Либеральное направление западники и славянофилы

Россию времени правления Николая I (1825-1855) нередко называют «фасадной империей»: за внешним блеском скрывались острые и болезненные проблемы, стоящие перед страной. Оформились направления общественной мысли: официальное (консервативно‑монархическое), либеральное (представленное взглядами западников и славянофилов) и революционное (социалистическое).

В России на протяжении всего XIX в. консерваторы принадлежали к разным слоям общества. Консервативно‑монархическое направление нашло выражение в знаменитой формуле министра народного просвещения С. С. Уварова: «Православие, самодержавие, народность». Россия, согласно этой теории, — это самобытная страна, основами бытия которой являются самодержавие, единственная форма правления, которую поддерживает русский народ; православие, исконное воплощение его духовности и надежная опора единовластия монарха; народность, неразрывно связующая самодержца и общество. В монархии сосредоточены интересы страны и народа, вот почему необходимы не отказ от самодержавного принципа управления, а его всемерное укрепление, не преобразования, а сохранение существующего порядка, не оглядка на Европу, а борьба с «крамолой».


Формой существования либеральных и революционных идей в 30-40‑е гг. стали немногочисленные кружки. Именно в них определилась идеология основных течений русского либерализма тех лет — западничества и славянофильства.

Общие взгляды представителей либерального направления:

— были горячими патриотами, твердо верили в великое будущее своей России, резко критиковали николаевскую Россию;

— отрицали революционные способы переустройства страны;

— считали необходимой отмену крепостного права в России;

— главные надежды связывали с силой общественного мнения и готовностью власти к преобразованиям;

— в центре споров — вопрос об историческом пути России, ее прошлом и будущем, об отношении к преобразованиям Петра I и их значении для судеб России.

Впервые идеи западников сформулировал П. Я. Чаадаев в своих «Философских письмах», опубликованных в 1830 г. в журнале «Телескоп».

Западники (П. В. Анненков, В. П. Боткин, А. И. Гончаров, Т. Н. Грановский, К. Д. Кавелин, М. Н. Катков, В. М. Майков, П. А. Мельгунов, С. М. Соловьев, И. С. Тургенев, П. А. Чаадаев и др.):


— резко выступали против теории «официальной народности», против взглядов славянофилов;

— утверждали, что Россия развивается в том же направлении и по тем же законам, что и европейские страны;

— задача состоит в том, чтобы преодолеть отставание от западных стран: ввести конституционные формы правления (Россия должна стать либо конституционной монархией, либо республикой), провести судебную и военную реформы;

— идеал для западников — Петр I, решительно двинувший страну на европейский путь.

Силой, способной стать двигателем прогресса, западники считали «образованное меньшинство».

Славянофилы (А. С. Хомяков, Ю. Ф. Самарин, С. Т. и К. С. Аксаковы, И. В. и П. В. Киреевские):

— считали, что отсутствие западной культуры в истории русского общества есть благо;

— отстаивали историческую самобытность России;

— поддерживали самодержавие, считая, что сила власти должна принадлежать царю, а сила мнения — народу;

— критически относились к личности Петра I, считая, что его преобразования нарушили договор, равновесие в жизни страны, сбили ее с начертанного богом пути;


— утверждали, что социальной основой общества является крестьянская община, которая обеспечивает гармонию и согласие.

Защищая самодержавие и не придавая большого значения делу политической свободы, славянофилы в то же время были убежденными демократами, сторонниками духовной свободы личности.

Революционное направление общественной мысли в 30‑е гг. развивалось под влиянием идей декабристов (кружки братьев Крицких, Н. П. Сунгурова и др.). 30-40‑е годы XIX в. — время начала формирования в русской общественно‑политической жизни революционно‑демократической идеологии. Ее основателями стали В. Г. Белинский, А. И. Герцен, Н. И. Огарев, Н. Г. Чернышевский. Все большую популярность приобретали социалистические учения. Особенно значительным успехом пользовались идеи Фурье (кружок М. В. Петрашевского, разгромленный правительством в 1849 г.; среди его членов были Ф. М. Достоевский, М. Е. Салтыков‑Щедрин и др.). Глубокое влияние этих учений испытал и А. И. Герцен, увлекавшийся также теориями западников. В начале 1850‑х гг., находясь в эмиграции, он разработал теорию «русского», или «общинного», социализма. Это общественное движение получило название русского утопического социализма.

Взгляды А. И. Герцена:

— он сторонник ликвидации крепостного права;

— признавал преимущества буржуазной демократии перед феодально‑абсолютистскими режимами;


— теория «русского социализма» основывалась на представлениях о преимуществах сельской общины; сохранение сельской общины виделось ему залогом перехода России к социализму, минуя капитализм;

— русский крестьянин — прирожденный социалист, считал он;

— социализм представлялся в освобождении крестьян с землей, в общинном землевладении и в крестьянской идее «права на землю»;

— революционный демократизм, выражение интересов и стремлений крестьян, боровшихся за полное свержение помещичьей власти и полное уничтожение помещичьего землевладения;

— сторонник республиканской формы правления и принципиальный противник сохранения монархических форм;

— выступал за всеобщую выборность органов власти, подотчетность должностных лиц народу;

— будущее наступление безгосударственного устройства связывал с победой социализма в мировом масштабе, с уничтожением милитаризма, свойственного буржуазным государствам, а также с длительным перевоспитанием самого человека;

— отстаивал право наций на самоопределение и образование самостоятельного государства.

Ранний русский утопический социализм оказал сильное влияние не только на общественное развитие России, идеи социализма частично нашли воплощение в разработке закона об отмене крепостного права. Невозможность воплощения основных идей утопизма в жизнь привела прогрессивную общественность к идеям марксизма, философия которого призывала действовать более решительно, чтобы воплотить идеи социализма в жизнь.


Источник: istorikonline.ru

Политология

Семинар №3

Качества людей и государей

Мы подошли к одному из самых интересных и сложных вопросов, который сильно волновал Макиавелли: каким же должен быть истинный государь? Макиавелли пытается создать универсальный портрет идеального правителя, который смог бы не только завоевать власть, но и распорядиться ею надлежащим образом.

С чего же начинается поиск? Несмотря на то, что государи стоят выше прочих, пороки и добродетели Макиавелли ищет именно среди качеств, присущих обыкновенным людям. Весь мир условно делится на две половинки: добро и зло. Если смешать эти противоположности, то как раз получится богатая палитра красок, которая и отобразит загадочный и противоречивый мир, окружающий нас. Итак, положительные качества: щедрость, честность, твердость духа, смелость, снисходительность, целомудрие, прямодушие, покладистость, набожность и др. Отрицательные качества: скупость, алчность, жестокость, вероломство, малодушие, надменность, распутство, лукавство, упрямство, легкомыслие и т.д. Самое похвальное для государя – соединять в себе все перечисленные положительные качества, но это невозможно и Макиавелли прекрасно понимает это.


Первое – щедрость. Качество очень хорошее, но его довольно трудно проявить. Если быть щедрым в меру, тебя могут обвинить в скупости. А если действительно постоянно тратить огромные суммы на благотворительность, быстро разоришься. Следовательно, самым благоразумным будет «примириться со славой скупого правителя». Государь должен знать чувство меры. Щедрость просто необходима, если ты еще не получил власть и возможна, если тратишь чужое добро: «расточая чужое ты прибавляешь себе славы, тогда как расточая свое – ты только себе вредишь. « Между тем презрение и ненависть подданных – это то самое, чего государь должен более всего опасаться, щедрость же вдет к тому и к другому»]. Вот яркий пример того, как положительное качество может обернуться против своего обладателя.

Вторая категория, которую рассматривает Макиавелли – понятия любви и страха. Государь не должен считаться с обвинениями в жестокости. Но при этом не надо быть скорым на расправу. Следует взвесить все «за» и «против» и только тогда принять решение, т.к. исправить положение впоследствии уже не удастся. Если же государь должен выбирать между любовью и страхом со стороны своих подданных, то надежнее выбрать страх. И уж ни в коем случае нельзя проявлять мягкосердечие по отношению к войскам. Дисциплина и полное повиновение командованию – вот залог успешного ведения боевых действий.


Еще два замечательных людских качества – верность и прямодушие. Но и они не всегда приемлемы для государя. Политическая борьба – это тонкая игра, основным правилом которой является умение хитрить. История показывает, что большего добивались те правители, которые не всегда следовали своим обещаниям и в нужный момент умели обводить своих противников вокруг пальца. Честность не всегда уместна. Если бы все правители держали свое слово, тогда было бы легче, но это вовсе не так. Следовательно, нужно учитывать конкретные обстоятельства и приноравливаться к ним. На первый план в данном случае выходят не личные симпатии, а государственные интересы.

В борьбе с врагом можно руководствоваться двумя способами: законами или силой. Первый из этих способов присущ человеку, второй – зверю. Государь должен уподобиться двум зверям: льву и лисе, т.е. соединить в себе силу и хитрость. Разумный правитель, считает Макиавелли, не может и не должен оставаться верным своему обещанию, если это вредит его интересам. Зато в нужный момент он обязан проявить силу и доказать при помощи оружия свое превосходство.


В глазах людей государь должен быть сострадательным, милостивым, верным слову, искренним и благочестивым. Самое лучшее, если эти качества будут не просто внешними, но и отразят сущность правителя. Однако следует учитывать, что при необходимости надо уметь проявлять и противоположные качества, «то есть… по возможности не удаляться от добра, но при надобности не чураться и зла».

Итак, государь должен вести себя так, чтобы не навлечь на себя ненависть или презрение подданных. Презрение можно возбудить непостоянством, легкомыслием, изнеженностью, малодушием и нерешительностью. Следовательно, от этих качеств надо избавляться. Самая главная опасность, которая находится внутри страны – заговорщики. Для того чтобы избежать их появления, просто необходимо расположить к себе своих подданных. Если заговорщик будет один, он не рискнет бунтовать против законного государя. Но если соберется большое число недовольных правлением, то государь может лишиться власти. Хорошее устройство государства – вот основная составляющая его стабильного развития. В качестве примера в данном случае Макиавелли приводит устройство Франции. Власть короля здесь находится в неразрывной связи с деятельностью парламента. Это «полезное учреждение» помогает «обуздывать сильных» и «поощрять слабых». В результате достигается необходимый компромисс между основными силами, способными выказывать свое недовольство.


Рано или поздно перед государем встает вопрос: какие враги для него опаснее – внутренние или внешние? Если правитель не может положиться на свой народ, то ему необходимо иметь убежище на случай возможного восстания, для этих целей и строятся крепости. Если же основную угрозу представляют внешние враги, то возведение крепостей не обязательно. «Лучшая из всех крепостей – не быть ненавистным народу». Что же должен делать государь, чтобы его почитали? Ответ закономерен: «Ничто не может внушить к государю такого почтения, как военные предприятия и необычайные поступки».

Макиавелли и здесь остается верным своим убеждениям. Военное дело – основа основ правления. В качестве нового государя, который прекрасно понимает это, выступает Фердинанд Арагонский, король Испании. Он сумел занять своих подданных делом, а сам в это время решал внешние проблемы. Государя уважают, если он способен на решительные поступки. И в противостоянии двух государств гораздо лучше поддержать одно из них, чем оставаться в стороне и бездействовать. Но при этом следует опасаться союза с теми, кто сильнее тебя, чтобы не попасть в зависимость.

Помимо военных дел и благоустройства войска у правителя есть масса других задач во внутренней политике.


должен покровительствовать искусству, развивать торговлю, земледелие и ремесла, заботиться об украшении как отдельных городов, так и всего государства. Все эти компоненты составляют основу экономической, социальной .политической и культурной жизни страны. В каждом поступке государя должны присутствовать достоинство и величие, которые помогут укрепить власть и избежать ненужных ошибок.

И уж конечно мудрый правитель не сможет обойтись без советников. Он должен выбрать самых достойных людей, с которым сможет советоваться по различным вопросам. Мы уже убедились в том, что государь отвечает за совершенно различные аспекты жизни страны и граждан, а, следовательно, не может заниматься всеми делами лично. Вот для этого и пригодятся верные и преданные подданные, на которых можно было бы положиться. Следует учесть, однако, что, какими бы умными ни были советники, последнее слово должно всегда оставаться за правителем. Выслушав все советы, он сам должен принять единственно правильное решение.

Основная проблема, с которой может столкнуться государь при общении со своими приближенными, – это огромное количество льстецов. Таких людей всегда можно найти в непосредственной близости к трону. Их речи весьма приятны, и много усилий надо приложить к тому, чтобы не подпасть под влияние подобных хитрецов. Настоящие советники должны заботиться о благе государства, а не о личной выгоде. Если правитель сочтет нужным, он сам окажет верным соратникам должные почести. Но какие бы советы ни давались, ответственным за принятое решение будет государь. Следовательно, он должен обладать мудростью, чтобы привести различные мнения к должному компромиссу.

Итак, портрет истинного государя готов. Макиавелли постепенно, шаг за шагом воссоздал образ сильной и неординарной личности, которая способна управлять могущественнейшим государством. Отличительная черта этого образа – стремление к «золотой середине». Личные качества правителя, по возможности, не должны переходить определенные рамки дозволенного. Щедрость должна быть умеренной, любовь соседствовать со страхом, а прямодушие и честность могут запросто ужиться с хитростью и даже лукавством. Государь обязан совместить в себе качества льва и лисы, уметь правильно оценивать действия и советы своих приближенных, принимать волевые решения и, наконец, обладать природной мудростью. Все поступки должны совершаться во имя государственных интересов и на благо подданных. Возможно ли, встретить в одном человеке сочетание стольких качеств? На этот вопрос Макиавелли отвечает в заключительных главах своего трактата.

Политика и мораль

Вопрос о соотношении политики и морали – один из наиболее спорных в творчестве Макиавелли. Исследователи по-разному оценивают взаимодействие этих двух компонентов. Одни говорят о беспринципности Макиавелли и осуждают вседозволенность в выборе средств для достижения целей (отрицательное значение понятия «макиавеллизм», об этом мы говорили ранее), другие воспринимают политику и мораль как единое целое. Обратимся к источнику.

Макиавелли признает, что добиться поставленной цели можно различными способами: «один действует осторожностью, другой натиском; один – силой, другой – искусством; один терпением, другой – противоположным способом, и каждого его способ может привести к цели». Но не всегда при этом можно получить желаемый результат. Все будет зависеть от конкретной исторической ситуации. И все же Макиавелли нельзя обвинить в покровительстве вседозволенности. После размышлений о завоеваниях он недвусмысленно заявляет: «достойную осуждения ошибку совершает тот, кто не учитывает своих возможностей и стремится к завоеваниям какой угодно ценой». Мудрый правитель, который должен предвидеть последствия своих действий, никогда не будет вредить сам себе. Один опрометчивый шаг может поставить под угрозу все дело. Следовательно, выбирать средства для осуществления своих замыслов не только можно, но и нужно.

Макиавелли в 15 главе обращает внимание читателей на то, что он будет описывать правдивые государства. Автор надеется на понимание, хочет принести пользу своими наблюдениями, поэтому не собирается скрывать и отрицательных сторон правления. Правда жизни такова, что государь не может всегда действовать благородными средствами. «Ибо расстояние между тем, как люди живут и как должны бы жить, столь велико, что тот, кто отвергает действительное ради должного, действует скорее во вред себе, нежели на благо, так как, желая исповедовать добро во всех случаях жизни, он неминуемо погибнет, сталкиваясь с множеством людей, чуждых добру». При случае надо уметь отступить от добра и умело воспользоваться отрицательными качествами. Что стоит за этим советом: жестокость или необходимость? Скорее всего, последнее. Умный политик должен уметь вести тонкую психологическую борьбу, не отступаясь от своих принципов, но в полной мере учитывая поведение своих соперников. «Люди скорее простят смерть отца, чем потерю имущества», – этой фразой Макиавелли характеризует положение вещей в мире. Если же таковым является большинство, то чего можно ждать от единиц, обличенных огромной властью. Среди правителей есть и диктаторы, и деспоты. На каком языке разговаривать с подобными людьми. Ответ один: играть с ними по их же правилам. И от этого никуда не денешься при всем желании.

Подобным же образом Макиавелли рассуждает о жестокости. Бывают случаи, когда она необходима. «Жестокость применена хорошо в тех случаях – если позволительно дурное называть хорошим, — когда ее проявляют сразу и по соображениям безопасности, не упорствуют в ней и по возможности обращают на благо подданных; и плохо применена в тех случаях, когда поначалу расправы совершаются редко, но со временем учащаются, а не становятся реже». Обида тоже лучше наносить разом: быстро, но обдуманно. Получается, что все зло, которое невозможно избежать, должно сводиться к минимуму и не растягиваться на долгое время, только тогда оно сможет принести пользу и оправдать себя.

«О действиях всех людей, а особенно государей, с которых в суде не спросишь, заключают по результату, поэтому пусть государи стараются сохранить власть и удержать победу. Какие бы средства для этого ни употребить, их всегда сочтут достойными и одобрят, ибо чернь прельщается видимостью и успехом, в мире же нет ничего, кроме черни, и меньшинству в нем не остается места, когда за большинством стоит государство». Вот мы и подошли к основному понятию, которое неоднократно выделяет Макиавелли. Главный вопрос в данном случае: во имя чьих интересов действует государь? Одно дело, когда он удовлетворяет собственные амбиции и желания, и совсем другое – когда он действует на благо страны. Государство – это и есть самое главное понятие. Ради его величия и могущества совершаются многие поступки, ради его процветания ведутся войны и заключаются союзы. Только государь, радеющий о благе своего государства, может носить столь великий и почетный титул. Следовательно, понятия политики и морали не могут быть для него различными. Это два компонента, дополняющие единый образ.

Русская идея. Славянофилы и западники. Судьбы либерализма в России

Те, кого мы сегодня называем «западниками» и «славянофилами», были объединены чувством недовольства существующим режимом, и все их помыслы были направлены к поиску путей, которые могли бы привести к исправлению ненормального положения вещей в России. В этом смысле и те и другие были в оппозиции к русской самодержавной политике. Что же касается их теоретических взглядов, то при внимательном их рассмотрении можно прийти к выводу, что между ними было больше сходства, нежели различий. И те и другие признали факт своеобразия русской истории, ее неадекватности истории западноевропейской. В отношении к прошлому, в восприятии настоящего они были солидарны. Что же касается будущего, то здесь их пути расходились.

В 30-е гг. XIX века начинается новый этап в общественном движении в России. Вместе с дворянами-революционерами с политической сцены России исчезает философия Просвещения, как основа общественно-политической мысли. Русскую общественную мысль привлекла классическая немецкая философия Канта, Фихте, Шеллинга. Наибольшее влияние на русских общественных деятелей оказало гегельянство, которое и стало фундаментом либеральных и революционных доктрин. Постепенно своих сторонников среди представителей российской общественной мысли стали завоевывать идеи французского утопиче­ского социализма.

На рубеже 1830—1840-х гг. центром общественно-политической жизни стали журналы и газеты. В московском журнале «Телескоп» в 1836 г. было опубликовано «Философическое письмо» П.Я. Чаадаева. Письмо было пронизано ненавистью к крепостничеству и самодержавию. Чаадаев крайне пессимистически оценивал прошлое, настоящее и будущее России. «Прошлое ее бесполезно, настоящее — тщетно, а будущего никакого у нее нет», — писал он. Православие, принятое Киевской Русью, как считал Чаадаев, оказалось своеобразной ловушкой, поскольку эта тупиковая ветвь христианства отрезала Россию от Западной Европы. Догматизм православия, его закрытость для споров и сомнений наложили отпечаток на социальную и политическую жизнь страны, на характер народа. Письмо всколыхнуло мыслящую Россию. «Это был выстрел, раздавшийся в темную ночь», — писал о письме Чаадаева А.И. Герцен. За публикацию «Философического письма» журнал был закрыт, а Чаадаев по высочайшему повелению был объявлен сумасшедшим.

Письмо П.Я. Чаадаева послужило толчком к оформлению в начале 1840-х гг. двух внутренне неоднородных идейных течений — западников и славянофилов. И те, и другие полагали, что участь России не так плачевна, как предсказывал Чаадаев, но считали необходимым отменить крепостное право и ограничить власть монарха. Для этих течений были характерны различные подходы к оценкам прошлого и прогнозам будущего России. По мнению Бердяева, смысл полемики между ними заключался в том, «…должна ли быть Россия Западом или Востоком, нужно ли идти путем Петра или вернуться к допетровской Руси».

ЗАПАДНИЧЕСТВО – направление в русской общественной мысли 1-й половины XIX века.

Обычно принято считать, что главным пунктом расхождения между «славянофилами» и «западниками» их противоположная оценка петровских преобразований. Но этот пункт носил внешний характер. Внутренние расхождения лежали намного глубже – они касались отношения к западноевропейской образованности, науке, просвещению. Славянофилы также были сторонниками образованности и просвещения, но считали необходимым искать в науке истинную народность, а не заимствовать западноевропейские образцы. Западники же с порога отвергали возможность существования какой-то особенной национальности или, пользуясь терминологией славянофилов, «народной науки». Со спора о «народности науки» дискуссия переходила в сферу принципиальных мировоззренческих проблем. Речь шла о соотношении общечеловеческого и народного, национального в историческом процессе. Если западники подчеркивали первенство общечеловеческого начала, то славянофилы склонялись к преувеличению роли народного, национального фактора в истории. Эту противоположность можно проследить и в выдвижении из славянофильской среды идеи «мессианства» России.

Западники желали действительного величия России, и их девизом в борьбе против славянофильских притязаний могли служить следующие слова Бэкона Веруламского: «Воображаемое богатство есть главная причина бедности; довольство настоящим препятствует заботиться о насущных потребностях будущего». В этом высказывании подмечена «действенная сторона» западнической концепции.

СЛАВЯНОФИЛЬСТВО – направление русской общественной мысли, противостоявшее западничеству. Его приверженцы делали упор на самобытном развитии России, ее религиозно-историческом и культурно-национальном своеобразии и стремились доказать, что славянский мир призван обновить Европу своими экономическими, бытовыми, нравственными и религиозными началами. Славянофильство – глубоко религиозное учение, рассматривающее церковь и веру как фундамент, основу всех исторических и общественных реалий. Со своей стороны представители западничества не отличались религиозностью, в философских и историософских построениях придерживались идей секуляризма. Славянофильство как мировоззрение сложилось в результате философских дискуссий с западничество в среде русского дворянства в 30-40-хх XIX века. Самарин писал, что оба кружка – западников и славянофилов – ежедневно сходились и составляли как бы одно общество. Споры велись вокруг основной проблемы: правит ли миром свободно творящая воля или же закон необходимости. Сторонники славянофильства сходились в том, что России предстоит миссия заложить основы нового общеевропейского просвещения, опирающееся на подлинно христианские начала, сохранившиеся в лоне православия.

Славянофильство отрицало возможность постижения истины через отдельные познавательные способности человека, будь то чувства, разум или вера. Причем подлинное знание доступно не отдельному человеку, а лишь такой совокупности людей, которая объединена единой любовью, то есть соборному сознанию.

Во-вторых, для славянофилов характерно противопоставление внутренней свободы внешней необходимости. Все они подчеркивали примат свободы, исходящей из внутренних убеждений человека, и отмечали негативную роль внешних ограничений человеческой деятельности, пагубность подчинения человека господству внешних обстоятельство. Третьей характерной чертой славянофильского миропонимания была его религиозность. Славянофилы полагали, что в конечном счете вера определяет и движение истории, и быть, и мораль, и мышление. Поэтому идея истинной веры и истинной церкви лежала в основе всех их философских построений.

Славянофилы (И.В. и П. В. Киреевские, К.С. и И.С. Аксаковы, А.И. Кошелев, Ю.Ф. Самарин) исходили из уникальности исторического развития России и считали, что ее традиционные государственные порядки допетровского периода способны обеспечить прогресс страны. Они идеализировали «самобытные» учреждения: крестьянскую общину и православную церковь. Полагая, что самодержец обязан считаться с мнением народа, славянофилы выступали за созыв совещательного Земского собора. В переводе на язык XIX века это был специфический вариант конституционной монархии. Если славянофилы держались коллективизма, соборности, то западники выступали за развитие индивидуализма. Западники (Т.Н. Грановский, С.М. Соловьев, М.Н. Катков, К.Д. Кавелин, Б.Н. Чичерин, П.В. Анненков, В.П. Боткин; в западники зачислялись также и В.Г. Белинский, А.И. Герцен, Н.П. Огарев) считали Россию страной, идущей по западно-европейскому пути развития, хотя и с некоторым запозданием. Они отстаивали необходимость использования опыта Запада, поддерживали европеизацию, выступали за конституционно-монархическую форму правления с политическими гарантиями свободы слова, печати, гласного суда, неприкосновенности личности.

Полемика западников и славянофилов во многом способствовала становлению либерального и революционно-демократических течений. Одним из лидеров первого был профессор всеобщей истории Московского университета Т.Н. Грановский, который критиковал крепостнический характер николаевского режима, выступал за реформы общественно-политической жизни. Революционно-демократическое течение представляли В.Г. Белинский, А.И. Герцен, Н.П. Огарев, а также петрашевцы — члены кружка М.В. Бу­ташевича-Петрашевского. Петрашевский, Герцен и Белинский приобщили русскую общественность к идеям социалистов-утопистов. Поражение революции в Европе (1848—1849) привело Герцена к мысли об особом пути России к социализму, так как в русском народе прочно укоренилось коллективное начало в виде крестьянской общины. Таким образом, западник Герцен сблизился со славянофилами. В 1853 г. он основал «Вольную русскую типографию» в Лондоне, которая положила начало бесцензурной русской прессе. Примерно через десяток лет герценов­ская теория «русского», или общинного, социализма стала знаменем российского народничества.

Славянофилы стояли за сохранение царского самодержавия —как “олицетворенную волю народа”. Для них самодержавие не есть деспотия. Деспотическим оно может стать только тогда, когда будет вмешиваться в общественную, общинную и духовную жизнь народа.

Западники —  А. Чаадаев, Н. Чернышевский, В. Белинский, А. Герцен, для их политико-правовых идей были характерны некоторые весьма важные черты, сближающие их со славянофильством. Разграничение, проводимое между этими течениями весьма условно. Однако есть идеи, отличающие западников от славянофилов (пропаганда конституционных учреждений и других прогрессивных, в сравнении с Россией, основ западноевропейской политической жизни).

Революционный демократизм А.Н. Радищева носил в основном антифеодальный характер. С 40-х гг. ХIX в. революционный демократизм в России становится шире по содержанию — развертывается критика не только феодального, но и буржуазного государства и права. Они отрицали всякий эксплуататорский строй и соединяют революционный демократизм с утопическим социализмом.

Источник: works.doklad.ru

Западники и славянофилы: кто они?

Позиции для сравнения

Западники

Славянофилы

Время формирования течения

1830-1850 гг.

1840-1850 гг.

Из каких слоев общества формировались

Дворяне-помещики – большинство, отдельные представители – богатое купечество и разночинцы

Помещики со средним уровнем доходов, частично – выходцы из купцов и разночинцев

Основные представители

П.Я. Чаадаев (именно его «Философическое письмо» послужило толчком к окончательному оформлению обоих течений и стало поводом к началу дебатов); И.С. Тургенев, В.С. Соловьев, В.Г. Белинский, А.И. Герцен, Н.П. Огарев, К.Д. Кавелин.

Защитником зарождающейся идеологии западничества был А.С. Пушкин.

А.С. Хомяков, К.С. Аксаков, П.В. Киреевский, В.А. Черкасский.

Очень близки к ним по мировоззрению С.Т. Аксаков, В.И. Даль, Ф.И. Тютчев.

Итак, «Философическое письмо» 1836 г. написано, разгораются споры. Попробуем разобраться в том, насколько сильно различались 2 основных направления общественной мысли России середины XIX в.

Сравнительная характеристика западников и славянофилов

Позиции для сравнения

Западники

Славянофилы

Пути дальнейшего развития России

Россия должна двигаться по пути, уже пройденному западноевропейскими странами. Овладев всеми достижениями западной цивилизации, Россия совершит рывок и достигнет большего, чем страны Европы, за счет того, что будет действовать на основе заимствованного у них опыта.

У России – совершенно особый путь. Ей не нужно учитывать достижения западной культуры: за счет соблюдения формулы «Православие, самодержавие и народность» Россия сможет добиться успеха и достичь равного с остальными государствами, а то и более высокого положения.

Пути преобразований и реформ

Наблюдается деление на 2 направления: либеральное (Т. Грановский, К. Кавелин и др.) и революционное (А. Герцен, И. Огарев и др.). Либералы выступали за мирные реформы «сверху», революционеры – за радикальные способы решения проблем.

Все преобразования – только мирным путем.

Отношение к конституции и необходимому для России общественно-политическому строю

Выступали за конституционный порядок (по примеру конституционной монархии Англии) или за республику (наиболее радикально настроенные представители).

Возражали против введения конституции, считая единственно возможным для России неограниченное самодержавие.

Отношение к крепостному праву

Обязательная отмена крепостного права и поощрение использования наемного труда – таковы взгляды западников этом вопросе. Это ускорит ее развитие, приведет к росту промышленности, экономики.

Выступали за отмену крепостного права, но при этом, как они считали, необходимо было сохранить привычный уклад крестьянской жизни – общину. Каждую общину необходимо наделить землей (за выкуп).

Отношение к возможностям развития экономики

Считали нужным быстрыми темпами развивать промышленность, торговлю, строить железные дороги – все это с использованием достижений и опыта западных стран.

Выступали за поддержку правительством механизации труда, за развитие банковского дела, строительство новых железных дорог. Во всем этом нужна последовательность, действовать надо постепенно.

Отношение к религии

Некоторые западники относились к религии как к суеверию, некоторые исповедовали христианство, но ни те, ни другие не ставили религию во главу угла, когда дело касалось решения государственных вопросов.

Религия имела для представителей этого течения огромное значение. Тот целостный дух, благодаря которому идет развитие России, невозможен без веры, без православия. Именно вера – «краеугольный камень» особой исторической миссии русского народа.

Отношение к Петру I

Отношение к Петру Великому особенно резко «разводит» западников и славянофилов.

Западники считали его великим преобразователем и реформатором.

Отрицательно относились к деятельности Петра, полагая, что он насильно заставил страну двигаться по чуждому ей пути.

Итоги «исторических» дебатов

Как обычно, все противоречия между представителями двух течений разрешило время: можно сказать, что Россия пошла по тому пути развития, который ей предлагали западники. Произошло отмирание общины (как и предполагали западники), церковь превратилась в институт, не зависящий от государства, самодержавие было устранено. Но, рассуждая о «плюсах» и «минусах» славянофилов и западников, нельзя однозначно утверждать, что первые были исключительно реакционны, в то время как вторые «толкали» Россию на верный путь. Во-первых, у тех и других было и общее: они полагали, что государству необходимы перемены, выступали за отмену крепостного права, развитие экономики. Во-вторых, славянофилы немало сделали для развития российского общества, пробуждения интереса к истории и культуре русского народа: вспомним хотя бы «Словарь живого великорусского языка» Даля.

Постепенно происходило сближение славянофилов и западников со значительным преобладанием взглядов и теорий последнего. Споры между представителями обоих направлений, разгоревшиеся в 40-е -50-е гг. XIX в., способствовали развитию общества и пробуждению интереса к острым социальным проблемам в среде российской интеллигенции.

Источник: histerl.ru

1. После подавления восстания декабристов встает вопрос о даль­нейших путях развития России, вокруг него завязывается дли­тельная борьба различных течений. В решении этого вопроса намечаются основные линии размежевания общественных групп.

2. В начале 30-х годов получило оформление идеологическое обоснование реакционной политики самодержавия — ро­дилась теория «официальной народности». Ее принципы были сформулированы министром просвещения С. С. Ува­ровым в знаменитой триаде, выражающей вековые основы русской жизни: «православие, самодержавие, народность». Самодержавие трактовалось как гарант нерушимости Рус­ского государства. Именно в самодержавной России, по ут­верждению сторонников этой идеологии, господствует наи­лучший порядок вещей, согласный с требованиями религии и политической мудрости. Православие провозглашалось основой духовной жизни народа. Под «народностью» по­нималось «единœение» царя с народом, предполагающее от­сутствие в русском обществе основы для социальных конфликтов. Следует отметить, что за народность выступали представители всœех направлений общественного движения в России, но вкладывали в это понятие совершенно раз­личное содержание. Официальная идеология стремилась представить самодержавно-крепостнический режим соот­ветствующим «народному духу», и народность в данном случае трактовалась как приверженность народных масс к «исконно русским началам» — самодержавию и правосла­вию. Теоретиками официальной идеологии были профессо­ра Московского университета С. П. Шевырев и М. П. Пого­дин, издатели Н. И. Греч, Ф. В. Булгарин.

3. Либерально-оппозиционное направление в русской обще­ственной мысли в России второй четверти XIX в. пред­ставляли два общественных течения: славянофилы и за­падники.

Славянофилы — представители либерально настроенной дворянской интеллигенции, выступали за принципиаль­но отличный от западноевропейского путь развития Рос­сии на основе ее мнимой самобытности (патриархаль­ность, крестьянская община, православие). В этом они как бы сближались с представителями «официальной народ­ности», однако их никак нельзя смешивать. Славянофиль­ство было оппозиционным течением в русской обще­ственной мысли. Славянофилы выступали за отмену крепостного права (сверху), ратовали за развитие промыш­ленности, торговли, просвещения, сурово критиковали существовавшую в России политическую систему, высту­пали за свободу слова и печати. При этом основной тезис славянофилов сводился к доказательству самобытного пути развития России, а точнее, к требованию «идти по этому пути». Οʜᴎ идеализировали такие «самобытные», по их мнению, учреждения, как крестьянская община и православная церковь. Οʜᴎ отрицательно относились к пре­образовательной деятельности Петра I, но не потому, что хотели вернуться назад, к допетровским порядкам. На­оборот, они звали «идти вперед», но по истинному, «само­бытному» пути, с которого «свернул» развитие России Петр I. Но поскольку, по их мнению, петровская европе­изация России коснулась, к счастью, только верхушки общества — дворянства и власти, нужно всœе внимание обратить на народ (крестьянство). По этой причине такое большое вни­мание славянофилы уделяли изучению быта и жизни «про­стого» народа, считая, что «он только и сохраняет в себе народные, истинные основы России, он только один не порвал связи с прошедшей Русью».

В кружок славянофилов входили братья И. и П. Киреевские, А. Хомяков, братья К. и И. Аксаковы, А. Кошелœев, Ю. Сама­рин, позднее С. Аксаков (известный русский писатель, отец братьев Аксаковых), Ф. ЧижовиД. Валуев. Славянофилы вне­сли существенный вклад в развитие русской культуры, оста­вив богатое наследие по вопросам философии, литературы, истории, богословия, экономики.

4. Западничество также возникло на рубеже 30—40-х годов XIX в. Западники противопоставляли себя славянофилам в спорах о путях развития России. Οʜᴎ считали, что Россия должна идти по тому же историческому пути, что и всœе западноевропейс­кие страны, и критиковали теорию славянофилов о самобыт­ном пути развития России. Οʜᴎ возвеличивали Петра I и рас­сматривали его деятельность как первую фазу обновления России, считали, что вторая фаза должна начаться проведе­нием реформ сверху, которые избавят Россию от социальных потрясений. Хотя западники и отрицательно относились к крепостному праву и полицейским порядкам николаевс­кого режима, они были убежденными противниками рево­люционной ломки этих порядков. Их идеалом была конституци­онно-монархическая форма правления по западноевропейскому образцу, с определœенными политическими гарантиями свободы слова, печати и др.

По своему социальному происхождению и положению боль­шинство западников принадлежало к дворянам-помещикам и дворянской интеллигенции. В числе западников находились известные профессора Московского университета — историки Т. Грановский, С. Соловьев, правоведы М. Катков, К. Каве­лин и др. В западники зачислялись и представители демокра­тических убеждений — Белинский, Герцен, Огарев.

Источник: oplib.ru

1. После подавления восстания декабристов встает вопрос о даль­нейших путях развития России, вокруг него завязывается дли­тельная борьба различных течений. В решении этого вопроса намечаются основные линии размежевания общественных групп.

2. В начале 30-х годов получило оформление идеологическое обоснование реакционной политики самодержавия — ро­дилась теория «официальной народности». Ее принципы были сформулированы министром просвещения С. С. Ува­ровым в знаменитой триаде, выражающей вековые основы русской жизни: «православие, самодержавие, народность». Самодержавие трактовалось как гарант нерушимости Рус­ского государства. Именно в самодержавной России, по ут­верждению сторонников этой идеологии, господствует наи­лучший порядок вещей, согласный с требованиями религии и политической мудрости. Православие провозглашалось основой духовной жизни народа. Под «народностью» по­нималось «единение» царя с народом, предполагающее от­сутствие в русском обществе основы для социальных конфликтов. Следует отметить, что за народность выступали представители всех направлений общественного движения в России, но вкладывали в это понятие совершенно раз­личное содержание. Официальная идеология стремилась представить самодержавно-крепостнический режим соот­ветствующим «народному духу», и народность в данном случае трактовалась как приверженность народных масс к «исконно русским началам» — самодержавию и правосла­вию. Теоретиками официальной идеологии были профессо­ра Московского университета С. П. Шевырев и М. П. Пого­дин, издатели Н. И. Греч, Ф. В. Булгарин.

3. Либерально-оппозиционное направление в русской обще­ственной мысли в России второй четверти XIX в. пред­ставляли два общественных течения: славянофилы и за­падники.

Славянофилы — представители либерально настроенной дворянской интеллигенции, выступали за принципиаль­но отличный от западноевропейского путь развития Рос­сии на основе ее мнимой самобытности (патриархаль­ность, крестьянская община, православие). В этом они как бы сближались с представителями «официальной народ­ности», однако их никак нельзя смешивать. Славянофиль­ство было оппозиционным течением в русской обще­ственной мысли. Славянофилы выступали за отмену крепостного права (сверху), ратовали за развитие промыш­ленности, торговли, просвещения, сурово критиковали существовавшую в России политическую систему, высту­пали за свободу слова и печати. Однако основной тезис славянофилов сводился к доказательству самобытного пути развития России, а точнее, к требованию «идти по этому пути». Они идеализировали такие «самобытные», по их мнению, учреждения, как крестьянская община и православная церковь. Они отрицательно относились к пре­образовательной деятельности Петра I, но не потому, что хотели вернуться назад, к допетровским порядкам. На­оборот, они звали «идти вперед», но по истинному, «само­бытному» пути, с которого «свернул» развитие России Петр I. Но поскольку, по их мнению, петровская европе­изация России коснулась, к счастью, только верхушки общества — дворянства и власти, надо все внимание обратить на народ (крестьянство). Поэтому такое большое вни­мание славянофилы уделяли изучению быта и жизни «про­стого» народа, считая, что «он только и сохраняет в себе народные, истинные основы России, он только один не порвал связи с прошедшей Русью».

В кружок славянофилов входили братья И. и П. Киреевские, А. Хомяков, братья К. и И. Аксаковы, А. Кошелев, Ю. Сама­рин, позднее С. Аксаков (известный русский писатель, отец братьев Аксаковых), Ф. ЧижовиД. Валуев. Славянофилы вне­сли существенный вклад в развитие русской культуры, оста­вив богатое наследие по вопросам философии, литературы, истории, богословия, экономики.

4. Западничество также возникло на рубеже 30—40-х годов XIX в. Западники противопоставляли себя славянофилам в спорах о путях развития России. Они считали, что Россия должна идти по тому же историческому пути, что и все западноевропейс­кие страны, и критиковали теорию славянофилов о самобыт­ном пути развития России. Они возвеличивали Петра I и рас­сматривали его деятельность как первую фазу обновления России, считали, что вторая фаза должна начаться проведе­нием реформ сверху, которые избавят Россию от социальных потрясений. Хотя западники и отрицательно относились к крепостному праву и полицейским порядкам николаевс­кого режима, они были убежденными противниками рево­люционной ломки этих порядков. Их идеалом была конституци­онно-монархическая форма правления по западноевропейскому образцу, с определенными политическими гарантиями свободы слова, печати и др.

По своему социальному происхождению и положению боль­шинство западников принадлежало к дворянам-помещикам и дворянской интеллигенции. В числе западников находились известные профессора Московского университета — историки Т. Грановский, С. Соловьев, правоведы М. Катков, К. Каве­лин и др. В западники зачислялись и представители демокра­тических убеждений — Белинский, Герцен, Огарев.

Источник: studopedia.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.