые должны были пресечь попытки противника к бегству. Заранее были распределены и цели всех кораблей.

При этом командиры кораблей имели определенную самостоятельность в выборе целей, в зависимости от конкретной ситуации, при выполнении принципа взаимной поддержки. «В заключение я выскажу мысль, — писал в приказе Нахимов, — что все предварительные наставления при переменившихся обстоятельствах могут затруднить командира, знающего свое дело, и поэтому я предоставляю каждому совершенно независимо действовать по усмотрению своему, но непременно исполнить свой долг».

Сражение

На рассвете 18 (30) ноября русские корабли вошли в Синопскую бухту. Во главе правой колонны шел флагманский корабль Павла Нахимова «Императрица Мария», во главе левой — «Париж» Фёдора Новосильского. Погода была неблагоприятной. В 12 часов 30 минут османский флагман 44-пушечный «Авни-Аллах» открыл огонь, за ним открыли огонь орудия других кораблей и береговых батарей. Турецкое командование надеялось, что сильный заградительный огонь корабельных и береговых батарей не даст прорваться русской эскадре на близкую дистанцию, заставит русских отступить. Возможно, приведёт к сильному повреждению некоторых кораблей, которые можно будет захватить. Корабль Нахимова шёл впереди и ближе всех встал к османским кораблям. Адмирал стоял на капитанской рубке и наблюдал за развернувшимся ожесточенным артиллерийским боем.

Победа русского флота обозначилась уже через два часа с небольшим. Турецкая артиллерия, осыпала снарядами русскую эскадру, смогла причинить некоторым кораблям значительные повреждения, но потопить не сумела ни одного. Русский адмирал, зная приёмы османских командиров, предвидел, что основной неприятельский огонь будет первоначально сосредоточен на рангоуте (надпалубным частям судового оборудования), а не палубам. Турки хотели вывести из строя как можно больше русских матросов, когда они будут убирать паруса перед постановкой кораблей на якоря, а также нарушить управляемость кораблей, ухудшить их возможности по маневру. Так и произошло, турецкие снаряды ломали реи, стеньги, дырявили паруса. Русский флагман принял на себя значительную часть вражеского удара, большая часть его рангоута и стоячего такелажа была перебита, у грот-мачты осталась нетронутой только одна ванта. После боя в одном борту насчитали 60 пробоин. Однако русские матросы были внизу, Павел Степанович приказал ставить корабли на якоря, не убирая парусное вооружение. Все приказы Нахимова были исполнены в точности. Фрегат «Авни-Аллах» («Аунни-Аллах») не выдержал противостояния с русским флагманом и уже через полчаса выбросился на берег. Турецкая эскадра потеряла центр управления. Затем «Императрица Мария» засыпала снарядами 44-пушечный фрегат «Фазли-Аллах», который также не выдержал дуэли и выбросился на берег. Адмирал перенес огонь линейного корабля на батарею №5.

И. К. Айвазовский. «Синопский бой»

Корабль «Великий князь Константин» вел огонь по 60-пушечным фрегатам «Навек-Бахри» и «Несими-Зефер», 24-пушечному корвету «Неджми Фишан», по батарее №4. «Навек-Бахри» взлетел на воздух уже через 20 минут. Один из русских снарядов попал в пороховой погреб. Это взрыв вывел из строя и батарею №4. Трупы и обломки судна загромоздили батарею. Позже батарея возобновила огонь, но он был слабее, чем прежде. Второй фрегат, после того как у него была перебита якорная цепь, вынесло на берег. Турецкий корвет не выдержал дуэли и выбросился на берег. «Великий князь Константин» в Синопском сражении получил 30 пробоин и повреждения всех мачт.

Линейный корабль «Чесма» под началом Виктора Микрюкова вёл огонь по батареям №4 и №3. Русские моряки четко выполняли указание Нахимова о взаимной поддержке. Корабль «Константин» был вынужден вести бой сразу с тремя вражескими кораблями и турецкой батареей. Поэтому «Чесма» перестала вести огонь по батареям и сосредоточила весь огонь на турецком фрегате «Навек-Бахри». Турецкий корабль, поражаемый огнем двух русских кораблей, взлетел на воздух. Затем «Чесма» подавила вражеские батареи. Корабль получил 20 пробоин, повреждения грот-мачты и бушприта.

В подобном же положении, когда был выполнен принцип взаимной поддержки, спустя полчаса оказался корабль «Три Святителя». Линейный корабль под началом К. С. Кутрова вёл борьбу с 54-пушечным фрегатом «Каиди-Зефер» и 62-пушечным «Низамие». Вражескими выстрелами у русского корабля перебило шпринг (трос к якорю, удерживающий корабль в заданном положении), «Три Святителя» стало разворачивать по ветру кормой к врагу. Корабль подвергся продольному огню батареи №6, серьёзно пострадал его рангоут. Тут же «Ростислав» под началом капитана 1-го ранга А. Д. Кузнецов, который сам подвергался сильному обстрелу, прекратил ответный огонь и сосредоточил всё внимание на батарее №6. В результате турецкая батарея была снесена с лица земли. «Ростислав» также вынудил выброситься на берег 24-пушечный корвет «Фейзе-Меабуд». Когда мичман Варницкий смог устранить повреждение на «Святителе», корабль стал удачно вести огонь по «Каиди-Зеферу» и другим кораблям, вынудив их, выбросится на берег. «Три Святителя» получил 48 пробоин, а также повреждения кормы, всех мачт и бушприта. Помощь не дешево обошлась и «Ростиславу», корабль чуть не взлетел на воздух, на нём начался пожар, огонь подбирался к крюйт-камере, но возгорание удалось ликвидировать. «Ростислав» получил 25 пробоин, а также повреждения всех мачт и бушприта. Более 100 человек из его команды были ранены.

Второй русский флагман «Париж» вел артиллерийскую дуэль с 56-пушечным фрегатом «Дамиад», 22-пушечным корветом «Гюли Сефид» и центральной береговой батареей №5. Корвет загорелся и взлетел на воздух. Линейный корабль сосредоточил огонь на фрегате. «Дамиад» не выдержал сильного огня, турецкая команда обрубила якорный канат, и фрегат выбросило на берег. Затем «Париж» атаковал 62-орудийный «Низамие», на котором держал флаг адмирал Гуссейн-паша. Османский корабль потерял две мачты — фок- и бизань-мачты, на нём начался пожар. «Низамие» выбросился на берег. Командир корабля Владимир Истомин в этом бою проявил «неустрашимость и твёрдость духа», делал «благоразумные, искусные и быстрые распоряжения». После разгрома «Низамие» «Париж» сосредоточился на центральной береговой батарее, она оказывала большое противодействие русской эскадре. Турецкая батарея была подавлена. Линейный корабль получил 16 пробоин, а также повреждения кормы и гондека.

А. В. Ганзен «Линейный корабль „Императрица Мария“ под парусами»

И. К. Айвазовский «120-пушечный корабль „Париж“»

Таким образом, к 17 часам артиллерийским огнем русские моряки уничтожили 15 из 16 кораблей противника, подавили все его береговые батареи. Случайными ядрами были подожжены и городские постройки, находившиеся в непосредственной близости к береговым батареям, что привело к распространению огня и вызвало панику среди населения.

Из всей турецкой эскадры удалось спастись бегством лишь одному быстроходному 20-пушечному пароходу «Тайф» («Таиф»), на борту которого находился главный советник турок по морским вопросам англичанин Слэйд, который, прибыв в Стамбул, доложил об истреблении турецких судов в Синопе.

Стоит отметить, что присутствие в составе турецкой эскадры двух пароходофрегатов серьёзно озадачивало русского адмирала. У адмирала Нахимова в начале боя пароходов не было, они прибыли только в самом конце сражения. Быстроходный вражеский корабль, находившийся под началом британского капитана, мог хорошо проявить себя в битве, когда русские корабли были связаны боем, а их парусное вооружение было повреждено. Парусные корабли в этих условиях не могли легко и быстро маневрировать. Нахимов настолько считался с этой угрозой, что посвятил ей целый пункт своей диспозиции (№ 9). Два фрегата были оставлены в резерве и получили задачу нейтрализовать действия вражеских пароходофрегатов.

Однако это разумная предосторожность не оправдалась. Русский адмирал оценивал возможные действия противника по себе. Он был готов вести бой даже в условиях полного превосходства противника, вражеские командиры думали иначе. Капитан «Таифа» Слэйд был опытным командиром, но он не собирался биться до последней капли крови. Увидев, что турецкой эскадре грозит уничтожение, британский капитан искусно сманеврировал между «Ростиславом» и батареей №6, и бежал в сторону Константинополя. Фрегаты «Кулевчи» и «Кагул» попытались перехватить противника, но им было не угнаться за быстрым пароходом. Оторвавшись от русских фрегатов «Таиф» чуть было не попался в руки Корнилова. Отряд пароходофрегатов Корнилова спешил на помощь эскадре Нахимова и столкнулся с «Таифом». Однако Слэйд смог сбежать и от пароходов Корнилова.

К концу сражения к Синопу подошел отряд кораблей под командованием вице-адмирала В. А. Корнилова, спешившего на помощь Нахимову из Севастополя. Участник этих событий Б. И. Барятинский, находившийся в эскадре Корнилова, писал: «Подойдя к кораблю «Мария» (флагманскому Нахимова), мы садимся на катер нашего парохода и отправляемся на корабль, весь пробит ядрами, ванты почти все перебиты, и при довольно сильной зыби мачты так раскачивались, что угрожали падением. Мы поднимаемся на корабль, и оба адмирала кидаются в объятия друг другу, мы все тоже поздравляем Нахимова. Он был великолепен, фуражка на затылке, лицо обагрено кровью, новые эполеты, нос — все красно от крови, матросы и офицеры… все черны от порохового дыма… Оказалось, что на «Марии» было больше всего убитых и раненых, так как Нахимов шел головным в эскадре и стал с самого начала боя ближе всех к турецким стреляющим бортам. Пальто Нахимова, которое он перед боем снял и повесил тут же на гвоздик, было изорвано турецким ядром».

И. К. Айвазовский. «Синоп. Ночь после боя 18 ноября 1853 года»

Итоги

Османская эскадра была уничтожена почти полностью. В ходе трёхчасового боя турки были разгромлены, их сопротивление сломлено. Немного позднее подавили оставшиеся береговые укрепления и батареи, добили остатки эскадры. Один за другим взлетали на воздух турецкие корабли. Русские бомбы попадали в пороховые погреба, или до них добирался огонь, часто турки сами поджигали суда, покидая их. Три фрегата и один корвет были подожжены самими турками. «Битва славная, выше Чесмы и Наварина!» — так оценил сражение вице-адмирал В. А. Корнилов.

Турки потеряли около 3 тыс. человек, англичане сообщили о 4 тысячах. Перед самым сражением османы готовились к абордажам и посадили на корабли дополнительных солдат. Взрывы на батареях, пожары и подрывы выброшенных на берег судов привели к сильному пожару в городе. Синоп сильно пострадал. Население, власти и гарнизон Синопа бежали в горы. Позднее британцы обвиняли русских в сознательной жестокости в отношении горожан. В русский плен попало 200 человек. В числе пленных был командующий турецкой эскадрой вице-адмирал Осман-паша (ему в бою перебило ногу) и два корабельных командира.

Русские корабли за четыре часа выпустили около 17 тыс. снарядов. Синопское сражение показало значение бомбических орудий для будущего развития флота. Деревянные корабли не могли противостоять огню таких пушек. Необходимо было развивать броневую защиту кораблей. Наивысшую скорострельность показали артиллеристы «Ростислава». С каждого орудия действовавшего борта линкора было сделано по 75-100 выстрелов. На других кораблях эскадры с действующего борта каждым орудием было сделано 30-70 выстрелов. Русские командиры и матросы, по словам Нахимова, проявили «истинно русскую храбрость». Передовая система воспитания русского моряка, разработанная и внедренная Лазаревым и Нахимовым, доказала своё превосходство в бою. Упорные тренировки, морские походы привели к тому, что Черноморский флот на «отлично» сдал «Синопский экзамен».

Некоторые русские корабли получили значительные повреждения, их потом буксировали пароходы, но все остались на плаву. Русские потери составили 37 убитых и 233 раненых. Все отмечали высочайшее мастерство русского адмирала Павла Степановича Нахимова, он правильно учел свои силы и силы врага, пошёл на разумный риск, ведя эскадру под огнем береговых батарей и оманской эскадры, детально проработал план боя, проявил решительность в достижении цели. Отсутствие погибших кораблей и относительно невысокие потери в живой силе подтверждают разумность решений и флотоводческое мастерство Нахимова. Сам Нахимов был, как всегда, скромен и сказал, что вся заслуга принадлежит Михаилу Лазареву. Синопский бой стал блестящей точкой в длительной истории развития парусного флота. Надо отметить, что Лазарев, Нахимов и Корнилов отлично это понимали, будучи сторонниками быстрого развития парового флота.

По окончании сражения корабли провели необходимый ремонт и 20 ноября (2 декабря) снялись с якоря, двинувшись в Севастополь. 22-го (4 декабря) русский флот при общем ликовании вошёл на Севастопольский рейд. Всё население Севастополя встречало победоносную эскадру. Это был великий день. Нескончаемое «Ура, Нахимов!» неслось со всех сторон. На Кавказ, Дунай, в Москву и Петербург неслись извести о сокрушительной победе Черноморского флота. Император Николай наградил Нахимова орденом Св. Георгия 2-й степени.

Сам Павел Степанович был озабочен. Чисто военными результатами Синопского сражения русский адмирал был доволен. Черноморский флот блестяще решил основную задачу: ликвидировал возможность турецкого десанта на кавказское побережье и уничтожил османскую эскадру, завоевав полное господство в Черном море. Колоссальный успех был достигнут малой кровью и материальными потерями. После тяжелого поиска, боя и перехода через море все корабли успешно вернулись в Севастополь. Нахимов был доволен матросами и командирами, они держались в жарком бою великолепно. Однако Нахимов обладал стратегическим мышлением и понимал, что основные битвы ещё впереди. Синопская победа вызовет появление на Черном море англо-французских сил, которые употребят все усилия для уничтожения боеспособного Черноморского флота. Настоящая война только начиналась.

Синопское сражение вызвало панику в Константинополе., там боялись появления русского флота у османской столицы. В Париже и Лондоне сначала пытались принизить и умалить значение подвига нахимовской эскадры, а затем, когда это стало бесполезным, по мере появления подробностей Синопского сражения, возникла зависть и ненависть. Как писал граф Алексей Орлов «нам не прощают ни искусных распоряжений, ни смелости выполнения». В Западной Европе поднимают волну русофобии. Западники не ожидали столь блистательных действий со стороны русских военно-морских сил. Англия и Франция начинают делать ответные шаги. Английская и французская эскадры, которые уже стояли в Босфоре, 3 декабря отрядили 2 парохода в Синоп и 2 в Варну, на разведку. Париж и Лондон немедленно дали Турции кредит на войну. Турки уже давно безуспешно просили денег. Синоп всё изменил. Франция и Англия готовились вступить в войну, а Синопская битва могла вынудить Константинополь пойти на перемирие, османы терпели поражения на суше и море. Необходимо было подбодрить союзника. Парижский крупнейший банк немедленно взялся за организацию дела. Османской империи дали заём в 2 млн. фунтов стерлингов золотом. Причем половину подписки на эту сумму должен был покрыть Париж, а другую Лондон. В ночь с 21 на 22 декабря 1853 года (3-4 января 1854 г.) английская и французская эскадры вместе с дивизией османского флота вошли в Чёрное море.

В годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. советское правительство учредило орден и медаль в честь Нахимова. Орден получали офицеры Военно-Морского Флота за выдающиеся успехи в разработке, проведении и обеспечении морских операций, в результате которых была отражена наступательная операция противника или обеспечены активные операции флота, нанесен врагу значительный урон и сохранены свои силы. Медалью награждались матросы и старшины за боевые заслуги.

День воинской славы России — День победы русской эскадры под командованием П.C. Нахимова над турецкой эскадрой у мыса Синоп (1853 год) — отмечается в соответствии с Федеральным законом от 13 марта 1995 года «О днях воинской славы (победных днях) России».

Н. П. Красовский. Возвращение в Севастополь эскадры Черноморского флота после Синопского боя. 1863 г.

Источник: topwar.ru

Крымская война 1853-1856

Крымская война разгорелась в результате столкновения интересов царской России и Англии, стремившихся разделить одряхлевшую Османскую империю. Англия, видя в России главного конкурента, всячески пыталась ослабить ее влияние на Балканах и Ближнем Востоке. Потому Турция во время Крымской войны являлась марионеткой в руках Англии. Не осталась в стороне и Франции, давно стремившаяся отхватить кусок от некогда могучей Османской Империи и примкнувшая к своей островной соседке.

К войне стремились и Англия, и Россия. Николай I ошибочно полагал, что его страна способна победить кого угодно. Что же до Англии, являвшейся ведущей экономической державой, она действительно была способна противостоять любому врагу. Формальным поводом для начала Крымской войны послужил отказ Турции передать представителям православной  церкви ключи от нескольких особо почитаемых христианами храмов в Палестине, чего требовал Николай I.

Адмирал Нахимов и Осман-паша

Синопское сражение стало первым крупным морским сражением Крымской войны. В этом бою русской эскадрой командовал великий флотоводец вице-адмирал Павел Степанович Нахимов.

В середине ноября 1853 г. флотилия адмирала Нахимова, направленная в крейсерство к турецким берегам Черного моря, обнаружила в бухте города Синопа основные силы неприятеля, состоявшие из 7-и крупных фрегатов, 2-х корветов, 2-х вооруженных пароходов и 1-го шлюпа. Их арсенал насчитывал 460 пушек.

Турецкий командующий адмирал Осман-паша получил от султана четкий приказ: обеспечить перевозку морем к русским границам крупных войсковых подкреплений, которые должны были прорваться в Армению и Грузию. Если бы туркам удалось продвинулись дальше на север, их войска соединились бы с мюридами имама Шамиля, действующими в русском тылу.  В свою очередь, командующий вооруженными силами Крыма князь Меншиков поставил перед Нахимовым прямо противоположную задачу: не допустить перевозки турецких войск на Кавказский фронт и уничтожить основные силы флота противника.

Обнаружив турецкую эскадру в Синопской бухте, произведя разведку и оценив обстановку, Нахимов понял, что атаковать турок, стоящих в укрепленной бухте авантюрно. Корабли Осман-паши прикрывали береговые батареи, насчитывавшие 40 пушек, а Нахимов хорошо знал, что одна пушка на берегу стоит многопушечного корабля в море. Однако после того, как к Синопу подошли еще четыре корабля под командованием контр-адмирала Новосильского, Нахимов решился на атаку.

Синопское сражение 1853 г.

Адмирал Нахимов: урок тактики

Синопское сражение началось пасмурным утром 18(30) ноября 1853 г. Нападению благоприятствовал северный ветер; кроме того, Нахимов умело определил места расстановки своих судов, и турецкая эскадра оказалась запертой в бухте. Лишь немногие береговые пушки смогли открыть огонь по русским кораблям, в то время как те свободно обстреливали и неприятельские суда, и береговые батареи.

С самого начала боя перевес оказался на стороне русских. Помимо детально продуманной Нахимовым диспозиции и великолепной выучки его подчиненных, важную роль сыграло и техническое преимущество русских кораблей. На русских линкорах использовались 68 фунтовые пушки, стреляющие особыми бомбами, начиненными черным порохом и взрывающимися при ударе. Турки же стреляли обычными ядрами, которые могли лишь пробить борт судна. Отдельного внимания заслуживают доблесть и героизм русских моряков. В историю вошел знаменитый факт: на линкоре “Ростислав” начался пожар, грозящий взрывом крюйт-камеры – помещения, где хранится порох. Тогда матросы, рискуя жизнями, бросились в трюм и потушили пожар.

Начало

Синопское сражение началось. Эскадра двинулась к бухте, разделяясь на две кильватерные колонны. Во главе первой встал Нахимов на флагманском корабле ”Императрица Мария”, другую вел Новосильский на “Париже”. Колонна Нахимова была слабее, хотя ей пришлось сражаться с 6-ю турецкими судами. Нахимов специально отдал Новосильскому более сильные корабли, так как тому пришлось принять на себя основную атаку береговых батарей неприятеля, уничтожение которых являлось первостепенной задачей русских артиллеристов.

Оба флагмана, ”Мария” и ”Париж”, принявна себя основной удар первых минут Синопского сражения, нанесли серьезные повреждения врагу. Уже через полчаса фрегат “Ауни-Аллах”, где находился турецкий адмирал Осман-паша, получив серьезные повреждения, снялся с якоря и его понесло на прибрежные камни, где он сел на мель.

Следующим турецким кораблем, вышедшим из строя, стал захваченный турками бывший русский “Рафаил” фрегат “Фазли-Аллах”, повторивший участь турецкого флагмана: его также выбросило на мель. Буквально следом за ним от взрыва пороха в крюйт-камере погиб корвет “Гюли-сефид”.

Победа

Прошло сорок минут Синопского сражения, и пять турецких кораблей уже были выведены из строя, сражаясь только лишь с двумя русскими линкорами. Однако, береговые батареи продолжали действовать, и Нахимов направил против них все пушки флагманов.

Пока “Мария” и “Париж” сражались с пятой береговой батареей, в их тылу, корабли правой, Нахимовской колонны, “Константин” и “Чесма”, выдерживая усиленный огонь с четвертой и третьей батарей, атаковали два фрегата – “Навек бахры” и “Насим-Зефер”. После удачного попадания, “Навек-Бахры” взорвался, а через некоторое время “Насим-Зефер” выкинуло на берег после того, как ядро перебило ему якорную цепь.

Конечно, русские корабли не оставались невредимыми. “Константин”, получил серьезные повреждения и едва не был взорван. “Мария” также сильно пострадала. “Три святителя”, оборвав якорную цепь, повернулся к вражеским батареям кормой и лишился под обстрелом мачт. Но все это было ничтожно по сравнению с потерями турок: в результате Синопского сражения практически все вражеские корабли или пылали в огне, или прочно сидели на мели, или были потоплены.

После трех часов Синопского сражения все турецкие корабли были выведены из строя. Но Нахимов стал праздновать победу только тогда, когда под огнем его эскадры были погребены все береговые батареи противника. Синопский бой, последнее крупное сражение парусных флотов, подошел к концу.

Синопское сражение: итоги

После триумфальной победы России над турками в Синопском бою, в войну немедленно вступили Англия и Франция, понимавшие, что без их помощи Турции придется капитулировать и подчиниться любым требованиям России. После героической обороны Севастополя, длившейся почти год, падение города-крепости ознаменовало поражение России в Крымской войне.

Адмирал Нахимов принимал в обороне Севастополя непосредственное участие, зачастую руководя оборонительными работами в самых опасных точках. Словно бросая вызов смерти, он категорически отказывался носить камуфляж и разгуливал по редутам в богато украшенном орденами адмиральском мундире, бросающемся в глаза на фоне унылого военного пейзажа. Говорят, что перед смертью Нахимов сказал одному из солдат, просящих его укрыться от расшалившихся английских снайперов: “Не всякая пуля в лоб”.

В следующий миг адмирал Нахимов получил смертельное ранение в голову.

Данил Рудой – 2002

Источник: www.danilrudoy.com

ХОД СОБЫТИЙ

В конце 40-начале 50-х гг. XIX века начал назревать новый конфликт на Ближнем Востоке, поводом к которому явился спор католического и православного духовенства о «палестинских святынях».

Речь шла о том, какой из церквей принадлежит право владеть ключами от Вифлеемского храма и других христианских святынь Палестины — в то время провинции Османской империи. В 1850 г. православный патриарх Иерусалимский Кирилл обратился к турецким властям за разрешением на починку главного купола храма Святого Гроба Господня. Одновременно с этим католическая миссия подняла вопрос о правах католического духовенства, выдвинув требование восстановить католическую серебряную звезду, снятую со Святых Яслей и передать им ключ от главных ворот Вифлеемской церкви. Поначалу европейская общественность не уделяла большого внимания этому спору, который продолжался в течении 1850-52 гг.

Инициатором обострения конфликта выступила Франция, где в ходе революции 1848-1849 г.г. к власти пришел Луи Наполеон — племянник Наполеона Бонапарта, провозгласивший себя в 1852 г. императором французов под именем Наполеон III. Он решил использовать этот конфликт для укрепления своего положения внутри страны, заручившись поддержкой влиятельного французского духовенства. Кроме того, в своей внешней политике он стремился восстановить былое могущество наполеоновской Франции начала XIX века. Новый французский император стремился  к небольшой победоносной войне с целью укрепления своего международного престижа. С этого времени русско-французские отношения начали портиться, а Николай I отказался признать Наполеона III законным монархом.

Николай I, со своей стороны, рассчитывал использовать этот конфликт для решительного наступления на Османскую империю, ошибочно полагая, что ни Англия ни Франция не предпримут решительных действий в ее защиту. Однако Англия увидела в распространении российского влияния на Ближнем Востоке угрозу Британской Индии и вступила в антирусский союз с Францией.

В феврале 1853 г. в Константинополь со специальной миссией прибыл А.С. Меншиков – правнук знаменитого сподвижника Петра I. Целью его визита было добиться от турецкого султана восстановления всех прежних прав и привилегий православной общины. Однако его миссия закончилась провалом, что привело к полному разрыву дипломатических отношений между Россией и Османской империей. Чтобы усилить нажим на Османскую Империю, в июне русская армия под командованием М.Д. Горчакова оккупировала Дунайские княжества. В октябре турецкий султан объявил России войну.

18 ноября 1853 г. в Синопской бухте на южном побережье Черного моря произошло последнее крупное сражение в истории парусного флота.

Турецкая эскадра Осман-паши вышла из Константинополя для десантной операции в районе Сухум-кале и сделала остановку в Синопской бухте. Русский Черноморский флот имел задачу воспрепятствовать активным действиям противника. Эскадра под командованием вице-адмирала П.С. Нахимова в составе трех линкоров во время крейсерского дежурства обнаружила турецкую эскадру и заблокировала ее в бухте. Была затребована помощь из Севастополя.

К моменту битвы в составе русской эскадры было 6 линкоров и 2 фрегата, а в составе турецкой — 7 фрегатов, 3 корвета, 2 пароходофрегата, 2 брига, 2 транспорта. Русские имели 720 орудий, а турки — 510.

Артиллерийский бой начали турецкие корабли. Русские корабли сумели прорваться сквозь заградительный огонь противника, встали на якорь и открыли сокрушительный ответный огонь. Особенно эффективными оказались, впервые примененные русскими 76 бомбических пушек, стрелявших не ядрами, а разрывными снарядами. В результате боя, продолжавшегося 4 часа, весь турецкий флот и все батареи из 26 орудий были уничтожены.  Турецкий пароход «Таиф» под командованием А. Слейда, английского советника Осман-паши, спасся бегством. Турки потеряли убитыми и утонувшими свыше 3 тыс. чел., около 200 чел. попали в плен. В русском плену оказался и сам главнокомандующий — Осман-паша. Его, брошенного своими матросами, спасли с горящего флагмана русские моряки. Когда Нахимов спросил у Осман-паши, есть ли у него просьбы, тот ответил: «Чтобы спасти меня, ваши матросы рисковали жизнью. Прошу их достойно наградить». Русские потеряли 37 чел. убитыми и 235 ранеными. Победой в Синопской бухте русский флот получил полное господство в Черном море и сорвал планы высадки десанта турок на Кавказе.

Разгром турецкого флота явился поводом к вступлению в конфликт Англии и Франции, которые ввели свои эскадры в Черное море и высадили десант вблизи болгарского города Варна. В марте 1854 года в Стамбуле был подписан наступательный военный договор Англии, Франции и Турции против России (в январе 1855 г. к коалиции присоединилось и Сардинское королевство). В апреле 1854 г. союзная эскадра бомбардировала Одессу, а в сентябре 1854 г. союзные войска всадились близ Евпатории. Была открыта героическая страница Крымской войны — оборона Севастополя.

Источник: histrf.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.