Цель великого посольства при петре 1

Великое посольство Петра I 1697	кратко

На фото: «Беседа Петра I в Голландии» (1690-е), работа неизвестного голландского художника.

В конце XVII века Россия, еще сама того не ведая, поворачивала на новый путь. Одним из первых ее шагов на этом пути было снаряжение в Европу Великого посольства Петра I.

После окончания времени «Двоевластия» и становления Петра I как сильного самодержца, в 1697 году в Европу отправилось так называемое Великое посольство, официально возглавленное «великими послами» — Ф. Я. Лефортом, П. Б. Возницыным и Ф. А. Головиным. Но фактически направлял движение посольства и ставил перед ним задачи Петр I, находившийся в свите под именем Петра Михайлова, урядника Преображенского полка.

Нужно отметить, что инкогнито Петра никого не обманывало: все прекрасно знали о том, кто скрывается под личиной скромного преображенца.


лее того, двадцатипятилетний самодержец часто сам возглавлял переговоры, то есть нимало не стремился к тому, чтобы не быть узнанным. Вероятнее всего, он принял «роль» Петра Михайлова, дабы облегчить бремя дипломатического протокола, которое непременно отняло бы у посольства, если бы государь захотел явиться «в своем виде», изрядное количество полезного времени.

Цель Великого посольства Петра I

Великое посольство 1697 имело перед собой несколько целей — заручиться поддержкой европейских держав в борьбе с Турцией и Швецией, закупить оборудование и пригласить в Россию иностранных специалистов.

Цели этой, впрочем, оно не достигло (и в будущем «наши европейские партнеры» будут использовать османов как раз для ослабления российского влияния на юге), но, по иронии судьбы, после проведенных переговоров обрел контуры северный альянс. Дания, Саксония и Речь Посполитая выказывали недовольство растущей мощью Швеции; таким образом, Петр нашел союзников — впрочем, весьма ненадежных — для борьбы с неспокойным северным соседом. Северная война будет стоить России колоссальных усилий, но превратит ее в могущественную империю.

Кроме того, Петр желал ознакомиться с «западным» образом жизни. Образ жизни, правда, царь предпочитал изучать в мастерских и на верфях. Общественное устройство, государственные порядки, вообще весь круг понятий западных людей — все это крайне мало интересовало его. По меткому замечанию В. О. Ключевского:

«когда он в августе 1698 года возвращался в отечество… Западная Европа должна была представляться ему в виде шумной и дымной мастерской с ее машинами, молотками, фабриками, пушками, кораблями…»


Великое посольство и исторические штампы

Памятник «Царь-плотник» на Адмиралтейской набережной Санкт-Петербурга.

«Великое посольство» 1697-1698 годов — знаковое, обросшее легендами событие в российской истории времен становления Империи. Его вспоминают наряду с такими деяниями Петра I, как «окно в Европу», стрижка бород и всешутейший собор. Но много ли истины в укоренившемся штампе?

Одна из шагнувших в массы легенд, связанная с «Великим посольством», повествует о том, что Петр-де интересовался исключительно кораблестроением, все время проводил в доках, потому и путешествовал инкогнито, под именем Петра Михайлова. Это не совсем так.

Во-первых, царь действительно взял псевдоним, но едва ли это могло обмануть иностранные разведки (учитывая к тому же неординарную внешность государя), да и сам он неоднократно нарушал инкогнито, возглавляя важные политические переговоры. «Во-вторых» следует из «во-первых». Да, Петр провел массу важных политических встреч.


Корабли были существенной, но далеко не единственной задачей Великого посольства. Необходимо было закрепить в глазах европейцев достигнутое Россией на юге (Азовские походы, борьба против Османской империи) и заручиться поддержкой на севере — назревала война со Швецией.

Политические переговоры в Англии и Нидерландах успехом не увенчались. Амстердам отказался принимать сторону России в конфликте с Портой, англичанам также был нужен мир с Турцией, чтобы противостоять могуществу Франции. Переговоры в Вене отняли массу времени, но тоже не принесли плодов. Казалось бы, политическая составляющая миссии была провалена (о кораблях к тому времени Петр знал практически все).

И вот под занавес последовала неожиданная удача. До сих пор бытует стереотип, что Россия и Польша исторически были противниками… но это не так. Договориться Петр сумел именно с польским королем Августом II. Речь Посполитая выступила на стороне России в Северной войне. Правда, для поляков все развивалось скверно, боевые неудачи стоили стране дворцового переворота и гражданской войны. В 1704-1709 годах Польша сражалась на стороне Швеции. После статус-кво был восстановлен.

Великое посольство в Европу стало ключевым событием в истории России.

Источник: posmotrim.by


Внешняя политика России при Петре Первом

Идея «Великого посольства» (март 1697 — август 1698 г.) формально имело целью посетить столицы ряда европейских государств для заключения союза против Турции. Великими послами были назначены генерал-адмирал Ф.Я. Лефорт, генерал Ф.А. Головин, начальник Посольского приказа, и думный дьяк П.Б. Возницын. В посольство входило 280 человек, в том числе 35 волонтеров, ехавших для обучения ремеслам и военным наукам, среди которых под именем Петра Михайлова был и сам царь Петр. Путь посольства лежал через Ригу и Кенигсберг в Голландию, бывшую в то время крупнейшей морской державой Европы (флот ее составлял 4/5 всего европейского флота), и Англию. Из Англии посольство возвратилось в Голландию, затем оно посетило Вену. В дальнейшем предполагалось направиться в Венецию.[1]

Кроме переговоров и выяснения расстановки сил в Европе, Петр много времени посвятил изучению кораблестроения, военного дела, знакомству с передовой военной техникой, различными сторонами жизни европейских стран. Он посещал верфи и арсеналы, мануфактуры и школы, монетные дворы и крепости, театры и музеи, парламент и обсерваторию. В течение нескольких месяцев Петр сам работал в качестве плотника на верфях Ост-Индской компании в Голландии, осваивая корабельное дело, и получил соответствующий диплом плотника-корабела. Построенный при участии царя корабль «Петр и Павел» несколько раз ходил в Ост-Индию. «Великие послы» активно стремились наладить торговые, технические и культурные связи с развитыми европейскими державами.[2]


Задачи «Великого посольства можно разделить на основные и второстепенные.

Основные:

1) Активизировать союзников по антитурецкой коалиции.

2) Втянуть в войну с Турцией великие морские державы.

3) Второстепенные: Кроме поисков союзников Пётр ставил задачу изучить кораблестроение и кораблевождение в Голландии и Англии. [3]

Для этих целей с посольством ехало около 200 молодых людей для обучения вышеперечисленным специальностям. Около полугода он работал на верфях Саардама и Амстердама. Каждому из двухсот волонтеров удалось завербовать до десяти иностранных специалистов: инженеров, врачей, корабельщиков. Посольство посетило Польшу, Пруссию, Францию, Голландию, Англию, Австрию.

В ходе переговоров выяснилось, что шансов на заключение союза в Европе для войны с Турцией нет: Европа стояла у порога войны за испанское наследство. Англия и Франция были настолько заинтересованы в торговле с Турцией, что воевать с ней ни за что не станут. Это исключало возможность для России продолжения войны с Турцией, однако в этих условиях можно было начать войну за выход к Балтийскому морю, ибо Швеция в сложившейся обстановке не могла рассчитывать на поддержку ни одной из крупных стран Европы. Россия решила попытаться привлечь на свою сторону Польшу и Данию, у которых были серьёзные противоречия со Швецией в Прибалтике.


обенно важна была позиция Польши, в которой в это время происходила борьба в связи с выборами нового короля. Наибольшие возможности для сближения Польши и России открывала победа кандидатуры саксонского курфюрста Августа. Дипломатическая и военная помощь, оказанная ему Россией, способствовала его победе на выборах и утверждению на польском престоле. В итоге Россия в войне со Швецией имела союзниками Польшу, Саксонию и Данию, правда, ненадёжных и не заинтересованных в укреплении России.

Но начинать войну со Швецией до заключения мира с Турцией было нельзя, так как это создавало реальную угрозу войны на два фронта. Была договоренность, что не мирных переговорах с Турцией Австрия будет отстаивать русские претензии. Посольство, созданное для замирения с турками, возглавил дьяк Емельян Иванович Украинцев. Он неожиданно для турецких властей прибыл в Стамбул на 46-пушечном фрегате, который дал торжественный салют из всех орудий. Известно, что Украинцев шел на все меры для заключения выгодного мира, так не секрет, что дьяк не скупясь давал все взятки и даже подкупил жен в гареме. Результатом такой политики был его прием у султана и подписанием13 июля 1700 г. Константинопольского мира. По его условиям Азов и часть азовского побережья, на котором строился Таганрог, отходили к России (было разрешено держать галерный флот в Азовском море). Подписав договор с Турцией, Россия освободила руки для войны со Шведами. Донесение от Украинцева из Царьграда пришло в Москву 8 августа, а на следующий день 9 августа 1700 года, Россия объявила войну Швеции.


Международные отношения в Европе в это время складывались не в пользу продолжения войны с Турцией, и вскоре (14 января 1699 г.) России, как и другим странам членам “Священной лиги”, пришлось пойти на перемирие, заключенное в Карловцах. Однако “Великое посольство” стало для Петра подлинной академией, и полученный опыт он использовал при проведении реформ как во внутренней, так и во внешней политике. Оно на длительный период определило задачу борьбы России со Швецией за обладание Балтийским побережьем и выходом к морю. Переориентация внешней политики России к началу ХVIII в. с южного направления на северное совпало по времени с огромными преобразованиями, охватившими страну во всех сферах жизни от приоритетных дипломатических и военных усилий до европеизации быта. Подготовка к войне со Швецией послужила импульсом для глубоких политических и социально-экономических реформ, которые определили в конечном счете облик Петровской эпохи. Одни реформы проводились годами, другие — в спешке. Но в целом они складывались в систему предельно централизованного абсолютистского государства, во главе которого стоял “самовластный монарх, который никому на свете, как писал сам Петр, в своих делах ответа дать не должен”. Преобразования оформлялись законодательными указами царя, и их количество за первую четверть ХVIII в. составило более 2,5 тыс.

Огромная территория и «непохожесть» России на западные страны сразу бросались в глаза иностранцам, побывавшим в России.


огим из них, в том числе иностранцам, сподвижникам Петра, Патрику Гордону, Францу Лефорту, Московское государство представлялось отсталым и даже «полудиким». Это отставание было обусловлено рядом причин. Долгие годы ушли на преодоление разрухи, вызванной Смутой начала XVII в., когда были разорены многие районы страны. Но разорительные войны были не единственной и не главной причиной этого отставания. Решающее влияние на развитие страны оказывали ее природно-географические и социальные условия, суровость климата, малая (сравнительно с развитыми странами) численность населения, оторванность от торговых путей. Окруженное сильными врагами Русское государство было вынуждено направлять все силы на нужды обороны. Отсюда — тенденция к превращению всех сословий в слуг государства, к формированию и усилению крепостничества.

Кроме внутренних, имелись и внешние факторы: отсутствие у России выхода к морям затрудняло связи с развитыми странами Европы. Два моря — Черное и Балтийское — для внешних связей были закрыты Османской империей и Швецией. Единственными морскими воротами России оставался Архангельск — порт на Белом море, но он был большую часть года скован льдами, да и путь сюда из Западной Европы был в два раза длиннее, чем на Балтику.

Для проведения преобразований необходим был импульс, толчок. Опыт отечественной истории свидетельствует, что почти все эпохальные перестройки в России начинались сверху. Величие Петра, считает С.М. Соловьев, в том, что хотя и пытками и батогами, но он заставил жителей «варварской Московии» перенять от Европы начало европейской культуры. Вместо варварского Московского царства Петр в кратчайшие сроки создал, по высоким образцам тогдашней Европы, Российскую империю. [3]


Итак, на рубеже XVII-XVIII вв. Россия стояла на пороге преобразований. Эти преобразования могли происходить в разных формах и привести к различным результатам. В выборе форм развития огромную роль сыграла личность реформатора.

Источник: hist.bobrodobro.ru

Заранее приношу извинения за «шероховатость» данной статьи, писано было на «коленке», вернее на диване, с большим количеством пива…

Сегодня много, в том числе и на Конте, небылиц о том событии. И Петра подменили, и само посольство, уезжало одним составом, вернулось совсем другим.

Особенно в этом преуспели «горячие парни» из давно не дружественной нам Эстонии. Казалось бы, чего проще, пиши о своих «чухонских» делах, и будет тебе счастье. Нет, все норовят о России, все берутся ее историю переписывать. Что не статья, то очередной шизофренический бред.

Для тех, кто продолжает пользоваться собственным мозгом, приведу два факта о невозможности замены Петра.

1. Петр имел весьма нестандартное телосложение. При росте 2 метра 4 см, он носил обувь 38 размера. Размер одежды 48.

Даже сегодня, учитывая состояние пластической хирургии, подобрать адекватную замену Петру, задача весьма нетривиальная. В то время — практически невозможно.


2. С юности, Петра очень плотно опекали два человека — Патрик Леопольд Гордон и Франц Якоб Лефорт.

О роли масонов в России, я расскажу в отдельной статье. Посему прошу, либо временно воздержаться от дурацких вопросов «а докажи», либо самим попытаться найти необходимые сведения, благо, все необходимое, сегодня находится в открытом доступе.

Так вот, оба были масонами довольно высокого посвящения, перед ними была поставлена весьма нетривиальная задача. И ресурсы были выделены соответственные.

Говоря современным языком, за Петра любому порвали бы задницу на портянки.

Часто можно услышать — да, посмотри, вот на одном портрете он так выглядит, а здесь — совсем иначе, что это, если не подмена? Отвечаю — посмотрел. Насчитал около 30 портретов, разное время, разные художники. Нет двух одинаковых. У каких-то разница небольшая, а где-то огромная. Вопрос сторонникам гипотезы о подмене Петра — так сколько раз его меняли?

Все, на этом закончим. Хотите глупостей, добро пожаловать к Рареману, там этого добра в избытке

Теперь разберем две вещи, а именно:

а). Цели и задачи посольства.

Вот как это трактует официальная история:

1. Заручиться поддержкой европейских стран в борьбе против Турции (номинальная цель);

2. Благодаря поддержке европейских держав получить северное побережье Чёрного моря;

3. Поднять престиж России в Европе сообщениями о победе в Азовских походах;

4. Заручиться поддержкой европейских государств в предстоящей Северной войне;

5. Пригласить на русскую службу иностранных специалистов, заказать и закупить военные материалы, вооружение;

6. Знакомство царя с жизнью и порядками европейских стран.

Пожалуй, лично для Петра, главное — посмотреть мир. Сами подумайте, человеку двадцать с небольшим, он столько всего слышал о Европе. Да, есть государственные дела, но, на мой взгляд, желание поехать-повидать свет, для Петра было превалирующим. И именно его следует поставить на первое место.

Были ли еще какие-то цели, о которых умалчивает официоз? Ну, разумеется были. Вернее, одна цель — посвящение царя в масоны.

Здесь надо пояснить, посвящение царственных особ всегда проводится по особому обряду. Провести подобный обряд в России не было никакой возможности. И именно это стало одной из главных причин поездки.

б). Почему Петр поехал не главой посольства, как того требовали дипломатические правила того времени, а под вымышленной фамилией урядника Преображенского полка Петра Михайлова.

Ответов на это великое множество. Да, и, собственно, то, что с посольством едет сам Петр было секретом Полишинеля. Все дипломатические представительства в России, разумеется, сразу же, уведомили свои страны об этом. А разведка в то далекое время работала не хуже, если не лучше нынешней.

Тогда зачем все это?

Ответ, как оказалось, лежал на поверхности.

Где получил посвящение Петр? Обычно указывают либо на Голландию, либо на Ватикан. Вполне возможно. Однако, зачем Петр, бросив посольство в Голландии, сам отправляется в Англию, где и проводит около трех месяцев.

Позднее, в своем предисловии к «Морскому регламенту» Петр напишет: «Но понеже въ Голландіи нѣтъ на сіе мастерство совершенства геометрическимъ образомъ, но точію некоторыя принципіи, прочее же съ долговременной практики, о чемъ и вышереченный басъ сказалъ, и что всего на чертежъ показать не умѣетъ, тогда дѣло ему стало противно, что такой дальній путь для сего воспріял, а желаемаго конца не достигъ. И по нѣсколькихъ дняхъ прилучилось быть его величеству на загородномъ дворѣ купца Яна Тессинга въ компаніи, гдѣ сидѣл гораздо невеселъ ради вышеописанной причины, но когда между разговоровъ спрошенъ былъ: для чего такъ печаленъ, тогда оную причину объявилъ. Въ той компаніи былъ одинъ англичанинъ, который, слыша сіе, сказалъ, что у нихъ, въ Англіи, сія архитектура такъ въ совершенствѣ, какъ и другія, и что краткимъ временемъ научиться можно. Сіе слово его величество зѣло обрадовало, по которому немедленно въ Англію поѣхал и тамъ черезъ четыре мѣсяца оную науку окончилъ..»

И это тоже правда, вот, только не вся… Обратите внимание на сопровождающих лиц – Шафиров, Меньшиков, Брюс…

Если первые двое, на тот момент, так…, обычные собутыльники, не более, то Брюс, уже тогда, был личностью более чем серьезной. Об этом тоже позднее.

Думаю, не стоит объяснять, Англия и сегодня, и в то время, была центром масонства. Ведь именно туда перебралось жречество из Египта, и именно из Англии современное масонство начало свое победоносное шествие по всему миру. Как я уже обещал, более подробно об этом, будет в другой статье.

Скорее всего, там Петр и принял посвящение, и поэтому он и выехал под именем Михайлова. Ведь, согласно дипломатического протокола, посольство всегда следует за главой посольства. А допустить этого было никак нельзя, тайна должна оставаться тайной.

Надо понимать, положение Петра в России на то время было весьма шатким. Могущественное лобби во главе с сестрой царя Софьей, всеми силами старалось отстранить его от власти. Бесконечные стрелецкие бунты, раскол, вызванный реформой Никона, да и сам образ жизни царя не добавлял ему популярности. И узнай в России о том, что царь стал масоном, это означало бы только одно — катастрофу.

Подготовка посольства.

Сказать, что идею посольства восприняли в обществе негативно, значит ничего не сказать. Практически все, даже сторонники Петра, были категорически против.

В качестве главного аргумента использовали Священное Писание, где указывали Петру на место, в котором говорится, что избранному народу запрещены какие-либо отношения с язычниками.

Здесь, я должен признаться, в полном недоумении.

О каком Писании идет речь? И, потом, факт общеизвестный, избранный народ — евреи, а не русские. Да и Европа к тому времени была полностью христианской, пусть и западного, католического толка. Какие язычники?

Так какую, священную для славян, книгу, пытались цитировать Петру? Вот где настоящая тайна. Сумеем ли мы ее когда-нибудь разгадать?

Дело, однако, обычной полемикой не закончилось, сторонники Софьи организовали очередной заговор. К счастью для Петра, заговор был раскрыт и жестко подавлен.

Здесь я забегаю немного вперед, но, предвидя вопрос, а как мог Петр, вообще, решиться на подобное путешествие, в такой-то ситуации? Можно было уехать царем, а вернуться никем.

Меры были приняты, действительно, беспрецедентные.

Во-первых, была значительно усилена охрана Софьи. Стрелецкие войска, находящиеся в Москве и окрестностях, были посланы в Польшу, под предлогом помощи Августу Саксонскому в его борьбе за престол с принцем де Конти. В самой Москве, начальником гарнизона был назначен Патрик Гордон. Под его командованием находился гарнизон, состоящий только из иностранных наемников.

Как видим Петр, вполне спокойно, мог покинуть страну хоть на год, хоть на два, без каких-либо последствий для себя.

Специально для тех, кто утверждает, что посольство, якобы, отправлялось всего на две недели. Господа, смотрите документы, жалование было выдано на год вперед.

Состав посольства.

Теперь о самом главном. Уехали одни, вернулись совсем другие. Уже круто, правда? Круто, для людей, которые просто «хавают». Любой, кто продолжает пользоваться собственным мозгом, легко все проверит, и придет к совсем иному выводу.

Сегодня существует целый пласт литературы, «обсасывающий» с разных сторон «подмену» Петра.

Как это делается.

Принцип у всех одинаков. Берутся факты, якобы, подтверждающие подмену, все остальное отбрасывается, затем творческая компиляция, и, voila, кушать подано, садитесь жрать, господа.

Простой пример.

Вот слова, приписываемые матери Петра Наталье Нарышкиной: — «Царем он быть не может». И на основании этого делается вывод о том, что сам Петр не русский. Остается только снять шляпу…

Мне не удалось нигде найти документального подтверждения. Но…, допустим…, это правда. Только вот, сдается мне, что слова эти, произнесены были, совсем по другому поводу.

Петр был психически неуравновешенным человеком, если не сказать больше. И кому, как не матери знать об этом.

Примеров тому великое множество.

Так Петр, однажды, во время застолья, схватил шпагу и бросился на Лефорта. Заметьте, совершенно без причины.

Вот еще, сюжет, относящийся ко времени пребывания царя в Англии.

В Британском музее сохранился архив некоего Джона Эвелина, домовладельца. Сей господин сдавал дом нашей славной гоп-компании с Петрушей во главе. В записях есть упоминание об этом периоде: «Дом был так исковеркан, что его во многих частях пришлось ремонтировать. Краска на стенах была облуплена, стекла выбиты, печи и печные трубы сломаны, полы в некоторых местах выворочены. Мебель, по большей части, сломана. В саду земля взрыта от прыжков и выделывания разных штук. Хмельной царь со товарищи не пощадили даже душистые розы».

Убытки составили триста двадцать фунтов, девять шиллингов, шесть пенсов. В те времена такая сумма равнялась годовому доходу мелкого дворянина в Англии, а в России можно было выстроить на эти деньги приличный дом.

Теперь представьте Путина вместе с делегацией, выламывающего пол во время визита в Китай…

Вернемся к нашему посольству.

Разные источники называют разное количество участников, и в этом нет ничего удивительного. Количество постоянно менялось. Уже из Риги, обратно в Россию, было отправлено 10 казаков и несколько певчих, Из Пруссии домой отправлено 67 солдат. Все это время, в Россию, да и в другие страны, отправлялись посыльные с депешами, точно такие же посыльные прибывали и в само посольство. После того как Петру сообщили о новом мятеже в России, в Вене, для продолжения переговоров, он оставляет Возницина с его людьми.

Часть дворян была оставлена в Европе для обучения, их, собственно, туда для этого и везли.

Как видите, ничего удивительного, а тем более, загадочного.

Давайте теперь пройдемся по спискам. Как мы знаем, было отправлено три посла:

— Франц Лефорт,

— Федор Головин,

— Прокофий Возницин.

Каждый из них брал с собою своих людей.

С Лефортом отправились 14 дворян, все иноземцы. Имен перечислять не буду (кому интересно, смотрим «Памятники дипломатических сношений с Римскою Империей», том 8, стр. 313).

Скорее всего, Лефорт, лично, отбирал самых преданных, самых опытных. Эдакий дворянский спецназ, лучшие из лучших. Одинаково хорошо владевшие как пером, так и шпагой.

Позволю себе предположить — это и была личная охрана Петра.

Но, нам они не интересны, вернулись они, или нет, какая разница. Это просто обычные наемники на русской службе.

Теперь Головин.

С ним 8 дворян, семь русских и иноземец Книпер. Двое из них, Алексей и Иван — родственники самого Головина, Семен Бестужев, Улван Синявин, Глеб Родищев, Матвей Былецкой, Нефед Срезнев, и, уже упомянутый Томас Книпер.

Ну, и Возницын.

С ним едут два родственника — Андрей и Иван.

Всех этих людей можно обнаружить в нашей истории много позже окончания самого посольства. То есть, все они, рано или поздно, возвратились домой.

Я не стал здесь перечислять толмачей, лекарей, священника, солдат и прочую прислугу. Просто незачем.

Сюда следует добавить самого Петра, Брюса и Меньшикова, но и они тоже, все, благополучно возвратились в Россию.

Правда, в составе посольства, упомянут некий грузинский князь, кто это был, выяснить не удалось, лень матушка… Ежели, кому сие интересно, милости прошу, копайте сами.

Итак, что мы собственно имеем? С одной стороны, реальные исторические документы, с другой, обычная «пурга» от неизвестных личностей. Кому верить, решайте сами.

В завершение хотел добавить — берегите себя как личность. Кукловодов, на том же Конте — великое множество. Будьте здоровы, и продолжайте пользоваться собственным мозгом. Это самая лучшая рекомендация…

Источник: cont.ws

Пётр 1, Великое посольство 1697-1698 гг.

 

Пётр 1. Великое посольство, предпосылки

Petr00Под влиянием своего друга из Немецкой слободы, Лефорта, убеждавшего Петра 1 в необходимости лично ознакомиться с достижениями европейских стран в различных областях наук и производств. Зная о пренебрежительно-снисходительном отношении к России в Европе, Пётр 1 решает упрочить свой авторитет взятием крепости Азов, что и было им исполнено в 1696 году. Европейская дипломатия была взбудоражена победой молодого русского царя, в основном потому, что никому в Европе не нужно было укрепление российского государства, которое европейцы уже перестали серьёзно воспринимать, вынашивая планы о завоевании и расчленении русских земель.

Захватив крепость Азов и заложив строительство крепости Таганрог Пётр 1 понимает, что этого недостаточно для того, что бы считаться морской державой. Морской держава становится, только имея военный флот, позволяющий контролировать свои морские владения. По решению Думы было принято решение обязать светских землевладельцев с каждых 10 тысяч дворов построить 1 корабль, духовным землевладельцам надлежало выдать 1 корабль с каждых 8 тысяч дворов. Купечество не осталось в стороне, они получили распоряжение обеспечить 12 кораблей, вызвавшее ропот и челобитную от купечества к царю освободить их от этой непомерной повинности. Ответ Петра 1 был категоричен – построить 14 кораблей. 

Вопрос со строительством флота был решён, осталось определиться с теми, кто будет управлять вновь созданным флотом. Приглашать заграничных специалистов означало оставаться в зависимости от Европы. Пётр 1 принимает решение отправить для обучения морскому делу за границу молодых представителей придворной знати. Привыкшая к праздной спокойной бездеятельной жизни придворная знать считала поездку за границу предприятием трудным и рискованным. Но Пётр 1 не оставил им выбора, уклонявшимся от выполнения царя грозило лишение всего имущества, всех прав и земель.

Недовольство обернулось заговором, раскрытым перед самым отъездом Петра 1 за границу. У участников заговора были свои причины для недовольства. Иван Цыклер, будучи думским дворянином, считал опалой направление в строящуюся крепость Таганрог для руководства стройкой. Стольник Фёдор Пушкин, назначенный во вновь завоёванную крепость Азов воеводой, был недоволен своим назначением, связанным с отъездом из Москвы. Окольничий Соковкин Алексей не желал отправлять за границу в неизвестность своих двоих сыновей. Заговорщики нашли соучастников среди начальников стрелецких полков. Так же в заговоре участвовали донские казаки, хотевшие при поддержке турецкого султана выступить против Москвы. Решением боярской думы все трое заговорщиков были приговорены к смертной казни, вмести с ними казнили двух стрелецких начальников и одного донского казака. Следствие было проведено очень быстро, за ней сразу же последовала казнь. Царь Пётр 1 спешил отправиться с посольством в Европу. 

Пётр 1. Великое посольство, цели и задачи

Официальной целью посольства было объединение христианских стран против турецкого султана, крымского хана и прочих басурманских стран. В то время эта цель объединения Европы против басурманских стран недостижима, в Польше было безвластие после смерти старого короля и предстоящими выборами нового, на тот момент там не с кем было договариваться, заезд Великого посольства в Польшу не предусматривался. Франция состояла в союзе с Турцией, Голландия и Англия решали свои проблемы, они готовились к войне за испанское наследство. Официальная цель являлась лишь прикрытием для истинных целей Петра 1:

1. Лично увидеть Европу и её политическую жизнь, которую не видел до Петра 1 ни один русский царь.

2. Ознакомиться с военным и политическим устройством европейских государств, взять их за образец для проведения последующих преобразований в России.

3. Показать подданным пример, побуждая их в будущем предпринимать путешествия в Европу для обучения языкам, наукам и ремёслам.

Практическими целями посольства назначенные Петром 1 было привлечение на службу специалистов морского дела, начинавших с самых низких должностей и добившихся чинов за свой ум и заслуги, закупка орудий, приспособлений и материалов для изготовления вооружений.

Пётр 1. Великое посольство в Европе

Великое посольство выехало из Москвы 9 марта 1697 года, как только было покончено с заговором. Руководить посольством были назначены 3 полномочных посла, адмирал Лефорт, генерал Головин и думской дьяк Возницын. Каждого из великих послов сопровождала свита из священников, врачей, охранников и прочей челяди. Общее численность посольства составила 250 человек, в обозе везли много денег, продовольствия, мехов, напитков, подарков. 

Первым городом на пути великого посольства стала Рига, где русских встретили не очень приветливо, Петру 1 не позволили осмотреть ни голландские корабли стоящие в гавани, ни крепостные укрепления. Одиннадцать дней участники Великого посольства провели в этом негостеприимном городе, ожидая окончания ледохода. Приём, оказанный русским послам был любезным, но холоден, губернатор Дальберг не соизволил присутствовать, сказавшись больным.  Всё это время приходилось за всё платить втридорога, шведские подданные старались как можно больше нажиться на вынужденном пребывании русских в городе. Все эти факторы в будущем были использованы Петром 1 как повод для объявления войны шведам. 

Посетив герцогство Курляндское, где разделились, Великое посольство с официальными послами продолжило путешествие сушей. Пётр 1 с волонтерами морем отправляется в Кёнигсберг, куда прибыли 7 мая. Остальное посольство присоединилось к Петру 1 спустя 10 дней. Присутствие русского царя Петра 1 в составе посольства не являлось тайной, но следуя желанию Петра 1, принимающая сторона делала вид, что не в курсе происходящих событий. Пётр 1, пока ждал посольство, встретился с главным специалистом Кёнигсберга в области артиллерии фон Штернфельдом, с которым они провели стрельбы, в них Пётр 1 показал результаты, удивившие бывалого артиллериста. По результатам стрельб Пётр первый получил аттестат на имя Петра Михайлова, подтверждающий его мастерство в стрельбе из орудий. Пребывая в Кёнигсберге, Пётр 1 заключает дружественный договор с курфюрстом Фридрихом III, стоящим во главе Бранденбургско-прусского государства, но отказывается заключить союзный договор, который грозил вовлечь Россию в войну со Швецией. 

Petr01Из Кёнигсберга решено было отправиться в Голландию, изменив первоначальное намерение отправиться в Вену. Путь в Голландию начали морем, но из-за угрозы столкнуться с пиратами были вынуждены высадиться в Германии и дальше продолжить путь сушей. В 7 августа 1697 года, взяв с собой только 18 человек и намного опередив Великое посольство Пётр 1 прибывает в Амстердам, оставив в Амстердаме 12 своих спутников отправляется в посёлке Саардам, о котором ему ещё в Архангельске и Воронеже говорили, как о самом крупном центре кораблестроения. Пётр 1, сохраняя инкогнито, устраивается на верфь простым плотником. Но очень скоро на верфи узнали в нем русского царя, что стало доставлять ему определённые неудобства. Но ещё большее разочарование Петра 1 вызывает то, что в Саардаме строили только небольшие купеческие корабли, в то время как целью Петра 1 были большие военные корабли, которые, как выяснилось, строились на верфях в Амстердаме. 

15 августа Пётр 1 приезжает в Амстердам, где 16 августа предстоит официальная встреча Великого посольства. Великое посольство встречают с салютами, праздничными скоплениями народа на улицах, стрельбой из пушек.

В Амстердаме Пётр 1 впервые посетил театр, где в тот день давали балет “Очарование Артемиды”. Не сохранилось записей о впечатлении, произведённом на Петра 1 балетом, но по возвращению в Москву Пётр 1 приказал создать театр. На следующий день Пётр 1 отправляется на осмотр верфей, вечеров принимает участие в торжественном обеде, во время которого получает известие о закладки на верфях нового судна. О чём решение было принято директорами Ост-Индской компании, что бы Пётр 1 со своими людьми мог принять участие в строительстве и наблюдать весь процесс постройки фрегата с самого начала и до спуска на воду. 20 августа Пётр 1 в качестве простого плотника приступает к работе по постройке судна. Через два дня, 22 августа, в честь прибытия русских послов в Амстердам, на море устраиваю показательный бой, в котором участвуют 40 судов, Пётр 1 не выдерживает охватившего его азарта и принимает участие в морском сражении, приняв на себя руководство военной яхтой.

Petr02

Продолжая работать на верфи, Пётр 1 внимательно следит за обстановкой в Европе, за событиями во Франции и Польше, имевшими большое значение для России. Обмениваясь письмами с Москвой и давая указания Великому посольству, Пётр 1 руководит внешней политикой России. Знакомясь с жизнью голландцев, Пётр 1 с соратниками посещают музеи, которые во множестве имеются в Амстердаме, посетили ботанический сад, побывали в различных мануфактурах и анатомической лаборатории, вели непрерывный поиск иностранных специалистов и занимались их отправкой в Россию.

17 сентября Великое посольство в количестве, превышающем 150 человек, прибывает в Гаагу. О своём прибытии Великое посольство уведомляет дипломатов всех стран, кроме Франции, байкотируемой по указанию Петра 1, за действия предпринимаемые французами в Польше и за союз с Турцией, находящейся в состоянии войны с Россией. 25 сентября проходит официальная аудиенция, на которой Пётр 1 присутствует среди посольской свиты. После аккредитации посольства Пётр 1 возвращается в Амстердам, и продолжает работу на верфи. Рассчитывающие на помощь Голландии в снабжении кораблями, оружием или деньгами в войне против Турции, русские послы не смогли ничего добиться, голландцы отказали в помощи ссылаясь на убытки и потери понесённые во время восьмилетней войны. Истинная причина отказа была в заключении мира между Голландией и Францией, являющейся союзником Турции. 14 октября Великое посольство получает прощальную аудиенцию, после чего Голландия перестаёт выделять деньги на содержание Великого посольства, но не выселяет их из занимаемых гостиниц и не возражает насчёт их дальнейшего пребывания в стране. Пётр 1 не сильно огорчился неудачей в переговорах с Голландией, значительно больше его огорчило, что кроме специальности плотники при постройке фрегата он не смог получить знаний по конструированию кораблей. В связи с чем, появляются основания для поездки в Англию, где развита теория кораблестроения. Остаток 1697 года Великое посольство занимается вербовкой военных специалистов, врачей и инженеров, закупает десятки тысяч ружей нового образца со штыками, военное и морское оборудование и материалы.

26 декабря из Англии, по приказу английского короля, прибывают корабли, предназначенные для Петра 1 и его соратников, готовые переправить их в Англию. Проведя подготовку и дав прощальный ужин, 9 января 1698 года Пётр 1 в сопровождении 27 человек составляющих охрану и слуг отплывает в Англию, куда пребывает спустя 2 дня, 11 января 1698 года. 

Лондон, увиденный Петром 1, был крупнейшим городом мира насчитывающем 700 тысяч человек жителей, порт Лондона в 1698 году принял более 14 тысяч кораблей. Наряду с торговлей в Англии ускоренными темпами развивается промышленность, строятся мануфактуры и производства. 

Пётр 1, по прибытии в Лондон, посещает музеи и театры, дворцы и замки, университет в Оксфорде, обсерваторию в Гринвиче, библиотеки, поразившие его огромным количеством и разнообразием книг, различные производства. Посетив часовую мастерскую, Пётр 1 увлекся устройством часовых механизмов и научился собирать их. Учитывая состояние денежной системы России, Петра 1 не мог не заинтересовать Монетный двор в Тауэре, которым в то время руководил 55-ти летний Исаак Ньютон. Находясь в Англии, Пётр 1 продолжает приобретать инструменты и припасы для будущего флота. За месяц ознакомившись с Лондоном, Пётр 1 переезжает в Дептфорд, где находятся верфи, но теперь его интересует не труд плотника, а теория кораблестроения, которую он осваивает под руководством сэра Антони Дина, инспектора королевского флота.

Пётр 1 не ограничивается только военными проблемами и организацией снабжения армии и флота, не меньше его интересует и взаимоотношения церкви и государства. Пребывая в Англии, Пётр 1 неоднократно встречается с епископом Бернетом, бывшим одним из образованнейших представителей церкви, они ведут долгие беседы обсуждая взаимоотношения церкви и государства. Со временем в России Пётр 1 очень ощутимо ограничит церковь в возможности паразитировать за счёт государства, и полностью устранит возможность церкви влиять на внутреннюю и внешнюю политику.

18 апреля 1698 года состоялся прощальный визит Петра 1 к королю Англии Вильгельму III. Отъезд Петра 1 омрачило известие прибытие из Стамбула секретаря английского посла с некими мирными предложениями от Турции. Пётр 1 получил ещё один урок дипломатии, в то время, как его дружелюбно встречали в Англии, показывали всё, начиная от последних военных новинок, до устройства Монетного двора и денежной системы, за всем этим фасадом от него скрывали жизненно необходимые для России переговоры о мире с его врагами.

В своей поездке по Европе в составе Великого посольства 1697 – 1698 годах Пётр 1 знакомится с системой правления Голландии, посещает в Англии заседание палаты лордов, присутствует на обсуждениях в палате общин. Всё это ему понадобится для проведения реформы системы управления российским государством.

25 апреля 1698 года Пётр 1 покидает берега Англии, прибыв в Голландию, Пётр 1 посещает университет Лейдена, осматривает знаменитый анатомический театр, встречается с Левенгуком, который демонстрирует Петру 1 созданный им микроскоп.

В Голландии Пётр 1 получает сообщения о недовольствах стрельцов, отправленных им нести службу в Азов. Стрельцы хотели вернуться в Москву, где они помимо службы вели торговлю. Стало известно о сношении стрельцов с Новодевичьим монастырём, в котором находилась опальная царевна Софья.

Во внешней политике произошли события не сулившие российскому государству ничего хорошего, начался распад антитурецкой коалиции. Союзники России Австрия и Венгрия начали разработку положений мирного договора с Турцией. Фактически союзники грубо нарушили договоренности и поставили Петра 1 перед свершившимся фактом.

Пётр 1 решает направить Великое посольство в Вену, и 14 мая 1698 года с официальными лицами Голландии была проведена прощальная встреча, где Пётр 1 не сдержался и высказал голландцам об их двуличной политике, что желая победы русскому оружию, они способствуют распаду антитурецкой коалиции. Голландцам ничего не оставалось, как прибегнуть ко лжи, заявляя, что им ничего не известно о мирных переговорах.

Великое посольство тронулось в путь 15 апреля, Пётр 1 обгоняет посольство, останавливаясь в Дрездене на несколько дней, он посещает крепости и арсеналы, осматривает многочисленные коллекции музеев.

11 июня Великое посольство прибыло к Вене, и тут начинаются проволочки, русским послам явно показывают пренебрежение, из-за мелких формальностей откладывая въезд Великого посольства в Вену. Неофициальная встреча Австрийского 58-ми летнего императора Леопольда I с Петром 1 не принесла никаких результатов, они обменялись обычными формальностями, с этим и расстались. Лишь в середине июля, согласовав все нюансы церемониала, император Леопольд I провёл аудиенцию с русскими послами. 19 июля во второй половине дня Пётр 1 в сопровождении небольшой свиты на пяти колясках уезжает в Россию, чем поразил весь Венский двор. Всем было известно о планах Петра 1 после Вены отправиться в Венецию, оттуда в Рим, а после Рима посетить Францию.

15 июля 1698 года Пётр 1 получил сообщение подписанное Разумовским, что стрелецкие полки взбунтовались, разогнали начальников и двинулись на Москву. Письмо шло до Вены месяц, Пётр 1 знал, что за это время могло произойти что угодно, но всё равно отложил свой отъезд на четыре дня, дав подробные указания Великому посольству, что им следует узнать и сделать в Венеции, куда им надлежит продолжить путь после отъезда царя.

Karta 

 

Источник: ostrojnik.ru

Цели Великого посольства

Посольству предстояло выполнить несколько важных задач:

  1. Заручиться поддержкой европейских стран в борьбе против Османской империи и Крымского ханства;
  2. Благодаря поддержке европейских держав получить северное побережье Чёрного моря;
  3. Поднять престиж России в Европе сообщениями о победе в Азовских походах;
  4. пригласить на русскую службу иностранных специалистов, заказать и закупить военные материалы, вооружение.

Однако практическим его результатом стало создание предпосылок для организации коалиции против Швеции.

Полномочные послы во время Великого посольства

Великими полномочными послами были назначены:

  1. Лефорт Франц Яковлевич — генерал-адмирал, Новгородский наместник;
  2. Головин Фёдор Алексеевич — генерал и воинский комиссарий, Сибирский наместник;
  3. Возницын Прокофий Богданович — думный дьяк, Белёвский наместник.

При них было более 20 дворян и до 35 волонтёров, среди которых находился урядник Преображенского полка Пётр Михайлов — сам царь Пётр I.

Формально Пётр следовал инкогнито, но его заметная внешность легко выдавала его. Да и сам царь во время путешествия нередко предпочитал лично возглавлять переговоры с иностранными правителями. Возможно, такое поведение объясняется стремлением упростить условности, связанные с дипломатическим этикетом.

Намеченные места посещения

Пётр I в Голландии

Согласно приказанию царя посольство направлялось в Австрию, Саксонию, Бранденбург, Голландию, Англию, Венецию и к папе римскому. Путь посольства шёл через Ригу и Кёнигсберг в Голландию и Англию, из Англии посольство возвратилось назад в Голландию, а затем оно посетило Вену; до Венеции посольство не доехало.

Начало Великого посольства

9 — 10 марта 1697 года посольство отправилось из Москвы в Лифляндию. В Риге, которая тогда была владением Швеции, Пётр хотел осмотреть укрепления этой крепости, но шведский губернатор, генерал Дальберг, отказал ему в просьбе. Царь очень сильно рассердился, назвал Ригу «проклятым местом», но кое-что важное для себя подметил: уезжая в Митаву, он написал в Москву о Риге так:

Ехали мы черезъ городъ и замокъ, где солдаты стояли въ пяти местахъ, было ихъ меньше 1,000 человекъ, а сказываютъ, что все были. Городъ укреплен гораздо, только не доделан. Зело здесь боятся, и въ городъ и иныя места и съ карауломъ не пускаютъ, и мало приятны.

Посольство двинулось через Курляндию в Бранденбург, объехав стороной Польшу, где было междуцарствие.

В Либаве Пётр покинул посольство и морем отправился в Кёнигсберг, куда прибыл 7 мая после пятидневного морского путешествия на корабле «Святой Георгий» (отплытие 2 мая). В Кёнигсберге Пётр I был радушно принят курфюрстом Фридрихом III (который позднее стал прусским королём Фридрихом I).

Так как Пётр I прибыл в Кёнигсберг инкогнито, поселили его не в городском замке, а в одном из частных домов на Кнайпхофе.

Следовавшее сухопутным путём посольство отставало от Петра, поэтому в Пиллау (ныне Балтийск), чтобы не терять времени, царь стал учиться артиллерии у прусского подполковника Штейтнера фон Штернфельда. Учитель выдал ему аттестат, в котором свидетельствовал, что «господинъ Петръ Михайловъ везде за исправнаго, осторожнаго, благоискуснаго, мужественнаго и безстрашнаго огнестрельнаго мастера и художника признаваемъ и почитаемъ быть можетъ.»

Кроме изучения артиллерии, Пётр много веселился и развлекался. В местечке Коппенбрюгге Пётр познакомился с двумя очень образованными дамами того времени — с курфюрстиной ганноверской Софией и её дочерью Софией-Шарлоттой, курфюрстиной бранденбургской.

Но дело не ограничивалось одними развлечениями и учёбой. Как известно, курфюрст Бранденбурга Фридрих III Гогенцоллерн планировал объявить себя королём Восточной Пруссии, что позволило бы ему резко повысить свой статус в Священной Римской империи, что и было осуществлено несколько лет спустя. В преддверии этого события Фридрих предложил Петру заключить оборонительный и наступательный союз, однако царь ограничился устным обещанием военной поддержки. В составленном договоре речь шла исключительно о торговле — праве России провозить свои товары в европейские страны через территорию курфюршества, а Бранденбургу — в Персию и Китай по российской территории. Первая (тайная) встреча между Петром I и Фридрихом III состоялась 9 мая.

Польский вопрос

В Бранденбурге Петра больше всего волновал вопрос, касавшийся Польши. Во время Великого посольства в Речи Посполитой после смерти Яна Собеского началось междуцарствие. Кандидатов на престол было много: сын покойного короля Яна, Иаков Собеский, пфальцграф Карл, герцог лотарингский Леопольд, маркграф баденский Людовик, внук папы Одескальки, французский принц Конти, курфюрст саксонский Фридрих Август II и несколько польских вельмож. Главными претендентами были Конти и Август.

Отношения России к этому избранию были просты: кто бы ни был на польском престоле — всё равно, лишь бы до заключения общего мира с турками Польша не выходила из священного союза четырёх держав; поэтому Россия должна была противиться только одному кандидату — принцу Конти, потому что Франция находилась в дружественных отношениях с Османской империей и враждебных к Австрии. Польша с королём-французом легко могла подчиниться французской политике, и действительно, французский посланник заявил польским вельможам обещание султана заключить с Польшею отдельный мир и возвратить ей Каменец-Подольский, если королем будет избран французский принц. Так как это заявление очень усиливало французскую партию, то Пётр в посланном польским панам из Кёнигсберга письме заявил, что, если польские вельможи будут продолжать поддерживать принца Конти, то это очень сильно скажется на взаимоотношениях России с Речью Посполитой.

17 июня совершились двойные выборы: одна партия провозгласила Конти, другая — курфюрста саксонского. Это ещё больше отразилось на внутреннем положении страны: противоборство двух враждующих партий только усилилось. Приверженцы Августа сильно опирались на царскую грамоту, в их поддержку Пётр прислал ещё другую того же содержания; поэтому саксонская партия начала брать явный перевес. Чтобы поддержать Августа, Пётр выдвинул к литовской границе русское войско. Эти действия Петра позволили саксонскому курфюрсту вступить в Польшу и короноваться, приняв католичество. При этом он дал ему слово оказывать России поддержку в борьбе с Османской империей и Крымским ханством.

Великое посольство в Голландии

Беседа Петра I в Голландии. Неизвестный голландский художник. 1690-е гг. ГЭ

Беседа Петра I в Голландии. Неизвестный голландский художник. 1690-е гг. ГЭ

Добравшись в начале 1697 года до Рейна, Пётр по реке и каналам спустился до Амстердама. Голландия давно уже привлекала царя, и ни в какой другой стране Европы тех времён не знали так хорошо Россию, как в Голландии. Голландские купцы были постоянными гостями единственного русского морского порта того времени — города Архангельск. Ещё при царе Алексее Михайловиче, отце Петра, в Москве было большое количество голландских ремесленников; первые учителя Петра в морском деле, с Тиммерманом и Кортом во главе, были голландцы, много голландских корабельных плотников работало на воронежских верфях при строительстве кораблей для взятия Азова. Амстердамский бургомистр Николаас Витсен был в России ещё при царе Алексее Михайловиче и ездил даже на Каспий. Во время своего путешествия Витзен завязал прочные отношения с московским двором; он исполнял поручения царского правительства по заказу судов в Голландии, нанимал корабельщиков и всяких мастеров для России.

Не останавливаясь в Амстердаме, Пётр отправился в Заандам, небольшой городок, славившийся множеством верфей и кораблестроительных мастерских. На другой день царь под именем Петра Михайлова записался на верфи Линста Рогге.

В Заандаме Пётр жил в деревянном домике на улице Кримп. После восьмидневного пребывания в Заандаме Пётр перебрался в Амстердам. Через бургомистра города Витзена он выхлопотал себе разрешение работать на верфях Ост-Индской компании.

Узнав о страсти русских гостей к кораблестроению, голландская сторона заложила на амстердамской верфи новый корабль (фрегат «Пётр и Павел»), над строительством которого трудились волонтёры, в том числе и Пётр Михайлов. 16 ноября корабль был успешно спущен на воду.

Одновременно, была развёрнута деятельность по найму иностранных специалистов для нужд армии и флота. Всего было нанято около 700 человек. Было закуплено и оружие.

Но не одним кораблестроением занимался Пётр в Голландии: он ездил с Витзеном и Лефортом в Утрехт для свидания с штатгальтером нидерландским Вильгельмом Оранским. Витзен водил Петра на китобойные суда, в госпитали, воспитательные дома, фабрики, мастерские. Пётр изучил механизм ветряной мельницы, посетил писчебумажную фабрику. В анатомическом кабинете профессора Рюйша царь присутствовал на лекциях по анатомии и особенно заинтересовался способами бальзамирования трупов, чем славился профессор. В Лейдене в анатомическом театре Бургаве Пётр сам принимал участие в вскрытии трупов. Увлечение анатомией в будущем послужило причиной создания первого российского музея — Кунсткамеры. Помимо этого Пётр изучил технику гравировки и даже сделал собственную гравюру, названную им «Торжество христианства над исламом».

Четыре с половиной месяца Пётр провёл в Голландии. Но царь был недоволен своими наставниками-голландцами. В написанном им предисловии к Морскому регламенту, Пётр так объясняет причину своего недовольства:

На Остъ-Индской верфи, вдавъ себя съ прочими волонтерами въ наученіе корабельной архитектуры, государь въ краткое время совершился въ томъ, что подобало доброму плотнику знать, и своими трудами и мастерствомъ новый корабль построилъ и на воду спустилъ. Потомъ просилъ тоя верфи баса Яна Поля, дабы училъ его пропорціи корабельной, который ему черезъ четыре дня показалъ. Но понеже въ Голландіи нетъ на сие мастерство совершенства геометрическимъ образомъ, но точію некоторыя принципіи, прочее же съ долговременной практики, о чемъ и вышереченный басъ сказалъ, и что всего на чертежъ показать не умеетъ, тогда дело ему стало противно, что такой дальній путь для сего восприял, а желаемаго конца не достигъ. И по несколькихъ дняхъ прилучилось быть его величеству на загородномъ дворе купца Яна Тессинга въ компаніи, где сидел гораздо невеселъ ради вышеописанной причины, но когда между разговоровъ спрошенъ былъ: для чего такъ печаленъ, тогда оную причину объявилъ. Въ той компаніи былъ одинъ англичанинъ, который, слыша сие, сказалъ, что у нихъ, въ Англии, сия архитектура такъ въ совершенстве, какъ и другия, и что краткимъ временемъ научиться можно. Сие слово его величество зело обрадовало, по которому немедленно въ Англію поехал и тамъ черезъ четыре месяца оную науку окончилъ.

Великое посольство в Англии

Готфрид Кнеллер «Пётр I», 1698

По личному приглашению английского короля Вильгельма III, который одновременно являлся правителем Голландии, Пётр в начале 1698 года посетил Англию.

В Англии Пётр пробыл около трёх месяцев, сначала в Лондоне, а потом, главным образом, в Дептфорде, где на королевской верфи под руководством известного английского кораблестроителя и политика Энтони Дина (старшего) пополнил своё кораблестроительное образование.

В Англии он вёл тот же образ жизни, что и в Голландии. В Лондоне, Портсмуте, Вуличе осматривал арсеналы, доки, мастерские, музеи, кабинеты редкостей, часто ездил на военные корабли английского флота, детально рассматривал их устройство. Раза два Пётр заходил в англиканскую церковь, был на заседании парламента. Пётр I посетил Гринвичскую обсерваторию, Монетный двор, Английское королевское общество, Оксфордский университет. Царь изучил технологию изготовления часов. Считается, что он встречался с Ньютоном.

Однако, как заметил В. О. Ключевский:

Повидимому, у Петра не было ни охоты ни досуга всматриваться въ политическій и общественный порядокъ Западной Европы, въ отношения и понятия людей западнаго мира. Попавъ въ Западную Европу, онъ прежде всего забежалъ в мастерскую ея цивилизации и не хотѣлъ ни идти никуда дальше, по крайней мере оставался рассеяннымъ, безучастнымъ зрителемъ, когда ему показывали другия стороны западноевропейской жизни. Когда онъ въ августе 1698 г. возвращался въ отечество съ собранными за полтора года путешествия впечатлениями, Западная Европа должна была представляться ему въ виде шумной и дымной мастерской съ ея машинами, молотками, фабриками, пушками, кораблями и т. д.

При своём визите английскому королю Пётр оставил совершенно без внимания прекрасную картинную галерею Кенсингтонского дворца, но очень заинтересовался прибором для наблюдения за направлением ветра, находившимся в комнате короля.

Написанный во время этой поездки в Англию Готфридом Кнеллером портрет стал примером для подражания. Портреты Пётра I, написанные в кнеллеровском стиле, получили широкое распространения в XVIII веке.

Тем не менее, не надо думать, что Пётр совершенно не замечал, кроме технической, никаких других сторон западноевропейской жизни.

Проведя три месяца в Англии, Пётр переехал в Голландию, но после пустых переговоров направился в Вену.

Политические переговоры в Голландии не удались — голландцы не согласились встать на сторону России в конфликте с Османской империей. Выдающийся историк С.М. Соловьёв в своей книге «История России с древнейших времён» объяснил это тем, что

Штаты вместе с английским королем хлопотали о заключении мира между Австриею и Турциею. Этот мир был необходим для Голландии и Англии, чтоб дать австрийскому императору возможность свободно действовать против Франции: предстояла страшная война за наследство испанского престола, то есть для сокрушения опасного для всей Европы могущества Франции. Но во сколько для Англии и Голландии было выгодно заключение мира между Австрией и Турциею, во столько же им было выгодно продолжение войны между Россией и Турцией, чтоб последняя была занята и не могла снова отвлечь силы Австрии от войны за общеевропейские интересы. Но эти интересы находились в противоположности с интересами России: Пётр трудился изо всех сил, чтобы окончить с успехом войну с Турциею, заключить выгодный мир; но мог ли он надеяться с успехом вести войну и окончить её один, без Австрии и Венеции? Следовательно, главною заботою Петра теперь было — или уговорить императора к продолжению войны с турками, или по крайней мере настоять, чтоб мирные переговоры были ведены сообща и все союзники были одинаково удовлетворены.

Конец Великого посольства

Путь Петра лежал через Лейпциг, Дрезден и Прагу в столицу Австрии Вену. По дороге пришли известия о намерении Австрии и Венеции заключить с Османской империей мирный договор. Долгие переговоры в Вене не дали результата — Австрия отказывалась включать в требования договора передачу Керчи России и предлагала согласиться на сохранение уже завоёванных территорий. Однако это перечёркивало усилия по обеспечению выхода к Чёрному морю.3

14 июля 1698 года состоялась прощальная встреча Петра I с императором Священной римской империи (правителем Австрии) Леопольдом I. Посольство намеревалось выехать в Венецию, но неожиданно из Москвы пришли известия о бунте стрельцов и поездка была отменена.

Для продолжения переговоров в Вене был оставлен П.Б.Возницын. На Карловицком конгрессе он должен был отстаивать интересы России. Однако из-за дипломатических просчётов русскому послу удалось добиться лишь заключения двухгодичного перемирия с Османской империей.

Итоги Великого посольства

По дороге в Москву царь узнал о подавлении бунта. 31 июля в Раве Пётр I встретился с королём Речи Посполитой Августом II. Общение двух монархов, бывших ровесниками, продолжалось в течение трёх дней. В результате возникла личная дружба и наметилось создание союза против Швеции. Окончательно тайный договор с саксонским курфюрстом и польским королём был заключён 1 ноября 1699 года. По нему Август должен был начать войну против Швеции вторжением в Ливонию. Назревал конфликт между Россией и Швецией, который вылился в Северную войну 1700—1721 годов.

25 августа 1698 года Пётр I прибыл в Москву.

Интересные факты

Почти сразу же после возвращения из Великого посольства на острове Котлин началось строительство крепостей. Проект этих крепостей был утверждён лично царём, и был составлен по образцу крепости Фридрихсбург, которую Пётр осматривал в Кёнигсберге. До наших дней от этой крепости сохранились только главные ворота, однако они были построены в середине XIX века в ходе модернизации вместо старых.

В честь трёхсотлетия Великого посольства одна из набережных Калининграда стала называться «Набережная Петра Великого». На этой набережной расположен Музей Мирового океана, в котором к 300-летию Великого посольства была устроена специальная выставка.

Источник: www.encyclopaedia-russia.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.