Свержение временного правительства 1917

Поскольку Николай II был главнокомандующим российской армии во время первой мировой войны, поражение, которое она потерпела принято связывать с его именем. Российский народ демонстрировал недовольство военной политикой царя, и Николай был полностью лишен поддержки. К тому же, после некомпетентных действий его супруги Александры, в народе начали ходить разговоры о том, что она работает на Германское правительство, что еще больше бросало тень на царскую власть.

Начало беспорядков

Первая мировая война оказала разрушительное влияние на Российскую экономику. В январе 1917 года дефицит продовольствия привел к тому, что цены выросли в шесть раз. Рабочие начали забастовку, требуя повышения заработной платы. Народ вышел на улицы Петербурга, требуя у властей еды.

Население Петербурга (Петрограда) в 1917 году составляло 2700000 человек. В последние 10 дней января город получал всего 21 вагон зерна и муки в день вместо требуемых 120 вагонов. От Охранного отделения стали поступать сообщения, что с каждым днем вопрос продовольствия все более обостряется. И чиновникам занимающимся продовольственными вопросами приходится сталкиваться с народным гневом, который становится все труднее сдержать.


Гарольд Вильямс, работающий в «Daily Chronicle» писал о Петрограде так: «Все внимание здесь сосредоточено вокруг продовольственного вопроса, в который до сих пор не внесено никакой ясности. Длинные очереди у магазинов и пекарен уже давно стали привычной нормой жизни города. Вместо белого хлеба продают серый и пирогов не пекут. Бродяги заполнили улицы: в основном женщины, дети и небольшие группы рабочих. Повсюду выбиты окна, а магазины и пекарни разграблены».

В январе 1917 года генерал Александр Крымов вернувшись с восточного фронта, попросил встречи с председателем государственной думы Михаилом Родзянко. Крымов сказал Родзянко, что царь утратил поддержку народа и офицерского состава, и что армия поддержит государственный переворот, если дума готова взять на себя управление страной. Родзянко не мог допустить переворота и отправил царю телеграмму с предупреждением и просьбой принять меры.

Беспорядки перерастают в бунт

Поступали сообщения, что в ходе одной из демонстраций на Невском проспекте женщины кричали солдатам: «Товарищи, бросайте свои штыки и присоединяйтесь к нам!». Солдаты колебались: «Они смотрели украдкой на своих товарищей, а через мгновение первый штык поднялся над толпой демонстрантов. В толпе раздались громкие аплодисменты – это был триумф протестующих, они приветствовали своих новых братьев. Через некоторое время солдаты слились с толпой. 27 февраля 1917 года.  После убийства своего командира мятежный волынский полк присоединился к демонстрантам.


Председатель Государственной Думы Михаил Родзянко был сильно обеспокоен ситуацией и отправил царю телеграмму с призывом о формировании нового правительства и с указанием на то, что ситуация накалилась до предела и медлить больше нельзя.

В пятницу 8 марта 1917 года прошла массовая демонстрация против царя, в которой приняло участие более 200 000 человек

Создание временного правительства

10 марта 1917 года царь своим указом распускает думу. Командование Российской армии опасаясь насильственного свержения власти предлагает Николаю II отречься от престола в пользу сына и сделать регентом более популярного в народе Михаила Александровича, разделявшего взгляды Родзянко.

Предпринимаются попытки уговорить Михаила принять правление, но он отвечает отказом. В результате было создано временное правительство, а его главой был назначен Георгий Евгеньевич Львов.

Петроградский совет готов был принять авторитет Временного правительства, при условии выполнения им восьми условий: немедленное освобождение политических заключенных; свобода слова и свобода прессы; свобода собраний и демонстраций; отмена всех классовых, коллективных и религиозных ограничений; выборы учредительного собрания путем всеобщего тайного голосования; замена полиции на милицию; свободные выборы чиновников и руководителей и сохранение всех воинских частей, участвовавших в свержении царя.


Временное правительство приняло требования и ввело восьмичасовой рабочий день. Георгий Львов издает указ об амнистии, в результате чего на свободе оказывается бывший в ссылке Иосиф Сталин. 25 марта 1917 года он прибывает в Петроград. Благодаря принятию всех требований большевиков был положен конец дискриминации по политическим или религиозным признакам, создана независимая судебная система, демократическая система выборов. Был составлен проект учредительного собрания, который должен был вступить в силу осенью 1917 года. Многие эксперты сошлись во мнении, что это было самое прогрессивное правление в истории.

Возвращение Ленина

3 апреля 1917 года Ленин вернулся в Россию и как только он покинул Финляндский вокзал, люди подняли его на броневик, где он произнес речь и провозгласил апрельские тезисы. В своем выступлении Ленин осудил большевиков за то, что они признали Временное правительство. Он назвал их предателями социалистической революции и предложил им покинуть партию. Ленин призывал большевиков к захвату власти и установлению полного контроля над государством. Он агитировал рабочих на присвоение фабрик, а крестьян на то, чтобы отобрать землю у богатых помещиков. Закончил свою речь он словами о том, что люди должны сражаться до конца, до полной победы пролетариата. Некоторые революционеры в толпе не приняли идеи Ленина, называя его новоявленным анархистом.


Временное правительство 1917 года

Тем временем Иосиф Сталин занял пост редактора газеты «Правда». И как редактор он оказался в сложном положении: С одной стороны, он мог продолжать поддерживать Временное правительство, бросая Ленину вызов; с другой — изменить свою риторику относительно правительства и остаться верным Ленину. После 10 дней молчания в газете «Правда» появляется статья, отвергающая возможность сотрудничества большевиков с Временным правительством, и призывающая народ к захвату частной и государственной собственности. Сталин сделал свой выбор.

Зарождение революции

Павел Милюков, вскоре после назначения его министром иностранных дел Временного правительства, написал ноту, которая была разослана всем послам Антанты. В ней он описывал ситуацию, которая происходила в стране после ухода царя. Милюков уверял союзников, что Россия не стремится к захвату территорий других государств и выражал готовность Временного правительства выполнить все обязательства относительно участия России в мировой войне.

20 апреля 1917 года нота Милюкова была обнародована и вызвала в народе бурю негодования. Подстрекаемая большевиками толпа двинулась к Мариинскому дворцу с криками «Долой Временное правительство».

5 мая Павел Милюков и Александр Гучков были вынуждены уйти в отставку. Новым военным министром становится Александр Керенский и назначает Брусилова главнокомандующим Российской армией. Брусилов отправляется в поездку по восточному фронту, где произносит ряд речей, призывающих войска продолжать борьбу. 18 июня Керенский объявляет о новом военном наступлении, надеясь, что этот шаг поможет укрепить боевой дух Российской армии.


Большевики, выступавшие против войны, провели в Петрограде демонстрации против Керенского. Революционное движение набирало все большую поддержку в народе. К лету 1917 года большевистская партия насчитывала 240 000 человек, среди которых было много солдат.

Георгий Львов в результате нарастающего напряжения с большевиками, вынужден подать в отставку. Новым председателем Временного правительства становится Керенский, который вскоре объявляет о новом наступлении. Солдаты на фронте будучи встревоженными этой новостью, начинают массово дезертировать. К осени 1917 года количество самовольно покинувших службу доходит до 2 000 000 человек. Часть этих солдат вернулась в свои дома и пользуясь служебным вооружением стала проводить самовольный захват земель. Временное правительство издавало указы, призванные бороться со сложившейся ситуацией, но оно было уже бессильно что – либо изменить. Поместья были сожжены, и многие землевладельцы убиты.

Корниловский мятеж

После провала наступления на восточном фронте, Керенский увольняет Брусилова и назначает на его место Лавра Корнилова. Однако, вскоре между Керенским и Корниловым назрел конфликт. Корнилов предлагал ввести смертную казнь для шпионов и дезертиров, во главе с Лениным, а промышленность милитаризировать. Требовал отставки кабинета министров. Корнилов считал, что он сможет стать для России военным диктатором и сможет исправить ситуацию в стране. Керенский ответил на это увольнением Корнилова.


После увольнения Корнилов примкнул к Александру Крымову. Вместе они заручились поддержкой крупных промышленников и банкиров России и поставили своей целью захват Петербурга.

Керенскому теперь угрожала опасность, и он обратился к советскому правительству за поддержкой. Ленин дал свое согласие, подчеркнув, что они будут сражаться не за Керенского, а против Корнилова. В течение нескольких дней большевики привели 25 000 солдат для защиты Петрограда, и Корнилов отказался от нападения. Генерал Крымов покончил собой, а Корнилов был арестован.

Революция 1917 года и конец временного правительства

Ленин принял решение действовать. 20 октября состоялось первое заседание военно революционного комитета, членами которого были: Иосиф Сталин, Андрей Бубнов, Моисей Урицкий, Феликс Дзержинский и Яков Свердлов. Ленин призывал действовать немедленно и совершить захват временного правительства в ту же ночь, разоружив и арестовав всех его участников. Лев Каменев и Григорий Зиновьев выступали против такой стратегии. Они предлагали дождаться выборов и победить на них честным путем, завоевав поддержку народа. После того, как Лев Троцкий поддержал позицию Ленина и призвал к свержению Временного правительства, был дан приказ готовиться к наступлению.


Вечером 24 октября поступили распоряжения о том, чтобы большевики занимали железнодорожные и телефонные станции. Был запланирован захват государственного банка, а Смольный институт стал штаб-квартирой и неприступной крепостью для революционеров.

На следующий день Зимний дворец был окружен красной гвардией. Большая часть правящего корпуса находилась внутри, но Керенскому удалось сбежать из города. В 9 часов утра с крейсера «Аврора» и из Петропавловской крепости по дворцу был открыт огонь. Решение о капитуляции было принято очень быстро. Красная гвардия во главе с Владимиром Овсеенко вошла в Зимний дворец.

26 октября 1917 года был созван II Всероссийский съезд Советов, который объявил о создании Совнаркома, а его председателем был избран Ленин. Временное правительство прекратило свое существование, и власть перешла в руки Советов.

Источник: history-doc.ru

К концу 1916 г. Россию охватило всеобщее недовольство, вызванное усталостью от войны, ростом цен, бездействием правительства, явной слабостью императорской власти. К началу 1917 г. почти все в стране ждали неминуемых перемен, однако начались они так же неожиданно, как и в 1905 г.

23 февраля 1917 г. (8 марта по новому стилю — Международный женский день) в разных районах Петрограда стали собираться группы женщин-работниц, вышедших на улицы с требованием хлеба.


еба в городе было достаточно (во всяком случае, имелся его двухнедельный запас), но просочившиеся в массы слухи о сократившемся из-за снежных заносов подвозе (171 вагон продовольствия в день вместо нормы в 330) вызвали панику и ажиотажный спрос. Многие запасались хлебом и сухарями впрок. С подобным наплывом пекарни не справились. Возникли длинные очереди у хлебных лавок, в которых люди стояли даже ночами. В происходящем дружно обвиняли правительство.

Кроме того, 23 февраля дирекция Путиловского завода объявила о локауте (поводом послужили непомерные экономические требования рабочих ряда цехов). Рабочие-путиловцы (а затем и рабочие других заводов) присоединились к демонстрации женщин. Вспыхнули стихийные погромы хлебных лавок и продовольственных магазинов. Толпа переворачивала трамваи (!!!), дралась с полицией. Солдат уговаривали не стрелять. Власти не решались как-то этому воспрепятствовать.

Приказ Николая II о применении оружия для наведения порядка в столице был получен комендантом Петрограда генералом Хабаловым только 25 февраля, когда было уже поздно. Организованного подавления не получилось. Солдаты некоторых частей (главным образом запасные батальоны гвардейских полков, находившихся на фронте) начали переходить на сторону демонстрантов. 26 февраля стихия бунта вышла из-под контроля. Однако парламентская оппозиция надеялась, что создание «ответственного (перед Думой) министерства» может спасти положение.


Родзянко телеграфировал в Ставку Николаю II: «Положение серьезное. В столице анархия. Правительство парализовано… Растет общественное недовольство… Необходимо немедленно поручить лицу, пользующемуся доверием страны, составить новое правительство». Единственным ответом царя (явно не осознававшего подлинного размаха событий) на это обращение стало решение о роспуске Думы на два месяца. К полудню 27 февраля на сторону демонстрантов перешло уже 25 тысяч солдат. В некоторых частях ими были убиты преданные царю офицеры. Вечером 27 февраля около 30 тысяч солдат приходит к Таврическому дворцу (резиденции Думы) в поисках власти, в поисках правительства. Дума, которая так мечтала о власти, с трудом решилась создать Временный комитет Государственной Думы, заявивший, что он берет на себя «восстановление правительственного и общественного порядка».

В состав Временного комитета Государственной Думы вошли: председатель — Михаил В. Родзянко (октябрист), В. В. Шульгин (националист), В. Н. Львов (центр), И. И. Дмитриев (октябрист), С. И. Шидловский (октябрист), М. А. Караулов (прогрессист), А. И. Коновалов (трудовая группа), В. А. Ржевский (прогрессист) П. Н. Лимонов (кадет), Н. В. Некрасов (кадет), Н. С. Чхеидзе (с.-д.). В основу этого выбора было положено представительство партий, объединенных в «Прогрессивном блоке».

За несколько часов до создания Комитета Думы организуется первый Совет. Он обращается к рабочим Петрограда с предложением прислать к вечеру депутатов — по одному на тысячу рабочих. Вечером Совет избирает председателем меньшевика Николая С. Чхеидзе, заместителями — левых депутатов Думы Александра Ф. Керенского (трудовик) и М. И. Скобелева (правый меньшевик). Большевиков в Совете в тот момент было так мало, что они не в состоянии были организовать фракцию (хотя большевик А. Г. Шляпников был избран в Исполком Совета).


В то время, когда в Петрограде возникли две власти — Комитет Думы и Исполком Совета — российский император ехал из Ставки в Могилеве к столице. Задержанный на станции Дно восставшими солдатами, Николай II подписывает 2 марта отречение от престола за себя и своего сына Алексея в пользу брата — вел. кн. Михаила Александровича (заявил о нежелании принимать престол до решения Учредительного собрания 3 марта). Николай принял это решение после того, как его начальник штаба генерал Алексеев, поддержанный командующими всех пяти фронтов, заявил, что отречение является единственной возможностью успокоить общественное мнение, восстановить порядок и продолжать войну с Германией.

От Временного комитета отречение принимали Александр И. Гучков и Василий В. Шульгин. Так, достаточно быстро и незаметно пала тысячелетняя монархия. В тот же день (2 марта) Временный комитет Государственной Думы создает Временное (то есть до созыва Учредительного собрания) правительство, во главе которого по настоянию Милюкова, оттеснившего октябриста Родзянко стал близкий к кадетам князь Георгий Е. Львов, бывший председатель Земского Союза (Львова во главе Совета Министров 2 марта по требованию Временного комитета утвердил Николай II; это было вероятно последнее распоряжение Николая в качестве императора). Министром иностранных дел стал лидер кадетов Павел Н. Милюков, военным и морским министром — октябрист А. И. Гучков, министром финансов — Михаил И. Терещенко (миллионер-сахарозаводчик, беспартийный, близкий к прогрессистам), министром юстиции — А. Ф. Керенский (адвокат, участвовавший в сенсационных политических процессах (в том числе в процессе М. Бейлиса), и как депутат III и IV Гос. Думы (от фракции трудовиков). Итак, первый состав Временного правительства был почти исключительно буржуазный и преимущественно кадетский. Временное правительство объявило своей целью продолжение войны и созыв Учредительного собрания для решения будущего устройства России. Собственно на этом буржуазные партии сочли революцию завершенной.

Однако одновременно с созданием Временного правительства происходит объединение Петроградских Советов рабочих и солдатских депутатов. Председателем объединенного Петросовета стал Н. С. Чхеидзе. Лидеры Петроградского Совета не решились взять всю полноту власти в свои руки, опасаясь, что без Думы не справятся с государственным управлением в условиях войны и хозяйственной разрухи. Сыграли свою роль и идеологические установки меньшевиков и, отчасти, эсеров, преобладавших в Петросовете. Они считали, что окончание буржуазно-демократической революции — дело буржуазных партий, объединившихся вокруг Временного правительства. Поэтому Петросовет, обладавший в то время реальной полнотой власти в столице, принял решение об условной поддержке Временного правительства при условии провозглашения России республикой, политической амнистии и созыва Учредительного собрания. Советы оказывали мощное давление «слева» на Временное правительство и далеко не всегда считались с решениями кабинета министров (куда входил лишь один социалист, министр юстиции А. Ф. Керенский).

Так, несмотря на противодействие со стороны Временного комитета Государственной Думы, еще 1 марта 1917 г. был принят Приказ № 1 Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов, призвавший солдат создать во всех подразделениях гарнизона солдатские комитеты, подчиненные Совету и передать им право контроля за действиями офицеров. Этим же приказом в исключительное распоряжение комитетов передавалось все вооружение части, которое отныне «ни в каком случае» (!!!) не должно было выдаваться офицерам (на практике это приводило к изъятию у офицеров даже личного оружия); отменялись всякие дисциплинарные органичения вне строя (в том числе и отдание чести), солдатам разрешалось вступать в политические партии и заниматься политикой без каких-либо ограничений. Распоряжения Временного комитета (позднее — Временного правительства) следовало исполнять только в том случае, если они не противоречили постановлениям Совета. Этот приказ, подорвавший все основные устои армейской жизни, стал началом быстрого развала старой армии. Изданный поначалу лишь для войск Петроградского гарнизона он быстро попал на фронт и там начались схожие процессы, тем более, что Временное правительство не нашло в себе мужества решительно противостоять этому. Этот приказ поставил под контроль Совета все войска петроградского гарнизона. Отныне (то есть с самого своего создания!) Временное правительство стало его заложником.

10 марта Петросовета заключил соглашение с Петроградским обществом фабрикантов и заводчиков о введении 8-часового рабочего дня (об этом не упоминалось в декларации Временного правительства). 14 марта Совет принял манифест «К народам всего мира», в котором заявлялось об отказе от захватнических целей в войне, от аннексий и контрибуций. В манифесте признавалась лишь коалиционная война с Германией. Подобная позиция по отношению к войне импонировала революционным массам, но не устраивала Временное правительство, в том числе военного министра А. И. Гучкова и министра иностранных дел П. Н. Милюкова.

Фактически Петросовет с самого начала далеко вышел за рамки своего городского статуса, став альтернативной социалистической властью. В стране сложилось двоевластие, то есть своеобразное переплетение властей: реальная власть в целом ряде случаев находилась в руках Петросовета, при этом фактически у власти стояло буржуазное Временное правительство.

Члены Временного правительства разделились по вопросам методов и отношений с Советами. Одни, и в первую очередь П. Н. Милюков и А. И. Гучков, считали, что следует свести к минимуму уступки Совету и все сделать для победы в войне, которая придаст авторитет новому режиму. Это подразумевало немедленное восстановление порядка как в армии, так и на предприятиях. Иную позицию занимали Некрасов, Терещенко и Керенский, которые требовали принятия некоторых из требуемых Советом мер, чтобы подорвать авторитет органа власти рабочих и солдат и вызвать патриотический подъем, необходимый для победы в войне.

После Февральской революции партийно-политическая система России явно сдвинулась влево. Черносотенцы и другие крайне правые, традиционалистско-монархические партии оказали разгромленными в ходе Февраля. Тяжелый кризис переживали и правоцентристские партии октябристов и прогрессистов. Единственной крупной и влиятельной либеральной партией в России являлись кадеты. Их численный состав после Февральской революции достигал 70 тыс. человек. Под влиянием революционных событии и кадеты «полевели». На VII съезде кадетской партии (конец марта 1917 г.) произошел отказ от традиционной ориентации на конституционную монархии, а в мае 1917 г., на VIII съезде, кадеты высказались за республику. «Партия Народной свободы» (еще одно название кадетов) взяла курс на сотрудничество с социалистическими партиями.

После Февральской революции наблюдался стремительный рост социалистических партий. Социалистические партии явно доминировали на всероссийской политической арене как по числу членов, так и по влиянию на массы.

Значительно выросла партия эсеров (до 700—800, а по некоторым оценкам и до 1200 тыс.чел.). Весной 1917 г. в ПСР записывались порой целыми деревнями и ротами. Лидерами партии являлись Виктор М. Чернов и Николай Д. Авксентьев. Партия эсеров привлекала радикальной и близкой крестьянам аграрной программой, требованием федеративной республики и героическим ореолом давних и самоотверженных борцов против самодержавия. Эсеры выступали за особый путь России к социализму через народную революцию, социализацию земли и развитие кооперации и самоуправления трудящихся. В ПСР укреплялось левое крыло (Мария А. Спиридонова, Борис Д. Камков (Кац), Прош П. Прошьян). Левые требовали решительных шагов «в сторону ликвидации войны», немедленного отчуждения помещичьих земель и выступали против коалиции с кадетами.

После Февраля эсеры выступали в блоке с меньшевиками, которые хотя и уступали ПСР по численности (200 тыс.), тем не менее в силу своего интеллектуального потенциала осуществляли «идейную гегемонию» в блоке. Меньшевистские организации и после Февраля оставались разобщенными. Попытки ликвидировать эту разобщенность не имели успеха. В партии меньшевиков существовали две фракции: меньшевики-интернационалисты во главе с Юлием О. Мартовым и «оборонцы» («правые» — Александр Н. Потресов, «революционные» — Ираклий Г. Церетели, Федор И. Дан (Гурвич), которые являлись лидерами не только крупнейшей фракции, но и во многом всей партии меньшевиков). Существовали также правая плехановская группа «Единство» (сам Плеханов, Вера И. Засулич и др.) и левая «новожизненцы», которые порвали с партией меньшевиков. Часть меньшевиков-интернационалистов во главе с Ю. Лариным вступила в РСДРП(б). Меньшевики выступали за сотрудничество с либеральной буржуазией, оказывали условную поддержку Временному правительству и считали пагубными социалистические эксперименты.

Меньшевики и эсеры заявляли о необходимости ведения войны с германским блоком в целях защиты революции и демократических свобод (большинство меньшевиков и эсеров объявили себя «революционными оборонцами»). Из-за боязни разрыва с буржуазией, из-за угрозы гражданской войны они соглашались отложить решение кардинальных социально-экономических проблем до созыва Учредительного собрания, но пытались осуществить частичные реформы.

Существовала и небольшая (ок. 4 тыс. человек), но влиятельная группа т. н. «межрайонцев». Группа занимала промежуточное положение между большевиками и меньшевиками. После возвращения из эмиграции в мае 1917 г. лидером межрайонцев стал Лев Д. Троцкий (Бронштейн). Он еще находясь в США в марте 1917 г. высказался за переход к пролетарской революции в России при опоре на Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов На VI съезде РСДРП (б) межрайонцы влились в состав большевистской партии.

Действовавшая в начале 1917 г. большевистская партия вовсе не представляла собой сплоченную, эффективную организацию. Революция застала большевиков врасплох. Все известные народу большевистские вожди находились либо в эмиграции (Ленин и др.), либо в ссылке (Зиновьев, Сталин). Русское бюро ЦК, в которое входили Александр Г. Шляпников, Вячеслав М. Молотов и др. еще не могло стать общероссийским центром. Численность большевиков по всей России не превышала 10 тыс. чел. В Петрограде их насчитывалось не более 2-х тыс. В. И. Ленин, уже почти десять лет живший в эмиграции, к моменту Февральской революции находился тогда в Цюрихе. Даже в январе 1917 г. он писал: «Мы, старики, может быть, не доживем до решающих битв… грядущей революции…».

Находясь вдалеке от эпицентра событий Ленин, тем не менее, сразу пришел к выводу, что ни в коем случае партия большевиков не может удовлетворяться достигнутым и не использовать невероятно удачный момент сполна. В «Письмах из далека» он настаивал на необходимости вооружения и организации рабочих масс для немедленного перехода ко второму этапу революции, в ходе которого будет свергнуто «правительство капиталистов и крупных помещиков».

Но среди большевиков были «умеренные», которые отвергали почти все основные теоретические положения и политическую стратегию Ленина. Это были два крупных большевистских лидера — Иосиф В. Сталин (Джугашвили) и Лев Б. Каменев (Розенфельд). Они (как и меньшевистско-эсеровское большинство Петросовета) придерживались позиции «условной поддержки», «давления» на Временное правительство. Когда 3 апреля 1917 г. Ленин (при содействии Германии, понимавшей, что его деятельность будет разрушительной для России) вернулся в Петроград и призвал к немедленной социалистической революции, не только умеренные социалисты, но даже и многие большевики его не поддержали.

19 июля на волне реакции на события начала месяца Керенский назначил генерала Лавра Г. Корнилова (популярного в армии боевого генерала, известного своей жесткостью и принципиальностью) Верховным главнокомандующим вместо более «либерального», «мягкого» Алексея А. Брусилова. На Корнилова возлагалась задача скорейшего восстановления дисциплины и боеспособности войск.

3 августа Корнилов, пояснив, что нарастающий хозяйственный паралич ставит под угрозу снабжение армии, представил Керенскому программу стабилизации положения в стране, в основу которой была положена идея «армии в окопах, армии в тылу и армии железнодорожников», причем все три надлежало подчинить железной дисциплине. В армии предполагалось восстановление в полной мере дисциплинарной власти начальников, резкое ограничение полномочий комиссаров и солдатских комитетов, введение смертной казни за воинские преступления для солдат тыловых гарнизонов. В т. н. «Гражданском разделе» программы предусматривалось объявление железных дорог и работающих на оборону заводов и шахт на военном положении, запрещение митингов, забастовок и вмешательства рабочих в хозяйственные дела. Подчеркивалось, что «указанные мероприятия должны быть проведены в жизнь немедленно с железной решимостью и последовательностью». Несколькими днями позже он предложил Керенскому переподчинить Ставке Петроградский военный округ (так как Ставка распоряжалась только Действующей армией, тогда как все тыловые части подчинялись военному министру, то есть в данном случае — Керенскому) для его решительной очистки от совершенно разложившихся частей и наведения порядка. Согласие на это было получено. С начала августа началась переброска в окрестности Петрограда надежных воинских частей — 3 конный корпус ген. А. М. Крымова, Кавказскую Туземную («Дикую») дивизию, 5 Кавказскую кавалерийскую дивизию и др.

Попытка консолидировать силы социалистов и либеральной буржуазии, чтобы остановить сползание к хаосу, была предпринята на Государственном совещании в Москве 12-15 августа (большевики в нем не участвовали). На совещании присутствовали представители буржуазии, высшего духовенства, офицеров и генералитета, бывшие депутаты Гос. Думы, руководство Советов. Гос. совещание сделало очевидной растущую популярность Корнилова, которому 13 августа москвичи устроили триумфальную встречу на вокзале, а 14-го делегаты совещания бурно приветствовали его выступление. В своем выступлении он еще раз подчеркнул, что «разницы между фронтом и тылом относительно суровости необходимого для спасения страны режима не должно быть».

Вернувшись в Ставку после московского совещания, Корнилов, поощряемый «правыми» кадетами и поддерживаемый Союзом офицеров решил предпринять попытку переворота. Корнилов считал, что падение Риги (21 августа) станет оправданием для стягивания войск к столице, а демонстрации в Петрограде по поводу шестимесячной «годовщины» Февральской революции даст ему нужный предлог для наведения порядка.

После разгона Петросовета и роспуска Временного правительства во главе страны Корнилов предполагал поставить Совет народной обороны (председатель — генерал Л. Г. Корнилов, товарищ председателя — А. Ф. Керенский, члены — генерал М. В. Алексеев, адмирал А. В. Колчак, Б. В. Савинков, М. М. Филоненко). При Совете должно было существовать правительство с широким представительством политических сил: от царского министра Н. Н. Покровского до Г. В. Плеханова. Через посредников Корнилов вел переговоры с Керенским, стремясь добиться мирной передачи ему всей полноты власти.

23 августа 1917 г. на совещании в Ставке была достигнута договоренность по всем вопросам. 24 августа Корнилов назначил ген. А. М. Крымова командующим Отдельной (Петроградской) армией. Ему было приказано, как только произойдет выступление большевиков (которого ожидали со дня на день), немедленно занять столицу, обезоружить гарнизон и рабочих и разогнать Совет. Крымов заготовил приказ по Отдельной армии, которым вводилось осадное положение в Петрограде и губернии, Кронштадте, Финляндии и Эстляндии; предписывалось создавать военно-полевые суды. Запрещались митинги, собрания, забастовки, появление на улицах с ранее 7.00 и позднее 19.00, выход газет без предварительной цензуры. Виновные в нарушении этих мер подлежали расстрелу на месте. Введение всего этого плана в действие предполагалось с 29 августа.

Итак, с 23 августа Керенский знал о планах Корнилова, но недоверие и личные амбиции сломали этот тандем. Вечером 26 августа на заседании Временного правительства Керенский квалифицировал действия Корнилова как мятеж и потребовал чрезвычайных полномочий, которые ему были предоставлены. 27 августа в Ставку был отправлен приказ об отрешении Корнилова от должности, в котором он признавался мятежником. Корнилов этому приказу не подчинился и утром 28 августа передал по радио заявление: «… Русские люди! Великая Родина наша умирает. Близок час ее кончины. Вынужденный выступить открыто, я — генерал Корнилов, заявляю, что Временное правительство под давлением большевистского большинства советов действует в полном согласии с планами германского Генерального штаба … убивает армию и потрясает страну внутри. Тяжелое сознание неминуемой гибели страны повелевает мне … призвать всех русских людей к спасению умирающей Родины. … Я, генерал Корнилов, — сын казака-крестьянина, заявляю всем и каждому, что мне лично ничего не надо, кроме сохранения Великой России и клянусь довести народ — путем победы над врагом — до Учредительного собрания, на котором он сам решит свои судьбы и выберет уклад новой государственной жизни. Предать же Россию … я не в силах. И предпочитаю умереть на поле чести и брани, чтобы не видеть позора и срама русской земли. Русский народ, в твоих руках жизнь твоей Родины!»

В то время как Корнилов продвигал свои войска к Петрограду, Керенский, покинутый министрами-кадетами, подавшими в отставку, начал переговоры с Исполкомом Совета. Угроза мятежа вновь превратила Керенского в главу революции. Железнодорожники приступили к саботажу перевозок воинских частей, туда направились сотни советских агитаторов. В Петрограде формировались вооруженные отряды рабочей Красной гвардии. Большевистских лидеров выпустили из тюрьмы; большевики приняли участие в работе Комитета народной обороны против контрреволюции, созданного под эгидой Советов. К 30 августа мятежные войска без выстрелов были остановлены и рассеяны. Генерал Крымов застрелился, Корнилов был арестован (1 сентября).

Керенский перешел к попыткам упрочить свое положение и стабилизировать обстановку и стране. 1 сентября Россия была провозглашена республикой. Власть перешла к Директории из пяти человек под руководством Керенского. Он попытался укрепить свое положение созданием Демократического совещания (которое должно было стать источником новой государственности), а затем Совета Республики.

Демократическое совещание (14 -22 сентября) должно было принять два важных решения: исключить или оставить в правительственной коалиции буржуазные партии; определить характер Совета Республики. Участие буржуазии в третьем коалиционном правительстве, окончательно сформированном 26 сентября, было одобрено незначительным большинством. Совещание согласилось на участие в правительстве в индивидуальном порядке деятелей кадетской партии (т.к. в целом совещание исключило из правительства партии, скомпрометировавшие себя участием в корниловском выступлении). В третье коалиционное правительство Керенский ввел Коновалова, Кишкина, Третьякова.

Большевики посчитали это провокацией, заявив, что только Всероссийский съезд Советов, назначенный на 20 октября иметь право сформировать «подлинное правительство». Совещанием был избран постоянно действующий Демократический совет республики (Предпарламент). Но ситуация в стране, соотношение сил после разгрома Корнилова принципиально изменились. Наиболее активные, начавшие было консолидироваться, правые силы, способные противостоять угрозе большевизации, были разгромлены. Престиж Керенского, прежде всего среди офицеров, резко упал. Падала и поддержка относительно умеренных социалистических партий. Одновременно (как, кстати, и предполагал еще в апреле Ленин) резко выросла популярность большевиков, которых вновь пришлось легализовать. В сентябре они берут под свой контроль Петросовет (председателем избран Троцкий) и ряд советов других крупных городов. 13 сентября в “Исторических письмах” адресованных ЦК РСДРП (б), Ленин призывает к скорейшему вооруженному восстанию. К началу октября положение Временного правительства становится безнадежным.

Много позже Уинстон Черчилль писал: «Ни к одной стране рок не был так беспощаден, как к России. Ее корабль пошел ко дну, когда пристань была уже в виду. Он уже перенес бурю, когда наступило крушение. Все жертвы уже были принесены, работа была закончена. Отчаяние и измена одолели власть, когда задача уже была выполнена…»

wiki.304.ru / История России. Дмитрий Алхазашвили.

Источник: www.rusempire.ru

2 Всероссийский съезд советов и его декреты.

Великая Октябрьская Социалистическая Революция состоялась 25-26 октября 1917 г. (7-8 ноября по новому стилю). Это одно из величайших событий в истории России, в результате которого произошли кардинальные перемены в положении всех классов общества. Причины:

1.В 1914-1918 гг. Россия была вовлечена в первую мировую войну, положение на фронте было не из лучших, отсутствовал толковый предводитель, армия несла большие потери. В промышленности преобладал рост военной продукции над потребительской, что привело к росту цен и вызвало недовольство масс.

2. Национальные конфликты.

3. Накал классовой борьбы.

4. Падение авторитета Временного правительства

Партия большевиков добилась огромного влияния на массы. В октябре на их стороне было уже 400 тыс. человек. 16 октября 1917 г. был создан Военно-революционный комитет, который начал подготовку к вооруженному восстанию. В ходе революции к 25 октября 1917 г. все ключевые пункты в городе были заняты большевиками, под предводительством В.И. Ленина. Они захватывают Зимний дворец и арестовывают временное правительство.

Вечером 25 октября на 2-ом Всероссийском Съезде Советов рабочих и солдатских депутатов, объявили, что власть переходит ко 2-ому Съезду Советов, а на местах — к Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. 26 октября был принят Декрет о мире и о земле. На съезде было образовано советское правительство, названное «Совет народных комиссаров», в которое вошли: сам Ленин (председатель), Л.Д. Троцкий (народный комиссар по иностранным делам), И.В. Сталин (народный комиссар по национальным делам). Была введена «Декларация прав народов России», в которой говорилось, что все люди имеют равные права на свободу и развитие, нет больше нации господ и нации угнетенных. В итоге октябрьской революции большевики одержали победу, установилась диктатура пролетариата. Классовое общество было ликвидировано, помещичья земля передана в руки крестьянам, а промышленные сооружения: фабрики, заводы, шахты – в руки рабочих.

Вопрос 37 создание советского государства. Первые социальные и экономические преобразования советской власти.

1. Создание Советского государства.

Становление советской государственности нача­лось со II Всероссийского съезда Советов, на котором был решен вопрос о формировании новых органов власти.

Верховным органом власти объявлялся Всероссийский съезд Советов. Между съездами функции этого органа возлагались на Всероссийский цент­ральный исполнительный комитет (ВЦИК). Председателем ВЦИК был избран Л. Б. Каменев, которого 8 ноября заменил Я. М. Свердлов.

Съезд Советов образовал временное (т. е. до созыва Учредительного со­брания) рабочее и крестьянское правительство — Совет народных комиссаров (Совнарком), который получил право законодательной инициативы, остава­ясь подотчетным и ответственным перед съездом Советов и ВЦИК. Основ­ным звеном среди центральных органов государственного управления стал Народный комиссариат, призванный возглавить ту или иную сторону государ­ственной деятельности. Совет народных комиссаров составлял правитель­ство Российской республики. Соединение законодательных и исполнитель­ных функций было характерной отличительной чертой новой власти.

Таким образом, на II Всероссийском съезде Советов были заложены основы государственного устройства Советской республики, призванной выражать и защищать интересы трудящихся.

2. Первые социальные и экономические преобразования Советской власти.

В первые месяцы утверждения Советов в социальной сфере были проведены некоторые демократические мероприятия. Советская власть уничтожила сословную систему, отменила дореволюционные чины, титулы и награды. Устанавливалось бесплатное образование и медицинское обслу­живание. Женщины уравнивались в правах с мужчинами. Декрет о браке и семье вводил институт гражданского брака. Принят закон о 8-часовом ра­бочем дне и Кодекс законов о труде, запрещавший эксплуатацию детского труда, гарантировавший систему охраны труда женщин и подростков, выплату пособий по безработице и болезни. Провозглашена свобода совести. Цер­ковь отделена от государства и от системы образования.

Но отношение к революции основной массы российского населе­ния — крестьянства — определялось решением двух коренных во­просов: о войне и земле. Не случайно первые декреты касались имен­но этих проблем. В докладе о мире, с которым выступил В. И. Ленин, была обоснована не­обходимость в кратчайший срок начать мирные переговоры. В Декрете о мире советское правительство обращалось ко всем правительствам воюющих стран и их народам начать немедленные переговоры о заключении справед­ливого, демократического мира без аннексий и контрибуций.

Декрет о земле провозглашал уничтожение всякой частной собственности: все помещичьи, монастырские, церковные и удельные земли передавались «в распоряжение волостных земельных комитетов и уездных Советов крестьянских депутатов, вплоть до Уч­редительного собрания». Осуществлять декрет подлежало на основе «Примерного наказа. «Наказ» выступал как эсеровская программа по аг­рарному вопросу, которая включала: экспроприацию помещичьих имений, запрет на применение наемного труда, запрещение купли и продажи земли, «уравнительное распределение земли… смотря по ме­стным условиям, по трудовой и потребительской норме», а также пе­риодическое перераспределение, которое должно осуществляться ор­ганами местного самоуправления. Установление такого порядка озна­чало бы, по мнению эсеров, победу социализма в российской деревне.

Важный этап аграрных преобразований связан с январем 1918 г. В это время экспроприация помещичьих земель была практически завершена. Однако земельные комитеты, где были сильны позиции эсеров, ждавших решения Учредительного собрания о земле, еще не начали ее перераспределение. В этих условиях III Всероссийский съезд Советов 31 января 1918 г. рассмотрел проект декрета «О социализа­ции земли». Частная собственность на землю отменялась, а ее распределением поручалось заниматься зе­мельным отделам Советов, которые должны были заменить прежние земельные комитеты. Тем самым влияние эсеров было сокращено, а большевики получили возможность реализации одного из пунктов закона, который предусматривал развитие коллективного хозяйства в земледелии. К весне 1918 г. на территории Центральной России про­цесс перераспределения завершился. В итоге 86% конфискованной земли было роздано крестьянам, 11% перешло государству, а 3% — сель­скохозяйственным коллективам. Так были разрешены первоочеред­ные, лежащие на поверхности вопросы. О проблеме модернизации земледелия никто на этом этапе не думал, хотя создание крупных хо­зяйств могло стать первым шагом в решении этой проблемы.

Аграрное законодательство первых месяцев содержало и зерна потенциальных конфликтов между большевиками и эсерами. Землю предписывалось делить «по трудовой или потребительской норме»: в первом случае речь шла о распределении по работникам, во вто­ром — по едокам. Большевики чаще поддерживали последнее, но в обоих случаях предпочтение отдавалось бедным и малоземельным. Эсеры же стремились распределять в соответствии с трудовыми воз­можностями, что благоприятствовало лишь зажиточным крестьянам. Кроме того, эсеры не разделяли большевистских идей о продуктивно­сти крупных государственных хозяйств в деревне и централизованном над ними контроле. Наконец, оставался открытым вопрос о том, ка­кие земли должны были объединяться в общий фонд, предназначен­ный для последующего распределения.

Из «Наказа» следовало, что он составлялся из крестьянских на­делов и конфискованных имений и уже из общей массы земли долж­ны нарезаться новые наделы. Однако отстаивавшие интересы более обеспеченных крестьян эсеры часто выступали за то, что земля, кото­рая уже находится в индивидуальном пользовании крестьян, должна остаться в неприкосновенности, а перераспределять нужно лишь кон­фискованную помещичью землю. На практике все эти вопросы реша­ли местные органы власти — земельные отделы Советов, и от их со­става зависело, чьи партийные установки и насколько твердо они го­товы были воплощать. Все эти подспудные противоречия вышли наружу весной—летом 1918 г., когда большевики вынуждены были прибегнуть к радикальным мерам при решении продовольственной проблемы.

Источник: StudFiles.net

ДВОЕВЛАСТИЕ

В результате победы Февральской революции 1917 года сложилось своеобраз­ное положение, получившее название двоевластия: Совет рабочих и солдат­ских депутатов, имея главные атрибуты власти — массовую опору и воору­женную силу, власть брать не хотел, а Временное правительство, не имея ни того, ни другого, олицетворяло формальную власть, признавалось в этом качестве офицерами и чиновниками, но держалось лишь поддержкой Совета. «Власть без силы и сила без власти» — так определил двоевластие первый глава Временного правительства Львов.

ВРЕМЕННОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО — высший орган государственной власти 2 марта-24 октября 1917 г. Первый состав (2 марта-2-3 мая): беспартийные Г.Е. Львов и М.И. Терещенко, кадеты П.Н. Милюков, Н.В. Некрасов, А.А. Мануйлов, А.И. Шингарев, Д.И. Шаховской, октябристы А.И. Гучков и И.В. Годнев, прогрессист А.И. Коновалов, центрист В.Н. Львов, трудовик А.Ф. Керенский; 1-е коалиционное (2-3 мая—2 июля): Г.Е. Львов, кадеты Мануйлов, Некрасов, Шингарев и Шаховской, октябрист Годнев, прогрессист Коновалов, центрист В.Н. Львов, эсэр Керенский, трудовик П.Н. Переверзев, меньшевики М.С. Скобелев и И.Г. Церетели, народный социалист А.В. Пешехонов, беспартийный Терещенко; 2-е коалиционное (24 июля-1 сентября): эсэры Керенский, Н.Д. Авксентьев и В.М. Чернов, народные социалисты А.С. Зарудный и Пешехонов, меньшевики А.М. Никитин и М.С. Скобелев, «внефракционный социал-демократ» С.Н. Прокопович, кадеты А.В. Карташов, Ф.Ф. Кокошкин, Некрасов, С.Ф. Ольденбург и П.П. Юренев, радикал-демократ И.Н. Ефремов, беспартийный Терещенко; Директория (1—25 сентября): эсэр Керенский, меньшевик Никитин, беспартийные Терещенко, генерал А.И. Верховский и адмирал Д.Н. Вердеревский; 3-е коалиционное: эсэры Керенский и С.Д. Маслов, меньшевики К.А. Гвоздев, П.Н. Малянтович, Никитин и Прокопович, кадеты А.В. Карташов, Н.М. Кишкин и С.А. Смирнов, прогрессисты М.В. Бернацкий и А.И. Коновалов, беспартийные Вердеревский, А.В. Ливеровский, С. Салазкин, Терещенко и С.Н. Третьяков. Интересно, что из всего состава первого правительства неизменно входили во все 5 только А.Ф. Керенский и М.И. Терещенко, которого некоторые считали попавшим туда случайно, до начала июля во всех комбинациях участвовал кадет Н.В. Некрасов. Остальные министры постоянно менялись, далеко оставив позади «министерскую чехарду» 1914-1916 гг.

 

ТРИ КРИЗИСА ВЛАСТИ: АПРЕЛЬСКИЙ КРИЗИС

Неустойчивость двоевластия неминуемо порождала кризисы власти. Первый из них разразился спустя полтора месяца после образования Временного правительства. 27 марта правительство опубликовало декларацию с отказом от полити­ки аннексий и контрибуций. Это вызвало недоуменные запросы союзных держав. 18 апреля (1 мая н.ст.) в России впервые свободно праздновался первомайский праздник. Дата по новому стилю была выбрана, чтобы под­черкнуть солидарность с пролетариатом Западной Европы. В столице и по всей стране прошли массовые демонстрации и митинги, среди требова­ний которых видное место занимало прекращение войны. В этот же день министр иностранных дел П.Н. Милюков обратился к союзным прави­тельствам с заверением, что Временное правительство полно стремления «довести мировую войну до решительной победы». Публикация телеграм­мы, получившей название «Ноты Милюкова», разоблачала «революцион­ное оборончество» и вызвала демонстрации под лозунгом: «Долой Милю­кова и Гучкова!». Офицерство, чиновники, интеллигенция провели контр­демонстрацию с лозунгом: «Доверие Временному правительству!». Командующий войсками Петроградского округа генерал Л.Г. Корнилов при­казал разогнать демонстрантов и вывести на Дворцовую площадь артилле­рию, но солдаты отказались выполнить приказ и доложили о нем Совету.

Часть большевиков пошла еще дальше, выдвинув лозунг: «Долой Времен­ное правительство!». Ленин считал это преждевременным, потому что Временное правитель­ство держалось не силой, а поддержкой Советов, Т.е. выступление против правительства било по Советам. Он указывал, что буржуазия может по­жертвовать парой министров, чтобы спасти власть. Действительно, Ми­люков и Гучков подали в отставку, Корнилов был удален из Петрограда, а Совет заявил, что этим инцидент исчерпан. Но правительство потребова­ло, чтобы лидеры Совета вошли в его состав. После долгих уговоров обра­зовалось 1-е коалиционное правительство (коалиция буржуазных партий с социалистическими: 10 капиталистов и 6 социалистов), куда теперь во­шли 2 меньшевика, 2 трудовика, 1 эсер и 1 «народный социалист». Пере­шедший к эсерам Керенский стал военным и морским министром.

 

ИЗ ОБРАЩЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ

Распространено не позднее 14 марта 1917 г.

Граждане помещики, землевладельцы, крестьяне, казаки, арендаторы и все, кто трудится над землей. Нельзя позволить немцам побить нас, надо довести войну до конца. Для войны нужны люди, снаряды и хлеб… Без хлеба ничего не будет. Сейте все, сейте каждый на своем поле, сейте как можно больше…Весь хлеб и все зерно будут куплены новым Правительством по справедливой, необидной цене…

Председатель Государственной Думы М. Родзянко

 

«НОТА МИЛЮКОВА»

НОТА ВРЕМЕННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА ПРАВИТЕЛЬСТВАМ СОЮЗНЫХ ДЕРЖАВ

18 апреля 1917 г.

27 марта с. г. Временное правительство опубликовало обращение к гражданам, в котором содержится изложение взгляда правительства свободной России на задачи настоящей войны. Министр иностранных дел поручает мне сообщить вам означенный документ и высказать при этом следующие замечания. Враги наши в последнее время старались внести раздор в междусоюзные отношения, распространяя вздорные сообщения, будто Россия готова заключить сепаратный мир с срединными монархиями. Текст прилагаемого документа лучше всего опровергает подобные измышления. Вы усмотрите из него, что высказанные Временным правительством общие положения вполне соответствуют тем высоким идеям, которые постоянно высказывались вплоть до самого последнего времени многими выдающимися государственными деятелями союзных стран и которые нашли себе особенно яркое выражение со стороны нашего нового союзника, великой заатлантической республики, в выступлениях ее президента. Правительство старого режима, конечно, не было в состоянии усвоить и разделить эти мысли об освободительном характере войны, о создании прочных основ для мирного сожительства народов, о самоопределении угнетенных национальностей и т. п. Но Россия освобожденная может в настоящее время заговорить языком, понятным для передовых демократий современного человечества, и она спешит присоединить свой голос к голосам своих союзников. Проникнутые этим новым духом освобожденной демократии заявления Временного правительства, разумеется, не могут подать ни малейшего повода думать, что совершившийся переворот повлек за собой ослабление роли России в общей союзной борьбе. Совершенно напротив, всенародное стремление довести мировую войну до решительной победы лишь усилилось, благодаря сознанию общей ответственности всех и каждого. Это стремление стало более действительным, будучи сосредоточено на близкой для всех и очередной задаче отразить врага, вторгнувшегося в самые пределы нашей родины. Само собой разумеется, как это и сказано в сообщаемом документе, Временное правительство, ограждая права нашей родины, будет вполне соблюдать обязательства, принятые в отношении наших союзников. Продолжая питать полную уверенность в победоносном окончании настоящей войны, в полном согласии с союзниками, оно совершенно уверено и в том, что поднятые этой войной вопросы будут разрешены в духе создания прочной основы для длительного мира и что проникнутые одинаковыми стремлениями передовые демократии найдут способ добиться тех гарантий и санкций, которые необходимы для предупреждения новых кровавых столкновений в будущем.

100 ключевых документов по российской и советской истории 

 

ТРИ КРИЗИСА ВЛАСТИ: ИЮНЬСКИЙ КРИЗИС

Советы в короткий срок охватили всю страну, но по­ка от их имени говорил Петроградский Совет рабочих  и солдатских депутатов. Он взял на себя дело созыва 1-го Всероссийского съезда Советов. Большевики решили ознаменовать его открытие массовой демонстрацией, но меньшевистско-эсеровское большинство прези­диума съезда запретило демонстрации во время его заседаний. Большевики подчинились и удержали рабочих и солдат от выступления, показав рост своего влияния.

18 июня состоялась многотысячная демонстрация, разрешенная пре­зидиумом съезда. Подавляющее большинство выступило под лозунгами большевиков: «Вся власть Советам!», «Долой войну!», «Долой 10 минист­ров-капиталистов!» и «Да здравствует рабочий контроль!». Лишь 3 группы вышли под лозунгом «Доверие Временному правительству!».

Еще до свержения царя союзники согласовали план общего весеннего наступления, наметив его начало на апрель-май. Однако под влиянием событий в России операцию перенесли на июнь: союзники не собирались проливать кровь в одиночку. Наступление началось на Юго-Западном фронте против Австро-Венгрии как раз в день демонстрации 18 июня. «Сегодня великое торжество революции, — говорилось в телеграмме Керенского Временному правительству. Русская революционная армия перешла в наступление». За две недели была занята часть Галиции, в т.ч. города Галич и Калуш. Предполагалось, что полкам, наиболее отличившимся в сражениях, будут торжественно вручены красные знамена. Но это вручение сорвалось. Снова, как и во время Брусиловского прорыва 1916 г., остальные фронты не поддер­жали удара. Перегруппировав свои силы, австро-германские войска в начале июля нанесли контрудар в стык двух армий под Тарнополем. Фронт дрогнул и побежал. Были потеряны Западная Украина, еще одна часть Белоруссии и юг Лат­вии. В центр России хлынули сотни тысяч беженцев.

 

ИЗ ПРИКАЗА КЕРЕНСКОГО ПО АРМИИ И ФЛОТУ

30 мая 1917 г.

22 мая наши радиотелеграфные станции приняли германскую радиотелеграмму, в которой главнокомандующий германским Восточным фронтом принц Леопольд Баварский заявляет, что воюющие с нами державы готовы заключить мир и предлагают России помимо союзников прислать уполномоченных и представителей для переговорах об условиях мира… В ответ на это Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов издал следующее воззвание: «Он (Германский император) говорит будто предлагает нашим войскам то, чего они жаждут – путь к честному миру. Так, говорит он, ибо знает, что иного мира, кроме честного Российская демократия не примет. Но «честный мир» для нас лишь мир без аннексий и контрибуций… Нам предлагают сепаратное перемирие, тайные переговоры… Россия взяла на себя задачу объединить демократию всех воюющих стран в борьбе против всемирного империализма. Эта задача не будет выполнена, если германские империалисты сумеют использовать ее стремления к миру с целью отторжения ее от союзников и нанесут поражение ее армии… Пусть армия своей стойкостью придаст мощь голосу Российской демократии. Теснее сплотимся вокруг знамени революции… Удвоим работу вокруг воссоздания боевой мощи России».

Военный и морской министр КЕРЕНСКИЙ

 

ТРИ КРИЗИСА ВЛАСТИ: ИЮЛЬСКИЕ СОБЫТИЯ

2 июля кадеты вышли из правительства под предлогом несогла­сия с решением большинства признать украинскую Центральную Раду. В столицу были подтянуты верные правительству добровольческие формирования ­ударные батальоны. Одновременно 6 полков, в том числе запасные пулеметные полки, получи­ли приказ выступить на фронт. Это было нарушением мартовского согла­шения Совета с правительством о не выводе Петроградского гарнизона из столицы. Пулеметчики разослали агитаторов по полкам и заводам с при­зывом к выступлению. Это застало руководство большевиков врасплох. Ленин в это время уе­хал в Финляндию в отпуск, но узнав о событиях в Петрограде, срочно вер­нулся. На заседании ЦК партии он, преодолев сопротивление руководителей Во­енной организации, добился решения о мирной демонстрации. Однако события вышли из-под контроля. 4 июля тысячи вооруженных солдат, матросов, прибывших из Кронштадта, и рабочих заполнили центр города. Основным лозунгом вооруженной демонстрации было оказание давления на ВЦИК Советов с целью создания советского правительства. Однако ВЦИК отклонил это требование. Командование заранее разместило на чердаках пулеметы. Анархически настроенные демонстранты начали стрелять по чердакам, откуда также ответили огнем. По данным врачей, было 16 убитых, 40 умерло от ран и около 650 было ранено.

Временное правительство и ВЦИК Советов обвинили большевиков в заговоре с целью взятия власти. Начались аресты их руководителей, была рзгромлена редакция их газеты «Правда». С фронта были вызваны вер­ные  правительству войска. В газеты было передано обвинение Ленина в шпионаже пользу Германии.

7 июля был отдан приказ об аресте Ленина. Сам он сначала склонялся к тому, чтобы явиться самому, но ЦК посчитал, что нет никакой гарантии его безопасности: его просто убьют по дороге. Поэтому Ленин с Зиновье­вым скрывались сначала в Петрограде, потом возле Сестрорецка, в шала­ше за озером Разлив, а осенью перебрались в Финляндию. Обвинение против них так никогда и не рассматривалось.

Мятежные полки были разоружены и расформированы. Правительство восстановило смертную казнь за неповиновение приказу на фронте (12 июля). Премьер Львов ушел в отставку. Его место занял Керенский, со­хранивший пост военного и морского министра. Формирование 2-го коа­лиционного правительства заняло почти месяц. В конце июля его состави­ли 8 представителей буржуазии, 7 социалистов и 2 беспартийных.

Решение Временного правительства о переходе в наступление на фронте, а также его компромиссное соглашение с Центральной Радой, требовавшей широкой автономии для Украины спровоцировали новый политический кризис, последствия которого оказались весьма далеко идущими. Июльские события коренным образом изменили ситуацию. Подтянув к столице верные ему части, Временное правительство получило, наконец, вооруженную опору. Советы, согласившись на разоружение и вывод из Петрограда революционных полков, эту опору отвергли. Двоевластие, а с ним и мирный период революции кончились.

 

ТЕЛЕГРАММА КОМИССАРОВ

ВРЕМЕННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА ИЗ 11-Й АРМИИ О ПОЛОЖЕНИИ НА ФРОНТЕ В НАЧАЛЕ ИЮЛЯ

«Наступательный порыв быстро исчерпался. Некоторые части самовольно уходят с позиций, даже не дожидаясь подхода противника. На протяжении сотни верст в тыл тянутся вереницы беглецов с ружьями и без них – здоровых, бодрых, чувствующих себя совершенно безнаказанными. Иногда так отходят целые части… Сегодня главнокомандующий с согласия комиссаров и комитетов отдал приказ о стрельбе по бегущим».

 

ГОСУДАРСТВЕННОЕ СОВЕЩАНИЕ

Правительство так и оставалось временным, ни перед кем не ответственным. Для закрепления его победы над Советами Керенский наметил «ввиду исключительности переживае­мых событий и в целях единения государственной власти со всеми орга­низованными силами страны» созвать якобы представительный, а на де­ле – подобранный правительством орган вместо Учредительного собра­ния, с подготовкой которого не торопились. Из 2 500 участников Государственного совещания делегаты центральных исполнительных комитетов Советов составляли 229 чел., остальные – де­путаты Государственных дум всех 4 созывов, представители торговли, про­мышленности и банков, земств, армии и флота, профсоюзов, кооперации союзов интеллигенции, национальных организаций и духовенства. В большинстве оказались кадеты и монархисты. Местные Советы представлены не были, большевиков-членов ВЦИК Советов из его делегации ис­ключили (некоторые все же прошли от профсоюзов, но им не дали слова). Для большего спокойствия Государственное совещание собрали не в Петрограде, а в казавшейся консервативной Москве. Большевики объявили это совещание заговором контрреволюции. В день его открытия 12 авгус­та они организовали в Москве Всеобщую политическую забастовку, в ко­торой участвовали 400 тыс. чел. Встали заводы и фабрики, электростан­ции, трамваи. Большинство делегатов добирались пешком, огромный зал Большого театра, где они собрались, освещался свечами.

Официальные ораторы соревновались в жесткости угроз. Керенский обещал «железом и кровью» раздавить попытки сопротивления прави­тельству. Но истинным героем дня стал генерал Корнилов, незадолго до этого назначенный верховным главнокомандующим. Его на руках вынес­ли с вокзала офицеры, ему устроили овацию делегаты. Он огласил про­грамму наведения порядка: должны быть три армии – армия на фронте, армия в тылу и транспорте. Он потребовал восстановления смертной каз­ни и в тылу, железной дисциплины на фабриках и заводах. В результате Государственного совещания обозначились два центра власти: Временное правительство и Ставка верховного главнокомандующего.

 

КОРНИЛОВЩИНА

27 августа 1917 г. Корнилов выступил против Временного правительства, двинув на Петроград 3-й конный корпус под командованием генерал-лейтенанта Крымова для подавления революционных выступлений и наведения порядка в столице. . В этот же день Керенский разослал повсюду радиограммы с объявлени­ем Корнилова мятежником и требованием ему сдать должность верховного главнокомандующего и ввел в Петрограде военное положение. В ответ Корнилов объявил слова Керенского сплошной ложью и обвинил Вре­менное правительство, что оно «под давлением большевистского боль­шинства Советов (которого пока еще не было) действует в полном согласии с планами германского Генерального штаба…» Двое командующих фронта­ми из пяти (А.И. Деникин и В.Н. Клембовский) поддержали Корнилова. После того, как генералы, которым был предложен пост верховного глав­нокомандующего, один за другим от этой чести уклонились, Керенский сам объявил себя верховным главнокомандующим.

27 августа большевики призвали рабочих и солдат к отпору мятежникам. Началось легальное вооружение ранее воз­никших и создание новых отрядов Красной гвардии. Корниловские эше­лоны задерживались в пути железнодорожниками. На пути движения 3-го конного корпуса строились заграждения, разбирались рельсы. На вооружение петроградских рабочих из арсенала было передано более 20 тыс. винтовок, что позднее сыграло одну из решающих ролей в Октябрьском восстании. В авангарде 3-го корпуса поставили Туземную (или Ди­кую) дивизию из чеченцев, ингушей, осетин и др. горцев Северного Кав­каза: не знавшие русского языка, они казались надежной силой в борьбе против Советов. Однако по совету С.М. Кирова навстречу горцам напра­вили находившуюся в Петрограде делегацию старейшин кавказских наро­дов. Они на родном языке объяснили, куда и зачем их везут, и те отказа­лись двигаться дальше.

Отдав приказ выгружаться из вагонов и двигаться конным порядком, генерал Крымов на автомобиле прибыл один в Петроград и явился к Керенскому. Содержание их громкого разговора до сих пор остается загадкой, потому что после него Крымов по официальной версии застрелился. 29 августа-2 сентября Корнилов и гене­ралы — его сторонники — были арестованы и в уездном городке Быхове взяты под стражу в помещении женской гимназии. Их охраняли верные Корнилову добровольцы-туркмены конного Текинского полка.

Попытка переворота, предпринятая Корниловым, оказалась неудачной. Керенский, приняв на себя пост главнокомандующего, одновременно возглавил Совет пяти (Директорию), в составе:  министр-председатель Керенский, иностранных дел — Терещенко, военный министр – ­полковник А.И. Верховский, морской — адмирал Д.Н. Вердеревский, почт и телеграфов — меньшевик А.М. Никитин. которому Временное правительство передало власть. 1 сентября Россия была объявлена Республикой, но это уже не могло остановить нарастание в массах радикальных революционных настроений. Переговоры о создании нового правительства затянулись до 25 сентября, когда наконец удалось составить третье и последнее коалиционное правительство: 4 меньшевика, 3 кадета, 2 эсера, 2 прогрессиста и 6 беспартийных. Для поддержки Директории, по предложению Керенского, эсеро-мень­шевистский ВЦИК Советов рабочих и солдатских депутатов и эсеровский ЦИК Советов крестьянских депутатов созвали 14 сентября так называе­мое «Демократическое совещание» из более чем 1,5 тыс. делегатов от Сове­тов, профсоюзов, армейских и флотских комитетов, кооперации, нацио­нальных советов и др. общественных организаций. От Государственного совещания его отличал более левый состав и отсутствие представительства буржуазно-помещичьих партий и союзов. Большевики – представители ряда Советов, профсоюзов, фабзавкомов – составляли меньшинство, но их поддерживала значительная часть беспартийных делегатов. 19 сентября Демократическое совещание приняло резолюцию против создания правительства в коалиции с кадетами, причем против коалиции голосовала большая часть эсеров и меньшевиков. 20 сентября президиум Совещания решил выделить из его состава Всероссийский демократический совет, он же — Временный совет Российской республики (Предпарламент), пропорционально численности его групп и фракций. Он призван был стать впредь до Учредительного собрания представительным органом, перед которым должно было быть ответст­венным Временное правительство. Первое заседание Предпарламента состоялось 23 сентября. От него Керенский добился одобрения коалиции с кадетами. Однако эти меры не могли ввыести страну из системного кризиса. Выступление Корнилова обнаружило раскол в пра­вящих кругах. От этого выиграли большевики, завоевывавшие большинство в Советах.

 

КОРНИЛОВ НА ГОСУДАРСТВЕННОМ СОВЕЩАНИИ

Август 1917 г.

«С глубокой скорбью я должен открыто заявить — у меня нет уверенности, что русская армия исполнит без колебаний свой долг перед родиной… Враг уже стучится в ворота Риги, и если только неустойчивость нашей армии не даст нам возможности удержаться на побережье Рижского залива, дорога в Петроград будет открыта… Невозможно допустить, чтобы решимость… каждый раз появлялась под давлением поражений и уступок отечественной территории. Если решительные меры для повышения дисциплины на фронте последовали как результат Тарнопольского разгрома и утраты Галиции и Буковины, то нельзя допустить, чтобы порядок в тылу был последствием потери нами Риги».

Цит. по: Лехович Д.В. Белые против красных. М., 1992

 

КТО И КАК ПОДДЕРЖИВАЛ КОРНИЛОВА В АВГУСТЕ 1917 Г.

…Нужно заметить, что общественное мнение союзных стран и их правительств, вначале чрезвычайно благожелательно настроенных к Керенскому, после июльского разгрома армии резко изменилось… Еще более определенные и вполне доброжелательные отношения сохранили к Верховному [Корнилову] иностранные военные представители. Многие из них представлялись в эти дни Корнилову, принося ему уверения в своем почитании и искренние пожелания успеха; в особенности в трогательной форме это делал британский представитель. Слова и чувства. Реально они проявились только в декларации, врученной 28 августа Терещенко Бьюкененом, в качестве старейшины дипломатического корпуса. В ней в изысканной дипломатической форме послы единодушно заявляли, что «в интересах гуманности и в желании устранить непоправимые действия они предлагают свои добрые услуги (посредников) в единственном стремлении служить интересам России и делу союзников». Впрочем, Корнилов тогда не ждал и не искал более реальных форм интервенции.

Поддержка русской общественности? Произошло нечто чудесное: русская общественность внезапно и бесследно сгинула. Милюков, быть может еще два, три видных деятеля упорно и настойчиво поддерживали в Петрограде необходимость примирения с Корниловым и коренной реорганизации Временного правительства… Либеральная печать, в том числе «Речь» и «Русское слово», в первые дни в спокойных лояльных статьях так определяли элементы выступления: «преступность» способов борьбы, правильность целей ее («подчинение всей жизни страны интересам обороны») и почвенность движения, обусловленная положением страны и ошибками власти. Довольно робко говорили о примирении… Вот и все… Офицерство? Не было никакого сомнения, что масса офицерства всецело на стороне Корнилова и с замиранием сердца следит за перипетиями борьбы, им кровно близкой; но, не привлеченное к ней заблаговременно в широком масштабе и в солидной организации, в той обстановке, в какой оно жило — офицерство могло дать лишь нравственную поддержку.

Деникин А.И. Очерки русской смуты. М., 1991

 

ОБ АРЕСТЕ ВРЕМЕННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА

ИЗ ДОНЕСЕНИЯ В ВОЕННО-РЕВОЛЮЦИОННЫЙ КОМИТЕТ

25 октября 1917 года

…25 октября в 2 ч[аса] 10 мин[ут] ночи арестованы… по постановлению [Военно-революционного] комитета: контрадмирал Вердеревский, министр государственного призрения Кишкин, министр торговли и промышленности Коновалов, министр земледелия Маслов, министр путей сообщения Ливеровский, управляющий военным министерством ген[ерал] Маниковский, министр труда Гвоздев,  министр юстиции Малянтович, председатель экономического комитета Третьяков, генерал для поручений Борисов, государственный контролер Смирнов, министр просвещения Салазкин, министр финансов Бернацкий, министр иностранных дел Терещенко, помощники особоуполномоченного Временным правительством Рутенберг и Пальчинский, министр почт и телеграфов и внутренних дел Никитин и министр исповеданий Карташев.

Офицеры и юнкера обезоружены и отпущены, взяты три папки и портфель министра народного просвещения. Комендантом Зимнего дворца назначен делегат на второй Всероссийский съезд советов солдат Преображенского полка тов. Чудновский. Все министры отправлены в Петропавловскую крепость. Сопровождавший министра Терещенко подпор[учик,] Чистяков скрылся…

Опубликовано: «Рабочая газета» № 197, 27 октября 1917 г.

 

«ВОСПОЛЬЗОВАТЬСЯ ВОЙНОЮ ДЛЯ ПРОИЗВОДСТВА ПЕРЕВОРОТА»

ИЗ ПИСЬМА ЛИДЕРА КАДЕТСКОЙ ПАРТИИ, БЫВШЕГО МИНИСТРА ПЕРВОГО ВРЕМЕННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА П.Н. МИЛЮКОВА БЫВШЕМУ ЧЛЕНУ СОВЕТА МОНАРХИЧЕСКИХ СЪЕЗДОВ И.В. РЕВЕНКО

Конец декабря 1917 — начало января 1918 года

В ответ на поставленный Вами вопрос, как я смотрю теперь на совершенный нами переворот, чего я жду от будущего и как оцениваю роль и влияние существующих партий и организаций, пишу Вам это письмо, признаюсь, с тяжелым сердцем. Того, что случилось, мы не хотели. Вы знаете, что цель наша ограничивалась достижением республики или же монархии с императором, имеющим лишь номинальную власть; преобладающего в стране влияния интеллигенции и равные права евреев.

Полной разрухи мы не хотели, хотя и знали, что на войне переворот во всяком случае отразится неблагоприятно. Мы полагали, что власть сосредоточится и останется в руках первого кабинета министров, что временную разруху в армии и стране мы остановим быстро и если не своими руками, то руками союзников добьемся победы над Германией, заплатив за свержение царя некоторой отсрочкой этой победы.

Надо признаться, что некоторые даже из нашей партии указывали нам на возможность того, что и произошло потом. Да мы и сами не без некоторой тревоги следили за ходом организации рабочих масс и пропаганды в армии.

Что же делать: ошиблись в 1905 году в одну сторону – теперь ошиблись опять, но в другую. Тогда недооценили сил крайне правых, теперь не предусмотрели ловкости и бессовестности социалистов. Результаты Вы видите сами.

Само собою разумеется, что вожаки Совета рабочих депутатов ведут нас к поражению и финансовому экономическому краху вполне сознательно. Возмутительная постановка вопроса о мире без аннексий и контрибуций помимо полной своей бессмысленности уже теперь в корне испортила отношения наши с союзниками и подорвала наш кредит. Конечно, это не было сюрпризом для изобретателей.

Не буду излагать Вам, зачем все это было им нужно, кратко скажу, что здесь играла роль частью сознательная измена, частью желание половить рыбу в мутной воде, частью страсть к популярности. Но, конечно, мы должны признать, что нравственная ответственность за совершившееся лежит на нас, то есть на блоке партий Государственной Думы.

Вы знаете, что твердое решение воспользоваться войною для производства переворота было принято нами вскоре после начала этой войны. Заметьте также, что ждать больше мы не могли, ибо знали, что в конце апреля или начале мая наша армия должна была перейти в наступление, результаты коего сразу в корне прекратили бы всякие намеки на недовольство и вызвали бы в стране взрыв патриотизма и ликования.

Вы понимаете теперь, почему я в последнюю минуту колебался дать согласие на производство переворота, понимаете также, каково должно быть в настоящее время мое внутреннее состояние. История проклянет вождей наших, так называемых пролетариев, но проклянет и нас, вызвавших бурю. Что же делать теперь, спрашиваете Вы… Не знаю. То есть внутри мы оба знаем, что спасение России в возвращении к монархии, знаем что все события последних двух месяцев ясно доказали, что народ не способен был воспринять свободу, что масса населения, не участвующая в митингах и съездах, настроена монархически, что многие и многие агитирующие за республику делают это из страха. Все это ясно, но признать этого мы просто не можем. Признание есть крах всего дела нашей жизни, крах всего мировоззрения, которого мы являемся представителями. Признать не можем, противодействовать не можем, не можем и соединиться с теми правыми, подчиниться тем правым, с которыми так долго и с таким успехом боролись. Вот все, что могу сейчас казать.

Конечно, письмо это строго конфиденциально. Можете показать его лишь членам известного Вам кружка.

Архив ФСК. Санкт-Петербург

Источник: histrf.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.