Разгром турецкого флота в синопском сражении

"Истинно русская храбрость" черноморских моряков в Синопском сражении

18 (30) ноября 1853 года произошло Синопское сражение, в нём русский Черноморский флот под командованием адмирала Павла Степановича Нахимова в течение нескольких часов уничтожил турецкий флот. Это было первое крупное сражение Крымской войны.

Надо заметить, что обстановка в черноморском бассейне значительно осложнилась с мая 1853 года, когда произошёл разрыв дипломатических отношений между Россией и Османской империей. В Дунайские княжества (Молдавия и Валахия) были введены русские войска, англо-французский флот прибыл к Дарданеллам. В конце сентября Порта потребовала у Петербурга вывести войска с территорий придунайских княжеств, но ещё до конца действия срока ультиматума объявила Российской империи войну. Турки были уверены в своих силах, т. к. за ними стояла Франция и Британия.

11 (23) октября отряд русской Дунайской флотилии подвергся обстрелу со стороны крепости Исакча. В ночь на 16-е турецкие силы напали на русский гарнизон поста св. Николая на черноморском побережье, он располагался между Поти и Батумом. 21 октября турецкие силы переправились через Дунай и создали плацдарм для удара по русской армии. Так началась очередная русско-турецкая война.


Черное море

В планах турецкого командования большая роль отводилась Кавказу и действиям турецкой армии по поддержке турецкого флота с моря. В Батуми был сконцентрирован 20 тыс. турецкий корпус, и большая флотилия из прибрежных судов (до 250) для переброски войск морем. Десант планировали высадить в районе Сухуми, Поти, Гагры, Сочи, Туапсе.

Для прикрытия десанта сформировали эскадру из лучших кораблей под командованием вице-адмирала Осман-паши, вторым флагманом стал контр-адмирал Гуссейн-паша. При эскадре был британский советник – капитан А. Слейд, в турецком флоте он получил звание контр-адмирала. Эскадра состояла из 7 фрегатов и 5 корветов. Для увеличения её разведывательных возможностей ей придали отряд из 3 пароходо-фрегатов, под командованием вице-адмирала Мустафы-паши. Англо-французский флот в это время перешёл от Дарданелл к Босфору.

С 5 на 6 ноября 1853 года в 12 милях от мыса Пицунда фрегат «Флора» шедший под командованием молодого капитан-лейтенанта Скоробогатова, подвергся нападению трех турецких пароходо-фрегатов под командованием адмирала Мустафы-паши. Бой шёл с 2 часов ночи до 9 часов утра, в итоге турецкий отряд потерпел поражение и отступил. Турецкое командование вместе с британцем не смогло воспользоваться преимуществом в скорости, численности, вооружении. Хотя на турецких пароходо-фрегатах были крупнокалиберные бомбические пушки, которые могли вести огонь, находясь вне пределов досягаемости русского корабля. Русский же капитан проявил хладнокровную рассудительность и мужество, а его команда знание своего дела. Это был единственный случай в морской истории, когда один парусный корабль смог победить три паровых.


Действия Черноморского флота

Эскадра вице-адмирала Нахимова (84-пушечные линейные корабли «Императрица Мария», «Чесма», «Ростислав») и отряд пароходов под командованием начальника штаба флота вице-адмирала Владимира Алексеевича Корнилова были посланы князем Меншиковым в крейсерство к берегам Анатолии и Босфору для разведки и поиска турецких морских сил.

После недели поиска в западном районе Чёрного моря и у Босфора Корнилов решил возвращаться в Севастополь. 5 (17) ноября пароходо-фрегат «Владимир» на нём держал флаг Корнилов, а командиром корабля был Г. И. Бутаков, в районе турецкого порта Пендеракли засекли турецкий пароход «Перваз-Бахри». Произошёл первый в истории бой паровых кораблей. После двухчасовой схватки, турки спустили флаг. Корнилов в результате похода к Босфору выяснил, что турки готовят эскадру для похода, которая должна прикрывать десант в Сухуми и Поти. Он сообщил об этом Нахимову.

В это время эскадра Нахимова крейсировала у побережья Анатолии, там проходила основная морская коммуникация связывавшая Стамбул с Батумом.


сские корабли больше месяца находились в походе, который протекал в условиях тяжёлой осенней погода, постоянном ожидании встречи с турецким флотом и возможным нападением британского флота. 3 ноября Нахимов объявил приказ по флоту, в котором сообщил о том, что турецкий флот вышел в море: «Неприятель иначе не может исполнить своё намерение, как пройдя мимо нас или дав нам сражение… Я надеюсь с честью принять сражение».

8 ноября 1853 года эскадра Нахимова обнаружила на рейде турецкого порта Синоп вражескую эскадру в составе 16 боевых и вспомогательных судов. На вооружении турецкой эскадры было 476 пушек, плюс 44 орудия на 6 береговых батареях, они приравнивались к нескольким корабельным пушкам, т. к. были мощнее. У Нахимова было три линейных парусных корабля с 252 пушками, т. е. его силы первоначально были слабее турецких, но русский адмирал принял решение блокировать противника в Синопе, до тех пор, пока не прибудет подкрепление из Севастополя. Причём, Нахимов был готов вступить в сражение, если турки пойдут на прорыв. Он писал в одном из приказов, что если встретит неприятеля, превышающего русскую эскадру в силах, то атакует его, «будучи совершенно уверен, что каждый из нас сделает своё дело…».

Турецкое командование, несмотря на превосходство в силах, не решилось вступить в бой или пойти на прорыв блокады. В Стамбул послали донесение о блокаде, надеясь на помощь англо-французских сил, причём, русские силы были преувеличены втрое.


16 ноября (28) ноября к Синопу прибыла эскадра адмирала Фёдора Михайловича Новосильского в составе трёх 120-пушечных линейных кораблей («Париж», «Великий князь Константин» и «Три святителя») и 2 фрегатов (44-пушечный «Кагул» и 54-пушечный «Кулевчи»). В итоге его силы, учитывая и три парохода, возросли до 720 орудий. Нахимов принял решение атаковать самому.

План Нахимова

Замысел Нахимова, этого великого русского флотоводца, был проникнут решительностью и инициативой. По его плану корабли в строю двух кильватерных колонн (строй кораблей при следовании один за другим по линии курса) должны были прорваться на вражеский рейд и атаковать корабли и батареи врага. Этот строй должен был уменьшить время прохождения кораблей под огнём вражеской эскадры и сухопутных батарей. К тому же облегчал развёртывание русской эскадры в боевой порядок при постановке на якорь. Фрегаты были в арьергарде, блокировали возможные попытки бегства вражеских кораблей.

Адмирал тщательно разработал положение эскадры во время боя, дал чёткие указания о подготовке к сражению, расположению каждого корабля, его цели. В тоже время командующий был уверен в высоком мастерстве починённых командиров, простых моряков, артиллеристов, поэтому жёсткой регламентации не было. Нахимов всегда поощрял личный состав на инициативу, самостоятельность.

Сражение


Разгром турецкого флота в синопском сражении
По кораблям передали последний призыв адмирала П. С. Нахимова: «Россия ожидает славных подвигов от Черноморского флота; от нас зависит оправдать ожидания». 18 (30) ноября 1853 года 9.30 утра эскадра направилась к турецкому рейду. Флагманский линейный 84-пушечный корабль «Императрица Мария» возглавил правую колонну. Во главе левой шёл «Париж» под флагом контр-адмирала Ф, М. Новосильского (командиром линейного корабля был В. И. Истомин).

Турецкие корабли стояли правым бортом на минимальном расстоянии от берега. Заметив движение русской эскадры, турки стали лихорадочно готовиться к бою. В 12 часов 28 минут дня по 1-му выстрелу с 44-пушечного флагманского фрегата «Аунни-Аллах» был открыт огонь со всех турецких кораблей и батарей. Русские корабли попали под сильный огонь. Турки надеялись на то, что попав под мощный огонь береговой и корабельной артиллерии, русская эскадра не сможет прорваться на близкую дистанцию и отступит.

Но русские корабли продолжали уверенно идти к турецкой эскадре. Нахимов, зная приёмы турецких командиров, предвидел, что вражеский огонь будет сосредоточен на рангоуте (это совокупность надпалубных частей судового оборудования), а не по палубам. Таким образом, турки хотели вывести большое количество русских матросов в тот момент, когда они будут убирать паруса перед постановкой кораблей на якоря и нарушить управляемость кораблей во время движения. Так и произошло, турецкие ядра дырявили паруса, ломали реи, стеньги. Но матросы были внизу, Нахимов приказал ставить корабли на якоря, не убирая парусов.


Больше всего повреждений получил флагманский корабль эскадры, он принял основной огонь врага, флагман потерял большую часть рангоута. Но, несмотря на повреждения (после боя насчитали 60 пробоин в борту), русский флагман продолжал движение и стал приближаться к адмиральскому фрегату «Аунни-Аллах». Подойдя на расстояние примерно 400 метров, «Императрица Мария» встала на якорь, за ней встали и другие корабли. Русская эскадра выполнила первую часть плана – прорвалась под огнём врага на рейд Синопа.

Начался бой между двумя эскадрами. Русские корабли обрушили на врага до 200 снарядов в минуту. Большую роль сыграли слаженные, чёткие действия русских комендоров. Турки также теперь били по орудийным палубам и после нескольких залпов пристрелялись.

«Императрица Мария» сосредоточила огонь на «Аунни-Аллахе», русские моряки умело действовали под огнём не только вражеского флагмана, но и других кораблей, батарей, которые поддерживали свой флагманский фрегат. Нахимов отметил «личную храбрость и распорядительность» лейтенантов П. Прокофьева и Д. Бутакова. Через полчаса вражеский фрегат, не выдержав русского огня, выбросился на берег. Турецкая эскадра потеряла основное руководство и центр управления. После этого русский флагман сконцентрировал огонь на другом турецком фрегате – «Фазли-Аллахе», тот вскоре загорелся и также выбросился на берег. После этого «Мария» стала вести огонь по батарее №5.


Линейный корабль "Императрица Мария"

Линейный 120-пушечный корабль «Великий князь Константин» (он был под командованием капитана 2-го ранга Л. А. Ергомышева) встав на якорь, вёл огонь по фрегату «Навек-Бахри» (60 орудий) и по батарее №4. Через 20 минут боя вражеский фрегат взорвался – один из русских снарядов попал в пороховой погреб корабля. После этого «Константин» сосредоточил огонь по фрегату «Несими-Зефер» (60 пушек) и корвету «Неджми-Фешан» (24 пушки), оба вражеских корабля были вынуждены выброситься на берег.

Линейный 84-пушечный корабль «Чесма» сражался против двух турецких батарей, которые поддерживали левый фланг турецкой эскадры — №4 и №3. С каждым залпом корабля разрушений на турецких позициях прибавлялось. Вскоре обе батареи были подавлены.

Флагман второй русской колонны, а она противостояла правому флангу турецкой эскадры – 120-орудийный «Париж» вёл бой с фрегатом «Дамиад» (56 орудий), корветом «Гюли-Сефид» (22 орудия) и центральной береговой батарее — №5. После того, как корвет загорелся, а потом взорвался, когда огонь достиг порохового погреба, усилия русских комендоров были сосредоточены на фрегате «Дамиад», он не выдержал сильного огня, команда обрубила якорный канат, и корабль выбросило на берег.


aquo;Париж» открыл огонь по 62-орудийному фрегату «Низамие», на нём держал флаг адмирал Гуссейн-паша (это был самый мощный фрегат вражеского флота). Вскоре фрегат потерял две мачты – фок- и бизань-мачты, загорелся, его отнесло к берегу. Командир линейного корабля Истомин проявил «неустрашимость и твёрдость духа», делал «благоразумные, искусные и быстрые распоряжения». После этого корабль подавил сильную центральную батарею врага, которая оказывала большое противодействие эскадре. Как писал Нахимов: «Нельзя было налюбоваться прекрасными и хладнокровно рассчитанными действиями корабля «Париж».

Столь же самоотверженно действовали и команды других кораблей. Линейный 120-пушечный корабль «Три Святителя» вступил в бой с фрегатами «Каиди-Зефер» (54 орудия) и «Низамие». Когда огнём противника перебило якорный канат и корабль стало разворачивать по ветру кормой к врагу, но мичман Варницкий смог устранить повреждение. «Три Святителя» подвергся сильному обстрелу со стороны батареи №6, сильно пострадал его рангоут. Это заметил командир 84-пушечного «Ростислава» капитан 1-го ранга А. Д. Кузнецов, он перенёс огонь корабля на эту батарею. Огнём двух линейных кораблей она была подавлена. «Ростислав» также вынудил корвет «Фейзе-Меабуд» (24-пушечный) выброситься на берег.


Надо отметить, что турецкие командиры не отличались героизмом. В самом разгаре боя Яхья-бей на 22-пушечном пароходо-фрегате «Таиф» снялся с якоря и бежал в Стамбул, русские фрегаты не смогли его преследовать из-за разницы в скорости. Сбежал с корабля во время боя командир парохода «Эрекли» — Измаил-бей, командир корвета «Фейзе Меабуд» — Ицет-бей и др.

Итоги сражения

В ходе трёхчасового боя турецкая эскадра прекратила существовать – из эскадры в 16 вымпелов, было уничтожено 15, немного позднее были подавлены оставшиеся береговые укрепления и батареи. Русская эскадра не потеряла ни одного корабля. Более 3 тыс. турков было убито и ранено. В плен попало 200 человек вместе с командующим – Османом-пашой. Наши потери – 37 убитых, 233 раненых.

Полный разгром турецкой эскадры оказал большое влияние на военно-стратегическую обстановку на Чёрном море. Военно-морские силу Османской империи были сильно ослаблены. Турецкие сухопутные силы, находившиеся на Дунае и у русско-турецкой границе на Кавказе, были лишены поддержки флота. Черноморский флот теперь мог безпрепятственно содействовать приморскими флангам русских армий на Кавказском и Дунайском фронтах. Если бы не вмешательство войну Британии и Франции, то турки вряд ли продержались долго.

Огромное значение поражение турецкой эскадры имело для положения на Кавказе. Нахимов нанёс мощный удар по замыслам Порты и её союзников по высадке десантов на Кавказском побережье Чёрного моря.


Синопское сражение снова показало всему миру героизм, храбрость, мужество русских моряков. Так Нахимов писал, что черноморские моряки проявили «истинно русскую храбрость». В этой морской битве наглядно показали себя результаты передовой системы обучения и воспитания моряков и командиров русского Черноморского флота, осуществлявшейся под руководством лучших русских флотоводцев. Высокое боевое мастерство, которое показали моряки в Синопском сражении, было достигнуто упорными тренировками, учёбой, морскими походами. Синопский «экзамен» доказал высочайшую боевую готовность матросов и командиров Черноморского флота. Высокий уровень мастерства показали русские морские артиллеристы, во время боя они выпустили по врагу более 18 тыс. снарядов. Наивысшую скорострельность показали комендоры «Ростислава», с каждого орудия действовавшего борта было сделано по 75-100 выстрелов. На других кораблях с действующего борта каждым орудием было сделано 30-70 выстрелов.

Синопское сражение продемонстрировало значение бомбических орудий для будущего развития Военно-морских сил. Бой показал большую уязвимость деревянных кораблей от огня таких пушек. Стало очевидно, что необходимо усиливать броневую защиту кораблей.

Это сражение показало высочайшее мастерство русского адмирала Павла Степановича Нахимова, который правильно учёл свои силы и силы противника, детально проработал план сражения, проявил настойчивость в достижении цели. Смог умело построить эскадру для прорыва на рейд и для боя, организовать взаимодействие между кораблями. Он сумел сохранить жизни экипажей, это доказывает отсутствие погибших кораблей и сравнительно невысокие человеческие потери русской эскадры.

Синопское сражение стало итогом, блестящей точкой многовековому развитию парусных флотов. Причём, и Павел Нахимов, и Владимир Корнилов отлично это понимали, считая, что надо быстро развивать русский пароходный флот.

Линейный корабль "Париж"

Автор Самсонов Александр

Источник: picturehistory.livejournal.com

Синопский рейд адмирала Нахимова

6 ноября Нахимов отправился к Синопу, так как получил от пленных турок с «Меджари-Теджарет» сведения, что турецкая эскадра, шедшая на Кавказ, укрылась от шторма в Синопской бухте. 8 ноября вечером Нахимов был уже у Синопа, на рейде которого ему вначале удалось обнаружить 4 турецких судна.

Поднявшийся ночью жестокий шторм, сменившийся затем густым туманом, не позволил Нахимову немедленно приступить к боевым действиям, тем более, что корабли нахимовской эскадры сильно пострадали от шторма — два корабля и один фрегат пришлось отправить в Севастополь для ремонта.

Послав с донесением в Севастополь пароход «Бессарабия», Нахимов со своим отрядом из трех кораблей и брига остался блокировать неприятельский флот у Синопа, ожидая улучшения метеорологических условий.

11 ноября, когда погода улучшилась, Нахимов вплотную подошел к Синопской бухте, чтобы уточнить силы турецкой эскадры. Оказалось, что на рейде Синопа стояло не 4, как было обнаружено вначале, а 12 турецких военных кораблей, 2 брига и 2 транспорта.

Нахимов тотчас послал в Севастополь бриг «Эней» с просьбой быстрее прислать к Синопу отправленные на ремонт корабли «Святослав» и «Храбрый», а также задержавшийся в Севастополе фрегат «Кулевчи». Сам же Нахимов, силами имевшихся у него трех кораблей, приступил к блокаде турецкой эскадры.

Русские корабли, блокировавшие Синоп, держались у самого входа в бухту, чтобы пресечь всякую попытку турок прорваться в море. Этот маневр — держаться вплотную у берега под парусами в жестоких штормовых условиях — требовал большого морского искусства и знания дела; русские моряки наглядно доказали, что они прекрасно владеют этими качествами.

Турки не отважились выйти в море; турецкая эскадра предпочитала оставаться на Синопском рейде под защитой береговых батарей.

16 ноября к Синопу подошла эскадра контр-адмирала Новосильского в составе 3 кораблей и фрегата. Второй фрегат — «Кулевчи» — подошел 17 ноября. После этого Нахимов располагал тремя 120-пушечными кораблями; «Париж», «Великий князь Константин» и «Три святителя», тремя 84-пушечными кораблями; «Императрица Мария». «Чесма» и «Ростислав» и двумя фрегатами: 44-пушечным «Кагулом» и 56-пушечным «Кулевчи». Всего на русских кораблях имелось 710 пушек. Из этого числа 76 орудий были бомбические. Как известно, бомбические орудия XIX в. представляли собой усовершенствованные русские «единороги» Шувалова-Мартынова XVIII в., но качественно это были все же новые пушки, стрелявшие разрывными бомбами большой разрушительной силы.

Турецкая эскадра состояла из 7 фрегатов, 2 корветов, 1 шлюпа, 2 пароходов и 2 транспортов. Кроме этих военных кораблей, на Синопском рейде стояли два купеческие брига и шхуна.

Синопская бухта с глубинами от 13 до 46 м — одна из самых обширных и безопасных бухт на Анатолийском берегу Черного моря. Большой полуостров, далеко выдающийся в море, защищает залив от сильных ветров. Город Синоп, раскинувшийся посредине полуострова, прикрывался с моря шестью береговыми батареями, которые служили турецкой эскадре надежной защитой.

Нахимов решил атаковать противника. Утром 17 ноября на корабле «Императрица Мария», несшем адмиральский флаг, Нахимов собрал у себя второго флагмана контр-адмирала Новосильского и командиров кораблей и ознакомил их с планом атаки. План Нахимова предусматривал фазу тактического развертывания, организацию двух тактических группировок для нанесения удара и выделение маневренного резерва для преследования паровых судов противника. Чтобы сократить время пребывания под огнем противника, обе колонны должны были подходить к месту боя одновременно, имея впереди флагманов, которые определяли боевую дистанцию до противника, и становились на якорь, согласно диспозиции.

Нахимов отказался наносить ряд последовательных ударов по противнику и с самого начала предполагал ввести в бой все свои корабли. На корабли эскадры возлагались раздельные задачи. Концевые корабли обеих колонн «Ростислав» и «Чесма» должны были выполнить чрезвычайно ответственную роль — вести борьбу с береговыми батареями противника на флангах. Фрегаты «Кагул» и «Кулевчи» как наиболее быстроходные должны были во время боя оставаться под парусами и противодействовать неприятельским пароходам. При этом Нахимов, как и ранее, в своих приказах подчеркивал, что каждое судно обязано действовать самостоятельно, в зависимости от складывающейся обстановки, и помогать друг другу.

В 11 часов утра на кораблях эскадры уже читали приказ Нахимова, заканчивавшийся словами: «… Россия ожидает славных подвигов от Черноморского флота, от нас зависит оправдать ожидания!»

Нахимов решил уничтожить хорошо вооруженного и защищенного береговыми укреплениями многочисленного противника, ожидавшего подкрепления из Константинополя.

Начало Синопского сражения

Наступило утро 18 ноября 1853 г. — день Синопского боя. Дул шквальный юго-восточный ветер, шел дождь. В десятом часу на русском адмиральском корабле взвился сигнал: «Приготовиться к бою и идти на Синопский рейд». За короткое время корабли изготовились к бою.

Развевались военно-морские русские флаги. Правую колонну возглавлял корабль «Императрица Мария», на котором находился адмирал Нахимов; во главе левой колонны на корабле «Париж» шел Новосильский. В 12 час. 28 мин. раздался первый выстрел с турецкого флагманского фрегата «Ауни-Аллах», и в то же мгновение открыл огонь корабль «Императрица Мария»…

Так начался знаменитое Синопское сражение, которое имело не только тактическое, но и стратегическое значение, так как турецкая эскадра, отстаивавшаяся от шторма в Синопе, должна была идти для овладения Сухумом и содействия горцам. Современник по этому поводу писал: «В ноябре месяце весь турецкий и египетский флот отправился в Черное море, чтобы отвлечь внимание русских адмиралов от экспедиции, которая имела целью произвести высадку на кавказском побережьи с оружием и боевыми припасами для восставших горцев».

Намерение противника атаковать Сухуми подчеркивал и Нахимов в своем приказе от 3 ноября 1853 г. Упоминается об этом также и в журнале корабля «Три святителя» за 1853 г. Таким образом, Синопский бой был противодесантным мероприятием, образцово организованным и проведенным Нахимовым.

По первому выстрелу с турецкого флагмана открыли огонь все турецкие суда и, несколько опоздав, береговые батареи противника. Плохая организация службы в турецкой береговой обороне (с русских судов было видно, как турецкие артиллеристы бежали из соседней деревни к батареям, спеша занять свои места у орудий) позволила нахимовским судам без особого ущерба пройти мимо батарей неприятеля, расположенных на мысу; только продольный огонь двух батарей — № 5 и № 6, расположенных в глубине бухты, — послужил некоторой помехой продвижению русских кораблей.

Разгром турецкого флота в синопском сражении

Бой разгорался. Вслед за «Марией» и «Парижем», строго соблюдая дистанцию, входили на рейд и остальные русские корабли, последовательно занимая свои места по диспозиции. Каждый корабль, став на якорь и заведя шпринг, избирал себе объект и действовал самостоятельно.

Русские корабли как и предусматривал нахимовский план атаки, сблизились с турками на дистанцию не более 400-500 метров. На «Императрицу Марию» обрушился первый шквал турецкого огня. Пока корабль подходил к назначенному месту, у него была повреждена большая часть рангоута и стоячего такелажа. Несмотря на эти повреждения, корабль Нахимова открыл решительный огонь по неприятельским судам невдалеке от вражеского адмиральского фрегата «Ауии Аллах» и повел по нему огонь из всех орудий. Турецкий флагманский корабль не выдержал меткого огня русских комендоров, он расклепал якорную цепь и выбросился на берег. Такая же частьь постигла и 44-пушечиый фрегат «Фазли-Аллах», на который Нахимов перенес губительный огонь после бегства «Ауни-Аллаха». Объятый пламенем, «Фазли-Аллах» выбросился на берег вслед за своим адмиральским кораблем.

Не менее успешно действовали и другие русские корабли. Воспитанники и соратники Нахимова уничтожали противника, сея в его рядах ужас и смятение.

Команда корабля «Великий князь Константин» мастерски действуя бомбическими орудиями, через 20 минут после того, как был открыт огонь, взорвала турецкий 60-пушечный фрегат «Навек-Бахри». Вскоре метки огнем «Константина» был поражен и 24-пушечный корвет «Неджми-Фешан».

Корабль «Чесма», действуя главным образом против береговых батарей № 3 и № 4, сравнял их с землей.
Корабль «Париж» открыл огонь всем бортом по батарее № 5, по 22-пушечному корвету «Гюли-Сефид» и по 56-пушечному фрегату «Дамиад». Истомин — командир «Парижа» — не упустил случая поразить столь губительным для парусных кораблей продольным огнем (т.е. артиллерийским огнем, ведущимся вдоль всей длины корабля противника) и подбитый флагманский фрегат «Ауни-Аллах», когда последний дрейфовал на берег мимо «Парижа». Корвет «Гюли-Сефид» взлетел на воздух, фрегат «Дамиад» выбросился на берег. Тогда героическая команда «Парижа» перенесла свой огонь на 64-пушечный фрегат «Низамие»; загоревшись, «Низамие» выбросился на берег вслед за «Дамиадом».

Корабль «Три святителя», следовавший в колонне за «Парижем», избрал своими объектами фрегаты «Каиди-Зэфер» и «Низамие», но когда одним из первых турецких ядер у него перебило шпринг и корабль развернуло по ветру, турецкая береговая батарея № 6 продольным огнем нанесла ему большие повреждения в рангоуте, т. е. в деревянной части, предназначенной для постановки парусов. Команда корабля «Три святителя» под сильным неприятельским огнем завезла на баркасах (больших весельных шлюпках) верп (завозной якорь) и, развернув корму своего корабля, снова сосредоточила огонь по фрегату «Каиди-Зэфер» и другим судам. Турецкий фрегат был вынужден выйти из боя и выброситься на берег.

Геройски вели себя в бою русские матросы и офицеры. Матрос Дехта — комендор корабля «Три святителя» — держал запал у только что выстрелившего орудия и, хотя турецким ядром убило стоявших рядом с ним двух матросов, Дехта остался на боевом посту. Мичман Варницкий с корабля «Три святителя», находясь на баркасе для завозки верпа, был ранен в щеку, но своего места не покинул и дело довел до конца. На корабле «Ростислав» мичман Колокольцев с несколькими матросами с опасностью для жизни ликвидировал пожар у помещения для хранения боезапаса, предотвратив взрыв корабля. Старший штурманский офицер линейного корабля «Париж» Родионов, помогая корректировать артиллерийский огонь корабля, указывал рукой направление на неприятельскую батарею. В этот момент его ранило в лицо. Вытирая одной рукой кровь, Родионов другой рукой продолжал указывать направление на турецкую батарею. Родионов оставался на своем боевом посту до тех пор, пока не упал, сраженный неприятельским ядром, оторвавшим ему руку.

Уничтожением около четырех часов дня огнем «Парижа» и «Ростислава» береговых батарей № 5 и № 6 Синопский бой закончился.
Наступил вечер. Дул северо-восточный ветер, временами шел дождь. Вечернее небо, покрытое тучами, освещалось багровым заревом от пылавшего города и горевших остатков турецкой эскадры. Громадное пламя охватило горизонт над Синопом.

В битве при Синопе русские потеряли 38 человек убитыми и 235 ранеными. Турки потеряли убитыми свыше 4 тысяч, много турецких моряков попало в плен, и среди них два командира корабля и командующий турецкой эскадрой вице-адмирал Осман-паша.

Русские моряки стали готовиться к возвращению в Севастополь. Нужно было спешить: корабли имели сильные повреждения, до родного порта было далеко, а путь предстоял в условиях осенней штормовой погоды.

Исправив полученные в бою повреждения, эскадра Нахимова вышла из Синопа и после двухсуточного перехода по штормовому морю 22 ноября прибыла в Севастополь.

Встреча нахимовской эскадры была очень торжественной. Все население города, как в день большого праздника, приветствуя победителей, вышло на Приморский бульвар, Графскую пристань и на берега Севастопольской бухты.

Победа при Синопе показала всему миру героизм русских моряков. Синопский бои прославил русское военно-морское искусство на последнем этапе существования парусного флота. Он еще раз показал превосходство русского национального военно-морского искусства над военно-морским искусством иностранных флотов

Источник: www.polnaja-jenciklopedija.ru

1 декабря является Днём воинской славы России, днём победы русской эскадры под командованием вице-адмирала Павла Степановича Нахимова над турецкой эскадрой у мыса Синоп.

В марте 1995 года Федеральным законом Российской Федерации «О днях воинской славы (победных днях) России» установлен День воинской славы России — День победы русской эскадры над турецкой эскадрой у мыса Синоп. Дата Дня воинской славы законом ошибочно установлена 1 декабря. Само сражение произошло 18 (30) ноября 1853 года и вошло в историю как последнее крупное сражение парусных флотов.

Предыстория

Восточная (Крымская) война возникла в результате Большой Игры — противоречий между Англией и Францией с одной стороны и Россией — с другой, в ходе борьбы за влияние на Ближнем и Среднем Востоке, на Балканах и в Причерноморье. Хозяева Запада пытались остановить продвижение русских на Балканах, в Причерноморье, где Россия могла получить проливы Босфор и Дарданеллы, и на Кавказе с дальнейшим расширением влияния России на восточные страны.

Россия была заинтересована в расширении своей сферы влияния на Кавказе, на Балканском полуострове. Военная стратегия и развития народного хозяйства требовали занятия проливов и Константинополя. Чтобы навсегда обезопасить юго-западное стратегическое направление — исключить возможность прохода вражеского флота в Русское (Чёрное) море и получить свободный проход в Средиземное море.

Франция имела свои притязания к Османской империи, особенно в Сирии и Египте, и выступала соперником России в турецких владениях. Лондон стремился включить в свою сферу влияния Ближний и Средний Восток, превратить в свои полуколонии Турцию и Персию. Британцы не желали, чтобы Российская империя усилилась за счёт стремительно деградирующей Османской империей. Более того, хозяева Англии лелеяли замыслы расчленения России, отторжения от неё Крыма, кавказских областей, Северного Причерноморья, Малороссии, Царства Польского, Прибалтики, Финляндии. Русских хотели отрезать от морей, оттеснить на восток.

Своим оружием в борьбе с Россией западники в очередной раз сделали Турцию. Турки выступали в качестве «пушечного мяса» в тысячелетнем противостоянии Запада с Русью (русской цивилизацией). Чтобы использовать турецкие вооруженные силы в качества ударного авангарда в борьбе против России, руководящие круги Англии, Франции и Австрии оказывали усиленную военную поддержку Турции. Задолго до войны она была наводнена английскими, французскими и австрийскими военными советниками, которые обучали турецкие войска, строили укрепления, руководили разработкой военных планов. В турецких войска активно использовали иностранных военных специалистов, некоторых из них приняли ислам, стали «османами». Под руководством иностранных специалистов велось и строительство османского военного флота, который пополнялся кораблями построенными в Марселе, Венеции, Ливорно. Почти вся артиллерия турецкого флота была английского производства; английские советники и инструкторы находились при штабах и командующих турецких соединений.

Опираясь на поддержку Англии и Франции (Австрия также боялась укрепления русских позиций на Балканах и поддерживала Порту), Турция надеялась на успех на Черноморском театре. Порта планировала вернуть утраченные владения на Кавказе, в Северном Причерноморье, включая Крымский полуостров. Англия и Франция, натравливая Турцию на России, не могли допустить её военного краха и кардинального усиления позиций Российской империи за счёт Османской империи. Поэтому региональных конфликт выходил на глобальный уровень — мировой войны с участием ведущих мировых держав.

Начало войны

Формальным поводом к войне послужил спор между католиками и православными о праве владения святыми местами в Палестине, входившей тогда в состав Турецкой империи. В спор вмешались великие державы: на стороне православных христиан выступила Россия, а на стороне христиан-католиков — Франция. Чтобы подтолкнуть Турцию на открытие военных действий против России, англо-французский флот в мае 1853 г. направился в Безикскую бухту, расположенную у входа в Дарданеллы. Произошёл разрыв дипломатических отношений между Турцией и Россией.

14 июня 1853 г. царь Николай I отдал приказ русским войскам, которыми командовал князь М. Д. Горчаков, занять Молдавию и Валахию (Дунайские княжества). Николай Павлович, который до этого довольно успешно вёл внешнюю политику России, в этот раз совершил стратегическую ошибку. Он рассчитывал на то, что с Англией можно договориться о разделе наследства турецкого «больного человека». Франция сама по себе не опасна. А Австрия и Пруссия считались близкими союзниками Петербурга. Казалось, что наступило время раздела Турецкой империи. Однако хозяева Запада хотели получить весь «турецкий пирог», не допуская к нему Россию. Более того, использовать войну с Турцией для решительного поражения и ослабления России.

Турция предъявила ультиматум, требуя вывода русской армии из Дунайских княжеств. 4 октября Порта объявила войну России. Турецкие войска обстреляли наши силы на Дунае, атаковали русский гарнизон поста св. Николая на черноморском побережье между Поти и Батумом. 20 октября Петербург объявил о состоянии войны с Турцией. В дальнейшем в войну против России вступили Англия, Франция и Сардиния. Военные действия велись на Балканах и Кавказе, в Черном, Белом и Балтийском морях и на Тихом океане. Но главным театром войны был Черноморский.

План турецкого командования состоял в том, чтобы вытеснить русские войска из Молдавии и Валахии и занимать оборону на Дунайском фронте до подхода англо-французских войск. В Закавказье предполагалось вести наступательные действия.

Черноморский флот

Русский Черноморский флот имел 14 парусных линейных кораблей, 6 парусных фрегатов, 16 корветов и бригов, 7 пароходо-фрегатов и 138 мелких судов. Несмотря на то что в его составе не было ни одного парового линейного корабля, он представлял собой серьезную боевую силу. Парусные корабли отличались быстроходностью и сильным вооружением. Флот располагал квалифицированными офицерами и хорошо обученным рядовым составом. Командовали флотом опытные и решительные командиры, не боявшиеся проявить инициативу.

В предвоенный период русский флот на Чёрном море возглавляли великие люди — Михаил Петрович Лазарев, Владимир Алексеевич Корнилов, Павел Степанович Нахимов, Владимир Иванович Истомин. Они были представителями передовой школы русского военно-морского искусства. Нахимов, Корнилов и Истомин многие годы были выборными директорами Севастопольской морской библиотеки — одной из старейших в стране. Благодаря их просветительской деятельности книжные фонды библиотеки увеличились в несколько раз. Нахимов широко популяризировал среди моряков начавший выходить с 1848 года журнал «Морской сборник». Главное внимание Лазарева, Корнилова, Нахимова и других передовых командиров — наследников школы Суворова, Ушакова и Сенявина — было сосредоточено на боевой подготовке флота, обучение моряков приемам и способам морского боя. В их деятельности воплощались наставления Д. Н. Сенявина о том, чтобы командиры «чаще общались со своими подчиненными, знали бы каждого из них и знали бы, что служба их не состоит только в том, чтобы командовать людьми во время работ, но что они должны входить и в частную жизнь их… Начальник и офицер должны уметь возбудить соревнование к усердной службе в своих подчиненных ободрением отличнейших. Они должны знать дух русского матроса, которому иногда спасибо дороже всего».

«Матрос управляет парусами, он же наводит орудие на неприятеля. Матрос бросается на абордаж. Ежели понадобится, всё сделает матрос», — говорил П. С. Нахимов. В признании первенствующей роли рядового матроса в обеспечении победы над врагом Лазарев, Нахимов и Корнилов видели успех боевой подготовки, основу повышения боеспособности флота. Они понимали матросов, воспитывали в них не «крепостного на корабле», а чувство достоинства и любви к родной земле. Корнилов и Нахимов всячески стремились улучшить условия жизни и быта матросов, которые 25 лет несли тяжелую службу. Все современники единодушно подчеркивали заботу Павла Степановича о матросах. «Заботливость Нахимова о матросах, — писал один из черноморцев, — доходила до педантизма». В ответ матросы любили своего командира.

Нахимов чётко понимал, что система боевой подготовки, направленная на показной блеск, и приведёт к плачевным результатам в ходе реальных боевых действий. Он был противником парадной муштры и учил моряков тому, что потребуется в войне. Воспитывал в матросах инициативу, решительность, выносливость, строго требовал исполнения всего необходимого и полезного. Личный пример командира Нахимов считал лучшим методом воспитания. В итоге авторитет Нахимова среди черноморских моряков был очень высок. В том же духе воспитывал моряков и Корнилов.

Первая половина XIX в. была важным этапом в развитии технического прогресса на флоте. Изыскания в области корабельной артиллерии привели к созданию бомбических (бомбовых) пушек. Эти орудия стреляли разрывными бомбами, бывшими для деревянных парусных кораблей исключительно опасными. Перспективность таких орудий впервые была оценена на Черноморском флоте. По инициативе Лазарева, Корнилова и Нахимова такие орудия были установлены на многих линейных кораблях. Наибольшее значение в деле развития флота стало использование силы пара для движения кораблей. В кораблестроении и военно-морском деле происходила революция. Корабли с паровой машиной приобретали принципиально новые мореходные, технические и боевые качества. В 1820 году в состав Черноморского флота вошёл военный пароход «Везувий», построенный в Николаеве.

Многие военные эксперты плоть до 40-х годов ещё считали, что основой военных флотов останутся парусные линейные корабли с мощной артиллерией — 100 — 120 орудий. Первые пароходы имели небольшую мощность, на них можно было установить всего 10 — 20 орудий. Однако развитие научно-технического прогресса вело к быстрому совершенствованию пароходов. Лазарев, Корнилов и Нахимов быстро оценили эту перспективу. По инициативе Лазарева в конце 1830-х — 1840-х годах в Николаеве заложили и построили первые в России железные военные пароходы и первые пароходо-фрегаты. Они имели и парусное оснащение и паровую машину. Активным сторонником развертывания строительства винтовых кораблей выступал Корнилов. С первых же лет пребывания на посту начальника штаба флота он ставил вопрос перед начальством морского ведомства о перевооружении Черноморского флота и широком внедрении паровой машины на кораблях. Постройка винтовых кораблей и переоборудование судостроительной базы, писал он, «в глазах моих составляют предметы первостепенной важности для Черноморского флота, от основательного решениях коих зависит всё его будущее».

Передовая научно-техническая мысль в России нередко шла впереди зарубежной науки. Однако многие русские открытия и изобретения не нашли практического применения в России (некоторые позднее успешно освоили на Западе). Российская империя стала отставать от передовых западных держав в техническом и экономическом развитии, что не могло негативно не сказаться на вооруженных силах страны, включая Черноморский флот.

Палуба линейного корабля «Императрица Мария» во время боя при Синопе. 1853 год. Худ. А. Д. Кившенко

Начало боевых действий на море

В стратегических планах турецкого командования важная роль отводилась Кавказу. В Батуми был сосредоточен 20-тыс. десант и большая флотилия из 250 прибрежных судов, предназначенных для высадки десантных сил в районе Сухуми, Поти, Гагры, Сочи и Туапсе. Для обеспечения высадки десанта в Константинополе сформировали эскадру из лучших кораблей. Командующим был назначен вице-адмирал Осман-паша, вторым флагманом — контр-адмирал Гуссейн-паша. Разведку осуществлял отряд из трёх пароходо-фрегатов под флагом вице-адмирала Мустафы-паши. Главным советником турецкого командования в этой операции был английский капитан А. Слейд, который в османском флоте имел чин контр-адмирала. Тем временем англо-французский флот перешёл от Дарданелл к Босфору и готовился к броску в Чёрное море.

В сентябре 1853 г. эскадра под командованием вице-адмиралов В. А. Корнилова и П. С. Нахимова доставила на кавказское побережье 13-ю пехотную дивизию (16 тыс. человек) со всем обозом и месячным запасом продовольствия. В это же время отряд кораблей перебросил 14-ю пехотную дивизию (8 тыс. человек) из Одессы в Севастополь. Затем флот приступил к крейсерским действиям у Босфора и вдоль всего анатолийского побережья Турецкой империи с задачей нарушать ее коммуникации.

Боевые действия на Черном море начались двумя боями, результат которых наглядно показал высокую эффективность школы Лазарева, Корнилова и Нахимова боевой подготовки личного состава. Первый бой произошел 5 ноября. Пароходо-фрегат «Владимир» под командованием капитан-лейтенанта Г. И. Бутакова вел поиск противника у турецкого побережья. На его борту находился вице-адмирал Корнилов. В тот день рано утром наблюдатели заметили на северо-западе силуэт неизвестного корабля. Корнилов посоветовал командиру изменить курс и пойти на сближение. Через час неизвестный корабль был настигнут. Им оказался турецкий военный пароход «Перваз-Бахри». Начался двухчасовой бой, в ходе которого, по словам Корнилова, командир фрегата Бутаков «распоряжался, как на маневрах». «Перваз-Бахри», получив значительные повреждения и понеся потери в людях от меткого огня русских моряков, спустил флаг. Так первый в истории войн бой паровых кораблей закончился блестящей победой русского пароходо-фрегата.

В ночь на 9 (21) ноября, по другим данным, 6 (18) ноября, — русский парусный 44-пушечный фрегат «Флора» капитан-лейтенанта А. Н. Скоробогатова в районе мыса Пицунда встретился с тремя турецкими пароходами — «Таиф», «Фези-Бахри» и «Саик-Ишаде» под общим командованием вице-адмирала Мустафы-паши и английского военного советника А. Слейда. В общей сложности корабли противника имели 6 10-дюймовых орудий, 12 36-фунтовых, 44 18-фунтовых. Бой начался в 2 часа ночи и продолжался с перерывами до 9 часов утра. Фрегат «Флора» умело маневрировал и к концу боя сумел нанести повреждения флагманскому пароходу противника. Турецкие пароходы поспешно ушли на запад. Русский фрегат с победой возвратился в свою базу. В основе этого успеха, с одной стороны, лежала хладнокровие и мужество капитана Скоробогатова, не испугавшегося превосходящих сил врага, храбрость и знание дела матросов, которые умело маневрировали и вели бой. С другой стороны — неудовлетворительные действия вражеских командиров, которые не сумели воспользоваться ни преимуществом паровых кораблей для одновременной атаки с разных сторон, ни крупнокалиберными бомбическими пушками, которыми можно было атаковать, находясь вне пределов досягаемости русского фрегата, а также плохой подготовкой турецких артиллеристов.

А. П. Боголюбов. Ночное нападение на 44-пушечный фрегат Флора с 5 на 6 ноября 1853 года

Синоп

В начале ноября 1853 г. русская эскадра под командованием вице-адмирала П. С. Нахимова крейсировала у берегов турецкой Анатолии. Во время жестокого шторма 8 — 10 ноября линейные корабли эскадры «Храбрый» и «Святослав» и фрегат «Коварна» получили сильные повреждения и были отправлены на ремонт в Севастополь. В эскадре Нахимова остались 3 линейных корабля и один бриг. Продолжая поиск противника, она 11 ноября подошла к Синопской бухте и обнаружила там вражескую эскадру под началом Осман-паши, состоявшую из 7 фрегатов, 3 корветов, 2 пароходов, 2 бригов и 2 транспортов. Корабли находились под защитой шести береговых батарей. На вооружении турецких кораблей было 476 орудий, на береговых батареях было 44 орудия.

Несмотря на столь значительное численное превосходство противника, русский командующий принял решение заблокировать турецкий флот в бухте. Бриг «Эней» был послан в Севастополь за подкреплением. Турки проявили слабость и не решились пойти на прорыв позиций слабой русской эскадры и стали ожидать подхода англо-французского флота. 16 ноября на помощь Нахимову подоспели 3 линейных корабля и 2 фрегата из эскадры контр-адмирала Ф. М. Новосильского. Теперь можно было начинать атаку, хотя тактическое преимущество и на этот раз оставалось за турецкой эскадрой. Располагая вооруженными пароходами, турки могли наносить удары по русским кораблям с любых направлений. Кроме того, противник был защищен береговыми батареями. 17 ноября Нахимов созвал командиров кораблей и ознакомил их с планом предстоящего боя. В приказе, отданном перед самым сражением, адмирал писал, что Россия ожидает «славных подвигов от Черноморскою флота. От нас зависит оправдать ожидания».

В 9 часов 30 минут 18 (30) ноября на русском флагманском корабле «Императрица Мария» был поднят сигнал: «Приготовиться к бою и идти на Синопский рейд». Эскадра снялась с якоря. К полудню она двумя колоннами вошла на Синопский рейд. Во главе первой шел 84-пушечный корабль «Императрица Мария» под флагом Нахимова, а во главе второй — 120-пушечный корабль «Париж» под флагом Новосильского. В кильватер «Императрице Марии» шли 120-пушечный «Великий князь Константин» и 80-пушечная «Чесма». За кораблем Новосильского следовали 120-пушечный «Три Святителя» и 80-пушечный «Ростислав». Турецкий флот стоял в бухте в строю в форме полумесяца, повторяющем очертание берега. Левый фланг этого строя опирался на батарею № 4, а правый — на батарею № 6. В центре боевого порядка турки установили 8-орудийную крупнокалиберную батарею № 5. Со всех кораблей напряженно следили за флагманом, ожидая сигнала о начале боя. В 12 часов на «Императрице Марии» взвился флаг, означающий полдень. Адмирал и в столь тревожный момент перед боем решил соблюсти морской обычай. Этот эпизод, подчеркивавший исключительное спокойствие Нахимова, произвел сильное впечатление на команды судов.

Около 12 часов 30 минут, когда русские корабли подошли к назначенным местам, турецкая эскадра и береговые батареи открыли сильный огонь. В первые минуты русские корабли были буквально засыпаны градом ядер, книпелей и картечи. Однако османские канониры, как и в сражении при Наварине в 1827 году, повторяли ту же ошибку: вместо того чтобы сосредоточить огонь по корпусам, они снова били по рангоуту и парусам. При попутном и довольно сильном ветре этот огонь чаще всего не достигал цели. Кроме того, Нахимов заранее предвидел, что противник будет бить не по палубам, а по рангоуту. Этот приём использовался турками в расчёте вывести из строя как можно больше русских матросов, когда они будут убирать паруса перед постановкой на якорь. Но русские матросы благодаря приказу русского адмирала были внизу. Нахимов решил становиться на якорь, не крепя парусов, тем самым спас жизни и здоровье многих моряков, сохранил боеспособность русских кораблей в критический момент боя.

Отдав якоря, русские корабли почти одновременно по всей линии вступили в бой. Турки сразу же почувствовали мощь и точность огня русских кораблей. Уже через полчаса флагманский фрегат «Авни-Аллах», не выдержав огня «Императрицы Марии», отклепал якорь-цепь и выбросился на мель. Несколько турецких кораблей и береговых батарей обрушили мощь своих орудий на корабль Нахимова: перебили большую часть рангоута и стоячего такелажа, у грот-мачты осталась только одна целая ванта. Но русские продолжали бой. Расправившись с турецким флагманом, Нахимов перенёс огонь на другой фрегат — «Фазли-Аллах». Не выдержав огня, и на этом фрегате турки расклепали якорь-цепь. Течение и ветер быстро понесли фрегат к берегу, а вскоре «Фазли-Аллах» уже горел.

Героически сражались моряки линейного корабля «Париж» под командованием капитана 1 ранга В. И. Истомина. Они нанесли поражение трем неприятельским судам. Восхищенный таким успехом, Нахимов распорядился передать сигналом благодарность доблестному экипажу. Но на «Императрице Марии» оказались перебитыми все сигнальные фалы. Тогда на «Париж» была направлена шлюпка. Уничтожив четыре фрегата и один корвет, «Императрица Мария» и «Париж» перенесли огонь на самую мощную батарею № 5. Через каких-то несколько минут от батареи остались груды развалин. Прислуга в панике бежала.

И. К. Айвазовский. «Синопский бой»

Не менее храбро сражались и экипажи других русских кораблей. «Великий князь Константин» стал против двух 60-пушечных фрегатов «Навек-Бахри» и «Несими-Зефер» и 24-пушечного корвета «Неджми-Фешан». Эти суда прикрывались огнем батареи № 4. Вначале всю мощь 68-фунтовых бомбических орудий «Константин» обрушил на фрегаты. Подошедшая вскоре «Чесма», несмотря на выстрелы с батареи № 3, огонь своих пушек направила на фрегат «Навек-Бахри». Спустя двадцать минут турецкий фрегат взлетел на воздух. Обломками фрегата засыпало батарею № 4. Покончив с одним фрегатом, «Константин», повернув на шпринг, начал расстреливать «Несими-Зефер» и «Неджми-Фешан», а «Чесма» обратила свои пушки против батарей № 3 и 4 и вскоре сравняла их с землей. Тем временем «Константин» расправился с фрегатом и корветом. Объятые пламенем, оба вражеских корабля выбросились на берег.

Не менее яростный был бой и на левом фланге. На корабле «Три Святителя» в самом начале сражения турки перебили шпринг. Оставшийся на одном якоре корабль развернулся кормой к батарее № 6. Турки, однако, успели произвести лишь несколько залпов. На выручку «Трем Святителям» подошел «Ростислав», перенесший огонь на батарею. Тем временем с помощью баркаса положение корабля удалось восстановить. Совместными усилиями «Ростислава» и «Трех Святителей» вначале были уничтожены фрегат «Каиди-Зефер» и корвет «Фейзе-Меабур», а затем батарея № 6. В перестрелке вражеское ядро угодило прямо в батарею «Ростислава»: загорелся пороховой ящик, огонь стал распространяться в сторону крюйт-камеры. «Ростиславу» грозила опасность: он мог взлететь на воздух. Но храбрый мичман Николай Колокольцев спас свой корабль от гибели. Он получил чин лейтенанта и орден Святого Георгия 4-й степени. В том же году его наградили орденом Святого Владимира 4-й степени, а за участие в обороне Севастополя — золотым оружием.

Близкая дистанция стрельбы, отличная артиллерийская подготовка, мужество и героизм моряков эскадры быстро решили исход боя. Под их огнем турецкие корабли выбрасывались на мель, горели и взлетали на воздух. К 16 часам сражение закончилось. 15 турецких судов и береговые батареи были уничтожены. Спасся лишь один пароход «Таиф», на котором находился главный советник при турецком адмирале англичанин А. Слэйд. Бросившись наутек в самый критический момент, он принес в Константинополь весть о полном разгроме турецкой эскадры.

Синопское сражение. Художник А. П.Боголюбов

И. К. Айвазовский. Синоп. Ночь после боя 18 ноября 1853 года

Итоги

В Синопском сражении турки потеряли убитыми и утонувшими 3 тыс. человек. В плен было взято несколько сот матросов и офицеров, в том числе командующий эскадрой Осман-паша. Русский флот не потерял ни одного корабля. В личном составе потери составили: убитыми — 38 человек и ранеными — 233.

Синопская битва стала последним крупным сражением парусных кораблей. Действия русской эскадры явились выдающимся образцом активной наступательной тактики. Нахимов в самом начале боя захватил инициативу и удерживал её до последнего момента. Эффективно использовалась корабельная артиллерия. Был осуществлен тщательно разработанный Нахимовым план артиллерийской атаки с максимальным использованием бомбических орудий, сыгравших важную роль в разгроме противника. Решающей силой, определившей разгром турецкого флота в Синопском сражении, были русские матросы и офицеры, их отличная подготовка, высокий моральный дух и самообладание.

Синопская победа русского флота имела большое политическое и военное значение. Разгром турецкой эскадры в Синопе значительно ослабил морские силы Турции и сорвал её планы по высадке войск на побережье Кавказа. После сражения русский флот получил возможность содействовать приморским флангам сухопутных войск на Дунайском и Кавказский театрах. Турецкие же войска на Дунае и на Кавказе были лишены поддержки своего флота.

Синопский разгром означал провал традиционной английской политики ведения войны чужими руками. Была сорвана маска с подлинных организаторов Восточной войны. Турция потерпела решительное поражение в самом начале войны. Чтобы спасти её от краха, Англия и Франция вступили в открытую войну. 23 декабря 1853 г. английская и французская эскадры вошли в Черное море. 15 марта 1854 г. Англия и Франция объявили России войну. Началась предтеча мировой войны, где главным врагом коллективного Запада была Россия.

Возвращение русской эскадры в Севастополь после Синопского боя. Художник Н. П. Красовский

Источник: topwar.ru

Соотношение сил и средств

Русская Эскадра, которой командовал вице-адмирал Павел Нахимов, насчитывала 11 кораблей при 734 орудиях. Эскадра разделялась по 3-ем классам кораблей:

  • Фрегаты: «Кулевчи» (60 орудий) и «Кагул» (44 орудия)
  • Линейные корабли: «Три святителя» и «Великий князь Константин» (оба по 120 орудий), «Париж» (флагманский корабль Новосильского при 120 орудиях), «Ростислав» и «Чесма» (об по 84 орудия), «Императрица Мария» (флагманский корабль Нахимова при 84 орудиях).
  • Пароходы: «Херсонес», «Одесса» и «Крым».

Турецкая эскадра, которой командовал вице-адмирал Осман-паша, насчитывала 12 кораблей при 476 орудиях, которым дополнительно было придано 2 брига и 2 военных транспортника. Боевые корабли турецкой эскадры также подразделялись на три класса:

  • Парусные корветы: «Фейзи-Меабуд» и «Неджми-Фешан» (об по 24 орудия), «Гюли-Сефид» (22 орудия).
  • Парусные фрегаты: «Низамие» (64 орудия), «Навек-Бахри» и «Несими-Зефер» (по 60 орудий), «Дамиад» (56 орудий), «Каиди-Зефер» (54 орудия), «Фазли-Аллах» и «Авни-Аллах» (по 44 орудия каждый). Флагманским кораблем был «Авни-Аллах».
  • Пароходофрегаты: «Таиф» (22 орудия), «Эрекли» (2 орудия).

Мы видим однозначный перевес русской эскадры, но здесь важно понимать, что у турецкой стороны была поддержка береговой артиллерии, а русские пароходы к началу Синопского сражения опоздали. Они достигли берегов Синопа в момент, когда исход сражения был уже предрешен. Тем не менее, даже если не брать в расчёт пароходы русской эскадры, очевидным является превосходство русской стороны над турецкой. Почему же в таких условиях Османская империя объявила войну России и была готова проводить морское сражение у берегов Синопа? Главная причина — надежда на обещанную поддержку со стороны Англии и Франции. Эта поддержка была отказана, но только после того, когда Синопское сражение Османская империя проиграла, и когда появился действительный повод для Англии и Франции вступить в войну против России. Как это уже было неоднократно в мировой истории, англичане жертвуют союзниками, чтобы получить благовидный предлог вступления в войну.

Современный вид на Синоп

Ход сражения

Хронология Синопского морского сражения 18 ноября 1853 года может быть представлена следующими образом:

  • 12:00 — русская эскадра Черноморского флота приближается к турецким кораблям вблизи синопского рейда.
  • 12:30 — турецкие корабли и береговая артиллерия Синопа открывают огонь по российским кораблям.
  • 13:00 — русский флот акцентирует атаки на турецком фрегате «Авни-Аллах». В течение нескольких десятков минут фрегат был затоплен и выброшен на берег.
  • 14:30 — основная часть Синопской битвы закончена. Большая часть турецких кораблей уничтожена. Удалось бежать только пароходу «Таиф», который направился в Константинополь, где доложил турецкому султану о поражении.
  • 18:30 — русский флот окончательно уничтожил турецкие корабли и подавил сопротивление береговой артиллерии.

Синопское сражение началось с попыток русского флота занять нужные позиции, в ответ на что был открыт огонь со стороны береговой артиллерии Синопа и флота Османской империи. Относительно береговой артиллерии нужно отметить, что у неё было 6 линий: первые 2-е открыли огонь своевременно, 3 и 4 — с опозданием, 5 и 6 до русских кораблей не доставали. С самого начала сражением турецкая сторона пыталась нанести урон флагманским кораблям, поэтому выстрелы велись в направлении линейных кораблей «Париж» и «Императрица Мария».

Павел Нахимов также выбрал своей целью флагманские корабли Османской империи, чтобы решить флот противника командования. Поэтому с первых минут сражения основной удар пришелся на парусный фрегат «Авни-Аллах», который очень быстро загорелся и затонул. После этого огонь был перенесён на другой флагманский корабль турецкой стороны «Фазли-Аллах». Этот корабль также очень скоро получил серьезные повреждения и был выведен из строя. После этого огонь был в равной степени разделён между кораблями противника и береговой батареи. Умелые действия Нахимова и всего русского флота привели к тому, что всего за несколько часов синопское сражение было выиграно.

Карта Синопоского морского сражения

Потери сторон

Потери турецкой стороны в результате Синопского сражения были катастрофическими. Из 15 кораблей, так или иначе принимавших участие в сражении, на плаву остался только один — пароходофрегат «Таиф», которому удалось сбежать с места сражения, и который первым достиг берегов Константинополя, доложив турецкому султану о случившемся. Турецкая эскадра на момент начала сражения насчитывала 4500 человек. По завершению сражения потери турецкой стороны были следующими:

  • Убитыми — 3000 человек или 66% личного состава.
  • Ранеными — 500 человек или 11% личного состава.
  • Пленными — 200 человек или 4,5% личного состава.

В русский плен попал и вице-адмирал Османской империи Осман-паша.

Потери русской эскадры были незначительными. Из личного состава было ранено 230 человек, а убито 37 человек. В ходе сражения все корабли русского флота получили повреждения различной степени тяжести, но каждый из них смог своим ходом добраться до Севастополя.

Западные мифы о победе русского флота

Реакция на победу русского флота в Синопском сражении на западе последовала сразу. Эта реакция вылилась в появлении 3-х мифов, которые и по сей день являются распространенными:

  1. Россия одержала кровавую и жестокую победу.
  2. Россия пленила Осман-пашу. В плену он умер.
  3. Россия целенаправленно вела огонь по городу, что привело к большому количеству жертв среди гражданского населения и серьезному разрушению города.

Чтобы показать реакцию Запада на сражение у Синопа достаточно привести цитату из заметки в английской газете «The Hampshire Telegraph» от 12 декабря 1853 года.

Россия продолжает отмечать свою кровавую победу в сражении, когда они продолжали обстреливать турецкие корабли, вышедшие из строя, и которые не могли оказывать сопротивление. Эскадра мужественно сопротивлялась, но русские хладнокровный и цинично полностью ее уничтожили. До сражения в турецкой эскадре было 4490 человек. После сражения в живых осталось только 358. Город Синоп полностью разрушен из-за шквального огня русской артиллерии. Все побережье усеяно трупами погибших. У местного населения, которое осталось в живых, нет ни еды, ни воды. Им не оказывают должной медицинской помощи.

Заметка из «The Hampshire Telegraph» от 12 декабря 1853 года.

Синопское морское сражение в 1853 году

Теперь давайте разбираться с тем, что было на самом деле, и есть ли у этих мифов хоть какие-то основания. Начнём с самого простого мифа — гибель в русском плену вице-адмирала Османской империи Осман-паша. Английская версия заключается в том, что раненый Осман-паша попал в плен, где ему не оказывалась медицинская помощь, в результате чего он умер.  На самом же деле раненый Осман-паша действительно попал в плен, но в 1856 году был освобожден и вернулся на Родину. После этого он занимал длительное время должность в Адмиралтейском совете при турецком Султане, а умер только в 1897 году.

Миф о Кровавой Победе русского флота также является не более чем выдумкой. Во-первых, нужно понимать, что шла война. Причём война, которая была объявлена Турцией. Любая война, а тем более между серьезными геополитическими соперниками, всегда сопровождается жестокостью и жертвами. И английская пресса, которая делает нападки в сторону русского флота за Синопское сражение, абсолютно забывает рассмотреть, например, вопросы бомбардировок Дрездена в 1945 году. Конечно, между этими событиями прошло практически 100 лет, но показательна сама реакция. Победа русского флота в морском сражении у Синопа это кровавая победа, а бомбардировка мирного города Дрездена, когда Вторая мировая уже фактически закончилась, это нормальное явление. В этом и есть проявление двойных стандартов. Важный момент относительно Синопского сражения касается мирного населения. По английской версии оно практически всё было истреблено варварским русским флотом. На самом деле большая часть населения покинула Синоп задолго до сражения. У них было время, поскольку еще за несколько дней до сражения Осман-паша отдал приказ ввести турецкий флот в гавань, поскольку русским кораблям удалось обнаружить противника. В результате в ходе бомбардировок и взрывов кораблей обломки попадали и на жилые кварталы, где просто некому было тушить огонь. Поэтому если рассматривать, например, греческую часть города, то она практически не пострадала. Это связано не с тем, что ее не бомбардировали, а с тем, что ее жители не покинули город и смогли потушить пожар. Поэтому факт разрушения, причём довольно сильного, Синопа является верным, но причинно-следственная связь абсолютно нарушена. Разрушение города связано не с целенаправленными бомбардировками, а с тем, что сражение проходило непосредственно у берегов города, а также с тем, что просто некому было вовремя ликвидировать последствия пожара.

Результаты победы

Синопскую победу русского флота принято называть «бесплодной». Сама по себе победа была выдающейся, но каких-либо существенных дивидендов России не принесла. Более того, именно это морское сражение стало в конечном итоге тем предлогом, которым воспользовались Англия и Франция для вступления в войну против России на стороне Османской империи. В результате была окончательно сформирована Крымская война — одна из немногих войн, которую Российская империя проиграла.

Непосредственно за победу у Синопа 1853 года вице-адмирал Нахимов был удостоен ордена Святого Георгия 2 степени. Николай 1 был в полном восторге от победы и называл Нахимова лучшим адмиралом за всю историю.

Нахимов во время Синопского сражения

Новые типы кораблей и пушек

Крымская война и Синопское сражение характерны с точки зрения применения новых типов кораблей и новых пушек. Применение в промышленности паровых моторов привело к идее переноса их на корабли. До этого корабли были только парусными, а значит сильно зависели в движении от ветра. Первый пароход был построен в Америке в 1807 году. Эти пароходы работали по принципу гребного колеса и были уязвимы. После этого от колеса избавились и появились классические пароходы. Россия, последней из мировых держав, стала применять паровые двигатели в кораблестроении. Первый гражданский пароход был построен в 1817 году, а первый военный пароход «Геркулес», был спущен на воду в 1832 году.

Вместе с развитием пароходов развивались и корабельные пушки. В одно время с развитием пароходов появились «бомбические пушки». Они была разработаны французским артиллеристом Анри-Жозеф Пексан. В основе использования лежал принцип сухопутной артиллерии. В основе лежал принцип бомбы. Сначала снаряд пробивал брешь в дереве корабля, а затем взрывалась бомба, нанося основной урон. В 1824 году удалось добиться уникального события — двумя выстрелами был затоплен двухдечный линейный корабль!

Популярные статьи:


Список правителей России

Полтавская битва

Император Павел 1

Присоединение Украины

 

Последние добавления:

Источник: istoriarusi.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.