Великое посольство петра 1 кратко

Русские послы в Гааге

Великое посольство — дипломатическая миссия России в Западную Европу в 1697—1698 годах.

Цели Великого посольства

Посольству предстояло выполнить несколько важных задач:

  1. Заручиться поддержкой европейских стран в борьбе против Османской империи и Крымского ханства;
  2. Благодаря поддержке европейских держав получить северное побережье Чёрного моря;
  3. Поднять престиж России в Европе сообщениями о победе в Азовских походах;
  4. пригласить на русскую службу иностранных специалистов, заказать и закупить военные материалы, вооружение.

Однако практическим его результатом стало создание предпосылок для организации коалиции против Швеции.

Полномочные послы во время Великого посольства

Великими полномочными послами были назначены:

  1. Лефорт Франц Яковлевич — генерал-адмирал, Новгородский наместник;
  2. Головин Фёдор Алексеевич — генерал и воинский комиссарий, Сибирский наместник;
  3. Возницын Прокофий Богданович — думный дьяк, Белёвский наместник.

При них было более 20 дворян и до 35 волонтёров, среди которых находился урядник Преображенского полка Пётр Михайлов — сам царь Пётр I.

Формально Пётр следовал инкогнито, но его заметная внешность легко выдавала его. Да и сам царь во время путешествия нередко предпочитал лично возглавлять переговоры с иностранными правителями. Возможно, такое поведение объясняется стремлением упростить условности, связанные с дипломатическим этикетом.

Намеченные места посещения

Пётр I в Голландии

Согласно приказанию царя посольство направлялось в Австрию, Саксонию, Бранденбург, Голландию, Англию, Венецию и к папе римскому. Путь посольства шёл через Ригу и Кёнигсберг в Голландию и Англию, из Англии посольство возвратилось назад в Голландию, а затем оно посетило Вену; до Венеции посольство не доехало.

Начало Великого посольства

9 — 10 марта 1697 года посольство отправилось из Москвы в Лифляндию. В Риге, которая тогда была владением Швеции, Пётр хотел осмотреть укрепления этой крепости, но шведский губернатор, генерал Дальберг, отказал ему в просьбе. Царь очень сильно рассердился, назвал Ригу «проклятым местом», но кое-что важное для себя подметил: уезжая в Митаву, он написал в Москву о Риге так:


Ехали мы черезъ городъ и замокъ, где солдаты стояли въ пяти местахъ, было ихъ меньше 1,000 человекъ, а сказываютъ, что все были. Городъ укреплен гораздо, только не доделан. Зело здесь боятся, и въ городъ и иныя места и съ карауломъ не пускаютъ, и мало приятны.

Посольство двинулось через Курляндию в Бранденбург, объехав стороной Польшу, где было междуцарствие.

В Либаве Пётр покинул посольство и морем отправился в Кёнигсберг, куда прибыл 7 мая после пятидневного морского путешествия на корабле «Святой Георгий» (отплытие 2 мая). В Кёнигсберге Пётр I был радушно принят курфюрстом Фридрихом III (который позднее стал прусским королём Фридрихом I).

Так как Пётр I прибыл в Кёнигсберг инкогнито, поселили его не в городском замке, а в одном из частных домов на Кнайпхофе.

Следовавшее сухопутным путём посольство отставало от Петра, поэтому в Пиллау (ныне Балтийск), чтобы не терять времени, царь стал учиться артиллерии у прусского подполковника Штейтнера фон Штернфельда. Учитель выдал ему аттестат, в котором свидетельствовал, что «господинъ Петръ Михайловъ везде за исправнаго, осторожнаго, благоискуснаго, мужественнаго и безстрашнаго огнестрельнаго мастера и художника признаваемъ и почитаемъ быть можетъ.»


Кроме изучения артиллерии, Пётр много веселился и развлекался. В местечке Коппенбрюгге Пётр познакомился с двумя очень образованными дамами того времени — с курфюрстиной ганноверской Софией и её дочерью Софией-Шарлоттой, курфюрстиной бранденбургской.

Но дело не ограничивалось одними развлечениями и учёбой. Как известно, курфюрст Бранденбурга Фридрих III Гогенцоллерн планировал объявить себя королём Восточной Пруссии, что позволило бы ему резко повысить свой статус в Священной Римской империи, что и было осуществлено несколько лет спустя. В преддверии этого события Фридрих предложил Петру заключить оборонительный и наступательный союз, однако царь ограничился устным обещанием военной поддержки. В составленном договоре речь шла исключительно о торговле — праве России провозить свои товары в европейские страны через территорию курфюршества, а Бранденбургу — в Персию и Китай по российской территории. Первая (тайная) встреча между Петром I и Фридрихом III состоялась 9 мая.

Польский вопрос

В Бранденбурге Петра больше всего волновал вопрос, касавшийся Польши. Во время Великого посольства в Речи Посполитой после смерти Яна Собеского началось междуцарствие. Кандидатов на престол было много: сын покойного короля Яна, Иаков Собеский, пфальцграф Карл, герцог лотарингский Леопольд, маркграф баденский Людовик, внук папы Одескальки, французский принц Конти, курфюрст саксонский Фридрих Август II и несколько польских вельмож. Главными претендентами были Конти и Август.


Отношения России к этому избранию были просты: кто бы ни был на польском престоле — всё равно, лишь бы до заключения общего мира с турками Польша не выходила из священного союза четырёх держав; поэтому Россия должна была противиться только одному кандидату — принцу Конти, потому что Франция находилась в дружественных отношениях с Османской империей и враждебных к Австрии. Польша с королём-французом легко могла подчиниться французской политике, и действительно, французский посланник заявил польским вельможам обещание султана заключить с Польшею отдельный мир и возвратить ей Каменец-Подольский, если королем будет избран французский принц. Так как это заявление очень усиливало французскую партию, то Пётр в посланном польским панам из Кёнигсберга письме заявил, что, если польские вельможи будут продолжать поддерживать принца Конти, то это очень сильно скажется на взаимоотношениях России с Речью Посполитой.

17 июня совершились двойные выборы: одна партия провозгласила Конти, другая — курфюрста саксонского. Это ещё больше отразилось на внутреннем положении страны: противоборство двух враждующих партий только усилилось. Приверженцы Августа сильно опирались на царскую грамоту, в их поддержку Пётр прислал ещё другую того же содержания; поэтому саксонская партия начала брать явный перевес. Чтобы поддержать Августа, Пётр выдвинул к литовской границе русское войско. Эти действия Петра позволили саксонскому курфюрсту вступить в Польшу и короноваться, приняв католичество. При этом он дал ему слово оказывать России поддержку в борьбе с Османской империей и Крымским ханством.

Великое посольство в Голландии


Беседа Петра I в Голландии. Неизвестный голландский художник. 1690-е гг. ГЭ

Беседа Петра I в Голландии. Неизвестный голландский художник. 1690-е гг. ГЭ

Добравшись в начале 1697 года до Рейна, Пётр по реке и каналам спустился до Амстердама. Голландия давно уже привлекала царя, и ни в какой другой стране Европы тех времён не знали так хорошо Россию, как в Голландии. Голландские купцы были постоянными гостями единственного русского морского порта того времени — города Архангельск. Ещё при царе Алексее Михайловиче, отце Петра, в Москве было большое количество голландских ремесленников; первые учителя Петра в морском деле, с Тиммерманом и Кортом во главе, были голландцы, много голландских корабельных плотников работало на воронежских верфях при строительстве кораблей для взятия Азова. Амстердамский бургомистр Николаас Витсен был в России ещё при царе Алексее Михайловиче и ездил даже на Каспий. Во время своего путешествия Витзен завязал прочные отношения с московским двором; он исполнял поручения царского правительства по заказу судов в Голландии, нанимал корабельщиков и всяких мастеров для России.


Не останавливаясь в Амстердаме, Пётр отправился в Заандам, небольшой городок, славившийся множеством верфей и кораблестроительных мастерских. На другой день царь под именем Петра Михайлова записался на верфи Линста Рогге.

В Заандаме Пётр жил в деревянном домике на улице Кримп. После восьмидневного пребывания в Заандаме Пётр перебрался в Амстердам. Через бургомистра города Витзена он выхлопотал себе разрешение работать на верфях Ост-Индской компании.

Узнав о страсти русских гостей к кораблестроению, голландская сторона заложила на амстердамской верфи новый корабль (фрегат «Пётр и Павел»), над строительством которого трудились волонтёры, в том числе и Пётр Михайлов. 16 ноября корабль был успешно спущен на воду.

Одновременно, была развёрнута деятельность по найму иностранных специалистов для нужд армии и флота. Всего было нанято около 700 человек. Было закуплено и оружие.

Но не одним кораблестроением занимался Пётр в Голландии: он ездил с Витзеном и Лефортом в Утрехт для свидания с штатгальтером нидерландским Вильгельмом Оранским. Витзен водил Петра на китобойные суда, в госпитали, воспитательные дома, фабрики, мастерские. Пётр изучил механизм ветряной мельницы, посетил писчебумажную фабрику.


анатомическом кабинете профессора Рюйша царь присутствовал на лекциях по анатомии и особенно заинтересовался способами бальзамирования трупов, чем славился профессор. В Лейдене в анатомическом театре Бургаве Пётр сам принимал участие в вскрытии трупов. Увлечение анатомией в будущем послужило причиной создания первого российского музея — Кунсткамеры. Помимо этого Пётр изучил технику гравировки и даже сделал собственную гравюру, названную им «Торжество христианства над исламом».

Четыре с половиной месяца Пётр провёл в Голландии. Но царь был недоволен своими наставниками-голландцами. В написанном им предисловии к Морскому регламенту, Пётр так объясняет причину своего недовольства:

На Остъ-Индской верфи, вдавъ себя съ прочими волонтерами въ наученіе корабельной архитектуры, государь въ краткое время совершился въ томъ, что подобало доброму плотнику знать, и своими трудами и мастерствомъ новый корабль построилъ и на воду спустилъ. Потомъ просилъ тоя верфи баса Яна Поля, дабы училъ его пропорціи корабельной, который ему черезъ четыре дня показалъ. Но понеже въ Голландіи нетъ на сие мастерство совершенства геометрическимъ образомъ, но точію некоторыя принципіи, прочее же съ долговременной практики, о чемъ и вышереченный басъ сказалъ, и что всего на чертежъ показать не умеетъ, тогда дело ему стало противно, что такой дальній путь для сего восприял, а желаемаго конца не достигъ.


по несколькихъ дняхъ прилучилось быть его величеству на загородномъ дворе купца Яна Тессинга въ компаніи, где сидел гораздо невеселъ ради вышеописанной причины, но когда между разговоровъ спрошенъ былъ: для чего такъ печаленъ, тогда оную причину объявилъ. Въ той компаніи былъ одинъ англичанинъ, который, слыша сие, сказалъ, что у нихъ, въ Англии, сия архитектура такъ въ совершенстве, какъ и другия, и что краткимъ временемъ научиться можно. Сие слово его величество зело обрадовало, по которому немедленно въ Англію поехал и тамъ черезъ четыре месяца оную науку окончилъ.

Великое посольство в Англии

Готфрид Кнеллер «Пётр I», 1698

По личному приглашению английского короля Вильгельма III, который одновременно являлся правителем Голландии, Пётр в начале 1698 года посетил Англию.

В Англии Пётр пробыл около трёх месяцев, сначала в Лондоне, а потом, главным образом, в Дептфорде, где на королевской верфи под руководством известного английского кораблестроителя и политика Энтони Дина (старшего) пополнил своё кораблестроительное образование.

В Англии он вёл тот же образ жизни, что и в Голландии. В Лондоне, Портсмуте, Вуличе осматривал арсеналы, доки, мастерские, музеи, кабинеты редкостей, часто ездил на военные корабли английского флота, детально рассматривал их устройство. Раза два Пётр заходил в англиканскую церковь, был на заседании парламента. Пётр I посетил Гринвичскую обсерваторию, Монетный двор, Английское королевское общество, Оксфордский университет. Царь изучил технологию изготовления часов. Считается, что он встречался с Ньютоном.

Однако, как заметил В. О. Ключевский:


Повидимому, у Петра не было ни охоты ни досуга всматриваться въ политическій и общественный порядокъ Западной Европы, въ отношения и понятия людей западнаго мира. Попавъ въ Западную Европу, онъ прежде всего забежалъ в мастерскую ея цивилизации и не хотѣлъ ни идти никуда дальше, по крайней мере оставался рассеяннымъ, безучастнымъ зрителемъ, когда ему показывали другия стороны западноевропейской жизни. Когда онъ въ августе 1698 г. возвращался въ отечество съ собранными за полтора года путешествия впечатлениями, Западная Европа должна была представляться ему въ виде шумной и дымной мастерской съ ея машинами, молотками, фабриками, пушками, кораблями и т. д.

При своём визите английскому королю Пётр оставил совершенно без внимания прекрасную картинную галерею Кенсингтонского дворца, но очень заинтересовался прибором для наблюдения за направлением ветра, находившимся в комнате короля.

Написанный во время этой поездки в Англию Готфридом Кнеллером портрет стал примером для подражания. Портреты Пётра I, написанные в кнеллеровском стиле, получили широкое распространения в XVIII веке.


Тем не менее, не надо думать, что Пётр совершенно не замечал, кроме технической, никаких других сторон западноевропейской жизни.

Проведя три месяца в Англии, Пётр переехал в Голландию, но после пустых переговоров направился в Вену.

Политические переговоры в Голландии не удались — голландцы не согласились встать на сторону России в конфликте с Османской империей. Выдающийся историк С.М. Соловьёв в своей книге «История России с древнейших времён» объяснил это тем, что

Штаты вместе с английским королем хлопотали о заключении мира между Австриею и Турциею. Этот мир был необходим для Голландии и Англии, чтоб дать австрийскому императору возможность свободно действовать против Франции: предстояла страшная война за наследство испанского престола, то есть для сокрушения опасного для всей Европы могущества Франции. Но во сколько для Англии и Голландии было выгодно заключение мира между Австрией и Турциею, во столько же им было выгодно продолжение войны между Россией и Турцией, чтоб последняя была занята и не могла снова отвлечь силы Австрии от войны за общеевропейские интересы. Но эти интересы находились в противоположности с интересами России: Пётр трудился изо всех сил, чтобы окончить с успехом войну с Турциею, заключить выгодный мир; но мог ли он надеяться с успехом вести войну и окончить её один, без Австрии и Венеции? Следовательно, главною заботою Петра теперь было — или уговорить императора к продолжению войны с турками, или по крайней мере настоять, чтоб мирные переговоры были ведены сообща и все союзники были одинаково удовлетворены.

Конец Великого посольства

Путь Петра лежал через Лейпциг, Дрезден и Прагу в столицу Австрии Вену. По дороге пришли известия о намерении Австрии и Венеции заключить с Османской империей мирный договор. Долгие переговоры в Вене не дали результата — Австрия отказывалась включать в требования договора передачу Керчи России и предлагала согласиться на сохранение уже завоёванных территорий. Однако это перечёркивало усилия по обеспечению выхода к Чёрному морю.3

14 июля 1698 года состоялась прощальная встреча Петра I с императором Священной римской империи (правителем Австрии) Леопольдом I. Посольство намеревалось выехать в Венецию, но неожиданно из Москвы пришли известия о бунте стрельцов и поездка была отменена.

Для продолжения переговоров в Вене был оставлен П.Б.Возницын. На Карловицком конгрессе он должен был отстаивать интересы России. Однако из-за дипломатических просчётов русскому послу удалось добиться лишь заключения двухгодичного перемирия с Османской империей.

Итоги Великого посольства

По дороге в Москву царь узнал о подавлении бунта. 31 июля в Раве Пётр I встретился с королём Речи Посполитой Августом II. Общение двух монархов, бывших ровесниками, продолжалось в течение трёх дней. В результате возникла личная дружба и наметилось создание союза против Швеции. Окончательно тайный договор с саксонским курфюрстом и польским королём был заключён 1 ноября 1699 года. По нему Август должен был начать войну против Швеции вторжением в Ливонию. Назревал конфликт между Россией и Швецией, который вылился в Северную войну 1700—1721 годов.

25 августа 1698 года Пётр I прибыл в Москву.

Интересные факты

Почти сразу же после возвращения из Великого посольства на острове Котлин началось строительство крепостей. Проект этих крепостей был утверждён лично царём, и был составлен по образцу крепости Фридрихсбург, которую Пётр осматривал в Кёнигсберге. До наших дней от этой крепости сохранились только главные ворота, однако они были построены в середине XIX века в ходе модернизации вместо старых.

В честь трёхсотлетия Великого посольства одна из набережных Калининграда стала называться «Набережная Петра Великого». На этой набережной расположен Музей Мирового океана, в котором к 300-летию Великого посольства была устроена специальная выставка.

Источник: www.encyclopaedia-russia.ru

Великое русское посольство Петра IКак известно, отправной точкой в истории российской дипломатии считается время правления Петра I, реформы которого укрепили Русское государство и создали условия для независимого политического и экономического развития России. Успешное преодоление решительного сопротивления Европы (включая и так называемых союзников) возвышению России, разрушение всех попыток образования антирусской военно-политической коалиции – величайшее достижение петровской дипломатии. Это, в частности, выразилось в том, что Петр I завоевал на огромном протяжении балтийское побережье, а затем заставил Европу признать эти справедливые и оправданные приобретения.

Но в отличие от таких своих современников, как Людовик XIV, Карл XII, Георг I, он не был завоевателем. Об этом с неотразимой убедительностью говорит вся история петровской дипломатии. Территориальные присоединения при Петре были оправданы жизненно необходимыми интересами безопасности России. И они в последнем счете отвечали постоянной заботе Петра об установлении «генеральной тишины в Европе», или, выражаясь современным языком, его стремлению к обеспечению общеевропейской безопасности. Сущность дипломатии Петра точно передает пушкинский образ: «Россия вошла в Европу, как спущенный корабль – при стуке топора и громе пушек». Географически Россия всегда была частью Европы, и лишь злосчастная историческая судьба временно разделила развитие западной и восточной частей одного континента. Значение петровских преобразований в том и состоит, что они сделали международные отношения на нашем континенте подлинно общеевропейскими, соответствующими географическим рамкам Европы от Атлантики до Урала. Это всемирно-историческое событие приобрело огромную важность для всей последующей трехвековой истории Европы, вплоть до наших дней.

Этому во многом способствовала блестящая идея Петра направить ровно 320 лет назад в Западную Европу русское Великое посольство. В истории дипломатии трудно найти столь знаменательное предприятие, каким оно оказалось. С точки зрения достижения конкретных внешнеполитических задач, поставленных перед этим посольством, оно завершилось неудачей. Однако по своим реальным практическим последствиям Великое посольство имело поистине историческое значение, прежде всего для отношений между Россией и европейскими странами, а в дальнейшем для судьбы всей Европы.

Американский историк Р. Мэсси отмечает: «Последствия этого 18-месячного путешествия оказались чрезвычайно важными, даже если цели Петра казались узкими. Он поехал в Европу с решимостью направить свою страну по западному пути. На протяжении веков изолированное и замкнутое старое Московское государство теперь должно было догнать Европу и открыть себя Европе. В определенном смысле эффект оказался взаимным: Запад влиял на Петра, царь оказал огромное влияние на Россию, а модернизированная и возрожденная Россия оказала, в свою очередь, новое, огромное влияние на Европу. Следовательно, для всех трех – Петра, России и Европы – Великое посольство было поворотным пунктом».

РАСШИРИТЬ АНТИТУРЕЦКУЮ ЛИГУ. НО НЕ ТОЛЬКО

Великое посольство было отправлено Петром I к императору Австрийскому, королям Английскому и Датскому, к папе Римскому, к Голландским штатам, курфюрсту Бранденбургскому и в Венецию. Указ о Великом посольстве и его задачах был подписан 16 декабря 1696 года. Перед ним была поставлена главная цель – расширение и укрепление антитурецкой лиги, «для подтверждения древней дружбы и любви, для общих всему христианству дел, к ослаблению врагов креста господня – салтана турского, хана крымского и всех бусурманских орд, к вящему приращению государей христианских». Вместе с тем Великое посольство должно было подыскивать опытных моряков и артиллеристов, закупать снаряжение и материалы для кораблестроения, а также заботиться об устройстве за границей «волонтеров» для обучения ремеслам и военным наукам. Великое посольство выполняло, таким образом, одновременно задачи дипломатической, военно-дипломатической и консульской служб.

Основные цели Великого посольства, пишет Василий Осипович Ключевский, заключались в следующем: «Со своей многочисленной свитой под прикрытием дипломатического поручения направилось оно на запад с целью все нужное там высмотреть, вызнать, перенять мастеров, сманить европейского мастера». Но, думается, не только мастеров собирались «сманить» дипломаты. Уже то, что посольством руководил один из самых опытных российских военных того времени, говорит о многом. Можно предположить, что Петр тогда уже задумал «отвоевать» Балтийское море, а потому, наряду с поиском мастеров по военным кораблям, обучению строительства последних, он собирал и внимательно изучал всю информацию, связанную с состоянием вооруженных сил Западной Европы. Это предположение подтверждается и всем развитием ситуации, связанной с Великим посольством.

«Идей, навеянных свежим ветром с Запада, у пятого царя Романова было множество, но, как говорится, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Петр снарядил Великое посольство из более чем двухсот человек, в которое вошли врачи, священнослужители, писцы, переводчики, телохранители; включил он в него также своих друзей и молодых дворян, чтобы и они делу поучились», – указывает В.Г. Григорьев в книге «Царские судьбы».

Великое посольство петра 1 краткоОфициально дипломатическую миссию возглавляли три «великих посла»: генерал-адмирал Франц Яковлевич Лефорт (первый посол), генерал-кригскомиссар боярин Федор Алексеевич Головин (второй посол) и думный дьяк Прокофий Богданович Возницын (третий посол). Свиту послов составляли 20 дворян. К посольству было прикомандировано 35 «волонтеров», ехавших для определения «в науку». Среди последних был и сам Петр I под именем Петра Михайлова. Инкогнито давало ему возможность избежать пышных приемов и использовать заграничное путешествие для ознакомления с европейскими странами и обучения различным ремеслам, принимая в то же время непосредственное участие в делах Великого посольства.

ЕВРОПА ВСТРЕТИЛА ТРУДНОСТЯМИ

Как гласит Русский государственный календарь, «Великое посольство Царя Петра I отправилось в Западную Европу 9/22 марта 1697 года…». (Кстати, торжественная церемония его возвращения состоялась в Москве 20 октября 1698 года. – В.В.). В выполнении основной задачи оно с самого начала встретилось со значительными трудностями. В центре западноевропейской политики стояла в то время предстоящая борьба за испанское наследство и за берега Балтийского моря. Поэтому даже те государства Западной Европы, которые уже воевали с Турцией, стремились скорее закончить эту войну, чтобы освободить свои силы. Правда, незадолго до отъезда Великого посольства из Москвы, в феврале 1697 года, русскому посланнику в Вене Козьме Нефимонову удалось заключить тройственное соглашение с Австрией и Венецией против Турции, но дальше этого укрепление союза против турок не двинулось.

Вначале Великое посольство направилось через Лифляндию и Курляндию в Кёнигсберг, ко двору курфюрста Бранденбургского. Первая остановка была сделана в Риге. И там оно оставило о себе неизгладимое впечатление. Так, губернатор города швед Дальберг отмечал: «Некоторые русские позволили себе расхаживать по городу, влезать на высокие места и таким образом изучать его расположение, другие опускались во рвы, исследовали их глубину и срисовывали карандашом планы главнейших укреплений».

Обеспокоенный действиями русских, губернатор потребовал от первого посла Лефорта, что он «не может позволить, дабы больше шести человек русских вдруг находились в крепости, и будет за ними для пущей безопасности караул ходить». Даже Петру (правильнее сказать уряднику Преображенского полка Петру Михайлову) не было сделано каких-либо послаблений: «И когда царское величество для удовольствия своего изволил с некоторыми особами из своей свиты в город ходить, то хотя его подлинно знали, но ему такой же караул, как выше писано, приставили и злее поступали, нежели с прочими, и меньше дали времени быть в городе».

Петру ничего не оставалось, как отсиживаться в местной «гостинице». Там, однако, он получил возможность составить подробное письмо, отправленное в Москву дьяку Андрею Виниусу, который ведал царской перепиской и суммированием всех сделанных царем заграничных наблюдений: «Мы ехали через город и замок, где солдаты стояли на пяти местах, которые были меньше 1000 человек, а сказывают, что все были. Город укреплен гораздо, только недоделан». В этом же письме Петр отдельной строкой замечает, как бы невзначай: «Впредь буду писать тайными чернилами, – подержи на огне и прочтешь… а то здешние людишки зело любопытные».

Такая предосторожность не была излишней: из огромного потока информации, которая буквально с первого дня обрушилась на участников Великого посольства, было решено остановиться на главном – поиске кратчайшего пути к усилению военной мощи России и особенно созданию своего флота. И ни к чему было делиться полученными секретами с противником, сообщать всей Европе о своих «белых пятнах» в военно-морском деле.

ПОЛЬСКИЙ ВОПРОС

Первым в деле добывания информации оказался сам царь. «Пока спутники Петра I, обремененные церемониальными мероприятиями, были на переезде к Кёнигсбергу, царь, прибывший туда на неделю раньше, успел пройти короткий курс артиллерийской стрельбы и получил аттестат, в котором свидетельствовало, что «господина Петра Михайлова признавать и почитать за совершенного в метании бомб и в теории науки и в практике, осторожного и искусного огнестрельного художника».

Заключенный с Бранденбургом Кёнигсбергский договор уже намечал новые пути во внешней политике России, приведшие ее вскоре к Северной войне. Однако Петр I все же намеревался продолжать войну с Турцией.

Находясь в Кёнигсберге, он деятельно поддерживал кандидатуру Фридриха Августа Саксонского на происходивших в то время в Польше выборах короля. Он направил Сейму специальное письмо, в котором всячески рекомендовал избрание этого кандидата в противовес французскому ставленнику принцу Конти, воцарение которого вовлекло бы Польшу в орбиту французской политики и оторвало бы ее от союза с Россией против Турции. Одновременно к польской границе было двинуто внушительное русское войско. Таким образом, было обеспечено избрание саксонского курфюрста, будущего союзника России в Северной войне.

Не успели остыть орудийные стволы в Кёнигсберге, как с небольшой свитой Петр Михайлов продолжал двигаться, почти без остановок, на почтовых перекладных впереди всего Великого посольства, один за другим мелькали города: Берлин, Бранденбург, Гольберштадт. Остановились только у знаменитых заводов Ильзенбурга, где пытливый Петр ознакомился с «выпуском чугуна, варкой железа в горшках, ковкой ружейных стволов, производством пистолетов, сабель, подков». В Германии Петр оставил несколько солдат Преображенского полка, перед которыми поставил задачу обучиться всему, что знают в артиллерийском деле немцы. Один из преображенцев, сержант Корчмин, в своих письмах к царю перечислял все, что уже было постигнуто, и подытоживал: «А ныне учим тригонометрию».

Петр в ответном послании с удивлением вопрошал: как это преображенец С. Буженинов «осваивает тонкости математики, будучи совершенно неграмотным». Корчмин с достоинством поведал: «И я про то не ведаю, но Бог и слепых просвещает».

УЧИЛИСЬ СТРОИТЬ КОРАБЛИ

Из Бранденбурга Великое посольство направилось в Голландию. В Гааге, куда оно прибыло в сентябре 1697 года, несмотря на оживленную дипломатическую деятельность (состоялось четыре конференции), не удалось добиться успеха, так как Голландия заключила в это время мир с Францией и не решалась оказывать материальную поддержку России в борьбе с Турцией, союзницей Франции. Великое посольство задержалось в Амстердаме, где занималось наймом матросов и инженеров, а также закупкой оружия, материалов и инструментов. «С русской стороны было высказано пожелание, в возможно короткие сроки, получить помощь кораблями, оружием, пушками и артиллерийскими ядрами. Послы просили Нидерланды построить для России семьдесят военных кораблей и более сотни галер». Эта просьба «не была уважена и сообщена послам в смягченном до последней степени любезности виде».

Русские провели в Голландии девять месяцев, хозяева вели переговоры неторопливо, а гости занимались не только официальной дипломатией, но и иными делами, разъезжая по стране, они интересовались всем – от выращивания тюльпанов до строительства кораблей и проч. В частности, сам Петр четыре месяца проработал корабельным плотником на одной из голландских верфей.

«Ненасытная его жадность, – писал в своем многотомном труде С.М. Соловьев, – все видеть и знать приводила в отчаяние голландских провожатых: никакие отговорки не помогали, только и слышалось: это я должен видеть!»

После гостеприимной Голландии 10 (23) января 1698 года царь Петр в сопровождении Якова Брюса и Петра Постникова отправился в Англию, где пробыл около двух месяцев. О пребывании царя в Англии свидетельствует «Юрнал (журнал) 205 году» и записи о пребывании русского самодержца, ставшие затем историческими реликвиями. Долее всего Петр I задержался в Дептфорде, работая на верфи (сегодня одна из улиц города в его честь называется Czar Street. – В.В.). Кроме того, он посетил главную базу английского флота Портсмут, Оксфордский университет, Гринвичскую обсерваторию, Монетный двор, знаменитый артиллерийский арсенал и литейный завод в Вулвиче, участвовал в качестве наблюдателя в крупном военно-морском учении, познакомился с Исааком Ньютоном. Петр побывал также в английском парламенте, где заявил: «Весело слышать то, когда сыны отечества королю говорят явно правду, сему-то у англичан учиться должно», присутствовал на заседании Английского королевского общества, имел свидание с английским королем.

В Лондоне был подписан торговый договор, по которому лорду Кармартену была продана монополия на торговлю в России табаком. Когда ему заметили, что русские считают курение большим грехом, царь ответил: «Я их переделаю на свой лад, когда вернусь домой!»

Из английских впечатлений Петра одно, возможно, легло в основу идеи создания Триумфального столпа в честь победы в Северной войне: в 1698 году в Лондоне царь был «на столпе», с которого весь Лондон видать», то есть, вероятно, на колонне, воздвигнутой Кристофером Реном после лондонского пожара 1666 года.

Как утверждает Русский государственный календарь, в ходе поездки в Англию царю и его помощникам удалось привлечь для работы в России многих британцев: военных, инженеров, медиков, строителей, даже одного архитектора, который работал затем под Азовом.

После Англии посольство вновь оказалось на континенте, его путь лежал в Вену. В 1698 году Австрия при посредничестве Англии приступила к мирным переговорам с Турцией. Петр в сопровождении Великого посольства направился в Вену, но предотвратить заключение мира ему не удалось. При переговорах с австрийским канцлером графом Кинским Петр настаивал на том, чтобы в мирном договоре было обеспечено получение Россией кроме Азова также и Керчи. Это требование не было поддержано австрийцами. Весь ход переговоров с ними убедил Петра в том, что выход Австрии из двустороннего союза стал реальностью.

ВРЕМЯ РЕФОРМ

Великое посольство уже собралось отправиться далее в Венецию, когда из Москвы пришло известие, что стрельцы во второй раз взялись за оружие: «Они подняли бунт, призывая не пускать царя в Москву за то, что он «уверовал» в немцев и сжился с ними». Петру I сообщали о «воровстве бунтовщиков-стрельцов», которое произошло в Торопецком уезде и заключалось в том, что находившиеся там четыре стрелецких полка, направлявшихся на литовскую границу, отказались туда идти и, сменив командиров, двинулись на Москву. Это сообщение заставило Петра отменить путешествие в Венецию и вернуться на родину.

Оставив в Вене П. Возницына в качестве уполномоченного для переговоров на предстоящем Карловицком конгрессе, Петр с остальными послами выехал в Москву. Он жалел только об одном: не состоялась его поездка в Венецию, где посольство намеревалось ознакомиться со строительством галер, широко применяемых в военно-морском деле. Сорвалась также давно планируемая поездка в Рим и Швецию. В Раве-Русской он имел свидание с польским Августом II. Здесь 3 августа 1698 года было заключено словесное соглашение о войне против Швеции.

Как считают исследователи, главное было сделано. Царь получил огромную информацию, зримо ощутил, в чем отстает Московское государство и по какому пути следует идти в деле масштабного строительства своего флота и армии. Буквально с первых дней своего возвращения в Москву он приступил к проведению крупных, в том числе и военных, реформ, вызвавших огромный резонанс как в России, так и за рубежом. Михаил Веневитинов писал: «Плоды пребывания царя в Голландии и благие последствия его первого путешествия за границу трояко отразились в России, именно: на ее цивилизации, на создании ее морской силы и на распространении ея владычества».

С самого начала XVIII века Россия «активно втягивается в водоворот международной политики», завязываются ее связи с западноевропейскими державами. В 1700 году Россия начинает войну за выход к Балтике (вошедшую в историю как Северная, длившуюся долгих двадцать один год. – В.В.). Как никогда, важна в это время была достоверная информация – и политическая, и военная. Без них и государственный аппарат, и армия как без рук. (В этом вскоре убедились в ходе трагических для российской армии событий под Нарвой, где войска Петра потерпели сокрушительное поражение. И одна из причин последнего – это отсутствие точных данных о шведском войске, о количестве у противника орудий, о движении конницы. – В.В.)

Но уже буквально на следующий день после Нарвы русские вновь рванулись «в бой»: они начали создавать новую армию, флот, лили пушки, возводили заводы. Не последнее внимание уделялось также разведке и контрразведке, чтобы постараться избежать позора, подобного нарвскому избиению.

Осуществляя свои поездки за границей, Петр I вел деятельную переписку со всеми русскими послами и официальными резидентами при европейских дворах. По этим документам, как и по переписке с Москвой, можно судить об активном руководстве Петра I внешней политикой России и деятельностью всех звеньев государственного аппарата, в том числе дипломатического.

Петр I уже не дает в своих наказах наставлений «искать промысла в делах как Бог вразумит». Теперь он прекрасно разбирается в сложной международной обстановке в Европе конца XVII века и сообразно этому направляет своим резидентам конкретные до мелочей инструкции (наказы). Интересен наказ, составленный посольством и отредактированный самим Петром, капитану Лефортова полка Г. Островскому от 2 октября 1697 года. Островский следовал с Великим посольством в качестве толмача (переводчика) латинского, итальянского и польского языков. Ему предписывалось отправиться в славянские земли для их изучения, а также отбора офицеров и матросов.

Конечно, теперь такой наказ вызывает сегодня улыбку, поскольку часть требуемых в нем сведений можно получить из учебника географии по странам Западной Европы. Но в те времена подобных учебников не существовало. 4 сентября 1697 года по приказу Петра I в Амстердаме была куплена «Для знаний путей книга-атлас с описанием и с чертежами всех государств». Но, видимо, атлас не удовлетворил Петра I, да и найти в нем конкретные ответы на поставленные в наказе вопросы было невозможно.

Таким образом, Великое посольство сыграло великую роль в великих делах Петра I. Оно же оказалось началом петровской дипломатии, исторической вехой, после которой начинается преобразование России и процесс ее всестороннего, прежде всего дипломатического, сближения с Западной Европой. Сегодня можно найти много схожих моментов в наших отношениях с Европой на рубеже XVII–XVIII веков. Не зря говорят, что история движется по спирали и новые события – в той или иной степени – повторение предыдущих. 320 лет назад Петр Великий успешно решал эту задачу. Сможем ли повторить его успехи на новом витке исторической спирали?

Источник: topwar.ru

Оглавление

Введение. 2

Глава 1. Предпосылки создания Великого посольства Петра I 4

1.1. Причины создания Великого посольства Петра I 4

1.2. Боярская дума и принятие решения. 5

Глава 2. Великое посольство 1697 — 1698 годов. 6

2.1. Цели, состав, маршрут. 6

Глава 3. Значение Великого посольства Петра I 11

3.1. Значение Великого посольства для Петра I 11

3.2. Преобразования России в европейское государство. 12

Заключение. 13

Список использованной литературы.. 14

 

Введение

XVIII век для историков один из самых тяжелых для изучения по сравнению с предыдущими столетиями. На рубеже XVII-XVIII веков в России были предприняты попытки преодолеть отсталость от западноевропейских стран в культурном, экономическом и политическом направлениях. Существенные перемены начались с приходом к власти царя Петра I. Начиная с 1700 года Россия встает на путь великих реформ, после которых Московская Русь превратилась в Российскую империю. Огромные изменения коснулись экономики, политического строя, структуры органов власти, управления и суда, организации армии, культуры и в самой классовой структуре населения.

Реформы Петра I привели страну к рассвету и новой эпохе развития. Одним из важнейших событий его правления было организация Великого посольства Петра I. В последствии в историю Петр I вошел как царь-реформатор, который «прорубил окно в Европу».

В 1998 году Россия отметила 300-летие «Великого посольства», которое для Петра I было академией для проведения внутренних и внешних реформ.

На примере данного исторического события хотелось бы показать отдельно взятые стороны развития России как цивилизованного европейского государства.

 

1.1. Причины создания Великого посольства Петра I

Существует некоторые обстоятельства, которые подтолкнули Петра I создать Великое посольство.

В 1965 году была проведена первая осада Азова, которая закончилась необходимостью отступать, а также неудачи крымских походов все больше и больше подталкивали Петра I начать строительство военного флота.

 Начало данному стратегически важному делу было положено на реке Воронеж. Здесь за довольно короткий срок, примерно меньше года, было построено 2 корабля, 23 галеры и 1300 стругов. На этом флоте 40 тысяч российских воинов в 1969 году вновь осадило турецкую крепость Азов. 19 июля 1969 года турки покинули крепость, и она капитулировала.

В связи с этим событием, Петр I задумался о строительстве сильного и крепкого военного флота, который помог бы ему одержать победы на море.

Царь, все обдумав, 20 октября 1969 года созывает в Преображенском селе заседание Боярской думы для, как он выражался, «сидения с боярами о делах». Для удачного исхода запланированного царем дела, ему необходимо было заручиться поддержкой родовитой знати, чтобы они профинансировали кораблестроение и одобрили посылку русских молодых людей, волонтеров, для обучения корабельному искусству за границей. Петр I самолично написал записку Боярской думе, в которой были изложены все детали организации корабельных компаний.

Петр I также подал идею разложить данную повинность на купеческие торги и крестьянские дворы, сведения о которых находились в подворных выписках из таможенных и переписных книг.

Предложения царя полностью расписывали способы и принципы организации и строительства нового сильного флота. Эти предложения впоследствии были отражены в Московском регламенте.

 

1.2. Боярская дума и принятие решения

Боярская дума по предложениям Петра вынесла следующий вердикт: «…Морским судам быть. А скольким, о том справиться по числу крестьянских дворов. Выписать и доложить». Следующее заседание Думы происходило в присутствии иностранцев, которых пригласили в качестве консультантов по оснащению и техническому устройству судов, а также для организации обучения корабельному мастерству русских волонтеров в западных странах.

Боярская дума вынесла также приговор о материальной стороне компании. Духовенство и патриаршество вместе с 8 тысячами крестьянских дворов обеспечивали строительство одного корабля. Служивые люди и бояре с 10 тысячами крестьянских дворов обеспечивали строительство одного корабля. Также обложениям подвергались торговые и посадские люди. Данное решение Боярской думы и стало основой для создания компаний или же «кум панств», как их называли в то время.

Все дела компаний по кораблестроению были в ведение Владимирского судного приказа, управляющим которого был назначен окольничий Протасьев, который после назначения стал именоваться адмиралтейцем.

Для успешной реализации компаний была создана канцелярия Владимирского приказа, которая после приговора Боярской думы первым делом разработала 2 основные инструкции. Первая – содержала «роспись состава», которое напоминало скорее штатное расписание, и регламент распределения лесоматериалов. Вторая инструкция содержала обязанности самого адмиралтейца.

2.1. Цели, состав, маршрут

Историки по сей день спорят о целях первого путешествия Петра I. Некоторые считают, что его путешествие было связано с тем, что ему необходим был опыт царствования, другие же считают, что он хотел освоить тайны кораблестроения. Все же общими усилиями после многочисленных споров были сформированы цели путешествия Петра I:

  1. Видеть политическую жизнь Европы, так как Петр и его предки никогда ее не видели.
  2. На примере стран Европы устроить свое собственное государство в воинском и политическом порядке.
  3. На своем примере показать подданным необходимость путешествия в чужие края для восприятия добрых нравов и изучения иностранных языков.

Особое внимание уделялось выбору маршрута и составу Великого посольства. Выбрать определенный и конкретный маршрут было не так то просто. Планировали направиться в Вену через Митаву и Ригу, далее посетить Рим и Венецию, после – Англию, Данию и Голландию. Завершить путешествие должно было посещение Бранденбургского Курфюрста.

При выборе состава Великого посольства было не меньше трудностей. Стоит отметить то, что сам царь отправлялся в Европу, однако неофициально. Он отправлялся тута в звании урядника Преображенского полка Петра Михайлова.

Само посольство возглавляли три великих посла: генерал и адмирал, наместник Новгородский Франц Яковлевич Лефорт; генерал и комиссар, наместник Сибирский Фёдор Алексеевич Головин и думный дьяк, наместник Белевский Прокофий Богданович Возницын. Посольство сопровождал многочисленный обслуживающий персонал, а именно: священники, переводчики, лекари, хлебники и т.д. Общая численность составляла вместе с солдатами охраны 250 человек, а обоз насчитывал 1000 саней. Так как состав посольства оказался огромен, было принято решение выехать несколькими отрядами.

Петр I поручил управление страной князю Ромодановскому и боярину Тихону Стершневу.

2 марта 1967 года Великое посольство выехало из Москвы.

Путь держали в Голландию через Курляндию, Бранденбург и Германию.

В начале августа 1967 года посольство прибыло в Голландию, город Саардам, который на тот момент считался центром кораблестроения. Время пребывания в этом городе – всего неделя, однако царь успел купить инструменты, осмотреть лесопильные и бумажные предприятия, переодеться в голландское платье и поработать топором на лесопилках.

16 августа 1967 года посольство въехало в Амстердам, где было подписано соглашение о том, что волонтеры будут работать на верфи Ост-Индской компании. Весь конец августа и начало сентября посвятили освоению премудростей кораблестроения. Результатом стал фрегат «Петр и Павел», который в середине ноября был спущен на воду.

Однако царь не был удовлетворен одной только практикой, он хотел освоить и теорию. Для этого он решает отправиться в Англию, куда посольство прибывает в январе 1968 года. Там Петр I сам лично работает на верфях, а также осматривает достопримечательности Лондона. Он успел посетить лондонские предприятия, Оксфордский университет, а также несколько раз посетил монетный двор и Гринвичскую обсерваторию.

Однако не смотря на все достижения и познания, была выполнена только одна цель Великого посольства – постигнуть науку кораблестроения. Огромных трудов составили закупка оружия и наем специалистов. Однако все же были куплены 10000 ружей, 5000 мушкетов, 3200 штыков, корабельные припасы и другое. На службу в Россию были наняты шлюзные мастера, боцманы и 350 матросов.

 Однако главнейшая задача посольства не была выполнена – Голландия отказалась на стороне России вступить в войну с Турцией.

После посещения Англии посольство решает отправиться обратно в Голландию. В мае 1968 года царь решает отправиться в Вену для того, чтобы предотвратить возможность сепаратного мира османцев с австрийцами, однако они не успели. Австрия уже на тот момент начала переговоры с Османской империей о мире.

Однако Петр не терял надежды. Он надеялся склонить Венецию к войне с турками, однако и эта надежда не была воплощена. Из Москвы по пути в Венецию Петр получает тревожные новости о бунте стрельцов и возвращается в Россию.

 

2.2. Документирование «Великого посольства»

Петр I, помимо строительства флота, начал организовывать «Великое посольство», которое имело практические и дипломатические цели.

Цель данного посольства заключалась в уверении глав сопредельных государств в дружбе, а также в осведомлении их о том, что враг креста Господня – «султан турецкий, хан крымский и все басурманские орды» ослабел, что возлагает большие их надежды на заключение договоров об укреплении позиций для борьбы с общим врагом между странами.

 Петр I издает указ от 6 декабря 1969 года о снаряжении «Великого посольства» к европейским дворам. Этот указ также назначал полномочных и великих послов к цесарю в Польшу, к королям Дании и Англии, к Голландским штатам, к папе Римскому, к курфюрсту Бранденбургскому и в Венецию. Для обеспечения послов необходимыми полномочиями были подготовлены верительные и полномочные грамоты в канцелярии. Было осуществлено документальное оформление дипломатической миссии «Великого посольства».

Для детальной распланировки миссии были изучены и проанализированы все внешние связи России за предшествующий период.

Петр I принимал активное участие в подготовке миссии «великого посольства». Он вел активную переписку протокольного характера с дьяками Посольского приказа. Он направлял туда поручения и приказы, а в ответ получал отписки или же справки соответствующего содержания о проделанной работе. Так, в ходе такой переписки были сформированы обязанности стольников и окольников, работа которых заключалась в организации встреч послов России с представителями иностранных государств, а также были разработаны стандарты документов для предстоящих переговоров, первые инструкции по тонкостям дипломатии и деловому этикету после пересмотра дипломатических актов стран Европы.

Конец 1969 года был ознаменован созданием канцелярии «Великого посольства» в составе 6 подьячих, 2 переводчиков и 2 толмачей для устного перевода. Ими были разработаны основные документы посольства: государевы грамоты, указы, статейные списки, выписки, доклады, челобитные и т.д.

10 марта 1967 года, после длительных приготовлений, Великое посольство покинуло Москву. Первым городом, который оно посетило, была Рига, где посольству были оказаны соответствующие почести. Царь, который путешествовал инкогнито, осмотрел все военные укрепления города.

В Кенисберге Петр I заключает новый торговый договор и знакомится с артиллерийским делом. В Пруссии он также наладил дипломатические отношения, которые впоследствии принесут немалую пользу его стране. Также немаловажным для России было посещение Петром I цивилизованной Германии, что повлекло за собой развитие государства.

Для более успешной реализации миссии, Петр I решает опередить посольство. Он по Рейну добрался до Амстердама, где начал осваивать основы кораблестроения, именуя себя обычным волонтером-плотником. Через четыре месяца кропотливой работы и освоения новой науки на воду был спущен первый фрегат. Через год Петр I решает отправиться в Англию для совершенствования своего мастерства и для обучения военным ремеслам.

После Англии царь решает отправиться в Вену для того, чтобы подписать договор с канцлером Кинским об упрочнении позиций в борьбе с единым врагом – Турцией, однако его настигают тревожные вести из Москвы, и он вынужден был вернуться в Россию.

 

3.1. Значение Великого посольства для Петра I

Какое же значение имело Великое посольство? Для государства – это сближение с государствами Западной Европы, налаживание торговых и дипломатических отношений. Для Петра I – это окончательное утверждение его личности и методов правления.

Петр I расценивал заграничное путешествие как акт самообразования. Он хотел от этого путешествия знаний о кораблестроении, а получил массу впечатлений и обучился новым наукам. Больше года он путешествовал по заграничным странам, его окружали самые разные люди, он познал разнообразные культуры. По сравнению со своей бедной Русью, богатые и сильные страны Запада произвели на царя неизгладимое впечатление, он свыкся за это время с их обычаями и уже не мог вернуться к своему старому мировоззрению. Петр осознавал превосходство Запада и предпринял попытку приблизить к ним свое государство путем многочисленных реформ. Как реформатор, Петр I сформировался именно за границей. Однако его прежний устой жизни в Москве дал односторонность в его самообразовании за границей. Он, будучи повелителем Азова и создателем российского флота, не сильно интересовался управлением государства. Даже будучи за границей, его привлекали флот, военное дело и культура, а не само общественное устройство и управление.

Когда Петр I возвращается в Москву, он рьяно начинает проводить реформы. Он порывает со старыми традициями, привезя с собой культурные новшества и довольно резко воплощает их в жизнь. Однако к реформам в области государственного устройства и управления он переходит намного позже.

3.2. Преобразования России в европейское государство

Русские историки по-разному оценивают историческую ценность Великого посольства Петра I. Положительными моментами были проведение реформ и обучение русского народа за границей.

Главная цель посольства так и не была достигнута – Россия не смогла найти союзников в войне против Османской империи. Однако Петр I получил огромное количество новых знаний, а посольство тем временем занималось наймом специалистов и закупкой оружия и корабельных припасов.

В Европе Петра I воспринимали как любознательного дикаря, которого интересовали только ремесла, прикладные знания и разнообразные диковины. Его считали недостаточно развитым, так как он мало интересовался существенными чертами европейской политической и культурной жизни. Европа говорила, что Петр I нервный и вспыльчивый человек, который быстро меняет планы и не умеет владеть собой в минуты гнева.

Однако, помимо реформ в области культуры и военного дела, Петр I проводит и административные преобразования после миссии Великого посольства в Европу. Он сформировал совершенно новые взгляды Европы на российское общество и изменил принципы управления государством – от создания совершенно новых государственных органов до изменения процесса документирования и слома консервативных приказных традиций.

 

Заключение

Петр I вошел в историю как великий реформатор, который по своим масштабам действия и стремительности проведения реформ не имел аналогов ни в российской, ни даже в европейской истории.

Важнейшим достижение царя было организация великой дипломатической миссии – «Великого посольства Петра I», которое и дало толчок к осуществлению реформ и преодолении отставания России от европейских стран.

Великое посольство Петра I дало возможность не только получить стране новые знания в области кораблестроения и военного дела, оно дало возможность развиться стране в экономическом, политическом и культурном направлениях.

Хотя цель Великого посольства так и не была достигнута, Россия получила новые торговые отношения со странами Европы, а также повысила свой международный статус.

 

Список использованной литературы

  1. Буганов В.И. "Петр Великий и его время" – М.: Нау­ка, 1989 г. – 192 с.
  2. В.И., Зырянов П.Н. под ред. Сахарова А.Н. "История России, конец XVII – XIX век", изд. 3 – М.: 1997 г. – 304 с.
  3. сост. Воскресенский Н.А. "Законодательные акты Петра I" – М.: Л., 1945 г.
  4. Зуев М.Н. "История России с древнейших времен до конца XX века", изд. 2, испр. и доп. – М.: Дрофа, 2000 г. – 896 с.
  5. Ключевский В.О. “Исторические портреты”, М., Изд-во “Правда”, 1991, 623 с.
  6. Князьков С. "Очерки из истории Петра Великого и его времени" – М.: Культура, 1990 г. – 658 с.
  7. Павленко Н.И. “Петр I и его время”, М., Изд-во “Просвещение”, 1989, 495 с.
  8. Хачатурян В.М., под ред. В.И. Уколовой "История мировых цивилизаций с древнейших времен до начала XX века", изд. 2. – М.: Дрофа, 1998 г. – 400 с.
  9. Харт М.А. "100 великих людей" – М.: Вече, 1998 г. – 544 с.

Понравилось? Нажмите на кнопочку ниже. Вам не сложно, а нам приятно).


Чтобы скачать бесплатно Рефераты на максимальной скорости, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь на сайте.

Важно! Все представленные Рефераты для бесплатного скачивания предназначены для составления плана или основы собственных научных трудов.


Друзья! У вас есть уникальная возможность помочь таким же студентам как и вы! Если наш сайт помог вам найти нужную работу, то вы, безусловно, понимаете как добавленная вами работа может облегчить труд другим.

Добавить работу


Если Реферат, по Вашему мнению, плохого качества, или эту работу Вы уже встречали, сообщите об этом нам.


Добавление отзыва к работе

Добавить отзыв могут только зарегистрированные пользователи.


Похожие работы

  • Причины и главные направления хозяйственного реформирования в эпоху Петра I
  • Реформы русского языка при Петре I

Источник: studrb.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.