Славяне называли варягами

«Повесть временных лет» впервые рассказывает нам о варягах, на славянской земле они впервые появились в IX веке.

Это были преимущественно торговцы, в больших поселениях они даже смогли создать свои общины, порой даже больших размером по сравнению с местным населением. Новгород со временем стал варяжским городом, масса варягов-торговцев также жили в Киеве, судя по сохранившимся документам. Существует легенда, что столица Руси была основана варягами, в подтверждение можно привести распространившийся культ Перуна, который был присущ варягам.

Также о варягах говорится в редких источниках средневековой Европы, они относятся к IX веку. Так, удалось проследить путь, варяги пришли в Европу с земель славян гораздо раньше, то есть до их прихода к княжению в Новгороде.

Русью в 839 году назвали неких посланников от народа, прибывших в Константинополь. Когда все дела были сделаны, посланцы перебрались в Германию в компании византийского посольства. Там их принял Людовик Благочестивый, если верить немецким документам, послы являлись варягами. А вот славянское посольство, по тем же источникам, было шведского происхождения.


Еще одна сторона — арабские источники. Летописцы с Востока рассказали о военных походах Руси к берегам Черного моря, речь шла о варягах, которые уже обосновались на побережьях и теперь стали посещать Восток с торговыми делами. Начало X века стало периодом укрепления позиций варяг на Черном море, оно даже упоминается под наименованием «русское» во многих источниках.

Так, высока вероятность, что варяги не были славянами, скорее — они больше походили на скандинавов. «Повесть временных лет», например, говорит о варягах немецкого происхождения, а именно: нореги, даны, готы, англы и некоторые другие.

Что же касается варягов, ими скорее всего именовали племена, которые обитали в основном на южных и северных побережьях Варяжского (Балтийского) моря. А вот византийцы в XI веке варягами звали наемников — тех, кто работал на императора, в его личной гвардии. Откуда вообще взялось это название «варяги»? Есть мнение, что оно произошло от «варанг» — такое слово было в обиходе у скандинавов, но его точное значение стерто временем.

Есть и иная версия — варяги почитали волка, отсюда и такое название. Варг — это некое чудовище в облике волка Фенрира, оно имело место в скандинавской мифологии. Сыновей этого существа тоже называли варгами — Сколя и Хати. Вообще скандинавы почитали полярных волков (они гораздо больше обычных), а вот славяне считали лесного обитателя вором.


Если обратить еще к одному виду источников — немецким документам, то там в XI веке говорилось о большом количестве неких данамов, которые проживают на Руси. Также сведенья можно найти в древних скандинавских источниках — там сказано о походах скандинавов на Гардарику — «царство городов», это не что иное как Русь. Так, можно еще раз убедиться в том, что крупные торговые города на Руси создали именно варяги.

Также надо обратить внимание на легенды о призвании варягов на Русь, согласно которым именно этот народ и основал как таковое государство. Первым варягом был Рюрик — его пригласили вместе с дружиной и братьями Синеусом и Трувором. Есть мнение, что русские князья имеют искаженные скандинавские имена, а Рюрик -это Хрёрек. Далее, выходит, что Трувор — это Thorvardr, Олег — Helgi, Ольга — Helga, Оскольд — Hoskuldr, Дир — Dyri.

Так, по данным арабских и византийских летописей за X век, существовало два абсолютно четких народа — славяне и варяги. А Русь — это не название государства, изначально так обозначали народ, который управлял славянами.

По теме:

Исчезновение варяжских поселений

История Древней Руси богата множеством загадок

Последняя работа Хейердала — ошибка или открытие?

Торговый путь «Из варяг в греки» буден возрожден

Великая славянская загадка

Источник: www.rusday.com

Варяжский вопрос


Начиная с XVIII века, историки спорят о том, кто же были те легендарные варяги, основавшие Русь согласно летописной версии («призвания варягов»). Если по древнерусским источникам варяги представляли собой наёмников «из-за моря» (с берегов Балтики), то византийцы вносят в название явный этнический оттенок с размытой географической локализацией этого этноса. Скандинавские источники заимствуют понятие варягов от византийцев, хотя большинство версий этимологии слова варяги исходит из германских языков.

Следует также отметить, что в рассказе о призвании варягов в «Повести временных лет» существует перечисление варяжских народов, в числе которых наряду с русью (предполагаемым племенем Рюрика) оказываются свеи (шведы), норманны (норвежцы), англы (датчане) и готы (готландцы): Идоша за море к варягом, к руси. Сице бо звахуть ты варягы русь, яко се друзии зовутся свее, друзии же урмани, аньгляне, инѣи и готе, тако и си.. Обращает на себя внимание и перечисление тех же народов вместе с варягами в списке потомков Иафета: Афетово же колѣно и то: варязи, свеи, урмане, готѣ,русь, аглянѣ…[1]

В современной историографии наиболее часто отождествляют варягов как скандинавских «викингов», то есть варяги — славянское наименование викингов. Существуют иные версии этнической принадлежности варягов — как финнов[2], пруссов[3], балтийских славян[4] и варяги «руського» (то есть соляного) промысла Южного Приильменья[5][6].

Под «варяжским вопросом» принято понимать совокупность проблем:


  • этническая принадлежность варягов в целом и народа русь как одного из варяжских племён;
  • роль варягов в развитии восточнославянской государственности;
  • значение варягов для формирования древнерусского этноса;
  • этимология этнонима «русь».

Попытки разрешения сугубо исторической проблемы часто политизировались и привязывались к национально-патриотическому вопросу. С ответом на вопрос, какой народ принёс восточным славянам правящую династию и передал своё название — славянский (восточные, западные или балтийские славяне (бодричи)) или германский — оппоненты могли связывать ту или иную политическую заинтересованность исследователя. В XVIII—XIX веках «германская» версия («норманизм») полемически увязывалась с превосходством германской расы. В советское время историки были вынуждены руководствоваться партийными установками, в результате чего летописные и прочие данные отвергались как выдумки, если не подтверждали образования Руси без участия скандинавов[7] или славян-бодричей.

Данные по варягам довольно скупы, несмотря на частое их упоминание в источниках, что позволяет исследователям строить различные гипотезы с упором на доказательство своей точки зрения. Данная статья полно излагает известные исторические факты, связанные с варягами, без углубления в решение варяжского вопроса.

Этимология


Ретроспективно русские летописцы конца XI века относили варягов к середине IX века («призвание варягов»). В исландских сагах варяги (væringjar) появляются при описании службы скандинавских воинов в Византии в начале XI века. Византийский хронист 2-й половины XI века Скилица впервые сообщает о варягах (варангах) при описании событий 1034 года, когда варяжский отряд находился в Малой Азии.[8] Понятие варяги также зафиксировано в сочинении учёного из древнего Хорезма Аль-Бируни (1029 г.): «От [океана] отделяется большой залив на севере у саклабов [славян] и простирается близко к земле булгар, страны мусульман; они знают его как море варанков, а это народ на его берегу.»[9] Аль-Бируни узнал о варягах скорее всего через волжских болгар от славян, так как только последние называли Балтику Варяжским морем. Также одно из первых синхронных упоминаний варягов относится ко времени правления князя Ярослава Мудрого (1019—1054) в «Русской Правде», где выделялся их правовой статус на Руси.

  • Известный специалист по Византии В. Г. Васильевский, собрав обширный эпиграфический материал по истории варягов, отметил сложности в разрешение загадки происхождения термина варяги:

«Тогда нужно будет принять, что имя варангов образовалось в Греции совершенно независимо от русского «варяги» и перешло не из Руси в Византию, а наоборот, и что наша первоначальная летопись современную ей терминологию XI и XII веков перенесла неправильным образом в предыдущие столетия. … Пока гораздо проще предполагать, что сами Русские, служившие в Византии, называли себя Варягами, принеся с собою этот термин из Киева, и что так стали называть их те Греки, которые прежде всего и особенно близко с ними познакомились. «[10]

  • Переводчик саг с древнеисландского О. И. Сенковский высказал следующие версии происхождения слова «варяги». По его мнению «варяги» означали искажённое в славянском самоназвании дружины викингов — félag.[11] Возникшая позднее в Византии лексема «веринги» (væringjar) могла быть заимствованием от русов, то есть искажённые «варяги». В сагах викинги называли себя норманнами, употребляя термин «веринги» («варяги») только по отношению к скандинавским наёмникам в Византии. Сенковский также обратил внимание на то, что в договоре викинга Эймунда с князем Ярославом (Эймундова Сага) первый обращается к князю с выражением: «Мы просимся быть защитниками этого владения…» Защитники на языке саги — varnarmenn. В Византии или на Руси слово защитники могло превратиться в верингиар (væringjar) по предположению историка XVIII века В. Н. Татищева.

  • Татищев также предполагал, ссылаясь на Страленберга, происхождение от varg — «волк», «разбойник»[12]
  • Другая распространённая версия — «варяги» произошло от др.-герм. wara (присяга, клятва), то есть варягами были воины, давшие клятву. Макс Фасмер, придерживаясь в целом этой этимологии, производит слово от предполагаемого скандинавского *váringr, vœringr, от vár «верность, порука, обет», то есть «союзники, члены корпорации»[13]
  • По мнению А. Г. Кузьмина слово происходит от кельтского var (вода), то есть под варягами понимали жителей (по версии Кузьмина: ославяненных кельтов) побережья вообще (аналог этимологии в русском: поморы).[14] По его же мнению слово «варяги» восходит к этнониму «варины» или «варны», через промежуточный этноним «варанги», от которого выводит др.-русск. «варяги» и «Варяжское море», и возможно «вагры» и «варны» (в германской передаче имена некоторых племён балтийских славян).
  • Историк XIX века С. А. Гедеонов нашёл ещё одно близкое значение в балтийско-славянском словаре древанского наречия, опубликованном И. Потоцким в 1795 г. в Гамбурге: warang «меч».

  • По мнению другого историка XIX века А. Васильева для слова «варяг» (участника «соленого промысла») Южного Приильменья самой убедительной этимологией следует считать слово «варя» (процесс выварки соли от затопки печи до выноса соли на сушку)[15]. Дополнительно к слову «варя»[16] Г. С. Рабинович ссылается на «документы русского промысла», в которых и слово «варь» это «вываренная из рассола соль»[17]. С.Герберштейн писал о Балтийском море, что «доселе удерживает у русских свое название, именуясь Варецкое море, то есть Варяжское море»[18]. А слово «варец» для XVI века это «солевар»[19]. По тексту саги «Прядь о Карле Несчастном» норвежский купец (солевар) возвращается из Руси к себе на Родину, чтобы исполнить секретное поручение от русского князя Ярослава[20].
  • Австриец Герберштейн, будучи советником посла в Московском государстве в 1-й половине XVI века, одним из первых европейцев ознакомился с русскими летописями и высказал своё мнение о происхождении варягов:

— С. фон Герберштейн. Записки о Московии


По предположению Герберштейна, «варяги» — есть искажённое на Руси именование славян-вагров, причём он следует распространённому в средние века мнению,[21] что вандалы были славянами.

Варяги на Руси

Варяги-русь

В наиболее ранней из дошедших до нас древнерусских летописей, «Повести временных лет» (ПВЛ), варяги неразрывно связаны с образованием государства Русь, названном так по имени варяжского племени русь. Рюрик во главе руси пришёл в новгородские земли по призыву союза славяно-финских племён, чтобы положить конец внутренним раздорам и междоусобицам. Летописный свод начал создаваться во 2-й половине XI века, но уже тогда наблюдается противоречивость сведений о варягах.

Во вступительной части ПВЛ летописец даёт перечень известных ему народов по происхождению от библейских патриархов:

«Ляхи [поляки] же и пруссы, чудь сидят близ моря Варяжского. По этому морю сидят варяги: отсюда к востоку до пределов Симовых, сидят по тому же морю и к западу — до земли Английской и Волошской. Потомство Иафета также: варяги, шведы, норманны [норвежцы], готы [жители Готланда], русь, англы, галичане, волохи, римляне, немцы, корлязи, венецианцы, фряги [франки] и прочие.»[22]

Когда, согласно летописной версии, союз славяно-финских племён решил пригласить себе князя, его стали искать у варягов: «И пошли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью, как другие [народы] называются шведы, а иные норманны и англы, а ещё иные готландцы, — вот так и эти. […] И от тех варягов прозвалась Русская земля.»[22][23]


В западноевропейских источниках X века имеются не всегда ясные упоминания о Рутении, находящейся на балтийском поморье. В Житиях Оттона Бамбергского, написанных спутниками епископа Эбоном и Гербордом, имеется много сведений о языческой «Рутении», граничащей на востоке с Польшей, и о «Рутении», примыкающей к Дании и Поморью. Говорится, что эта вторая Рутения должна находиться во власти архиепископа датского. В тексте Герборда описывается смешение восточных и балтийских рутенов:

Считается что под «рутенами» имеются ввиду язычники, которые опирались на племена Прибалтики. Однако не исключается, что это род рутенов (латинское «рыжие»).[24]

Варяги в качестве наёмной военной силы участвуют во всех военных экспедициях первых русских князей, в завоевании новых земель, в походах на Византию. Во времена Вещего Олега под варягами летописец подразумевал русь, при Игоре Рюриковиче русь начала ассимилироваться со славянами, а варягами называли наёмников с Балтики («послал за море к варягам, приглашая их на греков»). Уже во времена Игоря в Киеве находилась соборная церковь, так как среди варягов по сообщению летописца было много христиан.

Крупнейшим «городищем и могильником варягов» в Киевской Руси IX—XII веков, по всей видимости, является «Шестовицкий археологический комплекс» под Черниговом.

На русской службе

Хотя в ближайшем окружении киевского князя Святослава были воеводы со скандинавскими именами, летописец не называет их варягами. Начиная с Владимира Крестителя, варяги активно используются русскими князьями в борьбе за власть. У Владимира служил будущий норвежский конунг Олав Трюггвасон. Один из самых ранних источников по его жизни, «Обзор саг о норвежских конунгах» (ок. 1190 г.), сообщает о составе его дружины на Руси: «его отряд пополняли норманны, гауты и даны».[25] С помощью варяжской дружины новгородский князь Владимир Святославич захватил престол в Киеве в 979 году, после чего постарался избавиться от них:

«После всего этого сказали варяги Владимиру: „Это наш город, мы его захватили, — хотим взять выкуп с горожан по две гривны с человека“. И сказал им Владимир: „Подождите с месяц, пока соберут вам куны“. И ждали они месяц, и не дал им Владимир выкупа, и сказали варяги: „Обманул нас, так отпусти в Греческую землю“. Он же ответил им: „Идите“. И выбрал из них мужей добрых, умных и храбрых и роздал им города; остальные же отправились в Царьград к грекам. Владимир же ещё прежде них отправил послов к царю с такими словами: „Вот идут к тебе варяги, не вздумай держать их в столице, иначе наделают тебе такого же зла, как и здесь, но рассели их по разным местам, а сюда не пускай ни одного“.»[26]

Хотя русские наёмники служили в Византии и раньше, именно при Владимире появились свидетельства о крупном контингенте русов (ок. 6 тысяч) в византийском войске. Восточные источники подтверждают отправку Владимиром воинов на помощь греческому императору, называя их русами.[27] Хотя не известно, относятся ли эти «русы» к варягам Владимира, историки предполагают, что от них в Византии вскоре произошло название варанги (Βάραγγοι) для обозначения отборного воинского подразделения, состоящего из различных этносов.

Сколько варягов удавалось привлечь князьям из-за моря, можно оценить по дружине Ярослава Мудрого, который в 1016 году в поход на Киев собрал 1000 варягов и 3000 новгородцев.[28] Сага «Прядь об Эймунде»[29] сохранила условия наёма варягов в войско Ярослава. Предводитель отряда в 600 воинов Эймунд выдвинул такие требования за год службы:

«Ты должен дать нам дом и всей нашей дружине, и сделать так, чтобы у нас не было недостатка ни в каких ваших лучших припасах, какие нам нужны […] Ты должен платить каждому нашему воину эйрир серебра […] Мы будем брать это бобрами и соболями и другими вещами, которые легко добыть в вашей стране […] И если будет какая-нибудь военная добыча, вы нам выплатите эти деньги, а если мы будем сидеть спокойно, то наша доля станет меньше.»[30]

Таким образом ежегодная фиксированная плата рядового варяга на Руси составляла около 27 г (1 эйрир) серебра или немногим больше ½ древнерусской гривны того периода, причём воины могли получить оговоренную сумму только в результате успешной войны и в виде товаров. Наём варягов не выглядит обременительным для князя Ярослава, так как после захвата великокняжеского престола в Киеве он выплатил новгородским воинам по 10 гривен.[28] После года службы Эймунд поднял плату до 1 эйрира золота на воина. Ярослав отказался платить, и варяги отправились наниматься к другому князю.

Варяги и немцы

В синхронных документах X века (русско-византийские договоры и византийские документы) название «варяги» не используется, так что все упоминания о них до XI века носят ретроспективный характер. В русских летописях варяги предстают прежде всего как наёмные профессиональные воины в IX—XI вв. С XII века — как купцы с Балтики, а понятие «варяжский» смещается в сторону обобщающего этнического признака. В житие Св. княгини Ольги о её родителях сообщалось: «Отца имела язычника, также и мать некрещённую от языка Варяжска.»

В договоре[31] конца XII века новгородцев с ганзейской торговой лигой варяги выступают как выходящее из употребления общее наименование «немцев» и жителей Готланда.

Новгородская летопись старшего (и младшего) изводов[32] отмечают в 1201 году заключение новгородцами мира с варягами, завершившего крупную ссору на Готланде, видимо по торговым делам, несколькими годами ранее. Но локализация летописных варягов от 1201 года (относительно Старой Руссы и обратной сухопутной дороги в Новгород горою через село Коростынь) требует дальнейших исследований — « А Варягы пустиша без мира за море. Того же лъта срубиша в РусЂ город. А на осень приидоша Варязи горою на миръ. и да имъ миръ на всеи воли своеи»[33]. В летописях для озера Ильмень в направлении к Старой Руссе сохранилось и другое название — «Руское море»[34]. В русских источниках слово «варяжская» по отношению к церквям означало фактически «католическая».

С XIII века слово «варяги» вышло из употребления, так как было вытеснено псевдоэтнонимом «немцы», что нашло отражение в описании призвания Рюрика в поздних летописях[35]: «Избрашася от немец три браты с роды своими…» Царь Иван Грозный писал шведскому королю: «В прежних хрониках и летописцех писано, что с великим государем самодержцем Георгием-Ярославом на многих битвах бывали варяги: а варяги — немцы»[36]

Варяги в Византии

Византийский император Константин Багрянородный (945—959 гг.) оставил в своих сочинениях подробное описание государственного устройства Византии, но нигде не упомянул про варягов. Варяги также не упоминаются в византийских документах и при описании событий 2-й половины X века. Они появляются в источниках с XI века, иногда совместно с русами. Единственное употребление термина в более раннем времени относится к «Псамафийской хронике», документу 1-й половины X века, однако неясно, кем был употреблён термин φαραγοι (фараг) для названия телохранителя византийского императора — анонимным автором или переписчиком единственной греческой рукописи, утерянной к настоящему времени.[37]

Наёмники

Впервые варяги на византийской службе отмечены в хронике Скилицы в 1034 году в Малой Азии (фема Фракезон), где они размещались на зимних квартирах. Когда один из варягов попытался силой овладеть местной женщиной, та в ответ заколола насильника его собственным мечом.[38] Восхищённые варяги отдали женщине имущество убитого, а его тело выбросили, отказав в погребении.[39]

В 1038 году варяги участвуют в боях с арабами на Сицилии, в 1047 действуют в южной Италии, в 1055 они совместно с русами обороняют итальянский город Отранто от норманнов.[40] Около 1050 года византийский император послал в Грузию отряд в 3 тыс. варягов (варангов) на помощь византийскому союзнику в его междоусобной войне.[41]

Как свидетельствует византиец Кекавмен, в 1-й половине XI века наёмники-варяги не пользовались особой благосклонностью императоров:

«Никто другой из этих блаженных государей не возводил Франка или Варяга [Βαραγγον] в достоинство патриция, не делал его ипатом, не поручал ему наблюдения за войском, а разве только едва кого производил в спафарии[42] . Все они служили за хлеб и одежду.»[43]

Кекавмен в рассказе о знаменитом последнем викинге и будущем норвежском короле Харальде Суровом, служившем в варягах в 1030-е годы, назвал того сыном царя Варангии, что равнозначно византийскому пониманию в XI веке варягов как норманнов или норвежцев. Византийский историк XI века М. Пселл также говорил о варангах как о лицах, принадлежащих к племени[44], хотя без уточнения этнографической принадлежности или географической локализации. Современник Кекавмена и Пселла, хронист Скилица, вообще идентифицировал варягов как кельтов: «варанги, по происхождению кельты, служащие по найму у греков».[10]

О этническом понимании византийцами слова «варяги» свидетельствуют жалованные грамоты (хрисовулы) из архива Лавры св. Афанасия на Афоне. Грамоты императоров освобождают Лавру от воинского постоя, в них перечисляются контингенты наёмников на византийской службе. В хрисовуле № 33 от 1060 года (от императора Константина X Дуки) указаны варяги, русы, сарацины, франки. В хрисовуле № 44 от 1082 года (от императора Алексея I Комнина) список меняется — русы, варяги, кулпинги, инглины, немцы. В хрисовуле № 48 от 1086 года (от императора Алексея I Комнина) список значительно расширяется — русы, варяги, кулпинги, инглины, франки, немцы, болгары и сарацины. В старых изданиях хрисовулов соседние этнонимы «русы» и «варяги» не были разделены запятой (погрешность копирования документов), в результате чего термин ошибочно переводился как «русские варяги». Ошибка устранена после появления фотокопий оригинальных документов.[45]

Гвардия императоров

В византийских источниках XII—XIII века наёмный корпус варягов часто именуется секироносной гвардией императоров (Τάγμα των Βαραγγίων). К этому времени сменился его этнический состав. Благодаря хрисовулам стало возможным установить, что приток в Византию англичан (инглинов) начался видимо после 1066 года, то есть после завоевания Англии нормандским герцогом Вильгельмом. Вскоре выходцы из Англии стали преобладать в варяжском корпусе.

Норманский хронист XI века Готфрид Малатерра по поводу битвы 1082 года заметил: «англяне, которых называют варангами».[46] Византийский писатель XV века Георгий Кодин при описании придворной трапезы сообщает: «варанги восклицают императору многая лета на своём отечественном языке, то есть по-английски».[47] Из последнего свидетельства следует, что варяги приобрели привилегированное положение в византийском войске. Возможно авторы сделали обобщение, назвав язык варягов английским. Так Саксон Грамматик при описании визита датского короля Эрика в Константинополь в 1103 году отметил встречу короля с соотечественниками, которые служили личными телохранителями византийского императора.[48]

Чужеземцы и раньше использовались в качестве дворцовой стражи, но только варяги приобрели статус постоянной личной гвардии византийских императоров. Начальник варяжской гвардии именовался аколуфом, что означает «сопровождающий». В сочинении XIV века Псевдо-Кодина даётся определение: «Аколуф является ответственным за варангов; сопровождает василевса во главе их, поэтому и зовётся аколуфом».[49]

Анна Комнина, дочь императора, высоко оценивает варягов, рассказывая о событиях 1081 года : «Что же до варягов, носящих мечи на плечах, то они рассматривают свою верность императорам и службу по их охране как наследственный долг, как жребий, переходящий от отца к сыну; поэтому они сохраняют верность императору и не будут даже слушать о предательстве.»[50] Анна характеризует варягов как отважных варваров, носящих обоюдоострые мечи на правом плече и имеющих большие щиты. В 1081 году весь отряд варягов под началом Намбита был истреблён в сражении с итальянскими норманнами Роберта Гвискара.

В саге о Хаконе Широкоплечем из цикла «Круг Земной» повествуется о битве в 1122 году византийского императора Иоанна II с печенегами в Болгарии. Тогда «цвет войска», отборный отряд верингов в 450 человек под началом Торира Хельсинга первым ворвался в лагерь кочевников, окружённый повозками с бойницами, что позволило византийцам одержать победу.

В 1204 варяжская гвардия в последний раз проявила себя, обороняя Константинополь от рыцарей-крестоносцев. Никита Хониат, свидетель этих событий, так написал про варягов-секироносцев после того, как рыцари ворвались в город:

«Ласкарис начал неотступно увещевать и поощрять собравшийся сюда народ к сопротивлению неприятелям. Равным образом он возбуждал идти на предстоявшую битву и секироносцев с их бранными железными оружиями на плечах, говоря, что им также надобно не менее римлян страшиться бедствий, если управление римскою империею перейдёт к чужеземцам, потому что они не будут уже тогда получать такой богатой платы за службу и не удержат почтенного звания охранной царской стражи, но будут зачислены в неприятельское войско даром наряду со всеми. Однако, несмотря на все его усилия никто из народа не отозвался на его голос и даже секироносцы обещали содействие только за деньги, бесчестно и воровски считая крайнюю опасность положения удобнейшим временем торговаться.»[51]

После падения Константинополя известия о варягах-воинах в Византии отсутствуют, однако этноним «варяг» постепенно превращается в патроним, составную часть личного имени. В документах XIII—XIV вв. отмечены греки видимо скандинавского происхождения с именами Варанг, Варангопул, Варяг, Варанкат, из которых один был владельцем бань, другой врачом, третий церковным адвокатом (экдиком).[49] Таким образом, воинское ремесло не стало наследственным делом у потомков варягов, осевших на греческой земле.

Варяги в Скандинавии

На рунических камнях, возводимых скандинавами в IX—XII вв., слово «варяги» не встречается. На севере Норвегии недалеко от российского Мурманска есть полуостров Варангер и одноимённый залив. В тех местах, населённых саами, найдены воинские погребения, датируемые эпохой поздних викингов. Впервые варяги как væringjar (веринги) появляются в скандинавских сагах, записанных в XII веке. Верингами называли наёмников в Византии.

«Сага о Ньяле» рассказывает об исландце Кольскегге, который примерно в 990-е годы:[52]

«отправился на восток, в Гардарики [Русь], и пробыл там зиму. Оттуда он поехал в Миклагард [Константинополь] и вступил там в варяжскую дружину. Последнее, что о нём слышали, было, что он там женился, был предводителем варяжской дружины и оставался там до самой смерти».[53]

«Сага о людях из Лососьей долины» несколько противоречит в хронологии «Саге о Ньяле», называя Болли в 1020-е годы первым исландцем в варягах:

«После того как Болли провёл зиму в Дании, он отправился в дальние страны и не прерывал своего путешествия, пока не прибыл в Миклагард. Недолго пробыл он там, как вступил в варяжскую дружину. Мы никогда не слышали раньше, чтобы какой-нибудь норвежец или исландец до Болли, сына Болли, стал дружинником короля Миклагарда [Константинополя]»[54].

Болли в 1030 году вернулся в Исландию с богатым оружием и в роскошных одеяниях, поразивших его соплеменников.

Одним из наиболее прославленных героев саг стал будущий норвежский король Харальд Суровый, воевавший в 1034—1043 гг. по всему Средиземноморью с отрядом в 500 варягов, а перед тем послуживший Ярославу Мудрому. Сага о Харальде Суровом из цикла «Круг Земной» сообщает легендарный обычай, позволявший варягам по смерти византийского императора уносить сокровища из дворца: «Харальд трижды ходил в обход палат, пока находился в Миклагарде. Там было в обычае, что всякий раз, когда умирал конунг греков, веринги имели право обходить все палаты конунга, где находились его сокровища, и каждый был волен присвоить себе то, на что сумеет наложить руку»[55]. Однако Харальд по сообщению той же саги был брошен в темницу по обвинению в присвоении имущества императора, а затем бежал на Русь. Харальд погиб в 1066 году в битве при Стамфордбридже, которой завершилась двухсотлетняя история вторжений скандинавских викингов в Англию.

См. также

  • Вендельский период
  • Викинги
  • Русь (народ)
  • Варяжская улица в Старой Ладоге
  • Вагры
  • Колбяги
  • Антинорманизм

В художественной литературе

  • Семёнова, Мария Васильевна. «Валькирия»
  • Мазин, Александр Владимирович. «Варяг»

Источник: dic.academic.ru

Норманская теория

Согласно древним записям в русских летописях восточные славяне в давние времени называли Балтийское море не иначе, как Варяжским. Согласно сохранившимся записям господствовали в этом море представители трех народов: Дании, Швеции и Норвегии. Эти три нации у славянских племен назывались Норманнами или викингами. Они совершали морские походы, отличавшиеся особой жестокостью, которые наводили страх и ужас на всю Европу. В Европейских летописях осталось не мало упоминаний об этих воинах. При этом каждый народ называл их по-разному: англичане – датчанами, немцы – аскеманами, византийцы – варангами, а русские — варягами.

Варяжскими племенами правили вожди, которых называли конунгами. Родиной этих племен является Скандинавский полуостров, отличительной чертой которого можно назвать суровый северный климат. Вследствие чего там были не плодородные почвы. Отсутствие необходимой для жизни земли и заставляло местных жителей объединяться в дружины и отправляться на поиски богатств в далекие страны. Они были отличными мореплавателями и кораблестроителями, в следствие чего относились к кораблю не как представители других наций. Для них корабль был не просто средством передвижения, но еще и домом. В одном корабле могло разместиться до 150 воинов. При этом корабль не терял своей устойчивости и маневренности, благодаря чему они могли заходить в устья рек.

Именно по славянским рекам и проходил знаменитый путь из варяг в греки. Норманская теория, как бы, подводит нас к выводу, что викинги и варяги это одно и тоже. Русичи же по этой теории были не в состоянии управлять своими землями самостоятельно, поэтому и обратились к сильным норманом за помощью.

Славянская теория.

Славянские разбойники - варяги

Получили ли мы ответ из предыдущей версии на вопрос, кто такие варяги? Навреное, нет, поскольку в этой версии много очень слабых мест, которые не выдерживают ни какой критики.

Есть и другая теория, согласно которой русские варяги не имеют ничего общего с викингами. По не многочисленным записям, сохранившимся в летописях, в том числе и в летописи Нестера, русские варяги преподносятся, как славянские разбойники! Время было не спокойное, отчетливых признаков государственности не было. Это и побуждало людей объединяться в дружины и заниматься морским разбойничьим промыслом. Более того, согласно этой теории, такие группы людей не только занимались морским разбоем, но и совершали это совместно с викингами. Именно они вместе с викингами совершали набеги по всей Европе (Германия, Англия, Ирландия, Италия, Византия и пр.), наводя ужас на местных правителей.

Восточные славяне в древности располагались вблизи Новгорода, что побуждало местных жителей подниматься на север. Ближе к морю. Именно по этой причине наши предки именовали Балтийское море Варяжским. Не из-за норманов, а из-за славянских разбойников. Оттуда же и пошло название торгового пути «путь из варяг в греки». Название этому пути дали не норманские викинги, а Варяжское море, которое служило началом этого пути. Знаменитый путь начинался от города Ладога. Вот здесь проявляется и еще один факт, который буквально сам наводит на мысль, что норманская теория сама по себе не состоятельна.

Викинги всегда славились своими морскими путешествиями. Да, у них были маневренные корабли, но пройти полностью путь из варяг в греки на них было не возможно, поскольку корабли были тяжелыми и не маневренные. Русские же в основном строили корабли для разбоя на реках, что позволяло их кораблям легко маневрировать в пологих реках.

Норманская теория имеет массу слабых мест, поскольку трудно представить, что российское государство добровольно позвало управлять собой правителей других стран (что по сути означает оккупацию), а также эта идея каким-то чудом просто взяла и объединила викингов и варяг, которые до этого в летописях описывалась, как отдельные народы.

Популярные статьи:


Полтавская битва

Путь из варяг в греки

Общественный строй у славян

Присоединение Украины

 

Последние добавления:

Источник: istoriarusi.ru

Происхождение

Варяги — название восходит к южнобалтийскому славянскому племени варинов — вагров. Согласно средневековым германским хроникам, варины населяли территории от впадения Эльбы в Северное море на западе до славянских союзов лютичей и сорбов на востоке. Варины упоминаются уже в римских текстах I — II вв. (Тацит, Плиний Старший, Птолемей) в ряду германских племён и локализуются к юго-востоку от англов. В VI в. о варинах упоминает Прокопий Кесарийский. В немецкоязычной историографии зачастую варинов относят к германоязычным племенам.

Однако целый ряд исследователей, такие как В. Лаур или Х. Краэ, выводят самоназвание варины / варги от древнеиндоевропейского корня uor- / ur- ("вода", "дождь", "река"), этот корень встречается в древнеиндийских (var, vari — "вода"), авестийских (var — "дождь") и тохарских (vairi — озеро) языках. Вне зависимости от происхождения со временем варинами / варгами стали именоваться славянские по языку союзы племён юго-запада Балтики. А на наиболее позднем из сохранявшихся языков балтийских славян слово "варанг" означало "меч".

Наиболее ранним датированным законом для части варинов является "Lex Angliorum et Warinorum, hoc est Thuringorum", созданный в начале IX в. для англов и варинов Тюрингии. На тот момент всю Восточную Тюрингию населяли славяне, тогда как в центре этой области они жили черезполосно с германцами. 

Мореходы

Приморские вагры / варины как и их восточные соседи ободриты, исходя из своего географического положения, являлись хорошими мореходами. Так, они занимались как торговлей по Балтике, так и завоевательными походами, которые мало отличались от набегов норманнов на приморские территории с целью захвата крупной добычи. Основными направлениями походов славян-варинов являлись современные территории Дании и Швеции.

Об опасности со стороны варинов свидетельствуют мощные валы с укреплениями, выстроенные данами, германским населением полуострова Ютландия, на перешейке от южной угрозы. Сведения Саксона Грамматика, археологические находки немецких археологов в Дании, а также анализ топонимики в Ютландии говорят о набегах на эти территории славян и даже о проживании там каких-то их групп (например, поселение Козель в Ютландии в её области Англия: это поселение состояло из двух частей, причём, в одной из них 30% построек типа землянки имеет характерное для славян северо-западное расположение очага). А в ютландской области Швансен даже известен топоним Виннемарк (виннами/ веннами/ вендами даны называли славян), который говорит, что эта территория была славянской маркой (областью).

Современные датские острова Лолланд, Фальстер и Мён подвергались гораздо большему воздействию славян-варинов и ободритов. Обилие славянской топонимики на этих островах, подкрепляемое данными немецкой и датской археологии, говорит о черезполосном проживании здесь славянского и германского населения. Кроме того, в диалектах датского языка на островах Фальстер и Лолланд до сих пор сохраняется пласт славянских заимствований ("купаться", "безмен", "шёлк", "торг" и др.), которые говорят о влиянии, в первую очередь, славянских купцов и торговых эмпорий на этих островах.

Согласно данным Саксона Грамматика эти острова подпали под влияние славянского острова Рюгена в XII в., в течение которого и происходила славянская колонизация. Однако здесь стоит заметить, что варины и ободриты не только воевали и торговали с данами, но и вступали в браки, что касалось в первую очередь династических связей. Так, на сестре датского короля Вальдемара был женат один из сыновей ободритского князя Никлота Прислав, который был изгнан отцом с родины за принятие христианства. В качестве приданного за женой он получил несколько островов, в том числе и Лолланд, а его сын Кнут даже расширил свои островные владения, которыми достоверно управлял ещё и в 1183 г., когда им была издана одна из точно датированных грамот.

Наиболее освоенным славянами регионом Скандинавии являлся юг современной Швеции (Сконе). Здесь, а также в районе Стокгольма археологи находят огромное количество керамики, характерной для балтийских славян и северо-западной Руси. Основная часть керамики производилась именно в Сконе, а не была завезена извне. Тогда как "викингский" тип керамики грубоват и распространён уже в Средней и Северной Швеции, а также Норвегии. Сейчас достоверно известны характерные для балтийских славян два островных поселения — Мёллехольмен и Хёкён (оба XI в.). В этих поселениях абсолютно преобладает славянский тип керамики. В этот же хронологический период славянская керамика и топонимика доминируют в Лунде (Дания). Славяне из Сконе поддерживали также тесные торговые контакты с Киевской Русью.

Варины и ободриты активно осваивали крупные острова в Балтийском море, лежавшие на торговом пути "Запад — Восток": это Борнхольм и Готланд. Особенно большая славянская диаспора имелась на острове Борнхольм, где встречается не только обилие славянской керамики, но и захоронения по обычаю балтийских славян — трупоположение и богатый инвентарь в могилах. При этом остров находился во власти датских королей, проводивших на острове активную христианизацию местного населения в XI, XII вв., поэтому здесь встречаются даже христианские славянские погребения (в гробах, но с инвентарём). Большое влияние на остров оказывали славяне Рюгена.

Пиратство

Помимо купцов и воинов-мореплавателей балтийские славяне занимались и пиратством. Базами славянских пиратов являлись остров Готланд и удобные бухты в Сконе и Южной Балтике. Английские хроники под 836 г. упоминают, что с этого года на протяжении 200 лет "грешную Англию" опустошали язычники, в число которых наряду с данами, норвежцами, шведами, готами и фризами упоминаются и венды, а пиратами названы даны и венды.

Очевидно, варины и ободриты помимо торговых контактов с восточной Прибалтикой также совершали на неё и военные набеги с целью грабежа местного населения, как финского, так и балтийского и славянского, а возможно, и закрепления на длительный срок путём постройки своих поселений. В Повести временных лет летописец упоминает о том, что соединившиеся племена славян и финнов (чудь и меря) смогли одержать военную победу над варягами и выгнать их за море. Но из-за внутренних усобиц, начавшихся после избавления от внешней угрозы, племена перессорились и поняли необходимость приглашения князя к себе на княжение.

Поляне

В это время у восточных славян государство существовало лишь у полян-руси. Примерно в конце VI в. поляне-русь, будучи одними из ославяненных ветвей античного народа ругий (рутенов), переселились из Паннонии на средний Днепр. Это произошло, по-видимому, из-за падения королевства гепидов в Паннонии в 567 г. под ударами аваров и лангобардов. Возможно, что на самоназвание "русь" повлияли и ираноязычные племена Северного Причерноморья росомоны (росоманы) и роксоланы.

Именно к рубежу VI — VII вв. восходит сохранившаяся в Повести временных лет и в армянской хронике VIII в. легенда об основании на берегах Днепра (в стране Полуни) города тремя братьями, старшего из которых достоверно звали Кий (Куй), а младшего Хорив (Хорев). Кий стал основателем местной княжеской династии. Поляне-русь отличались от своих соседей — других славиний, которые казались по сравнению с ними куда более дикими. Археологические находки указывают на наличие у древних полян плащей, которые они закалывали пальчатыми фибулами, чего не делали их лесные и степные соседи, а качество одежды было также на высоте.

В языческом культе полян важное место отводилось богу Роду, которому было посвящено богатое капище в "закрытом" для торговли городке Родень. В этом городке приносились даже человеческие жертвы, которыми зачастую служили иностранцы, выбранные по жребию или оказавшиеся рабами. Подобное священное место было и у балтийских славян — остров Рюген. Поляне, в отличие от окружавших их других славиний, не кремировали своих покойных, а хоронили путём трупоположения с ориентацией погребения на запад, укладывая в могилу покойного большой инвентарь, зависевший по количеству от знатности погребаемого. Схожие обычаи были и у балтийских славян: варинов и ободритов. История ругов/ рутенов, которых античные авторы локализовывали на начало нашей эры в Южной Балтике (между Одером и Вислой), а затем хронисты (Иордан и др.) замечали их разделение и частичное перемещение в Паннонию (на Средний Дунай), показывает, что этот древний, относимый к восточным германцам народ (на самом деле имена показывают кельтские и даже иллирийские составляющие) мог уже в ославяненном виде проявить себя уже в разных регионах Европы похожим образом. Так, память о рутенах в Паннонии сохранялась ещё долго:

1) в Южной Венгрии за междуречьем Савы и Дуная примерно до XIII в. держалось обозначение как Русская марка, куда Галицко-Волынские князья ездили на паломничество, а также перечисляли деньги существовавшим там монастырям;

2) в Восточной Австрии, где имелась область Ругенланд, а местного герцога называли "герцогом рутенов", а кроме того, использовали обозначение "герцогство Русь". Возможно, название Австрии в чешском и словацком языках как "Ракоуско" восходит именно к этому периоду;

Кроме того, крайними точками топонимики о ругиях/ рутенах в Европе следует считать на севере остров Рюген, являвшийся культурным и торговым центром для всех балтийских славян, а на юге — город Рас в современной Южной Сербии, давший название первому сербскому государству — Рашка, а его населению расци. Интересно, что и в отношении других рутенов в латиноязычных источниках использовались чередования Razi, Raszi, Ruteni, Ruggi, Rusi, а в некоторых церковных документах в отношении рутенов Паннонии даже встречается наименование Raszii ad Russia, указывающее на территорию их происхождения.

Варины и ободриты в немецких хрониках никогда не назывались русью, впервые их причастность к руси возникает в Повести временных лет в рассказе о призвании варягов: "идаша за море к Варягом к Руси сице бо звахуть и варязи суть яко се друзии зъвутся Свие друзии же Оурмане Анъгляне друзии Гъте тако и си реша Русь". Из этого отрывка ясно, что варяги-русь являются особым народом среди других, здесь перечисленных, народов Балтики: свеев (шведы), урман, англов (живших в Ютландской Англии) и готов. При этом ещё в самом начале летописи при перечислении народов "колена Афетова", т.е. библейского Иафета перечислены: "Варязи, Свеи, Оурмане, Русь, Агняне, Галичане, Волъхва, Римляне, Немцы, Корлязи, Веньдици, Фрягове". Перед этой записью варяги локализуются летописцем у Варяжского (Балтийского) моря, где на востоке они доходят "до предела Симова" (примерно до Волги), а на западе до "земли Агнянской и Волошской". Такое определение можно применить вообще к расселению всех славян (от Волги до Балкан и Ютландии). Ещё раньше про русь говорится, что "в Афетове же части седять Русь, Чудь и вси языци". Причём, эти языки включают в себя только финно-угорские и балтские племена. Таким образом, русь упоминается как среди народов всей Европы наряду с варягами, галичанами (возможно, имевшими смешанное кельто-славянское происхождение) и венедами ("веньдици"), в другом месте русь (возможно, имеются ввиду все восточные славяне) стоит на первом месте в числе финно-угорских и балтских племён. 

Бертинские анналы за 839 г. сообщают о том, что в Константинополь пребывали некие послы "хакана русов", которые сами себя признали свеями (шведами). Правда, этот русский каган мог быть как киевским князем из династии Киевичей, так и правителем с другой территории. Арабские источники примерно в это же время сообщают о некоем "хакане русов", правящем на острове, откуда совершаются разорительные набеги на славянские земли. Этот каган мог быть князем в Крыму (Чёрное море в районе Керчи называлось Русским) или на Дунае, где по косвенным данным источников также была некоторая территория в низовьях реки, называвшаяся Русью, куда впоследствии пойдёт войной князь Святослав. Кроме того, здесь мог подразумеваться всё тот же остров Рюген. Под 852 г. в Повести временных лет есть запись, что с этого года, когда на престол вступил император Михаил, "нача ся прозывати Руска земля яко при сем при цари приходиша Русь на Царьгород". Возможно, известие о прозвании Русской земли было ещё древнее, но в связи с переписыванием летописи при новой правящей династии Рюриковичей это событие было подтянуто на более позднее время, хотя и обозначается явно до призвания варягов.

Наемники Константинополя

Варяги не только могли появиться в качестве послов при дворе императора ромеев, но и нанимались к нему на службу. Согласно Лаксдельской саге и терминологии византийских источников первым норманном в гвардии императора ромеев следует считать Болле Боллесона, который не ранее 1020 г. примкнул к уже существовавшей варангской гвардии. Сам же варангский корпус сложился в 988 г. благодаря русскому князю Владимиру. В 980 г. Владимир, не имея денег для выплаты своей варяжской дружине, выслал варягов в Константинополь и написал императору не пускать этих людей обратно на Русь. Ромеи определяли уже варангов как русских или славян, иногда как тавроскифов (этим этнонимом тоже обозначали русских).

Русские были известны не только своими походами по Чёрному морю. Известно, что ещё киевский князь Оскольд (возможно, прямой потомок Кия) организовывал походы под стены Константинополя, а в ходе войны с болгарами у него погиб сын. Арабские хроники содержат сведения о вторжениях русов в составе войск хазар в Персию и даже появление русских купцов не только в персидских городах, но и в Багдаде. Доказательством тому служит слово "верблюд" в русском языке, имеющее исконно славянское происхождение и означающее "много ходящий" — значит, его придумали те, кто знал не понаслышке о том, что это за животное.

Путь «из варяг в греки»

Более раннему складыванию чисто варяжского корпуса в Константинополе и отсутствие норманнского вызвано отчасти географическими и политическими обстоятельствами. Через Киевскую Русь был известен путь "из Грек", открытие которого летописец относит ко временам апостола Андрея Первозванного, который якобы прошёл по нему, благословив Киевские холмы. Этот путь проходил вверх по Днепру, а далее с волоками в Ловать, оттуда в Ильмень (Ильмерь) озеро, по Волхову в озеро Ново (Ладожское), из которого можно было попасть уже в Балтийское (Варяжское) море. Из Балтики, по мнению летописца, можно было легко попасть в Рим. Однако, если учесть, что апостол Андрей двигался из Синопа в Корсунь (Херсонес), а затем в Рим, то скорее всего он направился в столицу империи по Дунаю. Здесь, видимо, летописец используют некую древнюю легенду, бытовавшую у славян, рутенов или других народов на Дунае, но была принесена к восточным славянам и стала обоснованием правильности решения Кия о постройке Киева именно в этом месте. Кроме того, летописец пишет о пути "в Варяги из Варяг до Рима" по Двине. Третий путь назван по Волге в море Хвалисское (Каспийское). Но на первом месте летописец называет путь "Из Варяг в Греки".

Выбор князя

В начале 960-х гг. перед ильменскими словенами, а также их союзниками по борьбе с варягами встал вопрос выбора князя. Согласно сведениям Никоновской летописи решили на том, что "поищем и уставим такового или от нас или от Козар или от Полян или от Дунайчев или от Варяг". Под "дунайцами" понимались либо балканские болгары, либо Дунайская Русь. Поляне к этому времени уже имели свою старую династию Киевичей. Однако выбор был сделан в пользу варягов, от которых был позван князь Рюрик. У вагров имелся населённый пункт Рёрик (современный Гросс Штрёмкендорф), а имя Рорик было распространено как среди ободритов, так и германцев (франков, данов и др.). Скорее всего, "вари/ варь" трансформировались в языке ильменских словен в варягов ещё ранее IX в., тогда как в немецком их область населения будет называться "Вагер" от латинской формы "Вагрия". У самих ободритов в XI — XII вв. в западном диалекте варины называются "ваиры/ ваигры/ вагиры", тогда как в восточной — "варинове".

Под 845 г. во франкских анналах упоминается "король ободритов" Рорик, который сменил своего предшественника Гостомысла, убитого франками в 844 г. за мятеж против империи. В Никоновской летописи тоже упоминается Гостомысл как предшественник Рюрика, но в данном случае он предстаёт новгородским старейшиной, который и выступил от имени приглашающих князя племён. В 845 г. ободритский князь Рорик поднял новое восстание, но восточнофранкский король Людвиг II подавил его, а в знак своей покорности Рорик даже был вынужден принять христианство, что скорее всего было лишь формальностью. Отождествление с современником этого Рорика франкским герцогом Рориком Ютландским, являвшимся родным братом короля Ютландской Англии, не подтверждается: составители франкских анналов и немецких хроник уделяли большое внимание титулатуре тех, о ком они пишут, поэтому франкский герцог и "король язычников" здесь сильно различаются.

У словен ильменских Рюрик появляется примерно в начале 860-х гг. со своими родичами (Синеус по летописи: sine us — "с родом" (швед.)) и верной дружиной (летописный Трувор = швед. tru war "верные воины"). Согласно данным Никоновской летописи Рюрик правил в Новгороде жёстко и вызвал народное восстание под руководством некоего Вадима Храброго, однако восстание закончилось неудачно, и в дальнейшем много новгородцев бежало от гнева своего варяжского князя в Киев.

Как свидетельствует Повесть временных лет, Рюрик проплывал по Днепру мимо Киева и заинтересовался, чей это город. Ему рассказали легенду об основателях Кие, Щеке и Хориве, и что местное население (поляне) платит дань хазарам. Далее говорится, что Аскольд и Дир "остались в граде сем", а кроме того собрались многие варяги (здесь "Варяги", а не "Варязи", т.е. рука новгородского переписчика) и "начаста владе Полотьскою землею", а Рюрик вернулся в Новгород. Из этого фрагмента видно, что Аскольд и Дир являлись местными киевскими князьями, и они остались и дальше править городом, несмотря на появление у его стен Рюрика, ведь до этого новгородский князь "раздая мужем своим грады" (Полоцк, Ростов, Белоозеро). Видимо, Рюрик ездил укрепить власть своего варяжского ближника в Полоцке, а в другой раз возможно решил посмотреть и на Киев, где правили два родных брата, потомки Кия.

 

Правление Олега

В 879 г. Рюрик умирает, и власть переходит его малолетнему сыну Игорю, регентом при котором становится действительный (в отличие от легендарных Синеуса и Трувора) родич Рюрика Олег. Регент решает объединить земли разных славиний под властью рода Рюрика. Ведь сам Рюрик смог установить свою власть лишь в городах, наиболее близких от Новгорода. Олег сначала "прия" главный город кривичей Смоленск и ставит там своих мужей-варягов, затем "взя Любець" и, наконец, достигает Киева. Под Киевом он действует хитростью, ведь город явно был хорошо укреплён. Олег прачит свою дружину, а сам с остатком ближников на нескольких ладьях под торговым флагом подходит к городу и заявляет, что сам является купцом-варягом и плывёт в Царьград, но имеет послание для князей от Олега и Игоря. Аскольд и Дир встретились с Олегом под городом, но тот указал на Игоря, что именно он является истинным князем и выскочившие из засады дружинники Олега убили киевских князей-братьев. Олег теперь сам стал княжить в Киеве, а сам город повелел называть "матерью городов Русских", т.к. отсюда (видимо, когда-то) русью стали называться славяне и варяги. Таким образом, в Киеве, столице полян-руси, произошла смена династии: Рюриковичи пришли к власти вместо Киевичей. Но, понимая значение этого города в истории славян и варягов, завоеватель города Олег решил сохранить первенствующее для всех славян и варягов значение этого города в создаваемом им большом государстве.

Далее Олег и дальше покорял различные славинии, а также финно-угорские племена. Наибольшим успехом Олега во внешней политике следует считать успешные походы объединённого русского войска на Царьград и заключение договора с Византией 911 г. Однако после этого Олег уходит с византийской добычей на Ладогу, где были варяжские поселения ещё со времён призвания Рюрика, а оттуда отправляется "за море" — явно на свою родину на Рюген или в Вагрию, куда везёт часть добычи. Место смерти его фиксируется в Ладоге. Очевидно, что Олег решил передать всю власть повзрослевшему уже сыну Рюрика. При этом есть версия, что сын Олега после получения всей власти Игорем бежал в Моравию и там смог стать в 940 г. последним князем этого государства.

Княжение Игоря

Первым киевским князем новой династии считается Игорь, сын Рюрика, поэтому в некоторых поздних летописях генеалогия великих князей из династии Рюриковичей начиналась не с самого Рюрика, а именно с его сына Игоря, именовавшегося даже Игорь Старый. Ведь его политическим предшественником был киевский князь Аскольд (Осколд) прошлой династии.

Русские князья сохраняли связь с Вагрией, посылая туда за варяжскими дружинами. Возможно, что и сами варяги/ варины приплывали на Русь для службы у киевского князя. В конце 930-х в летописях упоминается варяжский отряд на службе у князя Игоря под началом воеводы Свенельда. На содержание варягов Игорь определил дань с древлян и уличей, однако эти славинии не захотели платить дань и начали войну с Киевом. Город Пресечен в земле уличей смог три года сопротивляться киевскому князю, но всё-таки тот "примучи Уличи" и "възложи на ня дань и вдасть Свенделду", т.е. содержание варяжской дружины этими славиниями было возобновлено.

Однако в 942 г. после поражения от ромеев Игорь всю дань, полученную с древлян, передал Свенельду для варяжской дружины. Из-за этого возмутились его киевские дружинники: "Се дал еси единому мужеви много". Поэтому о варягах говорили: "Отроци Свенельжи изоделися суть оружием и пърты, а мы нази". Киевляне требовали от князя и с ними поделиться такой же данью.

Договор 944 г. упрочил позиции Руси по отношению к Византии, поэтому теперь князь Игорь решил вернуться к полюдью. Полюдье представляло собой объезд признававших власть русского князя земель, которые должны были платить дань и кормить князя и его ближников. Это действо начиналось в Киеве поздней осенью и двигалось "по солонь", а завершалось уже весной тоже в Киеве. В полюдье участвовали и варяги в составе княжеской дружины. Этот обычай был потом известен и в Южной Швеции, куда его "экспортировали" с Киевской Руси варяги и назывался "poluta".

Изменение роли варягов в Киевской Руси

Вместе с тем, на Руси со временем, когда Рюриковичи объединили под своей властью Новгород и Киев, варяжская дружина, имевшая уже и скандинавов в своём составе, стала восприниматься скорее как наёмное войско. В этот период наёмные варяги участвуют и в политических убийствах: в 980 г. ими был заколот князь Ярополк, а в 1015 г. варяги убивают Глеба. Уже в Русской Правде 1016 г. Ярослава Мудрого варяги означают именно наёмников вообще на службе князя и на основе этого выделяются в отдельную категорию, являвшуюся неполноправной в отношении русского населения. Поэтому избавление от таких наёмников сначала князем Владимиром, а окончательно при потомках Ярослава Мудрого является показателем того, что компактная варяжская боевая единица уже не вписывалась в устройство централизованного обширного государства.

Источник: w.histrf.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.