Провозглашение россии империей правовой статус монарха

Правительственный Сенат от имени всех чинов государства попросил Петра принять титул «Отца отечества», «Великого» и «Всероссийского императора». Петр в ответ сказал, «что должно всеми силами благодарить Бога, но, надеясь на мир, не ослабевать в военном деле, дабы не иметь жребия монархии греческой». Мысль на все времена. Так официально родилась Российская Империя, а русские Цари стали Всероссийскими Императорами. Полновластие, будь оно коллективное, как власть народа, при республиках, или Самодержавие, единоличное, как при Монархиях, лишний раз показывает, что никакое общество не может жить без власти, которой никто не может перечить. Воля Монарха Верховная сила в монархиях, воля народа такая же сила в республиках. Самодержавие Императоров и самодержавие большинства на выборах являются властями окончательного решения. Смена между собою этих форм власти зависит от исторических обстоятельств, соотношения сил внутри той или иной страны и нравственного состояния общества. Все разновидности демократии страдают от почти постоянного отсутствия единства этой народной воли, к которой должно двигаться республиканское государство.


мократические режимы всегда шатки, слабы, переменчивы и непоследовательны. И потому склонны постоянно прибегать ко всевозможным вспомогательным «костылям» для большей устойчивости. Принцип демократии, вернувшийся в мир, в Новое время, сначала появился в формате парламентарной республики, и буквально сразу же был вынужден изобрести институт единоличного президента, чтобы хоть как-то функционировать. В дальнейшем республики часто становились единоличными диктатурами или тоталитарными партийно-вождистскими обществами, отрицавшими выявление народной воли вовсе. Непосредственного же властвования самодержавного в теории народа, или как выражаются по-другому — прямой демократии нет ни в одной современной республике. На выборах народ выбирает своих псевдопредставителей в лице депутатов, которые и составляют из себя тот властный правящий класс, который реально управляет страной между выборами. В демократиях существует либо самодержавие богатых олигархов, либо самодержавие хитрых политических политиканов. В парламентарных республиках существует самодержавие парламентов, а в президентских республиках самодержавие президентов. И даже под термином диктатура пролетариата скрывалась всё та же идея самодержавия, но только самодержавия партии и её вождей. Так что идея самодержавия, как говорил один консервативный мыслитель, «не есть какая-то архаическая идея, обреченная на гибель с ростом просвещения и потребности в индивидуальной свободе.

о вечная и универсальная идея, теряющая свою силу над умами при благоприятном стечении обстоятельств и просыпающаяся с новой силой там, где опасности ставят на карту самое политическое бытие народа. Это героическое лекарство, даваемое больному политическому организму, не утратившему еще жизнеспособности». При монархическом правлении идея Самодержавия носит более честный характер и не скрывает свою полноту власти за словесной пропагандистской мишурой всевозможных предвыборных программ. В Монархиях Верховная власть обладает единством воли в значительно большей степени, чем в демократиях. Примерно настолько же, насколько отдельный человек чаще всего более целен в своих стремлениях, нежели переменчивые желания народных масс. Так же Монархия более эффективна и в чрезвычайных ситуациях, так как может действовать вне бумажных законных норм, во имя торжества нравственной правды, или преследуя государственную необходимость. Право крайних, надправных решений при внутренних или внешнеполитических осложнениях — важнейшая властная функция Монархов, способствующая разрешению чрезвычайных ситуаций. Собственно, эта деятельность и есть главная для Монархов, которые при обычном течении дел полагаются на свою бюрократическую систему управления. И активно действуют, как полновластные автократоры, лишь при исключительных ситуациях для страны. Эффективность власти Монарха в свободе, неограниченности его власти, которая по народному воззрению «всё может».

Место Государя в нашем русском государственном теле показала сама революция. Именно ему принадлежал государственный суверенитет Российской Империи. Именно Император был той волевой властью, которая на основании своего самодержавного права распоряжалась великой русской силой. Революция, убрав Царя из русского государственного организма, отняла от него волю, которая обессмыслила и обессилила народную русскую силу. Русская народная мощь до сих пор находится в расстроенном положении без волевого управления, без единения Царской власти с русской силой, способной создавать величайшие Империи мира. Слава Империи и Русским Государям!

Источник: ok.ru

Многолетняя Северная война со Швецией была победоносно завершена Россией в 1721 году. Десанты русских войск, осуществленные адмиралом Апраксиным на берега Швеции, заставили шведское правительство подписать Ништадтский мир.

Петербург широко праздновал победу. После благодарственного молебна в Троицком соборе (уничтоженном большевиками в 1934 году) Петр I взошел на специально устроенное возвышенное место и сказал окружающему народу: «Здравствуйте, православные, и благодарите Бога, что толикую долговременную войну… всесильный Бог прекратил и даровал нам со Швецией счастливый и вечный мир!» Он взял ковш с вином и выпил за здоровье народа, который отвечал громкими криками: «Да здравствует государь!»

Правительственный Сенат от имени всех чинов государства попросил Петра принять титул «Отца отечества», «Великого» и «Всероссийского императора». Петр в ответ сказал, «что должно всеми силами благодарить Бога, но, надеясь на мир, не ослабевать в военном деле, дабы не иметь жребия монархии греческой». Мысль на все времена.


Так официально родилась Российская Империя, а русские Цари стали Всероссийскими Императорами. 

Полновластие, будь оно коллективное, как власть народа, при республиках, или Самодержавие, единоличное, как при Монархиях, лишний раз показывает, что никакое общество не может жить без власти, которой никто не может перечить.

Воля Монарха Верховная сила в монархиях, воля народа такая же сила в республиках. 

Самодержавие Императоров и самодержавие большинства на выборах являются властями окончательного решения. Смена между собою этих форм власти зависит от исторических обстоятельств, соотношения сил внутри той или иной страны и нравственного состояния общества.

Все разновидности демократии страдают от почти постоянного отсутствия единства этой народной воли, к которой должно двигаться республиканское государство. Демократические режимы всегда шатки, слабы, переменчивы и непоследовательны. И потому склонны постоянно прибегать ко всевозможным вспомогательным «костылям» для большей устойчивости. Принцип демократии, вернувшийся в мир, в Новое время, сначала появился в формате парламентарной республики, и буквально сразу же был вынужден изобрести институт единоличного президента, чтобы хоть как-то функционировать. В дальнейшем республики часто становились единоличными диктатурами или тоталитарными партийно-вождистскими обществами, отрицавшими выявление народной воли вовсе.


Непосредственного же властвования самодержавного в теории народа, или как выражаются по-другому — прямой демократии нет ни в одной современной республике. На выборах народ выбирает своих псевдопредставителей в лице депутатов, которые и составляют из себя тот властный правящий класс, который реально управляет страной между выборами. 

В демократиях существует либо самодержавие богатых олигархов, либо самодержавие хитрых политических политиканов. В парламентарных республиках существует самодержавие парламентов, а в президентских республиках самодержавие президентов. И даже под термином диктатура пролетариата скрывалась всё та же идея самодержавия, но только самодержавия партии и её вождей.

Так что идея самодержавия, как говорил один консервативный мыслитель, «не есть какая-то архаическая идея, обреченная на гибель с ростом просвещения и потребности в индивидуальной свободе. Это вечная и универсальная идея, теряющая свою силу над умами при благоприятном стечении обстоятельств и просыпающаяся с новой силой там, где опасности ставят на карту самое политическое бытие народа. Это героическое лекарство, даваемое больному политическому организму, не утратившему еще жизнеспособности». 


При монархическом правлении идея Самодержавия носит более честный характер и не скрывает свою полноту власти за словесной пропагандистской мишурой всевозможных предвыборных программ.

В Монархиях Верховная власть обладает единством воли в значительно большей степени, чем в демократиях. Примерно настолько же, насколько отдельный человек чаще всего более целен в своих стремлениях, нежели переменчивые желания народных масс.

Так же Монархия более эффективна и в чрезвычайных ситуациях, так как может действовать вне бумажных законных норм, во имя торжества нравственной правды, или преследуя государственную необходимость. 

Право крайних, надправных решений при внутренних или внешнеполитических осложнениях — важнейшая властная функция Монархов, способствующая разрешению чрезвычайных ситуаций. Собственно, эта деятельность и есть главная для Монархов, которые при обычном течении дел полагаются на свою бюрократическую систему управления. И активно действуют, как полновластные автократоры, лишь при исключительных ситуациях для страны.

Эффективность власти Монарха в свободе, неограниченности его власти, которая по народному воззрению «всё может». 

Место Государя в нашем русском государственном теле показала сама революция. Именно ему принадлежал государственный суверенитет Российской Империи. Именно Император был той волевой властью, которая на основании своего самодержавного права распоряжалась великой русской силой. Революция, убрав Царя из русского государственного организма, отняла от него волю, которая обессмыслила и обессилила народную русскую силу. Русская народная мощь до сих пор находится в расстроенном положении без волевого управления, без единения Царской власти с русской силой, способной создавать величайшие Империи мира. 


Слава Империи и Русским Государям!


Источник: tsargrad.tv

С.М. СОЛОВЬЕВ О ПРОВОЗГЛАШЕНИИ РОССИИ ИМПЕРИЕЙ

[…] Для избежания бесполезных столкновений Матвееву был дан указ не называть в своих мемориалах к венскому двору царя императором. Матвеев отвечал: «Указ исполнять буду, хотя относительно императорского титула спору быть не может: не только нынешняя королева великобританская, но и предшественник ее, король Вильгельм, всегда в грамотах своих писал нашего государя императорским величеством, и многие книги палатные в самой империи дают русскому царю первое место после императора и Великую Россию называют империум безо всяких наших запросов и трудностей; нашедши, нам терять неполезно, разве на время уклониться. Герцог Савойский сильно желает вступить в сношения с царским величеством и обещает давать ему титул по примеру королевы великобританской; мое мнение: хотя бы эти новые сношения с таким отдаленным от России государем и не были нужны, однако если сам герцог начнет пересылку и назовет царское величество императором, то это будет не без прибыли для будущаго времени. Венецианская и Генуезская республики, великий герцог Тосканский и другие мелкие владельцы итальянские могли бы последовать примеру такого сильного в Италии государя, как герцог Савойский; а с италианскими державами, особенно с Венецианскою республикою, для турецких дел и для торговли эту находку в титуле упускать не надобно». http://magister.msk.ru/library/history/solov/solv17p1.htm


[…] 22 октября царь со всеми вельможами у обедни в Троицком соборе. После обедни читается мирный договор; Феофан Прокопович говорит проповедь, в которой описывает все знаменитые дела царя, за которые он достоин называться Отцом Отечества, Императором и Великим. Тут подходят к Петру сенаторы, и канцлер граф Головкин говорит речь: «Вашего царского величества славные и мужественные воинские и политические дела, чрез которые токмо единыя вашими неусыпными трудами и руковождением мы, ваши верные подданные, из тьмы неведения на театр славы всего света и, тако рещи, из небытия в бытие произведены и в общество политичных народов присовокуплены: и того ради како мы возможем за то и за настоящее исходотайствование толь славного и полезного мира по достоинству возблагодарити? Однакож, да не явимся тщи в зазор всему свету, дерзаем мы именем всего Всероссийского государства подданных вашего величества всех чинов народа всеподданнейше молити, да благоволите от нас в знак малого нашего признания толиких отеческих нам и всему нашему отечеству показанных благодеяний титул Отца Отечества, Петра Великого, Императора Всероссийского приняти. Виват, виват, виват Петр Великий, Отец Отечествия, Император Всероссийский!» Сенаторы три раза прокричали «виват», за ними повторил этот крик весь народ, стоявший внутри и вне церкви; раздался колокольный звон, звуки труб, литавр и барабанов, пушечная и ружейная стрельба.История России с древнейших времен. М., 1962. Кн. 17. Гл. 3. http://magister.msk.ru/library/history/solov/solv17p3.htm


ТИТУЛ «ИМПЕРАТОР»

Важной вехой в отстаивании прав России на звание «империя» стала публикация на русском и немецком языках грамоты 1514 г. императора Максимилиана I. Грамота была обнаружена в Москве среди старинных бумаг посольской канцелярии братом П.П. Шафирова и напечатана указом Петра I в мае 1718 г. тиражом в 310 экз. В тексте грамоты вел. кн. Василий III неоднократно именуется «божиею милостью цесарем и обладателем всероссийским и великим князем», «великим государем цесарем и обладателем всероссийским». Это позволило указать в предисловии к публикации, что цесарское «высокое достоинство за толко уже лет всероссийским монархам надлежит». По свидетельству ганноверского резидента Х.Ф. Вебера, царь велел показывать грамоту Максимилиана I «в подлиннике всем и каждому».

[…] Реформы Петра Великого, сближение России с Западом остро поставили вопрос о месте страны в западноевропейской иерархии, о её политической номинации. В первые два десятилетия XVIII в. русская дипломатия пыталась утвердить в западноевропейских правящих кругах своё традиционное представление о равенстве титула царя-преобразователя титулу «император». Сломать или изменить установку Европы не удалось. В ответ всеми доступными способами Запад стремился доказать «неимперскость» России и не допустить официального признания за русским царём высоко котировавшегося титула «император». Так русская сторона создала ситуацию, позволившую ей потребовать от стран Запада точной фиксации в дипломатической практике имперского статуса русского государя.

Источник: histrf.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.