Переселенческая реформа столыпина

Пётр Аркадьевич Столыпин и его реформы – одна из наиболее дискуссионных тем в истории России. Премьер стал символом «упущенного шанса» империи пройти мимо трагической и разрушительной революции в светлое капиталистическое завтра.

Последняя реформа в истории империи продолжалась до её падения, в то время как сам реформатор трагически погиб 5 (18) сентября 1911 года. Убийство Столыпина – повод сказать: если бы он остался жив, история пошла бы совсем иначе. Его реформы, и прежде всего аграрная, вывели бы Россию на путь модернизации без революции. Или не вывели бы?

При этом нужно учитывать, что реформа, которая носит теперь имя Столыпина, была разработана до его прихода к власти[1] и с его гибелью не закончилась. Роль Петра Аркадьевича заключалась в том, чтобы запустить процесс, который продолжался и при других руководителях. То, что эта реформа могла дать – она и дала.

Переселенческая реформа столыпина


Кого делить: общину или помещиков?

Ключевая идея преобразования – разрушить крестьянскую общину, разделить её земли. Критика общины связана прежде всего с переделами земли, нарушающими священное право частной собственности, без которого для либерала эффективное хозяйство вряд ли возможно. Община считается экономическим тормозом, из-за которого русская деревня не могла идти по пути прогресса.

Но ведь треть бывших помещичьих крестьян перешла на подворное землевладение, и там переделы были остановлены. Что же они не вырвались вперед в производительности труда? В 46 губерниях, за исключением казачьих земель, в 1905 г. на общинном праве землей владели 8,7 млн дворов с 91,2 млн десятин. Подворное владение охватывало 2,7 млн дворов с 20,5 млн десятин.

Подворное землевладение не было более экономически прогрессивным, чем общинно-передельное, там также была развита чересполосица, «поземельные отношения отличаются здесь ещё большей запутанностью, чем в общинной деревне. Переход от традиционного трёхполья к более совершенным севооборотам для подворной деревни был даже более труден, чем для общинной»[2]. К тому же община определяла сроки сева и уборки, что было необходимо в условиях малоземельной тесноты.

«Даже чересполосица, возникавшая при переделах и сильно мешавшая крестьянскому хозяйству, преследовала всё ту же цель ограждения его от разорения и сохранения в нем наличной рабочей силы. Имея участки в разных местах, крестьянин мог рассчитывать на ежегодный средний урожай. В засушливый год выручали полосы в низинах и лощинах, в дождливый – на взгорках»[3], – пишет известный исследователь общины П.Н. Зырянов.


Когда крестьяне не хотели проводить переделы, они были вольны их не делать. Община вовсе не была каким-то «крепостным правом», она действовала демократически. Переделы происходили не от хорошей жизни. Так, по мере усиления земельной тесноты в Черноземье вернулись земельные переделы, которые там почти прекратились в 1860–1870-е годы.

Говоря о роли общины в хозяйственном развитии, следует помнить, что она способствовала распространению трёхполья, причем ей «приходилось вступать в противоборство со стремлением некоторых хозяев, захваченных ажиотажем рынка, «выжать» из земли наибольшую прибыль. Ежегодное засевание всей пахотной земли, даже очень плодородной, приводило к её истощению». Также община содействовала внедрению органических удобрений, не только учитывая унавоживание почвы при переделах, но и требуя от общинников «землю удобрять назьмом». Некоторые общины с помощью земских агрономов переходили к многополью и травосеянию[4].

Реформы Столыпина были запущены в условиях революции. Историки указывают на неэкономические мотивы реформ: «К этому времени положение в деревне стало угрожающим, и в ликвидации общины правительство и помещичьи круги рассчитывали найти панацею от всех бед… Первоочередной, двуединой задачей реформы были разрушение крестьянской общины, придававшей крестьянским выступлениям определённую организованность, и создание крепкой консервативной опоры власти из зажиточных крестьян-собственников»[5].


щина казалась и громоотводом от помещичьего землевладения, на которое демократы указывали как на истинную причину отсталости аграрной сферы.

Преодолеть аграрный голод можно было, только решив две задачи: вывести из села в город и трудоустроить там лишнее население и в то же время увеличить производительность труда настолько, чтобы оставшиеся на селе работники могли обеспечивать продовольствием всё население страны. Вторая задача требовала не только социальных изменений, но и технико-культурной модернизации. Она по определению не могла совершиться быстро, и даже при условии оптимальных социальных преобразований на селе для последующего скачка производительности труда требовалось время. Во второй половине XIX в. это время у России ещё было, а в начале ХХ в. уже нет – революционный кризис надвигался быстрее.

В условиях острой нехватки земли для решения аграрной проблемы требовалась фора по времени, и её мог дать раздел помещичьих земель. Но долгосрочного решения проблемы не мог гарантировать ни он, ни переселенческая политика, для которой в реальности в России были очень небольшие возможности.


Народнический автор Н.П. Огановский, оценивая результаты раздела помещичьих земель после революции 1917 г., утверждал, что уже до неё крестьяне контролировали половину бывших помещичьих земель в виде купчей и арендованной. В результате раздела земель надел на одного едока увеличился с 1,87 до 2,26 десятины – на 0,39 десятины, а без учёта арендованной – 0,2[6]. Это означает расширение крестьянских наделов на 21 % (11 % без учета арендуемой земли) при одновременном снятии пресса арендных платежей. Это – заметное улучшение. Уровень жизни крестьян явно выигрывал от отмены арендных платежей и расширения наделов, пусть и скромного. Проблемы низкой производительности труда и нехватки земель это не снимало, но давало «передышку», которую можно было использовать для решения задач интенсификации производства. У Столыпина не было возможности получить такую передышку, так как он стоял на страже помещичьей собственности.

Известный петербургский историк Б.Н. Миронов, положительно относящийся к реформам Столыпина, считает ошибкой Временного правительства отказ от быстрого распределения помещичьих земель[7] (и с этим трудно не согласиться). Но тем более нужно признать этот отказ недостатком аграрной политики Столыпина. В его случае это была не ошибка – он просто не мог покуситься на привилегии аристократии.


Масштабы перемен

9 ноября 1906 г. был принят указ, который (формально в связи с прекращением выкупной операции) разрешал крестьянам выделять своё хозяйство из общины вместе с землёй. Указ Столыпина, подтверждённый законом 1910 г., поощрял выход из общины: «Каждый домохозяин, владеющий надельной землей на общинном праве, может во всякое время требовать укрепления за собою в собственность причитающейся ему части из означенной земли»[8].

Если крестьянин продолжал жить в деревне, его участок назывался отрубом. В случае согласия общины участки крестьянина, разбросанные по разным местам, обменивались так, чтобы отруб стал единым участком. Крестьянин мог выделиться из деревни на хутор, в удалённое место. Земля для хутора отрезалась от угодий общины, что затрудняло выпас скота и другую хозяйственную деятельность крестьянского мира. Таким образом, интересы хуторян (как правило – зажиточных) входили в конфликт с интересами остального крестьянства.

Крестьяне беспередельных общин, где переделы земли не проводились после 1861 г. (подворники), автоматически получали право на оформление земли в частную собственность.

В деревнях, где крестьяне прежде уже прекратили переделы земли, почти ничего нового не произошло, а в селениях, где община была сильна и экономически оправданна, возникали конфликты между общинниками и выделившимися из общины крестьянами, на стороне которых выступали власти. Эта борьба отвлекла крестьян от действий против помещиков.


Постепенно (уже после смерти Столыпина) реформа вошла в более спокойное русло. Если до реформы 2,8 млн дворов уже жило вне передельной общины, то в 1914 г. это число выросло до 5,5 млн (44% крестьян). Всего из общины вышло 1,9 млн домохозяев (22,1% общинников) с площадью почти в 14 млн десятин (14% общинной земли)[9]. Еще 469 тыс. членов беспередельных общин получили акты на свои наделы[10]. Было подано 2,7 млн заявлений на выход[11], но 256 тыс. крестьян забрали свои заявления[12]. Таким образом 27,2% из тех, кто заявил о желании укрепить землю, не успели или не смогли этого сделать к 1 мая 1915 г.[13] То есть даже в перспективе показатели могли увеличиться разве что на треть. Пик подач заявлений (650 тыс.) и выхода из общины (579 тыс.) приходится на 1909 г.[14]

Из общины не стали выходить и 87,4% хозяев беспередельных общин[15]. И это не удивительно. Сам по себе выход из общины, даже беспередельной, создавал для крестьян дополнительные трудности без очевидного немедленного выигрыша. Как пишет А.П. Корелин, «дело в том, что само по себе укрепление земли в личную собственность в хозяйственном плане не давало «выделенцам» никаких преимуществ, ставя общину зачастую в тупиковую ситуацию… Производство единоличных выделов вносило полное расстройство в земельные отношения обществ и не давало каких-либо преимуществ выходившим из общины, за исключением, может быть, желавших продать укрепленную землю»[16]. Хозяева теперь мешали друг другу в работе из-за чересполосицы, возникали всё большие проблемы с выпасом скота, и приходилось больше тратиться на фураж.


Преимущества должны были возникнуть при выделении на хутора и отруба, но этот процесс землеустройства в условиях малоземелья был очень сложен и куда более скромен по масштабам. Пик заявлений о землеустройстве приходится на 1912–1914 гг., всего было подано 6,174 млн заявлений и землеустроено 2,376 млн хозяйств[17]. На надельных землях создали 300 тыс. хуторов и 1,3 млн отрубов, которые занимали 11% надельных земель, а вместе с укрепившими землю подворниками – 28%[18].

Землеустроительный процесс мог продолжаться и дальше. К 1916 г. была закончена подготовка землеустроительных дел для 3,8 млн домохозяйств площадью 34,3 млн десятин[19]. Но возможности улучшать положение крестьян даже с помощью такого межевания в условиях земельной тесноты оставались незначительными.

«Можно предположить, что, освободившись от предпринимательских и пролетарских слоёв, община несколько даже стабилизировалась». Она сохранилась в качестве «института социальной защиты» и сумела «обеспечить в определённой мере хозяйственный и агрикультурный прогресс»[20], – заключили известные исследователи реформ Столыпина А.П. Корелин и К.Ф. Шацилло. Более того, «немецкий профессор Аухаген, посетивший в 1911–1913 гг. ряд российских губерний в целях выяснения хода реформы, будучи её приверженцем, все же отмечал, что община не является врагом прогресса, что она вовсе не противится применению усовершенствованных орудий и машин, лучших семян, введению рациональных способов обработки полей и т.д. К тому же в общинах к улучшению своего хозяйства приступают не отдельные, особенно развитые и предприимчивые крестьяне, а целиком вся община»[21].


«Накануне Первой мировой войны, когда в крестьянский обиход стали входить жатки, многие общества оказались перед вопросом: либо машины, либо прежняя мелкополосица, допускавшая только серп. Правительство, как мы знаем, предлагало крестьянам устранить чересполосицу путем выхода на хутора и отруба. Однако ещё до столыпинской аграрной реформы крестьянство выдвинуло свой план смягчения чересполосицы при сохранении общинного землевладения. Переход на «широкие полосы», начавшийся в первые годы ХХ в., продолжился и позднее»[22], – пишет П.Н. Зырянов.

Администрация оказывала противодействие этой работе, так как она противоречила принципам столыпинской реформы, решая проблему чересполосицы иначе и часто более эффективно – ведь «укреплённые» наделы мешали укрупнению, и власти запрещали его, даже когда сами хозяева наделов не возражали. «В приведённых случаях мы видим столыпинскую аграрную реформу с малоизвестной до сих пор стороны, – суммирует П.Н.


рянов. – Считалось, что эта реформа, несмотря на свою узость и, несомненно, насильственный характер, всё же несла с собой агротехнический прогресс. Оказывается, что насаждался только тот прогресс, который предписывался в законах, циркулярах и инструкциях. Насаждался сверху, не очень считаясь с обстоятельствами (например, с тем, что не все малоземельные крестьяне готовы выйти на отруба, потому что это усиливало их зависимость от капризов погоды). А тот прогресс, который шёл снизу, от самого крестьянства, чаще всего без колебаний пресекался, если он так или иначе затрагивал реформу»[23].

Не случайно на Всероссийском сельскохозяйственном съезде 1913 г., собравшем агрономов, большинство остро критиковало реформу, например, так: «Землеустроительный закон выдвинут во имя агрономического прогресса, а на каждом шагу парализуются усилия, направленные к его достижению»[24]. Земства в большинстве своём вскоре также отказали в поддержке реформе. Они предпочитали поддерживать кооперативы, основанные не на частной собственности, а на коллективной ответственности – как общины.

Чтобы уменьшить остроту «земельного голода», Столыпин проводил политику освоения азиатских земель. Переселенчество происходило и раньше – в 1885–1905 гг. за Урал переселилось 1,5 млн человек. В 1906–1914 гг. – 3,5 миллиона. 1 млн вернулся, «пополнив, видимо, пауперизированные слои города и деревни»[25]. При этом и часть оставшихся в Сибири не смогла наладить хозяйство, но просто стала здесь жить. Переселение в Среднюю Азию было связано с большими трудностями из-за климата и сопротивления местного населения.


«Переселенческий поток направлялся почти исключительно в сравнительно узкую полосу земледельческой Сибири. Здесь свободный запас земель скоро оказался исчерпанным. Оставалось или втискивать новых переселенцев на занятые уже места и заменять один перенаселённый район другим, или перестать смотреть на переселение как на средство облегчения земельной нужды во внутренних районах России»[26].

Последствия

Результаты аграрной реформы Столыпина оказались противоречивыми. Прирост сборов основных сельскохозяйственных культур в годы реформ снизился, еще хуже ситуация была в скотоводстве[27]. Это неудивительно, учитывая раздел общинных угодий. «В экономическом плане выдел хуторян и отрубников часто был связан с нарушением привычных севооборотов и всего сельскохозяйственного цикла работ, что крайне отрицательно сказывалось на хозяйстве общинников»[28]. При этом, благодаря поддержке чиновников, выделяющиеся могли получить лучшие земли. Крестьяне протестовали против «закрепощения земли в собственность», на что власти могли ответить арестами[29].

Протесты вызывали и спровоцированные реформой действия горожан, потерявших связь с деревней, а теперь возвращавшиеся, чтобы выделить и продать надел. Община и раньше не могла остановить крестьянина, решившего уйти в город. Но она и сохраняла землю за теми, кто решил остаться на селе и обрабатывать её дальше. И в этом отношении столыпинская реформа внесла очень неприятное для крестьян нововведение. Теперь бывший крестьянин мог эту землю продать. Уже потерявшие связь с землёй бывшие крестьяне возвращались на время, чтобы «укрепить» (один корень с крепостничеством), отрезать от крестьян часть земли. Более того, возможность продать свою часть бывшей крестьянской земли и получить таким образом «подъёмные» привела к тому, что столыпинская реформа усилила приток населения в города – явно к тому не готовые. Деньги, вырученные от продажи надела, быстро кончались, и в городах нарастала маргинальная, разочарованная масса бывших крестьян, не нашедших себе места в новой жизни.

Оборотная сторона столыпинской аграрной политики и её результативности – голод 1911–1912 годов. Крестьяне в Российской империи периодически голодали и раньше. Столыпинская реформа не переломила ситуацию.

Усилилось расслоение крестьянства. Но Столыпин ошибся в своих надеждах на то, что зажиточные слои станут союзниками помещиков и самодержавия. Даже сторонник реформ Столыпина Л.Н. Литошенко признавал: «С точки зрения социального мира разрушение общины и обезземеление значительной части её членов не могло уравновесить и успокоить крестьянскую среду. Политическая ставка на «крепкого мужика» была опасной игрой»[30].

В 1909 г. в России начался экономический подъём. По темпам роста производства Россия вышла на первое место в мире. Выплавка чугуна в 1909–1913 гг. увеличилась в мире на 32%, а в России — на 64%. Капиталы в России выросли на 2 млрд руб. Но в столыпинской ли реформе дело? Государство размещало на заводах крупные военные заказы — после Русско-японской войны Россия более тщательно готовилась к новым международным конфликтам. Предвоенная гонка вооружений способствовала ускоренному росту тяжёлой промышленности. Опережающие темпы роста определялись тем, что Россия проходила фазу промышленной модернизации, располагала дешёвой рабочей силой, что было оборотной стороной крестьянской бедности. Предвоенный рост длился не дольше, чем обычный экономический цикл подъёма, и нет никаких доказательств, что такой «столыпинский цикл» мог длиться много дольше, чем обычно, и не завершился бы очередным спадом.

В общем, результат реформ Столыпина, как бы к ним ни относиться, весьма скромен. Разрушить общину не удалось. Воздействие на производительность сельскохозяйственного производства оказалось противоречивым. Во всяком случае, системного выхода из аграрного кризиса реформа не дала и при этом несколько усилила социальную напряжённость в городах.

Реформа такого масштаба и направления не могла всерьёз изменить траекторию, которая вела империю к революции. Но сама эта революция могла осуществиться очень по-разному. Однако тут уж дело не в столыпинской реформе, а в мировой войне.

 

Читайте также:

Иван Зацарин. Две разные экспансии. К 390-летию продажи индейцами Манхэттена

Виктор Мараховский. Царь — не настоящий. Почему Ивану Грозному не везёт в кино

Дмитрий Михайличенко. Башкиры: жизнь в движении. Часть 2: свыкнуться с Россией и сражаться за неё

Иван Зацарин. Как нам вешали железный занавес. К 67-летию ФРГ

Игорь Пыхалов, Дмитрий Пучков. Великая оболганная война, или Была ли обезглавлена Красная армия

Клим Жуков, Дмитрий Пучков. О «чёрной археологии»

Иван Зацарин. К кому идут русские. К 67-летию самоубийства министра обороны США

Борис Юлин. Государство и Гражданская война. Зачем большевики разогнали Учредительное собрание

Иван Зацарин. Гражданская война не из-за рабов. К 160-летию погрома в Лоуренсе

Дмитрий Михайличенко. Башкиры: жизнь в движении. Часть 1: прийти к России

Андрей Смирнов. Дворцовые интриги и перевороты XVII-XVIII веков: что об этом пишут в учебниках

Иван Зацарин. Почему Илон Маск не Королёв. К 13-летию «частного космоса»

Евгения Галимзянова. Предреволюционная Россия Николая II и Столыпина: об устойчивости и упрощённости исторических евростандартов

Источник: histrf.ru

Переселенческая политика царизма

Подготовка переселения русских и украинских крестьян в Казахстан. Завершение завоевания Казахстана совпало с буржуазными реформами в России середины XIX в. Отмена крепостного права не разрешила аграрного вопроса. Крестьянские волнения продолжались. В этих условиях правительство приняло ряд мер по отвлечению крестьян от революционного движения. Одна из них — активизация переселенческой политики. Переселение крестьянства на восточные окраины не только разрешало земельный голод в центральных губерниях России, но и создавало в их лице опору правительства на новом месте. Поэтому царское правительство в середине 60-х годов XIX в. перешло от военно-казачьей колонизации к массовой. На местах подготавливались меры по колонизации казахской степи и заселению ее русскими крестьянами. По инициативе военного губернатора Семиреченской области Колпаковского в 1868 г. были разработаны «Временные правила о крестьянских переселениях в Семиречье», действовавшие до 1883г. По «Временным правилам» переселенцам определялся ряд льгот: наделение землей в размере 30 десятин на душу (мужскую), освобождение от налогов и всякого рода повинностей сроком на 15 лет, выдача ссуды до 100 рублей.
В 1883 г. в связи с переходом Семиреченской области в состав Степного генерал-губернаторства местная администрация разработала «Правила о поземельном устройстве оседлого населения области». Новые правила несколько урезали привилегии переселенцев. Земельный надел уже определялся в 10 десятин на мужскую душу, от налогов освобождались только на три года, а в последующее трехлетие вносили их в половинном размере.
В 1886 г. было разработано «Положение об управлении Туркестанским генералом-губернаторством». По этому документу устанавливался размер надела в 10 десятин на мужскую душу, переселенцы освобождались от налогов и повинностей на пять лет, а в течение последующего пятилетия выплачивали их в половинном размере.
Специальное положение «О добровольном переселении сельских обывателей и мещан на казенные земли и о порядке причисления лиц, означенных сословий, переселившихся в прежнее время» от 13 июля 1889 г. допускало переселение только с предварительного разрешения министров внутренних дел и государственных имуществ. Размеры надела определялись местными властями.
Переселенческое движение в конце XIX в. Одним из проводников аграрной политики самодержавия в жизнь был Комитет Сибирской железной дороги. Транссибирская железнодорожная магистраль, строительство которой началось в 1891 г. должна была проходить по Северному Казахстану. «Особый комитет Сибирской железной дороги» в трех уездах Акмолинской области отводят 2 241 503 десятин земли для переселения 160 тыс. крестьян.
С середины 90-х годов XIX в. началось интенсивное переселение в Сибирь и Казахстан. Для выявления излишков земли и зачисления ее в «переселенческий фонд» была организована специальная экспедиция, руководимая известным исследователем Казахстана Ф. Щербиной. В 1896-1902 гг. были изучены 12 уездов Тургайской, Акмолинской, Семипалатинской областей. На основе собранных материалов половина всей земли у казахского населения изымалась.
После отмены крепостного права в Казахскую степь и Сибирь началось стихийное переселенческое движение из центральных губерний. Крестьянская колонизация охватила почти все области Казахстана, образовались тысячи русских селений. Так, поданным переписи 1897 г. в Акмолинской области русское население составляло уже 33 процента. В 90-х годах в Северном Казахстане обнаружился «недостаток» земель под переселенческие участки. Для обеспечения прибывших крестьян правительство создавало «переселенческий земельный фонд». Для его создания у местного населения отнимались большие земельные массивы, удобные для земледелия.
После завоевания Южного Казахстана Россией крестьяне переселились и в южные районы Казахстана. К 1882 г. было переселено около 14 тыс. крестьян, образовано 5 уездов и около 80 населенных пунктов.
Крестьянская колонизация охватила также Сырдарьинскую область, главным образом Чимкентский, Ташкентский и Аулие Атинский уезды. В конце XIX в. в области образовалось около 40 новых поселков, где проживало 2,5 тыс. семей. Голод 1891 г. в России вызвал особенно большой приток переселенцев в Казахстан. Масштабы переселения были столь велики, что царское правительство вынуждено было его ограничить.
В результате переселенческой политики царизма основные плодородные земли были переданы русским крестьянам, а казахи согнаны в безводные, малопригодные земли. Изменялось демографическое лицо Казахстана. Согласно данным всеобщей переписи 1897 г. удельный вес казахов сократился в Казахстане до 87,1% . Из проживавших 4 471,8 тыс. казахи составляли 3 399,5, русские и украинцы — 532,7, татары — 55,4, узбеки — 73,5 тысячи, уйгуры — 56 тыс. Переселенцы были заселены в основном на стратегических пунктах и вооружены огнестрельным оружием. Таким образом, они служили военно-агрессивной внешней и военно-феодальной внутренней политике России.

Книга-учебник «История Республики Казахстан», Аманжол Кузембайулы, Еркын Аманжолулы, FOLIANT, Астана, 1999 г.

———————————————

Пытаясь ослабить остроту аграрного вопроса во внутренних губерниях России, царское правительство начало массовое переселение русских крестьян в Казахстан. В ходе Столыпинской аграрной реформы в Акмолинскую, Тургайскую, Уральскую и Семипалатинскую области в 1906—12 было переселено свыше 438 тыс. хозяйств. В переселенческий фонд в К. отмежёвано 17,4 млн. десятин земель.

http://www.cultinfo.ru/fulltext/1/001/008/057/580.htm

———————————————-

Переселенчество, перемещение сельского населения в России середине 18 — начале 20 вв. на постоянное жительство в малонаселённые окраинные районы, на свободные земли, вызванное аграрным перенаселением и аграрным кризисом. Возникло стихийно, затем получило некоторую поддержку правительства. П. было одним из видов миграции населения и основным средством внутренней колонизации. В конце 18 в. правительство принимало меры к регулированию П. С 1775 казённые палаты в губерниях, с 1802 Сенат и министерство внутренних дел содействовали ускоренному заселению неосвоенных районов. В 1-й половине 19 в. П. государственных крестьян занималось министерство государственных имуществ, переселившее около 170 тыс. ревизских душ (около 400 тыс. чел.). С началом крестьянской реформы 1861 темпы П. возрастали. Основная масса переселенцев устремлялась в Сибирь (главным образом вдоль современной Транссибирской ж.-д. магистрали и по долинам рек), Южное Приуралье, на Северный Кавказ, в Новороссию и Нижнее Поволжье. В 1861—82 в Сибирь переселилось около 240 тыс. чел. (в основном осевших в Тобольской и Томской губерниях), на Дальний Восток — около 50 тыс. чел. (большая часть переселилась сюда из Иркутской губернии и Забайкальской области).

Темпы П. в Сибирь, на Дальний Восток и в Среднюю Азию возрастали с начала 80-х гг. В 1883—1905 сюда прибыло 1,64 млн. чел. (около 740 тыс. осело в Томской губернии, 162 тыс.— на Дальнем Востоке, 230 тыс.— в Акмолинской губернии, и т. д.). П. шло преимущественно из густонаселённых и малоземельных губерний Европейской России со слаборазвитой промышленностью (из Полтавской губернии — 160 тыс., Черниговской — 145 тыс., Могилёвской — 105 тыс.). Особенно П. усилилось с середине 90-х гг. и после проведения Транссибирской железной дороги. В 1893 в Сибирь прибыло 56 тыс. переселенцев, в 1895 — уже 107 тыс. В 1906—14 их было здесь 3,3 млн. В 1896 было создано специальное Переселенческое управление (первоначально в министерстве внутренних дел), которое провело значительную работу по изучению районов, предназначенных для П. В этот период возрастало П. в Западную Сибирь и Среднюю Азию, снижалось в Восточную Сибирь и на Дальний Восток. Всего в 1861—1917 за Урал проследовало (без вернувшихся обратно) около 5,3 млн. чел. правительство, опасаясь, что помещики могут лишиться дешёвых рабочих рук, ограничивало П. («Правила» от 1 июня 1882, «Правила» от 6 июня 1904, и др.). Но с началом Столыпинской аграрной реформы оно стало поощрять П. безземельных и малоземельных крестьян, надеясь этим снять остроту малоземелья в центре. Однако ослабить аграрный кризис и предотвратить революционные выступления крестьянства царские власти не смогли. В. И. Ленин писал: «Что касается переселений, то революция 1905 года, показавшая помещикам политическое пробуждение крестьянства, заставила их немножечко “приоткрыть” клапан и, вместо прежних помех переселениям, постараться “разредить” атмосферу в России, постараться сбыть побольше беспокойных крестьян в Сибирь» (Полн. собр. соч., 5 изд., т. 23, с. 265). Не получая эффективной помощи от правительства, часть переселенцев разорялась, многие возвращались обратно (в 1911—60% от общего числа уехавших). «Этот громадный поток вконец разоренных обратных переселенцев с неопровержимой наглядностью говорит нам о полном крахе правительственной переселенческой политики» (там же, с. 266). С началом 1-й мировой войны 1914—18 П. резко сократилось (в 1913 за Урал переселилось 337 тыс., в 1914 — 232 тыс., в 1915 — 15 тыс. и в 1916 — 2,6 тыс. чел.). После Октябрьской революции 1917 П. уступило место государственному плановому освоению отдалённых и малонаселённых районов (см. Союз Советских Социалистических республик, раздел Население).

Лит.: Ленин В. И., Значение переселенческого дела, Полн. собр. соч., 5 изд., т. 23; его же, Еще о переселенческом деле, там же; его же, К вопросу об аграрной политике (общей) современного правительства, там же; его же, Капитализм и иммиграция рабочих, там же, т. 24; Гурвич И. А., Переселения крестьян в Сибирь, М., 1888; Кауфман А. А., Переселение и колонизация, СПБ, 1905; Пестржецкий Д., Заселение окраин, СПБ, 1908; Покшишевский В. В., Заселение Сибири, Иркутск, 1951; Скляров Л. Ф., Переселение и землеустройство в Сибири в годы столыпинской аграрной реформы, Л., 1962; Брусникин Е. М., Переселенческая политика царизма в конце XIX в., «Вопросы истории», 1965, № 1; Кабузан В. М., Изменения в размещении народонаселения России в XVIII — первой половине XIX в., М., 1971; Водарский Я. Е., Население России за 400 лет (XVI — начало XX вв.), М., 1973; Дробижев В. З., Ковальченко И. Д., Муравьев А. В., Историческая география СССР, М., 1973.

В. М. Кабузан.

http://www.cultinfo.ru/fulltext/1/001/008/088/162.htm

Источник: www.tarikh.kz

Столыпин (1862-1911)

Русский государственный деятель, занимал посты губернатора Саратовской, Гродненской губерний, министра внутренних дел, премьер-министра.

«Он был высок ростом, и было нечто величественное в его осанке: внушителен, одет безукоризненно, но без всякого щегольства, говорил достаточно громко, без напряжения. Его речь плыла как-то поверх слушателей. Казалось, что она, проникая через стены, звучит где-то на большом просторе. Он говорил для России. Это очень подходило к человеку, который если не «сел на царский трон», то при известных обстоятельствах был бы достоин его занять. Словом, в его манере и облике сквозил всероссийский диктатор. Однако диктатор такой породы, которому не свойственны были грубые выпады. (Возглавив правительство), Столыпин выдвинул как программу действий правительства борьбу с насилием революционным, с одной стороны, и борьбу с косностью — с другой. Отпор революции, покровительство эволюции — таков был его лозунг» (В. Шульгин «Годы»)

Причины реформ Столыпина

Первая русская революция (1905-1907) обнажила массу проблем, мешающих России стать мощной капиталистической страной
Революция породила анархию, с которой необходимо было бороться
В правящем классе России имелось слишком разное понимание путей развития государства

Проблемы России в начале ХХ века

  • Допотопные аграрные отношения
  • Недовольство своим положение рабочих
  • Безграмотность, необразованность народа
  • Слабость, нерешительность власти
  • Национальный вопрос
  • Существование агрессивных, экстремистских организаций

Реформы Столыпина. Кратко

Аграрная реформа
Реформа судопроизводства
Реформа местного самоуправления в Западных губерниях

Реформа судопроизводства выразилась в учреждении военно-полевых судов. Столыпин принял Россию в период смуты. Государство, которое руководствовалось прежним законодательством, не справлялось с валом убийств, грабежей, бандитизма, разбойных нападений, террористических атак. «Положение Совета министров о военно-полевых судах» позволяло осуществлять разбирательства по поводу нарушения законов в ускоренном порядке. Судебное заседание проводилось без участия прокурора, адвоката, без свидетелей защиты при закрытых дверях. Приговор должен был выноситься не позже чем через 48 часов и в течение 24 часов приводиться в исполнение. Военно-полевые суды вынесли 1102 смертных приговора, казнено было 683 человека.

Современниками было замечено, что люди, чьи портреты создавал Репин, а считался он популярным портретистом, тотчас оставляли этот мир. Написал Мусоргского – тот умер, Пирогова – последовал примеру Мусоргского, умерли Писемский, пианистка Мерси де Аржанто, только собрался изобразить Тютчева, он заболел и вскоре скончался. «Илья Ефимович! – обратился как-то в шутку к художнику литератор Ольдор – напишите, пожалуйста, Столыпина» (из воспоминаний К. Чуковского)
Реформа местного самоуправления в Витебской, Волынской, Киевской, Минской, Могилевской и Подольской губерниях состояла в том, чтобы разделить избирательные съезды и собрания на два национальных отделения польское и непольское, так чтобы непольское отделение избирало большее количество земских гласных.

Реформа вызвала критику не только депутатов Государственной Думы, но и министров правительства. Только император Николай II поддержал Столыпина. «Столыпин был неузнаваем. Что-то в нем оборвалось, былая уверенность в себе куда-то ушла. Он и сам, видимо, чувствовал, что все вокруг него, молча или открыто, настроены враждебно» (В. Н. Коковцов «Из моего прошлого»)

Аграрная реформа

Цель

  • Преодоление в русской деревне патриархальных отношений, мешающих развитию капитализма
  • Ликвидация социальной напряженности в аграрном секторе экономики
  • Повышение производительности крестьянского труда

Методы

  • Предоставление права крестьянину выхода из крестьянской общины и закрепление за ним надела земли в частной собственности

Крестьянскую общину составляли крестьяне, ранее принадлежавшие одному помещику и проживавшие в одном селении. Вся крестьянская надельная земля находилась в собственности общины, которая регулярно перераспределяла землю между крестьянскими хозяйствами в зависимости от размера семей. Луговые, пастбищные земли и леса не разделялись между крестьянами и находились в совместном владении общины. Община могла в любое время изменить размеры участков крестьянских семей сообразно изменившемуся количеству работников и способности уплачивать подати. Государство имело дело только с общинами и размер налогов и сборов, собираемых с земель, также рассчитывался для общины в целом. Все члены общины были связаны круговой порукой. То есть община несла коллективную ответственность за уплату всех видов налогов всеми своими членами.

  • Предоставление права крестьянину продавать и закладывать свои наделы и передавать их по наследству
  • Предоставление крестьянам права создания обособленных (вне пределов деревни) хозяйств (хуторов)
  • Выдача Крестьянским банком ссуды крестьянам под залог земли сроком на 55,5 лет для покупки земли у помещика
  • Льготное кредитование крестьян под залог земли
  • Переселение малоземельных крестьян на казённые земли в малообжитых районах Урала и Сибири
  • Государственная поддержка агрономических мероприятий, направленных на усовершенствование труда и повышение урожайности

Итоги

  • 21 % крестьян вышли из общины
  • 10 % крестьян предприняли попытку выделиться в хутора
  • 60 % переселенцев в Сибирь и на Урал достаточно быстро вернулись обратно в свои деревни
  • К противоречиям между крестьянами и помещиками-землевладельцами добавились противоречия между вышедшими и оставшимися в общине
  • Ускорился процесс классового расслоения крестьянства
  • Увеличение количества городского плебса, вызванное выходом крестьян из общины
  • Рост числа кулаков (сельских предпринимателей, буржуазии)
  • Рост сельскохозяйственного производства за счет расширения посевных площадей и применения техники

Только сегодня действия Столыпина названы правильными. При его жизни и во время Советской Власти аграрная реформа критиковалась, хотя не была доведена до конца. Ведь и сам реформатор считал, что итог реформе следует подводить не раньше, чем через «двадцать лет покоя внутреннего и внешнего»

Реформы Столыпина в датах

  • 1906, 8 июля — Столыпин стал премьер-министром
  • 1906, 12 августа — покушение на Столыпина, организованное эсерами. Он не пострадал, но погибли 27 человек, двое детей Столыпина были ранены
  • 1906, 19 августа — учреждение военно-полевых судов
  • 1906, август — передача удельных и части казенных земель в ведение Крестьянского банка для продажи крестьянам
  • 1906, 5 октября — указ о предоставлении крестьянам одинаковых с другими сословиями прав в отношении государственной службы, свободы избрания места жительства
  • 1906, 14 и 15 октября — указы, расширявшие деятельность Крестьянского земельного банка и облегчавшие условия покупки земли крестьянами в кредит
  • 1906, 9 ноября — указ, позволяющий крестьянам выходить из общины
  • 1907, декабрь — ускорение поощряемого государством процесса переселения крестьян в Сибирь и на Урал
  • 1907, 10 мая — выступление Столыпина перед депутатами Думы с речью, содержавшей развернутую программу реформ

«Основная мысль этого документа состояла в следующем. Есть периоды, когда государство живет более или менее мирною жизнью. И тогда внедрение новых законов, вызванных новыми потребностями, в толщу прежнего векового законодательства проходит довольно безболезненно. Но есть периоды другого характера, когда в силу тех или иных причин общественная мысль приходит в брожение. В это время новые законы могут идти вразрез со старыми и требуется большое напряжение, чтобы, стремительно двигаясь вперед, не превратить общественную жизнь в некий хаос, анархию. Именно такой период, по мнению Столыпина, переживался Россией. Чтобы справиться с этой трудной задачей, правительству необходимо было одной рукой сдерживать анархические начала, грозящие смыть все исторические устои государства, другою — в спешном порядке строить леса, необходимые для возведения новых зданий, продиктованных назревшими нуждами. Другими словами, Столыпин выдвинул как программу действий правительства борьбу с насилием революционным, с одной стороны, и борьбу с косностью — с другой. Отпор революции, покровительство эволюции — таков был его лозунг. Не углубляясь на этот раз в комплекс мероприятий по борьбе с революцией, то есть пока что не угрожая никому, Столыпин занялся изложением реформ, предлагаемых правительством в направлении эволюционном» (В. Шульгин «Годы»)

  • 1908, 10 апреля — закон об обязательном начальном образовании с поэтапным введением в течение 10 лет
  • 1909, 31 мая — Дума приняла закон об усилении русификации Финляндии
  • 1909, октябрь — Россия вышла на первое место в мире по производству и экспорту зерна
  • 1910, 14 июня — Дума приняла закон, расширяющий возможности выхода крестьян из общины
  • 1911, январь — студенческие волнения, ограничена автономия университетов
  • 1911, 14 марта — введение земств в западных губерниях
  • 1911, 29 мая — новый закон, ещё более упрощающий выход крестьян из общины
  • 1911, 11 сентября — гибель Столыпина от рук террориста

«Только в антракте я выбрался со своего места и подошел к барьеру… Вдруг раздался резкий треск. Оркестранты вскочили с мест. Треск повторился. Я не сообразил, что это выстрелы. Гимназистка, стоявшая рядом со мной, крикнула:
— Смотрите! Он сел прямо на пол!
— Кто?
— Столыпин. Вон! Около барьера в оркестре!
Я посмотрел туда. В театре было необыкновенно тихо. Около барьера сидел на полу высокий человек с черной круглой бородой и лентой через плечо. Он шарил по барьеру руками, будто хотел схватиться за него и встать.
Вокруг Столыпина было пусто. По проходу шел от Столыпина к выходным дверям молодой человек во фраке. Я не видел на таком расстоянии его лица. Я только заметил, что он шел совсем спокойно, не торопясь. Кто-то протяжно закричал. Раздался грохот. Из ложи бенуара спрыгнул вниз офицер и схватил молодого человека за руку. Тотчас вокруг них сгрудилась толпа.
— Очистить галерку! — сказал у меня за спиной жандармский офицер.
Нас быстро прогнали в коридор. Двери в зрительный зал закрыли. Мы стояли, ничего не понимая. Из зрительного зала долетал глухой шум. Потом он стих, и оркестр заиграл «Боже, царя храни».
— Он убил Столыпина, — сказал мне шепотом Фицовский.
— Не разговаривать! Выходить немедленно из театра! — крикнул жандармский офицер.
Теми же темными лестницами мы вышли на площадь, ярко освещенную фонарями. Площадь была пуста. Цепи конных городовых оттеснили толпы, стоявшие около театра, в боковые улицы и продолжали теснить все дальше. Лошади, пятясь, нервно перебирали ногами. По всей площади слышался дробный звон подков. Пропел рожок. К театру размашистой рысью подкатила карета «скорой помощи». Из нее выскочили санитары с носилками и бегом бросились в театр. Мы уходили с площади медленно. Мы хотели увидеть, что будет дальше. Городовые торопили нас, но у них был такой растерянный вид, что мы их не слушались. Мы видели, как Столыпина вынесли на носилках. Их задвинули в карету, и она помчалась по Владимирской улице. По сторонам кареты скакали конные жандармы. (Террориста) звали Багров. На суде Багров держался лениво и спокойно. Когда ему прочли приговор, он сказал: — Мне совершенно все равно, съем ли я еще две тысячи котлет в своей жизни или не съем» (Паустовский «Далекие годы»)

Источник: ChtoOznachaet.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector