Цифирные школы при петре 1


Состояние общественного образования при Петре Великом и его преемниках.
Первые светские школы: школа цифирная, ее характер и судьба

Цифирные школы при петре 1

   Начало общественного образования в России относится к эпохе реформ Петра Великого, когда впервые осознана была необходимость  создать и наладить не только школу духовную, но и светскую, гражданскую. Настоятельная потребность в образованных людях для целей  государства в его возрастающем развитии должна была вызвать и вызвала появление целого ряда школ, частью специально-технических, как артиллерийская, инженерная и знаменитая навигацкая (впоследствии Морская Академия), частью элементарных, каковы школы цифирные.


em>
Последние появляются в силу царского указа 28 февраля 1714 года об обучении всякого чина детей, опричь однодворцев, от 10 до 15 лет цифири (арифметике) и геометрии,  когда повелено было учредить их в каждом значительном городе и разместить при наиболее зажиточных монастырях и архиерейских домах или же в нарочно устроенных для того зданиях при воевожских канцеляриях. К началу 1716 года из московской навигацкой школы  было откомандировано по два воспитанника «для науки молодых ребяток всякого чина людей» в те 12 губернских и провинциальных городов, на которые пала первая очередь открытия цифирных школ, и в том числе в Смоленск. Сюда были присланы: Никифор Денисьев и Яков Шухлов, которые и были первыми учителями во вновь открытой Смоленской цифирной школе, поместившейся на полковом дворе, вблизи здания воеводской канцелярии или, по-старинному, приказной избы.
   На первых порах, однако, цифирная школа в Смоленске, как и в других городах, развивалась довольно туго. До нас дошли официальные данные об этой школе за 10 лет ее существования (1716-1726), откуда видно, что за это время всех учеников было 115 человек, и из них могли закончить курс только 31, остальные же или оказались к учению  почему-либо негодными, или бежали из школы и назад не вернулись. Главный контингент учащихся составляли дети солдатские, драгунские, казачьи и пушкарские, приказного чина было 14, церковнических — 20, посадских — 11 и «каких порознь не означено» — 5.
   Причинами такого явно несочувственного отношения к новой, светской школе со стороны общественных классов начала XVIII в.

ли, конечно, грубость их нравов и глубокое невежество, низкий культурный уровень вообще.   Но немалую роль играла тут и привычка к домашнему обучению  детей у церковников-грамотеев, к старомодному, традиционному его способу, по которому все дело ограничивалось сначала ознакомлением с азбукой, затем упражнениями в чтении по часослову или псалтири и, наконец, письмом. Как увидим далее, привычка эта твердо держалась в течение всего XVIII столетия и даже в первой половине XIX в.
   Тем не менее, петровские цифирные школы    просуществовали до 1744 г., когда вследствие указа императрицы Елизаветы Петровны от 26 октября они слились  с гарнизонными. Впрочем, смоленская цифирная школа, поместившаяся с самого начала своего существования, как мы видели, на полковом дворе и имевшая в своем составе более половины учащихся из солдатских детей, мало чем отличалась от тогдашних гарнизонных школ, а потому слитие ее с гарнизонной было явлением совершенно естественным.  Недаром же  до конца  XVIII века одна из смоленских школ, а именно гаринзонная, «для местных батальонов заведенная», именовалась «цифирною для солдатских детей». О школах, находившихся в Смоленске около 1782 года упоминается в «Историческом и географическом описании гор. Смоленска, составленном по приказанию епископа  Парфения, иеромонахом Иоасахом Шупинским  по запискам от епископа выданным», которое поднесено было императрице Екатерине II в 1780 году, в первое ее посещение Смоленска.

 


Цифирные школы при петре 1          Цифирные школы при петре 1

Источник: obrsmol.smolgip.ru

В эпоху Петра I в России продолжились и усилились серьезные изменения в политической, экономической и культурной жизни России, начавшиеся еще в середине XVII в. и связанные с ее постепенным выходом из средневековой изоляции по отношению к Европе. Петр I в конце XVII – начале XVIII вв. значительно активизировал реформаторские процессы. Экономические и политические преобразования в России сразу же потребовали большого количества специально обученных людей-профессионалов: офицеров, моряков, артиллеристов, инженеров, врачей, ученых, государственных служащих, учителей. Это, в свою очередь, потребовало проведение реформы просвещения.

На рассмотрение Петра I был представлен ряд проектов организации образования. Таким образом, в начале XVIII в. в России появились государственные школы различных типов.

Все школы создавались по указам Петра I и даже при личном его контроле.


Первой попыткой правительства Петра I создать сеть начальных школ, доступных широким народным мыслям, было открытие цифирных школ. Указами 1714 г. была введена обязательная учебная повинность для солдатских детей, детей подьячих, дьяков, также духовенства, дворян, приказных. Предполагалось, что эти школы являются подготовительным этапом для последующей профессиональной подготовки. В содержание обучения входили грамота, арифметика, начальная геометрия. Ученикам запрещалось даже жениться до тех пор, пока не выучатся цифири. Однако постепенно эти школы пришли в упадок. В 1707 г. была открыта в Москве школа математических и навигационных наук. В учебную программу входили арифметика, геометрия, тригонометрия, навигация, астрономия, математическая география. Перед изучением этой программы учащиеся могли пройти два начальных класса («русская школа» и «цифирная школа»), где учились читать, писать и считать. Школа готовила моряков, инженеров, артиллеристов, служилых людей. В это же время в Москве открывается государственная артиллерийско-инженерная школа. Обучение в ней состояло из двух ступеней – нижней и верхней; нижняя, или «русская», учила письму, чтению, счету; верхняя – арифметике, геометрии, тригонометрии, черчению, фортификации и артиллерии. Первоначально в школе обучались дети из разных сословий; постепенно в ней стали учиться исключительно дворянские дети.

В 1707 г. в Москве при военном госпитале была открыта хирургическая школа – школа для подготовки врачей. В содержание обучения входили анатомия, хирургия, фармакология, латынь, рисование; обучение велось преимущественно на латинском языке. Теоретическая подготовка сочеталась с практической работой в госпитале.


Для обучения детей солдат и матросов в начале XVIII в. стали открываться гарнизонные и адмиралтейские школы, целью которых являлась подготовка младшего командного состава армии и флота, мастеров по строительству, обслуживанию кораблей. Первая адмиралтейская школа была открыта в Петербурге в 1719 г. В 1721 г. вышел указ о создании при каждом полку гарнизонных школ.



В эпоху Петра появился еще один тип школ – горнозаводские школы, которые готовили квалифицированных рабочих и мастеров; первая из таких школ была открыта в 1716 г. на петровском заводе в Карелии. Обучались в школах дети из бедных дворянских семей; здесь же учили горному делу юношей, уже работающих на заводах, а доменному, кузнечному и якорному – воспитанников Московской школы математических и навигационных наук. В начале XVIII в. преимущественно для дворянских детей одно за другим открывались новые учебные заведения, такие как Московская инженерная школа, Петербургская инженерная школа, Петербургская артиллерийская школа и др. В первой четверти XVIII в. была создана сеть новых духовных школ (они получили название архиерейских). Отличительной чертой этих школ было сочетание светской программы с религиозной. В них обучали детей чтению, письму, славянской грамоте, арифметике и геометрии. Эти школы были только начальными и открывались по инициативе тех духовных служителей которые поддерживали преобразования в государстве.


Проблема профессиональной подготовки коснулась и государственного аппарата: стали открываться школы, где готовились канцелярские служащие.

В первой четверти XVIII в. была создана сеть новых духовных школ (они получили название архиерейских). Отличительной чертой этих школ было сочетание светской программы с религиозной. В них обучали детей чтению, письму, славянской грамоте, арифметике и геометрии. Эти школы были только начальными и открывались по инициативе тех духовных служителей необходимо отметить, что возникновение в Петровскую эпоху новых типов школ было важным этапом в организации национальной системы образования. В этот период был построен фундамент для построения школьного дела на новых началах. В учебных заведениях, созданных в начале XVIII в., обучение происходило на русском языке. Была усовершенствована русская азбука с целью облегчения усвоения учащемуся родного языка. В практике преподавателя использовались пособия зарубежных и отечественных авторов. Важно отметить, что новые учебные заведения брали на себя функции не только образования, но и воспитания.

44.Возникновение профессионального образования.

Экономические и политические преобразования в России сразу же потребовали большого количества специально обученных людей-профессионалов: офицеров, моряков, артиллеристов, инженеров, врачей, ученых, государственных служащих, учителей. Это, в свою очередь, потребовало проведение реформы просвещения.


На рассмотрение Петра I был представлен ряд проектов организации образования. единый тип образования, характерный для допетровского времени, разделился на два направления – церковное и светское; в рамках последнего возникли различные профессиональные школы.

В начале XVIII в. в России появились государственные школы различных типов. Эти школы отличались практической направленностью и в то же время не были узкопрофессиональными В 1707 г. была открыта в Москве школа математических и навигационных наук. В учебную программу входили арифметика, геометрия, тригонометрия, навигация, астрономия, математическая география. Школа готовила моряков, инженеров, артиллеристов, служилых людей. В это же время в Москве открывается государственная артиллерийско-инженерная школа. Обучение в ней состояло из двух ступеней – нижней и верхней; нижняя, или «русская», учила письму, чтению, счету; верхняя – арифметике, геометрии, тригонометрии, черчению, фортификации и артиллерии В 1707 г. в Москве при военном госпитале была открыта хирургическая школа – школа для подготовки врачей. В содержание обучения входили анатомия, хирургия, фармакология, латынь, рисование; обучение велось преимущественно на латинском языке. Для обучения детей солдат и матросов в начале XVIII в. стали открываться гарнизонные и адмиралтейские школы, целью которых являлась подготовка младшего командного состава армии и флота, мастеров по строительству, обслуживанию кораблей. Первая адмиралтейская школа была открыта в Петербурге в 1719 г. В 1721 г. вышел указ о создании при каждом полку гарнизонных школ.


В эпоху Петра появился еще один тип школ – горнозаводские школы, которые готовили квалифицированных рабочих и мастеров; первая из таких школ была открыта в 1716 г. на петровском заводе в Карелии. . Обучались в школах дети из бедных дворянских семей; здесь же учили горному делу юношей, уже работающих на заводах, а доменному, кузнечному и якорному – воспитанников Московской школы математических и навигационных наук.

В начале XVIII в. преимущественно для дворянских детей одно за другим открывались новые учебные заведения, такие как Московская инженерная школа, Петербургская инженерная школа, Петербургская артиллерийская школа и др.

Проблема профессиональной подготовки коснулась и государственного аппарата: стали открываться школы, где готовились канцелярские служащие.

Источник: studopedia.su

Цифирные школы и домашние учителя

До середины XVII века дети в России получали домашнее образование, обучаясь чтению, письму и простейшему счёту у священника или любого другого грамотного человека. В дворянских семьях часто с детьми занимались учителя-иностранцы, которые преподавали начала наук и иностранные языки.


Систематическое начальное образование, то есть обучение по установленной программе в заведениях, где преподают учителя, стало внедряться при Петре I. Тогда появились первые цифирные школы. В Москве в цифирной школе, открытой в 1716 году на Ильинке, «цифири и геометрии» обучали детей от 10 до 15 лет.

При Екатерине II в августе 1786 года был утверждён Устав народным училищам Российской империи, по которому в Москве и других городах были созданы бесплатные училища с двухгодичным обучением. В документе говорилось: «Воспитание, просвещая разум человека различными другими познаниями, украшает его душу; склоняя же волю к деланию добра, руководствует к жизни добродетельной и наполняет наконец человека такими понятиями, которые ему в общежитии необходимо нужны. Из чего следует, что семена таковых нужных и полезных знаний сеять ещё должно с малолетства в сердцах отроческих, дабы они в юношеских летах возрастали, а в мужеских созревши, обществу плод приносили». Тогда же было издано Руководство учителям первого и второго класса.

Большое внимание в уставе уделялось статусу учителя. Преподавание стало профессией, требующей специальных знаний и навыков. Поступающие на должности учителей должны были «знать способ преподавания» и сдавать экзамены на право занятия учительской должности. Устав определил и нагрузки по распределению часов. В первом классе педагог 27 часов в неделю обучал ребят следующим предметам: «таблица азбучная», «таблица для складов», «российский букварь», «правила для учащихся», «сокращённый катехизис», «священная история», «прописи» и «руководство к правописанию».


втором классе нагрузка учителя составляла уже 29 часов. Дети продолжали вникать в чистописание, арифметику, расширялся курс Священного Писания, начиналось рисование. Каждый учитель мог вести класс, где было от 15 до 50 человек, а в малочисленных школах и оба класса — сразу первый и второй.

Педагогам надлежало подавать воспитанникам пример благонравия и учтивости, показывая, как должен сидеть, ходить, кланяться, «просить учтиво и говорить ласково даже со слугами и служанками» хорошо воспитанный человек. Устав предостерегал учителя от неудачных методов наглядного обучения и советовал «больше же всего остерегаться, чтоб не делать пред учениками смешных телодвижений, как то: не показывать, как птицы летают, и не подражать птичьему, лошадиному или собачьему голосу, чем, смеша учеников, теряет учитель почтение и возмущает их внимание, которое сохранить и без того трудно».

Урок химии в средней школе № 1 города Москвы. Автор М. Редькин. 1958 год. Главархив

Образование рассудка

В XIX веке в начальном образовании произошли серьёзные перемены. Классно-урочная система обучения фактически стала именно той, которую мы видим в школах сегодня. Дети из непривилегированных сословий (мещан, крестьян и ремесленников) получали начальное образование главным образом в двух-четырёхгодичных городских училищах. В результате в Московской губернии уже в 1890-е годы проживало больше всего грамотных (не менее половины городского населения).

Среднее образование можно было получить в гимназиях или реальных училищах. Гимназии были классическими, большое внимание в них уделяли изучению древних языков — латинского и греческого. Учителя в московских гимназиях были преимущественно выпускниками Московского университета. Программа реальных училищ отличалась от гимназической, там делали упор на точные и естественные науки, а классические языки не преподавались.

В начале XIX века у Пречистенских Ворот работала Московская губернская гимназия, которая готовила учеников к поступлению в университет. Её выпускники также могли пойти работать учителями в низшие начальные училища. На время правления императора Александра I выпала эпоха энциклопедизма, тогда изучались языки (латынь, немецкий и французский), преподавались география, история и мифология, статистика, математика, опытная физика, естествознание и рисование. Считалось, что учитель должен не только обучать ученика наукам в классе, но и воспитывать в нём добрый нрав, для чего устраивались прогулки за город, где дети знакомились с природой. Кроме того, педагоги водили учеников на мануфактуры, фабрики и мельницы, где показывали воспитанникам гидравлические машины и другие механизмы. Посещались и мастерские художников. От учителей требовалось, чтобы они относились к ученикам как родители, были с ними терпеливыми и ласковыми, а главное — старались заботиться «более об образовании и изощрении рассудка их, нежели о наполнении и упражнении памяти».

В 1835 году в Москве открылась вторая гимназия, в 1839-м — третья, а в 1849 году — четвёртая. Постепенно рос и преподавательский корпус, в котором складывались традиции передачи научного знания детям.

Первоклассники на уроке в средней школе № 7 города Москвы. Автор В. Шустов. 1963 год. Главархив

Учителя-родители

Новый этап в развитии учительства пришёлся на вторую половину XIX века, когда резко увеличилось количество учащихся. Москвичи тогда старались давать детям обязательное начальное образование. Навстречу этим чаяниям шла Московская городская Дума. Когда в 1870-е годы городское общественное управление приступило к устройству новых начальных школ, профессия учителя привлекала многих представителей передовой интеллигенции, движимых идеей просвещения народа.

Например, когда в 1887 году по просьбе жителей 3-го участка Лефортовской части на Нижней Хапиловской улице открылось городское начальное училище со смешанным составом учащихся (56 мальчиков и 36 девочек), то туда пришли хорошо подготовленные преподаватели. Старшей учительницей стала Анастасия Петровна Гурьева — опытный педагог, ранее работавшая в Петровск-Басманном училище. Классными учительницами стали Вера Ивановна Дитятина, окончившая одну из московских гимназий, и Екатерина Михайловна Гривцова, имевшая диплом Рязанского епархиального училища. Рисование преподавал выпускник Строгановского училища Николай Васильевич Тарасов, а пение — выпускница Московской консерватории Лариса Егоровна Толстая.

В 1888 году в городе было 76 городских начальных училищ, состоявших в ведении Московской городской Думы. Работать педагогам было непросто, так как в классах порой занималось до 40 человек. Дети были из самых простых семей, иногда из-за бедности родителей приходившие утром в школу голодными или недостаточно тепло одетыми. Детям из нуждавшихся семей выдавались скромные завтраки, оплаченные из городского бюджета (кусок хлеба с чаем или молоком, в некоторых школах — тарелка горячего супа). Учителя по-настоящему следовали завету «выполнять роль заботливых родителей во время учения».

В экстремальных случаях учительницам приходилось справляться со значительной переполненностью классов, например, в 1887/1888 учебном году в один из классов записали 65 учеников. Удерживать на уроке внимание такого количества детей требовало большого мастерства и любви к своему делу. Преподавать надо было по 29–30 часов в неделю, то есть у детей в возрасте восьми-девяти лет было по четыре урока (добавлялись уроки Закона Божия, пения и рисования, которые вели учителя по этим предметам), а у старших — по четыре-пять. Учёба продолжалась с девяти часов утра до трёх часов дня с часовым перерывом на обед.

Помимо этого, учителя вели большую внеклассную работу, проводя экскурсии по городу и кружки рукоделия. Интересной формой работы были воскресные чтения с теневыми картинами. На них приглашались и родители. Ребята читали поодиночке и разыгрывали в форме диалога басни Крылова или русские народные сказки. Примечательно, что каждый ученик должен был знать наизусть стихотворение Фёдора Глинки «Москва»:

Город чудный, город древний,

Ты вместил в свои концы

И посады, и деревни,

И палаты, и дворцы!

 

Опоясан лентой пашен,

Весь пестреешь ты в садах;

Сколько храмов, сколько башен

На семи твоих холмах!..

<…>

Процветай же славой вечной,

Город храмов и палат!

Град срединный, град сердечный,

Коренной России град!

 

Всё это вызывало расположение местных жителей. Родители видели результаты работы учителей. В «Отчёте о состоянии начальных училищ» за 1887/1888 учебный год было отмечено: «Подобные воспитательные меры <…>, несомненно, оставляют по себе прочный и благотворный след в учащихся, содействуя возвышению общего уровня школы и доброму её направлению».

Учителя, а главным образом учительницы, проводили с детьми также часть весенних и летних каникул. Особенно в начале ХХ века стали популярными школьные экскурсии по России. Московские учебные заведения договаривались с сельскими школами, чтобы детей пустили на ночёвку в пустующие летом помещения. В свою очередь московские школы становились приютом для провинциальных школьных экскурсионных групп.

В 1912 году в 312 городских начальных училищах работали около двух тысяч учителей и учительниц. Ежегодно им выплачивалась совокупная зарплата в 1,5 миллиона рублей. Работать в начальную школу после сдачи специального экзамена на звание учительницы (что было прописано в законе 1872 года) обычно шли выпускницы московских гимназий (около 50 процентов), московских Николаевского, Екатерининского, Александровского, Павловского и Елизаветинского институтов (20 процентов), провинциальных средних учебных заведений, Филаретовского епархиального училища, учительской семинарии, а иногда и девушки, сдавшие экзамен на звание домашней учительницы.

Престиж учительской профессии к концу XIX века сильно повысился. Об этом говорит тот факт, что в 1907 году, по свидетельству газеты «Голос Москвы», в городскую управу поступило до 1500 прошений от желающих получить место городских учительниц на 15 свободных вакансий.

На уроке арифметики в третьем классе средней школы № 95 города Москвы. Автор А. Фотиев. 1978 год. Главархив

Суслики, поршни и колбы

В начале ХХ века в Москве было уже 10 государственных и 15 частных мужских гимназий и семь государственных и 40 частных женских гимназий, в которых трудились более двух тысяч преподавателей.

Среди реальных училищ, особенно столичных, были школы очень высокого уровня, дававшие прекрасную подготовку. Одним из лучших стало Московское реальное училище святого Михаила в Лефортове. Его директор, действительный статский советник Георгий Иванович фон Ковальциг, собрал в училище первоклассных педагогов. Русский язык здесь преподавали известные филологи — председатель Общества любителей русской словесности Алексей Евгеньевич Грузинский, занимавшийся разработкой методики преподавания русского языка и литературы. Среди учителей также были филолог и детский писатель Алексей Сливицкий и Иона Вертоградский.

Уже сама обстановка училища, размещавшегося в старинном особняке, производила на новичка чарующее впечатление, остававшееся обычно на всю жизнь. Известный русский философ Фёдор Степун так описывал своё первое посещение учебного заведения: «Мы входим в очень странную комнату. Среди античных ваз, лиственных орнаментов и геометрических тел молчат на полках и под самым потолком Зевс, Афина Паллада, Гомер и Аполлон. У подножия гипсового Олимпа — отрёпанные чучела тетеревов, ястребов, белок, сусликов и всякой иной твари. На столах — физические приборы и электрические машины: поршни и колбы, синие и матовые стёкла. На стенах и даже на дверях — карты».

Дружественную творческую обстановку учителя создавали и в других московских школах, в частности в Поливановской гимназии на Пречистенке, где работали преподаватели — авторы школьных учебников. Выпускник гимназии писатель Андрей Белый тепло писал о своих учителях, говоря, что они общались с учениками «от сердца к сердцу». Они строго требовали выучивать наизусть огромные куски литературных произведений, математических формул, но при этом прививали «человечность, культурность, понимание глубины мировой научной и художественной культуры».

Материалы предоставлены Главным архивным управлением города Москвы.

 

Источник: www.mos.ru

Как представляется образование в петровскую эпоху

Реформы Петра 1 в области образования привели к тому, что в россии появилась целая сеть школ и учебных заведений. В 1701 году начала функционировать Навигационная школа, в которой учили математике (цифрам, как тогда говорили) и навигации. Обучение велось в 3 класса: 1,2 классы — учили математику, а 3 класс — навигацию. Позднее в 1715 году старший класс был переведен на обучение в Петербург в Морскую академию. На базе Навигационной школы в дальнейшем создавались другие школы: артиллерийская, инженерная, адмиралтейская.

образование при Петре 1

Навигационная школа располагалась в Сухаревской башне. Там была создана и школа и обсерватория. Школой руководили крупные ученые из России и из других стран. В 1703 году в Навигационной школе училось 300 человек, в 1711 — уже 500 человек.

Проблемы образования при Петре 1

Внешне складывается впечатление, что все делалось правильно. Но есть 2 очень важных нюанса, о которых почему-то забывают сказать современные учителя истории:

  1. Обучение в школах было службой в прямом смысле этого слова. Например, учащиеся жили в казарме. Более показательный пример — в классе сидел солдат с палкой, который мог по своему усмотрению бить детей. Так «вбивались» науки.
  2. Деятельность школ не была подкреплена финансами. Например, известный факт — в 1711 году учащиеся Навигационной школы бежали практически в полном составе. Бежали, чтобы не умереть с голоду. Часть детей потом вернули к учебе, а часть уже никогда не нашли. Другой пример — в 1724 году Петр 1 устроил ревизию Морской академии. Выяснилось, что 85 человек 5 месяцев не посещают занятия, «не имея одежды».

Обучение в школах велось для детей 10-15 лет. Всего для обучения было 3 класса, но очень часто каждом классе сидели по несколько лет, поэтому реально обучение затягивалось в среднем на 6-8 лет. Это важно понимать и с точки зрения того, что реформа образования Петра Первого была направлена на детей. Я уже отмечал выше, что учеба была службой, следовательно к обучаемым применялись и наказания: побег со учебы – казнь, просьба об освобождении от учебы — ссылка.

Образование при Петре 1 имело несколько важных дат, и многие говорят о событиях 20-28 февраля 1714 как о чем-то крайне важном в плане развития образования в России 18 века. В это время был издан указ, который окончательно заставил всех дворян учиться геометрии и цифири (математике). До тех пор пока дворянин не оканчивал школу ему было запрещено жениться (страшная вещь для дворянства с учетом важности продолжения рода). Для этих целей Петр 1 велел назначить в каждую губернию по 2 учителя. 2 учителя на губернию это равносильно, что сегодня назначить 10 учителей на Москву — абсурд. Но главное не это, а другое. Учить было не кого…

К 1723 году было создано 42 цифирные школы. Только в Ярославле набралось 26 учеников и проходило обучение. В остальных 41 школах учеников не было, и учителя слонялись без дела.

Создание академии наук

Академии наук — это место, где собирается группа ученых и ведет научную деятельность. Такие академии создавались в Англии, Франции, Германии и других государствах. То есть, сама идея была вполне в духе Петра — скопировать европейское. Но как всегда его реформы перекручивались так, что работали они с большой натяжкой. 28 января 1724 года Петром издается Указ о создании Ведомства Академии. Сама же академия начала работать в декабре 1725 года, а ее первым руководителем стал врач Лаврентий Лаврентьевич Блюментрост. Но важнее то, что над Академией создавалось Ведомство. Другими словами – чиновники контролировали ее деятельность. В других же странах академии получали самостоятельность. В этом было отличие.

Академия наук в Санкт-Петербурге

Для Академии были введены правила, что чиновниками академии могли быть только люди, получившие ученую степень. Проблема была в том, что в Российской Империи эту степень было получить невозможно. Не было системы и организации, способной подготовить нужного специалиста. Тот же Ломоносов ехал учиться в Германию, так как в России получить ученую степень было нельзя. Поэтому ученых стали выписывать с западной Европы. Приезжали люди самые разные, в том числе и одаренные. Но эти люди приезжали получать деньги просто за то, что они здесь находятся. Практической деятельности от них никто не требовал. Теоретически предполагалось, что приезжие будут готовить новые кадры на месте, но этого не делалось.

Популярные статьи:


Список правителей России

Цифирные школы при петре 1

Северная война


Цифирные школы при петре 1

Формирование личности Петра


Цифирные школы при петре 1

Потешные полки


Цифирные школы при петре 1

Флот Петра — создание и наследие


Цифирные школы при петре 1

Полтавская битва


 

Последние добавления:

Источник: istoriarusi.ru

Татьяна Синельникова

Когда вспоминаешь школьные годы, невольно всплывают строки А.С.Пушкина: «Мы все учились понемногу чему — нибудь и как — нибудь…» Можно бы и поспорить с великим поэтом, но история народного образования (назовем это так) в нашей стране настолько интересна и сложна, что требует постоянного ее изучения. Архимандрит Киприан в 1955 г. писал, вспоминая обучение детей в духовных учебных заведениях: «Поколения, прошедшие через такие бурсы и семинарии, обладали таким классическим образованием, которого никогда не могла дать светская школа».

Россия всегда нуждалась в образованных людях, особенно когда надо было воплощать какие-то передовые идеи. Вспомним здесь Петра I, который обратил пристальное внимание и на образование. Указом 1708 г. он предписал «поповым и дьяконовым детям учиться в школах греческих и латинских, которые в тех школах учиться не похотят, и их в попы и дьяконы на отцовы места никуда не посвящать…» Были и другие законодательные акты по этому вопросу, которые, однако, не выполнялись. Тогда был принят указ 1714 г, который предписывал создание в губерниях цифирных школ, т.е. начальных государственных школ для обучения «дворянских и приказного чина дьячих и подьячих детей от 10 до 15 лет, опричь однодворцев…» В нашей губернии возникновение цифирной школы связывают с именем местоблюстителя патриаршего престола Стефана Яворского, который был митрополитом на Рязанской кафедре. Он был сторонником просвещения, и сам был очень образованным человеком.

Много лет назад в Трудах Рязанской Ученой Архивной Комиссии был опубликован материал по истории цифирных школ в Переяславле Рязанском. Автор «добыл» интересные сведения о них в архиве Губернского правления и опубликовал их. В материалах должное отдавалось и Стефану Яворскому, и учителю Павлову, без которого бы, наверно, школы не было.

Возможно после Указа 1714 г. Стефан тотчас бы открыл цифирную школу в Рязани, если бы был прислан учитель. Но учителя не было, а самого его в 1718 г. царь вызвал в Петербург навсегда. Учитель рязанской духовной семинарии, написавший в 1889 г. книгу по ее истории Димитрий Агнцев считал, что Стефан не желал расставаться с Рязанью, поэтому писал Петру: «Буде здесь во Санктпетербурге жить вовсе, то … кому школьные порядки вручить?», т.е. он надеялся, что царь уволит его для заведения школы в Рязани. Но против этого Петр написал, что « школы определены», т.е., что даже в отсутствие Стефана в Рязани будет скоро открыта цифирная школа.

Однако прошло время, прежде чем школа была открыта. Между тем светское правительство очень энергично взялось за осуществление указа. Цифирные школы стали создаваться при архиерейских домах и монастырях, для чего присылались из столицы учителя. Так и в Рязань из С-Петербурга был направлен учитель Петр Павлов. Это было 9 декабря 1721 года. В «Наказе», данном ему, предписывалось «дьячих, подьячих и поповых, и прочих церковного чину, архиерейскому дому и монастырских слуг детей… от 10 до 15 лет учить арифметике, а именно: нумерации, аддиции, асубстракции, мультопликации, дивизии, тройных правил и тройных детрательных как без долей, так и с долями и десятичного счету и деления радиусу квадрата и радиусу куба; а который ученик вышеозначенную науку обучит, тех учить геометрии…» Учителю полагалось за работу с учеников брать по рублю с человека, а « взяток с учеников не брать,… обид и налог никаких никому по прихотям своим не чинить» По окончании обучения ученику выдавалось свидетельство в «твердом» знании наук, преподаваемых в школе. Без этого свидетельства не разрешалось даже вступать в брак.

Учеников, уклонявшихся от учения, велено по «Наказу» наказывать по своему усмотрению, а тех, кто сбегал из школы или был замечен в воровстве, отправляли на расправу к воеводе. Учитель мог потребовать от воеводы трех служителей для школы, квартиру для себя, а для учеников кроме помещения, по три стопы бумаги в год, отопление и освещение. На освещение выдавалось с ноября по февраль по 10 свечей каждый день, кроме воскресных и праздничных дней. Сведения (рапорт) о работе и обучении в школе учитель обязан был подробно отправлять «по третям в год» в С-Петербургскую академию. Учитель Павлов по приезде в наш город представил копию с «Наказа» рязанскому воеводе В.А. Ржевскому с письмом от Г.Скорнякова-Писарева, который заведовал всеми цифирными школами в России. В письме Скорняков-Писарев просил купить «досок учебных каменных» и « прочего инструменту по числу учеников; понеже без того инструменту учеников обучать невозможно».

Духовный приказ должен был подобрать подходящее помещение для школы. Однако из-за отсутствия Стефана Яворского в городе духовный приказ ничего по этому вопросу не предпринял. В связи с этим учитель Павлов стал жаловаться на бездействие рязанской консистории. Тогда по содействию Стефана Яворского место для школы было определено в Странноприимном Симеоновском монастыре, где позже был храм Симеона Столпника (ныне сквер 26 Бакинских комиссаров). Здесь уже по приказу воеводы в 1722 году стали строить для школы две небольших светлицы. Между тем стал производиться набор в школу, который шел трудно. Ведь не смотря на то, что учитель заказал «инструменту» на 200 учеников, в первый год их набралось только 65 человек. Из Москвы были завезено 100 аспидных досок, 101 каменное перо (грифели) и 40 циркулей. К маю 1722 года помещение для школы было устроено и 7 мая в ней началось цифирное учение.

Рязань. Старый базар
Старый базар во время разлива в апреле 1908 г. Здесь находился Симеоно-Столпниковский монастырь. Открытка из набора открыток «Рязань историческая», изданным товариществом «Земля Рязанская» в 1991 году. Открытки были предоставлены В.П. и П.В.Акульшиными, С.М.Мирчетичем, С.В.Чугуновым.

Вид с вала на Старый базар
Вид с вала на Старый базар
Открытка из набора открыток «Рязань историческая», изданным товариществом «Земля Рязанская» в 1991 году. Открытки были предоставлены В.П. и П.В.Акульшиными, С.М.Мирчетичем, С.В.Чугуновым.

Но духовенству не совсем нравилось такое обучение их детей, которые должны были служить в храмах. В силу этого Стефан Яворский предписал воеводе, чтобы дети духовенства были выделены из числа всех прочих учеников и освобождены от обучения в школе. Воевода выполнил приказ не совсем точно: детей священнослужителей стали обучать в школе чтению, письму, пению. А всех прочих — арифметике. В августе 52 детей, родители которых были подчинены Синоду, бежали из школы, и бегство это объяснялось тем, что их родители по духовному регламенту должны были их вести в архиерейские школы. Сам государь утвердил доклад об освобождении детей священнослужителей от арифметического обучения, и в июле 1722 г. 40 детей из духовного сословия были уволены от цифирного обучения. Они учили славянский язык, пение, письмо и основные истины христианской веры, т.е. то, что им было необходимо для их дальнейшей службы. Так было положено начало архиерейской школы, хотя ее становление относится к более позднему периоду.

Цифирная школа стала постепенно пустеть, ведь даже дети подьячих неохотно учились в ней. Павлов с сокрушением доносил начальству, что без детей духовенства обучать в школе просто некого. В связи с этим детям церковнослужителей было вновь предписано не оставлять арифметического учения. К прежним 65 ученикам воевода в том же году набрал еще 31 человек.

Специальную школу для духовенства стал устраивать в том же Симеоновском монастыре приемник Яворского Сильвестр (Волынский). Это было в 1724-1726 гг. Обе школы действовали в Симеоновском монастыре одновременно, но в школе для детей священнослужителей, количество учащихся было значительно больше. Вскоре она была переведена в Духов монастырь. После смерти учителя Павлова (или как его уважительно называли – навигатора Павлова) в 1728 г. цифирная школа была соединена с архиерейской.

Источник: 62info.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.