Министры временного правительства 1917

ВРЕ́МЕННОЕ ПРАВИ́ТЕЛЬСТВО, выс­ший ор­ган гос. вла­сти в Рос­сии, воз­ник­ший в хо­де Фев­раль­ской ре­во­лю­ции 1917 (вре­мен­ный – до со­зы­ва Уч­ре­ди­тель­но­го со­б­ра­ния). Об­ра­зо­ва­но в от­сут­ст­вие имп. Ни­ко­лая II в Пет­ро­гра­де 1(14) мар­та Вре­мен­ным к-том Гос. ду­мы для во­дво­ре­ния по­ряд­ка в Пет­ро­гра­де и для сно­ше­ния с уч­ре­ж­де­ния­ми и ли­ца­ми [со­з­дан 27 февр. (12 мар­та) Со­ве­том ста­рей­шин по по­ру­че­нию Ча­ст­но­го со­ве­ща­ния чле­нов Гос. ду­мы]. Бо­лее рас­про­стра­нён­ной в ис­то­рио­гра­фии да­той об­ра­зо­ва­ния В. п. счи­та­ет­ся 2(15) мар­та, в ночь на ко­то­рое пол­но­мо­чия В. п. под­твер­дил иг­рав­ший роль ре­во­люц. цен­тра Пет­росо­вет. В. п. дей­ст­во­ва­ло в ус­ло­ви­ях «двое­вла­стия» на­ря­ду с т. н. об­ществ. ко­ми­те­та­ми, а так­же со­ве­та­ми во гла­ве с Пет­ро­со­ве­том (в ию­ле их Все­рос­сий­ский цен­траль­ный ис­пол­ни­тель­ный ко­ми­тет пе­ре­дал В. п. всю пол­но­ту вла­сти).


о­жив­шую­ся си­туа­цию со­вре­мен­ни­ки вос­при­ни­ма­ли ино­гда и как «де­ся­ти­вла­стие», и как «двое­безв­ла­стие». Пер­во­на­чаль­но [до 5(18) мая] В. п. со­стоя­ло гл. обр. из пред­ста­ви­те­лей ли­бе­раль­ных пар­тий – ка­де­тов и ок­тяб­ри­стов. Впо­след­ст­вии пер­со­наль­ный и парт. со­став В. п. ме­нял­ся (табл.). Ряд ми­ни­ст­ров В. п. яв­ля­лись чле­на­ми ма­сон­ских лож (во­прос о сте­пе­ни влия­ния ма­сон­ских ор­га­ни­за­ций на по­ли­ти­ку В. п. ос­та­ёт­ся дис­кус­си­он­ным). 2(15) мар­та имп. Ни­ко­лай II от­рёк­ся от пре­сто­ла за се­бя и за сы­на, пе­ре­дав ко­ро­ну бра­ту – вел. кн. Ми­хаи­лу Алек­сан­д­ро­ви­чу, ко­то­рый, во­пре­ки пла­нам некоторых чле­нов В. п., 3(16) мар­та от­ка­зал­ся при­нять власть, зая­вив, что во­прос об уст­рой­ст­ве Рос­сии долж­но ре­шать Уч­ре­дит. со­б­ра­ние.

Для вы­пол­не­ния сво­ей гл. за­да­чи В. п. об­ра­зо­ва­ло 25 мар­та (7 апр.) Осо­бое со­ве­ща­ние для из­го­тов­ле­ния за­ко­на о вы­бо­рах в Уч­ре­дит. со­б­ра­ние (ра­бо­та­ло в мае – сен­тяб­ре; пред. – ка­дет Ф. Ф. Ко­кош­кин), в ко­то­рое во­шли пред­ста­ви­тели по­ли­тич. пар­тий, со­ве­тов, об­ществ. и нац. ор­га­ни­за­ций. Раз­ра­бо­тан­ное им По­ло­же­ние пре­дос­тав­ля­ло из­би­рат. пра­во всем гра­ж­да­нам обое­го по­ла, дос­тиг­шим 20 лет, впер­вые в ми­ро­вой прак­ти­ке на­де­ли­ло пра­вом го­ло­са во­ен­но­слу­жа­щих (с 18 лет). В ию­не В. п. объ­я­ви­ло сро­ки вы­бо­ров в Уч­ре­дит. со­б­ра­ние – 17(30) сент. и его со­зы­ва – 30 сент. (13 окт.). В ав­гу­сте на­ча­лись за­се­да­ния Все­рос. по де­лам о вы­бо­рах в Уч­ре­дит. со­б­ра­ние ко­мис­сии, об­ра­зо­ван­ной В. п. (пред. – ка­дет Н. Н. Ави­лов), сро­ки вы­бо­ров пе­ре­не­се­ны на 12(25) но­яб., а со­зы­ва – на 28 но­яб. (11 дек.).

Политика в области государственного устройства и управления


По ре­ше­нию В. п. от­рёк­ший­ся от пре­сто­ла имп. Ни­ко­лай II, имп. Алек­сан­д­ра Фё­до­ров­на и их де­ти с 9(22) мар­та со­дер­жались под аре­стом в Цар­ском Се­ле, 1(14) авг. от­прав­ле­ны в То­больск. В ап­ре­ле В. п. вос­пре­пят­ст­во­ва­ло во­зоб­нов­ле­нию ра­бо­ты Гос. ду­мы, в ок­тяб­ре рас­пус­ти­ло её. В об­лас­ти за­ко­но­да­тель­ст­ва оно ос­та­ви­ло в си­ле б. ч. норм Сво­да зако­нов Рос. им­пе­рии. В. п. со­хра­ни­ло боль­шин­ст­во центр. ве­домств. Не­ко­то­рые из них под­верг­лись ре­ор­га­ни­за­ции. В. п. санк­цио­ни­ро­ва­ло ли­к­ви­да­цию Де­пар­та­мен­та по­ли­ции (его ор­га­ны бы­ли фак­ти­че­ски унич­то­же­ны в хо­де ре­во­лю­ции), 17(30) апр. ут­вер­ди­ло по­ло­же­ние о ми­ли­ции, в со­ответ­ст­вии с ко­то­рым ру­ко­во­дство гор. и уезд­ной ми­ли­ци­ей осу­ще­ст­в­ля­лось гор. и уезд­ны­ми зем­ски­ми упра­ва­ми. В мае об­ра­зо­ва­ны но­вые ми­ни­стер­ст­ва: по де­лам Фин­лян­дии, тру­да, про­до­воль­ст­вия, гос. при­зре­ния, почт и те­ле­гра­фов. Ко­рен­ной ре­ор­га­ни­за­ции В. п.


д­верг­ло су­деб­ную сис­те­му. В мар­те – ап­ре­ле оно объ­я­ви­ло ам­ни­стию по­ли­тич. за­клю­чён­ным, от­ме­ни­ло смерт­ную казнь, ссыл­ки и по­се­ле­ния. 4(17) мар­та уп­разд­ни­ло преж­ние осо­бые су­ды – Вер­хов­ный уго­лов­ный суд и осо­бые при­сут­ст­вия Се­на­та, су­деб­ных па­лат и ок­руж­ных су­дов с уча­сти­ем со­слов­ных пред­ста­ви­те­лей. То­гда же об­ра­зо­ва­ло но­вый осо­бый ор­ган – Чрез­вы­чай­ную след­ст­вен­ную ко­мис­сию Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ст­ва для рас­сле­до­ва­ния «про­ти­во­за­кон­ных по долж­но­сти дей­ст­вий быв­ших выс­ших долж­но­ст­ных лиц». В Пет­ро­гра­де и не­ко­то­рых др. го­ро­дах уч­ре­ди­ло врем. су­ды, ко­то­рые со­стоя­ли из ми­ро­во­го су­дьи, пред­ста­ви­те­лей ар­мии и ра­бо­чих, они ре­ша­ли уго­лов­ные де­ла. По­ста­нов­ле­ни­ем от 4(17) мая по­все­ме­ст­но вво­дил­ся ми­ро­вой суд. В ию­не уп­разд­не­ны во­ен­но-по­ле­вые су­ды, од­на­ко вско­ре для вос­ста­нов­ле­ния по­ряд­ка в ты­лу и на фрон­те В. п. уч­ре­ди­ло ана­ло­гич­ные им во­ен.-ре­во­люц. су­ды. Од­но­вре­мен­но В. п. вос­ста­но­ви­ло смерт­ную казнь на фрон­те [12(25) ию­ля], уп­разд­ни­ло врем. су­ды [19 ию­ля (1 авг.)], раз­ре­ши­ло про­во­дить вне­су­деб­ные аре­сты лиц, «уг­ро­жаю­щих обо­ро­не го­су­дар­ст­ва, его внут­рен­ней безо­пас­но­сти и за­вое­ван­ной ре­во­лю­ци­ей сво­бо­де» [2(15) авг.].

Для ут­вер­жде­ния сво­ей вла­сти на мес­тах в мар­те В. п.


­стра­ни­ло гу­бер­на­то­ров и ви­це-гу­бер­на­то­ров от ис­пол­не­ния обя­зан­но­стей, управ­лять гу­бер­ния­ми на­зна­чи­ло пред­се­да­те­лей гу­берн­ских зем­ских управ (при­свои­ло им на­име­но­ва­ние «гу­берн­ские ко­мис­са­ры»). В уез­дах гла­ва­ми ад­ми­ни­ст­ра­ции ста­ли пред­се­да­те­ли уезд­ных зем­ских управ («уезд­ные ко­мис­са­ры»; в даль­ней­шем МВД при их на­зна­че­нии учи­ты­ва­ло ре­ко­мен­да­ции ме­ст­ных ко­ми­те­тов об­ществ. ор­га­ни­за­ций и со­ве­тов). В. п. при­ос­та­но­ви­ло дея­тель­ность зем­ских на­чаль­ни­ков [21 мар­та (3 апр.)]. В об­лас­ти ме­ст­но­го са­мо­уп­рав­ле­ния осу­ще­ст­ви­ло зем­скую и гор. ре­фор­мы [за­ко­ны от 15(28) апр. и 21 мая (3 ию­ня)]. В 43 гу­бер­ни­ях, где к 1917 су­ще­ст­во­ва­ли уезд­ные зем­ст­ва, бы­ли об­ра­зо­ва­ны и во­ло­ст­ные зем­ст­ва. В ию­не – ок­тяб­ре зем­ские уч­ре­ж­де­ния (гу­берн­ские, уезд­ные и во­ло­ст­ные) бы­ли соз­да­ны в Ас­т­ра­хан­ской и Ар­хан­гель­ской гу­бер­ни­ях, в Си­би­ри и Ср. Азии. Ле­том 1917 на­ча­ты пе­ре­вы­бо­ры земств и ор­га­нов гор. са­мо­управ­ле­ния на ос­но­ве все­об­ще­го из­би­рат. пра­ва.

В. п. стре­ми­лось по воз­мож­но­сти со­хра­нить сло­жив­ший­ся ста­тус нац. ок­ра­ин. Оно от­ме­ни­ло ак­ты, про­ти­во­ре­чив­шие осн. финл. за­ко­нам [7(20) мар­та], од­на­ко объ­я­ви­ло о рос­пус­ке финл. Сей­ма сра­зу по­сле то­го, как он про­воз­гла­сил се­бя [5(18) ию­ля] но­си­те­лем вер­хов­ной вла­сти в Ве­ли­ком кня­же­ст­ве Фин­лянд­ском.


и­ду то­го что с 1915 При­вис­лин­ские гу­бер­нии бы­ли ок­ку­пи­ро­ва­ны герм. вой­ска­ми, В. п. 17(30) мар­та зая­ви­ло о со­гла­сии на соз­да­ние в бу­ду­щем польск. гос-ва при ус­ло­вии его во­ен. сою­за с Рос­си­ей и вклю­че­ния в не­го тер­ри­то­рий Гер­ма­нии и Ав­ст­ро-Венг­рии, на­се­лён­ных по­ля­ка­ми. 3(16) ию­ля за­клю­чи­ло со­гла­ше­ние с укр. Цен­траль­ной ра­дой, в ко­то­ром при­зна­ло её Ге­не­раль­ный сек­ре­та­ри­ат крае­вым ор­га­ном вла­сти.

В ар­мии В. п. санк­цио­ни­ро­ва­ло су­ще­ст­во­ва­ние сол­дат­ских ко­ми­те­тов (воз­ник­ли в со­от­вет­ст­вии с при­ка­зом № 1 Пет­ро­со­ве­та), пред­пи­са­ло ор­га­ни­за­цию та­ких ко­ми­те­тов от ро­ты и вы­ше (вплоть до Став­ки), од­но­вре­мен­но по­пы­та­лось ог­ра­ни­чить их пол­но­мо­чия хо­зяйств. и куль­тур­но-про­све­тит. во­про­са­ми, вве­сти в их со­став офи­це­ров. Для по­ли­тич. кон­тро­ля за ар­ми­ей В. п. на­прав­ля­ло в её час­ти сво­их ко­мис­са­ров, ле­том они бы­ли на­де­ле­ны пра­вом аре­ста лю­бо­го ге­не­ра­ла и офи­це­ра «для под­дер­жа­ния идей ре­во­лю­ции и за­кре­п­ле­ния её ос­нов». Вви­ду бы­ст­ро­го па­де­ния дис­ци­п­ли­ны в вой­сках в ию­не 1917 сфор­ми­ро­ва­ло из доб­ро­воль­цев удар­ные ба­таль­о­ны, ко­то­рые ис­поль­зо­ва­лись на наи­бо­лее опас­ных уча­ст­ках фрон­та.

1(14) сент. В. п. про­воз­гла­си­ло Рос­сию рес­пуб­ли­кой. В ка­че­ст­ве гос. сим­во­лов ис­поль­зо­ва­лись ли­шён­ный мо­нар­хич. ат­ри­бу­тов герб Рос. им­пе­рии, гос. пе­чать с изо­бра­же­ни­ем гос. гер­ба над зда­ни­ем Тав­ри­че­ско­го двор­ца (где за­се­да­ла Гос. ду­ма) и кру­го­вой над­пи­сью «Рос­сий­ское Вре­мен­ное пра­ви­тель­ст­во», ре­во­люц. крас­ное зна­мя и пес­ня «Мар­сель­е­за» (с тек­стом П. Л. Лав­ро­ва) в ка­че­ст­ве гим­на.


Социально-экономическая политика

В. п. от­ме­ни­ло все ог­ра­ни­че­ния, обу­слов­лен­ные при­над­леж­но­стью гра­ж­дан к то­му или ино­му ве­ро­ис­по­ве­да­нию или на­цио­наль­но­сти [20 мар­та (2 апр.)].

По­ста­нов­ле­ния­ми от 16(29) мар­та, 27 мар­та (9 апр.) В. п. объ­я­ви­ло гос. соб­ст­вен­но­стью удель­ные зем­ли и ка­би­нет­ские зем­ли. Ре­ше­ние важ­ней­ше­го во­про­са о ча­ст­но­вла­дельч. зем­ле от­ло­жи­ло до со­зы­ва Уч­ре­дит. со­б­ра­ния. В воз­зва­нии от 17(30) мар­та осу­ди­ло за­хва­ты зем­ли кре­сть­я­на­ми. В со­от­вет­ст­вии с по­ста­нов­ле­ни­ем В. п. от 21 апр. (4 мая) для под­го­тов­ки про­ек­та зе­мель­ной ре­фор­мы соз­да­ны Гл. зе­мель­ный к-т, гу­берн­ские, уезд­ные и во­ло­ст­ные зе­мель­ные к-ты (вы­ра­бо­тан­ный ими про­ект пре­ду­смат­ри­вал от­чу­ж­де­ние за вы­куп всех ча­ст­но­вла­дельч. зе­мель, кро­ме не­ко­то­рых ка­те­го­рий круп­ных хо­зяйств). По­ста­нов­ле­ние В. п. «Об ох­ране по­се­вов» от 11(24) апр. пре­ду­смат­ри­ва­ло ме­ры по воз­ме­ще­нию ча­ст­ным вла­дель­цам за­трат на по­се­вы в слу­чае их ги­бе­ли в ре­зуль­та­те «на­род­ных вол­не­ний». Для пре­дот­вра­ще­ния «рас­пы­ле­ния» зем­ли 12(25) ию­ля бы­ло ог­ра­ни­че­но со­вер­ше­ние сде­лок по ку­п­ле-про­да­же зем­ли до ре­ше­ния зе­мель­но­го во­про­са на Уч­ре­дит. со­б­ра­нии.


Раз­ви­вая фаб­рич­ное за­ко­но­да­тель­ст­во в ус­ло­ви­ях ре­во­люц. вре­ме­ни, В. п. 23 апр. (6 мая) санк­цио­ни­ро­ва­ло воз­ник­шие ра­нее фаб­рич­но-за­во­дские ко­ми­те­ты. Оно уч­ре­ди­ло ин­сти­тут ме­ст­ных ко­мис­са­ров тру­да [11(24) ию­ля], при­ми­ри­тель­ные ко­мис­сии [5(18) авг.], бир­жи тру­да [19 авг. (1 сент.)], за­пре­ти­ло ра­бо­ту жен­щин и под­ро­ст­ков в ноч­ное вре­мя [8(21) авг.], взи­ма­ние штра­фов с ра­бо­чих пром. пред­при­ятий [1(14) окт.].

Пы­та­ясь ог­ра­ни­чить раз­ме­ры по­треб­ле­ния де­фи­цит­но­го хле­ба, 25 мар­та (7 апр.) В. п. про­воз­гла­си­ло вве­де­ние гос. хлеб­ной мо­но­по­лии – от­чу­ж­де­ние хле­ба у про­из­во­ди­те­лей по фик­си­ров. (твёр­дым) це­нам и его по­сле­дую­щее рав­но­мер­ное рас­пре­де­ле­ние сре­ди на­се­ле­ния (в пол­ной ме­ре не бы­ла реа­ли­зо­ва­на). Осе­нью В. п. при­бег­ло к мас­со­вым воо­руж. ре­к­ви­зи­ци­ям хле­ба. Про­воз­гла­си­ло так­же гос. мо­но­по­лию на уголь [1(14) авг.] и са­хар [14(27) сент.].


В. п. при­зна­ло 8(21) мар­та фи­нан­со­вые обя­за­тель­ст­ва рос. имп. пра­ви­тель­ст­ва пе­ред внеш­ни­ми и внутр. кре­ди­то­ра­ми. Уве­ли­чи­вав­ший­ся де­фи­цит гос. бюд­же­та по­кры­вал­ся за счёт зай­мов – внутр. (на сум­му 12,321 млрд. руб.) и внеш­них (на сум­му 2,03 млрд. руб.), а так­же за счёт де­неж­ной эмис­сии (5 раз рас­ши­ря­ло эмис­си­он­ное пра­во Гос­бан­ка; ка­ж­дый раз на 2 млрд. руб.). В ре­зуль­та­те к ок­тяб­рю на­хо­див­шая­ся в обо­ро­те де­неж­ная мас­са уве­ли­чи­лась вдвое, а по­ку­па­тель­ная спо­соб­ность руб­ля со­кра­ти­лась в 4 раза. Стре­мясь ус­ко­рить вы­пуск бу­маж­ных де­нег, В. п. при­сту­пи­ло в ав­гу­сте к мас­со­во­му вы­пус­ку уп­ро­щён­ным спо­со­бом ка­зна­чей­ских зна­ков в 250 и 1000 руб. («дум­ские»), а в сен­тяб­ре – в 40 и 20 руб. («ке­рен­ки»). Со­во­куп­ный гос. долг Рос­сии к 25 окт. (7 но­яб.) со­ста­вил 49 млрд. руб. [1(14) мар­та был ра­вен 34,65 млрд. руб.].

Внешняя политика

В. п. объ­я­ви­ло о про­дол­же­нии уча­стия Рос­сии в 1-й ми­ро­вой вой­не [3(16) мар­та]. В. п. бы­ло при­зна­но со­юз­ни­ка­ми Рос­сии в вой­не – США [9(22) мар­та], Ве­ли­ко­бри­та­ни­ей, Ита­ли­ей и Фран­ци­ей [11(24) мар­та]. Ди­пло­ма­тич. кор­пус был в осн. со­хра­нён. Пой­дя на­встре­чу тре­бо­ва­ни­ям со­юз­ни­ков, а так­же стре­мясь реа­ни­ми­ро­вать пат­рио­тич. на­строе­ния и тем са­мым от­влечь на­се­ле­ние от внутр. про­блем, В. п. пред­при­ня­ло июнь­ское на­сту­п­ле­ние 1917 на Юго-Зап. фрон­те, не­уда­ча ко­то­ро­го спо­соб­ст­во­ва­ла даль­ней­шей де­ста­би­ли­за­ции по­ли­тической си­туа­ции в стра­не.

Правительственные кризисы


В. п. пе­ре­жи­ло неск. кри­зи­сов – пе­рио­дов фак­тич. от­сут­ст­вия пра­ви­тель­ст­ва. Апр. кри­зис был вы­зван но­той мин. ин. дел П. Н. Ми­лю­ко­ва, на­прав­лен­ной со­юз­ным дер­жа­вам 18 апр. (1 мая); в ней заяв­ля­лось «о все­на­род­ном стрем­ле­нии до­ве­сти ми­ро­вую вой­ну до ре­ши­тель­ной по­бе­ды». Но­та спро­во­ци­ро­ва­ла ан­ти­пра­ви­тельств. вы­сту­п­ле­ния в Пет­ро­гра­де. Кри­зис был раз­ре­шён от­став­кой Ми­лю­ко­ва и во­ен. мин. А. И. Гуч­ко­ва и соз­да­ни­ем 1-го коа­лиц. пра­ви­тель­ст­ва [5(18) мая], в ко­то­ром 6 из 15 мест за­ня­ли со­циа­ли­сты, гл. обр. эсе­ры и мень­ше­ви­ки – пред­ста­ви­те­ли Ис­пол­нит. к-та Пет­ро­со­ве­та. При­чи­на­ми июль­ско­го кри­зи­са ста­ли воз­ник­шие в пра­ви­тель­ст­ве раз­но­гла­сия по по­во­ду за­ко­но­про­ек­та о за­пре­ще­нии сде­лок с зем­лёй, сро­ков вы­бо­ров и со­зы­ва Уч­ре­дит. со­б­ра­ния, а так­же обо­ст­ре­ние кон­флик­та с укр. Центр. ра­дой. Кри­зис на­чал­ся с ухо­да из В. п. 2(15) ию­ля ка­де­тов, обо­ст­рил­ся в ре­зуль­та­те июль­ских со­бы­тий 1917 и от­став­ки 7(20) ию­ля пред. пра­ви­тель­ст­ва Г. Е.


во­ва. 8(21) ию­ля В. п. воз­гла­вил А. Ф. Ке­рен­ский, осн. по­ли­тич. пар­тии пре­дос­та­ви­ли ему сво­бо­ду в вы­бо­ре чле­нов но­во­го со­ста­ва пра­ви­тель­ст­ва [сфор­ми­ро­ва­но 24 ию­ля (6 авг.)]. Все ми­ни­ст­ры 2-го коа­лиц. пра­ви­тель­ст­ва бы­ли от­вет­ст­вен­ны толь­ко пе­ред его пред­се­да­те­лем. В це­лях «еди­не­ния го­су­дар­ст­вен­ной вла­сти со все­ми ор­га­ни­зо­ван­ны­ми си­лами стра­ны» В. п. со­зва­ло в Мо­ск­ве Го­су­дар­ст­вен­ное со­ве­ща­ние [12–15(25–28) авг.]. Вслед за этим Вер­хов­ный глав­но­ко­манд. Л. Г. Кор­ни­лов и А. Ф. Ке­рен­ский до­го­во­ри­лись о по­дав­ле­нии ре­во­люц. анар­хии си­ла­ми ар­мии. Но­вый кри­зис В. п. на­чал­ся в ре­зуль­та­те по­ра­же­ния Кор­ни­ло­ва вы­сту­п­ле­ния 1917. Не­уда­ча это­го вы­сту­п­ле­ния бы­ла свя­за­на со сме­ной по­зи­ции Ке­рен­ско­го, ко­то­рый опа­сал­ся, что ге­не­ра­лы ли­шат его вла­сти. По­сле на­ча­ла дви­же­ния войск на Пет­ро­град он объ­я­вил Кор­ни­ло­ва мя­теж­ни­ком и об­ра­тил­ся за по­мо­щью к ре­во­лю­ци­он­но на­стро­ен­ным сол­да­там и мат­ро­сам. Б. ч. ми­ни­ст­ров В. п. по­да­ла в от­став­ку и пе­ре­да­ла власть «Ди­рек­то­рии» – кол­ле­гии из 5 ми­ни­ст­ров во гла­ве с Ке­рен­ским [1(14) сент.]. Во­прос о ха­рак­те­ре но­во­го со­ста­ва В. п. долж­но бы­ло ре­шить Де­мо­кра­ти­че­ское со­ве­ща­ние 1917 [14–22 сент. (27 сент. – 5 окт.)], со­зван­ное ли­де­ра­ми со­ве­тов, в ко­то­рых в то вре­мя ещё пре­об­ла­да­ли эсе­ры и мень­ше­ви­ки. Вы­де­лен­ный из его со­ста­ва Пред­пар­ла­мент одоб­рил соз­да­ние 3-го коа­лиц. пра­ви­тель­ст­ва [об­ра­зо­ва­но 25 сент. (8 окт.)].

Источник: bigenc.ru

ВРЕ́МЕННОЕ ПРАВИ́ТЕЛЬСТВО — высший орган государственной власти и управления в России (см. РОССИЯ (государство)) со 2 (15) марта по 25 октября (7 ноября) 1917 года; возникло в дни Февральской революции в ходе переговоров членов Временного комитета Государственной думы и Исполнительного комитета Петроградского совета. Являясь высшим исполнительно-распорядительным органом, Временное правительство выполняло и законодательные функции. Местными органами власти Временного правительства были губернские и уездные комиссары.
Идея создания правительства (см. ПРАВИТЕЛЬСТВО) «общественного доверия» или «национальной обороны» появилась в середине 1915 года, когда под впечатлением от поражений русской армии на фронте в Государственной думе и Государственном совете оформился оппозиционный царскому режиму Прогрессивный блок. Только в августе 1915 года было составлено шесть списков кандидатов в это правительство, в четырех из которых его главой значился князь Г.Е. Львов, председатель Всероссийского земского союза. Предполагалось, что правительство, составленное из представителей парламентских партий, будет более дееспособным, чем министры, назначаемые императором Николаем II Александровичем по собственному выбору.
Образование Временного правительства
В первый состав Временного правительства вошли министр-председатель и министр внутренних дел — князь Г.Е. Львов (см. ЛЬВОВ Георгий Евгеньевич), министры: иностранных дел — П.Н. Милюков (кадет), военный и морской — А.И. Гучков (октябрист), путей сообщений — Н.В. Некрасов (кадет), торговли и промышленности — А.И. Коновалов (прогрессист), финансов — М.И. Терещенко (внепартийный), просвещения — А.А. Мануйлов (кадет), земледелия — А.И. Шингарев (кадет), юстиции — А.Ф. Керенский (трудовик, с марта — эсер), обер-прокурор Синода — В.Н. Львов (центр), государственный контролер — И.В. Годнев (октябрист). Ведущую роль в нем играли лидер партии кадетов П.Н. Милюков и лидер октябристов А.И. Гучков. Уже в ходе формирования Временного правительства пришлось учитывать мнение возникшего в Петрограде Совета рабочих и солдатских депутатов. В частности, рассматривался вопрос о введении должности министра труда, который бы занял лидер Петроградского совета Н.С. Чхеидзе. В ходе Февральской революции руководство Советов согласилось передать власть Временному правительству, но на практике в стране сразу сложилась ситуация двоевластия, причем реальная власть постепенно перетекала в руки Советов. Без поддержки Советов Временное правительство не могло существовать и действовать первые четыре месяца. 9 (22) марта первым его признало правительство США, 11 (24) марта — Великобритании и Франции.
Свою программу Временное правительство изложило в декларации (см. ДЕКЛАРАЦИЯ (документ)), опубликованной 3 (16) марта, а затем в обращении к гражданам России 6 (19) марта. Временное правительство провозгласило начало подготовки к созыву Учредительного собрания, ряд демократических свобод, политическую амнистию, замену полиции народной милицией. Временное правительство заявило о стремлении довести войну «до победного конца» и выполнять договоры и соглашения, заключенные царем с союзными державами. Ничего не было сказано о восьмичасовом рабочем дне, об аграрной реформе, что сделало позицию власти удобной для критики со стороны леворадикальной оппозиции.
12 (25) апреля был принят закон (см. ЗАКОН (в праве)) о свободе собраний и союзов. В аграрной политике Временное правительство ограничилось указом о передаче государству кабинетских земель (12 (25) марта) и удельных земель (16 (29) марта). 9 (22) марта было издано распоряжение о привлечении крестьян к уголовной ответственности за участие в «аграрных беспорядках». 19 марта (1 апреля) в специальном воззвании Временное правительство признало необходимость земельной реформы, но объявило всякие самочинные захваты земли противозаконными. 11 (24) апреля был издан закон «Об охране посевов», гарантировавший возмещение убытков в случае «народных волнений». Временное правительство обещало поставить аграрный вопрос на решение Учредительного собрания. В целях подготовки материалов по земельному вопросу для Учредительного собрания постановлением от 21 апреля (4 мая) создавались главные, губернские, уездные и волостные земельные комитеты.
Стремясь сохранить единство Российского государства Временное правительство отказалось признать право на самоопределение и на автономию за отдельными народами (Финляндия, Украина) до решения этого вопроса Учредительным собранием (см. УЧРЕДИТЕЛЬНОЕ СОБРАНИЕ). Право на государственное отделение было признано по внешнеполитическим соображениям в воззвании от 17 (30) марта за Польшей. Закон от 23 апреля (6 мая) о рабочих комитетах на промышленных предприятиях, формально легализовал повсюду возникшие фабрично-заводские комитеты. В продовольственной политике Временное правительство 25 марта (7 апреля) декларировало введение хлебной монополии. В финансовой области оно заявило 8 (21) марта о принятии на себя всех внутренних и заграничных финансовых обязательств царского правительства. В области внешней политики проводился курс на укрепление связей с союзниками, в особенности с США.
Августовский и Июльский кризисы
Внутренние противоречия, недовольство населения политикой Временного правительства обусловили правительственные кризисы. Апрельский кризис (см. АПРЕЛЬСКИЙ КРИЗИС) привел к созданию 5 (18) мая первого коалиционного правительства. 2—3 (15—16) мая из состава Временного правительство вышли П.Н. Милюков и А.И. Гучков, а в правительство, по соглашению с исполкомом Петроградского совета, были включены шесть министров-социалистов. В коалиционное правительство вошли министр-председатель и министр внутренних дел — Г.Е. Львов, министры: военный и морской — А.Ф.Керенский, юстиции — П.Н. Переверзев (трудовик), иностранных дел — М.И. Терещенко, путей сообщения — Н.В. Некрасов, торговли и промышленности — А.И. Коновалов, народного просвещения — А.А. Мануйлов, финансов — А.И. Шингарев, земледелия — В.М. Чернов (эсер), почт и телеграфов — И.Г. Церетели (меньшевик), труда — М.И. Скобелев (меньшевик), продовольствия — А.В. Пешехонов (народный социалист), государственного призрения — князь Д.И. Шаховской (кадет), обер-прокурор Синода — В.Н. Львов, государственный контролер — И.В. Годнев.
Отказ Временного правительства возобновить деятельность Государственной думы (см. ГОСУДАРСТВЕННАЯ ДУМА Российской империи), противостояние с Временным комитетом Государственной думы породило проблему легитимности правительства. Вынужденное разрушить правоохранительную систему, Временное правительство не сумело выстроить новый аналогичный механизм, при посредстве которого оно могло бы проводить в жизнь свои постановления. Оно не смогло опереться на возникшие повсеместно после Февральской революции общественные исполнительные комитеты, в состав которых входили делегаты от различных политических сил. Временное правительство передало местную власть специально созданному институту комиссаров. В апреле Г.Е. Львов издал циркуляр, в котором прямо говорилось, что губернскому комиссару присваиваются права и обязанности бывших губернаторов. Новые назначенцы часто не имели необходимого опыта административной работы в обществе. Новая власть изначально не вызывала доверия, а социальная дифференциация общества и обострение политической борьбы вели к поляризации сил между левыми и правыми флангами, постепенно усиливая главных оппонентов Временного правительства — Советы.
18 июня (1 июля) Временное правительство бросило в наступление на Юго-Западном фронте не желавшую воевать армию. Временное правительство не смогло эффективно бороться с разрухой и голодом, ограничившись бюрократическими мерами регулирования отдельных ведущих отраслей промышленности. Рост недовольства политикой коалиционного правительства проявился во время июньской демонстрации 1917 года. Обострение внешней и внутриполитической обстановки в результате провала июньского наступления на фронте, разногласия среди министров по вопросу отношения к украинской Центральной раде (см. ЦЕНТРАЛЬНАЯ РАДА), неудачная попытка большевиков перехватить власть во время демонстраций вооруженных солдат, матросов и рабочих 3—5 июля вызвали новый правительственный кризис.
Июльский кризис привел к ликвидации двоевластия в стране. 2 (15) июля группа министров-кадетов — А.И. Шингарев, А.А. Мануйлов и Д.И. Шаховской подали в отставку. Вслед за кадетами 7 (20) июля ушел в отставку глава Временного правительства — князь Г.Е. Львов. Министром-председателем был назначен А.Ф. Керенский, с сохранением за ним постов военного и морского министра. Эсеро-меньшевистское руководство ЦИК Советов объявило правительство Керенского «правительством спасения революции», признав за ним неограниченные полномочия. Петроград был объявлен на военном положении, начались репрессии и аресты большевиков. 7 (20) июля Временное правительство издало указ об аресте и привлечении к суду В.И. Ленина. В тот же день было принято постановление о расформировании воинских частей Петроградского гарнизона, принимавших участие в июльской демонстрации. 12 (25) июля на фронте введена смертная казнь и учреждены военно-революционные суды по образцу царских военно-полевых судов. В декларации от 8 (21) июля Временное правительство обещало приступить к социально-экономическим реформам, но выполнить обещания не смогло.
24 июля (6 августа) было сформировано второе коалиционное правительство. В состав его вошли министр-председатель, военный и морской министр — А.Ф. Керенский (см. КЕРЕНСКИЙ Александр Федорович), заместитель председателя и министр финансов — Н.В. Некрасов (радикально-демократическая партия); министры: внутренних дел — Н. Д. Авксентьев (эсер), иностранных дел — М.И Терещенко, юстиции — А.С. Зарудный (народный социалист), просвещения — С.Ф. Ольденбург (кадет), торговли и промышленности — С.Н. Прокопович (нефракционный социал-демократ), земледелия — В.М. Чернов, почт и телеграфов — А.М. Никитин (меньшевик), труда — М.И. Скобелев, продовольствия — А.В. Пешехонов, государственного призрения — И.Н. Ефремов (радикально-демократическая партия), путей сообщения — П.П. Юренев (кадет), обер-прокурор Синода — А.В. Карташев (кадет), государственный контролер — Ф.Ф. Кокошкин (кадет).
Корниловский мятеж и Октябрьская революция

3 (16) августа новый верховный главнокомандующий генерал Л.Г. Корнилов (см. КОРНИЛОВ Лавр Георгиевич) потребовал от Временного правительства милитаризации фабрик, заводов, железных дорог и введения смертной казни в тылу. Великобритания, Франция, США оказывали давление на Временное правительство, требуя от него восстановления порядка в тылу и на фронте. Пытаясь найти политическую опору, Временной правительство созвало 12 (25) августа Государственное совещание в Москве. Лидером правых контрреволюционных сил стал Л.Г. Корнилов, который 25 августа (7 сентября) двинул войска на Петроград. Корниловский мятеж был подавлен с привлечением отрядов Красной Гвардии. Новый кризис правительственный кризис стал самым острым и продолжительным. В поисках выхода было решено 1 (14) сентября 1917 года временно передать власть Совету пяти, или Директории. В ее состав вошли министр-председатель — А.Ф. Керенский, министр иностранных дел — М.И. Терещенко, военный министр — А.И. Верховский, назначенный 30 августа (12 сентября), морской министр — Д.Н. Вердеревский, назначенный 30 августа (12 сентября), министр почт и телеграфов — А.М. Никитин. Демократические совещание 14—22 сентября (27 сентября — 5 октября) было созвано с целью решить вопрос об организации власти, но не смогло это сделать.
25 сентября (8 октября) было сформировано третье коалиционное правительство, в которое вошли министр-председатель и верховный главнокомандующий (см. ВЕРХОВНЫЙ ГЛАВНОКОМАНДУЮЩИЙ) — А.Ф. Керенский, заместитель министра-председателя, министр торговли и промышленности — А.И. Коновалов (кадет), министры: иностранных дел — М.И. Терещенко, военный — А.И. Верховский, морской — Д.Н. Вердеревский (оба беспартийные), труда — К.А. Гвоздев (меньшевик), юстиции — П.Н. Малянтович (меньшевик), продовольствия — С.Н. Прокопович, финансов — М.В. Бернацкий, просвещения — С.С. Салазкин, призрения — Н. М. Кишкин (кадет), почт и телеграфов — А.М. Никитин, государственного контроля — С.А. Смирнов (кадет), исповеданий — А.В. Карташев, путей сообщения — А.В. Ливеровский, председатель экономического совета — С.Н. Третьяков. 3 (16) октября на пост министра земледелия был назначен эсер С.Л. Маслов. 7 (20) октября был созван Временный совет Российской республики (Предпарламент), который имел целью предотвратить развал государственной власти, направить развитие страны по пути парламентаризма.
Находясь в перманентном кризисе, Временное правительство опаздывало в принятии необходимых для укрепления власти решений. «Временное положение о губернских (областных) и уездных комиссарах» было опубликовано лишь 25 сентября. Принятые законы в области государственного строительства задерживались в исполнении. Например, выборы в уездные земские учреждения на основе закона от 21 мая завершились лишь в начале декабря 1917 года, а открытие новых губернских земских учреждений было намечено лишь на 1 марта 1918 года. Медлительность и половинчатость социально-экономических реформ, просчеты в государственном строительстве способствовали нарастанию общенационального кризиса, который привел к Октябрьской революции (см. ОКТЯБРЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ 1917) и переходу власти в руки Советов.
Осенью 1917 года усилилась хозяйственная разруха в стране. Правительство активно печатало бумажные деньги; в начале марта в обращении находилось 9,9 млрд. рублей бумажных денег, в начале сентября уже 15,4 млрд. рублей. Государственный долг (см. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ДОЛГ) к октябрю 1917 года достиг 50 млрд. рублей. В условиях кризиса власти партия большевиков во главе с В.И. Лениным приступила к насильственному захвату власти. В ходе Октябрьского вооруженного восстания в ночь на 26 октября (8 ноября) в 2 ч 10 мин Временное правительство было арестовано в Зимнем дворце. Лишь А.Ф. Керенскому удалось бежать из столицы утром 25 октября (7 ноября). Открывшийся 25 октября (7 ноября) Второй всероссийский съезд советов рабочих и солдатских депутатов провозгласил переход всей власти к советам и создал первое советское правительство во главе с Лениным.
Состав министров Временного правительства
Все составы Временного правительства формировались на коалиционной основе. Всего во всех составах правительства участвовало 39 человек. В целом преобладали либерально мыслящие деятели, что отражалось на всем курсе внутренней и внешней политики. Пребывание на министерских постах было кратковременным, 23 человека исполняли свои обязанности не более двух месяцев. За столь короткий срок они могли решать лишь неотложные текущие дела и никакой работы на перспективу выполнить не могли.
Шестнадцать министров Временного правительства ранее были депутатами Государственной думы разных созывов (И.В. Годнев, А.И. Гучков, И.Н. Ефремов, А.Ф. Керенский, Ф.Ф. Кокошкин, Ф.И. Родичев, П.Н. Милюков, И.Г. Церетели, В.Н. Львов, А.И. Шингарев), руководили фракциями и думскими комиссиями. Восемнадцать человек избирались гласными (см. ГЛАСНЫЕ (в истории)) земств и городских дум. 31 человек имели высшее образование, из них 24 окончили университеты. Двое — С.С. Салазкин и А.И. Шингарев — имели два высших образования, окончив физико-математический и медицинский факультеты. Среди членов правительства были академик С.Ф. Ольденбург, три профессора (А.А. Мануйлов, Н.В. Некрасов, С.С. Салазкин), пять приват-доцентов (М.В. Бернацкий, И.В. Годнев, А.В. Карташев, Ф.Ф. Кокошкин, П.Н. Милюков).
Большинство министров были юристами — 11 человек, врачей, экономистов и инженеров — по четыре, военных — трое, пять человек закончили историко-филологический факультет. По роду занятий на первом месте стояли преподаватели вузов — 8 человек, далее шли промышленники (5), адвокаты (4), землевладельцы (3). Для шестерых министров главным делом жизни была нелегальная партийная работа. Большинство членов Временного правительства находилось в конфликте с самодержавной властью. Десять человек (Н.Д. Авксентьев, К.Л. Гвоздев, П.П. Маслов, П.Н. Милюков, А.М. Никитин, С.Н. Прокопович, С.С. Салазкин, М.И. Скобелев, И.Г. Церетели, В.М. Чернов) прошли через тюрьмы и ссылки, шестеро исключались из учебных заведений (Н.Д. Авксентьев, А.И. Верховский, П.П. Маслов, А.В. Пешехонов, И.Г. Церетели, В.М. Чернов), пять человек лишались права преподавания или были вынуждены оставлять работу в учебных заведениях (А.В. Карташев, Ф.Ф. Кокошкин, А.А. Мануйлов, П.Н. Милюков, С.С. Салазкин), трое (Ф.Ф. Кокошкин, А.В. Пешехонов, Ф.И. Родичев) подвергались административным преследованиям.
По сословной принадлежности 21 человек были дворянами (см. ДВОРЯНСТВО), в том числе трое (Г.Е. Львов, И.Г. Церетели, Д.И. Шаховской) имели титул князя. Выходцами из крестьян были К.Л. Гвоздев и А.В. Карташев. Средний возраст министров составлял 46 лет. Самыми старшими (61 год) были И.В. Годнев и Ф.И. Родичев, самыми молодыми (31 год) — А.И. Верховский и М.И. Терещенко. Двенадцать министров входили в состав масонских организаций.
Дальнейшая судьба членов Временного правительства отразила отношение к революции российской интеллигенции. Шестнадцать бывших министров в той или иной форме сотрудничали с Советской властью, 23 человека эмигрировали и первоначально вели антисоветскую деятельность. В дальнейшем некоторые из них изменили свои взгляды. Контр-адмирал Д.Н. Вердеревский незадолго до своей смерти принял советское гражданство, А.В. Пешехонов работал консультантом в торговом представительстве СССР в Прибалтике, С.Н. Третьяков сотрудничал в эмиграции с советской разведкой и был казнен фашистами.

Источник: dic.academic.ru

Теперь, когда вера русского воина ослаблена соблазнами противных христианству учений и власть русского военачальника подорвана, русское войско перед лицом внешнего врага готово распасться на два враждующих стана. Не со вчерашнего дня началась эта междоусобная распря. За последние месяцы от руки своих же братьев-солдат погибло великое множество офицеров, преданных долгу Родины. Верная своим священным заветам, Церковь Православная не принимает участия в борьбе политических партий. И, однако, ныне, как и в дни священномученика Патриарха Ермогена, она не может оставаться равнодушную зрительницей распада и гибели Родины.

Собор свидетельствует, что упавший воинский дух русской армии может быть восстановлен не прельщением вещественными благами, а только верою Христовой, которая побуждает к бескорыстным подвигам. Этим создается та дисциплина духа, которой утверждается дисциплина внешняя.

Необходимость восстановления  власти военачальников во всей ея полноте неоднократно засвидетельствована вождями русской армии перед лицом всей России. Собор полагает, что пренебрежение этими указаниями уже само по себе служит источником величайшей опасности, ибо оно приводит к отчаянию и создает безвыходные столкновения.

Междоусобие должно быть предотвращено, братоубийство должно быть оставлено окончательно, примирение обоих враждующих станов должно быть полным и прочным. Не должно быть места для недостойных актов кровавой мести. Памятуя о лежащей на нем обязанности служить делу мира во Христе, Собор указывает, что непременным для того условием должно служить отрешение от односторонних точек зрения класса и партий. Власть должна быть не партийную, а всенародную. А народно-русскою может быть только власть, просветленная верою Христовою.

Несокрушимо веруя, что для спасения Родины требуется Божья помощь и самоотверженная любовь ее сынов, Собор ждет от русской государственной власти тех подвигов этой любви, которая сделает ее достойной благословения Божия.

Источник: project1917.ru

ДВОЕВЛАСТИЕ

В результате победы Февральской революции 1917 года сложилось своеобраз­ное положение, получившее название двоевластия: Совет рабочих и солдат­ских депутатов, имея главные атрибуты власти — массовую опору и воору­женную силу, власть брать не хотел, а Временное правительство, не имея ни того, ни другого, олицетворяло формальную власть, признавалось в этом качестве офицерами и чиновниками, но держалось лишь поддержкой Совета. «Власть без силы и сила без власти» — так определил двоевластие первый глава Временного правительства Львов.

ВРЕМЕННОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО — высший орган государственной власти 2 марта-24 октября 1917 г. Первый состав (2 марта-2-3 мая): беспартийные Г.Е. Львов и М.И. Терещенко, кадеты П.Н. Милюков, Н.В. Некрасов, А.А. Мануйлов, А.И. Шингарев, Д.И. Шаховской, октябристы А.И. Гучков и И.В. Годнев, прогрессист А.И. Коновалов, центрист В.Н. Львов, трудовик А.Ф. Керенский; 1-е коалиционное (2-3 мая—2 июля): Г.Е. Львов, кадеты Мануйлов, Некрасов, Шингарев и Шаховской, октябрист Годнев, прогрессист Коновалов, центрист В.Н. Львов, эсэр Керенский, трудовик П.Н. Переверзев, меньшевики М.С. Скобелев и И.Г. Церетели, народный социалист А.В. Пешехонов, беспартийный Терещенко; 2-е коалиционное (24 июля-1 сентября): эсэры Керенский, Н.Д. Авксентьев и В.М. Чернов, народные социалисты А.С. Зарудный и Пешехонов, меньшевики А.М. Никитин и М.С. Скобелев, «внефракционный социал-демократ» С.Н. Прокопович, кадеты А.В. Карташов, Ф.Ф. Кокошкин, Некрасов, С.Ф. Ольденбург и П.П. Юренев, радикал-демократ И.Н. Ефремов, беспартийный Терещенко; Директория (1—25 сентября): эсэр Керенский, меньшевик Никитин, беспартийные Терещенко, генерал А.И. Верховский и адмирал Д.Н. Вердеревский; 3-е коалиционное: эсэры Керенский и С.Д. Маслов, меньшевики К.А. Гвоздев, П.Н. Малянтович, Никитин и Прокопович, кадеты А.В. Карташов, Н.М. Кишкин и С.А. Смирнов, прогрессисты М.В. Бернацкий и А.И. Коновалов, беспартийные Вердеревский, А.В. Ливеровский, С. Салазкин, Терещенко и С.Н. Третьяков. Интересно, что из всего состава первого правительства неизменно входили во все 5 только А.Ф. Керенский и М.И. Терещенко, которого некоторые считали попавшим туда случайно, до начала июля во всех комбинациях участвовал кадет Н.В. Некрасов. Остальные министры постоянно менялись, далеко оставив позади «министерскую чехарду» 1914-1916 гг.

 

ТРИ КРИЗИСА ВЛАСТИ: АПРЕЛЬСКИЙ КРИЗИС

Неустойчивость двоевластия неминуемо порождала кризисы власти. Первый из них разразился спустя полтора месяца после образования Временного правительства. 27 марта правительство опубликовало декларацию с отказом от полити­ки аннексий и контрибуций. Это вызвало недоуменные запросы союзных держав. 18 апреля (1 мая н.ст.) в России впервые свободно праздновался первомайский праздник. Дата по новому стилю была выбрана, чтобы под­черкнуть солидарность с пролетариатом Западной Европы. В столице и по всей стране прошли массовые демонстрации и митинги, среди требова­ний которых видное место занимало прекращение войны. В этот же день министр иностранных дел П.Н. Милюков обратился к союзным прави­тельствам с заверением, что Временное правительство полно стремления «довести мировую войну до решительной победы». Публикация телеграм­мы, получившей название «Ноты Милюкова», разоблачала «революцион­ное оборончество» и вызвала демонстрации под лозунгом: «Долой Милю­кова и Гучкова!». Офицерство, чиновники, интеллигенция провели контр­демонстрацию с лозунгом: «Доверие Временному правительству!». Командующий войсками Петроградского округа генерал Л.Г. Корнилов при­казал разогнать демонстрантов и вывести на Дворцовую площадь артилле­рию, но солдаты отказались выполнить приказ и доложили о нем Совету.

Часть большевиков пошла еще дальше, выдвинув лозунг: «Долой Времен­ное правительство!». Ленин считал это преждевременным, потому что Временное правитель­ство держалось не силой, а поддержкой Советов, Т.е. выступление против правительства било по Советам. Он указывал, что буржуазия может по­жертвовать парой министров, чтобы спасти власть. Действительно, Ми­люков и Гучков подали в отставку, Корнилов был удален из Петрограда, а Совет заявил, что этим инцидент исчерпан. Но правительство потребова­ло, чтобы лидеры Совета вошли в его состав. После долгих уговоров обра­зовалось 1-е коалиционное правительство (коалиция буржуазных партий с социалистическими: 10 капиталистов и 6 социалистов), куда теперь во­шли 2 меньшевика, 2 трудовика, 1 эсер и 1 «народный социалист». Пере­шедший к эсерам Керенский стал военным и морским министром.

 

ИЗ ОБРАЩЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ

Распространено не позднее 14 марта 1917 г.

Граждане помещики, землевладельцы, крестьяне, казаки, арендаторы и все, кто трудится над землей. Нельзя позволить немцам побить нас, надо довести войну до конца. Для войны нужны люди, снаряды и хлеб… Без хлеба ничего не будет. Сейте все, сейте каждый на своем поле, сейте как можно больше…Весь хлеб и все зерно будут куплены новым Правительством по справедливой, необидной цене…

Председатель Государственной Думы М. Родзянко

 

«НОТА МИЛЮКОВА»

НОТА ВРЕМЕННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА ПРАВИТЕЛЬСТВАМ СОЮЗНЫХ ДЕРЖАВ

18 апреля 1917 г.

27 марта с. г. Временное правительство опубликовало обращение к гражданам, в котором содержится изложение взгляда правительства свободной России на задачи настоящей войны. Министр иностранных дел поручает мне сообщить вам означенный документ и высказать при этом следующие замечания. Враги наши в последнее время старались внести раздор в междусоюзные отношения, распространяя вздорные сообщения, будто Россия готова заключить сепаратный мир с срединными монархиями. Текст прилагаемого документа лучше всего опровергает подобные измышления. Вы усмотрите из него, что высказанные Временным правительством общие положения вполне соответствуют тем высоким идеям, которые постоянно высказывались вплоть до самого последнего времени многими выдающимися государственными деятелями союзных стран и которые нашли себе особенно яркое выражение со стороны нашего нового союзника, великой заатлантической республики, в выступлениях ее президента. Правительство старого режима, конечно, не было в состоянии усвоить и разделить эти мысли об освободительном характере войны, о создании прочных основ для мирного сожительства народов, о самоопределении угнетенных национальностей и т. п. Но Россия освобожденная может в настоящее время заговорить языком, понятным для передовых демократий современного человечества, и она спешит присоединить свой голос к голосам своих союзников. Проникнутые этим новым духом освобожденной демократии заявления Временного правительства, разумеется, не могут подать ни малейшего повода думать, что совершившийся переворот повлек за собой ослабление роли России в общей союзной борьбе. Совершенно напротив, всенародное стремление довести мировую войну до решительной победы лишь усилилось, благодаря сознанию общей ответственности всех и каждого. Это стремление стало более действительным, будучи сосредоточено на близкой для всех и очередной задаче отразить врага, вторгнувшегося в самые пределы нашей родины. Само собой разумеется, как это и сказано в сообщаемом документе, Временное правительство, ограждая права нашей родины, будет вполне соблюдать обязательства, принятые в отношении наших союзников. Продолжая питать полную уверенность в победоносном окончании настоящей войны, в полном согласии с союзниками, оно совершенно уверено и в том, что поднятые этой войной вопросы будут разрешены в духе создания прочной основы для длительного мира и что проникнутые одинаковыми стремлениями передовые демократии найдут способ добиться тех гарантий и санкций, которые необходимы для предупреждения новых кровавых столкновений в будущем.

100 ключевых документов по российской и советской истории 

 

ТРИ КРИЗИСА ВЛАСТИ: ИЮНЬСКИЙ КРИЗИС

Советы в короткий срок охватили всю страну, но по­ка от их имени говорил Петроградский Совет рабочих  и солдатских депутатов. Он взял на себя дело созыва 1-го Всероссийского съезда Советов. Большевики решили ознаменовать его открытие массовой демонстрацией, но меньшевистско-эсеровское большинство прези­диума съезда запретило демонстрации во время его заседаний. Большевики подчинились и удержали рабочих и солдат от выступления, показав рост своего влияния.

18 июня состоялась многотысячная демонстрация, разрешенная пре­зидиумом съезда. Подавляющее большинство выступило под лозунгами большевиков: «Вся власть Советам!», «Долой войну!», «Долой 10 минист­ров-капиталистов!» и «Да здравствует рабочий контроль!». Лишь 3 группы вышли под лозунгом «Доверие Временному правительству!».

Еще до свержения царя союзники согласовали план общего весеннего наступления, наметив его начало на апрель-май. Однако под влиянием событий в России операцию перенесли на июнь: союзники не собирались проливать кровь в одиночку. Наступление началось на Юго-Западном фронте против Австро-Венгрии как раз в день демонстрации 18 июня. «Сегодня великое торжество революции, — говорилось в телеграмме Керенского Временному правительству. Русская революционная армия перешла в наступление». За две недели была занята часть Галиции, в т.ч. города Галич и Калуш. Предполагалось, что полкам, наиболее отличившимся в сражениях, будут торжественно вручены красные знамена. Но это вручение сорвалось. Снова, как и во время Брусиловского прорыва 1916 г., остальные фронты не поддер­жали удара. Перегруппировав свои силы, австро-германские войска в начале июля нанесли контрудар в стык двух армий под Тарнополем. Фронт дрогнул и побежал. Были потеряны Западная Украина, еще одна часть Белоруссии и юг Лат­вии. В центр России хлынули сотни тысяч беженцев.

 

ИЗ ПРИКАЗА КЕРЕНСКОГО ПО АРМИИ И ФЛОТУ

30 мая 1917 г.

22 мая наши радиотелеграфные станции приняли германскую радиотелеграмму, в которой главнокомандующий германским Восточным фронтом принц Леопольд Баварский заявляет, что воюющие с нами державы готовы заключить мир и предлагают России помимо союзников прислать уполномоченных и представителей для переговорах об условиях мира… В ответ на это Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов издал следующее воззвание: «Он (Германский император) говорит будто предлагает нашим войскам то, чего они жаждут – путь к честному миру. Так, говорит он, ибо знает, что иного мира, кроме честного Российская демократия не примет. Но «честный мир» для нас лишь мир без аннексий и контрибуций… Нам предлагают сепаратное перемирие, тайные переговоры… Россия взяла на себя задачу объединить демократию всех воюющих стран в борьбе против всемирного империализма. Эта задача не будет выполнена, если германские империалисты сумеют использовать ее стремления к миру с целью отторжения ее от союзников и нанесут поражение ее армии… Пусть армия своей стойкостью придаст мощь голосу Российской демократии. Теснее сплотимся вокруг знамени революции… Удвоим работу вокруг воссоздания боевой мощи России».

Военный и морской министр КЕРЕНСКИЙ

 

ТРИ КРИЗИСА ВЛАСТИ: ИЮЛЬСКИЕ СОБЫТИЯ

2 июля кадеты вышли из правительства под предлогом несогла­сия с решением большинства признать украинскую Центральную Раду. В столицу были подтянуты верные правительству добровольческие формирования ­ударные батальоны. Одновременно 6 полков, в том числе запасные пулеметные полки, получи­ли приказ выступить на фронт. Это было нарушением мартовского согла­шения Совета с правительством о не выводе Петроградского гарнизона из столицы. Пулеметчики разослали агитаторов по полкам и заводам с при­зывом к выступлению. Это застало руководство большевиков врасплох. Ленин в это время уе­хал в Финляндию в отпуск, но узнав о событиях в Петрограде, срочно вер­нулся. На заседании ЦК партии он, преодолев сопротивление руководителей Во­енной организации, добился решения о мирной демонстрации. Однако события вышли из-под контроля. 4 июля тысячи вооруженных солдат, матросов, прибывших из Кронштадта, и рабочих заполнили центр города. Основным лозунгом вооруженной демонстрации было оказание давления на ВЦИК Советов с целью создания советского правительства. Однако ВЦИК отклонил это требование. Командование заранее разместило на чердаках пулеметы. Анархически настроенные демонстранты начали стрелять по чердакам, откуда также ответили огнем. По данным врачей, было 16 убитых, 40 умерло от ран и около 650 было ранено.

Временное правительство и ВЦИК Советов обвинили большевиков в заговоре с целью взятия власти. Начались аресты их руководителей, была рзгромлена редакция их газеты «Правда». С фронта были вызваны вер­ные  правительству войска. В газеты было передано обвинение Ленина в шпионаже пользу Германии.

7 июля был отдан приказ об аресте Ленина. Сам он сначала склонялся к тому, чтобы явиться самому, но ЦК посчитал, что нет никакой гарантии его безопасности: его просто убьют по дороге. Поэтому Ленин с Зиновье­вым скрывались сначала в Петрограде, потом возле Сестрорецка, в шала­ше за озером Разлив, а осенью перебрались в Финляндию. Обвинение против них так никогда и не рассматривалось.

Мятежные полки были разоружены и расформированы. Правительство восстановило смертную казнь за неповиновение приказу на фронте (12 июля). Премьер Львов ушел в отставку. Его место занял Керенский, со­хранивший пост военного и морского министра. Формирование 2-го коа­лиционного правительства заняло почти месяц. В конце июля его состави­ли 8 представителей буржуазии, 7 социалистов и 2 беспартийных.

Решение Временного правительства о переходе в наступление на фронте, а также его компромиссное соглашение с Центральной Радой, требовавшей широкой автономии для Украины спровоцировали новый политический кризис, последствия которого оказались весьма далеко идущими. Июльские события коренным образом изменили ситуацию. Подтянув к столице верные ему части, Временное правительство получило, наконец, вооруженную опору. Советы, согласившись на разоружение и вывод из Петрограда революционных полков, эту опору отвергли. Двоевластие, а с ним и мирный период революции кончились.

 

ТЕЛЕГРАММА КОМИССАРОВ

ВРЕМЕННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА ИЗ 11-Й АРМИИ О ПОЛОЖЕНИИ НА ФРОНТЕ В НАЧАЛЕ ИЮЛЯ

«Наступательный порыв быстро исчерпался. Некоторые части самовольно уходят с позиций, даже не дожидаясь подхода противника. На протяжении сотни верст в тыл тянутся вереницы беглецов с ружьями и без них – здоровых, бодрых, чувствующих себя совершенно безнаказанными. Иногда так отходят целые части… Сегодня главнокомандующий с согласия комиссаров и комитетов отдал приказ о стрельбе по бегущим».

 

ГОСУДАРСТВЕННОЕ СОВЕЩАНИЕ

Правительство так и оставалось временным, ни перед кем не ответственным. Для закрепления его победы над Советами Керенский наметил «ввиду исключительности переживае­мых событий и в целях единения государственной власти со всеми орга­низованными силами страны» созвать якобы представительный, а на де­ле – подобранный правительством орган вместо Учредительного собра­ния, с подготовкой которого не торопились. Из 2 500 участников Государственного совещания делегаты центральных исполнительных комитетов Советов составляли 229 чел., остальные – де­путаты Государственных дум всех 4 созывов, представители торговли, про­мышленности и банков, земств, армии и флота, профсоюзов, кооперации союзов интеллигенции, национальных организаций и духовенства. В большинстве оказались кадеты и монархисты. Местные Советы представлены не были, большевиков-членов ВЦИК Советов из его делегации ис­ключили (некоторые все же прошли от профсоюзов, но им не дали слова). Для большего спокойствия Государственное совещание собрали не в Петрограде, а в казавшейся консервативной Москве. Большевики объявили это совещание заговором контрреволюции. В день его открытия 12 авгус­та они организовали в Москве Всеобщую политическую забастовку, в ко­торой участвовали 400 тыс. чел. Встали заводы и фабрики, электростан­ции, трамваи. Большинство делегатов добирались пешком, огромный зал Большого театра, где они собрались, освещался свечами.

Официальные ораторы соревновались в жесткости угроз. Керенский обещал «железом и кровью» раздавить попытки сопротивления прави­тельству. Но истинным героем дня стал генерал Корнилов, незадолго до этого назначенный верховным главнокомандующим. Его на руках вынес­ли с вокзала офицеры, ему устроили овацию делегаты. Он огласил про­грамму наведения порядка: должны быть три армии – армия на фронте, армия в тылу и транспорте. Он потребовал восстановления смертной каз­ни и в тылу, железной дисциплины на фабриках и заводах. В результате Государственного совещания обозначились два центра власти: Временное правительство и Ставка верховного главнокомандующего.

 

КОРНИЛОВЩИНА

27 августа 1917 г. Корнилов выступил против Временного правительства, двинув на Петроград 3-й конный корпус под командованием генерал-лейтенанта Крымова для подавления революционных выступлений и наведения порядка в столице. . В этот же день Керенский разослал повсюду радиограммы с объявлени­ем Корнилова мятежником и требованием ему сдать должность верховного главнокомандующего и ввел в Петрограде военное положение. В ответ Корнилов объявил слова Керенского сплошной ложью и обвинил Вре­менное правительство, что оно «под давлением большевистского боль­шинства Советов (которого пока еще не было) действует в полном согласии с планами германского Генерального штаба…» Двое командующих фронта­ми из пяти (А.И. Деникин и В.Н. Клембовский) поддержали Корнилова. После того, как генералы, которым был предложен пост верховного глав­нокомандующего, один за другим от этой чести уклонились, Керенский сам объявил себя верховным главнокомандующим.

27 августа большевики призвали рабочих и солдат к отпору мятежникам. Началось легальное вооружение ранее воз­никших и создание новых отрядов Красной гвардии. Корниловские эше­лоны задерживались в пути железнодорожниками. На пути движения 3-го конного корпуса строились заграждения, разбирались рельсы. На вооружение петроградских рабочих из арсенала было передано более 20 тыс. винтовок, что позднее сыграло одну из решающих ролей в Октябрьском восстании. В авангарде 3-го корпуса поставили Туземную (или Ди­кую) дивизию из чеченцев, ингушей, осетин и др. горцев Северного Кав­каза: не знавшие русского языка, они казались надежной силой в борьбе против Советов. Однако по совету С.М. Кирова навстречу горцам напра­вили находившуюся в Петрограде делегацию старейшин кавказских наро­дов. Они на родном языке объяснили, куда и зачем их везут, и те отказа­лись двигаться дальше.

Отдав приказ выгружаться из вагонов и двигаться конным порядком, генерал Крымов на автомобиле прибыл один в Петроград и явился к Керенскому. Содержание их громкого разговора до сих пор остается загадкой, потому что после него Крымов по официальной версии застрелился. 29 августа-2 сентября Корнилов и гене­ралы — его сторонники — были арестованы и в уездном городке Быхове взяты под стражу в помещении женской гимназии. Их охраняли верные Корнилову добровольцы-туркмены конного Текинского полка.

Попытка переворота, предпринятая Корниловым, оказалась неудачной. Керенский, приняв на себя пост главнокомандующего, одновременно возглавил Совет пяти (Директорию), в составе:  министр-председатель Керенский, иностранных дел — Терещенко, военный министр – ­полковник А.И. Верховский, морской — адмирал Д.Н. Вердеревский, почт и телеграфов — меньшевик А.М. Никитин. которому Временное правительство передало власть. 1 сентября Россия была объявлена Республикой, но это уже не могло остановить нарастание в массах радикальных революционных настроений. Переговоры о создании нового правительства затянулись до 25 сентября, когда наконец удалось составить третье и последнее коалиционное правительство: 4 меньшевика, 3 кадета, 2 эсера, 2 прогрессиста и 6 беспартийных. Для поддержки Директории, по предложению Керенского, эсеро-мень­шевистский ВЦИК Советов рабочих и солдатских депутатов и эсеровский ЦИК Советов крестьянских депутатов созвали 14 сентября так называе­мое «Демократическое совещание» из более чем 1,5 тыс. делегатов от Сове­тов, профсоюзов, армейских и флотских комитетов, кооперации, нацио­нальных советов и др. общественных организаций. От Государственного совещания его отличал более левый состав и отсутствие представительства буржуазно-помещичьих партий и союзов. Большевики – представители ряда Советов, профсоюзов, фабзавкомов – составляли меньшинство, но их поддерживала значительная часть беспартийных делегатов. 19 сентября Демократическое совещание приняло резолюцию против создания правительства в коалиции с кадетами, причем против коалиции голосовала большая часть эсеров и меньшевиков. 20 сентября президиум Совещания решил выделить из его состава Всероссийский демократический совет, он же — Временный совет Российской республики (Предпарламент), пропорционально численности его групп и фракций. Он призван был стать впредь до Учредительного собрания представительным органом, перед которым должно было быть ответст­венным Временное правительство. Первое заседание Предпарламента состоялось 23 сентября. От него Керенский добился одобрения коалиции с кадетами. Однако эти меры не могли ввыести страну из системного кризиса. Выступление Корнилова обнаружило раскол в пра­вящих кругах. От этого выиграли большевики, завоевывавшие большинство в Советах.

 

КОРНИЛОВ НА ГОСУДАРСТВЕННОМ СОВЕЩАНИИ

Август 1917 г.

«С глубокой скорбью я должен открыто заявить — у меня нет уверенности, что русская армия исполнит без колебаний свой долг перед родиной… Враг уже стучится в ворота Риги, и если только неустойчивость нашей армии не даст нам возможности удержаться на побережье Рижского залива, дорога в Петроград будет открыта… Невозможно допустить, чтобы решимость… каждый раз появлялась под давлением поражений и уступок отечественной территории. Если решительные меры для повышения дисциплины на фронте последовали как результат Тарнопольского разгрома и утраты Галиции и Буковины, то нельзя допустить, чтобы порядок в тылу был последствием потери нами Риги».

Цит. по: Лехович Д.В. Белые против красных. М., 1992

 

КТО И КАК ПОДДЕРЖИВАЛ КОРНИЛОВА В АВГУСТЕ 1917 Г.

…Нужно заметить, что общественное мнение союзных стран и их правительств, вначале чрезвычайно благожелательно настроенных к Керенскому, после июльского разгрома армии резко изменилось… Еще более определенные и вполне доброжелательные отношения сохранили к Верховному [Корнилову] иностранные военные представители. Многие из них представлялись в эти дни Корнилову, принося ему уверения в своем почитании и искренние пожелания успеха; в особенности в трогательной форме это делал британский представитель. Слова и чувства. Реально они проявились только в декларации, врученной 28 августа Терещенко Бьюкененом, в качестве старейшины дипломатического корпуса. В ней в изысканной дипломатической форме послы единодушно заявляли, что «в интересах гуманности и в желании устранить непоправимые действия они предлагают свои добрые услуги (посредников) в единственном стремлении служить интересам России и делу союзников». Впрочем, Корнилов тогда не ждал и не искал более реальных форм интервенции.

Поддержка русской общественности? Произошло нечто чудесное: русская общественность внезапно и бесследно сгинула. Милюков, быть может еще два, три видных деятеля упорно и настойчиво поддерживали в Петрограде необходимость примирения с Корниловым и коренной реорганизации Временного правительства… Либеральная печать, в том числе «Речь» и «Русское слово», в первые дни в спокойных лояльных статьях так определяли элементы выступления: «преступность» способов борьбы, правильность целей ее («подчинение всей жизни страны интересам обороны») и почвенность движения, обусловленная положением страны и ошибками власти. Довольно робко говорили о примирении… Вот и все… Офицерство? Не было никакого сомнения, что масса офицерства всецело на стороне Корнилова и с замиранием сердца следит за перипетиями борьбы, им кровно близкой; но, не привлеченное к ней заблаговременно в широком масштабе и в солидной организации, в той обстановке, в какой оно жило — офицерство могло дать лишь нравственную поддержку.

Деникин А.И. Очерки русской смуты. М., 1991

 

ОБ АРЕСТЕ ВРЕМЕННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА

ИЗ ДОНЕСЕНИЯ В ВОЕННО-РЕВОЛЮЦИОННЫЙ КОМИТЕТ

25 октября 1917 года

…25 октября в 2 ч[аса] 10 мин[ут] ночи арестованы… по постановлению [Военно-революционного] комитета: контрадмирал Вердеревский, министр государственного призрения Кишкин, министр торговли и промышленности Коновалов, министр земледелия Маслов, министр путей сообщения Ливеровский, управляющий военным министерством ген[ерал] Маниковский, министр труда Гвоздев,  министр юстиции Малянтович, председатель экономического комитета Третьяков, генерал для поручений Борисов, государственный контролер Смирнов, министр просвещения Салазкин, министр финансов Бернацкий, министр иностранных дел Терещенко, помощники особоуполномоченного Временным правительством Рутенберг и Пальчинский, министр почт и телеграфов и внутренних дел Никитин и министр исповеданий Карташев.

Офицеры и юнкера обезоружены и отпущены, взяты три папки и портфель министра народного просвещения. Комендантом Зимнего дворца назначен делегат на второй Всероссийский съезд советов солдат Преображенского полка тов. Чудновский. Все министры отправлены в Петропавловскую крепость. Сопровождавший министра Терещенко подпор[учик,] Чистяков скрылся…

Опубликовано: «Рабочая газета» № 197, 27 октября 1917 г.

 

«ВОСПОЛЬЗОВАТЬСЯ ВОЙНОЮ ДЛЯ ПРОИЗВОДСТВА ПЕРЕВОРОТА»

ИЗ ПИСЬМА ЛИДЕРА КАДЕТСКОЙ ПАРТИИ, БЫВШЕГО МИНИСТРА ПЕРВОГО ВРЕМЕННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА П.Н. МИЛЮКОВА БЫВШЕМУ ЧЛЕНУ СОВЕТА МОНАРХИЧЕСКИХ СЪЕЗДОВ И.В. РЕВЕНКО

Конец декабря 1917 — начало января 1918 года

В ответ на поставленный Вами вопрос, как я смотрю теперь на совершенный нами переворот, чего я жду от будущего и как оцениваю роль и влияние существующих партий и организаций, пишу Вам это письмо, признаюсь, с тяжелым сердцем. Того, что случилось, мы не хотели. Вы знаете, что цель наша ограничивалась достижением республики или же монархии с императором, имеющим лишь номинальную власть; преобладающего в стране влияния интеллигенции и равные права евреев.

Полной разрухи мы не хотели, хотя и знали, что на войне переворот во всяком случае отразится неблагоприятно. Мы полагали, что власть сосредоточится и останется в руках первого кабинета министров, что временную разруху в армии и стране мы остановим быстро и если не своими руками, то руками союзников добьемся победы над Германией, заплатив за свержение царя некоторой отсрочкой этой победы.

Надо признаться, что некоторые даже из нашей партии указывали нам на возможность того, что и произошло потом. Да мы и сами не без некоторой тревоги следили за ходом организации рабочих масс и пропаганды в армии.

Что же делать: ошиблись в 1905 году в одну сторону – теперь ошиблись опять, но в другую. Тогда недооценили сил крайне правых, теперь не предусмотрели ловкости и бессовестности социалистов. Результаты Вы видите сами.

Само собою разумеется, что вожаки Совета рабочих депутатов ведут нас к поражению и финансовому экономическому краху вполне сознательно. Возмутительная постановка вопроса о мире без аннексий и контрибуций помимо полной своей бессмысленности уже теперь в корне испортила отношения наши с союзниками и подорвала наш кредит. Конечно, это не было сюрпризом для изобретателей.

Не буду излагать Вам, зачем все это было им нужно, кратко скажу, что здесь играла роль частью сознательная измена, частью желание половить рыбу в мутной воде, частью страсть к популярности. Но, конечно, мы должны признать, что нравственная ответственность за совершившееся лежит на нас, то есть на блоке партий Государственной Думы.

Вы знаете, что твердое решение воспользоваться войною для производства переворота было принято нами вскоре после начала этой войны. Заметьте также, что ждать больше мы не могли, ибо знали, что в конце апреля или начале мая наша армия должна была перейти в наступление, результаты коего сразу в корне прекратили бы всякие намеки на недовольство и вызвали бы в стране взрыв патриотизма и ликования.

Вы понимаете теперь, почему я в последнюю минуту колебался дать согласие на производство переворота, понимаете также, каково должно быть в настоящее время мое внутреннее состояние. История проклянет вождей наших, так называемых пролетариев, но проклянет и нас, вызвавших бурю. Что же делать теперь, спрашиваете Вы… Не знаю. То есть внутри мы оба знаем, что спасение России в возвращении к монархии, знаем что все события последних двух месяцев ясно доказали, что народ не способен был воспринять свободу, что масса населения, не участвующая в митингах и съездах, настроена монархически, что многие и многие агитирующие за республику делают это из страха. Все это ясно, но признать этого мы просто не можем. Признание есть крах всего дела нашей жизни, крах всего мировоззрения, которого мы являемся представителями. Признать не можем, противодействовать не можем, не можем и соединиться с теми правыми, подчиниться тем правым, с которыми так долго и с таким успехом боролись. Вот все, что могу сейчас казать.

Конечно, письмо это строго конфиденциально. Можете показать его лишь членам известного Вам кружка.

Архив ФСК. Санкт-Петербург

Источник: histrf.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.