Плеве реформы

Заключение диссертации по теме «Отечественная история», Иванов, Андрей Евгеньевич

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Трагическая история России начала XX в. заставляет нас снова и снова задаваться вопросом: можно ли было избежать революций и тяжелых потрясений. Нельзя однозначно ответить на него. Пожалуй, вариант мирного развития страны был возможен. Однако не в период столыпинских реформ, когда был предпринят рывок, для того, что бы вытянуть страну из пропасти, в которую она катилась. Альтернатива не была в полной мере реализована перед первой революцией, в период министерства В.К.Плеве и П.Д.Святополк-Мирского.

В то время наиболее ярко обрисовывалась дилемма -реформирование государственного строя, усовершенствование управления, или революция. Заняв пост министра внутренних дел, который был одним из ключевых в выработке направления внутренней политики, В.К.Плеве взял курс на реформы. После его смерти в правительстве не оказалось сильных и авторитетных министров, способных твердой рукой управлять страной. Ставший его приемником П.Д.Святополк-Мирский, не обладал ни широтою кругозора, ни знаниями, необходимыми для человека, призванного к руководству внутренней жизнью империи.1 Программу, выработанную при Плеве, попыталось реализовать реформаторское крыло его команды: В.И.Гурко, А.В.Кривошеин, П.А.Столыпин после 1906 г.


В России государство традиционно играло роль инициатора реформ. В лице бюрократии оно проводило их в жизнь, используя в качестве инструмента жесткий авторитарный контроль. Такая модель обеспечивала саму возможность проведения реформ, вопреки сопротивлению влиятельных противников.

В конце XIX — начале XX вв. Россия встала перед выбором: либо государство проводит модернизацию (в широком смысле этого слова: промышленности, сельского хозяйства, законодательства, политики и т.д.)

1 Шипов Д.Н. Воспоминания и думы о пережитом. М.,1918. С.239. и избавляется от угрозы революции, становится современным государством с мобильной структурой экономики и весом в мире, либо консервирует существующее положение и скатывается к революции, нестабильности, архаичной экономике, и в итоге к потере влияния в мире и распаду.

Задачу модернизации страны отчетливо осознавали практически все наиболее известные и влиятельные государственные чиновники. Первым развил бурную деятельность в этом направлении С.Ю.Витте. Однако его деятельность касалась преимущественно промышленности, банков, внешней политики. Сельскому же хозяйству он не уделял должного внимания.


рвым, кто начал проводить изменения в аграрной политике, национальной, земской был В.К.Плеве. Среди их последователей можно выделить В.Н.Коковцова, П.А.Столыпина, А.И.Кривошеина и других. И в начале XX века бюрократия реформировала страну. Вместе с тем, Плеве осознавал, что для успешного проведения реформ необходимо создать единый центр, обладающий властью и авторитетом, который был бы инициатором и исполнителем реформ. Таким центром Плеве видел МВД. Именно МВД, сосредоточив в своих руках, как репрессивный аппарат, так и рычаги проведения изменений в различных сферах общественной жизни могло рассчитывать завершить реформы.

По сути дела, основные тезисы Плеве: инициация реформ только сверху, плотный контроль за их ходом, сначала успокоение, потом проведение реформ — все эти пункты разделяли реформаторы начала XX века.

У них была общая идеология — консерватизм. Они выступали за сохранение традиционных ценностей: семьи, обычаев и т.д.; источником изменений для них являлась лишь государственная воля; против идей осчастливить всех; за частную собственность как гаранта личной свободы человека и социального порядка. Вместе с тем они выступали за проведение реформ и порой за их форсирование. Плеве был в ряду этих реформаторов.

В 1902 году в обществе по-разному восприняли его назначение на пост министра внутренних дел. Умеренная часть общества, включая бюрократию, его приветствовали, поскольку считали, что только Плеве смог бы не только навести порядок в стране, но и изменить проводимую внутреннюю политику, реформировать институты власти, революционная и либерально-оппозиционная же часть общества расценила назначение Плеве как начало очередных репрессий.


Наличие программы у В.К.Плеве в его министерский период не подлежит сомнению. Мы можем реконструировать его политические взгляды, его программу по разным источникам: «Запискам», им составленным, по переписке, интервью, воспоминаниям и мемуарам современников, наконец, по тем действиям, которые Плеве предпринимал, будучи министром внутренних дел.

Вместе с тем, рассматривая политику Плеве по различным вопросам внутренней жизни страны, его программу необходимо учитывать эволюцию взглядов. Так в свой до министерский период Плеве выступал за сохранение общины, борьбу с обществом, антиеврейскими взглядами и т.д. Однако став министром внутренних дел, Плеве В.К. изменил часть своих взглядов: он уже не выступал за сохранение общины, ратовал за диалог с обществом, за отмену ограничений в отношении евреев и т.д. Налицо изменение позиции Плеве. Кстати такую же перемену претерпели взгляд и другого реформатора — С.Ю.Витте.

Вместе с тем, основной лозунг для Плеве В.К. — постепенность и преемственность в государственной политике, остался неизменным. Этот лозунг — главный в мировоззрении консерваторов.

Причины появления консервативных взглядов Плеве следует искать в периоде становления его мировоззрения. Он пришелся на бурные 18611881 годы. В этот же период произошло формирование взглядов многих его сподвижников.


Плеве был крупным деятелем, политиком, государственником, целенаправленно шел по пути реформирования проводимой внутренней политики. Он не исключал, что в перспективе государственный строй может смениться. Плеве не собирался сохранять неизменным существующую систему государственного устройства. Он предлагал реформировать различные стороны внутренней политики. Однако в 19021904 годах изменение государственного строя он считал опасным, так как это, по его мнению может вызвать массовые беспорядки. Именно Плеве первым на практике стал применять известный лозунг «сначала успокоение, потом реформы». Вместе с тем дождаться полного 1 успокоения было невозможно, поэтому параллельно с борьбой с революционным движением Плеве начал осуществлять целый ряд умеренных реформ. Материалистические и социалистические учения он считал чуждыми «русской действительности». Плеве также считал, что вопрос создания общероссийской земской организации (народного представительства) — это дело недалекого будущего. Причем, сначала он предлагал работать с «сведущими людьми», а лишь потом с «выборными представителями», поскольку проведение в неспокойной обстановке выборов, на его взгляд, было чревато новыми волнениями.

Основополагающим документом начала реформ Плеве стал манифест 26 февраля 1903 года «О предназначениях к усовершенствованию государственного порядка». Он продекларировал направления некоторых из реформ, намеченных командой, под руководством В.К.Плеве.


Изучение проблемы отношения Плеве к земскому вопросу показывает, что его программа почти не расходилась с предложенной умеренными земцами. Несмотря на то, что взгляды Плеве можно охарактеризовать как консервативные, он не выступал принципиально против народного представительства, не считал его несовместимым с государственным устройством России. По его инициативе был образован Совет по делам местного хозяйства при МВД, куда входили по преимуществу, представители земств, велась разработка реформы местного управления, главной целью которой была децентрализация власти и увеличения самостоятельности губерний. Положительно относился Плеве и к здоровым силам общества, готовым к сотрудничеству с правительством. Вместе с тем, взаимодействие между властью и обществом он понимал как приспособление общественность своих стремлений к рамкам, которые устанавливает правительство. Плеве никогда бы не пошел на поводу у общества. В тоже время, он ратовал за привлечение «местных людей» к более деятельному участию в управлении.

И хотя некоторые историки считают, что результаты административной реформы Плеве были минимальны2, для нас важен факт реформ и их направление.

Значительные изменения, при участии В.К.Плеве, претерпела, политика правительства по национальному вопросу. В Финляндии он выступал за большее единение этой окраины России с остальной империей, но с обязательным сохранением административной, языковой и культурной автономии.


объединительных мероприятий им были проведены следующие: манифест 3 февраля 1899 г., военная реформа, русский язык был введен в делопроизводство центральных административных учреждений, увеличено число школ с преподаванием русского языка, учреждена первая официальная газета на русском языке. Эти реформы, ставившие целью укрепление единства государства, а, следовательно и его могущества, были необходимы в тот период. В еврейском вопросе политика, проводимая Плеве, так же отличалась от курса его предшественника. Плеве выступал за постепенное решение еврейского вопроса, укрепление веротерпимости. Он ослабил законодательные ограничения черты оседлости и расширил ее, пытался • организовать эмиграцию евреев в Палестину. Конечно, эти меры не были радикальными реформами, но проведение их в жизнь Плеве весьма показательно.

Большое влияние оказал Плеве на изменение крестьянской политики правительства. При нем начался поворот в приоритетах экономического развития государства. Если С.Ю.Витте на сельское хозяйство "смотрел как на необходимую, но чисто служебную отрасль народного хозяйства. Земледелие, в представлении Витте . должно давать пропитание

2 Judge Е.Н. Plehve. Syracuse, N.Y., 1983. P. 179. населению, но само по себе служить источником его благосостояния не может. Именно отсюда проистекало его отрицательное отношение ко всем мерам, направленным к подъему сельского хозяйства".3 Плеве же считал, что необходимо уравнять промышленную и крестьянскую политику, устранить перегибы в выборе приоритетов развития, пересмотреть


4 ^ существующий экономический курс, приносящий земледелию вред. Выступая за развитие капитализма, он считал помещичью и крестьянскую частную собственность его базой.

Плеве предлагал реформировать деятельность Крестьянского банка для ориентации его на увеличение благосостояния крестьянства и использовании этого банка для помощи переселенцев (земельный кредит), облегчить отдельным крестьянам выход из общины на хутора и отруба, сохраняя на время общинное землевладение и способствовал отмене круговой поруки. Министр выступал за активизацию переселенческой политики и постановку ее на новые основания: поощрение государством желательных переселенцев через систему льгот, определение мест переселения и т.д. Впервые, при Плеве, переселенческая политика стала одним из инструментов разрешения аграрного перенаселения в Европейской России, а также укрепления национальных окраин за счет русских переселенцев. Плеве видел необходимость децентрализации переселенческой политики: основные ее направления утверждались бы в МВД, а наполнение производилось бы на местах. Особо надо отметить, что в отличие от предыдущего периода аграрной политики правительства, Плеве не выступал против самовольного переселения, считая это неотъемлемым правом крестьян. Воздействовать на направления переселения он предлагал только экономическими методами. Плеве рассчитывал, что переселение поможет поднять благосостояние беднейших крестьян, чем уменьшит почве для недовольства


3 Гурко В.И. Что есть и чего нет в "Воспоминаниях" гр.С.Ю.Витге. // Русская летопись. Кн.2. Париж,1922. С.72.

4 ГАРФ. Ф.543. Оп.1. Д.625. Л.2. (Плеве В.К. "О записке статс-секретаря Витте и заявлении его притязаний на большую власть"). правительством со стороны деревни. Собирался Плеве изменять приоритеты работы Дворянского банка. Важным в реализации переселенческой политики Плеве стал закон 6 июня 1904 года, которым не только облегчался порядок переселения, но и выхода из общины.

В крестьянской среде были две ценностные ориентации: общинное сознание ожидало перехода всей земли крестьянству, земельной прибавки; индивидуальное мировоззрение влекло крестьян к укреплению землепользования, опору на собственные силы.5 В начале XX века была сделана ставка на уменьшение роли общины и, в итоге, на ее ликвидацию. Это объединяет всех отечественных реформаторов начала XX века, занимавшихся крестьянским вопросом. Плеве смог перехватить инициативу по реформированию в аграрной сфере у Витте С.Ю. Благодаря этому начала функционировать Редакционная комиссия по пересмотру законоположений о крестьянах. Итоги деятельности этой комиссии и в центре, и на местах в общем-то схожи с результатами работы Особого совещания о нуждах сельскохозяйственной политики, возглавляемого Витте С.Ю., только Редакционной комиссией предлагались действия более постепенные и умеренные, чем Особым совещанием.


еменно сохраняя законодательно сословную обособленность крестьян, Редакционная комиссия предлагала сделать ставку на создание слоя середняков в деревни за счет облегчения выхода из общины, само крестьянское управление также подлежало реформированию. Конечно, во многом весьма умеренные проекты изменения крестьянского законодательства не позволяли в полной мере решить все накопившиеся противоречия в крестьянской среде, однако само направление реформ важно для характеристики Плеве и его сподвижников.

В планируемых и реализуемых шагах, осуществляемых под руководством Плеве четко видны контуры будущей столыпинской

5 Кознова И.Е. Историческая память российского крестьянства о попытках преобразования деревни в XX веке. // Менталитет и аграрное развитие России (XIX -XX вв.) Материалы международной конференции. М., 1996. С.240. реформы. Однако было и два коренных отличия. Плеве предлагал проводить крестьянскую реформу постепенно, а Столыпин форсировал ее реализацию. Второе отличие заключалось в том, что Плеве делал упор на переселение бедных, безземельных крестьян, чтобы нейтрализовать очаг назревающей революции в деревне, а Столыпин, не отказываясь от переселения бедноты, большее значение предавал переселению середняков.

Конечно Плеве не был автором всех реформ, проводившихся в разные года под его руководством. Он инициировал само начало реформ и их направление, а их наполнение обеспечивали соратники Плеве по МВД, из которых впоследствии вышли ведущие реформаторы начала XX века.


еве же обеспечивал политическое прикрытие реформам, а так же общее руководство и координацию действий. Среди плеяды соратников Плеве можно выделить реформаторское крыло: В.И.Гурко, А.В.Кривошеин, С.Е.Крыжановский, к ним же можно отнести и «протеже» Плеве -П.А.Столыпина. Другая группа сподвижников не проявила себя на стезе реформаторства, но разделяла взгляды своего шефа. К этой группе можно отнести А.А.Лопухина, Н.А.Зиновьева, В. В.Валя. Соратники же из третьей группы в последствии, либо отошли от государственной службы, либо проводили жесткую, но маловразумительную политику: А.С.Стишинский, Б.В.Штюрмер, П.Н.Дурново.

Следует также отметить, что принципиальных расхождений между взглядами В.К.Плеве и С.Ю.Витте не было. Даже эволюция их взглядов была одинаковой. Взять отношение к общине. В конце XIX века оба были за ее сохранение. В начале же XX века оба министра уже были против ее существования в неизменном виде. Кстати, Плеве, как и Витте использовал средства массовой информации для пропаганды своих взглядов, давал интервью как отечественным, так и зарубежным корреспондентам. Взгляды В.К.Плеве и Николая II по основным вопросам совпадали.

Перечень мероприятий, задуманных и постепенно осуществляемых, показывает несостоятельность утверждений о том, что Плеве проводил дворянско-крепостническую политику.6 А также тезиса о том, что «царизм решительно не хотел идти ни на какие уступки даже самой умеренной, самой осторожной . части либералов, выступавших за медленную, постепенную трансформацию русского самодержавия в буржуазное государство».7 Это была программа умеренной части реформаторов, стремившихся вывести страну из засасывавшего ее кризиса, возникшего до начала их деятельности. К этой группе относились С.Ю.Витте, В.К.Плеве, П.А.Столыпин и другие.

По словам современника Плеве, его убийство 15 июля 1904 года было «подлинно переломным моментом», террористический акт «лишил империю крупного вождя, человека слишком самонадеянного, но сильного, властного, державшего в своих руках все нити внутренней политики. С ужасным концом Плеве начался процесс быстрого распада центральной власти в империи, который чем дальше, тем больше усиливался. Все свидетельствовало об охватившей центральную власть растерянности»8.

В целом, взгляды Плеве можно охарактеризовать как умеренно-консервативные, государственнические. К нему применима фраза сказанная, одним из сподвижников министра внутренних дел по отношению к Витте: он был «в высшей степени государственником, то есть человеком, стремившимся не столько к насаждению довольствия и счастья среди граждан страны, сколько к обеспечению величия и силы государства как целого».9

Многие вопросы в программе и политике В.К.Плеве остаются малоизученными. Хочется надеяться, что историки в дальнейшем будут

6 Симонова М.С. Кризис аграрной политики самодержавия. М., 1984. С.476.

7 Шацилло К.Ф. Формирование программы земского либерализма и ее банкротство накануне первой русской революции. // Исторические записки. М.,1976. Т.97. С.94.

8 Герасимов А.В. На лезвии с террористами: Воспоминания. М., 1991. С.16.

9 Гурко В.И. Что есть и чего нет в "Воспоминаниях" гр.С.Ю.Витте. // Русская летопись. Кн.2. Париж, 1922. С.76.

Источник: www.dissercat.com

Вячеслав Константинович Плеве (1846 — 1904) — директор департамента полиции (1884), сенатор (1884 — 1894 ), государственный секретарь и главно-управляющий кодификационной частью при Государственном совете (1894), министр, статс-секретарь по делам Финляндии (1889), министр внутренних дел (1902) и шеф отдельного корпуса жандармов (1902). Проводил политику разложения революционного движения изнутри, подавления стачек и крестьянских восстаний. Убит социалистом-революционером Е.Сазоновым в С.-Петербурге.

Родился в г. Мещовске Калужской губ. Его отец К. Г. фон Плеве происходил из семьи обрусевших православных немцев и был учителем истории и географии в местной гимназии. Мать, Елизавета Михайловна, урожденная Шамаева, происходила из калужских мелкопоместных дворян. Т. о., несмотря на свое дворянское происхождение, Плеве вышел из «умственного пролетариата»  низшей части провинциальной интеллигенции. Все, чего добился Плеве, он добился сам, не имея ни титула, ни денег, ни протекции. Окончив калужскую гимназию с золотой медалью, Плеве поступил на юридический факультет Московского университета, который закончил в 1867, получив степень кандидата права. Поступив на службу в министерство юстиции, Плеве последовательно занимал должности товарища прокурора во владимирском, затем тульском окружных судах, прокурора в Вологде, товарища прокурора Варшавской судебной палаты. В 1879 был назначен прокурором Петербургской судебной палаты. Александр II обратил внимание М. Т. Лорис-Меликова на Плеве, обладавшего исключительной памятью и работоспособностью.

На посту петербургского прокурора он оказался в момент острого политического кризиса рубежа 1870—80-х, когда развернулся террор народовольцев, либеральная интеллигенция громко требовала «увенчания здания» Империи конституцией. В таких условиях от Плеве требовались уже не только многократно проявленные им на службе энергия, компетентность и работоспособность, но и надо было твердо определиться, на какой стороне находиться в развернувшейся борьбе. Без колебаний молодой юрист встал на сторону православно-монархической России. Как прокурор Плеве принимал участие в расследовании взрыва в Зимнем Дворце 5 февр. 1880, осуществленном С. Халтуриным. Тогда произошло близкое знакомство Плеве с Наследником, будущим Александром III. На Цесаревича произвели благоприятное впечатление деловитость, собранность и феноменальная память Плеве, который без всяких записей держал в уме сотни обстоятельств дела.

Сразу после цареубийства 1 марта 1881, 35-ти лет от роду, Плеве возглавил Департамент полиции МВД. В условиях жестокой политической борьбы этот пост был очень ответственным и опасным. Сам Департамент в это время переживал постоянные реорганизации и перестройки, которые проводили сменявшие друг друга в 80-е три министра. Более того, Департамент полиции до Плеве не занимался непосредственно борьбой с политической оппозицией (это было прерогативой Третьего Отделения и корпуса жандармов), а ведал поддержанием общественного порядка, содержанием тюрем, дезертирами, фальшивомонетчиками и т. п.

Но в 1880 дела и полномочия Третьего Отделения были переданы в Департамент полиции. Плеве предстояло создать из нескольких разрозненных ведомств единую структуру в разгар борьбы с революционным движением. Плеве полностью оправдал возложенные на него надежды, разгромив к 1884 народовольцев. Плеве привлек к службе в Департаменте молодых образованных специалистов, назначая на должности не по знатности или старшинству, а по способностям. Он отличался умением подбирать и расставлять кадры так, чтобы получать максимальную отдачу от каждого своего сотрудника, используя их способности и честолюбие. Плеве был прекрасным психологом, с первого взгляда определяя возможности человека, его помыслы и устремления. Не случайно именно Плеве ходатайствовал перед Александром III о прощении Л. Тихомирова. Плеве назначил на ключевой пост начальника Охранного отделения скромного подполковника Судейкина, сыгравшего большую роль в разгроме террористов. Подчиненные Плеве с восхищением говорили, что на допросах путем умелой беседы, без пыток и рукоприкладства, он «раскалывал» самых твердых и фанатичных революционеров.

Помимо борьбы с революцией Плеве занимался и обычными полицейскими мероприятиями. В 1881—84 по ряду южных городов прокатилась волна еврейских погромов. Плеве видел в актах насилия против евреев нарушение общественного порядка и беспощадно усмирял виновных. Защита евреев от погромов заняла значительную часть дел Департамента полиции.

Так, в 1881 в судах слушались 66 дел о нарушении общественного порядка, из которых 11 дел были об антиправительственных выступлениях, а 50  о покушениях на евреев и их имущество, в 1882 из 40 дел 31 было связано с погромами. Плеве, будучи человеком последовательным, в целом положительно относился к сионизму – движению за воссоединение евреев на исторической родине в Палестине, надеясь, что он сможет отвлечь евреев от участия в революционной деятельности. Уже став министром внутренних дел, несколько раз встречался с лидером сионистского движения Теодором Герцлем и обещал поддержку в пропаганде и организации отъезда на землю обетованную. Фон Плеве говорил о том, что правительство не намерено препятствовать сионистам, когда они занимаются эмиграцией в Палестину. Он обещал Т. Герцлю, что русское правительство окажет поддержку сионистам в их переговорах с турецким султаном и будет содействовать созданию сионистской организации в России. Было также обещано некоторое облегчение положения евреев в России.

Впрочем, главной заслугой Плеве был все же разгром революционного движения. За победу Плеве был удостоен многих наград. В 1884 он стал сенатором и товарищем (заместителем) министра внутренних дел. Помимо привычных для него полицейских дел Плеве теперь занимался проблемами переселений в Сибирь, вопросами преобразования местного самоуправления, руководил Особым комитетом помощи голодающим. 1 янв. 1894 начался новый этап службы Плеве  он занял должность Государственного секретаря в ранге министра. На этом посту Плеве пробыл 8 лет, занимаясь новыми вопросами. Он участвовал в работе Особого Совещания по вопросам дворянского сословия, стал статс-секретарем по делам Великого Княжества Финляндского, председательствовал или был членом еще ряда важнейших учреждений. На посту Госсекретаря Плеве проявлял те же присущие ему работоспособность, энергию, компетентность. Признанием заслуг Плеве стало то, что именно он делал юбилейный доклад на торжественном заседании Государственного Совета 7 мая 1901, посвященного 100-летию этого высшего учреждения Империи. Именно это заседание в момент выступления Плеве перед Императором Николаем II изобразил на своей картине И. Е. Репин.

2 апреля 1902 эсерами был убит министр внутренних дел Д. С. Сипягин, а уже через два дня Плеве был назначен на этот пост. Он возглавил МВД в крайне сложной внутренней обстановке. Экономический кризис 1900—03, вызвавший массовые банкротства и породивший значительную безработицу, крайне ожесточил социальные конфликты в городе. Одновременно голод 1901—03 ухудшил положение крестьян, вызвав аграрные беспорядки. По многим вузам страны прокатились студенческие беспорядки. Только что возникшая партия эсеров развернула террористическую деятельность. Действовать Плеве начал сразу. Весной и летом 1902 многие южные губернии были охвачены крестьянским волнением, а на Полтавщине дело дошло до вооруженных столкновений крестьян с войсками. Плеве немедленно отправился в Полтавскую губ. и быстро усмирил восстание. Однако сам Плеве настоял на вынесении крайне мягких приговоров бунтовщикам. В восстании на Полтавщине участвовало до 150 тыс. чел., под суд было отдано около 1 тыс., осуждено 836 чел., причем большинство получили по несколько месяцев тюрьмы, да и то были вскоре отпущены. Причина этого заключалась в том, что мятежные уезды были уже год охвачены голодом, и Плеве не считал нужным наказывать голодных озлобившихся людей. В «рабочем вопросе» Плеве также стремился, подавляя открытые выступления с помощью полиции, проводить политику сглаживания социальных конфликтов под эгидой Самодержавия. Признавая рабочее движение как реальную силу и считая многие требования рабочих справедливыми, давая прямо марксистскую оценку причинам, вызывающим забастовки, Плеве поощрял создание рабочих организаций, не выдвигающих политических требований.

В этом деле особенно отличился начальник Особого отдела Департамента полиции С. В. Зубатов, создатель целого ряда рабочих организаций, самая крупная из которых возглавлялась Гапоном. Либеральную земскую оппозицию Плеве усмирил очень простым способом, назначив административные ревизии по проверке деятельности земств. Проверки вскрыли вопиющие злоупотребления, и некоторые губернские земства (Вятское, Московское, Тверское) лишились до половины гласных (депутатов), отданных под суд за коррупцию. Интересно, что наиболее проворовавшиеся земские деятели были одновременно и самыми либеральными, во всяком случае, в своих речах. И наконец, Плеве крепко «держал» в руках большинство революционных организаций, во главе которых стояли осведомители Охранного отделения.

Особенно ценным агентом был один из основателей партии эсеров, руководитель ее боевой организации Е. Азеф. Плеве вполне было по силам нанести поражение революции, подобно тому, что он нанес в 1880-х. Однако два десятилетия спустя обстоятельства приняли иной характер. 15 июля 1904 Плеве погиб в результате взрыва бомбы, брошенной в него эсером Е. Созоновым, на мосту через Обводный канал возле Варшавского вокзала в Петербурге.Во время теракта было ранено 12 посторонних людей, находившихся поблизости. Пострадал и сам террорист. Он потерял сознание и был контужен. Приговором судебной палаты 30 ноября 1904 г. террорист был осуждён к каторжным работам без срока. В силу манифества по случаю рождения наследника, это наказание было сокращено до 14 лет. На каторге Созонов провёл около шести лет. 27 ноября 1910 г. в Зерентуйской каторжной тюрьме он покончил с собой.

Вскоре после гибели Плеве началась первая русская революция. Параллельно с ростом революционного движения активизировались монархические организации. В 1908 году под эгидой «Союза Михаила Архангела» был издан первый выпуск «Книги русской скорби», посвящённый людям, погибшим в борьбе с терроризмом. Этот выпуск открывался статьёй, посвящённой памяти императора Александра II. Во втором выпуске 1908 г. содержится35-страничный очерк о В. К. Плеве. Во всех 14 томах издания «Книги русской скорби» нет статьи, которая занимала бы больший объём, чем о бывшем министре внутренних дел. Одной из главных причин такого подробного описания было стремление наиболее полно раскрыть его взгляды. Подчеркивалась его искренняя убеждённость в божественном происхождении наследственной власти российского государя, в том, что судьба России вверена царю Божественным Промыслом. Он призывал «поработать, прежде всего, над раскрытием духовной стороны русского самодержавия, намеченной в трудах первых славянофилов, ради очищения автократического принципа и от восточных понятий, и от ереси просвещённого абсолютизма, подставляющего под понятие государства понятие о личности самодержца и заменяющего служебную роль автократического режима на благо народа». В. К. Плеве также считал, что «самодержавие совместимо с широким местным самоуправлением и гражданской свободой». Авторы очерка выделили основные направления его государственной деятельности: урегулирование рабочего законодательства, «ограждение рабочих от произвола фабрикантов»; национализация окраин; обеспечение хозяйственной самостоятельности крестьян и переселение их на казённые земли.

«Московские Ведомости» писали: «Это был в полном смысле слова государственный человек. Он, несомненно, представил бы собой крупное явление в любую эпоху нашей истории, а среди современных нам развинченных, надорванных характеров он возвышался истинным гигантом своею ясною мыслью, глубоким умом, железною волей и золотым сердцем». В газете «Русь» отмечалось: «В одном не откажут В. К. Плеве даже непримиримые враги его: он был человек долга, умственной дисциплины и упорного, огромного трудолюбия. То, что он считал незыблемо верным, то и было его решением, и он шёл к поставленной цели, не колеблясь, принимая на себя всю ответственность».

В сборнике «Памяти В. К. Плеве», вышедшем вскоре после его смерти, были приведены многочисленные соболезнования его близким, которые были присланы из более чем ста городов России. Писали председатели сельскохозяйственных обществ, земские начальники, предводители дворянства, губернаторы, друзья и знакомые, знавшие министра внутренних дел по службе и лично, люди самых разных сословий.

Телеграммы жене Плеве направили все члены императорской фамилии. Великий Князь Дмитрий Константинович писал: «Сейчас узнал о постигшем Вас тяжёлом горе. Всей душой негодую, скорблю и молюсь с Вами в столь горестном и постыдном для истинно русских людей событии».

Лучшей характеристикой Вячеслава Константиновича могут служить слова, записанные 15 июля 1904 г., в день его убийства, Государем Николаем II: «В лице доброго Плеве я потерял друга и незаменимого министра вн. д. Строго Господь посещает нас Своим гневом!».

Плеве выступал с резкой критикой готовившейся Витте крестьянской реформы, разработав её собственный план, в котором упор делался на хуторское землевладение. Проект предусматривал внеэкономические меры защиты помещичьего землевладения, включая законодательный запрет на операции Крестьянского банка по скупке помещичьих земель почти на всей территории Европейской России.

«При Плеве директором Департамента полиции был А.А. Лопухин, самый молодой из сановников, бывший прокурор судебной палаты, человек выдающихся способностей и огромной памяти. Невольно приходит на ум вопрос, могли Плеве, избравший себе в сотрудники Лопухина и Урусова, быть организатором погромов? А между тем вся революционная пресса, как в России, так и за границей, сделала из него «погромщика». Тщательный просмотр при Временном правительстве всех секретных документов Департамента полиции, Министерства внутренних дел и охранных отделений не дал ни одной бумаги, которая могла бы компрометировать старую власть в этом отношении. Наоборот, там были найдены указания на строгие кары, отрешения от должностей и даже увольнения за всякое незаконное действие исполнительных агентов в еврейском вопросе».( П.П.Заварзин.)

«По воспоминаниям графа С. Ю. Витте, бывшего политическим соперником Плеве, Плеве якобы говорил о русско-японской войне: «Нам нужна маленькая победоносная война, чтобы удержать Россию от революции». Впервые эта приписываемая Плеве фраза была опубликована в книге «Исход российской революции 1905 года и правительство Носаря», вышедшей под псевдонимом А. Морской (псевдоним В. И. фон Штейна), содержавшей критику Плеве и рекламу Витте. Современники считали эту книгу инспирированной или даже написанной самим Витте. Затем та же фраза появилась в посмертно изданных воспоминаниях графа Витте».(Википедия)

1004112-i_076

Ист. изображения: С.И. Голотик, С.В. Карпенко, Т.Ю. Красовицкая, В.В. Минаев. РОССИЯ НА РУБЕЖЕ XIX – XX вв. ВЛАСТЬ, ЭКОНОМИКА И ОБЩЕСТВО. ЖУРНАЛ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ГУМАНИТАРНОГО УНИВЕРСИТЕТА

0e5b17b22ee2

Погром в Киеве. 19 век. Гравюра

Орлов А.С., Георгиева Н.Г., Георгиев В.А. Исторический словарь. 2-е изд. М., 2012, с. 396.
Шикман А.П. Деятели отечественной истории. Биографический справочник. Москва, 1997 г.
П.П.Заварзин. Моя служба в Отдельном корпусе жандармов. В кн.: «Охранка». Воспоминания руководителей политического сыска. Тома 1, М., Новое литературное обозрение, 2004. с. 441-442.
Лебедев С.В. Происходил из семьи обрусевших православных немцев (Большая энциклопедия русского народа)

Источник: deduhova.ru

8 (20) апреля 1846 г. в городе Мещовск Калужской губернии в дворянской семье обрусевших православных немцев родился Вячеслав Константинович Плеве, статс-секретарь его императорского величества, сенатор, действительный тайный советник, государственный секретарь (1894-1902) министр внутренних дел (1902-1904).

Отец Вячеслава Константиновича, статский советник Константин Григорьевич фон Плеве, до 1851 г. работал учителем истории и географии в Мещовском уездном училище, мать, Елизавета Михайловна Шамаева, происходила из калужских мелкопоместных дворян.

С 1851 г. Вячеслав Плеве с семьёй жил в Варшаве, учился в Варшавской гимназии, затем окончил курс Калужской Николаевской гимназии с золотой медалью, а в 1867 г. после окончания юридического факультета Московского университета получил степень кандидата права.

Служебная деятельность Плеве началась в ведомстве Министерства юстиции, где он прослужил почти полтора десятилетия, пройдя путь от товарища (заместителя) прокурора провинциальных судов до прокурора Петербургской судебной палаты. Исполняя должность столичного прокурора, Плеве стал лично известен Александру II. По высочайшему повелению он докладывал императору все подробности о ходе следственного производства по делам о государственных преступлениях. Именно Александр II обратил внимание Министра внутренних дел М. Т. Лорис-Меликова на Плеве, обладавшего исключительной памятью и работоспособностью. Участие в расследовании покушения на Александра II, совершенного Степаном Халтуриным в 1880 г., позволило Плеве познакомиться с наследником-цесаревичем, который отметил профессионализм и феноменальную память молодого прокурора.

Весной 1880 г. с присвоением чина статского советника Вячеслав Константинович был утверждён в занимаемой должности прокурора Петербургской судебной палаты. С марта по 7 (19) апреля 1881 г. Плеве исполнял обязанности прокурора в Особом присутствии Правительствующего Сената «для суждения дел о государственных преступлениях и при производстве дела о злодеянии 1 марта» (убийстве императора Александра II). В апреле 1881 г. Плеве был назначен директором Департамента государственной полиции Министерства внутренних дел, а с мая 1881 г. — членом Комиссии по составлению положения о государственной охране. С первых дней руководства Департаментом государственной полиции Плеве активно включился в борьбу с террористической организацией «Народная воля». Он считал необходимым противопоставить революционному движению «подобную же духовную силу — силу религиозно-нравственного перевоспитания нашей интеллигенции». Достигнуть этого он предлагал введением «строгой общественной дисциплины во всех областях народной жизни, которые доступны контролю государства». Им, совместно с подполковником Г. П. Судейкиным, была разработана система тайной агентурной работы внутри революционных организаций. В мае 1881 г. Плеве принял участие в работе Комиссии по составлению Положения о государственной охране. В 1884 г. он стал сенатором, а через год — заместителем министра внутренних дел. Вячеслав Константинович руководил работой комиссий по пересмотру Устава о фабричной и заводской промышленности, по составлению Положения об управлении степных областей, по рассмотрению вопроса об инородцах и др., поддержал введение института земских начальников, руководил разработкой закона о переселении (1889). В 1892 г. Плеве являлся членом-делопроизводителем Особого комитета помощи голодающим.

В 1894 г. Вячеслав Константинович стал Государственным секретарём и Главноуправляющим кодификационной частью при Государственном Совете, участвовал в работе Особого совещания по делам дворянского сословия.

В августе 1899 г. Плеве был назначен статс-секретарём по делам Великого княжества Финляндского. В этой должности Вячеслав Константинович явился энергичным сторонником русификации и объединения великого княжества с империей. При его деятельном участии был составлен новый устав о воинской повинности в Финляндии, издан манифест о введении русского языка в делопроизводство Сената и административных учреждений края, усилено влияние генерал-губернатора на решение производящихся в Сенате дел.

В апреле 1902 г., после убийства Д. С. Сипягина, Плеве был назначен министром внутренних дел и шефом Корпуса жандармов. На этом посту он последовательно проводил жёсткую политику в отношении оппозиционных и революционных движений. С приходом Плеве роль МВД в определении общеполитического курса начала возрастать в ущерб влиянию министра финансов С. Ю. Витте. Плеве выступал с резкой критикой готовившейся Витте крестьянской реформы, разработав её собственный план, в котором упор делался на хуторское землевладение. Проект предусматривал внеэкономические меры защиты помещичьего землевладения, включая законодательный запрет на операции Крестьянского банка по скупке помещичьих земель почти на всей территории Европейской России. Плеве был сторонником усиления государственной власти в губерниях, инициатором разгона некоторых наиболее оппозиционно настроенных земств. В центральном ведомстве он провёл объединение всех подразделений МВД, ведавших земскими и городскими делами, в Главное управление по делам местного хозяйства. При нём были разработаны проекты реформ: губернской, крестьянского законодательства, местного самоуправления и др. В еврейском вопросе Плеве выступал за смягчение режима ограничений, в то же время решительно возражал против их полной отмены. Он также поддерживал активизацию российской экспансионистской политики на Дальнем Востоке и в Маньчжурии, считая, что военный конфликт разрядит внутриполитическую напряжённость в стране.

15 (28) июля 1904 г. в Петербурге, на Измайловском проспекте, Плеве был убит бомбой, брошенной в его карету эсером Егором Созоновым.

Лит.: Колпакиди А. И, Серяков М. Л. Щит и меч. Руководители органов государственной безопасности Московской Руси, Российской империи, Советского Союза и Российской Федерации. Энциклопедический справочник. СПб.; М., 2002; Любимов Д. Н. Памяти Вячеслава Константиновича Плеве. СПб., 1904; Овченко Ю. Ф. Полицейская реформа В. К. Плеве // Вопросы истории. 1993. № 8; Российские консерваторы. М., 1997; Чукарев А. Г. Тонкий и беспринципный деятель: (Подробности из личной и политической жизни В. К. Плеве) // Российский исторический журнал. 2003. № 2; Шикман А. П. Деятели отечественной истории. Биографический справочник. Москва, 1997; Шилов Д. Н. Государственные деятели Российской империи 1802-1917. СПб, 2001; Янжул И. И. Воспоминания о пережитом и виденном в 1864-1909 гг. СПб, 1911.

См. также в Президентской библиотеке:

Столыпин П. А. Проект (печатный) записки о разработке закона об особом законодательстве Финляндии с приложением выписки из письма С. Ю. Витте к В. К. Плеве от 14 января 1901 года [Дело] : 1908 г. (РГИА Ф. 1662. Оп. 1. Д. 102).

Булла К. К. Заседание Государственного Совета в ротонде Мариинского дворца [Изоматериал] : [фотография]. [До 1899]. 

Источник: www.prlib.ru

ПЛЕВЕ ВЯЧЕСЛАВ КОНСТАНТИНОВИЧ ФОН — российский государственный деятель, тайный советник.

Дво­ря­нин. Окон­чил юри­дический факультет Московского университета (1867 год). То­ва­рищ про­ку­ро­ра Туль­ско­го ок­руж­но­го су­да (1870-1873 годы), про­ку­рор Во­ло­год­ско­го ок­руж­но­го су­да (1874-1876 годы), то­ва­рищ про­ку­ро­ра Вар­шав­ской су­деб­ной па­ла­ты (1876- 1879), про­ку­рор Санкт-Пе­терб. су­деб­ной па­ла­ты (1879-1881 годы). В апреле 1881 года, вско­ре по­сле убий­ст­ва императора Алек­сан­д­ра II, на­зна­чен ди­рек­то­ром Де­пар­та­мен­та по­ли­ции МВД. Се­на­тор (1884-1904 годы). То­ва­рищ министр внутренних дел (1885-1894 годы), не­од­но­крат­но вре­мен­но управ­лял МВД. Председатель ко­мис­сий и со­ве­ща­ний: для пе­ре­смот­ра Ус­та­ва о фаб­рич­ной и за­во­дской промышленности (1884 год), по по­во­ду па­де­ния цен на сельскохозяйственные про­из­ве­де­ния (1888 год), по со­став­ле­нию пред­по­ло­же­ний об из­ме­не­нии Го­ро­до­во­го по­ло­же­ния (1891 год), для пе­ре­смот­ра Ус­та­ва о народном про­до­воль­ст­вии (1893 год) и других. Государственный сек­ре­тарь (1894-1902 годы). Про­вёл ре­ор­га­ни­за­цию Го­су­дар­ст­вен­ной кан­це­ля­рии и Департамента за­ко­нов Государственного со­ве­та. Ми­нистр статс-сек­ре­тарь Ве­ли­ко­го кня­же­ст­ва Фин­лянд­ско­го (1899-1904 годы). Од­но­вре­мен­но ми­нистр внутренних дел и шеф жан­дар­мов (1902-1904 годы).

Уча­ст­во­вал в раз­ра­бот­ке «По­ло­же­ния о ме­рах к ох­ра­не­нию государственного по­ряд­ка и об­щественного спо­кой­ст­вия» от 14 (26) августа 1881 года, ко­то­рое вплоть до 1917 года по­зво­ля­ло пра­ви­тель­ст­ву на­де­лять мест­ную ад­ми­ни­ст­ра­цию до­пол­нительными пол­но­мо­чия­ми для борь­бы с ре­во­люционным дви­же­ни­ем и бес­по­ряд­ка­ми. Ввёл но­вую ме­то­ди­ку ро­зы­ск­ной ра­бо­ты, в ос­но­ве ко­то­рой ле­жа­ла вер­бов­ка аген­тов в ре­во­люционной сре­де или вне­дре­ние в неё по­ли­цей­ских аген­тов. Осо­бое зна­че­ние при­да­вал под­бо­ру аген­тов «на­руж­но­го на­блю­де­ния». Сис­те­ма по­ли­цей­ских ме­ро­прия­тий Плеве к вес­не 1883 года обес­пе­чи­ла раз­гром пар­тии «На­род­ная во­ля» и сни­зи­ла на­кал ан­ти­пра­ви­тельственных вы­сту­п­ле­ний. В 1902 году про­вёл ре­фо­рму по­ли­тической по­ли­ции, в круп­ных го­ро­дах (Виль­не, Кие­ве, Одес­се, Харь­ко­ве и других) к февралю 1903 года уч­ре­дил 14 ро­зы­ск­ных от­де­ле­ний (в 1903 году пе­ре­име­но­ва­ны в ох­ран­ные от­де­ле­ния). Жё­ст­ко про­ти­во­дей­ст­во­вал ан­ти­пра­ви­тельственным вы­сту­п­ле­ни­ям (по­дав­ле­ние кре­сть­ян­ских вол­не­ний в Пол­тав­ской и Харь­ков­ской гу­бер­ни­ях в 1902 году, рас­стрел де­мон­ст­ра­ции ра­бо­чих в Зла­то­ус­те в 1903 году и так далее). При его под­держ­ке С.В. Зу­ба­тов пы­тал­ся по­ста­вить под государственный кон­троль ра­бо­чее дви­же­ние (сис­те­ма «по­ли­цей­ско­го со­циа­лиз­ма»). Плеве счи­тал не­до­пус­ти­мы­ми ус­туп­ки об­щественному дви­же­нию, в ча­ст­но­сти зем­ско­му дви­же­нию. Пре­се­кал по­пыт­ки земств вы­сту­пать с по­ли­тическими за­яв­ле­ния­ми, был ка­те­го­рическим про­тив­ни­ком про­ве­де­ния об­ще­зем­ских съез­дов, ви­дя в них фор­му объ­е­ди­не­ния ли­бе­раль­ной оп­по­зи­ции. В 1904 году Плеве осу­ще­ст­вил ре­ор­га­ни­за­цию МВД: для кон­тро­ля над зем­ст­ва­ми и городскими об­щественными управ­ле­ния­ми вза­мен Хо­зяйственного департамента уч­ре­ж­де­но Главное управ­ле­ние по де­лам ме­ст­но­го хо­зяй­ст­ва, а так­же соз­дан Со­вет по де­лам ме­ст­но­го хо­зяй­ст­ва с уча­сти­ем гу­бер­на­то­ров и на­зна­чае­мых ми­ни­ст­ром пред­ста­ви­те­лей ор­га­нов ме­ст­но­го са­мо­управ­ле­ния.

При­ори­тет­ным на­прав­ле­ни­ем внутренней по­ли­ти­ки пра­ви­тель­ст­ва счи­тал ре­ше­ние аг­рар­но­го во­про­са. Вы­дви­нул про­грам­му государственной под­держ­ки про­из­во­ди­те­лей хле­ба, ко­то­рая вклю­ча­ла соз­да­ние се­ти эле­ва­то­ров (уст­раи­ва­лись зем­ст­ва­ми, ка­зён­ны­ми и ча­ст­ны­ми же­лез­ны­ми до­ро­га­ми; первой от­крыт в 1888 году, свыше 250 эле­ва­то­ров к началу XX века), вве­де­ние государственного кон­тро­ля над железнодорожными та­ри­фа­ми (Временное по­ло­же­ние о железнодорожных та­ри­фах и об уч­ре­ж­де­ни­ях по та­риф­ным де­лам 1889 года). Со­дей­ст­во­вал про­ве­де­нию мер по под­держ­ке об­щин­но­го зем­ле­вла­де­ния (за­кон 1893 года о не­от­чу­ж­дае­мо­сти кре­сть­ян­ских на­дель­ных зе­мель). В 1902 году ак­ти­ви­зи­ро­вал ра­бо­ту Ре­дак­ци­он­ной ко­мис­сии по пе­ре­смот­ру за­ко­но­по­ло­же­ний о кре­сть­я­нах при МВД, ко­то­рую пре­вра­тил в центр под­го­тов­ки аг­рар­ной ре­фор­мы, аль­тер­на­тив­ный Осо­бо­му со­ве­ща­нию о ну­ж­дах сель­ско­хо­зяй­ст­вен­ной про­мыш­лен­но­сти (его воз­глав­лял оп­по­нент Плеве — С.Ю. Вит­те). При­влёк к об­су­ж­де­нию ре­фор­мы ме­ст­ную об­ще­ст­вен­ность (гу­берн­ские со­ве­ща­ния по пе­ре­смот­ру за­ко­но­да­тель­ст­ва о кре­сть­я­нах). Для ук­ре­п­ле­ния об­щи­ны Плеве и его со­труд­ни­ки (Вл.И. Гур­ко, А.И. Лы­ко­шин) при­зна­ли не­об­хо­ди­мым об­лег­чить вы­ход из об­щи­ны бед­ней­шим кре­сть­я­нам (при ус­ло­вии их от­ка­за от прав на свои на­де­лы, ко­то­рые ос­та­ва­лись бы в фон­де об­щин­ной зем­ли) и наи­бо­лее за­жи­точ­ным об­щин­ни­кам с их по­сле­дую­щим пе­ре­хо­дом к ху­тор­ско­му и от­руб­но­му зем­ле­вла­де­нию. Плеве счи­тал по­зе­мель­ные спо­ры при­чи­ной мн. аг­рар­ных бес­по­ряд­ков и при­да­вал важ­ное зна­че­ние раз­ра­бот­ке пра­вил об от­гра­ни­че­нии кре­сть­ян­ских на­де­лов от других форм зем­ле­вла­де­ния, а так­же о раз­вер­ста­нии че­рес­по­лос­ных уго­дий и раз­де­ле об­щих с по­ме­щи­ка­ми лу­гов и вы­го­нов.

Пер­вым пред­ло­жил ис­поль­зо­вать пе­ре­се­лен­че­ст­во в ка­че­ст­ве спо­со­ба ре­ше­ния аг­рар­но­го во­про­са (один из ав­то­ров за­ко­на о пе­ре­се­ле­нии 1889 года). Ини­циа­тор под­го­тов­ки Временных пра­вил о пе­ре­се­ле­нии 1904 года, ко­то­рые ус­та­но­ви­ли сис­те­му льгот и по­ощ­ре­ний для кре­сть­ян, пе­ре­се­ляв­ших­ся в ме­ст­но­сти, «за­се­ле­ние ко­их вы­зы­ва­ет­ся ви­да­ми пра­ви­тель­ст­ва», а так­же впер­вые раз­ре­ши­ли са­мо­воль­ные пе­ре­се­ле­ния.

Ак­тив­ный уча­ст­ник Осо­бо­го со­ве­ща­ния по де­лам дво­рян­ско­го со­сло­вия (1897-1901 годы). Вы­сту­пал за со­слов­ную кон­со­ли­да­цию дво­рян­ст­ва, а так­же про­ти­во­дей­ст­во­вал про­ек­там воз­мож­но­го по­пол­не­ния его ря­дов вы­ход­ца­ми из др. со­ци­аль­ных сло­ёв, не свя­зан­ны­ми с зем­ле­вла­де­ни­ем — ос­но­вой дво­рян­ско­го со­сло­вия. Вы­ска­зы­вал­ся за по­мощь сред­не­по­ме­ст­но­му дво­рян­ст­ву, ко­то­рое счи­тал гл. опо­рой гос. вла­сти в де­рев­не.

Со­дей­ст­во­вал кур­су финляндского генерал-гу­бер­на­то­ра Н.И. Боб­ри­ко­ва на ин­те­гра­цию Великого княжества Фин­лянд­ско­го в еди­ное им­пер­ское ад­ми­ни­ст­ра­тив­но-пра­во­вое про­стран­ст­во (ог­ра­ни­че­ние прав Сей­ма, вве­де­ние русского язяка в де­ло­про­из­вод­ст­во, при­вле­че­ние рус­ских к за­ме­ще­нию ру­ко­во- дя­щих по­стов и так далее). В кня­жест­ве этот курс был рас­це­нён как по­ли­ти­ка ру­си­фи­ка­ции. Уча­ст­во­вал в дис­кус­си­ях о российской внеш­ней по­ли­ти­ке на Даль­нем Вос­то­ке на­ка­ну­не Русско-японской вой­ны 1904-1905 годов. Ак­тив­но под­дер­жи­вал соз­да­ние Даль­не­восточ­но­го на­ме­ст­ни­че­ст­ва (1903 год) как про­ти­во­вес воз­рас­тав­ше­му влия­нию в ре­гио­не Минестерства фи­нан­сов и лич­но С.Ю. Вит­те, от­стаи­вал идею соз­да­ния выс­ше­го ор­га­на по де­лам Даль­не­го Вос­то­ка. Сто­рон­ник вой­ны с Япо­ни­ей. Вы­сту­пал за уси­ле­ние влия­ния Русской пра­во­слав­ной цер­к­ви в об­ще­ст­ве, по­кро­ви­тель­ст­во­вал раз­ви­тию кон­сер­ва­тив­но-мо­нар­хической мыс­ли. По­ло­жи­тель­но от­но­сил­ся к эмиг­ра­ции ев­ре­ев в Па­ле­сти­ну как к спо­со­бу их от­вле­че­ния от уча­стия в российских ре­во­люционных дви­же­нии. По ини­циа­ти­ве Плеве в 1903 году ев­ре­ям, с 1882 года не имев­шим пра­ва се­лить­ся в сель­ской ме­ст­но­сти, бы­ло раз­ре­ше­но про­жи­вать в 101 се­ле­нии в пре­де­лах чер­ты осед­ло­сти, ко­то­рые фак­ти­че­ски ста­ли мес­теч­ка­ми. Ли­бе­раль­но-де­мо­кра­тические кру­ги ста­ви­ли в ви­ну Плеве без­дейст­вие ад­ми­ни­стра­ции во вре­мя ки­ши­нёв­ско­го (1903 год) и других еврейских по­гро­мов.

На­гра­ж­дён ор­де­ном Святого Алек­сан­д­ра Нев­ско­го (1891 год; ал­маз­ны­ми зна­ка­ми к не­му — 1902 год) и другими наградами.

Убит в ре­зуль­та­те тер­ро­ри­стического ак­та, со­вер­шён­но­го чле­ном Бое­вой ор­га­ни­за­ции пар­тии эсе­ров Е.С. Со­зо­но­вым.

Сочинения:

Со­вре­мен­ное по­ло­же­ние пе­ре­се­лен­че­ско­го де­ла в Рос­сии: ис­то­ри­че­ский очерк. [СПб., 1903];

A Defense of Russia’s policy in Finland // American Monthly Review of Reviews. 1903. № 3.

© Большая Российская Энциклопедия (БРЭ) 

Источник: w.histrf.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.