Реформы вышнеградского

Иван Алексеевич Вышнеградский (1831-1895) — занимался педагогической деятельностью в Артиллерийской академии и Технологическом институте (1850 — 1870); директор Технологического института (1875 -1878); действительный тайный советник (1890), почетный член Петербургской АН (1888), управляющий Министерства финансов ( 1888 — 1892 гг.).

А.А. Половцов: «Назначение Вышнеградского министром финансов было поворотною точкою в приемах Царствования Александра III. Оно ознаменовало исчезновение преклонения пред существовавшими порядками и общественным характером состоявших во власти людей. То был первый пример бесцеремонного возвеличения темного человека по каким-то темным интригам. Это разнуздало политические аппетиты разных пронырливых негодяев, которые стали успешно ломиться в недоступные им дотоле двери пользовавшихся еще некоторым уважением учреждений».

Учился в Тверской духовной семинарии (1843—1845). Окончил физико-математический факультет Главного педагогического института в Петербурге (1851; с серебряной медалью; за отличные способности и успехи на экзаменах получил звание старшего учителя). Магистр математических наук (1854; защитил в Петербургском университете диссертацию на тему «О движении системы материальных точек, определяемой полными дифференциальными уравнениями»).


В 1860—1862 годах находился за границей для подготовки к профессорскому званию, изучал состояние машиностроения на промышленных предприятиях и в высших технических учебных заведениях Германии, Франции, Бельгии и Великобритании, слушал лекции Редтенбахера (нем.) по конструированию машин в Высшем техническом училище в Карлсруэ. В 1862 г. Вышнеградский, возвратившись из заграничной командировки, приступил к чтению курсов практической механики в Михайловской артиллерийской академии и тогда же был утвержден в звании профессора этого предмета.

С этого же года начинается и деятельность Вышнеградского в Петербургском практическом технологическом институте, в котором Вышнеградский начал читать лекции механической тeopии теплоты и теорию устройства паровых двигателей и был назначен также членом учебного комитета. По предложению Вышнеградского, была вновь заведена кафедра технологии металлов и дерева и в 1871 г. при институте выстроена механическая лаборатория для научных исследований по сопротивлению строительных материалов и для опытов по теплоте и гидравлике. В 1875 г. Вышнеградский назначен был директором института, сохранив за собою и профессуру.


Создал русскую научную школу инженеров-машиностроителей. Ввёл преподавание курса теоретических основ машиностроения, читал курсы прикладной механики, термодинамики, теории упругости, грузоподъёмных машин, токарных станков, паровых машин и др. Ввёл для студентов курсовое и дипломное проектирование. Автор руководства «Элементарная механика», в течение многих лет считавшееся лучшим в России в данной области. Среди учеников И. А. Вышнеградского: В. Л. Кирпичёв (организатор технического образования, первый ректор Харьковского технологического института), Н. П. Петров (создатель математической теории смазки), А. П. Бородин (изобретатель в области паровозостроения).

Выдающийся инженер-конструктор. Среди сконструированных им машин: автоматический пресс для изготовления призматического пороха, подъёмные машины, пресс для испытания материалов, механический перегружатель грузов (для речного порта) и др. Участвовал в строительстве Охтинского порохового завода, механических мастерских Петербургского арсенала, патронных, пороховых и оружейных заводов. Вышнеградский один из основоположников теории автоматического регулирования. В работе «О регуляторах прямого действия» (1877) представил метод расчёта регуляторов этого типа. Сформулировал условие устойчивости системы регулирования (критерий Вышнеградского).

В 1880-е годы Вышнеградский входил в близкое окружение крайне влиятельного консервативного публициста, редактора «Московских ведомостей» Михаила Каткова (публиковал в его газете статьи по финансовым вопросам). Именно по предложению Каткова в 1884 Вышнеградский стал сначала членом Совета при министре народного просвещения, где участвовал в разработке консервативного университетского устава 1884 года, а также стал главным автором проекта промышленного образования. В 1886 Вышнеградский был назначен членом Государственного совета и Комитета финансов.


Пользуясь протекцией влиятельного князя Владимира Мещерского (близкого к Александру III), а также поддержкой Каткова, который в 1885—1887 годах развернул активную кампанию за отставку «министра-инородца» Николая Бунге, с 1 января 1887 года Вышнеградский занял пост министра финансов.

Министр финансов

В Министерстве финансов, где до 1 января 1887 г. во главе ведомства стоял если не безусловный либерал, то, во всяком случае, гуманный, честный и демократически настроенный человек – Н. Х. Бунге. Но его до такой степени в это время травили всякими интригами и инсинуациями в придворных сферах и в реакционной печати, что он, будучи к тому же уже в преклонном возрасте, решил, наконец, оставить пост министра финансов.

И. А. Вышнеградский был человеком, несомненно, отчасти подготовленным к этой должности, но совершенно иного типа, нежели Бунге. Он также был ученым профессором, но не теоретиком-экономистом, а ученым технологом и практиком, несомненно весьма даровитым, проявившим свои таланты как в некоторых изобретениях военно-технического характера, так и в весьма хорошо поставленных академических курсах, которые он, будучи профессором, читал студентам в Петербургском технологическом институте и в Михайловской артиллерийской академии.


частности, прикосновенность его через артиллерийскую академию к военным сферам создала ему важное для министра финансов преимущество: он успел познакомиться хорошо с военным хозяйством и военным бюджетом, который является у нас такой важной составной частью общего государственного бюджета.

Таким образом, Вышнеградский явился на посту министра финансов человеком, несомненно, отчасти подготовленным и осведомленным, – в этом ему нельзя отказать. К тому же, рано успев составить себе некоторое состояние благодаря своим техническим изобретениям, он участвовал затем очень удачно в различных биржевых спекуляциях и биржевых делах, и эта сфера, таким образом, была ему также хорошо знакома. Но, вместе с тем, нельзя не признать, что в своем заведовании Министерством финансов и в особенности в своей финансово-экономической политике Вышнеградский обнаружил полное отсутствие сколько-нибудь широких взглядов и дальновидности; для него важнейшей и даже единственной, по-видимому, задачей являлось видимое улучшение русских финансов в ближайшее время. В своей финансовой политике он поставил себе ту же самую цель, которую когда-то ставил себе Рейтерн, – именно цель восстановить курс кредитного рубля, т. е. цель, которую в значительной мере, должны были преследовать все министры финансов в России XIX в. Но не все они преследовали ее одинаковыми мерами и не все считали ее своей единственной задачей.


Как бы там ни было, курс Министерства финансов с заменой Бунге Вышнеградским изменился достаточно резко. Главной и непосредственной задачей министерства сделалось при Вышнеградском скопление больших денежных запасов в кассах государственного казначейства и широкое участие при помощи этих запасов в заграничных биржевых операциях с целью оказывать давление на иностранный денежный рынок и этим путем поднять наш курс. Вместе с этим и в таможенной политике русское правительство стало с новой энергией двигаться по пути протекционизма, достигшего при Вышнеградском своего апогея. В 1891 г. был издан новый таможенный тариф, в котором эта система была доведена до крайности.

В то же время, считая для успеха своих мер весьма важным делом усиление русской обрабатывающей промышленности, Министерство финансов начинает с чрезвычайным вниманием прислушиваться ко всяким жалобам и пожеланиям представителей крупной фабричной промышленности и предпринимает по их инициативе пересмотр того, в сущности, еще весьма мало развитого фабричного законодательства, которое выработано было в интересах рабочих при Бунге. При Вышнеградском права учрежденных при Бунге фабричных инспекторов чрезвычайно умаляются не столько новыми законодательными нормами, сколько при помощи циркулярных разъяснений, которые очень скоро отражаются и на составе фабричной инспекции, потому что в этих условиях наиболее преданные делу и независимые представители этой инспекции, видя совершенную невозможность действовать сообразно со своею совестью и даже сообразно с точным смыслом закона, уходят в отставку. Таким образом, институт фабричной инспекции сильно изменяется к худшему.


Российская крупная промышленность благодаря ряду протекционных мер – и в особенности заботливому отношению Министерства финансов к вопросу о выгодном для отечественной обрабатывающей промышленности направлении железнодорожных линий и о таких железнодорожных тарифах, которые строго соответствовали бы интересам крупной промышленности, в особенности центрального, московского района, становится в это время в особенно благоприятные условия. Можно сказать, искусственно для нее создаются эти благоприятные условия; она становится излюбленным детищем Министерства финансов, нередко вопреки интересам прочих слоев населения и в особенности вопреки интересам всего сельского хозяйства, на состоянии которого особенно невыгодно отражался протекционный таможенный тариф 1891 г., чрезвычайно удороживший такие важные в сельскохозяйственном быту предметы, как, например, железо и сельскохозяйственные машины.

Между тем в это время мы не видим не только улучшения положения народных масс, несмотря на все паллиативные меры, принятые при Бунге, но, напротив, наблюдаем все продолжающееся разорение крестьянства. В конце концов, однако же, тем самым подрываются условия внутреннего сбыта продуктов обрабатывающей промышленности, удовлетворяющей потребность широких народных масс, например, условия для сбыта произведений бумаготкацкой промышленности. Оскудевший внутренний рынок скоро становится для нее тесным.


До некоторой степени компенсацией является для нее внешний рынок на востоке, приобретенный завоеваниями в Средней Азии, но вскоре оказывается, что и этого недостаточно, и вот мы видим, что к концу царствования императора Александра III создается мало-помалу новая идея – продвинуть сбыт продуктов нашей промышленности как можно дальше на восток. В связи с этим является идея постройки Сибирской железной дороги – идея, которая развивается весьма широко; является вопрос о выходе к Восточному морю, о приобретении незамерзающего порта на Дальнем Востоке, и в конце концов вся эта политика, приводит к зарождению и развитию тех предприятий на Дальнем Востоке, которые уже в министерство С. Ю. Витте в самом начале XX в. привели к японской войне и к тому краху, который за ними последовал.

К концу царствования Александра II железнодорожная сеть не превышала 22,5 тыс. верст, а за тринадцатилетний период царствования Александра III она развилась уже до 36 662 верст, причем из них 34 600 было ширококолейных. В деле постройки железных дорог старая политика Рейтерна поддерживалась в том отношении, что эти железные дороги по-прежнему направлялись так, чтобы, с одной стороны, способствовать подвозу сырья к портам и таким образом именно усилением вывоза создавать благоприятный момент для нашего торгового баланса и для улучшения денежного курса, а с другой стороны, министерство стремилось при помощи установления железнодорожных дифференциальных тарифов создать наиболее льготные условия провоза для продуктов фабричной промышленности центральных губерний.


я этого в составе Министерства финансов было создано даже особое учреждение – тарифный департамент, во главе которого был поставлен С. Ю. Витте.

Другой чертой новой железнодорожной политики, чертой, противоположной политике Рейтерна, была постройка дорог казной и выкуп в казну старых частных железнодорожных линий. В царствование императора Александра III протяжение казенных железных дорог увеличилось на 22 тыс. верст, тогда как протяжение частных дорог, несмотря на постройку новых частных линий, благодаря выкупу старых линий в казну уменьшилось на 7600 верст. Эти условия развивались рука об руку с тем кризисом, который русскому населению пришлось пережить после неурожая 1891–1892 гг., вызвавшего чрезвычайную нужду и даже голод в целых двадцати, по преимуществу черноземных, губерниях.

При Вышнеградском более чем в два раза вырос экспорт русского хлеба. Это объясняется тем, что Вышнеградский стремился решать проблемы индустриализации и финансовой стабилизации за счет сельского хозяйства. Символом этого подхода послужила приписываемая ему крылатая фраза: «недоедим, но вывезем!». Его коллега по министерству финансов П. Х. Шванебах следующим образом объясняет происхождение фразы: «Не могу забыть возгласа, вырвавшегося у него весной 1891 г., когда при надвигающемся неурожае, он стал опасаться отлива золота: „Сами не будем есть, но будем вывозить“.


Юмор Вышнеградского и его всегдашняя готовность для дела хоть самому лечь костьми несколько скрашивают жестокость этого изречения». Однако, при этом он не уделял достаточного внимания аграрному вопросу, что способствовало осложнению положения в деревне и голоду 1891-92 годов, в результате подорвавшему многие начинания Вышнеградского. Как министру, ему не хватало широкого кругозора, он вёл себя в основном как узкий финансист. Однако его уход с министерского поста в 1892 году был вызван вовсе не некомпетентностью, а тяжёлой болезнью и интригами, прежде всего со стороны его непосредственного преемника, С. Ю. Витте.

Значительное внимание И. А. Вышнеградский уделял созданию запаса золотой наличности, что позволило его преемнику С. Ю. Витте провести денежную реформу (ввести «золотой рубль»). Инициировал увеличение косвенных налогов: был повышен питейный акциз, введены нефтяной и спичечный акцизы, дополнительный акциз с рафинированного сахара, увеличен гербовый сбор (повышение косвенного налогообложения было подвергнуто критике оппонентами Вышнеградского как ухудшающее положение малоимущих слоёв населения). Выступал за поощрение экспорта — в частности, провёл понижение хлебных тарифов; на зерно, вывозимое за границу, была установлена 10%-ная скидка. Стимулировал вывоз не только излишков хлеба, но и части необходимых запасов крестьян.


Когда, неурожаи 1891 и 1892 вызвали голод среди крестьянства и нанесли удар по экспортной политике Вышнеградского, он руководил выкупом в казну нерентабельных железных дорог, предпринял контрольно-финансовую (1889—1890) и тарифную (1889) реформы в железнодорожной сфере. Провёл конверсии государственных (внешних и внутренних) займов, что способствовало сокращению платежей по государственному долгу, понижению процента, упорядочиванию государственного долга (при этом сам государственный долг при нём увеличился за счёт новых займов).

В мемуарах Витте описана история обвинения Вышнеградского в получении взятки в размере 500 тысяч франков от Ротшильда при заключении в Париже займа. Однако история была сложнее — Ротшильд отстранил от участия в займе одну из конкурирующих банкирских групп (Госкье), которая предварительно заручилась согласием Вышнеградского на своё участие в выгодном проекте. Тогда министр финансов действительно попросил Ротшильда выплатить ему 500 тысяч франков, но всю сумму перевёл «обиженным» банкирам как компенсацию за упущенную выгоду. Витте вспоминал, что Александр III, узнав о подробностях проведённой операции, с одной стороны, был очень доволен, что выяснилось, что министр его человек корректный; но с другой стороны, сделал совершенно правильное замечание, что тот приём, который употребил Вышнеградский — приём все-таки крайне неудобный…

В апреле 1892 Вышнеградский по состоянию здоровья ушёл в отставку с поста министра, оставшись членом Государственного совета. Управляющим делами министерства финансов был назначен товарищ министра — Ф. Г. Тернер. Тернер управлял министерством до назначения С. Ю. Витте 30 августа (11 сентября) 1892 года. Много из экономических мероприятий, начатых Вышнеградским, были продолжены С. Ю. Витте, сменившим его на посту министра финансов. Похоронен был Вышнеградский в Исидоровской церкви Александро-Невской лавры в Петербурге, могила не сохранилась.

Вышнеградский и Витте

Банкирский дом «Рафалович и Ко» был открыт в Одессе в 1833 г. Основатель дела Ш. Рафалович был известен тем, что поставлял Русскому флоту непригодную парусину. Принял православие с именем Федор. Дом находился в тесных отношениях с Лондоном, Парижем и Петербургом. В 1891 г. в результате неудачной совместной аферы Рафаловича и председателя Департамента государственной экономии Государственного Совета А.А. Абазы едва не обанкротился. После удачного шантажа Рафаловичем этого крупного чиновника, сообщившего ему детали совершенно секретной биржевой операции Министерства финансов, дело было улажено. Причем, активную роль в этом играл министр финансов И.А. Вышнеградский.

Что касается Общества Юго-Западных железных дорог, то его в то время возглавлял владелец крупной банкирской конторы в Варшаве И.С. Блиох (1836-1901). Начал он свою карьеру мелким железнодорожным подрядчиком, однако вскоре, перейдя из иудаизма в кальвинизм, сильно разбогател, превратившись в крупного дельца. Иван Станиславович был инициатором и крупным акционером крупных железнодорожных обществ: Петербург-Варшава, Либаво-Роменской, Киево-Брестской, Ивангород-Домбровской, Лодзинской и Тираспольской железных дорог. Наряду с Варшавским коммерческим банком, основал Варшавское общество страхования от огня, Кредитное общество и др. В 1877 г. был назначен членом Учредительного комитета Министерства финансов. Жил он в Варшаве, делами же фактически руководил вице-председатель правления, известный математик И.А. Вышнеградский, являвшийся, по определению Витте, «приказчиком» варшавского еврея. С тех самых пор завязываются тесные связи Сергея Юльевича с Вышнеградским, имевшим прочные связи положение в предпринимательском мiре.

В январе 1887 г. И.А. Вышнеградский был назначен министром финансов. Вскоре, по рекомендации министра, Витте был назначен директором Тарифного департамента. Силовые линии международного финансового капитала сопрягались с очертаниями будущих военных союзов. «…Экономическая политика Вышнеградского, – подчеркивают исследователи, – способствовала решению одной из важнейших задач […] – сближению с Францией. В 1889-1891 гг. на парижской бирже была произведена конверсия русских процентных бумаг на сумму в 1,7 млрд. руб. В результате был заложен экономический фундамент под здание политического и военного союза России и Франции. В августе 1891 г. было заключено общеполитическое соглашение между двумя странами, а в августе 1892 г. генералы Н.Н. Обручев и Р. Буадефр подписали военную конвенцию».

Таким образом, эти финансовые операции Вышнеградского на Парижской бирже означали привязку России к Франции. С течением времени нить эта крепла, превратившись, в конце концов, в экономическую удавку, означавшую серьезную зависимость России от Франции не только в политическом, но и военном отношении. Что касалось Витте, то, будучи ближайшим сподвижником (и преемником) И.А. Вышнеградского, он не мог не участвовать в этой имевшей огромные мировые внешнеполитические последствия операции своего патрона. Тем замечательнее вот эти строки из его письма кн. В.П. Мещерскому (Сергей Юльевич отлично знал, что кому должно/можно писать): «Боже, Царя храни и Марсельеза – это Христос Воскресе, распеваемый в синагоге. Для всякого француза наше Самодержавие есть варварство, а наш Царь есть деспот. Для нас их пресловутое egalite, fraternite и прочее есть реклама банкира Блока, печатаемая ежедневно во всех русских газетах. Французский парламент есть кощунство над здравым смыслом и колоссальнейший самообман».

Осенью 1892 г., незадолго до того, как И.А. Вышнеградского хватил удар, закончившийся смертью последнего и водворением на его место протежируемого им последние годы Витте, Император Александр III предъявил ему записку И.Ф. Циона (1835-1912), профессора Петербургского университета и Медико-хирургической академии, агента Министерства финансов в Париже. В первую минуту сам он даже не нашелся, что сказать:»Судя по видимости – доказательство несомненное, но я убежден, что здесь есть какое-то недоразумение» .

В записке говорилось о том, что И.А. Вышнеградский, осуществляя последний займ, взял от Ротшильдов взятку в 500 тыс. фр. К записке прилагалась копия из книг Ротшильда. Эта операция, по словам Витте, «была сделана группой банкиров, во главе которых стоял Ротшильд; это была первая операция, сделанная Ротшильдом после долгого периода времени, в течение которого Ротшильд не хотел делать с Россией операций вследствие еврейского вопроса».

Но на повестке дня стоял вопрос о том, чтобы покрепче привязать Россию к Франции в противостоянии ее Германии, и деньги тогда России решили дать.»Ротшильд начал вести переговоры, – писал Витте, – прислал сюда поверенного; другие парижские банкиры, которых Ротшильд взял в свою группу, точно так же прислали своих представителей. Переговоры велись с Вышнеградским. […] Когда переговоры пришли уже к концу, […] Вышнеградский позвал к себе [директора С.-Петербургского международного банка В.А.] Ласкина и [банкира А.Ю.] Ротштейна и вдруг им говорит: «[…]…Эта операция, конечно, будет очень выгодна для банкиров, и я считаю, что консорциум, который будет делать заем, должен был бы мне уплатить комиссию в 500 тыс. франков». […] Ротшильд согласился, да он и не мог не согласиться, и поставил 500 тысяч франков на счет русскому министру финансов».

Далее, однако, по утверждению Витте, эти деньги были якобы распределены между иностранными банкирами, которым Ротшильд отказал в сотрудничестве. Верить приходилось только на слово, ибо, хотя какие-то расписки и были представлены, Государь остался этим недоволен. Вышнеградский вскоре скончался. Бумаги с компроматом остались у Витте и, по его словам, потом, когда он покидал пост министра финансов, он их уничтожил. Как говорится, концы в воду.О возмутителе спокойствия, разумеется, не забыли. Уже в начале следующего Царствования, в 1895 г. за критику валютной реформы Витте И.Ф. Цион был лишен русского подданства и права на пенсию. Но и последний не сдавался, опубликовав в 1896 г. две брошюры: «Куда временщик Витте ведет Россию?», «Витте и его проекты злостного банкротства». Цион обвинял Вышнеградского и его преемника Витте в хищениях, финансовых злоупотреблениях, а также в составлении дутых бюджетов.

«Г. Витте, – предупреждал Цион, – с племенем Рафаловичей […] фатально ведет Россию к финансовой катастрофе…» (При этом, заметим, сам И.Ф. Цион был евреем).На публичные обвинения Витте ответил регулярной слежкой за Ционом, осуществлялась которая через П.И. Рачковского. В собранных в Министерстве внутренних дел материалах для проведения в 1903 г. следствия по противоправным деяниям Петра Ивановича особым пунктом значилось: «Сведения об услугах, оказанных Рачковским без ведома своего начальства министру финансов, по делу о краже у известного Циона документов, относящихся к финансовым делам».Сообщив одному из осведомителей адрес Циона, Рачковский велел выкрасть документы.

Впоследствии Сергей Юльевич патетически писал о долголетней службе Императорам Александру III и Николаю II, при которой приходилось жертвовать «и своим благополучием, и своими материальными средствами, и своею жизнью для Них и для Родины». Однако никакими трескучими фразами было не прикрыть того, что знали в то время многие: честность Витте, как и его учителя Вышнеградского, у современников была под большим сомнением.

А.А. Половцов: «На днях умер Вышнеградский, – занес в дневник в марте 1895 г. многознающий А.А. Половцов, – олицетворение грустных годов Царствования Александра III. То был человек, чрезвычайно богато от природы одаренный, но лишенный всякого нравственного чувства и преследовавший в жизни почти исключительно одну наживу. Сын бедного священника, начав карьеру с преподавания математики за крайне умеренную плату, он оставляет многомиллионное состояние, нажитое всякого рода мошенничествами сначала при подрядах по артиллерийскому ведомству, потом при управлении Юго-западными железными дорогами и, наконец, при всякого рода конверсиях и самых разнообразных денежных биржевых операциях под ведением его как министра финансов. […]  […] Назначение Вышнеградского министром финансов было поворотною точкою в приемах Царствования Александра III. Оно ознаменовало исчезновение преклонения пред существовавшими порядками и общественным характером состоявших во власти людей. То был первый пример бесцеремонного возвеличения темного человека по каким-то темным интригам. Это разнуздало политические аппетиты разных пронырливых негодяев, которые стали успешно ломиться в недоступные им дотоле двери пользовавшихся еще некоторым уважением учреждений».

Витте, выкормыша Вышнеградского, образовавшаяся в Петербурге «Лига защиты добрых нравов» в письме, направленном Государю Александру III, также обвиняла во взяточничестве. (Этот промысел он не оставил и впоследствии: установлено, например, что Витте, через секретную агентуру Департамента полиции, состоял в небескорыстных связях с английскими капиталистами).

Тогда, в 1892 г. Витте готовился к самому худшему. По его словам, он был готов даже «подать в отставку и вернуться к своей частной деятельности». В те дни он публично, в одном из столичных салонов, заявил о предстоящей отставке и одновременно о полученном приглашении занять место председателя правления с огромным по тем временам окладом 200 тысяч рублей. Получил он его от председателя правления С.-Петербургского Учетно-ссудного банка иудея Я.И. Утина, сыновья которого были ближайшими сотрудниками известного революционера-анархиста М. Бакунина и одновременно находились в тесном общении с Карлом Марксом.
Но кривая, как говорится, вывезла: Вышнеградский и Витте остались на своих местах. «Теперь, – по словам историков, – в их руках оказались все нити управления экономикой, финансами и транспортом».

Между тем не следует преувеличивать преданности Витте своему благодетелю Вышнеградскому. Выгораживая его перед Государем, Сергей Юльевич заботился, прежде всего, о самом себе. Как только подвернулся удобный случай, в «Московских ведомостях» появились, инспирированные «благодарным учеником» сенсационные корреспонденции из столицы о неизлечимой болезни Вышнеградского, страдающего ярко выраженным параличом головного мозга, в связи с чем пребывание его во главе Министерства финансов вряд ли возможно. Несомненно, что эти статьи сыграли свою роль в наступившей развязке. 30 августа 1892 г. Витте занял освободившееся министерское кресло, а подавший в отставку Вышнеградский 25 марта 1895 г. благополучно скончался. Остается заметить, что все участники той газетной кампании были щедро вознаграждены заказчиком.

Vyshnegradskiy_IA

Лит.: Орлов А.С., Георгиева Н.Г., Георгиев В.А. Исторический словарь. 2-е изд. М., 2012, с. 107-108.
Вышнеградский, Иван Алексеевич // Википедия — свободная энциклопедия
Вышнеградский, Иван Алексеевич // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
Проф. И. Х. Озеров. Экономическая Россия и её финансовая политика на исходе XIX и в начале XX века / М. 1905 г. с. 165.
Корнилов А. А. – Курс истории России XIX века/Финансовая и экономическая политика Александра III // Русская историческая библиотека
С. Фомин. Карьера Витте. Журнал «Золотой Лев» № 138-139 — издание русской консервативной мысли // На сайте http://www.zlev.ru/138/138_10.htm.

Источник: deduhova.ru

Глава 2 Идеи Н.Х.Бунге и И.А.Вышнеградского в сфере налогообложения.

В области финансовой попытки видоизменения налоговой системы более не возобновлялись, если не считать введения квартирного налога; начинается усиленное расширение и повышение косвенного обложения и дальнейшее усиление протекционизма. В состоянии государственного бюджета происходит быстрая перемена к лучшему: после грандиозных дефицитов 1881 — 87 годов начинается хроническое возрастание избытка государственных доходов над расходами. Благодаря этим избыткам были предприняты важные мероприятия в области государственного кредита и денежного обращения, и в области железнодорожного строительства (Сибирская железная дорога и прочее).

Однако финансовые успехи этого периода не опирались на соответствующий подъём экономического благосостояния массы населения. Главным источником государственных поступлений являлись косвенные налоги, умножение которых и в смысле увеличения предметов обложения (новые налоги на керосин, спички), и в смысле повышения норм обложения (поднятие акциза питейного, сахарного, табачного), носило почти исключительно фискальный характер.

Наряду с ростом косвенного обложения шло повышение покровительственных таможенных пошлин, причем и косвенные налоги, и таможенные пошлины одинаково падали на наименее состоятельную часть населения. Падение уровня народного благосостояния выразилось как в безостановочном росте недоимок, так и в ужасающих бедствиях крестьянского населения в годы неурожая. Финансовой стабилизация была достигнута во многом благодаря тому, что пост министра финансов занимали при Александре III, сменяя друг друга, самые умные чиновники: Н. Х.Бунге (1881—1886), И. А. Вышнеградский (1887—1892), С. Ю. Витте (с 1892г.)

Глава 2 Идеи Н.Х.Бунге и И.А.Вышнеградского в сфере налогообложения.

2.1. Налоговые реформы Н.Х. Бунге.

В 1880-е годы последовала крупная реформа в налогообложении, которую по поручению Александра III, проводил Николай Христианович Бунге (1823-1895 гг.) известный ученый-экономист, педагог, опытный практик-финансист, участник великих реформ Александра II. В начале 1880-х годов Бунге был призван к участию в государственных делах, занимал пост товарища министра финансов (1880-1881 гг.). В 1881 г. был назначен министром финансов России. Н.Х. Бунге ставил себе задачу на практике осуществить те принципы в сфере налогообложения, которые должны были способствовать развитию экономики страны, при этом, снизив налоговое бремя с крестьянства привлечь к обложению имущие классы. Он стремился обеспечить:

— податную справедливость;

— внедрение прогрессивной шкалы в подоходном обложении;

— опору на самые передовые зарубежные теории налогообложения;

— условия для развития экономического потенциала страны;

— взвешенность в проведении налоговых преобразований.

В одном из первых своих докладов Н.Х. Бунге так определил свою финансовую программу, в том числе касающуюся и налоговой политики: «Внимательное изучение слабых сторон нашего хозяйственного строя указывает на необходимость обеспечить правильный рост промышленности достаточным для нее покровительством: укрепить кредитные учреждения на началах, проверенных опытом, способствуя при том удешевлению кредита, усилить в интересах народа и государства доходность железнодорожных предприятий, установить над ними надлежащий контроль, упрочить кредитное, денежное обращение совокупностью направленных к достижению этой цели постепенно проводимых мер, ввести преобразования в системе налогов, сообразные со строгой справедливостью и обещающие приращение доходов без обременения плательщиков податей, наконец, восстановить превышение доходов над расходами ограничением сверх сметных кредитов и соблюдением разумной бережливости во всех отраслях управления»8.

Н.Х. Бунге последовательно придерживался стратегической линии на общее улучшение экономического положения государства и поднятия народного благополучия. Став министром финансов он стремился создать условия для подъема производительных сил народа, видя в них главный источник государственной мощи и богатства. Он полагал, что постепенное улучшение экономического положения и, прежде всего крестьянского населения, как самого многочисленного, поднятие его покупательных способностей должно создать в России богатый внутренний рынок, требования которого могут содействовать развитию отечественной промышленности. Ему удалось реализовать свой план, несмотря на серьезное противодействие, в основе которого были большие потери для бюджета государства. С отменой подушной подати казна теряла крестьянских платежей на 100 млн. рублей9. Значительное уменьшение поступлений в государственную казну было возмещено повышением размеров ранее существовавших налогов и введением новых, причем к более высокому обложению были привлечены и более состоятельные классы общества. Эти меры способствовали более равномерному распределению прямых налогов среди разных классов населения, создавая предпосылки для постепенного перехода к подоходному обложению.

О введении подоходного налога в России стали говорить еще во времена реформ Александра II. Но только Н.Х. Бунге на практике начал осуществлять его постепенное введение. Это стремление Н.Х. Бунге к введению в России подоходного налога оценивалось его современниками как крупнейшая заслуга в области реформирования податной системы. Во всеподданнейшем докладе в 1884 г. Н.Х. Бунге в категорической форме признавал подоходный налог наиболее целесообразным и справедливым способом обложения.

Н.Х. Бунге, осуществляя реформу налоговой системы и думая о подоходном налогообложении как наиболее справедливом, не решился сразу же вводить его в стране. Он боялся взрыва негодования со стороны правящего класса. И не без основания, поскольку, одни считали, что подоходный налог в его настоящем значении может быть введен только в таких странах, как например, Англия, где капитал набрал уже свою финансовую силу, и где доходы с капиталов настолько известны, что могут быть подвергнуты строгому контролю, другие, как земские либералы, протестуя против покровительственной политики правительства, требовали введения подоходного налога. Поэтому Бунге постепенно вводил новые прямые налоги, создававшие предпосылки для более уравнительного налогообложения населения.

В своих «Загробных заметках», содержание которых должно было стать достоянием императора Александра III, только после его смерти и следовательно дает нам основания не сомневаться в искренности автора Бунге прямо отвечает на вопрос почему же не был просто и прямо введен подоходный налог? «Можно сказать утвердительно, что такой налог не был у нас принят и возбудил бы вопли между землевладельцами не столько по своей тяжести, сколько потому, что положение землевладения в 80-х годах (1881-1886) было, кроме одного 1882 г., довольно тягостно. Понятие о подоходном налоге у нас довольно смутны, тем более, что он имеет разнообразные формы»10.

Кроме всего прочего Н.Х. Бунге принадлежал к той плеяде ученых и общественных деятелей, которые взвешенно, подходили к решению таких сложных проблем, как реформирование налоговой системы государства. П.П. Гензель по этому поводу так говорил: «Налоги всегда врываются в строй экономической жизни и так или иначе нарушают ее естественных ход. А между тем резкие изменения могут привести даже к известным калеченьям, часто трудно исправимым»11.

Отсталость крестьянского обложения была очевидна, поэтому Н.Х. Бунге целенаправленно боролся с подушиной, которая еще в 1724 г. была введена в систему прямого обложения России.

Указом 18 мая 1882 г. подушина, одновременно с мещанами была отменена и для крестьян, получивших ничтожно малые наделы. Затем законом 28 мая 1885 г. с 1 января 1886 г. она была отменена для бывших помещичьих крестьян Европейской России, а с 1 января 1887 г.- для всех вообще плательщиков того же района. В Сибири подушные сборы отменены законом от 19 января 1898 г.

Однако это не означало, что крестьяне стали меньше платить. Тот же закон устанавливал способы возмещения потерь казны от ликвидации одного из основных налогов. Во-первых, увеличивался возрожденный в 1875 г. поземельный налог, дававший до 1884 г. лишь несколько миллионов прибыли. Увеличив этот налог, Бунге изменил (упорядочил) систему его взимания. Общая сумма поземельного налога определялась в Министерстве финансов и законодательно распределялась по губерниям. Затем она раскладывалась между уездами и внутри уезда (в земских губерниях губернскими и уездными земскими собраниями, в не земских — органами губернского управления). Для определения размеров губернских окладов рассчитывались средние оклады по губерниям с десятины годной земли, которые умножались на площадь земель. Эти средние оценки выводились на основании земских данных, проверенных данными раскладки поземельного налога и вообще всеми имеющимися сведениями.

Хотя поземельный налог все же носит устаревший характер, но оклад рассчитывается с учётом стоимости и прибыльности земли. Правда, общих принципов для внутригубернской раскладки установлено не было. Все отдавалось на усмотрение местных органов.

Несмотря на то, что налоговое бремя крестьян практически не снизилось, значимость реформы Н.Х. Бунге прежде всего в отмене подушиной подати, которая со времен Петра Великого составляла краеугольный камень финансовой системы России. Реформа устранила один из существеннейших пережитков феодализма в налоговой системе. При этом замена подушного принципа обложения раскладкой, пропорциональной платежным силам населения, обеспечила большее соответствие системы обложения крестьянского населения принципам капиталистической экономики.

Глава 2 Идеи Н.Х.Бунге и И.А.Вышнеградского в сфере налогообложения.

2.2 Идеи И.А. Вышнеградского.

И. А. Вышнеградский — ученый и государственный деятель (1830 — 1895).

В 1884 г был назначен членом совета министра народного просвещения, составил проект нормального промышленного образования и участвовал в выработке университетского устава. В 1886 г. назначен членом Государственного совета по департаменту государственной экономии, в 1887 г. — управляющим министерством финансов, вместо Н.Х. Бунге, а в следующем году утвержден в должности министра финансов.

И.А.Вышнеградский продолжил основные направления деятельности либерального реформатора Н. Х. Бунге. Однако в податной политике он произвел достаточно резкий поворот. В отличие от своего предшественника он полагал, что текущими ресурсами казны должны быть не только обычные, но и чрезвычайные бюджетные расходы. Кроме того, для осуществления стабилизации валюты требовалось создание золотых запасов. Поскольку приобретать драгоценный металл было решено не займами, а покупкой, следовало сосредоточить в казне крупные свободные наличные средства. Такая активная программа побуждала Вышнеградского повышать налоги и отыскивать новые источники обложения.

В первый же год своей деятельности министр решительно пошел на усиление косвенного обложения и увеличение ставок некоторых прямых податей. В 1887 г. были установлены новые акцизы на керосин и спички, произошло повышение акциза на спирт и табак, состоялось увеличение гербового сбора и цены актовой бумаги, ставок поземельного налога, раскладочного сбора с торговых и промышленных предприятий, проведено дополнительное обложение акционерных обществ. От всех этих мероприятий ожидалось дохода объемом в 52 млн. рублей.

Прямые налоги остались, за ничтожными исключениями, без всякого изменения. Был введен дополнительный раскладочный сбор с купеческих и негильдейских предприятий (1889); увеличен добавочный сбор с акционерных обществ и товариществ на паях (1887). В 1887 г. обложены акции железнодорожных предприятий, гарантированных в размере 5% и негарантированных в размере 3%. И если доход от прямых налогов в управление Вышнеградского давал увеличение, то это происходило не в силу введения новых налогов или более целесообразного их распределения. Система прямого обложения оставалась нетронутой во всей своей технической и экономической отсталости, но хозяйственная жизнь развивалась, и доход от прямого обложения механически увеличивался.

В таможенной политике идеалом Вышнеградского был минимальный ввоз при возможно более крупных суммах таможенного дохода, ради чего ежегодно проводились повышения тех или иных тарифных ставок. В 1887 г. были увеличены пошлины на каменный уголь, чугун, железо и сталь, железные и стальные изделия, в том числе и такие необходимые для развития аграрного сектора, как сельскохозяйственные машины, ручные инструменты – косы, серпы, лопаты, грабли, вилы. Также возросли пошлины на чай, апельсины, лимоны, пряности, сельди, табак. В 1888 г. под тем предлогом, что временное улучшение курса рубля ослабило тарифную охрану, был установлен общий дополнительный таможенный сбор в размере 20% и проведен общий пересмотр таможенных пошлин, закончившийся изданием нового тарифа по европейской торговле.

Таможенный доход увеличился с 98,3 миллионов рублей в 1887 г. до 122,6 миллионов рублей в 1891 г. и занял место в государственном бюджете наряду с доходом от косвенного обложения. Увеличение косвенного обложения усилило налоговое бремя и довело платежные силы населения до чрезвычайной напряженности. Когда в 1891 и 1892 годах наступили неурожаи, недоборы в поступлениях с крестьян и целый ряд других фактов, в хозяйственной жизни России обнаружили непрочность роста государственных доходов.

Осенью 1890 г. из-за засушливого лета с большим опозданием и на меньших, чем обычно, площадях прошел сев озимых. Ранняя весна 1891 г. с заморозками, погубившими всходы, сменилась страшной жарой. Были выжжены не только посевы, но луга и степи, засыхали и гибли деревья. От неурожая пострадали 29 из 97 губерний и областей России. От голода и сопутствовавшей ему холеры умерло более 500 тысяч человек.

Неурожайные и голодные годы периодически повторялись в России и не были явлением чрезвычайным. Однако необычные размеры бедствия в огромной империи (19 млн. квадратных верст) с многомиллионным населением свидетельствовали о серьезных социальных причинах разыгравшейся трагедии. Ее спровоцировала фискальная политика Вышнеградского, отличавшаяся предельной жесткостью. С отменой подушной подати Бунге считал естественным отказаться и от получения недоимок с крестьян по уже не существующему налогу. Вышнеградский придерживался другой точки зрения и в 1887—1888 гг. сумел взыскать эти недоимки в размере свыше 16млн руб. В результате такой политики с 1888 по 1891 г. перевыручки по бюджету достигли значительной суммы в 209,4 млн руб. Однако в следующие 1891 и 1892 голодные годы правительство вынуждено было истратить на помощь голодающему населению 162,5 млн руб.

В 1892 г. Вышнеградский по состоянию здоровья покинул свой пост. Министерство финансов возглавил Витте.

Заключение.

XIX век составил особый период в истории налогов Российской империи. К середине столетия завершилось складывание податной системы, основы которой заложили преобразования Петра Великого и его приемников.

Во второй половине XIX века Россия нуждалась в притоке денежных средств и создании более эффективного аппарата налоговых поступлений. Это не только способствовало повышению ставок старых податей и многочисленным усовершенствованиям системы сбора, но и вызвало к жизни появление принципиально новых налогов.

Государственное регулирование экономики, важнейшим инструментом которого была налоговая политика, сыграло огромную роль в модернизации страны. Система протекционистских мер правительства позволила существенным образом пополнить казну.

Хочется отметить, что в результате проведения последовательной налоговой политики, проводившейся под контролем Александра III, к концу XIX века в России удалось создать бездефицитный бюджет, и налоги составляли основу государственного бюджета.

Так же в курсовой работе отмечено, что увеличение дохода от пошлин резко усилилось в последние два десятилетия. На мой взгляд это обусловлено двумя обстоятельствами: во-первых, двукратным повышением гербового сбора, во-вторых, установлением новых сборов-с имуществ, переходящих безмездными путями (наследств и дарений).

Государственное покровительство промышленности способствовали успехам индустриализации, промышленное производство почти удвоилось, возросло значение тяжелой индустрии.

По моему мнению, благодаря налоговой и финансовой политике Александра III, к концу XIX века динамично Россия по абсолютному объему производства прочно заняла место в пятерке крупных индустриальных держав на ряду с Соединенными Штатами, Германией, Великобританией и Францией.

В заключение хочется отметить, что за налоговой политикой Н.Х.Бунге и С.Ю.Витте следует признать значение важного структурообразующего фактора индустриального развития. Автократическое Российское государство вело гибкую политику, выступая одновременно как страж своих фискальных интересов, как гарант свободы конкуренции и как защитник крупной индустрии.

Список используемой литературы

Нормативно правовые документы

  1. Налоговый Кодекс Российской Федерации.

Книги и статьи

1. Горчакова А.Ю. Экономические воззрения П.П. Гензеля // Экономическая история России XX века: проблемы, поиски, решения: Ежегодник. — Вып. 2.- Волгоград, 2000.

  1. Загорский С. Бунге Николай Христианович // Брокгауз и Ефрон. Энциклопедический словарь. Биографии.Т.2. – М.: Большая российская энциклопедия, 1992.

  2. Захаров В.Н., Петров Ю.А., Шацилло М.К. История налогов в России.IX-начало XX в. – М.: «Российская политическая энциклопедия», 2006.

  3. Озеров И.Х. Указ.соч.

  4. Податная Инспекция в России (1885-1910 г.г.). СПб., 1910.

  5. «Река Времен (Книга истории и культуры)». Книга 5. – М.: «Эллис Лак» — «Река Времен», 1996.

  6. Семенюк Г. Ф. московская текстильная буржуазия и вопрос о промысловом налоге в 90-х годах XIX века // Ученые записки МОПИ. Т. TXXVII. История СССР. Вып. 7.

  7. Шванебах П. Указ. соч.

  8. Шепелев Л.Е. Царизм и буржуазия во второй половине XIX века. Л., 1981.

  9. Янжул И.И. основные начала финансовой науки. Второе издание. СПб., 1895.

Интернет-ресурсы

  1. www.rustrana.ru

  2. www.rulex.ru

  3. www.icolor.org/history

  4. www.allpravo.ru/library

Источник: works.doklad.ru

Главным направлением деятельности И.А. Вышнеградского оставалась подготовка денежной реформы. В 1890 г. были проведены большие закупки золота за границей. Под золотое обеспечение в 1891–1892 гг. было выпущено кредитных билетов на сумму 150 млн. руб.

Осуществлению задуманной еще Н.X. Бунге денежной реформы помешало стихийное бедствие: в 1891 г. из-за сильной засухи было собрано очень мало хлеба, ряд губерний империи поразил голод. В 1892 г. И.А. Вышнеградский оставил пост министра финансов.

Завершить денежную реформу предстояло Сергею Юльевичу Витте (1849–1915 гг.), одному из крупнейших реформаторов дореволюционной России. Пробыв на посту министра финансов с 1892 по 1903 г., он в 1905–1906 гг. возглавил Совет Министров.

Возглавив Министерство финансов в 1892 г., он в течение одиннадцати последующих лет являлся общепризнанным реформатором и выдающимся организатором: подъема отечественной экономики; оздоровления ее денежной системы; создания российской школы экономической мысли.

Министерство финансов выполняло в те годы важнейшие функции: министерства экономики; управления торговлей и промышленностью; управления железнодорожным строительством; министерства (управления) народного просвещения; управления коммерческим и аграрным кредитом; ряд лет активно занималось таможенными делами и т.д.

Министерство имело прочные связи с представителями предпринимательских кругов типа Саввы Морозова и А. Путилова, банкира Ротштейна. Управляющим палатой мер и весов министерства был приглашен крупнейший ученый Д. Менделеев, а во главе департамента торговли и промышленности был поставлен В. Ковалевский. Примеры эти свидетельствуют об умелом привлечении на работу в Министерство выдающихся профессионалов своего дела.

Объективно вся деятельность С.Ю. Витте была направлена на становление рыночной экономики в стране.

С.Ю. Витте являлся создателем определенной экономической системы. Сутью ее было обоснование государственного вмешательства в экономику.

Составляющими экономической системы С.Ю. Витте были: протекционизм по отношению к отечественным производителям, который сдерживал конкуренцию на товарном рынке; привлечение иностранных капиталов в виде госзаймов и инвестиций в различные отрасли промышленности; мобилизация капиталов внутри страны за счет: а) налогообложения; б) государственной монополии на продажу спиртных напитков.

С.Ю. Витте предполагал, что с помощью таких механизмов, несмотря на их видимое расхождение с постулатами рыночной экономики, российская промышленность через десять лет достигнет западноевропейского уровня, а ее товары будут успешно конкурировать на рынках Востока с товарами развитых стран.

Но история на отпустила России десять лет – впереди была Первая мировая война и последовавшая за ней революция, поэтому трудно судить об окончательных позитивных результатах этой политики в создании рыночной экономики. Основы экономических и социополитических воззрений С.Ю. Витте были изложены в опубликованных до прихода в Министерство финансов работах: "Принципы железнодорожных тарифов по перевозке грузов" (Киев, 1883 г.) и "Национальная экономия и Фридрих Лист" (1889 г.). Интереснейшими его работами являются "Конспект лекций о народном и государственном хозяйстве" и поданная в 1902 г. Николаю II "Записка по крестьянскому делу", в которой предвосхищаются идеи Столыпинской аграрной реформы.

С.Ю. Витте много писал о государственном хозяйстве. Любопытны его рассуждения о частном хозяйстве и отличии его от государственного. Если частное хозяйство получает доход путем хозяйственной деятельности и использования капитала, то основной статьей государственного хозяйства является налогообложение.

Структуру госрасходов он определял следующим образом:

1) огромные расходы на армию и флот;

2) финансирование полиции и юстиции;

3) на народное просвещение, народное здравоохранение и общественное призрение, т.е. на социальные нужды;

4) на содействие сельскому хозяйству;

5) развитие промышленности;

6) активизацию торговли;

7) развитие путей и средств сообщения;

8) на оплату процентов и погашение государственных долгов.

Практическая деятельность С.Ю. Витте была направлена на поддержку крупной и средней промышленно-торговой буржуазии, предпринимателей. Россия в его лице была готова распрощаться с первоочередной заботой о благополучии дворянства как основы государства.

Вершиной реформаторской деятельности С.Ю. Витте было завершение денежной реформы в 1895–1897 гг., подготовка которой проводилась еще Рейтерном – Бунге – Вышнеградским. В итоге был накоплен опыт стабилизации российского рубля, имеющий значение и в настоящее временя. Накануне перехода к завершающему этапу реформы был проведен:

♦ анализ ведущих, для того времени, мировых тенденций в стабилизации национальных валют;

Источник: www.timeshistory.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.