Реформа народного просвещения александра 1

В 1803 году было издано новое положение об устройстве учебных заведений, внёсшее новые принципы в систему образования:

  1. бессословность учебных заведений;
  2. бесплатность обучения на низших его ступенях;
  3. преемственность учебных программ.

Уровни системы образования:

  • университет
  • гимназия в губернском городе
  • уездные училища
  • одноклассное приходское училище.

Всей системой образования ведало Главное управление училищ. Образовано 6 учебных округов, возглавляемых попечителями. Над попечителями были учёные советы при университетах.

Основаны пять университетов: Дерптский (1802), Виленский (1803), Харьковский и Казанский (оба — 1804). Открытый в том же 1804 году Петербургский Педагогический институт был преобразован в 1819 году в университет.

1804 год — Университетский устав предоставлял университетам значительную автономию: выборность ректора и профессуры, собственный суд, невмешательство высшей администрации в дела университетов, право университетов назначать учителей в гимназии и училища своего учебного округа.


1804 год — первый цензурный устав. При университетах из профессоров и магистров были созданы цензурные комитеты, подчинявшиеся Министерству народного просвещения.

Были основаны привилегированные средние учебные заведения — лицеи: в 1811 году — Царскосельский, в 1817 году — Ришельевский в Одессе, в 1820 — Нежинский.

В 1817 году Министерство народного просвещения было преобразовано в Министерство духовных дел и народного просвещения.

В 1820 году в университеты направлена инструкция о «правильной» организации учебного процесса.

В 1821 году началась проверка выполнения инструкции 1820 года, проводившаяся очень жёстко, необъективно, что особенно наблюдалось в Казанском и Петербургском университетах.

Источник: alexandr1.panweb.com

Александр I, придя к власти, продолжил проведение в России образовательной реформы. Но она была не самоцелью, так как для ускорения темпов развития страны нужен был рост социальной активности общества. Образование было одним из способов пробудить социальную мобильность населения, но его необходимо было подкрепить и другими действиями. Правительство разработало комплекс мер, призванных преодолеть сословную закоснелость общества, мешающую ему динамично следовать за темпами экономического, промышленного и культурного развития соседних европейских стран. Открытие широкой сети учебных заведений было увязано с административными мерами по повышению образовательного уровня государственных служащих.


В 1803 г. была проведена немаловажная реформа — реформа в сфере народного образования. 24 января 1803 г. Александр утвердил новое положение об устройстве учебных заведений. Территория России была разделена на шесть учебных округов, в которых создавались четыре разряда учебных заведений: приходские, уездные, губернские училища, а также гимназии и университеты. Последние должны были представлять собой высшую ступень образования. Если до этого времени в России существовал лишь один университет — Московский, основанный в 1755 г., то теперь были восстановлены многие старые университеты и созданы новые. Хотя образование по-прежнему оставалось недоступным для значительной части населения, прежде всего крестьян, новая система образования отвечала потребностям общества в грамотных, квалифицированных специалистах.

Стройная образовательная система становилась еще тем более устойчивой, что базировалась на тех социальных привилегиях, которые приобретали выпускники средних и высших учебных заведений, а особенно те их них, которые показывали отличные успехи за время учебы. Каждый ученик гимназии имел шанс повысить свой социальный статус, получив по окончании учебного заведения определенный чин, гарантировавший ему хороший старт для начала штурма иерархической пирамиды.


обенно большое значение подобные льготы имели для выходцев из небогатого поместного дворянства, которые сразу после учебы могли получить чин выше, чем имел их родитель. Это новшество открывало дорогу для одаренных и трудолюбивых людей из непривилегированных сословий, чьи шансы на жизненный успех раньше были ничтожными. В 1809 г. по инициативе Сперанского был издан указ об обязательных экзаменах на чин, что предполагало повышение общего кругозора и развития чиновничества, а также приостанавливало былую практику получения чина за выслугу лет. Социальная мобильность была значительно стимулирована этой социально-образовательной реформой. И если раньше социальный статус личности, независимо от ее индивидуальных дарований, воспроизводил, как правило, статус его предков, то теперь умственная и жизненная энергия лучших представителей молодого поколения из разных социальных слоев была освобождена и направлена на улучшение как своего собственного социального и материального положения, так и на общественное благо.

Источник: iotvet.com

УДК 37.05

Гриневич Ирина Марияноена

Начальник научно-методическим отделом Ставропольский ИПКРО, [email protected], Ставрополь

ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ РЕФОРМА АЛЕКСАНДРА I В НОРМАТИВНО-ПРАВОВЫХ ДОКУМЕНТАХ МИНИСТЕРСТВА НАРОДНОГО ПРОСВЕЩЕНИЯ

Grinevich Irina Marijanovna

The competitor of chair The North Caucasian social institute, [email protected] Stavropol

ALEXANDER’S THE 1-ST EDUCATIONAL REFORM IN STANDARD-LEGAL DOCUMENTS OF THE MINISTRY OF NATIONAL EDUCATION


Существующие в стране на рубеже столетий учебные заведения подчинялись различным ведомствам: одни приказам общественного призрения, другие — церкви, третьи — военному ведомству. Отсюда многообразие учебных программ, методик обучения, учебников и т. п. Школы, не имея точных правил, часто вынуждены были перекраивать учебные программы, изменять порядок обучения. Одним из первых нормативных документов Александра I, регламентирующих образовательную деятельность, являлся принятый 8 сентября 1802 г. «Манифест об учреждении Министерств» [1, с. 15]. В соответствии с ним вместо существовавших ранее коллегий были созданы восемь министерств, в их числе и Министерство Народного Просвещения» [2, с. 4].

Подписанием в этот же день Указа «Об обязанностях Комиссии Училищ» было закончено формирование основных органов государственного управления образованием в России.

12 декабря 1802 г. принимается Постановление для Императорского Университета в Дерпте [3, с. 6]; 4 апреля 1803 г. — для Императорского Университета в Вильне [4, с. 39]. 25 июля 1803 г. уточняется в новой редакции «регламент Академии наук» [5. с. 90]; — 5 ноября 1804 г. одновременно подписываются Утвердительные грамоты Московского, Харьковского и Казанского университетов [6, с. 291], утверждаются их уставы [7, с. 293] и «Устав учебных заведений, подведомственных Университетам» [8, с. 331].


Целенаправленная политика государства в образовательной сфере получает поддержку со стороны отдельных дворян. В 1803 г. дворяне и купечество Харьковской губернии на создание Харьковского университета внесли

400.000 руб. [9, с. 67]. Аналогичная поддержка образования наблюдалась и в других губерниях.

В соответствии с первым указом получили юридическое закрепление шесть учебных округов: Московский, Виленский, Дерптский, Санкт-Петербургский, Харьковский и Казанский [10, с. 1788]. В соответствии со вторым -определены размеры государственного финансирования образовательной деятельности.

Предварительные правила были первыми в России законодательным актом, утверждавшим образование в такой широте, и обнимавшим собою все ступени образования, от начального до высшего. Ими была юридически закреплена однообразная и единая для всего государства система школ.

Это был переход к новой политике в области образования. Если в эпоху Екатерины II основу образовательной реформы составляло начальное образование, то в исследуемый период — высшая и средняя школы. «Университет есть высшее ученое сословие, для преподавания наук учрежденное. В нем приготовляется юношество для вступления в различные звания Государственной службы», — было записано во всех университетских уставах.

Основным нормативным актом, определяющим внутреннюю жизнь университетов, являлся Устав 1804 г. Согласно Уставу, поступающим в университеты из гимназий студентам преподавались «науки во всем пространстве, нужные для всех знаний и разных родов Государственной службы» [11, с. 331].


При каждом из создаваемых университетов предполагалось открыть учительский или педагогический институты, готовящие преподавателей для самих университетов, высших школ и гимназий, медицинский клинический институт, хирургический клинический институт, институт повивального искусства. Действительность, к сожалению, оказалась скромнее, и до конца существования старой школы не была решена проблема педагогической подготовки назначаемых на учительские должности выпускников университетов. В 1850 г. при некоторых университетах были открыты кафедры педагогики, однако уже через насколько лет они были упразднены ввиду отсутствия профессоров педагогики [12, с. 298]. При Московском университете за счет собственных средств разрешалось содержать академическую гимназию и благородный пансионат. Под покровительством университета находилось созданное по инициативе Демидова Ярославское высших наук училище.

Принятием «Устава учебных заведений, подведомственных Университетам» в стране практически было закончено создание системы нормативноправового регулирования образовательными учреждениями. Университеты получили статус самостоятельных учреждений, имеющих особое управление и обеспеченность особыми штатами содержания.

На основании «Предварительных правил Народного Просвещения» в каждом губернском городе должна быть создана одна гимназия, подведомственная университету. В каждой гимназии было 8 учителей: один пре-


подавал чистую и прикладную математику и опытную физику; другой -историю, географию и статистику; третий — философию, изящные науки и политическую экономию; четвертый — естественную историю, начальные основания наук, относящиеся к торговле и технологии; пятый обучает латинскому языку; шестой — немецкому; седьмой — французскому; восьмой -рисованию. Все учителя гимназии назначались тем университетом, в округе которого находится гимназия.

В уставе и предварительных правилах подробно регламентировался процесс преподавания, определялись права и обязанности учителей, директора, общие и частные обязанности гимназистов. Содержание гимназий возлагалось на приказы общественного призрения, с дополнением в случае потребности от казны. Местные начальники обязывались содействовать гимназиям в решении материальных проблем. От главных народных училищ гимназии отличались, прежде всего, своими учебными планами.

Создавая уездные училища, государство исходило из того, что они, во-первых, будут готовить юношество к поступлению в гимназии, и, во-вторых, дадут детям различного состояния необходимые знания и представления о промышленности. Согласно Устава 1804 г. в них преподавались Закон Божий и Священная история; Должности человека и гражданина; Российская грамматика (в тех губерниях, где употреблялся другой язык, дополнительно грамматика местного языка); Чистописание; Правописание; Правила слога; Всеобщая география и начальные правила математической географии; География Российского Государства; Всеобщая история; Российская история; Арифметика; Начальные правила геометрии; Начальные правила физики и естественной истории; Начальные правила технологии, имеющие отношение к местному положению и промышленности; Рисование.


Первичным элементом образовательной системы при Александре I являлись приходские школы, действующие при каждом приходе «или два прихода вместе, судя по численности прихожан» [13, с. 14]. Руководителями являлись приходской священник и один из почетнейших жителей; в помещичьих селениях — помещик. Контроль за обучением возлагался на смотрителя училищ соответствующего уезда, назначаемого университетом. Содержание приходских училищ осуществлялось за счет благотворительности, что приводило к очень медленному росту количества приходских школ и их закрытию из-за нехватки средств.

Устав 1807 г. подробно регламентировал деятельность приходских училищ для дворянских и ремесленнических дочерей и сельских девиц. Как в больших, так и в малых училищах обучением и воспитанием занимается одна учительница. Девицы обучались чтению, письму, счислению, нравоучению и катехизису, а также обучались «прясть на прялках на обе руки, женским работам, шитью, мытью белья, приготовлению кушанья, содержанию огородов для поваренной зелени, собиранию молочного и обхождению с домашними птицами и другими животными… Они обучаются петь духов-

ные песни и о домашних добродетелях» [14, с. 506]. Обучение детей обоего пола в одном помещении не поощрялось.


Учителя приходских училищ назначались их основателями, а общественных приходских училищ — начальниками училищ. Учителя, в случае затрат общественных средств на их подготовку обязывались проработать в должности не менее 10 лет. Учитель, проработавший на одном месте 25 лет, имел право на получение пенсии в размере половины жалования [15, с. 515].

Не ограничиваясь входящими в систему Министерства народного просвещения учебными заведениями, Устав 1804 г. распространял свою юрисдикцию и на конкурирующие с ними частные школы и пансионаты. Согласно ему, все частные пансионаты создавались с предварительного разрешения губернского директора училищ, после представления данных о содержателе, учителях и обстоятельного учебного плана, обязательной дисциплиной которого являлся русский язык. Содержатели пансионатов могли принимать к себе только учителей, знающих способ преподавания, употребляемый в гимназиях и уездных училищах, поскольку, «образ преподавания наук в пансионатах должен быть соответствовать принятым в указанных училищах». Каждый претендент на должность учителя обязывался пройти переподготовку в одной из гимназий, сдать испытания по предметам преподавания и получить свидетельство на право преподавания за подписью директора и учителей. Преподавание должно осуществляться по единым с общественными училищами учебникам. Единые с гимназиями требования действовали и в отношении наблюдения за воспитанниками. Можно предположить, что свою роль во введении строгой регламентации деятельности частных учебных заведений сыграло наблюдаемое в период царствования Александра I усиление государственного влияния на все стороны жизни общества.


В целом созданная в начале XIX в. нормативно-правовая база выгодно отличалась от предшествующих. Во-первых, гуманный характер требований устава 1804 г. свидетельствовал, что России были не чужды достижения прогрессивной педагогической мысли. Во-вторых, устав и разработанные в его развитие документы характеризовались определенностью требований и невозможностью их двоякой трактовки, как это было ранее. В-третьих, создание особого учебного управления — Министерства народного просвещения вместо прежних приказов, занятых массой других дел способствовало упорядочению управлению русской школой. Расширение сети учебных заведений облегчило возможность получения образования для представителей всех российских сословий. В стране создавалась сеть работавших по скоординированным программам общеобразовательных учебных заведений. В-четвертых, в отличие от прошлых лет были полно и четко определены права основных субъектов образовательного процесса. В-пятых, лица, посвятившиеся себя учительскому делу, были во многом приравнены к государственным служащим и получили право на пенсию. Право присваивать преподавателям ученые степени были предоставлены университетам. «Достоинство Кандидата, — писал Е. К. Шмидт, — состоит в 12 классе; .Магистровское достоинство состоит

в 9 классе, к которому принадлежат также и старшие учителя Г имназий; … Докторское достоинство, состоит в 8 классе, к которому принадлежат и Адъюнкты Университета. Младшие учителя Гимназий состоят в 10, а учителя уездных училищ в 12 классе. Студенты по окончании наук принимаются на службу 14 классом» [16, с 17].

В первые годы после принятия Устава 1804 г. государство проводило политику, направленную на строгое и точное выполнение всех его положений. В частности, в развитие идеи всесословности образования 9 декабря 1804 г. вышло положение о евреях, согласно которому их дети уравнивались в правах на образование с представителями других национальностей [35, с. 65]. 21 марта 1805 г. принятием «Плана военного воспитания» были реализованы указания императорского рескрипта от 9 октября 1803 г. «Об устройстве военных училищ», упорядовшие обучение значительной части мужского населения страны [36, с. 401]. Просматривающийся в Уставе 1804 г. курс на гуманизацию образования нашел подкрепление в циркулярах Министерства народного просвещения от 8 июля 1810 г. «О способах преподавания» и от 18 марта 1811 г. «О телесных наказаниях». Правительство обязывало учителей исполнять положения устава под страхом освобождения от занимаемых должностей и закрытия частных пансионатов. «Выдерживая таким образом борьбу со своими подчиненными, плохо подготовленными и не доросшими еще до настоящего понимания многих требований устава, реформаторски настроенное молодое правительство старалось всякими мерами и способами завоевать моральную и материальную поддержку со стороны общества», — писал по этому поводу И. Алешинцев [17, с. 40].

Уставом 1804 г. были предусмотрены меры привлечения пожертвований частных лиц на образование. На призыв Александра I к пожертвованиям в пользу гимназий крупными суммами откликнулись Демидов, харьковские, пензенские, волынские и киевские дворяне. В то же время значительная часть состоятельного дворянства не поддержало инициативу ввиду нежелания обучать своих детей в гимназиях вместе с разночинцами. Проанализировав причины нежелания дворян отдавать своих детей учиться, М. М. Сперанский предложил императору ввести экзамены на производство в чины. Соответствующий указ был издан 6 августа 1809 г. Согласно ему никто не мог быть произведен в чин коллежского асессора, не предъявив «свидетельства от одного из состоящих в Империи университетов, что он обучался в оном с успехом наукам, гражданской службы свойственным» [18, с. 53]. Данное требование заставило дворянских детей стремиться в университеты, поступление в которые было возможно только после сдачи экзаменов за полный гимназический курс. Следует отметить, еще одним препятствием к получению высшего образования являлось отсутствие в первых гимназиях необходимого для поступления в университеты латинского языка. Указанное противоречие было разрешено попечителем Санк-Петербургского учебного округа С. С. Уваровым, предложившим в 1811 г. перейти к созданию классических гимназий. Другой мерой являлось учреждение при гимназиях пансионатов для дворянских детей.

Первый такой пансион возник в 1806 г. при свободно-украинской гимназии для детей дворян Харьковского учебного округа, чьи доходы были недостаточны для оплаты за обучение в частном пансионате. В 1809 г. такой же пансионат был создан дворянами Владимирской губернии [19, с. 43].

Война 1812 г. и боязнь революции в стране превратили Александра «из нетерпеливого реформатора в самого ярого охранителя внешнего и внутреннего status guo… и на смену нетерпеливым преобразовательным порывам пришла осторожность, охранительные тенденции и подозрительность» [20, с. 60].

Изменение политики государства в области образования нашло отражение в реорганизации прежнего Министерства народного просвещения 4 октября 1817 г. в Министерства Духовных Дел и Народного Просвещения, во главе которого был поставлен А. Н. Голицын. В основу воспитания и образования были положены религиозные принципы. С 1819 г. во всех учебных заведениях страны было введено изучение догм «священного писания». Соединение веры и знания провозглашалось целью умственного развития, но под этим соединением фактически понималось полное подчинение науки религии. Либеральному настроению части общества был противопоставлен мистицизм как форма противодействия свободолюбивым мыслям.

Устав 1804 г. действовал почти четверть века. По педагогическому содержанию, по значению в области формирования отечественного просвещения многие историки относят его к школьным уставам либерального направления. Однако, как показала практика реализации его требований, многие прогрессивные педагогические идеи были нереальны в стране с крепостническим укладом. Крепостное право было самым главным препятствием на пути решения вопроса о начальном образовании народа. В частности, правительство запретило принимать в гимназии детей крепостных, затруднило поступление в гимназии и университеты детям купцов, ремесленников, мещан. Было открыто много сословных учебных заведений, куда принимались только дети дворян. Многие положения Устава 1804 г. часто или не доходили до учителей, или нарушались ими. Изначальные требования о «приучении учащихся к трудолюбию, возбуждению у них охоты к учению, о воспитании честности и благонравия, исправлении дурных наклонностей» и многие другие практически не внедрялись в школе [21, с. 9].

Библиографический список

1. Алешинцев, И. История гимназического образования в России. — СПб., 1912. — С. 15

2. Сборник постановлений по Министерству народного просвещения. — СПб., 1875. — Т. 1. — С. 4.

3. Акт постановления для Императорского Университета в Дерпте// Сборник постановлений по Министерству народного просвещения. — СПб., 1875. — Т. 1. — С. 6.

4. Акт утверждения для Императорского Университета в Вильне // Сборник постановлений по Министерству народного просвещения. — СПб., 1875 — Т. 1. — С. 39-46.

5. Регламент Академии наук // Сборник постановлений по Министерству народного просвещения. Т. 1. — СПб., 1875. — Т. 1. — С. 90.

6. Там же. — 285-291.

7. Об Уставах Московского, Харьковского и Казанского Университетов и подведомственных оным учебных заведений // Сборник постановлений по Министерству народного просвещения. Т. 1. — СПб., 1875. — С. 293-331.

8. Там же. — С. 331-367.

9. О взносе дворянством Слободо-Украинской губернии для Харьковского университета 400000 рублей // наук // Сборник постановлений Министерства народного просвещения. Т. 1. — С. 67.

10. Указом Императора Александра I октября 1824 года «О новом распределении Губерний по Учебным Округам» эти 6 округов остаются, но критерием их выделения уже выступают не университеты, а система Генерал — Губернаторского правления. — См. Сборник постановлений по Министерству Народного Просвещения. — 1875. — Т. 1. — С. 1788-1789.

11. Уставы Императорских Московского, харьковского и Казанского университетов // Сборник постановлений по Министерству Народного просвещения. -Т. 1. — С. 331.

12. Там же.

13. Там же.

14. Сборник постановлений по Министерству народного просвещения. — Т. 1. -СПб., 1875. — С. 14.

15. Сборник постановлений по Министерству народного просвещения. — Т. 1. -СПб., 1875. — С. 504.

16. Там же. — С. 507 — 515.

17. Алешинцев, И. История гимназического образования в России (XVIII и XIX век). — СПб, 1912. — С. 17.

18. Там же. — С. 40.

19. Там же. — С. 53.

20. Алешинцев, И. — С. 43-44.

21. Там же. — С. 60.

22. Школа и педагогическая мысль России первой половины XIX в. (До реформ 60-х годов) // Антология педагогической мысли России первой половины XIX в. — С. 9.

Источник: cyberleninka.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.