Боярское правление 1538 1547

Боярское  правление (1538-1547 гг.)

После смерти Елены  Глинской управлять государством стала  Боярская дума, сильные позиции в  которой принадлежали группировкам Шуйских, Бельских и Глинских. Враждующие между собой боярские группировки  часто прибегали к кровавым расправам и опалам в результате которых погиб Иван Бельский, ближний дьяк Федор Мишурин, был низложен митрополит Иоасаф. Казни и расправы проходили на глазах маленького Ивана. По словам В.О. Ключевского — великий князь испытывал чувство брошенности и одиночества, а сцены боярского своеволия и насилия способствовали развитию в нем подозрительности и глубокого недоверия к людям. Неудивительно, что в 13 лет, во время очередного переворота, подученный противниками Шуйских, Иван приказал затравить собаками князя Андрея Шуйского, а через несколько лет безжалостно казнил братье Воронцовых, поверив ложному доносу, обвинявшему их — недавних его любимцев, в заговоре.


Увлеченные борьбой  за власть, бояре всячески потворствовали прихотям и слабостям малолетнего  князя, развивая тем самым его порочные наклонности. Вот как описывает потехи и игры великого князя известный историк Р.Г. Скрынников: «…Лет в 12 он забирался на островерхие терема и спихивал «с тремнин высоких» кошек и собак, «тварь бессловесную». В 14 лет он начал «человеков ураняти». Кровавые забавы тешили великого государя. Мальчишка отчаянно безобразничал. С ватагой сверстников, детьми знатнейших бояр, он разъезжал по улицам и площадям города, топтал конями народ, бил, грабил простонародье «скачюще и бегающе всюду неблагочинно». Иван мало интересовался государственными делами, но придавал большое значение расправе над боярами, путешествию по территории страны и охоте. Местным жителям приходилось кормить многочисленный двор юного государя.

Внутренняя политика Ивана Грозного

Реформы Избранной  Рады

Важным событием в политической жизни страны было принятие 16 января 1547 г. Иваном IV титула царя. Торжественная церемония венчания прошла в Успенском соборе в Кремле при благословении митрополита  Макария. На голову Ивана митрополит возложил «шапку Мономаха» — символ царской власти. Таким образом было положено начало самостоятельного правления Ивана IV. С одной стороны, царский титул возвысил Ивана IV над всей русской титулованной знатью.


предстал перед своими подданными в роли приемника византийских императоров. С другой — уравнивал в положении с западноевропейскими императорами. Известный советский историк Б. Рыбаков считает, что возложение царской короны руками главы церкви — митрополитом Макарием, подчеркивало особое положение церкви в государстве. Царь обязывался охранять права и привилегии церкви, а церковь — способствовать укреплению самодержавной власти.

Одновременно с  венчанием на царство происходили  выборы царской невесты. Ею стала  дочь окольничего Романа Юрьевича Захарьина и племянница Михаила Захарьина, который являлся одним из опекунов малолетнего Ивана IV — Анастасия. Венчание состоялось 13 февраля 1547 года. Многие исследователи считают, что Анастасии страна в значительной мере обязана относительно спокойными годами, когда благодаря ей в течение того времени, когда она была жива, т.е. до 1560 г., не проявлялись худшие стороны натуры царя в той степени, в какой они проявились после ее смерти. 

Иван Грозный  стал правителем государства, территория которого за сто лет — с середины XV в. до середины XVI в. — увеличилась более, чем в 6 раз. Население страны составляло около 9 млн. человек. Ему предстояло продолжить процесс государственной централизации, создать новую систему управления государством, рассчитанную на огромную территорию.  


В российской исторической науке не существует единой точки  зрения относительно хронологических  рамок формирования централизованного  государства в России. Известный  советский историк Л.В. Черепнин считал, что с образованием территории единого Российского государства в XV в. завершился процесс централизации (См.: Черепнин Л.В. Образование русского централизованного государства в XIV — XV вв. — М., 1960). Первоначально этих взглядов придерживался и другой советский историк А.А. Зимин: «Конец XV в. ознаменовался созданием Российского централизованного государства» (См.: Зимин А.А. Реформы Ивана Грозного. — М., 1969. С. 222-224). В 70-е гг. XX в. он пересмотрел эту точку зрения, считая, что объединение земель под великокняжеской властью еще не означало создание централизованного государства. Это только единое государство. По мнению автора, ряд факторов не позволял характеризовать сложившуюся систему управления страной как централизованную (См.: Зимин А.А. Россия на пороге нового времени. Очерки политической истории России первой трети XVI в. — М., 1972):

1) Неразвитость  общегосударственных органов власти (Дворец и Казна) и отсутствие  в них строго разграничения  функций.

2) Центральные органы  власти не имели своих представителей  на местах.

3) Сохранялись: — удельные  княжества; — институт кормления; — местничество; — относительная самостоятельность  церкви. 


Исследователи выделяют два основных способа управления большими территориями: первый — когда  уделяется большое значение органам  местного самоуправления, которые избираются населением и контролируются администрацией из центра. Примером могут служить ряд стран Западной Европы, где наряду с королевской властью успешно функционировали парламенты, городские и провинциальные органы управления, суды и др. Второй способ — деспотический вариант централизации, когда сильная централизованная власть подавляет всяческое самоуправление. Такой путь избран Россией в период правления Ивана Грозного (1547-1584 гг.). 

Условно правление Ивана Грозного можно разделить на два периода:

1) 1547-1560 гг. — период замечательных реформ, которые проводило сплотившееся  вокруг царя новое правительство  — Избранная Рада, нацеленных на  формирование сословно-представительной  монархии в России.

2) 1565-1572 г. — введением «опричнины» в ходе которой сложилась система внутриполитических мер Ивана IV — массовые репрессии, казни, земельные конфискации и др., использовавшиеся царем для борьбы с предполагаемой изменой, оппозицией и остатками удельного сепаратизма в целях укрепления самодержавной власти.  

Реформы Избранной Рады (1547-1560 гг.)


1549 г.

Созыв первого Земского собора

1550-1556 гг.

Военные реформы

1550 г.

«Избранная  тысяча»

1550 г.

Судебник

1550 г.

«Большая  соха

1551 г.

Стоглавый собор

1553-1560 гг.

Приказная реформа

1555-1556 гг.

«Уложение о службе»

1556 г.

Отмена  кормлений


 

 

Итак, начальный факт XVII в. — смута — в своем происхождении  есть дело предыдущего XVI века, и изучение смутной эпохи вне связи с  предыдущими явлениями нашей  жизни невозможно. К сожалению, историография долго не разбиралась в обстоятельствах смутного времени настолько, чтобы точно показать, в какой мере неизбежность смуты определялась условиями внутренней жизни народа и насколько она была вызвана и поддержана случайностями и посторонним влиянием.  
 
Мы легко можем следить за развитием этого факта, отлично видеть, что там факт смуты — неизбежное следствие того государственного кризиса, к которому Францию привел ее феодальный строй; мы видим там и результат многолетнего брожения, выражавшийся в том, что преобладание феодального дворянства сменилось преобладанием буржуазии. У нас совсем не то. Наша смута вовсе не революция и не кажется исторически необходимым явлением, по крайней мере на первый взгляд. Началась она явлением совсем случайным — прекращением династии; в значительной степени поддерживалась вмешательством поляков и шведов, закончилась восстановлением прежних форм государственного и общественного строя и в своих перипетиях представляет массу случайного и труднообъяснимого. Благодаря такому характеру нашей государственной "разрухи" и являлось у нас так много различных мнений и теорий об ее происхождении и причинах. Одну из таких теорий представляет в своей "Истории России" С.


Соловьев. Он считает первой причиной смуты дурное состояние народной нравственности, явившееся результатом столкновения новых государственных начал со старыми дружинными. Это столкновение, по его теории, выразилось в борьбе московских государей с боярством.  
 
Другой причиной смуты он считает чрезмерное развитие казачества с его противогосударственными стремлениями. Смутное время, таким образом, он понимает, как время борьбы общественного и противообщественного элемента в молодом Московском государстве, где государственный порядок встречал противодействие со стороны старых дружинных начал и противообщественного настроения многолюдной казацкой среды. Другого воззрения держится К. С. Аксаков, Аксаков признает смуту фактом случайным, не имеющим глубоких исторических причин. Смута была к тому же делом "государства", а не "земли". Земля в смуте до 1612 г. была совсем пассивным лицом. Над ней спорили и метались люди государства, а не земские. Во время междуцарствия разрушалось и наконец рассыпалось вдребезги государственное здание России, говорит Аксаков: "Под этим развалившимся зданием открылось крепкое земское устройство… в 1612-13 гг. земля встала и подняла развалившееся государство". Нетрудно заметить, что это осмысление смуты сделано в духе общих исторических воззрений К. Аксакова и что оно в корне противоположно воззрениям Соловьева. Третья теория выдвинута И.

. Забелиным ("Минин и Пожарский"); она в своем генезисе является сочетанием первых двух теорий, но сочетанием очень своеобразным. Причины смуты он видит, как и Аксаков, не в народе, а в "правительстве", иначе в "боярской дружинной среде" (эти термины у него равнозначащи).  
 
Боярская и вообще служилая среда во имя отживших дружинных традиций (здесь Забелин становится на точку зрения Соловьева) давно уже крамольничала и готовила смуту. Столетием раньше смуты для нее созидалась почва в стремлениях дружины править землей и кормиться на ее счет. Сирота-народ в деле смуты играл пассивную роль и спас государство в критическую минуту. Народ, таким образом, в смуте ничем не повинен, а виновниками были "боярство и служилый класс". Н. И. Костомаров высказал иные взгляды. По его мнению, в смуте виновны все классы русского общества, но причины этого бурного переворота следует искать не внутри, а вне России. Внутри для смуты были лишь благоприятные условия. Причина же лежит в папской власти, в работе иезуитов и в видах польского правительства. Указывая на постоянные стремления папства к подчинению себе восточной церкви и на искусные действия иезуитов в Польше и Литве в конце XVI в., Костомаров полагает, что они, как и польское правительство, ухватились за самозванца с целями политического ослабления России и ее подчинения папству. Их вмешательство придало нашей смуте такой тяжелый характер и такую продолжительность.  
 
Это последнее мнение уже слишком одностороннее: причины смуты несомненно лежали столько же в самом московском обществе, сколько и вне его.

значительной степени наша смута зависела и от случайных обстоятельств, но что она совсем не была неожиданным для современников фактом, говорят нам некоторые показания Флетчера: в 1591 г. издал он в Лондоне свою книгу о России (on the Russian Common Wealth), в которой предсказывает вещи, казалось бы, совсем случайные. В V главе своей книги он говорит: "Младший брат царя (Феодора Ивановича), дитя лет шести или семи, содержится в отдаленном месте от Москвы (т. е. в Угличе) под надзором матери и родственников из дома Нагих. Но, как слышно, жизнь его находится в опасности от покушения тех, которые простирают свои виды на престол в случае бездетной смерти царя". Написано и издано было это до смерти царевича Дмитрия. В этой же главе говорит Флетчер, что "царский род в России, по-видимому, скоро пресечется со смертью особ, ныне живущих, и произойдет переворот в русском царстве". Это известие напечатано было за семь лет до прекращения династии.  
 
В главе IX он говорит, что жестокая политика и жестокие поступки Ивана IV, хотя и прекратившиеся теперь, так потрясли все государство и до того возбудили общий ропот и непримиримую ненависть, что, по-видимому, это должно окончиться не иначе как всеобщим восстанием. Это было напечатано, по крайней мере, лет за 10 до первого самозванца.

ким образом, в уме образованного и наблюдательного англичанина за много лет до смуты сложилось представление о ненормальности общественного быта в России и возможном результате этого — беспорядках. Мало того, Флетчер в состоянии даже предсказать, что наступающая смута окончится победой не удельной знати, а простого дворянства. Это одно должно убеждать нас, что действительно в конце XVI в. в русском обществе были уже ясны те болезненные процессы, которые сообщили смуте такой острый характер общего кризиса. 

 

 

Со смертью  царя Федора Ивановича в 1598 г. пресеклась династия Рюриковичей. На московском престоле за короткое время сменилось несколько царей (Борис Годунов, Василий Шуйский, Лжедмитрий I). Россия пережила тяжелейший период хозяйственной разрухи, гражданской войны, интервенции. Окончание Смутного времени связано с утверждением династии Романовых, основателя которой — Михаила избрали «на царство» в 1613 г. по решению Земского собора. Трем первым царям новой династии — Михаилу Федоровичу (1613—1645), Алексею Михайловичу (1645—1676) и Федору Алексеевичу (1676—1682) — выпала особая роль в истории нашей страны. За время их правления Россия прошла путь от полного «разоренья» в начале XVII в. до создания в конце столетия прочной базы для петровских преобразований.

Первые государи дома Романовых очень похожи друг на друга, во всяком случае общего у  них гораздо больше, чем различий. Царями все они становились в  юном возрасте (Михаил и Алексей  в 16, Федор в 14 лет), а умирали, не дожив  до старости (Федор, например, умер в 20 лет). Они не отличались яркой индивидуальностью и сильным характером, как иные из их предшественников и потомков (Иван Грозный, Петр I), были набожными, добрыми семьянинами, чаще демонстрировали склонность к компромиссам, нежели к радикальным мерам.

Во внешней  политике сразу после избрания на царство Михаила Федоровича самым  важным было добиться мира с Польшей  и Швецией, которые все еще  не отказались от намерений посадить на московский трон своих принцев. Шведы, отброшенные от Пскова, пошли на заключение мирного договора в Столбово в 1617 г.; они возвращали Новгород, но полностью отрезали Россию от Балтийского моря (см. Русско-шведские войны XVI—XIX вв.). После неудачного похода королевича Владислава на Москву В 1618 г. с Польшей заключили Деулинское перемирие, по которому Россия теряла Смоленск и Черниговщину. Перед домом Романовых встала задача вернуть утраченное и продолжить историческую борьбу за Балтику, за наследие Киевской Руси, за безопасность южных границ. Швеция, Польша и Турция были главными противниками России. Но они враждовали и друг с другом, поэтому дипломатия Романовых пыталась использовать эти противоречия с пользой для себя. Вместе с тем она придавала большое значение развитию торговых и дружественных отношений со странами, не запятнавшими себя враждебными действиями против России, — Англией, Голландией, Персией.

В 1632 г. Россия начала войну с Польшей за Смоленск. Русская  армия осадила город, но потерпела  поражение. По Поляновскому миру 1634 г. границы между воюющими сторонами  не изменились, однако Владислав, ставший уже польским королем, окончательно отказался от претензий на российский престол.

На юге и  юго-востоке России вплоть до конца XVII в. строились линии сплошных укреплений — Белгородская, Изюмская, Симбирская, Закамская засечные «черты». Они препятствовали татарским набегам и отодвигали границы России все дальше в «Дикое поле», на лесостепные и степные черноземы. Одновременно продолжалось успешное продвижение на восток. В годы правления первых Романовых оно приобрело стремительные темпы и завершилось присоединением к Российскому государству почти всей территории Северной Азии, обеспечив колоссальный приток в казну драгоценной пушнины и «рыбьей кости».

После принятия Алексеем Михайловичем в 1653 г. Украины «под свою высокую  руку» началась война с Польшей, продолжавшаяся до 1667 г. и закончившаяся присоединением к России на правах автономии Левобережной Украины (см. Воссоединение Украины с Россией). Одновременно велась война со Швецией (1656—1659), которая не принесла России территориальных приобретений.

Вскоре в борьбу за Украину  вступила Турция и нанесла ряд  поражений полякам. Россия в расчете  на создание оборонного союза христианских государств против Османской империи  объявила в 1672 г. ей войну, заключив предварительно договор с Польшей. Но надежды на широкий антиосманский союз не оправдались, вследствие чего правительство Алексея Михайловича, а затем и Федора Алексеевича попало в сложное положение. Тяжелые, кровопролитные бои развернулись за Чигирин — гетманскую столицу Правобережной Украины. В 1677 г. турки были разбиты, но в 1678 г. русские после упорной борьбы были вынуждены оставить город. По Бахчисарайскому миру 1681 г. Турция отказывалась от претензий на Киев и левый берег Днепра, а Россия — от Чигирина (см. Русско-турецкие войны XVII—XIX вв.).

В области внутренней политики несомненные успехи у первых Романовых  также нередко перемежались с  крупными неудачами. К числу бесспорных достижений следует отнести быстрое  «замирение» страны при Михаиле  Федоровиче. К 1620-м гг. непримиримые противники укрепления российской государственности (И. Заруцкий и др.) были уничтожены, герои-патриоты (в том числе К. Минин и князь Д. Пожарский) щедро награждены, а весьма многочисленная группа лиц (от родовитых бояр до рядовых казаков), служивших ранее и самозванцам, и интервентам, но выражавших лояльность новой династии, не только не преследовалась, но и принималась на «государственную службу» с соответствующим «породе» и «чину» вознаграждением. Упорядочивалось центральное и местное управление, налаживался регулярный сбор налогов, в хозяйственный оборот вводилась огромная масса земель — как старых, заброшенных в годы «смуты», так и новых, расположенных на юге и в Сибири. Правительством принимались действенные меры к поискам и разработке полезных ископаемых, к дальнейшему развитию ремесла, мануфактурного производства и торговли. Посадская реформа 1649—1652 гг. ликвидировала в городах «белые слободы», жители которых, находясь в личной зависимости от феодалов, ранее освобождались от общегородских налогов и повинностей, хотя и занимались ремеслом и торговлей. Теперь и «беломестцы» стали нести посадское тягло, что облегчало его тяжесть для всей массы городского населения, содействуя развитию в России «торгов и промыслов». На состоянии последних благоприятно сказался и Торговый устав 1653 г., вводивший в России единую торговую пошлину, отменивший ряд внутренних проезжих пошлин и увеличивший пошлины с иноземных купцов. В еще большей степени ограждал русское купечество от иностранной конкуренции Новоторговый устав 1667 г. В стране началось формирование общероссийского экономического рынка.

Источник: referat911.ru

Автор — Stephanya. Это цитата этого сообщения

История России.Время правления бояр: 1538–1547 гг.


Боярское правление 1538 1547

Боярское правление 1538 1547

Боярское правление 1538 1547

Боярское правление 1538 1547
1538–1547 гг.

После смерти в 1538 году Елены Глинской (по слухам отравленной боярами), в России начался период боярской олигархии – 1538–1547 – при малолетнем царе Иване IV Васильевиче, сыне Василия III Ивановича и Елены Васильевны Глинской. Второй сын Елены – Юрий Васильевич – был заточен в тюрьму и уморен.
В течение правления государством в 1538-1547гг., шла борьба за власть между боярскими группировками Шуйских и Бельских, во главе находятся то одни, то другие.

Боярское правление 1538 1547
Соломко С.С.17 век

Так малолетний Иван попал под опеку сначала князей Шуйских, с 1538 г.– Бельских, с 1542г. – снова Шуйских.

Численно эта прослойка была ничтожна, но после смерти Елены, ее представители устроили погром, совершенно расстроивший управление страной. Разделившись на партии, бояре, как писал В. О. Ключевский, «повели ожесточенные усобицы друг с другом из личных фамильных счетов, а не за какой-нибудь государственный порядок».

Боярское правление 1538 1547
Боярская дума.Иванов С. В. 1903.

Однако обе группировки старались проводить в стране внутреннюю политику своих предшественников: в частности, по-прежнему шла губная реформа, начатая еще Еленой Глинской. Губная реформа была направлена на изъятие из суда наместников дел о разбойниках («лихих людях») и передаче их губным учреждениям — органам местного самоуправления в губе, которые ведали поначалу сыском и судом по уголовным делам. Согласно реформе также введены должности губных старост, которые выбирались дворянами в уездах, городовых приказчиков, которые выбирались дворянами в городах. Наместников и волостелей лишили права суда по важнейшим уголовным преступлениям и передали его губным старостам из числа выборных дворян. Это усилило роль дворянства в местном управлении.
Бесконечная борьба за власть сводила на нет все их усилия и в итоге привела к устранению их самих.

Боярское правление 1538 1547
Боярин. 1880.Маковский Константин Егорович

Фаворит Елены, князь Телепнев-Оболенский, сразу потерял среди смуты почву под ногами. Враги, которых правительница умела сдерживать, теперь принялись мстить. Над развалинами партии Елены подымали голову Шуйские. Будучи связаны с престолом узами родства, они не удовлетворялись временным господством. Как Василий и Иван, они происходили от Александра Невского, притом происхождение свое вели от старшей линии, между тем как царствующая династия была младшей ветвью. Легко понять, как далеко простирались их честолюбивые замыслы. В каких-нибудь восемь дней после смерти Елены они расправились с фаворитом, он, как и многие другие, исчез в подземный темнице. В его лице Иван лишился своего опекуна и даже своей кормилицы Аграфены. Она была сестрой Оболенского и должна была разделить участь брата.

Боярское правление 1538 1547
Б.Кустодиев.1897. Возмущение слобод против бояр (Бунт против бояр на старой Руси)

Василий Васильевич Шуйский и двоюродный брат его Андрей, только что освободившийся от заключения, столкнулись с другим претендентом. Из открывшихся темниц вышли целые батальоны соискателей власти. Между ними был и князь Иван Бельский, который не намерен был уступать никому в своих притязаниях. В противовес Рюриковичам, он опирался на свое происхождение от Гедимина. Отец Бельского Федор женат был на племяннице Ивана III, княжне рязанской. Спасаясь от преследований Елены, брат его Семен бежал на чужбину. В Польше, в Крыму, даже в Константинополе он искал не столько убежища, сколько политического союза с целью вернуть себе свои наследственные владения – Бельск и Рязань, насильственно присоединенные к Московской державе.

Боярское правление 1538 1547
Боярин. Конец 1890-х.Маковский Константин Егорович

Делу младших Рюриковичей, таким образом, угрожала опасность в борьбе, которая с 1538 по 1543 г. сделала Москву местом насилий и кровопролития. Только антагонизм между соперничавшими родами Шуйских и Бельских и их жестокое взаимоистребление спасли самого Ивана и сохранили в целости его владения. Однако ему в детстве пришлось пережить ужасные испытания.

Иван в письме к Курбскому писал о ситуации, царившей во время правления бояр Шуйских-Бельских:
» Все расхитили лукавым умыслом, будто детям боярским на жалование, а между тем все себе взяли; из казны отца нашего и деда наковали себе сосудов золотых и серебряных, написали на них имена своих родителей, как будто бы это было наследованное добро… Потом на города и села наскочили и без милости пограбили жителей, а какие пакости от них были соседям, и исчислить нельзя; подчиненных всех сделали себе рабами, а рабов своих сделали вельможами; думали, что правят и строят, а вместо этого везде были только неправды и не строения, мзду безмерную ото всюду брали, все говорили и делали по мзде».

Боярское правление 1538 1547
Боярин с кубком.Маковский Константин Егорович

Опьяненные торжеством победы, Шуйские забывали всякую меру. Они расхищали сокровища царя, разыгрывая роль полновластных хозяев. После смерти Василия Васильевича во главе Шуйских стал Иван.
Он забывал уважение к государю. «Бывало, в моем присутствии кладет обутые в сапоги ноги на постель моего отца», писал впоследствии Грозный, вспоминая также, что Шуйский раньше ходил в ветхой шубенке, а теперь ест на золоте.
«Ясно, что он этого не получил в наследство от своего отца… А мы какой нужды не натерпелись, лишаясь даже пищи и одежды!» Даже привязанностей молодого государя не щадили. Вслед за кормилицей от него удалили в 1543 г. любимца его, Федора Воронцова. Преследуя его, Шуйские ворвались в одно из помещений кремлевского дворца. Они били его по лицу и угрожали лютой смертью. Только благодаря заступничеству митрополита он остался жив, но был сослан в Кострому. Впрочем, даже митрополичья власть была поколеблена. При каждом новом перевороте восторжествовавшая сторона старалась сменить митрополита. В 1539 году на место Даниила Бельские посадили Иоасафа.

Боярское правление 1538 1547
Павел Чистяков.Боярин.1876

В 1542 г. Шуйские снова взяли верх; Иван Бельский был сослан на Белоозеро; его участь должен был разделить и митрополит. Положение областей было лучше. Правление Шуйских в особенности отличалось варварством и беспорядками. Наместники Шуйских вели себя везде, по свидетельству летописцев, «как лютые звери». Исключение представлял только Новгород, где были сторонники Шуйских. Города пустели. Кто мог, спасался бегством. Вызванный еще Василием и поселившийся в России итальянский архитектор Фрязини бежал заграницу и как раз в то время, когда должен был заняться устройством укреплений в Себеже. Дерптскому епископу он объяснял свой поступок тем, что бояре делают жизнь в Московской земле совершенно невыносимой.
Бельские показали себя более гуманными и разумными правителями. Во время их непродолжительного господства были сделаны некоторые мероприятия, подготовлявшие будущее самоуправление общин. Но как Шуйские, так и Бельские пользовались властью не иначе, как только злоупотребляя ею.

Боярское правление 1538 1547
Картина К. Е. Маковского, гравюра Флюгель.

В то время как государство изнывало под невыносимым гнетом боярской тирании, будущий государь получал печальный урок от окружавших его. Благодаря деяниям бояр, дух насилия в разных формах овладевал воображением и чувствами юноши, проникал в его плоть и кровь.
В атмосфере борьбы за власть созревал будущий деспот – мстительный, чрезвычайно нервный, вспыльчивый и жестокий. Уже в играх и забавах с товарищами, которых, к слову сказать, ему выбирали другие, Иван проявлял бесчеловечность, царившую, впрочем, в той среде, которая его окружала. На его глазах мучили людей; он пока еще не мог делать этого и ограничивался животными. Большим удовольствием для него было бросать из высоких теремов дворца собак и смотреть на их предсмертные судороги. Ему не только не мешали предаваться подобным забавам, но еще даже поощряли. Скоро очередь должна была наступить и для людей.

Боярское правление 1538 1547
Соломко С.С.

При таком положении вещей было безумием со стороны Шуйских или Бельских надеяться надолго сохранить власть при юном государе. Иван был уже в том возрасте, когда мог вполне сознательно относиться к своему положению. Он видел вокруг себя людей, которые осмеливались постоянно оскорблять его; расхищали его сокровища и ссорились из-за них между собою. Но во время разных официальных церемоний, устраивавшихся по случаю придворных торжеств или приема иностранных послов, те же самые люди рабски пресмыкались пред ним, падая ниц пред его троном.

Боярское правление 1538 1547
Рябушкин А.П. Боярская дума.

Иван должен был скоро изо всего этого сделать свой вывод. В сентябре 1543 года он позволил еще сослать Воронцова, но уже в декабре приказал своим псарям схватить самого Андрея Шуйского. Слуги повиновались и даже переусердствовали – они задушили боярина вместо того, чтобы отправить его в темницу. Иван решил, что это было сделано хорошо. Все поняли, что на Руси произошла перемена. Если не изменилось правление, то изменился государь.

Боярское правление 1538 1547
Боярин с кубком. Конец 1890-х – 1900-е.
Маковский Константин Егорович

Бояре продолжали по-своему вершить государственные дела, но они уже не смели противоречить государю, который раньше Людовика XIV мог сказать: «Государство – это я».
Теперь он скакал по улицам, избивал народ, насиловал попадавшихся по пути женщин. Эти дикие поступки вызывали аплодисменты со стороны окружавших его. Вызванный из ссылки Федор Воронцов также был в его свите, но милости государя обращались на менее знатных и даровитых слуг, которые были и послушнее, и легче подчинялись всем его капризам. Среди аристократии Иван со страхом угадывал новых Шуйских и отдавал предпочтение псарям.

Боярское правление 1538 1547
Вячеслав Шварц, Угощение боярина (князь Серебряный в гостях у боярина Морозова)

В мае 1546 года, когда царь охотился близ Коломны, ему внезапно преградил путь вооруженный отряд. Это были новгородские пищальники, явившиеся к нему с жалобой на наместника. Не понимая ничего в этих делах, Иван приказал прогнать новгородцев. Произошла свалка, раздалось даже несколько выстрелов. Юный царь остался невредим, но очень перепугался. У Ивана всегда замечался недостаток физической храбрости. Возможно, что эта черта была у него наследственной. Но, кроме того, он был напуган в детстве: с того времени, вероятно, и развилась в нем нервная впечатлительность, благодаря которой он дрожал и терял присутствие духа при малейшей опасности. Иван спасся, но вообразил, что это заговор и приказал произвести расследование.

Боярское правление 1538 1547
Андрей Рябушкин (1861–1904) «Ожидают выхода царя» 1901.

Простой дьяк Василий Захаров, желая попасть в царские любимицы, обратил на себя внимание тем, что к делу примешал Воронцова с его родственниками, которые и без того уже были в подозрении и даже в немилости. Ученик сразу превзошел своих воспитателей. Грозный выступил на сцену. Началась не прекращавшаяся потом работа палача. Ф. Воронцов и один из его двоюродных братьев сложили головы на плахе. Другие соучастники мнимого заговора подверглись ссылке.

Боярское правление 1538 1547
Соломко С.С.

Захаров, быть может, не был единственным виновником этой расправы. Среди приближенных Ивана, в кругу самых близких ему людей, фигурировал уже человек, характер и деятельность, которого были превознесены известной исторической школой. Его имя связывалось с самым блестящим периодом нового царствования, его влиянию приписывали сокращение казней, ряд благородных попыток и славных дел Ивана. Как и Захаров, Алексей Адашев был низкого происхождения. С 1543 г. он принадлежал к числу царских слуг, был «постельником».

Боярское правление 1538 1547
Николай Неврев.Шут. Опальный боярин.1891

В конце того же 1646 г. Иван собрался более решительным способом укрепить свою независимость.
17 декабря по Москве разнеслось известие, что великий князь решил вступить в брак с одной из русских девиц.

Борьба за власть между враждующими боярскими группировками повлияла на формирование характера будущего правителя Ивана Грозного. В 1543 году 13-летний царь показал свой характер, восстав против бояр и отдав на растерзание псарям своего воспитателя — князя Андрея Шуйского. С тех пор бояре начали бояться Ивана. Ближайшими советниками Ивана стали его дядья — Михаил и Юрий Глинские. Опалы, казни, ссылки настигли самих Шуйских-Бельских и их сторонников.

Боярское правление 1538 1547
Сергей Кириллов.Боярин с ковшом государевым. Портрет из серии «Русские люди»

В 1544-1547 гг. князей Глинских (родственников матери) Иван назначил главнейшими над всеми боярскими и княжескими фамилиями, но реальная власть постепенно сосредоточивается у представителей старомосковского боярства — Захарьиных.Так закончилось правление бояр Шуйских-Бельских.

***

История государства Российского

Серия «СЛАВЯНЕ»
Славяне
Века Богумира. Сказание о Семиречье.
Арий и его сыновья. Исход из Семиречья.
Рус, Словен, Венд
Русы в Вавилоне,Ассирии и Египте.
Войны с Грецколанью
Карпатский исход
Русколань,Остроготия и Боспор
Войны Германареха
Бус Белояр
После Буса
Времена Кия
Гибель Святояров
Хазарское иго.

Аркона.

История Руси

Гостомысл

РЮРИКОВИЧИ

Рюрик. 862-879
Аскольд и Дир.
Олег Вещий. 882-912

Игорь Рюрикович. 912-945
Княгиня Ольга.945-966
Святослав Игоревич. 966-972
Ярополк Святославич.972-980
Олег Святославич
Владимир I Святославич. 980-1015
Святополк I Окаянный 1015-1019
Мстислав Владимирович Храбрый
Борис и Глеб
Ярослав Мудрый. 1019-1054
Изяслав I Ярославич.1054-1078
Святослав Ярославич
Всеволод I Ярославич 1076-1077, 1078-1093
Елизавета Ярославна
Анастасия Ярославна
Анна Ярославна

Всеслав Брячиславич Полоцкий.1068-1069
Святослав II Ярославич 1073-1076
Владимир Всеволодович Мономах
Завещание Владимира Мономаха
Почему князь Владимир называется Мономахом
Женщины Древней Руси.Анна-Янка Всеволодовна
Мстислав Владимирович Великий.1125-1132
Ярополк II Владимирович
Вячеслав Владимирович .
Женщины Древней Руси.Рогнеда Рогволодовна и Предслава Владимировна
Всеволод Ольгович
Игорь Ольгович
Изяслав II Мстиславич
Юрий I Владимирович Долгорукий
Женщины Древней Руси. Преподобная Евфросиния, княжна Полоцкая
Ростислав Мстиславич Смоленский
Изяслав III Давыдович Черниговский
Мстислав Изяславич
Андрей Юрьевич Боголюбский
Михаил Юрьевич, святой (1174; 1175-1176)
Ярополк III Ростиславич
Всеволод Юрьевич Большое Гнездо
Юрий II Всеволодович
Константин Всеволодович Добрый (Мудрый)
Ярослав II Всеволодович
Святослав Всеволодович.
Михаил Ярославич Хоробрит (Храбрый).
Андрей Ярославич.
Александр Невский
Святой благоверный великий князь Александр Невский
Ледовое побоище
ПОВЕСТЬ О ЖИТИИ И О ХРАБРОСТИ БЛАГОВЕРНОГО И ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ АЛЕКСАНДРА
Александр Невский в живописи
Ярослав III Ярославич
Василий Ярославич Костромской
Дмитрий Александрович Переяславский
Андрей Александрович Городецкий
Михаил Ярославич Святой
Анна Кашинская и Михаил Тверской
Святая благоверная княгиня Анна Кашинская
Даниил Александрович
Юрий III Данилович.
Дмитрий Михайлович Грозные Очи
Александр Михайлович Тверской
ИВАН I ДАНИЛОВИЧ КАЛИТА
Семен Иванович Гордый
Иван II Иванович Красный.
Сергий Радонежский
Алексей Федорович Бяконт
Дмитрий Иванович Донской.
Княгиня Евдокия Донская
Житие Благоверной Великой княгини Московской Евдокии (во иночестве Евфросинии)
Василий I Дмитриевич
Софья Витовтовна Литовская.
Василий II Васильевич Тёмный
Мария Ярославна
Василий Юрьевич Косой
Дмитрий Юрьевич Шемяка
ИВАН III ВАСИЛЬЕВИЧ
Женщины древней Руси. Марфа-посадница.
Софья Фоминична Палеолог
Женщины древней Руси. Елена Стефановна «Волошанка».
ВАСИЛИЙ III ИВАНОВИЧ
Сабурова Соломония Юрьевна
Елена Васильевна Глинская
Шуйские.
Бельские

Повесть о разорении Рязани Батыем
Поэтическая летопись Бородинского сражения
Куликовская битва.Часть 1
Куликовская битва.Часть 2
Куликовская битва.Часть 3
Битва на реке Калке.1223 год
Тамерлан
Проклятие Тамерлана.Часть 2
Реконструкции из альбома «Эпоха Тамерлана»
ТОХТАМЫШ
Повесть о нашествии хана Тохтамыша и взятии им Москвы
Витовт — великий князь литовский

СКАЗАНИЕ О ГРАДЕ КИТЕЖЕ

Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов
Александр Васильевич Суворов. Часть 1.
Александр Васильевич Суворов. Часть 2.

РУССКИЕ ПОРТРЕТЫ XVIII и XIX столетий. Часть 1 — 10.
В.П.Верещагин.Державные правители России.

Древнейшие регалии русских царей.Часть 1
Древнейшие регалии русских царей.Часть 2
Коронационные регалии российских императоров.

***
Императрица Мария Федоровна
Царицы, поразившие Пушкина

Протопоп Аввакум
Боярыня Морозова
Княжна Тараканова
Две Екатерины
Царевич Дмитрий, последний сын Ивана Грозного

Павел I
Владельцы Ораниенбаума.Екатерина II
Владельцы Ораниенбаума.Петр III.
Владельцы Ораниенбаума.Александр Данилович Меншиков.
Император Российской Империи Николай II

Александр Дмитриевич Ланской.
Волынский Артемий Петрович

ГЕРАЛЬДИКА
Орден Святого Иоанна Иерусалимского.Россия.
Орден Святого апостола Андрея Первозванного.Россия.
Орден Святого Александра Невского
Орден Святой Екатерины

Боярское правление 1538 1547

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Источник: kolybanov.livejournal.com

На престол в качестве первого русского царя взошел поздний сын великого князя Василия III (которому минул 51 год, когда родился долгожданный наследник) и Елены Васильевны Глинской, дочери князя Глинского, выходца из Великого княжества Литовского, свойственницы последних сербских деспотов. Осторожный и трезвый политик, испытавший воздействие эпохи Возрождения, Василий III сочетал в себе горячий интерес к знанию о макиавеллизмом честолюбивого правителя. Показная набожность прекрасно уживалась в нем с готовностью пожертвовать церковными традициями во имя государственных интересов, которые он отождествлял с собственной особой. Ради продолжения династии он расторг брак с бесплодной Соломонией Сабуровой и в начале 1526 г. женился на Елене Васильевне Глинской, избранной им «лепоты ради лица». 25 августа 1530 г. в блеске молний и под грохот грома, красочно описанных новгородским летописцем, появился на свет наследник престола. В его характере можно обнаружить византийскую изощренность, унаследованную им от отца и бабки Софьи Палеолог, племянницы последнего византийского императора. Необузданностью желаний и быстрой сменой настроений отличался не только дед Грозного Иван III, но и легкомысленная и вспыльчивая красавица Елена Глинская. Внук византийской царевны и свойственник сербских деспотов соединил в себе и хорошие, и дурные стороны характера предков. Государственный ум и малодушие, трезвый расчет и порывы необузданного гнева, религиозность, доходящая до ханжества, и неприятие церковной действительности, жестокость и сладострастие составляли причудливый сплав характера нового царя.

Подданных спешно приводили к присяге наследнику престола. 15 августа 1531 г. принесли присягу и новгородцы. В честь этого события в новгородском детинце была поставлена церковь Успения с приделом Усекновения честные главы Иоанна Предтечи. По иронии судьбы с усекновением «честных глав» будет в дальнейшем связана вся жизнь Ивана Васильевича. Ивану IV было 3 года, когда умер его отец. Регентшей при малолетнем великом князе сделалась его мать. Большое влияние на политику приобрел князь И. Т. Телепнев-Оболенский. Молва считала его возлюбленным правительницы Русского государства.

Жизнь, казалось, шла теми же путями, которые проложил Василий III. Правительству Елены Глинской удалось расправиться с удельной оппозицией (удельные дядья Ивана IV были «поиманы»: Юрий Дмитровский — в 1534 г., Андрей Старицкий — в 1537). Шло интенсивное строительство городов, проведена была денежная реформа. На смену многочисленным местным монетам, вытеснявшимся и ранее новгородскими деньгами, пришла единая монета — копейка. Введение единой монеты облегчило торговые отношения разных земель Российского государства, способствовало установлению прочных связей между ними.

Во время регентства Елены Глинской внешнеполитическое положение страны резко ухудшилось. В Казани в 1535 г. пришел к власти хан Сафа-Гирей, выходец из Крыма, злейший враг России. Воспользовавшись обострением русско-литовских отношений, казанские отряды опустошили окрестности Нижнего Новгорода, Мурома, Балахны, Костромы. В 1537 г. отряды Сафа-Гирея оказались под Муромом. Набеги сопровождались разорением земель и уводом тысяч русских людей в плен.

Это не способствовало стабилизации внутреннего положения. Не желавшие безропотно подчиняться княгине-регентше влиятельные княжата и бояре ждали случая, чтобы захватить власть. И такой случай представился. В 1538 г. княгиня Елена неожиданно скончалась. Поговаривали, что она была отравлена. Сразу же после этого произошел государственный переворот. Телепнева-Оболенского бросили в темницу.

Власть перешла к Боярской думе, в которой все время происходила борьба двух группировок: первую во главе с князем И. Ф. Бельским, склонным продолжать линию на дальнейшую централизацию государства, представляли главным образом северские княжата, во второй под руководством Шуйских, решительных противников сильной великокняжеской власти, объединились ростово-суздальские княжата. В ходе сложной политической борьбы Шуйским удалось одержать временную победу. Под разными предлогами И. Ф. Бельский был посажен «за сторожи», а его сторонники — разосланы по селам или казнены. В феврале 1539 г. Шуйские добились нового успеха: с престола был сведен митрополит Даниил, сторонник И. Ф. Бельского.

Рост феодального гнета, усилившегося в результате хозяйничанья временщиков, вызвал уже к концу 30-х годов обострение классовой борьбы. Положение крестьянства и холопства давно вызывало озабоченность передовых мыслителей. Видный публицист середины XVI в. Ермолай Еразм писал о положении крестьян: «Всегда в волнениях скорбных пребывающа, еже не единаго ярма тяготу всегда носяще».1

Другой формой протеста задавленного нуждой и бесправием сельского населения было бегство, которое приобрело значительные размеры. Холопы бежали, унося о собою и нехитрое имущество, и грамоты, которыми оформлялась их добровольная по форме, но вынужденная по существу, продажа в полное рабство. Так, у одного тверского помещика в 1548 г. отсутствовали даже документы на землю — «крепости украдены, побежал холоп, покрадчи».2

Черные, великокняжеские крестьяне, потерявшие значительное количество земель, вели упорную борьбу за утраченные общинные владения. Так, черносошные крестьяне Белоозера явочным порядком заняли монастырские земли: «…перелезши… за межу, землю пашут и лес секут и пожни косят, а называют… своею землею».3 Великий князь, а позднее царь, как правило, стоял на стороне монастыря и в тех случаях, когда монастырские власти прибегали к насилию, чтобы овладеть крестьянским имуществом.

Ухудшение положения крестьян привело к увеличению «разбоев»: «Многие села и деревни розбойники розбивают, и животы… грабят, и села и деревни жгут, и на дорогах многих людей грабят, розбивают и убивают многих людей до смерти. А иные многие люди… розбойников у себя держат. А к иным людям розбойники с розбоем приезжают и розбойную рухлядь привозят»4. «Лихие люди», «тати», «розбойники» (по терминологии официальных документов) объявились во всех центральных и северных уездах страны — Дмитровском, Звенигородском, Кашинском, Московском, Новоторжском, Бежецком, Коломенском, Переславль-Залесском. Наместники и волостели оказывались зачастую бессильными справиться с крестьянскими «разбоями».

Под прямым давлением дворянства Шуйские должны были пойти на проведение губной реформы{6}. Первые губные грамоты относятся к октябрю 1539 г. Сущность реформы, изученной Н. Е. Носовым, сводилась к тому, что важнейшие уголовные дела о «ведомых лихих людях» сначала во Пскове и некоторых северных землях (Новгородской и Вятке), а затем и в центре изымались из компетенции наместников и передавались в ведение дворянства, из среды которого для этой цели выбирались «излюбленные головы» (старосты). Реформа, отвечавшая классовым интересам дворянства, была направлена против растущего сопротивления крестьянства и не могла решить вопроса о самих причинах разбоев. Она также подрывала судебно-административную власть феодальной знати на местах. Контроль над деятельностью губных органов в центре осуществляла специальная комиссия Боярской думы («бояре, которым разбойные дела приказаны»).

Проведение реформы сопровождалось дальнейшим усилением роста влияния И. В. Шуйского, в феврале 1540 г. бывшего «воеводой и наместником московским». В практику законодательной деятельности в это время внедряются решения Боярской думы как равнозначные с великокняжескими указами. Иван Грозный позднее вспоминал, как Шуйский третировал его, малолетнего великого князя, обреченного терпеть унижения и насмешки со стороны сменявшихся как в калейдоскопе временщиков. На всю жизнь у него остались воспоминания о неустроенном детстве, об оскорблениях, нанесенных ему князьями Шуйскими.

Первый период правления Шуйских оказался кратковременным. Отход части сторонников Шуйского и митрополита Иоасафа на сторону Бельских привел к победе последних в конце 1540 г. Из заточения были выпущены И. Ф. Бельский, князь Владимир Старицкий и сын Андрея Углицкого Дмитрий. И. Ф. Бельский стал крупнейшим военачальником и организатором дипломатической службы. В 1541 г. на берегах Оки ему удалось отразить поход крымского хана Сагиб-Гирея, поддержанного османским войском и артиллерией.

В 1540–1541 гг. правительство Бельских снова (хотя и непоследовательно) взяло курс на осуществление централизаторских мероприятий, отвечавших интересам дворянства. Продолжилось осуществление губной реформы. Политика правительства Вельских вызвала недовольство княжеской оппозиции. Был составлен заговор, возглавлявшийся князьями Шуйскими. В него вошли видные представители московского боярства и «новогородцы Великого Новагорода все городом». Князь И. В. Шуйский «многих детей боярьскых к целованию привел, что быти в их совете».5

В начале 1542 г. сравнительно легко был совершен государственный переворот. Власть вторично перешла в руки Шуйских, ориентировавшихся на союз с влиятельными церковными землевладельцами. Внутренняя политика правительства, по наблюдениям С. М. Каштанова, резко изменяется именно с 1542 г. Крупные духовные феодалы получают самые щедрые льготы — освобождение от уплаты ямских денег, выполнения посошной службы и т. д. Это противоречило политической линии, проводившейся ранее. Приостанавливается строительство городов. С 1543 по 1549 г. прекращается выдача губных и даже наместничьих грамот, ограничивавших права и привилегии наместников и волостелей.

Время второго правления Шуйских, знаменовавшее высшую степень боярской реакции, тяжело отразилось на положении народных масс. Согласно выводу А. Г. Манькова, именно к началу 40-х годов XVI в. относится резкий подъем хлебных цен. Ареной ожесточенной классовой борьбы стали и русские города. Горожане стремились освободиться от гнета феодалов и открыть широкую дорогу дальнейшему развитию ремесел и торговли. Происходивший на посадах рост имущественного неравенства неизбежно приводил к столкновениям между выделявшейся из общей массы посадского населения эксплуататорской группой торговцев и ростовщиков и беднотой.

Особенно острым было положение в Пскове, осложнявшееся частыми недородами, пожарами и другими стихийными бедствиями. Наместники, которые, по словам летописца, были «сверепи, аки лвове, а людие его, аки зверие, дивии до крестьян»,6 нещадно эксплуатировали население. Зимой 1540 г. правительство вынуждено было сменить одного из наиболее ненавистных Пскову наместников — Андрея Шуйского и выдать псковичам грамоту «судити и пытати и казнити… разбойников».7 Аналогичные губные грамоты были выданы другим городам. На время произвол наместников был ограничен. Однако вскоре они возобновили беззастенчивый грабеж населения. Новое движение в Пскове в 1544 г. развертывалось в обстановке хлебного недорода, бедствия горожан усугублялись частыми в том году пожарами. Движение приняло, очевидно, широкие размеры, если летописец называет его «великим».

Усиливается антифеодальная борьба и в другом крупнейшем городе — Великом Новгороде. Еще в конце 1543 г. в грамоте, адресованной новгородским губным старостам, назывались нередкие случаи «душегубных дел» и «грабежей» в Новгородской земле. В 1545 г. на Новгород возложили тяжкую повинность. Нужно было выставить «с дворов» 2 тыс. вооруженных пищальников. Между зажиточными кругами Новгорода и массой посадского населения, на которую падала основная тяжесть разверстки, обострились отношения.

Городское население вовлекалось и в распри отдельных боярских и княжеских группировок. Какие-то волнения городских людей сопровождали в 1537 г. арест князя Андрея Старицкого.

Одновременно с выступлением новгородцев в январе 1542 г. в поддержку Шуйских был «мятеж» и в Москве, приведший «в страхованье» (в ужас) великого князя.

«Страхованье» вызывали и бояре, в 1543 г. ополчившиеся на его любимца Ф. С. Воронцова за то, что его «великий государь жалует и бережет».8 Вмешательство Макария и бояр Морозовых спасло Воронцова, отделавшегося недолгой ссылкой в Кострому. Наконец, Иван не выдержал… 29 декабря 1543 г. великий князь велел «поимати первосоветника» Андрея Шуйского, который был убит псарями. «И от тех мест начали боляре от государя страх имети».9

Однако до конца боярского правления было еще далеко. После падения Шуйских у власти утвердилась группа старомосковского боярства во главе с И. И. Кубенским, Ф. С. Воронцовым, А. Б. Горбатым, М. М. Курбским. Правительство Воронцова предпринимало усилия для ликвидации привилегий крупных феодалов, в первую очередь церковных, и укрепления союза великокняжеской власти с дворянством и городами. Усиление государственной власти при Воронцовых позволило возобновить активную внешнюю политику на востоке. Однако после первых же внешнеполитических неудач правительство Воронцовых пало.

Последними временщиками в малолетство Ивана IV были его родственники, пришедшие к власти летом 1546 г., — бабка княгиня Анна Глинская и дядья М. В. и Ю. В. Глинские, стремившиеся использовать великого князя для укрепления своих позиций. Воспользовавшись близостью к трону, Михаил Васильевич стал боярином, а его брат Юрий к тому же еще и кравчим. Ради дальнейшего упрочения своего положения они готовы были поддержать Ивана IV и организовать его венчание на царство.

Поспешила добиться новых выгод и церковь во главе с митрополитом Макарием, вторым организатором венчания Ивана на царство. В феврале 1547 г. был собран собор, который пополнил список святых для общерусского церковного почитания за счет местных «святых». Их отбор был произведен в соответствии с основными идеолог гическими стремлениями воинствующих церковников — иосифлян. Из 23 «святых» большую группу составляли новгородские церковные и политические деятели, в их числе архиепископы Иоанн, Иона и Евфимий, Михаил Клопский, Савватий и Зосима Соловецкие, Александр Свирский и, наконец, Александр Невский. Московский митрополит Иона попал в «святые» за заслуги в отстаивании независимости русской церкви. Ученик Сергия Радонежского — Никон, Пафнутий Боровский и Макарий Калязинский принадлежали к числу наиболее почитаемых иосифлянским духовенством церковных деятелей. Внешнеполитическое значение имела канонизация и некоторых других «святых», в том числе Александра Невского, культ которого должен был идеологически способствовать делу защиты русских земель.

Увеличение количества святых сулило принести церкви новые доходы, а превращение корпуса святых в общерусский пантеон утверждало всемогущество церкви на всей территории государства. Канонизация местных святых должна была поднять авторитет русской церкви и за пределами государства, особенно в то время, когда константинопольская патриархия утратила свое влияние.

Иосифлянской доктрине был придан официальный характер (в чин венчания было внесено несколько отрывков из сочинений Иосифа Волоцкого), а церковь становилась посредником между богом и царем: недаром свой венец Иван принял из рук митрополита.

На первых порах после венчания Иван оставался игрушкой в руках бояр, княжат и церковных иерархов. Он был занят собственными делами — поездками по монастырям и святым местам, торжественным празднованием свадьбы с Анастасией Романовой. Окончания «безгосударства» и своеволия бояр не было видно.

Следующая глава >

Источник: history.wikireading.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.