Начало столыпинской аграрной реформы дата

Пётр Аркадьевич Столыпин и его реформы – одна из наиболее дискуссионных тем в истории России. Премьер стал символом «упущенного шанса» империи пройти мимо трагической и разрушительной революции в светлое капиталистическое завтра.

Последняя реформа в истории империи продолжалась до её падения, в то время как сам реформатор трагически погиб 5 (18) сентября 1911 года. Убийство Столыпина – повод сказать: если бы он остался жив, история пошла бы совсем иначе. Его реформы, и прежде всего аграрная, вывели бы Россию на путь модернизации без революции. Или не вывели бы?

При этом нужно учитывать, что реформа, которая носит теперь имя Столыпина, была разработана до его прихода к власти[1] и с его гибелью не закончилась. Роль Петра Аркадьевича заключалась в том, чтобы запустить процесс, который продолжался и при других руководителях. То, что эта реформа могла дать – она и дала.

Начало столыпинской аграрной реформы дата


Кого делить: общину или помещиков?

Ключевая идея преобразования – разрушить крестьянскую общину, разделить её земли. Критика общины связана прежде всего с переделами земли, нарушающими священное право частной собственности, без которого для либерала эффективное хозяйство вряд ли возможно. Община считается экономическим тормозом, из-за которого русская деревня не могла идти по пути прогресса.

Но ведь треть бывших помещичьих крестьян перешла на подворное землевладение, и там переделы были остановлены. Что же они не вырвались вперед в производительности труда? В 46 губерниях, за исключением казачьих земель, в 1905 г. на общинном праве землей владели 8,7 млн дворов с 91,2 млн десятин. Подворное владение охватывало 2,7 млн дворов с 20,5 млн десятин.

Подворное землевладение не было более экономически прогрессивным, чем общинно-передельное, там также была развита чересполосица, «поземельные отношения отличаются здесь ещё большей запутанностью, чем в общинной деревне. Переход от традиционного трёхполья к более совершенным севооборотам для подворной деревни был даже более труден, чем для общинной»[2]. К тому же община определяла сроки сева и уборки, что было необходимо в условиях малоземельной тесноты.

«Даже чересполосица, возникавшая при переделах и сильно мешавшая крестьянскому хозяйству, преследовала всё ту же цель ограждения его от разорения и сохранения в нем наличной рабочей силы. Имея участки в разных местах, крестьянин мог рассчитывать на ежегодный средний урожай. В засушливый год выручали полосы в низинах и лощинах, в дождливый – на взгорках»[3], – пишет известный исследователь общины П.Н. Зырянов.


Когда крестьяне не хотели проводить переделы, они были вольны их не делать. Община вовсе не была каким-то «крепостным правом», она действовала демократически. Переделы происходили не от хорошей жизни. Так, по мере усиления земельной тесноты в Черноземье вернулись земельные переделы, которые там почти прекратились в 1860–1870-е годы.

Говоря о роли общины в хозяйственном развитии, следует помнить, что она способствовала распространению трёхполья, причем ей «приходилось вступать в противоборство со стремлением некоторых хозяев, захваченных ажиотажем рынка, «выжать» из земли наибольшую прибыль. Ежегодное засевание всей пахотной земли, даже очень плодородной, приводило к её истощению». Также община содействовала внедрению органических удобрений, не только учитывая унавоживание почвы при переделах, но и требуя от общинников «землю удобрять назьмом». Некоторые общины с помощью земских агрономов переходили к многополью и травосеянию[4].

Реформы Столыпина были запущены в условиях революции. Историки указывают на неэкономические мотивы реформ: «К этому времени положение в деревне стало угрожающим, и в ликвидации общины правительство и помещичьи круги рассчитывали найти панацею от всех бед… Первоочередной, двуединой задачей реформы были разрушение крестьянской общины, придававшей крестьянским выступлениям определённую организованность, и создание крепкой консервативной опоры власти из зажиточных крестьян-собственников»[5]. Община казалась и громоотводом от помещичьего землевладения, на которое демократы указывали как на истинную причину отсталости аграрной сферы.


Преодолеть аграрный голод можно было, только решив две задачи: вывести из села в город и трудоустроить там лишнее население и в то же время увеличить производительность труда настолько, чтобы оставшиеся на селе работники могли обеспечивать продовольствием всё население страны. Вторая задача требовала не только социальных изменений, но и технико-культурной модернизации. Она по определению не могла совершиться быстро, и даже при условии оптимальных социальных преобразований на селе для последующего скачка производительности труда требовалось время. Во второй половине XIX в. это время у России ещё было, а в начале ХХ в. уже нет – революционный кризис надвигался быстрее.

В условиях острой нехватки земли для решения аграрной проблемы требовалась фора по времени, и её мог дать раздел помещичьих земель. Но долгосрочного решения проблемы не мог гарантировать ни он, ни переселенческая политика, для которой в реальности в России были очень небольшие возможности.


Народнический автор Н.П. Огановский, оценивая результаты раздела помещичьих земель после революции 1917 г., утверждал, что уже до неё крестьяне контролировали половину бывших помещичьих земель в виде купчей и арендованной. В результате раздела земель надел на одного едока увеличился с 1,87 до 2,26 десятины – на 0,39 десятины, а без учёта арендованной – 0,2[6]. Это означает расширение крестьянских наделов на 21 % (11 % без учета арендуемой земли) при одновременном снятии пресса арендных платежей. Это – заметное улучшение. Уровень жизни крестьян явно выигрывал от отмены арендных платежей и расширения наделов, пусть и скромного. Проблемы низкой производительности труда и нехватки земель это не снимало, но давало «передышку», которую можно было использовать для решения задач интенсификации производства. У Столыпина не было возможности получить такую передышку, так как он стоял на страже помещичьей собственности.

Известный петербургский историк Б.Н. Миронов, положительно относящийся к реформам Столыпина, считает ошибкой Временного правительства отказ от быстрого распределения помещичьих земель[7] (и с этим трудно не согласиться). Но тем более нужно признать этот отказ недостатком аграрной политики Столыпина. В его случае это была не ошибка – он просто не мог покуситься на привилегии аристократии.

Масштабы перемен

9 ноября 1906 г. был принят указ, который (формально в связи с прекращением выкупной операции) разрешал крестьянам выделять своё хозяйство из общины вместе с землёй. Указ Столыпина, подтверждённый законом 1910 г., поощрял выход из общины: «Каждый домохозяин, владеющий надельной землей на общинном праве, может во всякое время требовать укрепления за собою в собственность причитающейся ему части из означенной земли»[8].


Если крестьянин продолжал жить в деревне, его участок назывался отрубом. В случае согласия общины участки крестьянина, разбросанные по разным местам, обменивались так, чтобы отруб стал единым участком. Крестьянин мог выделиться из деревни на хутор, в удалённое место. Земля для хутора отрезалась от угодий общины, что затрудняло выпас скота и другую хозяйственную деятельность крестьянского мира. Таким образом, интересы хуторян (как правило – зажиточных) входили в конфликт с интересами остального крестьянства.

Крестьяне беспередельных общин, где переделы земли не проводились после 1861 г. (подворники), автоматически получали право на оформление земли в частную собственность.

В деревнях, где крестьяне прежде уже прекратили переделы земли, почти ничего нового не произошло, а в селениях, где община была сильна и экономически оправданна, возникали конфликты между общинниками и выделившимися из общины крестьянами, на стороне которых выступали власти. Эта борьба отвлекла крестьян от действий против помещиков.


Постепенно (уже после смерти Столыпина) реформа вошла в более спокойное русло. Если до реформы 2,8 млн дворов уже жило вне передельной общины, то в 1914 г. это число выросло до 5,5 млн (44% крестьян). Всего из общины вышло 1,9 млн домохозяев (22,1% общинников) с площадью почти в 14 млн десятин (14% общинной земли)[9]. Еще 469 тыс. членов беспередельных общин получили акты на свои наделы[10]. Было подано 2,7 млн заявлений на выход[11], но 256 тыс. крестьян забрали свои заявления[12]. Таким образом 27,2% из тех, кто заявил о желании укрепить землю, не успели или не смогли этого сделать к 1 мая 1915 г.[13] То есть даже в перспективе показатели могли увеличиться разве что на треть. Пик подач заявлений (650 тыс.) и выхода из общины (579 тыс.) приходится на 1909 г.[14]

Из общины не стали выходить и 87,4% хозяев беспередельных общин[15]. И это не удивительно. Сам по себе выход из общины, даже беспередельной, создавал для крестьян дополнительные трудности без очевидного немедленного выигрыша. Как пишет А.П. Корелин, «дело в том, что само по себе укрепление земли в личную собственность в хозяйственном плане не давало «выделенцам» никаких преимуществ, ставя общину зачастую в тупиковую ситуацию… Производство единоличных выделов вносило полное расстройство в земельные отношения обществ и не давало каких-либо преимуществ выходившим из общины, за исключением, может быть, желавших продать укрепленную землю»[16]. Хозяева теперь мешали друг другу в работе из-за чересполосицы, возникали всё большие проблемы с выпасом скота, и приходилось больше тратиться на фураж.


Преимущества должны были возникнуть при выделении на хутора и отруба, но этот процесс землеустройства в условиях малоземелья был очень сложен и куда более скромен по масштабам. Пик заявлений о землеустройстве приходится на 1912–1914 гг., всего было подано 6,174 млн заявлений и землеустроено 2,376 млн хозяйств[17]. На надельных землях создали 300 тыс. хуторов и 1,3 млн отрубов, которые занимали 11% надельных земель, а вместе с укрепившими землю подворниками – 28%[18].

Землеустроительный процесс мог продолжаться и дальше. К 1916 г. была закончена подготовка землеустроительных дел для 3,8 млн домохозяйств площадью 34,3 млн десятин[19]. Но возможности улучшать положение крестьян даже с помощью такого межевания в условиях земельной тесноты оставались незначительными.

«Можно предположить, что, освободившись от предпринимательских и пролетарских слоёв, община несколько даже стабилизировалась». Она сохранилась в качестве «института социальной защиты» и сумела «обеспечить в определённой мере хозяйственный и агрикультурный прогресс»[20], – заключили известные исследователи реформ Столыпина А.П. Корелин и К.Ф. Шацилло. Более того, «немецкий профессор Аухаген, посетивший в 1911–1913 гг. ряд российских губерний в целях выяснения хода реформы, будучи её приверженцем, все же отмечал, что община не является врагом прогресса, что она вовсе не противится применению усовершенствованных орудий и машин, лучших семян, введению рациональных способов обработки полей и т.д. К тому же в общинах к улучшению своего хозяйства приступают не отдельные, особенно развитые и предприимчивые крестьяне, а целиком вся община»[21].


«Накануне Первой мировой войны, когда в крестьянский обиход стали входить жатки, многие общества оказались перед вопросом: либо машины, либо прежняя мелкополосица, допускавшая только серп. Правительство, как мы знаем, предлагало крестьянам устранить чересполосицу путем выхода на хутора и отруба. Однако ещё до столыпинской аграрной реформы крестьянство выдвинуло свой план смягчения чересполосицы при сохранении общинного землевладения. Переход на «широкие полосы», начавшийся в первые годы ХХ в., продолжился и позднее»[22], – пишет П.Н. Зырянов.

Администрация оказывала противодействие этой работе, так как она противоречила принципам столыпинской реформы, решая проблему чересполосицы иначе и часто более эффективно – ведь «укреплённые» наделы мешали укрупнению, и власти запрещали его, даже когда сами хозяева наделов не возражали. «В приведённых случаях мы видим столыпинскую аграрную реформу с малоизвестной до сих пор стороны, – суммирует П.Н. Зырянов. – Считалось, что эта реформа, несмотря на свою узость и, несомненно, насильственный характер, всё же несла с собой агротехнический прогресс.


азывается, что насаждался только тот прогресс, который предписывался в законах, циркулярах и инструкциях. Насаждался сверху, не очень считаясь с обстоятельствами (например, с тем, что не все малоземельные крестьяне готовы выйти на отруба, потому что это усиливало их зависимость от капризов погоды). А тот прогресс, который шёл снизу, от самого крестьянства, чаще всего без колебаний пресекался, если он так или иначе затрагивал реформу»[23].

Не случайно на Всероссийском сельскохозяйственном съезде 1913 г., собравшем агрономов, большинство остро критиковало реформу, например, так: «Землеустроительный закон выдвинут во имя агрономического прогресса, а на каждом шагу парализуются усилия, направленные к его достижению»[24]. Земства в большинстве своём вскоре также отказали в поддержке реформе. Они предпочитали поддерживать кооперативы, основанные не на частной собственности, а на коллективной ответственности – как общины.

Чтобы уменьшить остроту «земельного голода», Столыпин проводил политику освоения азиатских земель. Переселенчество происходило и раньше – в 1885–1905 гг. за Урал переселилось 1,5 млн человек. В 1906–1914 гг. – 3,5 миллиона. 1 млн вернулся, «пополнив, видимо, пауперизированные слои города и деревни»[25]. При этом и часть оставшихся в Сибири не смогла наладить хозяйство, но просто стала здесь жить. Переселение в Среднюю Азию было связано с большими трудностями из-за климата и сопротивления местного населения.


«Переселенческий поток направлялся почти исключительно в сравнительно узкую полосу земледельческой Сибири. Здесь свободный запас земель скоро оказался исчерпанным. Оставалось или втискивать новых переселенцев на занятые уже места и заменять один перенаселённый район другим, или перестать смотреть на переселение как на средство облегчения земельной нужды во внутренних районах России»[26].

Последствия

Результаты аграрной реформы Столыпина оказались противоречивыми. Прирост сборов основных сельскохозяйственных культур в годы реформ снизился, еще хуже ситуация была в скотоводстве[27]. Это неудивительно, учитывая раздел общинных угодий. «В экономическом плане выдел хуторян и отрубников часто был связан с нарушением привычных севооборотов и всего сельскохозяйственного цикла работ, что крайне отрицательно сказывалось на хозяйстве общинников»[28]. При этом, благодаря поддержке чиновников, выделяющиеся могли получить лучшие земли. Крестьяне протестовали против «закрепощения земли в собственность», на что власти могли ответить арестами[29].

Протесты вызывали и спровоцированные реформой действия горожан, потерявших связь с деревней, а теперь возвращавшиеся, чтобы выделить и продать надел. Община и раньше не могла остановить крестьянина, решившего уйти в город. Но она и сохраняла землю за теми, кто решил остаться на селе и обрабатывать её дальше. И в этом отношении столыпинская реформа внесла очень неприятное для крестьян нововведение. Теперь бывший крестьянин мог эту землю продать. Уже потерявшие связь с землёй бывшие крестьяне возвращались на время, чтобы «укрепить» (один корень с крепостничеством), отрезать от крестьян часть земли. Более того, возможность продать свою часть бывшей крестьянской земли и получить таким образом «подъёмные» привела к тому, что столыпинская реформа усилила приток населения в города – явно к тому не готовые. Деньги, вырученные от продажи надела, быстро кончались, и в городах нарастала маргинальная, разочарованная масса бывших крестьян, не нашедших себе места в новой жизни.

Оборотная сторона столыпинской аграрной политики и её результативности – голод 1911–1912 годов. Крестьяне в Российской империи периодически голодали и раньше. Столыпинская реформа не переломила ситуацию.

Усилилось расслоение крестьянства. Но Столыпин ошибся в своих надеждах на то, что зажиточные слои станут союзниками помещиков и самодержавия. Даже сторонник реформ Столыпина Л.Н. Литошенко признавал: «С точки зрения социального мира разрушение общины и обезземеление значительной части её членов не могло уравновесить и успокоить крестьянскую среду. Политическая ставка на «крепкого мужика» была опасной игрой»[30].

В 1909 г. в России начался экономический подъём. По темпам роста производства Россия вышла на первое место в мире. Выплавка чугуна в 1909–1913 гг. увеличилась в мире на 32%, а в России — на 64%. Капиталы в России выросли на 2 млрд руб. Но в столыпинской ли реформе дело? Государство размещало на заводах крупные военные заказы — после Русско-японской войны Россия более тщательно готовилась к новым международным конфликтам. Предвоенная гонка вооружений способствовала ускоренному росту тяжёлой промышленности. Опережающие темпы роста определялись тем, что Россия проходила фазу промышленной модернизации, располагала дешёвой рабочей силой, что было оборотной стороной крестьянской бедности. Предвоенный рост длился не дольше, чем обычный экономический цикл подъёма, и нет никаких доказательств, что такой «столыпинский цикл» мог длиться много дольше, чем обычно, и не завершился бы очередным спадом.

В общем, результат реформ Столыпина, как бы к ним ни относиться, весьма скромен. Разрушить общину не удалось. Воздействие на производительность сельскохозяйственного производства оказалось противоречивым. Во всяком случае, системного выхода из аграрного кризиса реформа не дала и при этом несколько усилила социальную напряжённость в городах.

Реформа такого масштаба и направления не могла всерьёз изменить траекторию, которая вела империю к революции. Но сама эта революция могла осуществиться очень по-разному. Однако тут уж дело не в столыпинской реформе, а в мировой войне.

 

Читайте также:

Иван Зацарин. Две разные экспансии. К 390-летию продажи индейцами Манхэттена

Виктор Мараховский. Царь — не настоящий. Почему Ивану Грозному не везёт в кино

Дмитрий Михайличенко. Башкиры: жизнь в движении. Часть 2: свыкнуться с Россией и сражаться за неё

Иван Зацарин. Как нам вешали железный занавес. К 67-летию ФРГ

Игорь Пыхалов, Дмитрий Пучков. Великая оболганная война, или Была ли обезглавлена Красная армия

Клим Жуков, Дмитрий Пучков. О «чёрной археологии»

Иван Зацарин. К кому идут русские. К 67-летию самоубийства министра обороны США

Борис Юлин. Государство и Гражданская война. Зачем большевики разогнали Учредительное собрание

Иван Зацарин. Гражданская война не из-за рабов. К 160-летию погрома в Лоуренсе

Дмитрий Михайличенко. Башкиры: жизнь в движении. Часть 1: прийти к России

Андрей Смирнов. Дворцовые интриги и перевороты XVII-XVIII веков: что об этом пишут в учебниках

Иван Зацарин. Почему Илон Маск не Королёв. К 13-летию «частного космоса»

Евгения Галимзянова. Предреволюционная Россия Николая II и Столыпина: об устойчивости и упрощённости исторических евростандартов

Источник: histrf.ru

Пётр Аркадьевич Столыпин и его реформы – одна из наиболее дискуссионных тем в истории России. Премьер стал символом «упущенного шанса» империи пройти мимо трагической и разрушительной революции в светлое капиталистическое завтра.

Последняя реформа в истории империи продолжалась до её падения, в то время как сам реформатор трагически погиб 5 (18) сентября 1911 года. Убийство Столыпина – повод сказать: если бы он остался жив, история пошла бы совсем иначе. Его реформы, и прежде всего аграрная, вывели бы Россию на путь модернизации без революции. Или не вывели бы?

При этом нужно учитывать, что реформа, которая носит теперь имя Столыпина, была разработана до его прихода к власти[1] и с его гибелью не закончилась. Роль Петра Аркадьевича заключалась в том, чтобы запустить процесс, который продолжался и при других руководителях. То, что эта реформа могла дать – она и дала.

Начало столыпинской аграрной реформы дата

Кого делить: общину или помещиков?

Ключевая идея преобразования – разрушить крестьянскую общину, разделить её земли. Критика общины связана прежде всего с переделами земли, нарушающими священное право частной собственности, без которого для либерала эффективное хозяйство вряд ли возможно. Община считается экономическим тормозом, из-за которого русская деревня не могла идти по пути прогресса.

Но ведь треть бывших помещичьих крестьян перешла на подворное землевладение, и там переделы были остановлены. Что же они не вырвались вперед в производительности труда? В 46 губерниях, за исключением казачьих земель, в 1905 г. на общинном праве землей владели 8,7 млн дворов с 91,2 млн десятин. Подворное владение охватывало 2,7 млн дворов с 20,5 млн десятин.

Подворное землевладение не было более экономически прогрессивным, чем общинно-передельное, там также была развита чересполосица, «поземельные отношения отличаются здесь ещё большей запутанностью, чем в общинной деревне. Переход от традиционного трёхполья к более совершенным севооборотам для подворной деревни был даже более труден, чем для общинной»[2]. К тому же община определяла сроки сева и уборки, что было необходимо в условиях малоземельной тесноты.

«Даже чересполосица, возникавшая при переделах и сильно мешавшая крестьянскому хозяйству, преследовала всё ту же цель ограждения его от разорения и сохранения в нем наличной рабочей силы. Имея участки в разных местах, крестьянин мог рассчитывать на ежегодный средний урожай. В засушливый год выручали полосы в низинах и лощинах, в дождливый – на взгорках»[3], – пишет известный исследователь общины П.Н. Зырянов.

Когда крестьяне не хотели проводить переделы, они были вольны их не делать. Община вовсе не была каким-то «крепостным правом», она действовала демократически. Переделы происходили не от хорошей жизни. Так, по мере усиления земельной тесноты в Черноземье вернулись земельные переделы, которые там почти прекратились в 1860–1870-е годы.

Говоря о роли общины в хозяйственном развитии, следует помнить, что она способствовала распространению трёхполья, причем ей «приходилось вступать в противоборство со стремлением некоторых хозяев, захваченных ажиотажем рынка, «выжать» из земли наибольшую прибыль. Ежегодное засевание всей пахотной земли, даже очень плодородной, приводило к её истощению». Также община содействовала внедрению органических удобрений, не только учитывая унавоживание почвы при переделах, но и требуя от общинников «землю удобрять назьмом». Некоторые общины с помощью земских агрономов переходили к многополью и травосеянию[4].

Реформы Столыпина были запущены в условиях революции. Историки указывают на неэкономические мотивы реформ: «К этому времени положение в деревне стало угрожающим, и в ликвидации общины правительство и помещичьи круги рассчитывали найти панацею от всех бед… Первоочередной, двуединой задачей реформы были разрушение крестьянской общины, придававшей крестьянским выступлениям определённую организованность, и создание крепкой консервативной опоры власти из зажиточных крестьян-собственников»[5]. Община казалась и громоотводом от помещичьего землевладения, на которое демократы указывали как на истинную причину отсталости аграрной сферы.

Преодолеть аграрный голод можно было, только решив две задачи: вывести из села в город и трудоустроить там лишнее население и в то же время увеличить производительность труда настолько, чтобы оставшиеся на селе работники могли обеспечивать продовольствием всё население страны. Вторая задача требовала не только социальных изменений, но и технико-культурной модернизации. Она по определению не могла совершиться быстро, и даже при условии оптимальных социальных преобразований на селе для последующего скачка производительности труда требовалось время. Во второй половине XIX в. это время у России ещё было, а в начале ХХ в. уже нет – революционный кризис надвигался быстрее.

В условиях острой нехватки земли для решения аграрной проблемы требовалась фора по времени, и её мог дать раздел помещичьих земель. Но долгосрочного решения проблемы не мог гарантировать ни он, ни переселенческая политика, для которой в реальности в России были очень небольшие возможности.

Народнический автор Н.П. Огановский, оценивая результаты раздела помещичьих земель после революции 1917 г., утверждал, что уже до неё крестьяне контролировали половину бывших помещичьих земель в виде купчей и арендованной. В результате раздела земель надел на одного едока увеличился с 1,87 до 2,26 десятины – на 0,39 десятины, а без учёта арендованной – 0,2[6]. Это означает расширение крестьянских наделов на 21 % (11 % без учета арендуемой земли) при одновременном снятии пресса арендных платежей. Это – заметное улучшение. Уровень жизни крестьян явно выигрывал от отмены арендных платежей и расширения наделов, пусть и скромного. Проблемы низкой производительности труда и нехватки земель это не снимало, но давало «передышку», которую можно было использовать для решения задач интенсификации производства. У Столыпина не было возможности получить такую передышку, так как он стоял на страже помещичьей собственности.

Известный петербургский историк Б.Н. Миронов, положительно относящийся к реформам Столыпина, считает ошибкой Временного правительства отказ от быстрого распределения помещичьих земель[7] (и с этим трудно не согласиться). Но тем более нужно признать этот отказ недостатком аграрной политики Столыпина. В его случае это была не ошибка – он просто не мог покуситься на привилегии аристократии.

Масштабы перемен

9 ноября 1906 г. был принят указ, который (формально в связи с прекращением выкупной операции) разрешал крестьянам выделять своё хозяйство из общины вместе с землёй. Указ Столыпина, подтверждённый законом 1910 г., поощрял выход из общины: «Каждый домохозяин, владеющий надельной землей на общинном праве, может во всякое время требовать укрепления за собою в собственность причитающейся ему части из означенной земли»[8].

Если крестьянин продолжал жить в деревне, его участок назывался отрубом. В случае согласия общины участки крестьянина, разбросанные по разным местам, обменивались так, чтобы отруб стал единым участком. Крестьянин мог выделиться из деревни на хутор, в удалённое место. Земля для хутора отрезалась от угодий общины, что затрудняло выпас скота и другую хозяйственную деятельность крестьянского мира. Таким образом, интересы хуторян (как правило – зажиточных) входили в конфликт с интересами остального крестьянства.

Крестьяне беспередельных общин, где переделы земли не проводились после 1861 г. (подворники), автоматически получали право на оформление земли в частную собственность.

В деревнях, где крестьяне прежде уже прекратили переделы земли, почти ничего нового не произошло, а в селениях, где община была сильна и экономически оправданна, возникали конфликты между общинниками и выделившимися из общины крестьянами, на стороне которых выступали власти. Эта борьба отвлекла крестьян от действий против помещиков.

Постепенно (уже после смерти Столыпина) реформа вошла в более спокойное русло. Если до реформы 2,8 млн дворов уже жило вне передельной общины, то в 1914 г. это число выросло до 5,5 млн (44% крестьян). Всего из общины вышло 1,9 млн домохозяев (22,1% общинников) с площадью почти в 14 млн десятин (14% общинной земли)[9]. Еще 469 тыс. членов беспередельных общин получили акты на свои наделы[10]. Было подано 2,7 млн заявлений на выход[11], но 256 тыс. крестьян забрали свои заявления[12]. Таким образом 27,2% из тех, кто заявил о желании укрепить землю, не успели или не смогли этого сделать к 1 мая 1915 г.[13] То есть даже в перспективе показатели могли увеличиться разве что на треть. Пик подач заявлений (650 тыс.) и выхода из общины (579 тыс.) приходится на 1909 г.[14]

Из общины не стали выходить и 87,4% хозяев беспередельных общин[15]. И это не удивительно. Сам по себе выход из общины, даже беспередельной, создавал для крестьян дополнительные трудности без очевидного немедленного выигрыша. Как пишет А.П. Корелин, «дело в том, что само по себе укрепление земли в личную собственность в хозяйственном плане не давало «выделенцам» никаких преимуществ, ставя общину зачастую в тупиковую ситуацию… Производство единоличных выделов вносило полное расстройство в земельные отношения обществ и не давало каких-либо преимуществ выходившим из общины, за исключением, может быть, желавших продать укрепленную землю»[16]. Хозяева теперь мешали друг другу в работе из-за чересполосицы, возникали всё большие проблемы с выпасом скота, и приходилось больше тратиться на фураж.

Преимущества должны были возникнуть при выделении на хутора и отруба, но этот процесс землеустройства в условиях малоземелья был очень сложен и куда более скромен по масштабам. Пик заявлений о землеустройстве приходится на 1912–1914 гг., всего было подано 6,174 млн заявлений и землеустроено 2,376 млн хозяйств[17]. На надельных землях создали 300 тыс. хуторов и 1,3 млн отрубов, которые занимали 11% надельных земель, а вместе с укрепившими землю подворниками – 28%[18].

Землеустроительный процесс мог продолжаться и дальше. К 1916 г. была закончена подготовка землеустроительных дел для 3,8 млн домохозяйств площадью 34,3 млн десятин[19]. Но возможности улучшать положение крестьян даже с помощью такого межевания в условиях земельной тесноты оставались незначительными.

«Можно предположить, что, освободившись от предпринимательских и пролетарских слоёв, община несколько даже стабилизировалась». Она сохранилась в качестве «института социальной защиты» и сумела «обеспечить в определённой мере хозяйственный и агрикультурный прогресс»[20], – заключили известные исследователи реформ Столыпина А.П. Корелин и К.Ф. Шацилло. Более того, «немецкий профессор Аухаген, посетивший в 1911–1913 гг. ряд российских губерний в целях выяснения хода реформы, будучи её приверженцем, все же отмечал, что община не является врагом прогресса, что она вовсе не противится применению усовершенствованных орудий и машин, лучших семян, введению рациональных способов обработки полей и т.д. К тому же в общинах к улучшению своего хозяйства приступают не отдельные, особенно развитые и предприимчивые крестьяне, а целиком вся община»[21].

«Накануне Первой мировой войны, когда в крестьянский обиход стали входить жатки, многие общества оказались перед вопросом: либо машины, либо прежняя мелкополосица, допускавшая только серп. Правительство, как мы знаем, предлагало крестьянам устранить чересполосицу путем выхода на хутора и отруба. Однако ещё до столыпинской аграрной реформы крестьянство выдвинуло свой план смягчения чересполосицы при сохранении общинного землевладения. Переход на «широкие полосы», начавшийся в первые годы ХХ в., продолжился и позднее»[22], – пишет П.Н. Зырянов.

Администрация оказывала противодействие этой работе, так как она противоречила принципам столыпинской реформы, решая проблему чересполосицы иначе и часто более эффективно – ведь «укреплённые» наделы мешали укрупнению, и власти запрещали его, даже когда сами хозяева наделов не возражали. «В приведённых случаях мы видим столыпинскую аграрную реформу с малоизвестной до сих пор стороны, – суммирует П.Н. Зырянов. – Считалось, что эта реформа, несмотря на свою узость и, несомненно, насильственный характер, всё же несла с собой агротехнический прогресс. Оказывается, что насаждался только тот прогресс, который предписывался в законах, циркулярах и инструкциях. Насаждался сверху, не очень считаясь с обстоятельствами (например, с тем, что не все малоземельные крестьяне готовы выйти на отруба, потому что это усиливало их зависимость от капризов погоды). А тот прогресс, который шёл снизу, от самого крестьянства, чаще всего без колебаний пресекался, если он так или иначе затрагивал реформу»[23].

Не случайно на Всероссийском сельскохозяйственном съезде 1913 г., собравшем агрономов, большинство остро критиковало реформу, например, так: «Землеустроительный закон выдвинут во имя агрономического прогресса, а на каждом шагу парализуются усилия, направленные к его достижению»[24]. Земства в большинстве своём вскоре также отказали в поддержке реформе. Они предпочитали поддерживать кооперативы, основанные не на частной собственности, а на коллективной ответственности – как общины.

Чтобы уменьшить остроту «земельного голода», Столыпин проводил политику освоения азиатских земель. Переселенчество происходило и раньше – в 1885–1905 гг. за Урал переселилось 1,5 млн человек. В 1906–1914 гг. – 3,5 миллиона. 1 млн вернулся, «пополнив, видимо, пауперизированные слои города и деревни»[25]. При этом и часть оставшихся в Сибири не смогла наладить хозяйство, но просто стала здесь жить. Переселение в Среднюю Азию было связано с большими трудностями из-за климата и сопротивления местного населения.

«Переселенческий поток направлялся почти исключительно в сравнительно узкую полосу земледельческой Сибири. Здесь свободный запас земель скоро оказался исчерпанным. Оставалось или втискивать новых переселенцев на занятые уже места и заменять один перенаселённый район другим, или перестать смотреть на переселение как на средство облегчения земельной нужды во внутренних районах России»[26].

Последствия

Результаты аграрной реформы Столыпина оказались противоречивыми. Прирост сборов основных сельскохозяйственных культур в годы реформ снизился, еще хуже ситуация была в скотоводстве[27]. Это неудивительно, учитывая раздел общинных угодий. «В экономическом плане выдел хуторян и отрубников часто был связан с нарушением привычных севооборотов и всего сельскохозяйственного цикла работ, что крайне отрицательно сказывалось на хозяйстве общинников»[28]. При этом, благодаря поддержке чиновников, выделяющиеся могли получить лучшие земли. Крестьяне протестовали против «закрепощения земли в собственность», на что власти могли ответить арестами[29].

Протесты вызывали и спровоцированные реформой действия горожан, потерявших связь с деревней, а теперь возвращавшиеся, чтобы выделить и продать надел. Община и раньше не могла остановить крестьянина, решившего уйти в город. Но она и сохраняла землю за теми, кто решил остаться на селе и обрабатывать её дальше. И в этом отношении столыпинская реформа внесла очень неприятное для крестьян нововведение. Теперь бывший крестьянин мог эту землю продать. Уже потерявшие связь с землёй бывшие крестьяне возвращались на время, чтобы «укрепить» (один корень с крепостничеством), отрезать от крестьян часть земли. Более того, возможность продать свою часть бывшей крестьянской земли и получить таким образом «подъёмные» привела к тому, что столыпинская реформа усилила приток населения в города – явно к тому не готовые. Деньги, вырученные от продажи надела, быстро кончались, и в городах нарастала маргинальная, разочарованная масса бывших крестьян, не нашедших себе места в новой жизни.

Оборотная сторона столыпинской аграрной политики и её результативности – голод 1911–1912 годов. Крестьяне в Российской империи периодически голодали и раньше. Столыпинская реформа не переломила ситуацию.

Усилилось расслоение крестьянства. Но Столыпин ошибся в своих надеждах на то, что зажиточные слои станут союзниками помещиков и самодержавия. Даже сторонник реформ Столыпина Л.Н. Литошенко признавал: «С точки зрения социального мира разрушение общины и обезземеление значительной части её членов не могло уравновесить и успокоить крестьянскую среду. Политическая ставка на «крепкого мужика» была опасной игрой»[30].

В 1909 г. в России начался экономический подъём. По темпам роста производства Россия вышла на первое место в мире. Выплавка чугуна в 1909–1913 гг. увеличилась в мире на 32%, а в России — на 64%. Капиталы в России выросли на 2 млрд руб. Но в столыпинской ли реформе дело? Государство размещало на заводах крупные военные заказы — после Русско-японской войны Россия более тщательно готовилась к новым международным конфликтам. Предвоенная гонка вооружений способствовала ускоренному росту тяжёлой промышленности. Опережающие темпы роста определялись тем, что Россия проходила фазу промышленной модернизации, располагала дешёвой рабочей силой, что было оборотной стороной крестьянской бедности. Предвоенный рост длился не дольше, чем обычный экономический цикл подъёма, и нет никаких доказательств, что такой «столыпинский цикл» мог длиться много дольше, чем обычно, и не завершился бы очередным спадом.

В общем, результат реформ Столыпина, как бы к ним ни относиться, весьма скромен. Разрушить общину не удалось. Воздействие на производительность сельскохозяйственного производства оказалось противоречивым. Во всяком случае, системного выхода из аграрного кризиса реформа не дала и при этом несколько усилила социальную напряжённость в городах.

Реформа такого масштаба и направления не могла всерьёз изменить траекторию, которая вела империю к революции. Но сама эта революция могла осуществиться очень по-разному. Однако тут уж дело не в столыпинской реформе, а в мировой войне.

 

Читайте также:

Иван Зацарин. Две разные экспансии. К 390-летию продажи индейцами Манхэттена

Виктор Мараховский. Царь — не настоящий. Почему Ивану Грозному не везёт в кино

Дмитрий Михайличенко. Башкиры: жизнь в движении. Часть 2: свыкнуться с Россией и сражаться за неё

Иван Зацарин. Как нам вешали железный занавес. К 67-летию ФРГ

Игорь Пыхалов, Дмитрий Пучков. Великая оболганная война, или Была ли обезглавлена Красная армия

Клим Жуков, Дмитрий Пучков. О «чёрной археологии»

Иван Зацарин. К кому идут русские. К 67-летию самоубийства министра обороны США

Борис Юлин. Государство и Гражданская война. Зачем большевики разогнали Учредительное собрание

Иван Зацарин. Гражданская война не из-за рабов. К 160-летию погрома в Лоуренсе

Дмитрий Михайличенко. Башкиры: жизнь в движении. Часть 1: прийти к России

Андрей Смирнов. Дворцовые интриги и перевороты XVII-XVIII веков: что об этом пишут в учебниках

Иван Зацарин. Почему Илон Маск не Королёв. К 13-летию «частного космоса»

Евгения Галимзянова. Предреволюционная Россия Николая II и Столыпина: об устойчивости и упрощённости исторических евростандартов

Источник: histrf.ru

Столыпинская аграрная реформа 1906-1917 гг.

переход на главную

Как ясно показала первая российская революция, главной проблемой российского общества оставался аграрный вопрос, обострившийся на рубеже XIX-XX в. В будущем неудовлетворенное крестьянство, составлявшее большинство населения страны, могло пойти дальше разгрома 2 тыс. сожженных в 1905-1907 гг. помещичьих имений.

Кроме того, без развития сельского хозяйства Россия не могла развиваться как великая держава, что прекрасно понимал П.А. Столыпин.

1. Цели реформы

1.1. Социально-политические цели.

1.1.1. Главная цель заключалась в привлечении на сторону режима широких слоев крестьянства и предотвращение новой аграрной войны. Для этого предполагалось способствовать превращению большинства жителей российской деревни в крепкое, проникнутое идеей собственности, богатое крестьянство, которое, по словам Столыпина служит везде лучшим оплотом порядка и спокойствия.

Ранее была распространена точка зрения об ориентации столыпинской реформы на привлечение сложившегося узкого слоя кулаков.

1.1.3. Проводя аграрную реформу, правительство стремилось не затронуть интересы помещиков. В пореформенное время и в начале XX века правительство не смогло защитить дворянское землевладение от сокращения, но крупное и мелкое поместное дворянство продолжало составлять наиболее надежную опору самодержавия. Оттолкнуть его было бы для режима самоубийством.

Кроме того, дворянские сословные организации, в том числе Совет объединенного дворянства, имели большое влияние на Николая II и его окружение. Член правительства, а тем более премьер-министр, ставящий вопрос об отчуждении помещичьих земель, не мог бы удержаться на своем месте, а тем более организовать проведение такой реформы. Реформаторами учитывалось также и то, что помещичьи хозяйства производили весомую часть товарного хлеба, что тоже.

1.1.2. Другой целью являлось разрушение сельской общины. Помня об участии общины в борьбе 1905-1907 гг., реформаторы понимали, что главным в крестьянском движении являлся вопрос о земле и не стремились сразу разрушить административную организацию общины.

1.2. Социально-экономические цели были тесно связаны с социально-политическими. Планировалось ликвидировать поземельную общину, ее экономический землераспределительный механизм, с одной стороны, составлявший основу социального единства общины, а с другой сдерживавший развитие агротехники.

Конечной экономической целью реформ должен был стать общий подъем сельского хозяйства страны, трансформация аграрного сектора в экономическую базу новой Великой России.

2. Подготовка реформы.

2.1. Подготовка проектов реформы до революции. фактически началась Совещанием о нуждах сельскохозяйственной промышленности под руководством С.Ю. Витте в 1902-1903 гг. В 1905-1907 гг. выводы, сформулированные совещанием, прежде всего идея о необходимости разрушения поземельной общины и превращения крестьян в собственников земли, нашли свое отражение в ряде проектов государственных чиновников (Н.Н. Кутлер, В.И. Гурко).

2.2. С началом революции и активного участия крестьян в разгроме помещичьих имений, Николай II, напуганный аграрными восстаниями, изменил отношение к поземельной крестьянской общине. Крестьянскому банку было разрешено выдавать ссуды под крестьянские наделы (ноябрь 1905 г.), что фактически означало возможность отчуждения общинных земель. П.А. Столыпин в 1906 г., став премьер-министром, поддержал не затрагивавший интересы помещиков проект Гурко, легший в основу Указа 9 ноября 1906 г., положившего начало проведению аграрной реформы.

3. Основные направления реформы

3.1. Изменение формы собственности на крестьянскую землю, превращение их в полноправных владельцев своих наделов предполагалось законом 1910 г. осуществить прежде всего путем укрепления наделов в частную собственность. Кроме того, по закону 1911 г. разрешалось проводить землеустройство (сведение земли в хутора и отруба) без укрепления, после чего крестьяне также становились землевладельцами. В то же время продавать надел крестьянин мог только крестьянину, что ограничивало право земельной собственности.

3.2. Организация хуторов и отрубов (землеустройство). Без землеустройства техническое усовершенствование, экономическое развитие сельского хозяйства было невозможным в условиях крестьянской чересполосицы (2/3 крестьян центральных районов имели наделы, разделенные на 6 и более полос в различных местах общинного поля) и дальноземелья (40% крестьян Центра должны были ежедневно проходить от своих усадеб до наделов 5 и более верст). В экономическом плане, по замыслу Гурко, укрепление без землеустройства не имело смысла.

Поэтому планировались работы государственных землеустроительных комиссий по сведению полос крестьянского надела в единый участок — отруб. Если такой отруб находился вне деревни, туда переносилась усадьба, что означало образование хутора.

3.3. Переселение крестьян на свободные земли. Для решения проблемы крестьянского малоземелья и снижения аграрной перенаселенности в Центральных регионах активизировалась переселенческая политика. Выделялись средства для транспортировки желающих на новые места, прежде всего в Сибирь. Для переселенцев строились специальные (так называемые столыпинские) пассажирские вагоны. За Уралом крестьянам безвозмездно передавались земли, для подъема хозяйства и благоустройства выдавалась ссуда.

3.4. Продажа крестьянам земли в рассрочку через Крестьянский банк также необходима была для сокращения малоземелья. Под залог надельной земли выдавались ссуды для покупки казенной земли, переданной в фонд Банка, и земли, которую продавали помещики.

3.5. Развитию сельскохозяйственной кооперации, как промысловой, так и кредитной был дан импульс изданием в 1908 г. образцового устава. Кредитные товарищества получили некоторые льготы.

5. Ход реформы

5.1. Юридическая основа, этапы и сроки проведения реформы. Законодательной основой реформы стал Указ 9 ноября 1906 г., после принятия которого началось проведение реформы в жизнь. Основные положения Указа были закреплены в Законе 1910 г., одобренного Думой и Госсоветом. Серьезные уточнения в ход реформы внес закон 1911 г., отражавший изменение акцентов правительственной политики и означавший начало второго этапа реформы.

В 1915-1916 г. в связи войной проведение реформы фактически прекратилось. В июне 1917 г. реформа была официально прекращена Временным правительством.

Реформа осуществлялась усилиями главного управления землеустройства и земледелия, возглавлявшегося А.В. Кривошеиным и столыпинским министерством внутренних дел.

5.2. Превращение крестьян в землевладельцев на первом этапе (1907-1910 гг.) в соответствии с Указом 9 ноября шло несколькими путями.

5.2.1. Укрепление чересполосных участков в собственность. За эти годы было укреплено 2 млн. наделов. Когда нажим местных властей прекратился, процесс укрепления резко сократился. Кроме того, большинство крестьян, желавших лишь продать надел, не возвращаясь к ведению самостоятельного сельского хозяйства, уже сделали это. После 1911 г. подавали заявления лишь те, кто хотел продать свой участок. Всего в 1907-1915 гг. укрепленцами стали 2,5 млн. чел. — 26% крестьян Европейской России (без Западных губерний и Зауралья), но почти 40% из них продали свои участки, в большинстве своем переселившись за Урал, уйдя в город или пополнив слой сельского пролетариата.

5.2.2. Землеустройство на втором этапе (1911-1916 гг.) по законам 1910 и 1911 гг. давало возможность получения надела в собственность автоматически — после создания отрубов и хуторов, без подачи заявления об укреплении в собственность.

5.2.3. В стародушных общинах (общинах, где не было переделов с 1861 г.) по закону 1910 г. крестьяне автоматически признавались собственниками наделов. Такие общины составляли 30% от их общего числа. В то же время лишь 600 тыс. из 3,5 млн. членов беспередельных общин запросили документы, удостоверяющие их собственность.

5.2.4. Подворные владения. Крестьяне Западных губерний и некоторых районов Юга, где общины не существовало, также автоматически стали собственниками. Для этого им не требовалось подавать специальные заявления. За Уралом реформа формально не проводилась, но и там крестьяне не знали общинной собственности.

5.3. Землеустройство. Организация хуторов и отрубов. В 1907-1910 гг. лишь 1/10 крестьян, укрепивших свои наделы, образовали хутора и отруба.

После 1910 г. правительство осознало, что крепкое крестьянство не может возникнуть на многополосных участках. Для этого необходимо было не формальное укрепление в собственность, а экономическое преобразование наделов. Местным властям, прибегавшим подчас к принуждению общинников, не рекомендовалось больше искусственное поощрение укрепительного процесса. Главным направлением реформы стало землеустройство, которое теперь само по себе превращало землю в частную собственность крестьян.

Теперь процесс пошел с ускорением. Всего к 1916 г. 1,6 млн. единоличных хозяйств (хуторов и отрубов) были образованы приблизительно на 1/3 крестьянской надельной (общинной и подворной) и купленной крестьянами у банка земли.

Это было начало. Важно, что в действительности потенциальный размах движения оказывался шире: заявления о землеустройстве подали еще 20% крестьян Европейской России, но землеустроительные работы были приостановлены войной (май 1915 г.) и прерваны революцией.

5.4. Переселение за Урал. Получив ссуду от правительства, на новые земли в столыпинских вагонах двинулось 3,3 млн. чел., 2/3 которых составляли безземельные или малоземельные крестьяне. 0,5 млн. вернулись, многие пополнили население сибирских городов или стали сельскохозяйственными рабочими. Только небольшая часть крестьян стала сельскими хозяевами на новом месте. Это направлении реформы, имея ориентацию на переселение бедняков, оказалось наименее эффективным, хотя и сыграло важную роль в развитии Сибири.

5.4. Покупка земли крестьянами с помощью Крестьянского банка приобрела значительные размеры. Банком было продано 15 млн. казенной и помещичьей земли, из нее 90% купили в рассрочку крестьяне. Особые льготы при этом предоставлялись владельцам хуторов и отрубов, получавших, в отличии от других, ссуду в размере 100% стоимости приобретаемой земли под 5% годовых.

5.5. Быстрыми темпами развивалось кооперативное движение. В 1905-1915 гг. число сельских кредитных товариществ увеличилось с 1680 до 15,5 тыс. Число производственных и потребительских кооперативов в деревне возросло с 3 тыс. в 1908 г. до 10 тыс. в 1915 г. Многие экономисты разной политической ориентации приходили к выводу о том, что именно кооперация представляет собой наиболее перспективное направление развития русской деревни, отвечая потребностям модернизации крестьянского хозяйства.

В то же время, при отсутствии государственного кредита сельскому хозяйству, уровень развития кооперации оставался недостаточным для российской деревни.

6. Основные экономические итоги реформы

6.1. Крестьянский сектор агроэкономики России переживал серьезный прогресс. Большую роль в этом сыграли урожайные годы и рост мировых цен на зерно. Но особенно прогрессировали отрубные и хуторские хозяйства, где в большей степени применялись новые технологии. Урожайность в них превышала аналогичные показатели общинных полей на 30-50%.

6.2. Значительно повысилась товарность крестьянского хозяйства, также в значительной степени за счет хуторов и отрубов. Вводились новые системы земледелия и сельскохозяйственные культуры. От трети до половины единоличников участвовали в кредитных товариществах, что давало им средства для модернизации. Свыше 1,6 млн. крестьян посетило сельскохозяйственные курсы.

6.2. В целом же переворот в агроэкономике и агротехнике не произошел, но при оценке экономических результатов важно учитывать, что реформа, рассчитанная на десятилетия, за несколько лет успела лишь уточнить направление и набрать темп. Без крупных кредитов, мелиорации и других мер реформа не способна была дать больших результатов, а такие мероприятия не могли осуществляться без выделения государством значительных средства.

7. Основные социальные и политические

итоги реформы

В социально-политическом отношении реформа имела относительный успех.

7.1. Социальные итоги. Судьба общины.

7.1.1. Разрушение поземельной общины. Община как орган самоуправления российской деревни не была затронута реформой, но социально-экономический организм общины начал разрушаться. Число поземельных общин сократилось со 135 тыс. до 110 тыс. Особенно быстро процесс происходил в наиболее развитых северо-западных, южных и юго-восточных районах, где община исторически была слабее.

Некоторые историки считали, что реформа не удалась, так как из общины, якобы, вышли лишь 26% крестьян и процесс выхода стал затухать с 1910 г. Но учитывались только крестьяне, укрепившие свои чересполосные наделы в собственность.

После 1910 г. заявлений об укреплении в собственность наделов и, соответственно, выходе из поземельной общины поступало все меньше. Но землеустроительные процессы развивались с этого времени все быстрее. Землеустроившиеся хозяева также становились собственниками.

Из общины вышло более трети ее членов, но процесс еще не был завершен. Свидетельством о росте этой тенденции является значительное число поданных заявлений о землеустройстве, бo льшую часть которых землеустроители не успели выполнить к маю 1915 г.

В итоге в центре страны вместе с членами стародушных общин в разрушение поземельной общины было вовлечено не менее 2/3 бывшего общинного крестьянства. С учетом Запада и Юга России, Прибалтики, Сибири, где поземельных общин не существовало, большинство крестьянства страны к 1917 г. фактически находились вне поземельной общины.

Важно также учитывать, что реформа, рассчитанная, как минимум, на два десятилетия, только началась, и лишь в 1910-1911 г. было найдено верное направление ее развертывания.

7.1.2. Вопрос о жизнеспособности общины. В то же время в центральных нечерноземных районах распад общины почти не наблюдался. Именно здесь более многочисленными были случаи поджогов хуторов, а крестьяне, желавшие выйти из общины, часто не получали согласия сельского схода. В нечерноземном центре общинные традиции были наиболее сильными, а сельское хозяйство наиболее отсталым в социально-экономическом отношении. Низкий уровень жизни определял стремление крестьян, мало здесь занимавшихся промыслами, сохранить старый уравнительный механизм и орган социальной защиты.

Беспередельные общины, в основном находившиеся на Украине, по ряду других причин также в основном сохранили свою целостность.

При этом реформа оказала благотворное влияние на сохранившиеся общины. Она выявила некоторую жизнеспособность общинной организации. Освободившиеся от потенциальных пролетариев, продавших свои наделы, общины также постепенно обращались к использованию прогрессивных методов хозяйствования. Более 2,5 млн. заявок на землеустройство были поданы общинами. Сельские общества все чаще применяли многополье и травосеяние, не ставшими, впрочем, преобладающей здесь формой аграрной технологии.

7.2. Социально-политические итоги реформы.

7.2.1. Частичный успех. Прекращение крестьянских выступлений. На первом этапе в 1907-1909 гг. при укреплении наделов в собственность, часто под нажимом земских начальников, число крестьянских выступлений (в основном против произвола властей) начало расти, достигнув в 1910 г. почти 1 тыс. Но после переноса акцента правительственной политики на землеустройство, отказа от принуждения и некоторых экономических успехов крестьянские волнения почти прекратились, сократившись в 1913 г. до 128.

7.2.2. Предотвращение всеобщего крестьянского восстания и общего передела. Главная политическая цель все же не была достигнута. Как показал 1917 г., крестьянство сохранило способность всем миром выступить против помещиков (и режима защищавшего их), под воздействием не столько экономической необходимости, сколько исторической памяти о веках крепостного угнетения, ненависти к барам.

В 1917 г. стало очевидно, что аграрная реформа запоздала на 50 лет, но основной причиной ее относительной неудачи явилась социально-политическая половинчатость преобразований, проявившаяся в сохранении помещичьих земель в неприкосновенности

 

Источник: historikoff.net

Предпосылки и причины

Одна из основных причин, которые побудили Российскую Империю начать массовое изменение в государственном устройстве были основаны на том, что большое количество простых людей высказывали свое недовольство властью. Если до этого времени высказывание недовольства сводилось к разовым мирным акциям, то к 1906 году эти акции стали намного масштабнее, а также кровавые. В результате стало очевидно, что Россия борется не только с очевидными экономическими проблемами, но и с очевидным революционным подъемом.

Очевидно, что любая Победа государства над революцией основывается не на физической силе, а на силе духовной. Сильное духом государство само должно встать во главе реформ.

Петр Аркадьевич Столыпин

Причины аграрной реформы Столыпина

Одно из знаковых событий, которые побудили правительство России начать скорейшее реформы, случилось 12 августа 1906 года. В этот день в Петербурге на Аптекарском острове произошел теракт. В этом месте столицы жил Столыпин, который к этому времени занимал пост председателя правительства. В результате прогремевшего взрыва погибло 27 человек и 32 человека были ранены. Среди раненых были дочь и сын Столыпина. Сам Председатель правительства чудом не пострадал. В результате в стране был принят закон о военно-полевых судах, где все дела, касающиеся терактов, рассматривались в ускоренном порядке, в течение 48 часов.

Случившийся взрыв лишний раз указал Столыпину, что народ желает коренных перемен внутри страны. Эти перемены нужно было давать людям в кратчайшие сроки. Именно поэтому было ускорена аграрная реформа Столыпина, проект который стал продвигаться гигантскими шагами.

Суть реформы

24 августа 1906 года было опубликовано программа реформ правительством Российской Империи в аграрном секторе. Данная реформа представляла собой два больших блока:

  • Первый блок призвал граждан страны успокоиться, а также информировал о чрезвычайном положении во многих районах страны. Из-за терактов в ряде регионов России были вынуждены ввести чрезвычайное положение и военно-полевые суды.
  • Второй блок объявлял о созывы Государственной Думы, в ходе работы который планировалось создать и реализовать комплекс аграрных реформ внутри страны.

Суть аграрной реформы Столыпина

Столыпин отчетливо понимал, что реализация одних только аграрных реформ не позволит успокоить население и не позволит Российской Империи сделать качественный скачок в своем развитии. Поэтому Наряду с изменениями в сельском хозяйстве Председатель правительства говорил о необходимости принятия законов о вероисповедании, равноправии среди граждан, реформировании системы местного самоуправления, о правах и быте рабочих, необходимости введения обязательного начального образования, введение подоходного налога, увеличение жалование учителей и так далее. Одним словом все то, что в дальнейшем реализована Советская власть, было одним из этапов столыпинской реформы.

Безусловно, начать изменения такого масштаба в стране крайне тяжело. Именно поэтому Столыпин решил начать с аграрной реформы. Это было связано с рядом факторов:

  • Основная движущая сила эволюции это крестьянин. Так было всегда и во всех странах, так было и в те времена в российской империи. Поэтому для того, чтобы снять революционный накал было необходимо обратиться к основной массе недовольных, предложив им качественные изменения в стране.
  • Крестьяне активно выказывали свою позицию о том, что помещичьи земли необходимо перераспределить. Зачастую помещики оставляли себе лучшие земли, выделяя крестьянам не плодородные участки.

Первый этап реформы

Аграрная реформа Столыпина началась с попытки разрушение общины. До этого момента крестьяне в деревнях жили общинами. Это были специальные территориальные образования, где люди жили единым коллективом, выполняя единые коллективные задачи. Если пытаться дать более простое определение, то общины очень похожи на колхозы, которые в дальнейшем реализовала Советская власть. Проблема же общин заключалась в том, что крестьяне жили сплоченной группы. Они работали для единой цели для помещиков. У крестьян, как правило, не было своих крупных наделов, и они не особо переживали за итоговый результат своей работы.

9 ноября 1906 года Правительство Российской империи издало указ, который позволял крестьянам свободно выходить из общины. Выход из общины был бесплатным. При этом крестьянин сохранял за собой все свое имущество, а также земли, которые были ему выделены. При этом, если земли выделялись на различных участках, то крестьянин мог требовать, чтобы земли были объединены в единый надел. Выходя из общины, крестьянин получал землю в виде отруба или хутора.

Карта аграрной реформы столыпина.

Карта аграрной реформы

Отруб это участок земли, который выделялся крестьянину, выходящему из общины, с сохранением за этим крестьянином его двора в деревне.

Хутор это земельный участок, который выделялся крестьянину, выходящему из общины, с переселением этого крестьянина из деревни на собственный участок.

С одной стороны такой подход позволял реализовать внутри страны реформы направленные на изменение внутри крестьянского хозяйства. Однако с другой стороны помещичье хозяйство оставалось нетронутым.

Суть аграрной реформы Столыпина, по замыслу самого создателя сводилась к следующим преимуществам, которые страна получала:

  • Крестьяне, жившие общиной, были массово подвержены влиянию революционеров. Крестьяне, которые живут отдельными хозяйствами, гораздо менее доступны для революционеров.
  • Человек, который получил в свое распоряжение землю, и который зависит от этой земли, напрямую заинтересован в конечном результате. В результате человек будет думать не о революции, а о том, как увеличить свои урожай и свою прибыль.
  • Отвлечь внимание от желания простых людей разделить помещичью землю. Столыпин выступал за неприкосновенность частной собственности, поэтому с помощью своих реформ он старался не только сохранить помещичьи земли, но и предоставить крестьянам то, что действительно было нужно.

В какой-то степени аграрная реформа Столыпина была похожа на создание передовых фермерских хозяйств. В стране должны были появиться в огромном количестве мелкие и средние землевладельцы, который бы не зависели напрямую от государства, а самостоятельно стремились развивать свой сектор. Этот подход находил выражение и в словах самого Столыпина, который часто подтверждал, что страна в своем развитии делает упор на «крепких» и «сильных» землевладельцев.

На начальном этапе развитие реформы правом выйти из общины пользовались немногие. Фактически из общины выходили только зажиточные крестьяне и беднота. Зажиточные крестьяне выходили потому, что у них было все для самостоятельной работы, и они могли теперь работать не на общину, а на себя. Беднота же выходила для того, чтобы получить отступные деньги, тем самым поднять свое материальное положение. Беднота, как правило, прожив какое-то время вдали от общины и лишившись своих денег, возвращались назад в общину. Именно поэтому на начальном этапе развития очень мало людей выходило из общины в передовые аграрные хозяйства.

Официальная статистика говорит о том, что только 10% всех образовавшихся аграрных хозяйств могли претендовать на звание успешного фермерского хозяйства. Только эти 10% хозяйств использовали современную технику, удобрение, современные способы работы на земле и так далее. В конечном итоге только эти 10% хозяйств работали выгодно с экономической точки зрения. Все остальные хозяйства, которые были образованы в ходе аграрной реформы столыпина, оказались убыточными. Связано это с тем, что подавляющее большинство выходящих из общины людей были бедниками, которые не были заинтересованы в развитии аграрного комплекса. Эти цифры характеризуют первые месяцы работы столыпинских замыслов.

Политика переселения как важный этап реформы

Одна из существенных проблем Российской империи того времени заключалась в, так называемом, земельном голоде. Под этим понятием подразумевается то, что восточная часть России была крайне мало освоена. В результате подавляющее большинство земель в этих регионах были неосвоенными. Поэтому аграрная реформа Столыпина ставила одной из задач переселять крестьян из западных губерний в восточные. В частности, говорилось о том, что крестьяне должны переселяться за Урал. Прежде всего, эти изменения должны были коснуться тех крестьян, которые не имели своей земли в собственности.

Переселение крестьян в Сибирь

Так называемые, безземельные должны были переселиться за Урал, где должны были основать свое фермерское хозяйство. Данный процесс был абсолютно добровольным и никого из крестьян правительство не заставляло переселяться в восточные регионы насильственного. Более того, политика переселения основывалась на том, чтобы предоставить крестьянам, которые решатся переехать за Урал, максимальные льготы и хорошие условия для проживания. В результате, человек, который соглашался на такое переселение, получал следующие послабления со стороны правительства:

  • Фермерское хозяйство крестьянина на 5 лет освобождались от любых налогов.
  • Крестьянин получал в свою собственность землю. Земля предоставлялась из расчета: 15 га на фермерское хозяйство, а также по 45 га на каждого из членов семьи.
  • Каждый переселенец получал денежную ссуду на льготных началах. Величина этой суды зависела от региона переселения, и в некоторых регионах достигала до 400 рублей. Это огромные деньги для Российской Империи. В любом регионе 200 рублей выдавались безвозмездно, а остальные деньги в виде ссуды.
  • Все мужчины, образовавшегося фермерского хозяйства, освобождались от воинской повинности.

Существенные преимущества, которые гарантировало государство крестьянам, привели к тому, что в первые годы реализации аграрной реформы большое количество людей переселилась из западных губерний в восточные. Однако несмотря на такой интерес населения к данной программе с каждым годом количество переселенцев все уменьшалось. Более того, с каждым годом увеличивался процент людей, которые возвращались назад в южные и западные губернии. Наиболее ярким примером является показатели переселения людей в Сибирь. В период с 1906 года по 1914 года в Сибирь переселилось более 3 миллионов человек. Однако проблема заключалась в том, что правительство оказалась не готово к такому массовому переселению и не успевало подготовить нормальные условия для проживания людей в конкретном регионе. В результате люди приезжали на новое место жительства, не имея никаких удобства и никаких устройств для комфортного проживания. В результате только из Сибири на прежнее место проживание вернулась порядка 17% людей.

Крестьянская изба

Несмотря на это аграрная реформа Столыпина в плане переселения людей дала положительные результаты. Здесь положительные результаты нужно рассматривать не с точки зрения количества людей, которые переселились и вернулись обратно. Основной показатель эффективности данной реформы заключается в освоении новых земель. Если говорить о той же Сибири, переселение людей привело к тому, что в данном регионе было освоено 30 миллионов десятин земли, которая до этого пустовала. Еще более важным преимуществом было то, что новые хозяйства были абсолютно оторваны от общин. Человек самостоятельно приезжал со своей семьей и самостоятельно поднимал свое фермерское хозяйство. У него не было никаких общественных интересов, никаких соседних интересов. Он знал, что есть конкретный земельный участок, который ему принадлежит, и который должен его кормить. Именно поэтому показатели эффективности аграрной реформы в восточных регионах России несколько выше чем в западных регионах. И это несмотря на то, что западные регионы и западные губернии традиционно более финансируемые и традиционно более плодородные с обработанной землей. Именно на востоке удалось добиться создания крепких фермерских хозяйств.

Главные результаты реформы

Аграрная реформа Столыпина имела огромное значение для Российской Империи. Впервые страна начала реализовывать такого масштаба изменения внутри страны. Были очевидны положительные сдвиги, но для того, чтобы исторический процесс мог дать положительную динамику, ему нужно время. Неслучайно сам Столыпин говорил:

Дайте стране 20 лет покоя внутреннего и внешнего и Вы не узнаете Россию.

Столыпин Пётр Аркадьевич

Это действительно было так, но, к сожалению, у России не было 20 лет тишины.

Результаты столыпинских реформ

Если же говорить о результатах аграрной реформы, то ее основные результаты, которые были достигнуты государством за 7 лет, можно свести к следующим положениям:

  • На 10% были увеличены посевные площади по всей стране.
  • В отдельных регионах, где крестьяне массово выходили из общины, посевные площади удалось увеличить до 150%.
  • Экспорт зерна был увеличен, составляя 25% от всего мирового экспорта зерна. В урожайные годы этот показатель увеличивался до 35 — 40%.
  • Закупка сельскохозяйственного оборудования за годы проведения реформ увеличилась в 3,5 раза.
  • В 2,5 раза увеличился объем используемых удобрений.
  • Рост промышленности в стране шел колоссальными шагами +8,8% в год, Российская Империя в этом плане вышла на первое место в мире.

Это далеко не полный показатели проведения реформы в Российской Империи в плане сельского хозяйства, но даже эти цифры показывают, что реформа имела однозначную положительную динамику и однозначный положительный результат для страны. Вместе с этим добиться полной реализации тех задач, которые ставил перед страной Столыпин, не удалось. В стране не удалось в полном объеме реализовать фермерские хозяйства. Это было связано с тем, что традиции ведения коллективного хозяйства у крестьян были очень сильны. И крестьяне нашли выход для себя в создании кооперативов. Кроме того повсеместно создавались артели. Первый артель был создан в 1907 году.

Артель это объединение группы лиц, которые характеризуют одну профессию, для совместной работы этих лиц с достижением общих результатов, с достижением общих доходов и с общей ответственностью за конечный результат.

В результате можем говорить о том, что аграрная реформа Столыпина была одним из этапов массового реформирования России. Это реформирование должно было в корне изменить страну, переведя ее в разряд одной из ведущих мировых держав не только в военном смысле, но и в смысле экономическом. Главная же задача данных реформы заключалась в том, чтобы разрушить общины крестьян, создав мощные фермерские хозяйства. Правительство хотело увидеть сильных собственников земли, в которых бы выражались не только помещики, но и частные хозяйства.

Популярные статьи:


Список правителей России

Полтавская битва

Император Павел 1

Присоединение Украины

 

Последние добавления:

Источник: istoriarusi.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.