Реформа патриарха никона была проведена в

В июле 1652 года с одобрения царя и великого князя всея Руси Алексея Михайловича Романова патриархом Московским и всея Руси стал Никон (в миру именовавшийся Никитой Мининым). Он занял место патриарха Иосифа, который скончался 15 апреля этого же года.

основные направления церковной реформы патриарха никона

Во время церемонии посвящения, проходившей в Успенском соборе, Никон вынудил Боярскую думу и царя дать обещание о невмешательстве в дела церкви. Этим актом он, едва вступив на церковный престол, значительно поднял свой авторитет в глазах власти и обычного народа.

Союз светской и церковной власти

Уступчивость царя в этом вопросе объясняется определенными целями:

  • провести церковную реформу, сделав церковь больше похожей на греческую: ввести новые обряды, чины, книги (еще до возведения Никона в сан патриарха царь сблизился с ним на основе этой идеи, и патриарх должен был выступить ее сторонником);

  • решение внешнеполитических задач (война с Речью Посполитой и воссоединение с Украиной).


Царь принял условия Никона, а также разрешил участие патриарха в решении важных государственных вопросов.

церковная реформа патриарха никона суть

Более того, Алексей Михайлович пожаловал Никону титул «великий государь», которого раньше был удостоен лишь Филарет Романов. Таким образом, Алексей Михайлович и патриарх вступили в тесный союз, находя в этом свои интересы и преимущества.

Начало перемен

Став патриархом, Никон начал активно пресекать все попытки вмешательства в церковные дела. В результате его энергичной деятельности и уговора с царем к концу 1650-х годов удалось осуществить ряд мер, которые определили основные черты никоновской реформы.

Начало преобразований пришлось на 1653 год, когда в состав Российского государства была включена Украина. Это не было совпадением. Единоличное распоряжение религиозного деятеля предусматривало изменения в двух основных обрядах. Церковная реформа патриарха Никона, суть которой заключалась в изменении перстоположения и коленопреклонения, выражалась в следующем:

  • земные поклоны были заменены поясными;

  • двоеперстное крестное знамение, принятое на Руси вместе с христианством и являвшееся частью святоапостольского предания, было заменено троеперстием.


Первые гонения

Первые шаги в реформировании церкви не были подкреплены авторитетом церковного собора. Кроме того, они в корне меняли устои и привычные традиции, считавшиеся показателями истинной веры, и вызвали волну негодования и недовольства среди духовенства и прихожан.

направления церковной реформы патриарха никона

Основные направления церковной реформы патриарха Никона стали результатом того, что на стол царю легли несколько челобитных, в частности и от его прежних единомышленников и коллег по церковной службе – Лазаря, Ивана Неронова, дьякона Федора Иванова, протопопов Даниила, Аввакума и Логгина. Однако Алексей Михайлович, будучи в хороших отношениях с патриархом, не принял жалобы во внимание, а сам глава церкви поспешил пресечь протесты: Аввакум был сослан в Сибирь, Иван Неронов заточен в Спасокаменном монастыре, а протопоп Даниил отправлен в Астрахань (перед этим его лишили сана священнослужителя).

Столь неудачное начало реформы заставило Никона пересмотреть свои методы и действовать более обдуманно.

церковная реформа патриарха никона традиции

Последующие шаги патриарха подкреплялись авторитетом иерархов греческой церкви и церковного собора. Это создавало видимость того, что решения принимались и поддерживались константинопольской православной церковью, что значительно укрепляло их влияние на общество.

Реакция на преобразования


Основные направления церковной реформы патриарха Никона стали причиной раскола церкви. Верующие, которые поддерживали введение новых богослужебных книг, обрядов, церковных чинов, стали называться никонианами (новообрядцами); противоборствующая сторона, отстаивавшая привычные обычаи и церковные устои, называла себя староверами, старообрядцами или древнеправославными. Однако никониане, пользуясь покровительством патриарха и царя, провозгласили противников реформы раскольниками, переложив на них вину за раскол церкви. Свою же церковь они считали господствующей, православной.

Окружение патриарха

Владыка Никон, не имея достойного образования, окружил себя учеными, заметную роль среди которых играл Арсений Грек, воспитанный иезуитами. Переехав на Восток, он принял магометанское вероисповедание, спустя какое-то время — православие, а после этого – католичество. Был сослан в Соловецкий монастырь как опасный еретик. Однако Никон, став во главе церкви, сразу сделал Арсения Грека своим главным помощником, чем вызвал ропот среди православного населения Руси. Так как обычный народ не мог перечить патриарху, он смело вершил задуманное, опираясь на поддержку царя.

Основные направления церковной реформы патриарха Никона


Глава церкви не обращал внимания на недовольство населения Руси своими действиями. Он уверенно шел к поставленной цели, жестко внедряя новшества в религиозной сфере.

основные черты никоновской реформы

Направления церковной реформы патриарха Никона выразились в таких изменениях:

  • во время обряда крещения, венчания, освящения храма обхождение делается против солнца (тогда как в старой традиции его делали по солнцу в знак следования за Христом);

  • в новых книгах имя Сына Божьего писали на греческий манер – Иисус, тогда как в старых книгах – Исус;

  • двойная (сугубая) аллилуйя была заменена тройной (трегубой);

  • вместо семипросфория (божественную литургию совершали именно на семи просфорах) было введено пятипросфорие;

  • богослужебные книги печатались теперь в иезуитских типографиях Парижа и Венеции, а не переписывались от руки; кроме того, эти книги считались искаженными, и даже греки называли их погрешительными;

  • текст Символа Веры в редакции московских печатных богослужебных книг сравнивали с текстом Символа, написанного на саккосе митрополита Фотия; расхождения, обнаруженные в этих текстах, а также в других книгах, привели к тому, что Никон решил их исправить и сделать по образцу греческих богослужебных книг.


Так в целом выглядела церковная реформа патриарха Никона. Традиции старообрядцев все больше переделывались. Никон и его сторонники посягнули на изменение древних церковных устоев и обрядов, принятых еще со времен Крещения Руси. Резкие изменения не способствовали росту авторитета патриарха. Гонения, которым подвергались преданные старым традициям люди, привели к тому, что основные направления церковной реформы патриарха Никона, как и он сам, стали ненавистны простому народу.

Источник: fb.ru

Большое влияние на духовность русского народа и российской истории оказала церковная реформа патриарха Никона. По сегодняшний день этот вопрос открыт. Историческая литература не полностью раскрыла причины раскола и присутствие старообрядчества в православной церкви на Руси.

Церковные реформы нашли не только сторонников, но и противников. Каждый из них приводит обоснованные доводы своей правоты и имеет свою интерпретацию событий. Странники придерживаются мнения, что реформа привела к исчезновению церковных различий между русской и византийской православными церквями, была устранена путаница в обрядах и книгах. Они так же утверждают о неизбежности реформы, которую провел любой патриарх того времени. Противники считают, что православия на Руси пошло собственным путем развития, и сомневаются в правдивости церковных книг и обрядов православной церкви в Византии, которые были образцом для Никона. Они считают, что греческой церкви стоило быть преемницей русской. Никон для многих стал разрушителем русского православия, которая была в то время на стадии подъема.


Конечно защитников Никона больше, включая современную православную церковь. Большинство исторических книг написано именно ими. Что бы прояснить ситуацию, следует выяснить причины церковной реформы патриарха Никона, познакомиться с личностью реформатора, узнать обстоятельства раскола русской православной церкви.

Причины церковной реформы патриарха Никона

В конце XVII века в мире утвердилось мнение, что только Русская Православная церковь оказалась духовной наследницей православия. До XV век Русь была преемницей Византии. Но позже на нее стали часто нападать турки, а экономика страны ухудшалась. Греческий император обратился к Папе Римскому за содействие в объединении двух церквей со значительными уступками Папе Римскому. В 1439 году состоялось подписание Флорентийской унии, в котором участвовал Московский митрополит Исидор. В Москве сочли это за измену православной церкви. Образование Османской империи на месте Византийского государство было расценено как кара божья за измену.

В России происходило укрепление самодержавия, монархия стремилась к подчинению себе церковной власти. Издавна церковь имела большое влияние на жизнь людей: она помогла избавиться от монголо-татарского ига, объединила русские земли в единое государство, была ведущей в борьбе со Смутой, утвердила Романовых на престол. Однако русское православие всегда было подчинено государственной власти в отличие от римско-католической. Русь была крещена князем, а не духовным лицом. Так приоритет властей был предусмотрен с самого начала.


Православные соборы оставляли имеющие земли, но в будущем могли присоединять другие только с одобрения царя. В 1580 году ввели запрет на приобретение любым способом церковью земель.

Русская церковь развилась до патриаршества, которое способствовало дальнейшему расцвету. Москву стали называть Третьим Римом.

К середине XVII века изменения в обществе и государстве требовали укрепления церковной власти, объединению с другими православными церквями балканских народов и Украины и масштабного реформирования.

Поводом реформирования стали церковные книги для богослужения. На лицо были видны различия в практических вопросах между русской и византийской церквями. С XV века велись споры о «посолонном хождении» и «аллилуйе». В XVI веке обсуждались значительные расхождения в переведенных церковных книгах: мало кто из переводчиков хорошо владел обоими языками, монахи-переписчики были малограмотными и во время переписывания книг допускали много ошибок.

В 1645 году в Восточные земли был отправлен Арсений Суханов для переписи чинов греческой церкви и осмотре святых мест.

Смута стала угрозой для самодержавия. Стал вопрос в объединении Украины и России. Но различия в религии были препятствием для этого. Отношения между церковной и царской властью начали накаляться и требовали значительных реформ в религиозной области. Нужно было наладить отношения с церковной властью. Царь Алексей Михайлович нуждался в стороннике реформирования русской церкви, который сможет возглавить их. Приближения русской церкви к византийской было под силу только самостоятельной и сильной патриаршей власти, обладающей политическим авторитетом и способной организовать централизованное управление церковью.


Начало церковной реформы патриарха Никона

Реформа по изменениям церковных обрядов и книг готовилась, но обсуждалась она не у патриарха, а в окружении царя. Противником церковной реформы был протопоп Аввакум Петров, а сторонником – архимандрит Никон, будущий реформатор. Так же в обсуждении участвовали протопоп Кремля Стефан Вонифатьев, царь Алексей, постельничий Ф.М. Ртищев с сестрой, дьякон Фелор Иванов, священники Даниил Лазарь, Иван Неронов, Логгин и др.

Присутствующие стремились к исключению чиновных нарушений, многогласия, разночтений; повышению учительских элементов (проповеди, поучений обучающая религиозная литература), нравственного уровня духовных лиц. Многие верили, что постепенно корыстные пастыри будут сменены исправленным духовенством. Все это должно происходить при уверенной поддержке царя.

В 1648 году Никона назначили Псковским и Новгородским митрополитом, многих приверженцев благочестия были переведены в крупные города и назначены на посты протопопов. Однако они не нашли своих последователей в приходском духовенстве. Принудительные меры для повышения благочестия прихожан и священников привели к возмущению среди населения.


В период с 1645 по 1652 год Печатный двор Москвы издал множество церковной литературы, в том числе книги для чтения на религиозные темы.

Провинциальные ревнители благочестия считали, что отличия между русской и византийской церковью появились вследствие потери греками истинной веры из-за присутствия в Византии туркав и сближению с римской церковью. Аналогичная ситуация была и с украинской церковью после реформ Петра Могилы.

Приближенные царя имели противоположное мнение. По политическим соображениям они придерживались отказа от оценки греческой церкви, которая отошла от истинной веры. Эта группа призывала устранить различия в системе богословия и церковных обрядах, взяв за образец греческую церковь. Этого мнения придерживалось меньшинство светской власти и духовенства, но которое оказывала большое влияние на жизнь народа. Не дождавшись унификации, царь со столичными ревнителями благочестия начали самостоятельно закладывать фундамент для будущей реформы. Начало реформы Никона началась с приезда киевских ученых-монахов с отличным знанием греческого языка для введения исправления церковных книг.

Недовольный патриарх Иосиф на церковном собрании решил положить конец вмешательству. Он отверг «единогласия», объяснив тем, что прихожане не могут выстоять столь продолжительную службу и получить «духовную пищу». Царь Алексей остался недоволен решением собора, однако отменить его не мог. Он передал решение вопроса константинопольскому патриарху. Через 2 года был собран новый собор, который отменил решение предыдущего. Патриарх оказался недоволен вмешательством царской власти в церковные дела. Царь нуждался в опоре для разделения власти.


Никон происходил из крестьянской семьи. Природа наделила его хорошей памятью и умом, а сельский священник обучил грамоте. В

лет он уже был священником. Своей монолитностью и уверенностью Никон понравился царю. Молодой царь чувствовал себя уверенным рядом с ним. Сам же Никон открыто эксплуатировал мнительного царя.

Новый архимандрит Никон стал активно участвовать в церковных делах. В 1648 году он становиться митрополитом в Новгороде и проявляет свое владычество и энергию. Позже царь помог стать Никону патриархом. Тут проявились его нетерпимость, жесткость и резкость. Непомерное честолюбие развилась со стремительной церковной карьерой.

В далеких планах нового патриарха было избавление церковной власти от царской. Он стремился к равноправному управлению Россией вместе с царем. Реализация планов началась в 1652 году. Он потребовал переноса мощей Филиппа в Москву и «молебную» царскую грамоту для Алексея. Теперь царь замаливал грехи своего предка Ивана Грозного. Никон значительно поднял авторитет патриарха России.

Светская власть соглашалась с Никоном, что бы провести церковные реформы и решить острые внешнеполитические вопросы. Царь перестал вмешиваться в дела патриарха, допустил его к решению важных внешних и внутренних политических вопросов. Образовался тесный союз царя и церкви.

Никон устранил прежние вмешательства в дела церкви своих коллег и даже перестал с ними общаться. Энергичность и решительность Никона определили характер будущей церковной реформы.

Суть церковных реформ патриарха Никона

В первую очередь Никон занялся исправление книг. После своего избрания он организовал систематичное исправление не только ошибок, но и обрядов. Основывался он на древних греческих списках и консультаций с Востоком. Изменение обрядов многие восприняли как непростительное посягательство на веру.

В церковных книгах было множество опечаток и описок, небольших разногласий в одинаковых молитвах.

Основные отличие русской церкви то греческой были:

• осуществление проскомидии на 5 просфорах вместо 7;

• сугубая аллилуйя заменила трегубую;

• хождение было по солнцу, а не против него;

• не было отпуска из царских врат;

• для крещения использовали два перста, а не три.

Не везде реформы принимались народом, но возглавить протест пока никто не решался.

Церковная реформа патриарха Никона была необходима. Но ее стоило проводить постепенно, что бы народ смог принять и привыкнуть ко всем изменениям.

Источник: www.istmira.com

НИКОН

После окончания Смутного времени, при Михаиле и Алексее Романовых во все внешние сферы жизни российской жизни стали проникать иноземные новшества: из шведского металла лили клинки, голландцы устраивали железоделательные заводы, бравые немцы-солдаты маршировали у Кремля, офицер-шотландец учил русских новобранцев европейскому строю, фряги разыгрывали спектакли. Некоторые россияне (даже царские дети), глядясь в венецианские зеркала, примеряли иностранные костюмы, кто-то завел обстановку, как в Немецкой Слободе…

Но затронута ли была душа этими новшествами? Нет, в большинстве своем русские люди оставались такими же ревнителями московской старины, «веры и благочестия», какими были их прадеды. Причем это были ревнители весьма самоуверенные, говорившие, что «Ветхий Рим пал от ересей. Второй Рим захватили безбожные турки, Русь — Третий Рим, который один остался хранителем истинной христовой веры!»

В Москву XVII в. власти все чаще звали «духовных учителей» — греков, но на них часть общества смотрела свысока: не греки ли малодушно заключили в 1439 г. во Флоренции унию с папой римским? Нет, другого чистого православия, кроме русского, нет и не будет.

В силу этих представлений русские не чувствовали «комплекса неполноценности» перед более ученым, умелым и живущим с большим комфортом иноземцем, однако опасались — как бы эти немецкие водовзводные машины, польские книги вместе со «льстивыми греками и киевлянами» не коснулись самих основ жизни и веры.

В 1648 г. перед свадьбой царя тревожились: Алексея «выучили по-немецки» и теперь он заставит бороду брить по-немецки, погонит молиться в немецкую кирху, — конец благочестию и старине, наступает конец света.

Царь женился. Отшумел соляной бунт 1648 года. Не все остались при головах, но при бородах все. Однако напряжение не спадало. Грянула война с Польшей за православных малороссийских и белорусских братьев. Победы вдохновляли, тяготы от войны раздражали и разоряли, простолюдины роптали, бежали. Напряжение, подозрительность, ожидание чего-то неминуемого росли.

И вот в такое время «собинный друг» Алексея Михайловича Никон, которого царь называл «избранным и крепкостоятельным пастырем, наставником душ и тел, возлюбленным любимцем и содружебником, солнцем, светящимся во всей вселенной…», ставший в 1652 г. патриархом, задумал церковные реформы.

 

ВСЕЛЕНСКАЯ ЦЕРКОВЬ

Никона целиком поглощала мысль превосходства духовной власти над светской, которая воплотилась в идею Вселенской церкви.

1. Патриарх был убежден, что мир разделен на две сферы: вселенскую (общую), вечную, и на частную, временную.

2. Вселенское, вечное, — важнее всего частного и временного.

3. Московское государство, как всякое государство, — это частное.

4. Объединение же всех православных церквей — Вселенская церковь — вот что ближе всего к Богу, что на земле олицетворяет вечное.

5. Все, что не согласуется с вечным, вселенским, должно быть упразднено.

6. Кто же выше — патриарх или светский правитель? Для Никона не существовало этого вопроса. Патриарх Московский — один из патриархов Вселенской церкви, следовательно, его власть выше царской.

Когда Никона упрекали в папизме, он отвечал: «За доброе отчего и папу не почитать?» Алексея Михайловича отчасти, видимо, захватывали рассуждения его властного «друга». Царь пожаловал патриарху титул «великого государя». Это был царский титул, и из патриархов его носил лишь дед самого Алексея — Филарет Романов.

Патриарх был ревнителем истинного православия. Считая первоисточниками православных истин греческие и старославянские книги (ибо оттуда взяла Русь веру), Никон задумал сравнить обряды и богослужебные обычаи московской церкви с греческими.

И что же? Новизна в обрядах и обычаях Московской церкви, почитавшей себя единственной истинно христовой церковью, была повсюду. Московитяне писали «Исус», а не «Иисус», служили литургии на семи, а не на пяти, как греки, просфорах, крестились 2 перстами, олицетворявшими Бога-отца и Бога-сына, а все прочие восточные христиане осеняли себя крестом 3 перстами («щепотью»), олицетворявшими Бога отца, сына и Святого духа. На Афоне одного русского монаха-пилигрима, между прочим, за двуперстное крещение едва не убили как еретика. И много еще расхождений нашел патриарх. В различных областях сложились местные особенности службы. Священный Собор 1551 г. некоторые из местных отличий признал как общерусские. С началом книгопечатания во второй половине XVI в. они получили широкое распространение.

Никон происходил из крестьян, и с крестьянской прямолинейностью он объявил войну отличиям Московской церкви от Греческой.

1. В 1653 г. Никон разослал указ, велевший креститься «щепотью», а также сообщавший, сколько земных поклонов правильно класть перед чтением знаменитой молитвы Святого Ефрема.

2. Потом патриарх обрушился на иконописцев, начавших использовать западноевропейские приемы живописи.

3. В новых книгах было велено печатать «Иисус», вводились греческие богослужебные обряды и песнопения по «киевским канонам».

4. По примеру восточного духовенства священники начали читать проповеди собственного сочинения, причем тон здесь задавал сам патриарх.

5. Русские рукописные и печатные книги по богослужению велели вести на просмотр в Москву. Если находили расхождения с греческими, то книги уничтожали, а взамен рассылали новые.

Священный Собор 1654 г. с участием царя и Боярской Думы одобрил все начинания Никона. Всех, кто пытался спорить, патриарх «сносил» с пути. Так, коломенский епископ Павел, возражавший на Соборе 1654 г., без соборного суда был лишен сана, люто бит, сослан. От унижений он сошел с ума и скоро умер.

Никон неистовствовал. В 1654 г. в отсутствие царя люди патриарха насильно вламывались в дома московских жителей — посадских, купцов, дворян и даже бояр. Они забирали из «красных углов» иконы «еретического письма», выкалывали образам глаза и носили изуродованные лики по улицам, читая указ, который грозил отлучением от церкви всем, кто пишет и хранит подобные иконы. «Неисправные» иконы жгли.

 

РАСКОЛ

Никон боролся с новшествами, думая, что они могут вызвать раздор в народе. Однако именно его реформы вызвали раскол, поскольку часть московского народа восприняла их как новшества, посягающие на веру. Церковь раскололась на «никонианцев» (церковная иерархия и большая часть верующих, привыкших подчиняться) и «старообрядцев».

Староверы прятали книги. Светские и духовные власти преследовали их. От гонений ревнители старой веры бежали в леса, объединялись в общины, основывали в глуши скиты. Не признавший никонианства Соловецкий монастырь находился в осаде семь лет (1668-1676), пока воевода Мещериков не взял его и не перевешал всех мятежников.

Вожди старообрядцев — протопопы Аввакум и Даниил, писали челобитные царю, но, видя, что Алексей не защищает «старину», объявили скорый приход конца света, потому что явился в Россию Антихрист. Царь и патриарх — «два рога его». Спасутся лишь мученики старой веры. Родилась проповедь «очищения огнем». Раскольники запирались в церквах целыми семьями и сжигали себя, чтобы не служить Антихристу. Старообрядчество захватило все слои населения — от крестьян до бояр.

Боярыня Морозова (Соковина) Федосия Прокопьевна (1632-1675) собирала вокруг себя раскольников, переписывалась с протопопом Аввакумом, посылала ему деньги. В 1671 г. она была арестована, но ни пытки, ни уговоры не заставили ее отказаться от своих убеждений. В том же году боярыню, закованную в железо, повезли в заточение в Боровск (этот момент запечатлен на картине В.Сурикова «Боярыня Морозова»).

Старообрядцы считали себя православными и не расходились с православной церковью ни в одном догмате веры. Поэтому патриарх звал их не еретиками, а только раскольниками.

Церковный Собор 1666-1667 гг. предал раскольников проклятию за непокорность. Ревнители же старой веры перестали признавать отлучившую их церковь. Раскол не преодолен и по сей день.

Жалел ли Никон о содеянном? Быть может. В конце своего патриаршества в беседе с Иваном Нероновым, бывшим вождем раскольников, Никон бросил: «и старые и новые книги добры; все равно, по каким хочешь, по тем и служишь…»

Но церковь уже не могла уступить непокорным мятежникам, а те уже не могли простить церковь, посягнувшую на «святую веру и старину».

 

ОПАЛА

А как сложилась судьба самого Никона?

Великий государь патриарх Никон искренне верил, что его власть выше царской. Отношения с мягким и уступчивым — но до известного предела! — Алексеем Михайловичем становились напряженными, пока, наконец, обиды и взаимные претензии не завершились ссорой. Никон удалился в Новый Иерусалим (Воскресенский монастырь), надеясь, что Алексей будет молить его вернуться. Время шло… Царь молчал. Патриарх направил ему раздраженное письмо, в котором сообщал, насколько все дурно в Московском царстве. Терпение Тишайшего царя было не безграничным, и никто не мог подчинить его своему влиянию до конца.

Рассчитывал ли патриарх, что его будут молить вернуться? Но Никон — не Иван Грозный и не государь Московский. Собор 1666-1667 гг. с участием двух восточных патриархов предал анафеме (проклятию) староверов и вместе с тем лишил Никона сана за самовольный уход с патриаршества. Никона сослали на север в Ферапонтов монастырь.

В Ферапонтовом монастыре Никон лечил больных и выслал царю список излеченных. Но вообще он скучал в северной обители, как скучают все сильные и предприимчивые люди, лишенные активного поприща. Находчивость и остроумие, которые отличали Никона в добром настроении, часто сменялись чувством обиженного раздражения. Тогда Никон уже не мог отличить настоящих обид от им же выдуманных. Ключевский рассказывал следующий случай. Царь слал бывшему патриарху теплые письма и подарки. Однажды от царских щедрот в монастырь прибыл целый обоз дорогой рыбы — осетров, лососей, севрюг и т.д. «Никон ответил упреком Алексею: зачем де не прислал яблочек, винограду в патоке и овощей?»

Здоровье Никона было подорвано. «Теперь я болен, наг и бос, — писал царю бывший патриарх. — Со всякой нужды… оцынжал, руки больны, левая не подымается, на глазах бельма от чада и дыма, из зубов кровь идет смердящая… Ноги пухнут…» Алексей Михайлович несколько раз приказывал облегчить содержание Никона. Умер царь раньше Никона и перед смертью безрезультатно просил у Никона прощения.

После смерти Алексея Михайловича (1676) гонения на Никона усилились, его перевели в Кириллов монастырь. Но потом сын Алексея Михайловича царь Федор решил смягчить участь опального и велел отвезти его в Новый Иерусалим. Никон не выдержал этой последней поездки и умер в пути 17 августа 1681 г.

 

КЛЮЧЕВСКИЙ О РЕФОРМЕ НИКОНА

«Никон не перестраивал церковного порядка в каком-либо новом духе и направлении, а только заменял одну церковную форму другой. Самую идею вселенской церкви, во имя которой предпринято было это шумное дело, он понял слишком узко, по-раскольничьи, с внешней обрядовой стороны, и не сумел ни провести в сознание русского церковного общества более широкого взгляда на вселенскую церковь, ни закрепить его каким-либо вселенским соборным постановлением и завершил все дело тем, что в лицо обругал судивших его восточных патриархов султанскими невольниками, бродягами и ворами: ревнуя о единении церкви вселенской, он расколол свою поместную. Основная струна настроения русского церковного общества, косность религиозного чувства, слишком крепко натянутая Никоном, оборвавшись, больно хлестнула и его самого, и правящую русскую иерархию, одобрившую его дело. <…> Церковная буря, поднятая Никоном, далеко не захватила всего русского церковного общества. Раскол начался среди русского духовенства, и борьба в первое время шла собственно между русской правящей иерархией и той частью церковного общества, которая была увлечена оппозицией против обрядовых новшеств Никона, веденной агитаторами из подчиненного белого и черного духовенства. <…> Подозрительное отношение к Западу распространено было во всем русском обществе и даже в руководящих кругах его, особенно легко поддававшихся западному влиянию, родная старина еще не утратила своего обаяния. Это замедляло преобразовательное движение, ослабляло энергию нововводителей. Раскол уронил авторитет старины, подняв во имя ее мятеж против церкви, а по связи с ней и против государства. Большая часть русского церковного общества теперь увидела, какие дурные чувства и наклонности может воспитывать эта старина и какими опасностями грозит слепая к ней привязанность. Руководители преобразовательного движения, еще колебавшиеся между родной стариной и Западом, теперь с облегченной совестью решительнее и смелее пошли своей дорогой».

Ключевский В.О. Курс русской истории. Лекция LV

 

ИЗ ИМЕННОГО ВЫСОЧАЙШЕГО УКАЗА НИКОЛАЯ II

«ОБ УКРЕПЛЕНИИ НАЧАЛ ВЕРОТЕРПИМОСТИ», 17 АПРЕЛЯ 1905 г.

В постоянном, по заветам Предков, общении со Святою Православною Церковью неизменно почерпая для Себя отраду и обновление сил душевных, Мы всегда имели сердечное стремление обеспечить и каждому из Наших подданных свободу верования и молитв по велениям его совести. Озабочиваясь выполнением таковых намерений, Мы в число намеченных в указе 12 минувшего Декабря преобразований включили принятие действительных мер к устранению стеснений в области религии.

Ныне, рассмотрев составленные, во исполнение сего, в Комитете Министров положения и находя их отвечающими Нашему заветному желанию укрепить начертанные в Основных Законах Империи Российской начала веротерпимости, Мы признали за благо таковые утвердить.

Признать, что отпадение от Православной веры в другое христианское исповедание или вероучение не подлежит преследованию и не должно влечь за собою каких-либо невыгодных в отношении личных или гражданских прав последствий, причем отпавшее по достижении совершеннолетия от Православия лицо признается принадлежащим к тому вероисповеданию или вероучению, которое оно для себя избрало. <…>

Разрешить христианам всех исповеданий принимаемых ими на воспитание некрещенных подкидышей и детей неизвестных родителей крестить по обрядам своей веры.  <…>

Установить в законе различие между вероучениями, объемлемыми ныне наименованием «раскол», разделив их на три группы: а) старообрядческие согласия, б) сектантство и в) последователи изуверных учений, самая принадлежность к коим наказуема в уголовном порядке.

Признать, что постановления закона, дарующие право совершения общественных богомолений и определяющие положение раскола в гражданском отношении, объемлют последователей как старообрядческих согласий, так и сектантских толков; учинение же из религиозных побуждений нарушения законов подвергает виновных в том установленной законом ответственности.

Присвоить наименование старообрядцев, взамен ныне употребляемого названия раскольников, всем последователям толков и согласий, которые приемлют основные догматы Церкви Православной, но не признают некоторых принятых ею обрядов и отправляют свое богослужение по старопечатным книгам.

Присвоить духовным лицам, избираемым общинами старообрядцев и сектантов для отправления духовных треб, наименование «настоятелей и наставников», причем лица эти, по утверждении их в должностях надлежащею правительственною властью, подлежат исключению из мещан или сельских обывателей, если они к этим состояниям принадлежали, и освобождению от призыва на действительную военную службу, и именованию, с разрешения той же гражданской власти, принятым при постриге именем, а равно допустить обозначение в выдаваемых им паспортах, в графе, указывающей род занятий, принадлежащаго им среди этого духовенства положения, без употребления, однако, православных иерархических наименований.

Разрешить тем же духовным лицам свободное отправление духовных треб как в частных и молитвенных домах, так и в иных потребных случаях, с воспрещением лишь надевать священнослужительское облачение, когда сие будет возбранено законом.

Полное собрание законов Российской империи: Собр. 3-е. T.XXV: 1905. Спб., 1908. (Цит. по старообрядческая газета Остров веры. 2005, №2)  

Источник: histrf.ru

Великая афёра патриарха Никона

Не прошло и ста лет после этого, как патриарх Никон решил стать «почётным папой римским Царства Московского» и начал титуловаться наравне с царём Алексеем Михайловичем «великим государем», реализуя описанную выше схему«главенство церкви — подчинённость государства церкви — подчинённость общества церкви и государству». И фактически никто иной, как патриарх Никон положил начало расколу, последствия которого не преодолены доныне.

Реформа патриарха никона была проведена вНикон, в миру Никита Минин (1605-1681гг.), – шестой Московский патриарх, родился в обычной крестьянской семье, к 1652 году выслужился до патриарха и где-то с этого времени начал «свои» преобразования. Причём при вступлении в свои патриаршьи обязанности заручился поддержкой царя не вмешиваться в дела Церкви. Царь и народ обязались исполнить это завещание, и оно исполнилось. Только вот народ-то на самом деле не спрашивали, мнение народа выразил царь (Алексей Михайлович Романов) и придворные бояре. А во что же вылилась пресловутая церковная реформа 1650-х – 1660-х годов знают почти все, но та версия реформ, которая преподносится в массы не отражает всей её сути.

Истинные цели реформы сокрыты от непросвещённых умов русского народа. У народа, у которого украли истинную память о его великом прошлом, истоптали всё его наследие, не остаётся ничего другого, как верить в то, что им преподносят на блюдечке. Только пора уже с этого блюдечка убирать гнилые яблоки, и раскрывать людям глаза на то, что же произошло на самом деле.

Официальная версия церковных реформ Никона не только не отражает истинных её целей, но и преподносит патриарха Никона как зачинщика и исполнителя, хотя Никон был всего лишь «пешкой» в умелых руках кукловодов, которые стояли не только за ним, но и за самим царём Алексеем Михайловичем.

И что ещё интересно, несмотря на то, что некоторые церковники хулят Никона как реформатора, изменения, которые он провёл, продолжают действовать до сих пор в той же самой церкви! Вот они двойные стандарты!

Давайте теперь посмотрим, что же это была за реформа такая.

Основные реформаторские нововведения по официальной версии историков:

• Так называемая, «книжная справа», которая заключалась в переписании богослужебных книг. В богослужебные книги было внесено множество текстовых изменений, например, слово «Исус» заменили на «Иисус».

• Двуперстное крестное знамение заменено трёхперстным.

• Отменены земные поклоны.

• Крестные ходы стали проводить в обратном направлении (не посолонь, а противосолонь, т.е. против солнца).

• Пытался ввести 4-конечный крест и на незначительный отрезок времени ему это удалось.

Что касается «книжной справы». Во время крещения Руси в конце Х в. у греков существовало два устава: Студийский и Иерусалимский. В Константинополе имел распространение сначала Студийский устав, который и перешел на Русь. Но все большее распространение в Византии стал получать и Иерусалимский устав, ставший к началу XIV в. там повсеместным. В связи с этим на протяжении трех веков незаметно изменялись там и богослужебные книги. В этом и была одна из причин разницы в богослужебной практике русских и греков. В XIV веке различие между русским и греческим церковным обрядом было уже весьма заметно, хотя русские богослужебные книги вполне соответствовали греческим книгам Х-ХI вв. Т.е. надобности в переписывании книг не было вообще! К тому же, книги Никон решил переписывать с греческих и древних харатейных русских.

А как вышло на самом деле?

Подмена при реформе Никона 5000 славянских слов в Библии! Славянские термины и слова заменили на еврейские!

Реформа патриарха никона была проведена в«Иллюстрированная полная популярная Библейская энциклопедия» архимандрита Никифора увидела свет в 1891 г. Нашёлся список из 5000 слов (населенных пунктов, имен и т.д.), что был заменён на Руси при реформе патриарха Никона. Например, слово “жизнь” заменено на имя “Ева” (Быт. 3:20).

Этот список был обнаружен в издании популярной Библейской энциклопедии. Её автор — Никифор (в миру Алексей Михайлович Бажанов 1832-95) — духовный писатель, архимандрит и настоятель Высокопетровского монастыря.

Настоящая энциклопедия призвана донести до читателя в популярной форме непонятные или малопонятные выражения (после переписывания библии Никоном!), названия географических мест, событий, имена и деяния пророков, царей, народных вождей и других исторических личностей, упоминающихся в Священном Писании.

В итоге получилось ещё «интереснее» — книги переписывались по новым греческим книгам, которые были отпечатаны в иезуитских парижских, венецианских типографиях. 

Но именно с церковной реформы патриарха Никона начинается Великая Книжная Гарь на Руси, когда в огромные костры сваливали целые подводы книг, обливали смолой и поджигали. А тех, кто сопротивлялся «книжной справе» и реформе в целом, отправляли туда же!

Инквизиция , проводимая на Руси Никоном, не жалела никого: в костры отправлялись и бояре, и крестьяне, и церковные сановники. Ну, а во времена Петра I – самозванца Великая Книжная Гарь набрала такую мощь, что на данный момент у русского народа не осталось почти ни одного оригинального документа, летописи, рукописи, книги. Пётр I с широким размахом продолжил дело Никона в стирании памяти русского народа. У сибирских старообрядцем существует предание, что при Петре I одновременно было сожжено столько старопечатных книг, что после этого из кострищ выгребли 40 пудов (что равно 655 кг!) расплавленных медных застёжек.

Реформа патриарха никона была проведена в

Во времена реформ Никона горели не только книги, но и люди. Инквизиция шагала не только по просторам Европы, и Русь, к сожалению, затронула не меньше. Жестоким гонениям и казням подвергались русские люди, совесть которых не могла согласиться с церковными нововведениями и искажениями. Многие предпочитали умереть, чем предать веру своих отцов и дедов. Веру православную, а не христианскую. Слово православный не имеет никакого отношения к церкви! Потому именно Никон и ввел этот термин и с того времени, после переписывания религиозных книг, появился этот термин. 

Старообрядческая церковь не принимает этот термин и зовется старообрядческой правоверной!

Вплоть до 16 века даже в русских христианских летописях вы не встретите термин “православие” в отношении христианской религии. По отношению к понятию «вера» применяются такие эпитеты, как “божья”, “истинная”, “христианская”, “правая” и “непорочная”. А в иностранных текстах вы и сейчас никогда не встретите это название, так как византийская христианская церковь называется – orthodox, и на русский переводится – правильное учение (в пику всем остальным “неправильным”).

Ортодоксия – (от греч. orthos – прямой, правильный и doxa – мнение), “правильная” система взглядов, фиксированная авторитетными инстанциями религиозной общины и обязательная для всех членов этой общины; правоверие, согласие с учениями, проповедуемыми церковью.

Подмена терминов образности внешней агрессивной форме понадобилась потому, что ИХ образы не срабатывали на нашей русской земле, вот и пришлось мимикрировать под уже имеющиеся привычные образы.

Изменение двуперстного крестного знамения на трёхперстное. Почему Никон решился на такое «важное» изменение обряда? Ибо даже греческие священнослужители признавали, что нигде, ни в одном источнике, не написано о крещении тремя перстами!

«…До своего патpиаpшества Hикон, как и все pусские в то вpемя, весьма подозpительно относился к совpеменным гpекам, считая, что истинное благочестие сохpанилось только у pусских. Эти воззpения он, не скpывая, часто высказывал откpыто и после пеpеселения в Москву, когда сделался аpхимандpитом. Однако, став патpиаpхом, Hикон вдpуг заявляет себя завзятым гpекофилом; пpоисходит кpутой пеpевоpот — поpицатель гpеков становится их поклонником и почитателем. А давно ли говаpивал: “Гpечане и Малые России потеpяли веpу и кpепости и добpых нpавов нет у них, покой и честь тех пpельстила, и своим нpавом pаботают, а постоянства в них не объявилося и благочестия нимало”.

Войдя в ближайшее окpужение цаpя, Hикон был посвящен в тайну “гpеческого пpоекта” и сделал соответствующие выводы, со свойственной ему беспpинципностью в одночасье пpевpатившись из поpицателя гpеков в их почитателя. Именно после этого он и ставится пpи активном содействии цаpя патpиаpхом. Так был найден и подготовлен исполнитель будущей pоковой для Пpавославия «цеpковной» pефоpмы.«Тишайший» царь Алексей Михайлович был первым из русских царей, который решился всерьез реализовать этот иллюзорный проект. Никон и царь внедряли реформу в жизнь —царю впереди в розовом свете мерещился царьградский престол, а Никону — кафедра вселенского патриарха . Точнее не мерещилось, — подобные «награды» были предложены и Никону, и царю Ватиканскими прислужниками (всё в точности с инструкцией).

Но план иезуитов, изложенный в инструкции Самозванцу, был выполнен спустя полвека. Поразительное совпадение истории никоно-алексеевской «реформы» со всеми пунктами этой инструкции еще раз свидетельствует о том, что раскол есть, прежде всего, следствие юго-западной иезуитской экспансии. И в определенном смысле никоно-алексеевскую «реформу» можно квалифицировать как удавшуюся, благодаря Никону и царю Алексею, глобальную идеологическую диверсию против самого народа.

Яркая латинская окраска никоно-алексеевских «реформ» свидетельствует о причастности к ним католицизма, точнее Ватикана (примеч. автора – если быть точнее, то Ватикан напрямую участвовал в процессе становления Романовых на престол как раз для того, чтобы их руками претворять в жизнь свои махинации). А тот факт, что богослужебные книги подвергаются латинизации и после ухода Никона, подтверждает, что не он был автором и инициатором «реформ». Подлинным инициатором «реформы» была гражданская власть, и после ухода Никона гражданская же власть настойчиво продолжает эту «реформу» и укрепляет.

Итак, русская церковная «реформа» ХVII в. была следствием политических расчетов царя Алексея наследовать со временем престол византийских императоров, и патриарх Никон, посвященный в этот план, рассчитывал, в случае успеха, стать вселенским патриархом с кафедрой в Константинополе. Для этого и нужно было, прежде всего, по мнению инициаторов этого проекта, привести к единообразию русскую и греческую богослужебную практику, равняясь на греков, в этом вся суть «реформы».

В начале «реформы», однако, царь нашел нужным спрятаться за Никона, чем и ввел многих в заблуждение своей мнимой непричастностью к церковным преобразовниям. Роль царя в деле «реформы» отчетливо выявляется после оставления Никоном патриаршей кафедры в 1658 г, Царю пришлось «рассекретиться» и поневоле взять на себя патриаршие обязаннности, которые он исполнял в течение восьми с лишним лет, пока не был выбран новый патриарх. Если бы «реформа» была делом и инициативой Никона, то после его ухода неминуем был бы возврат к старому, чего желали все, кроме царя. Однако царь Алексей продолжал всеми силами и средствами укреплять «реформу» и проводить её в жизнь, не взирая на то, что из рук вон плохое состояние церковных дел буквально вопияло о возврате к старому».

Таким образом, видим, что церковная реформа Никоном только исполнялась. А истинным заказчиком был Ватикан в лице своих верных подданных, иезуитов.

PS: Раскол в русской православной церкви не преодолен до сих пор. И это создает раскол внутри русского народа. Так , например Серафим Саровский был старообрядцем и разбойников на него натравливал батюшка Никонианин , а теперь он объявлен Святым никонианской РПЦ … 

Использованы материалы книги — церковного историка и публициста,

головщика (регента) Спасского собора Аидроникова монастыря в Москве.

Б.П. Кутузова «Тайная миссия патриарха Никона».

Используемые материалы:

• Б.П.Кутузов. «Тайная миссия патриарха Никона», изд.«Алгоритм», 2007г.

• С.Левашова, «Откровение», т.2, изд. «Митраков», 2011г.

Источник: http://cont.ws/post/123724




Источник: russkievesti.ru

  • Главная >>
  • >>
  • Церковная реформа Никона и великий раскол в XVII веке.

Вызванная многими нужными обстоятельствами, но поспешно и крайне топорно осуществленная реформа Русской Церкви в середине XVII века породила вторую по масштабам после Смутного времени национальную трагедию- великий религиозно-социальный Раскол, который по своим последствиям вышел далеко за пределы семнадцатого столетия. Религиозно-гражданский Раскол в условиях колоссального влияния церкви и религии на сознание людей в то время буквально разломил все слои и сословия русского общества буквально надвое. По подсчетам ряда историков, от 1/4 до 1/3 русского общества того времени, независимо от социально-классовой принадлежности ушло в Раскол, ушло то в глухое и скрытое, то напротив открытое и вооруженное сопротивление проведенным в стране реформам церкви и религиозным обрядам.

Как и почему возникла необходимость в реформах церкви?

Россия в то время была религиозно идеократическим государством, где православная вера и церковь объединяли все общество без остатка, не разделяя их на сословия, имущественные перегородки, политические убеждения и культурные предпочтения и вкусы. Образ Святой Руси, постулируемый церковнослужителями, со всех сторон окруженной вражескими и чуждыми религиями и вероучениями, особенно после падения главного центра православия- Константинополя в 1453 г., наполнял души русских московитов сознанием необходимости стойко держать русскую православную оборону по всем азимутам, не поддаваясь соблазнам и искушениям что-либо изменить в сложившихся религиозных обрядах.

Неудивительно, что русская церковь за долгий период обособленного существования от византийской (после Флорентийской унии, начиная в 1448 г.), прониклась множеством всевозможных обрядов, которые разобщали ее не только с греческими образцами, но и с другими православными церквями (в том числе и с киевской патриархией) в мире. А тут еще и очевидные недостатки, в русской церковной традиции богослужения, бросающиеся в глаза всем христианам, в том числе православным.

Например, службу в церкви тогда стремились сократить за счет так называемого многогласия. Суть его: одновременно священник читал молитву, чтец- псалом, дьякон послание и т.д. Читали в 3-4 и даже 5-6 голосов сразу. Так достигалась необходимая скорость службы, но конечно понять и уловить смысл читаемого, при таком одновременном многогласии было невозможно. Существовал также обычай, согласно которому каждый присутствующий на службе молился своей иконе. Причем, как часто подчеркивали современники, многие в церквях начинали браниться между собой, когда замечали, что кто-то другой перед ней молится и бьет поклоны. Распространенным было крайнее невежество и пьянство священнослужителей…Необходимость покончить с многими недостатками в церковной жизни вынуждало некоторых пастырей объединять свои усилия в борьбе с ними.

В 1636 году девять нижегородских священников во главе с протопопом Иваном Нероновым подали патриарху Иоасафу челобитную с перечислением церковных беспорядков и нестроений и способами исправить дело. Так появился своеобразный манифест будущих боголюбцев-ревнителей. Челобитчики обличали своих собратьев-священников в небрежении, невежестве и пьянстве и других пороках. В челобитной указывались такие конкретные факты, что время литургии священники, «омраченные пьянством… вскочут безобразно в церковь» и служат без соблюдения правил и устава. Заканчивается послание призывом к исправлению нестроения. «Исправи, государь, хромое, да не како до конца совратится, но да исцелеет…».

Подобные челобитные стали все чаще направлять в Москву к патриарху, в правлении нового царя Алексея Михайловича (1645-1676). При нем и возник в Москве кружок «ревнителей благочестия», как называли себя его участники. Во главе них встал духовник царя благовещенский протопоп Стефан Вонифатьев, имевший большое влияние на юного царя. В числе этого кружка были Никон, бывший тогда архимандритом, протопопы И. Неронов, Аввакум, Даниил, Логгин, Лазарь и др. Кроме священнослужителей в кружок входило также несколько представителей светской придворной знати (например, боярин Федор Ртищев). Кружок Стефана Вонифатьева занимался просветительством и развернул активную издательскую деятельность церковно-просветительских книг рассчитанных на широкую публику. Только за 40-е годы XVII века этот кружок издал 78 разных книг, что по тем временам был настоящий рекорд (Киселев Н.П.).

Но при этом ревнители не ставили перед собой задачу коренной реформы церкви, богослужения и обрядов. Для них важным было лишь чуть подновить архаичные службы, устранить недостойных священников и заменить их нравственно достойными, сохраняя при этом вековые устои благочестия. Для ревнителей было важно строго следовать церковным уставам и постановлениям Стоглавого Собора 1551 г. Но затем в деятельности кружка наметились раздоры и он распался. Причем одну из главных причин его распада стал приезд в Москву ученых киевских иеромонахов Арсения (Сатановского) и Епифания (Славинецкого). Киевляне свысока относились к московским ревнителям, критикуя их за дремучую отсталость, невежество и начетничество. Они внесли определенную смуту в кружок ревнителей.

Часть ревнителей («грекофилов»- преимущественно из столицы) считало, что российские церковные книги и обряды испорчены, и их надо править по греческим образцам, другая часть (выходцы из провинции), наоборот, признавали отечественные (Никольский Н.М.). Это часть (можно условно их назвать религиозными «националистами») с недоверием относились к иноземным ученым — грекам и киевлянам, оно считало, что падение благочестия наблюдается как раз у греков после унии 1439 г.

Воспитанный в почитании ученой греческой книжной премудрости и богослужения, царь Алексей Михайлович отдавал свое явное предпочтение русским сторонникам реформ по греческому образцу, что стало впоследствии ключевым фактором в проведение реформы Никона. Именно грекофилу Алексею Михайловичу, как считают многие авторитетные историки и богословы (Н.Ф. Каптерев, А.В. Карташев, прот. Георгий Флоровский), принадлежала идея реформа Церкви. Но патриарх Никон был ее ревностным и инициативным исполнителем, без которого эта реформа не смогла бы вероятно иметь таких судьбоносных последствий.

За решением царя и ряда русских грекофилов-ревнителей (среди них был сам Вонифатьев) привести Русскую Церковь к единению с Греческой, последовало желание сверить русские церковно-богословские книги с греческими. С этой целью в 1649 г. на православный Восток был отправлен иеромонах Арсений (Суханов). Он в итоге привез оттуда около 700 богослужебных рукописей. А сверку этих книг с русскими поручили приезжим киевским ученым- Арсению (Сатановскому) и Епифанию (Славинецкому). Киевские ученые монахи выявили в русских книгах целый ряд несоответствий с греческими образцами, причем не древними, а более поздними.

В самом кружке ревнителей произошел настоящий раскол: большая часть из них, включая и самого Вонифатьева, архимандрита Никона и других стояли за то, чтобы исправить русские книги и обряды по греческому образцу. На их стороне был царь и приезжие киевляне. Другая часть ревнителей (И. Неронов, Аввакум и другие) выступили резко против этого. Они наоборот считали, что нужно все книги править по русской старине, по древним славянским и греческим рукописям до Флорентийской унии 1439 г. Таким образом, уже в расколе и распаде (это произошло в 1652 г.) кружка ревнителей наметились корни всего последующего раскола всей церкви и общества.

К доминирующему влиянию при царском дворе грекофилов и киевлян прибавился и политический малороссийский фактор- борьба за Малороссию (Украину) против польского католического владычества. В борьбе за «киевское наследство» царя поддерживали не только киевляне, но и все восточные православные патриархи. Более того, некоторые из них подталкивали молодого Алексея Михайловича к овладению всем наследством византийских императоров. Например, Иерусалимский патриарх Паисий, который подталкивал Богдана Хмельницкого «на войну с ляхами», сопровождая первое посольство гетмана в Москву в начале 1649 г., внушал Алексею Михайловичу, что тот должен стать царем в самом Константинополе, освободив при этом всех православных от власти чужеверных турок.

Такие космические идеи наверняка тешили честолюбие царя Алексея Михайловича. Он все более проникался «православно-космополитичной» мыслью (Е. Холмогоров), что он прямой наследник римских и византийских императоров, причем не столько в сакральном, сколько именно в политическом понимании их роли. Поэтому самодержец Алексей мечтал стать настоящим правителем для всех людей греческого исповедания: от Соловков до Иерусалима, считал, ради этого и следует исправить русский обряд, разошедшийся с греческим. Если Церковь до этого ориентировалась на более древнюю русскую обрядовую традицию, то теперь российский царь полагал, что ради всеправославного объединения русским национальным уставом можно пожертвовать.

Таким образом, идея реформы шла от самого царя, но непосредственной ее реализацией занялся царский «собинный друг» — Никон, возведенный на патриарший престол в июне 1652 г., после смерти патриарха Иоасафа. Характерно что многие бывшие его кружковцы-ревнители, включая и главного его противника- Аввакума просили царя выдвинуть Никона на патриаршее место. Потом они не раз об этом пожалеют. Харизматичный и властный Никон имел устойчивое представление о превосходстве церковной власти над государственной (папацезаризм), ставил своей целью победу над светским мировоззрением, мечтал превратить Московское государство из провинции христианского мира в центр, равный бывшему Царьграду.

Никон грезил о том, как Москва, точнее построенный им Новоиерусалимский монастырь, превратится в своеобразный «русский Ватикан» — центр всего мирового православия, а русский патриарх — в первенствующего предстоятеля. Обрядовое единство с греками виделось ему как необходимое средство на пути к вселенскому признанию русской Церкви.

По-гречески обрядовые цели реформы патриарха Никона и царя совпали. Для Никона главным было в реформе унификация русских церковных обрядов с греческими, более правильными и единообразными, а для Алексея Михайловича, помимо первого варианта было еще желание воссоединить все православные народы под своей царской державой. Однако у патриарха оказались еще и другие цели, далеко не совпадающие с царскими целями, которых он намеревался достичь на посту патриарха. Он мечтал о своей лидирующей власти в государстве подобно той, что имел ранее патриарх Филарет при своем сыне- царе Михаиле. Только эту первенствующую власть патриарха над царской и государственной властью он намеревался еще, и узаконить.

Реализацию идеи примата церкви над государством Никон начал с наступления на Уложение 1649 г., ограничившего рост монастырского землевладения. Вопреки запрету Никон расширял патриаршие владения за счет царских пожертвований и приобретения новых земель. На небывалую высоту он вознес патриаршее достоинство и церемонии выхода к людям. За малейшую провинность патриарх сурово наказывал подчиненных церковнослужителей. Никон, будучи непомерно властным при нерешительном и мягком царе Алексее, часто и бесцеремонно вторгался в светские дела, чем вызывал недовольства бояр жаловавшихся на это царю. И надо сказать, что царь, находящийся под влиянием патриарха первое время сам способствовал непомерному честолюбию Никона.

Так Никону было разрешено пользоваться титулом «великий государь» наряду с царским. Точно также как ранее писалось имя патриарха Филарета. В изданном Служебнике 1655 г. встречаем: «Да даст же Господь им государя (т.е. царю Алексею Михайловичу и патриарху Никону)…желание сердец их; да возрадуются все, живущие под державой их…». А в 1654 г. отправляясь на войну с Речью Посполитой, царь и вовсе поручил управление столицей и страной патриарху, а Боярская дума слушала его как царя. Однако все это основывалось не на законе, а на личном расположении царя Алексея к Никону.

Была ли в этом только природная мягкость царя по отношению к харизматичному властному Никону? Не только. Царь Алексей, хотя сам разделял представления о самодержавном характере царской власти и готов был считать себя «самодержцем» всего «православного Востока», стремился усилить авторитет нового патриарха ввиду чрезвычайной важности предстоявших церковных нововведений. К тому же, как глубоко религиозный, Алексей Михайлович считал грехом вмешательство во внутренние дела Православной церкви. Хотя исторически цари такими полномочиями обладали. Но сам Никон, оставляя за собой право на широкое участие в политических делах, в тоже время требовал полного невмешательства светской власти в дела церковные и религиозные. Он крайне отрицательно отзывался об Уложении 1649 г., называя его «проклятой книгой».

Дело в том, что по Уложению отныне было запрещено церкви и монастырям приобретать вотчины и учреждался Монастырский приказ которому были теперь подсудны в общем порядке духовное сословие. Никон, отстаивая имущественные интересы церкви и ее иммунитет по отношению к государству, не раз просил царя Уложение «отставить», то есть отменить. Но Алексей здесь ему не уступил.

Суть реформы и начало раскола.

Сама реформа, начавшаяся в 50-е гг. XVII века, свела под запрет старорусское двоеперстное сложение крестного знамения (в 1653 г.), двукратное («сугубое») исполнение «Аллилуии», хождение крестным ходом «посолонь» и многое другое. Но столкнувшись с неприятием своих нововведений в русской церковной среде, Никон обратился за помощью к восточно-православным патриархам, как главным арбитрам. Константинопольский, антиохийский патриархи поддержали реформаторский пыл Никона, рассчитывая укрепить свои позиции в далекой России. А убежденный грекофил патриарх Никон принародно даже клялся в том, что он «телом русский, но душою грек» (Голубинский Е.Е.).

Любопытно отметить, что двуперстие, с которым яростно боролся Никон, было заимствовано русскими ранее из Византии, которая позже от него и отказалась. Поэтому русские староверы даже защищали не только старые русские обряды богослужения, но и древнегреческие, в противовес новогреческим. Однако Никоным все эти вековые и благочестивые обряды были не просто отвергнуты, но анафематствованы как «еретические». Единственно истинными признавались обряды современной греческой церкви, введенные в русскую практику им же.

Проводя реформы, Никон вложил в это свою железную волю, фанатизм и нетерпимость к инакомыслящим. Но тут столкнулся с противниками, равным себе. Протопоп Аввакум, бывший его соратник по кружку ревнителей, во многом был похожий на Никона. Аввакум был человеком несгибаемой воли, к тому страстный и неуживчивый, фанатичный и крайне нетерпимый. Свои проповеди и призывы староверы обращали к широким слоям верующих столицы, а потом и других уездов. Сторону русских ревнителей принимали многие знатные и богатые бояре, церковные иерархи, крестьяне и посадские люди. Первые опасались крайнего усиления власти царя и патриарха, ущемления своих сословных прав и привилегий. Вторые- видели в ревнителях людей, протестующих против власть имущих, от которых шло угнетение простого народа.

Силовые методы ее проведения вызвали широкое недовольство. Введение новых обрядов и богослужения по исправленным книгам многие восприняли как введение новой религиозной веры, отличной от предыдущей, «истинно православной». Возникло движение сторонников старой веры – раскол, родоначальниками которого были провинциальные ревнители благочестия– протопопы Иван Неронов, Аввакум Петров, Даниил Логгин.

Даже представители высшего общества оказались восприимчивы к проповедям знаменитых проповедников- Аввакума и Неронова. Это, во-первых боярыня Федосья Морозова и ее сестра княгиня Прасковья Урусова. Любопытно, что и никониане и староверы друг друга называли еретиками. Но при этом староверы выступали как убежденные контрреформаторы- противники реформ церкви и богослужения.

В движении староверов явно просматривалось желание «национализировать» христианскую веру. Реформы Никона, целиком поддержанные царской властью и чужеземными православными церквями, осуждались ими за то, что в качестве их образца был выбран «неистинный» греческий канон. Тот факт, что по греческому обряду, к которому стремился патриарх Никон, проводя церковную реформу, веровали и совершали богослужение, почти все православные народы Восточной и Юго-Восточной Европы включая и малороссов, вовсе не смущал староверов. Они по-прежнему считали, что только православная вера на Руси есть самая истинная, а всякая другая нет. Изоляционистский характер старообрядчества был налицо.

Отстаивание своих убеждений у староверов выразилось в неприятии и активном сопротивлении государственной власти, которая с их точки зрения стала «антихристовой». Это и вызвало жестокое преследование их властями. Раскольников начали жечь в срубах, резали им языки. Так наступило время русской инквизиции. Борьба со сторонниками старой веры шла по нарастающей. А ее открытая фаза началась после собора 1666-67 гг. Причем раскольников не спасло падение с высокого патриаршего сана самого Никона.

Опираясь на принцип «священство выше царства», Никон попытался полностью выйти из подчинения светской власти, а власть царскую принизить по отношению к церковной. Такая политика патриарха входила в полное противоречие с установкой Алексея Михайловича на формирование «божественной» и абсолютно самодержавной власти царя. К тому же уже зрелому и более самостоятельному царю надоело бесконечное самоуправство Никона и его безграничное властолюбие. Драматический разрыв царя и патриарха произошел в июле 1658 г. Никон в знак протеста самовольно удалился из Москвы в подмосковный Новоиерусалимский монастырь. Возникла любопытная ситуация, когда вплоть до 1666 г. Церковь фактически оставалась без патриарха. Формально патриархом числился непокорный Никон и его долго не могли лишь этого сана.

И только в декабре 1666 г. царю удалось при поддержке зарубежных греческих патриархов осудить Никона и лишить его высшего церковного сана. А затем Никон и вовсе был отправлен в ссылку. Крушение Никона стало важным этапом на пути утверждения более светской государственности и абсолютизма в России, практически неконтролируемого церковью.

Зато тот же собор уже в следующем 1667 г., по настоянию греческих патриархов признал истинно православными только греческие книги и все нововведенные Никоном правила богослужения, а всех старообрядцев осудил. Получается, что энергичный Никон был использован самодержавием, русскими грекофилами и иноземными православными иерархами в качестве тарана против русского староверия и церковного предания. По образному выражению А.В. Карташева греческие патриархи и русские отцы собора 1667 г. «посадили на скамью подсудимых всю русскую московскую церковную историю». Ранее униженные иноверными оккупантами- мусульманами турками греки компенсировали свое поражение тем, что победили русских у них же дома! Возможно, здесь и кроится будущая болезненная страсть российских царей, начиная с Петра, переделывать всю страну на иноземный манер.

Старообрядчество как альтернативная социальная модель российскому государству и обществу.

Собор 1667 г. стал важнейшей вехой по борьбе с расколоучителями и староверами. Собор постановил протопопа Аввакума и Никиту Добрынина (Пустосвята), попа Лазаря и диакона Федора отлучить от церкви и предать анафеме. Видных и отлученных собором раскольников сначала предали тяжелому 14-летнему заключению в земляной яме, где они даже оттуда умудрялись вести свои проповеди: устно и письменно расходившиеся по всей стране. По словам историка Н. Ускова, Аввакум и другие староверы «создали первое в русской истории настоящее подполье – разветвленную, законспирированную сеть обмена оперативной информацией и распространения своих взглядов».

При новом царе- Федоре Алексеевиче все религиозные диссиденты были казнены. 14 апреля 1681 г. знаменитый на всю страну нераскаявшейся Аввакум, вместе с Лазарем, Федором и Епифанием был сожжен. В ответ запылали по всему русскому Северу массовые костры самосожжений, в которых люди воспитанные своими проповедниками пытались очистить свою душу от злой скверны царства антихристова, которая, по мнению расколоучителей захватило ранее святую Русь. Многие из приверженцев старой веры бежали в лесные пустыни Севера, Урала, Сибири. «Вне лесов ныне царство антихристово», — говорили бежавшие. Более состоятельные и энергичные двигались даже на чужбину- в Швецию, Польшу, Пруссию, Турцию и Закавказье (Никольский Н.М.). Апофеозом сопротивления староверов станет восстание монахов на Соловецком монастыре 1668-1676 гг.

Власти еще больше усилили нажим на староверов. Всех раскольников по стране будут бить кнутом, морить голодом, лишать языка, сжигать и прочее. Указ царевны Софьи 1685 г. предписывал пытать раскольников, заставляя отречься от своих заблуждений. Если они «в том стоять упорно же, а покорении святой церкви не принесут», то «по троекратному у казни вопросу, будет не покорится, сжечь». Однако русских раскольников это никак не остановит. Они в условиях постоянных гонений властей и посланных ими военных команд создадут на необжитых и суровых окраинах государства свои альтернативные никонианской самодержавно-церковной монархии религиозные демократические общины-скиты, которые станут феноменальным протестным вызовом против слепого государственного принуждения.

Итак, что мы видим? В отличие, от западноевропейского церковного раскола XVI в., когда зародился протестантизм, русский церковный раскол происходил под знаком возвращения не к новому, а к старому -«к дедам и прадедам». Ориентация на прошлое, а не на будущее сближало Россию с Востоком, но не как не с Западом, выбравшим «разумное и справедливое будущее». В расколе проявилась отличительная черта русского массового сознания — ориентация на обычаи и сопротивление всему, что нарушает их, даже если эти нарушения не принципиальны. Старообрядцы в отходе от старины видели богоотступничество и наступление царства «Кривды» (любопытно, что суть любой реформы рассматривалась как «Кривда»).

Но нельзя и упрощать старообрядческое движение. Оно во многом носило характер демократического движения низов, против социальной несправедливости и против огосударствления русского общества. Поэтому, старообрядчество было не только традиционалистским, но и социальным вызовом против всеобщей бюрократизации и давления государства и церкви на массы. По словам Глинчиковой и Федоровой, в старообрядчестве четко прослеживалась линия на возрождение не обрядового, а сознательного и добровольного, инициативного характера веры. Согласно их выводам, срыв индивидуализации веры в ходе раскола затормозил процесс трансформации общества из патерналистского в гражданское.

Приблизительно такую же точку зрения, имеет Борис Кагарлицкий, считая, что русское старообрядчество не только оказалось во многом аналогом западноевропейской реформации, но и сближалось с его наиболее радикальными, «низовыми вариантами, которые были выдвинуты угнетенными классами Германии и Англии в ходе революционной борьбы XVI-XVII веков». Но при этом следует отметить, что в отличие от западноевропейских религиозных движений русское старообрядческое движение сформировалось хронологически очень быстро и под влиянием крайне жесткой правительственной политики. Оно фактически откололось от общегосударственной жизни, и стала своего рода оппозиционной антиреформистской альтернативой российскому государству и обществу, принявшему церковную реформу Никона-Алексея Михайловича.

Принимая во внимание, что впоследствии именно раскольники-старообрядцы породили многочисленные промышленные и торговые династии в России, в то же время укажем следующее: староверы так или иначе выступали противниками секуляризации государства и общества, противниками любого западного влияния, что в итоге делает их вольными или невольными противниками прогресса. Поэтому, утверждение Кагарлицкого о том, что в лице старообрядческого движения Россия получала бы возможность создать основы демократического буржуазного порядка, опираясь на собственные силы, а не на западные инновационные технологии, культуру и международную торговлю, выглядит спорно.

Если бы представить что старообрядцы победили бы, и государство выбрало бы их позицию, то очевидным представляется, что Россия, выбрала бы, тупиковую изоляционистскую политику и это ставило крест, на саму возможность, пусть во многом верхушечных, но, безусловно, прогрессивных, петровских реформ. Пример многих азиатских государств того времени и более позднего периода свидетельствует, что выбор в пользу Традиции, а не Модернизации, способствует лишь большему отставанию этих обществ от передовых стран, выбравших в свое время реформы ломающие традиционное общество.

Другое дело, что верхушечно-дворянская модернизация, начавшаяся с Петра, не могла удовлетворить насущные потребности самых широких слоев населения и всей страны в целом. И была более медленным и более мучительным движением в сторону модернизации всей страны и общества. В какой-то степени даже своеобразным тормозом для развития капитализма «вглубь».

А вот само непрерывное давление государства и никонианской церкви на раскольников и их общины, в какой-то мере оказалось даже положительным явлением (безусловно осуждая случаи варварских гонений) для социальной организации демократического «староверческого капитализма», с его сильными, инициативными, изобретательными предпринимателями, с развитым общинным кредитование староверов, основанных на вере и «честном купеческом слове». Лучшим вариантом для страны было бы конечно соединение модернизационных инициатив государства- «сверху», с демократическим и низовым движением русского староверческого и иного другого капитализма- «снизу». Но так, как известно, не произошло.

Важно отметить, что даже послереформенная (после реформ Никона) православная церковь почти ничем не отличалась от ее дореформенного состояния и по-прежнему была настроена враждебно к любым чужеземным (кроме единоверных православных стран) заимствованиям. Русская православная церковь, в большей степени, чем государство, сопротивляясь идущим с Запада процессам секуляризации и светского просвещения, всячески культивировала традиционную средневековую систему ценностей, что и являлось одной из главных причин торможения модернизационных процессов в России.

В то же время, усиливающееся весь XVII век давление Запада (в военно-политической, экономической и культурной сферах) на традиционную Россию послужило тем толчком, который в итоге «разбудил» от «изоляционистской спячки» российское самодержавие и оно стало проводить реформы по изменению традиционного государства, общества и мировоззрения Московской России. Россия уже тогда стояла на пороге Просвещения, и жаждала новой правды, правды мирской.

Автор: Вячеслав Бакланов.     Дата: 2016-10-09     Просмотров: 4401    

Твитнуть

Можно также почитать из рубрики:

Информация по запросу не может быть извлечена в таблице нет записей.

Источник: historick.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.