Государственные школы созданные петром 1

Процесс развития российского образования и науки в первой четверти ХVIII века целиком связан с личностью грандиозного реформатора Петра I, который придал образованию первостепенную значимость для государства. Он в своих циркулярах требовал, что подданные обучали детей письму и чтению. В этих целях рекомендовалось использовать кроме азбуки псалтырь и часослов. Особые требования предъявлялись к детям дворян, которых обязывали изучать иностранные языки и иные науки. Особый интерес вызывает у современной молодежи знаменитый указ 1714 года, запрещавший жениться дворянским недорослям, пока они не пройдут курс наук, не овладеют грамотой. Поговорка «Не хочу учиться, хочу жениться!» родом из петровской эпохи. Наиболее важным компонентом внедренных реформ Петр I считал развитие светского, ориентированного на Европу образования. В этой связи было принято решение об открытии государственных школ с целью подготовки образованных людей из семей купеческих, дворянских и верхушки посада.


Петр IПетр IВ России благодаря новаторским реформам Петра I появилась система профессионального образования. Так, в 1701 году основаны пушкарская, навигацкая, приказная, госпитальная и иные школы, пребывавшие под опекой соответствующих государственных органов. Первая школа «математических и навигацких наук» открылась в Москве 27 августа 1701 года. Здесь обучали будущих капитанов, кораблестроителей, а также преподавателей для иных школ.  Выпускники Медицинской, Навигацкой, Артиллерийской, Инженерной школ получали общее и профессиональное образование, после чего занимали ведущие должности и становились активными проводниками внедряемых реформ. Петровская эпоха предоставила уникальные возможности для личностного роста каждому талантливому человеку из народа. В этот период приоритетной государственной задачей считалось развитие светского типа мышления, грамотности, всячески приветствовалась образованность в противовес церковной консервативности, религиозности. Академия наук в Санкт-Петербурге была любимым Леонард ЭйлерЛеонард Эйлердетищем императора в последний период его жизни. Ее работа началась в 1725 году, уже после смерти императора, разработавшего Устав и основные положения для Академии, выписавшего из германских земель мировую звезду по математике профессора Леонарда Эйлера.

отличие от европейских, АН в Петербурге совмещала функции научного и учебного центра, при Академии была создана гимназия. В основном профессора приглашались из Германии, кроме Эйлера другой знаменитостью европейского уровня был Даниил Бернулли, профессор механики, математики, его труд «Гидродинамика» содержал фундаментальный «закон Бернулли» для идеальной жидкости.   Сначала студентов было очень мало, по большей части тут учились дети дворян или иностранцев, проживающих в России. Но после введения стипендии и особых мест для студентов, обучающихся за счет государства, появились среди них разночинцы и крестьяне. В гимназии обучались дети мастеровых, крестьян и солдат, но, как правило, они ограничивались лишь младшими классами. Основные реформы Петра I в области образования и науки:
— Открылось множество школ – гарнизонные, цифирные, епархиальные школы, Артиллерийская, Инженерная, Навигацкая и др.
— Была образована система профессионального образования.
— Стали направлять на учебу за границу молодых дворян.
— Изменилось содержание образования: теперь на первом месте оказались вместо церковных светские науки.
— Создание светских учебников, издание первой печатной газеты «Ведомости» (с 1701г.),
— Первая библиотека (библиотека академии Наук, носила титул библиотеки Его Величества) основана в 1714 году.
— В 1725 году создана Академия наук.
— Происходит активное развитие отечественной науки: внедряются русские изобретения, положено начало организации географических, геологических и других экспедиций;
— с 1 января 1700 года в России введено новое летоисчисление.

r /> — В 1714 году в Петербурге основан первый музей – Кунсткамера (это была одна комната «Государев кабинет» в летнем дворце). Важным итогом этого «снежного кома» образовательных реформ, проводившихся хаотично, от случая к случаю, и не создавшего стройной системы российского образования, все же был сдвиг в сторону обмирщения сознания людей, в дворянское сословие влилась «свежая кровь» из низов общества – росла социальная мобильность по государственной службе. Страна нуждалась в грамотных, образованных, честолюбивых и активных людях, она их получила. Моральная сторона процесса обучения, воспитание гармонично развитой, просвещенной личности Петра Первого и его соратников интересовала мало, задача воспитания честного человека на государственной службе поставлена не была и, соответственно, не решена.

Источник: profmetodist.ru

Все представленные на рассмотрение Петра I проекты организации обра­зования в полной мере реализованы не были. Однако под влиянием этих проектов единый тип обра­зования, характерный для допетровского времени, разделился на два направления – церковное и светское, причем в рамках последнего возникли различные профессиональные школы. Про­фессиональная направленность новой организации образова­ния являлась его главной характеристикой. В новых учебных за­ведениях главное место занимали специальные предметы: ма­тематика, навигация, инженерия, артиллерия, медицина и т.д.


Другой важнейшей чертой образования стало преоблада­ние сословности. Внутренняя политика Петра I характеризо­валась стремлением к возвышению дворянского сословия. В итоге все создававшиеся государством средние и высшие школы предназначались в основном для детей дворян, гото­вившихся к занятию главных должностей в государственном аппарате, в армии, на флоте, для руководства промышлен­ностью и торговлей. Однако нередко в эти школы принима­ли детей и из других сословий. В целом же для различных сословий создавались свои школы. Исключение составляло лишь крестьянство, ибо крестьянский труд, как считалось, не требовал какого-либо образования. Все школы создава­лись по указам Петра I и даже при личном его контроле.

Первой попыткой петровского правительства создать в России сеть государственных начальных школ, доступных до­статочно широким народным слоям, было открытие цифир­ных школ. Они учреждались согласно указу царя от 1714 г. для детей от 10 до 15 лет с целью подготовки части народа к госу­дарственной светской и военной службе в качестве низшего обслуживающего персонала, для работы на заводах, верфях. Цифирные школы рассматривались также как подготовитель­ный этап для последующей профессиональной подготовки. Поэтому первоначально предполагалось, что эти школы бу­дут посещать не только дети солдатские и посадские, но и дети духовенства, дворян, приказных.


содержание обучения входили грамота, арифметика, начальная геометрия. В каче­стве учителей использовались ученики московской школы ма­тематических и навигацких наук. Однако организация и рабо­та этих учебных заведений столкнулись с трудностями, по­скольку они располагались на большом расстоянии от домов учеников. Для предупреждения побегов из школы и прогулов занятий учеников нередко содержали под караулом, приме­няли жестокие дисциплинарные меры, набирали в школу си­лой. Поскольку военная и гражданская служба дворянина с этого времени требовала первоначального обучения, своего рода прохождения учебной повинности, без которой ему зап­рещалось даже жениться, то родители изыскивали причины, по которым дети могли бы не посещать эти школы. В 1716 г. Петр I разрешил дворянским детям обучаться дома или в сто­личных школах. Вскоре была удовлетворена аналогичная просьба купцов, а возвращения церковных детей в духовные школы потребовал синод. Таким образом, цифирные школы не получили поддержки практически среди всех сословий и не могли стать базовым типом новой русской школы. Трудно­сти материального плана постепенно привели к почти повсе­местному их закрытию. Однако опыт их создания, безуслов­но, обогатил отечественную педагогическую практику.

Для обучения детей солдат и матросов в начале XVIII в. от­крывались гарнизонные и адмиралтейские школы, цель кото­рых состояла в подготовке младшего командного состава армии и флота, мастеров по строительству, обслуживанию кораблей.


рвая гарнизонная школа начала работу еще в 1698 г. при ар­тиллерийской школе Преображенского полка. В ней обучали гра­моте, счету, бомбардирскому (артиллерийскому) делу, а в 1721 г. вышел указ о создании такого рода школ при каждом полку. Первая адмиралтейская школа была открыта в Петербурге в 1719 г., затем аналогичные школы – в Ревеле и Кронштадте. Все эти новые школы назывались «русскими», так как там препода­вали чтение, письмо и счет на русском языке, в отличие от других – «разноязычных», где главным образом изучались ино­странные языки с целью подготовки переводчиков.

В это же время создавались горнозаводские школы, в ко­торых готовили квалифицированных рабочих и мастеров. Первая была открыта в 1716 г. на Петровском заводе в Каре­лии, куда собрали 20 детей из бедных дворянских семей и стали обучать их чтению, письму, геометрии, арифметике, артиллерии, горному делу. Здесь же учили горному делу юно­шей, уже работающих на заводах, а воспитанников Москов­ской школы математических и навигацких наук – доменно­му, кузнечному, якорному.

В 1701 г. в Москве под руководством широко образованно­го ученого-математика, астронома, географа и видного го­сударственного деятеля Якова Вилимовича Брюса (1670–1735) начала работу государственная артиллерийско-инженерная школа для обучения «пушкарских и иных посторонних чи­нов людей детей их словесной письменной грамоте, цифири и иным инженерным наукам». Однако постепенно школу ста­ли посещать почти исключительно дворянские дети. Школа делилась на две ступени: нижняя, или «русская», учила пись­му, чтению, счету; верхняя – арифметике, геометрии, три­гонометрии, черчению, фортификации и артиллерии.


В начале XVIII в. преимущественно для дворянских детей последовательно открывались новые учебные заведения, та­кие как Московская инженерная школа (1703), Петербургс­кая инженерная школа (1719), Петербургская артиллерийс­кая шкода и др.

В 1707 г. в Москве при военном госпитале была открыта школа для подготовки врачей – хирургическая школа. В со­держание обучения входили анатомия, хирургия, фармако­логия, латынь, рисование; обучение велось преимуществен­но на латинском языке. Теоретическая подготовка сочеталась с практической работой в госпитале. При школе имелся «ап­текарский огород», на котором учащиеся выращивали ле­карственные растения. Был свой анатомический театр.

Проблема профессиональной подготовки коснулась и го­сударственного аппарата. Для удовлетворения этой потреб­ности открывались школы, где готовились канцелярские слу­жащие (1721).

Все эти и другие новые «петровские» школы развивались, играя положительную роль в распространении грамотности и определенных профессиональных знаний и умений среди низших и высших сословий России.

Образцом для большинства из них служила Школа мате­матических и навигацких наук, открытая в Москве в поме­щении Сухаревой башни.


чным указом Петра I в 1707 г. здесь была введена жесткая система наказаний учащихся за провинности разного рода. За прогулы взимали денежные штрафы, которые пополняли школьную казну. В случае не­уплаты штрафов применялись телесные наказания; за побег из школы предусматривалась смертная казнь, за ходатайство об отсрочке от школы ученика могли отправить в ссылку. Вообще принудительный характер обучения в петровскую эпоху, когда казарма, канцелярия и школа одинаково явля­лись местом службы, подкреплялся еще и жесткой солдат­ской дисциплиной, применением к школам уголовного ко­декса. Такими варварскими методами Россия приобщалась к западноевропейской культуре. В 1715 г. школа была переведе­на в Петербург и переименована в Морскую академию.

При достаточно поспешном учреждении школ в петровс­кую эпоху организация их зачастую не была удовлетворитель­на. Часто это были, по сути, школы полурусские, так как русских учителей было мало и для преподавания приглаша­лось большое число иностранцев. Кроме того, первые про­фессиональные школы, несмотря на свою конкретную обра­зовательную задачу, выпускали «служилых людей на всякую государственную потребу», т.е. одновременно и военных и граж­данских чиновников, как, например, Навигацкая школа. От­сюда энциклопедичность образования, многопредметность, граничившая с хаотичностью: учебный курс мог включать ма­тематику, историю, географию, статистику, философию, тех­нологию, рисование и т.д.


и этом сами по себе предметы были весьма обширны, в философию, например, одно время входила логика, психология, эстетика, риторика, нравоуче­ние, право естественное, право народное. Такое положение приводило к тому, что курс за недостатком времени прохо­дился не полностью, уровень образования тем самым сни­жался. Вместе с тем акцент на профессиональную подготовку в начале XVIII в. привел к тому, что государственных школ действительно общеобразовательного характера в России долго не создавалось.

Эту задачу пытались решить школы частные. Пользовав­шиеся в то время субсидиями от государства, именно они во многом послужили основой для последующего развития школьного дела в России.

Значительные преобразования произошли в петровское время и в традиционных для России духовных учебных заве­дениях, через которые еще в XVII в. в страну стало прони­кать западноевропейское образовательное влияние. Именно оно способствовало расширению целей обучения и измене­нию образовательных курсов и тем самым косвенно положи­ло начало российским просветительским реформам. Однако жесткая политика Петра I по отношению к церкви, стрем­ление полностью подчинить ее царской власти и государ­ству, желание иметь духовенство, поддерживающее преоб­разования в стране, а также появление нового, светского направления в обучении и воспитании не могли не отра­зиться на духовно-церковных учебных заведениях.

Сначала доступ в епархиальные школы и духовные семина­рии был достаточно открытым.


нако по мере возникновения светских, профессиональных школ эти учебные заведения ста­ли восприниматься как профессиональные. Кроме того, прави­тельство стало требовать, чтобы в духовные школы принима­лись лишь дети духовенства, для чего даже составлялись специ­альные списки. Наборы в школы происходили в неопределенные сроки в зависимости от количества учеников. Поступившие ис­пытывались в течение года, а затем решался вопрос об их воз­можности учиться, однако исключали крайне редко: «буде по­кажется детина непобедимой злобы, свирепый, до драки ско­рый клеветник, непокорна». Принятый ученик должен был оставаться в школе до конца учения, о чем давал письменное обязательство. В школах были распространены суровые наказа­ния, однако ученики, несмотря ни на что, часто убегали. За укрывательство беглецов из школы духовенство подвергалось денежным штрафам, лишению места и телесным наказаниям. Таким образом, постепенно устанавливался новый порядок образования духовенства: все дети этого сословия должны были учиться в духовных школах, в ином случае по указу 1708 г. их ведено было отдавать в солдаты.

В первой четверти XVIII в. была создана сеть новых духов­ных школ. Они получили название архиерейских, были толь­ко начальными и открывались по инициативе тех духовных служителей, которые поддерживали преобразования в госу­дарстве. Такие школы были созданы в Чернигове, Тобольске, Ростове, Смоленске. Вскоре епископов обязали открывать школы для подготовки священников при всех архиерейских домах. Предполагалось, что в них будут обучать детей чтению, письму, славянской грамматике, арифметике и геометрии.

Наиболее значительной была деятельность Новгородской архиерейской школы. Она давала ученикам широкий курс об­разования и, по сути, являлась повышенной школой. Она была открыта в 1706 г. братьями Лихудами, которые работали в ней учителями. По примеру Московской славяно-греко-латинской академии в Новгороде изучали греческий и латинский языки. Петр I использовал эту школу для подготовки к государствен­ной службе дворянских детей. За 20 лет работы в ней было обучено большое количество православных россиян.

Новгородская школа являлась образцом при создании но­вых духовных школ и одновременно готовила учителей для них. В 20-е гг. XVIII в. под началом этой школы было открыто 15 «мень­ших школ», в которых работали ученики из Новгорода.

Источник: studopedia.ru

В этих строках выражена самая суть характера Петра 1 — царя-реформатора. Еще с детства Петр отличался любознательностью, и поражал всех живостью и непоседливостью. Образование Петр ставил во главу всех реформ. В Москве одна за другой открывались школы — навигацкая, инженерная, артиллерийская, медицинская, немецкая.

В конце XVII в начале XVIII вв. Россия пересматривает курс развития, в том числе в сфере школьного образования, равняясь на западный опыт. По сути дела происходил поворот к школе и педагогике Нового времени. Примером этого может служить воспитание и образование самого Петра I. До 10 лет будущий государь воспитывался даже более по старому, чем его старшие братья и отец. Он обучался грамоте, изучал азбуку, псалтырь, евангелие и апостол, русскую историю. С 1683 года он обучался математике, арифметике, геометрии, баллистике, кораблестроению, тогда же Петр I овладел немецким и голландским языками. Петр и его сподвижники предпринимали попытку направить страну по общеевропейскому пути. Был введен обычай посылать за границу молодых людей для обучения корабельному и мануфактурному делу, военным наукам. По главным промышленным городам Европы были рассеяны сотни русских учеников. Для осуществления экономической реформы Петру требовались специалисты. Последовал указ «всех мобилизовать на труд, на государеву службу». Это определяло развитие практического образования. Создается сеть профессиональных учебных заведений и трудовых школ, что определялось государственными интересами. Можно говорить о создании элементов системы трудовой и профессиональной подготовки. В начале XVIII в. в России появляются государственные школы различных типов. Подобная реформа образования была одним из направлений преобразований Петра I. Эти школы отличались практической направленностью и в то же время не были узкопрофессиональными. В них не только готовили моряков, строителей, моляров, мастеровых, писарей и т.д., но и давали общее образование: родной язык, иностранный язык, арифметика, политика, философия и т.д. По преимуществу создавались дворянские школы, но сословный характер нередко нарушался. Первым из созданных при Петре I учебных заведений была Школа математических и навигационных наук в Москве в Сухаревой башне (1701 г.). Директором школы назначили профессора Г. Фарварсона (Англия). В учебную программу входили: арифметика, география, астрономия, математическая география. До того как приступить к изучению этой программы учащиеся могли пройти два начальных класса, где учили читать, писать, считать. В школе могли учиться до 500 человек. Возраст учащихся — от 12 до 20 лет. Готовили моряков, инженеров, архитекторов, служилых людей. Ученики получали кормовые деньги, жили при школе или в наемных квартирах. За прогулы учащимся грозил немалый штраф. За побег из школы полагалась смертная казнь. В школу математических наук был приглашен Леонтий Федорович Магницкий (1669-1739 гг). Он возглавлял эту школу. Им был создан учебник прикладного характера «Арифметика». По этому учебнику шло освоение алгебраических, логарифмических действий. Обучение шло последовательно от простого к сложному и было связано с профессиональной деятельностью: фортификация, корабельное дело и пр., широко использовались наглядные пособия. Была введена система наказаний. В школе из числа «лучших учеников» выделяли «десятских», которые следили за поведением своих товарищей. Учились дети низших сословий. В 1715 году старшие классы школы математических и навигационных наук перевели в Петербург. На этой базе была организована Морская академия — военно-учебное заведение, где готовили к морской службе. В 1707 году в Москве при военном госпитале была создана Химическая школа. По образцу навигационной школы в Москве в 1712 году были открыты еще две школы: инженерная и артиллерийская.

28 февраля 1714 году выходит Указ о введении обязательной учебной повинности для дворянских детей, детей дьяков и подьячих: «во всех губернских дворянских и приказного чина, дьячих и подьячих детей от 10 до 15 лет учить цифири и некоторую часть геометрии и для того учения послать математических школ учеников по несколько человек в губернию ко архиереям и в знатные монастыри и в архиерейских домах и монастырях отвести им школы и во время того учения тем учителям давать кормовых по 3 алтына, по 2 деньги на день из губернских доходов, а как ту науку те их ученики выучат совершенно: и в то время давать им свидетельственные письма за своею рукою, а без таких свидетельственных писем жениться их не допускать и венечных памятей не давать». Было заложено начало созданию светских элементарных школ с математическим уклоном — Цифирные школы. В этих школах обучали арифметике и отчасти геометрии. В качестве учителей в каждую губернию было послано по два выпускника Московской навигационной школы и Морской академии. Но постепенно эти школы пришли в упадок. Значительная их часть закрылась. Ученики из духовного сословия уходила в церковные Архиерейские школы. С 1721 года при сибирских заводах стали создаваться Горные училища. Для специальной подготовки специалистов по иностранным языкам в Москве было учреждено особое учебное заведение которым руководил Эрнст Глюк. Здесь детей бояр, служилых и торговых людей обучали греческому, латинскому и итальянскому, французскому, немецкому, шведскому языкам. Обучение языкам занимало три четверти учебного времени. Остальное время отводилось на преподавание философии, истории, арифметики, географии. Обучали бесплатно. Э. Глюк разработал учебные пособия: русскую грамматику, пособия по географии, молитвенник в стихах. Использовался «Мир в картинках» Я.А. Коменского. После закрытия школы Э. Глюка единственным учебным заведением повышенного образования в Москве оказалась Славяно-греко-латинская академия. В 1724 году выходят указы об открытии Горнозаводских школ и Технических училищ строительного дела, металлургии и др. 28 января 1724 года издается Указ об учреждении Академии наук. «Учинить Академию, в которой бы учились языкам, прочим наукам и знатным художественным и переводили б книги». «Науки, которые в сей Академии могут, учинены быть, свободно бы в три класса разделить можно:

1) все науки математические и которые от оных зависят

2) все части физики

3) гуманитарные знания, история и право.

В конце 1725 года в Петербурге был создан важный научно-правительственный центр Академия наук. В её состав входили университет и гимназия. В университете было четыре факультета: теологии, юриспруденции, медицины, философии. В 1731 году в Петербурге было учреждено первое среднее учебное заведение закрытого типа для знати Корпус кадет. В нем готовили офицеров и гражданских чиновников. В 1737 году издан закон, предоставивший дворянам право на домашнее обучение. В 1744 году некоторые цифирные школы были присоединены к полковым и гарнизонным школам, остальные слились с архиерейскими школами, деятельность которых определялась «Духовным регламентом» (1721г.)- Феофан Прокопович. В «Регламенте» излагалась новая программа школьного образования. Преследовалось сочетание светского и религиозного обучения. В них готовили священнослужителей. Обучали: началам религии, письму, чтению, арифметике, геометрии. Предусматривалось создание Академии с семинариями (8-ми летние средние духовные учебные заведения). Они были закрытыми. В программу входили: латинский язык, грамматика, история, география, геометрия, арифметика, логика и диалектика, риторика, физика, политика, богословие. Предусматривалось использование дидактических приемов: ознакомление учащихся с программой в начале преподавания, установление межпредметных связей. В учебных заведениях начала XVIII в. обучали на русском языке. Вместо прежнего Псалтыря используется Букварь Федора Поликарпова. Учебные пособия впервые вводили латинский и греческий шрифты, содержали сравнение славянского, греческого и латинского языков и пр. Петровские реформы образования и воспитания встретили глухое и явное недовольство, которое беспощадно и жестоко подавлялось. В тоже время возникновение новых типов школ — важное явление в организации национальной системы образования. В 1755 году в Москве создается Университет и университетские гимназии. Университет предназначался детям дворян. Первые студенты были набраны из духовных семинарий. Вторая четверть XVIII в. ознаменована заботой государства об организации обучения дворян. В 1759 году основано привилегированное дворянское учебное заведение Пажеский корпус при императрице Елизавете в Петербурге. В Петровскую эпоху в обществе укрепилось понимание необходимости светского государственного регулярного воспитания и обучения. Примером служит проект Федора Салтыкова. В его «Пропозициях» предлагалось учредить в каждой губернии академии. Проектируемые академии напоминали западноевропейские учебные заведения Дворцовые школы:

грамматика, философия, история, география, математика, физика;

механика, фортификация, архитектура;

танцы, фехтование, верховая езда.

Кроме того, в каждой губернии предусматривалось создание по две женские школы. Реально указ об открытии Горнозаводских школ осуществил Василий Никитич Татищев (1686-1750 гг.) Он разрабатывал проекты построения широкой системы образования по сословному принципу. Им были открыты горнозаводские школы на Урале. В.Н. Татищев планировал создание школ и для детей приписанных к заводам крестьян. Его наиболее известная работа «Разговор о пользе наук и училищ». Главной наукой Татищев считал такую «чтоб человек мог себя познать». Высшие ступени школы должны обучать: математике, логарифмическим исчислениям, приборному искусству, иностранным языкам, производственным навыкам, токарному, коммерческому, столярному, граверному, горному делу. «Однако ж я вам скажу: в начале науки разделяются сугубо: душевное богословие и телесное философия. По первому к совершенству, нужно стараться, чтоб память, смысл и суждения в добрый порядок привести и сохранить. Другое внешнее, еже душа с телом толико связаны, что от повреждения телесных органов повреждаются и силы ума». При организации училищ Татищев опирался на указ Петра I от 1714 года, но при этом он отмечал, что «I низшие слои нужно особы от подлости отделять, II учителя к наставлению нужного и полезного способны и достаточны, III низшим слоям, чтоб без всякого недостатка к научению могло быть показано — материальная база, IV чего не вынесет казенное, то нужно низшим слоям на то доходы сложить, V чтоб над всем назирание таким было поручено, которые довольно искусны в науках». В.Н.Татищев приходит к заключению, что воспитание и обучение человека должно соответствовать его возрасту. Татищев считал, что учитель не только должен знать свой предмет, но и обладать умением обучать. Он выдвинул идею создания гимназий и академий ремесел. Знания делились им на:

нужные — домоводство, мораль, религия;

полезные — письмо, красноречие, иностранные языки, математика, естественные науки;

щегольские — поэзия, музыка, танцы, верховая езда;

любопытные — астрономия, алхимия;

вредные — ворожба, чернокнижие.

Таким образом, можно говорить о становлении профессионального образовании в России. При Петре I укрепляется дворянское землевладение. Организуются торгово-промышленные предприятия, заводы, фабрики. Наука и школа служили нуждам армии, флота, государственного управления.

Источник: StudFiles.net

Лекция девятая

1. Проблема светского образования. Создание государственной системы образования в России начинается только с петровской эпохи. В Московской Руси по существу не было государственных образовательных учреждений. Обучение (преимущественно письму и чтению) проводилось частным образом духовными лицами и не выходило за рамки знания Псалтыри и житий святых. На Стоглавом соборе 1551 г. вопрос о создании училищ «в царствующем граде Москве и по всем градом» рассматривался исключительно под углом зрения подготовки церковнослужителей.

Назначенные «по благословению своего святительства», т. е. епископа, «долблие» попы, дьяконы и дьяки должны были учить «своих учеников страху Божию и грамоте, и честь и петь, со всяким духовным наказанием», блюдя «их от всякаго растления, наипаче же от всякаго содомскаго греха и рукоблудия и ото всякия нечистоты, чтобы им… пришед в возраст, быть достойными священническому чину».

Само государство еще не сознавало потребности в ученых людях: объем его прерогатив был относительно невелик и целиком удовлетворялся теми же «грамотниками», прошедшими поповскую выучку.

Положение начинает меняться с середины XVII в., когда Россия порывает с самоизоляцией и выходит на арену международной жизни. В делах государства важнейшее значение приобретает светский фактор, изменивший представление о содержании образованности и просвещения. Понимание учености больше не замыкается на знании человеком Священного писания и творений отцов церкви. Ценными стали знания мирские, позволявшие создавать материальные блага. Укрепление государственности требовало большого числа чиновников, подготовленных к службе в центральных и местных органах управления.

Снятию остроты проблемы на первых порах способствует присоединение Украины к России. В Москву устремились целые когорты западнорусских «нехаев», получивших высшее образование в Киево-Могилянской академии. Они-то и составили первый костяк русской интеллигенции. Белорус Симеон Полоцкий создает Заиконоспасское училище, где готовят кадры для посольского дела. В конце XVII в. учреждается Славяно-греко-латинская академия, профессорами которой в основном были украинцы.

Однако их деятельность не могла быть вполне свободной, поскольку им приходилось считаться с господствующим положением духовной власти. Церковь же была неумолима и настойчиво требовала запрещения всего «иностранного». Патриарх Иоаким прямо наставлял царей Ивана и Петра: «…да никако же они, государи, попустят кому христианом православным в своей державе с еретиками иноверцами, с латины, лютеры, калвины, безбожными татары… общения в содружестве творити, но яко врагов Божиих и ругателей церковных, тех удалятися; да повелевают царским своим указом, отнюдь бы иноверцы… обычаев своих иностранных на прелесть христианом не вносили бы, и сие бы им запретить под казнию накрепко».

Становилось ясно: без подавления церковной оппозиции невозможно осуществить успешное развитие светского образования. При поддержке питомцев Киево-Могилянской академии Петр I и принимается за решение этой трудной задачи, доводя дело до упразднения патриаршества.

2. Светское образование при Петре I. Первым светским учебным заведением в России была открытая по указу Петра I от 14 января 1701г. «Школа математицких и навигацких наук» в Москве. В нее принимали не только дворянских недорослей, но также детей приказных и других служилых людей. Их обучали морскому делу, артиллерии и инженерству. На базе Навигацкой школы в 1715 г. в Петербурге была создана Морская академия, а несколько ранее — Артиллерийская школа в Москве. Таким образом, общая направленность светского образования в петровское время всецело определялось диктатом военных интересов.

Это же верно и в отношении медицинского образования. В условиях Северной войны армия и флот остро нуждались в медиках, поэтому в 1707 г. при Московском военном госпитале организуется Медицинская школа. Поскольку для обучения медицине необходимым было знание латинского языка, то по указу Петра I школа была укомплектована учащимися Славяно-греко-латинской академии, владевшими этим «еретически речением». Тогда же в Петербурге при Сухопутном и Морском госпитале открылась Хирургическая школа, преобразованная в 1797 г. в Медико-хирургическую академию. Статус Военно-хирургической академии приобрела и Медицинская школа в Москве.

Если прибавить к этому многочисленные «цифирные», солдатские и прочие школы, то можно говорить о формировании светской профессиональной школы в петровскую эпоху.

3. Учреждение Академии наук. В намерение царя-преобразователя входило и создание Академии наук, которая на манер Синода могла бы осуществлять руководство всем научно-образовательным делом в России. В соответствии с подготовленным регламентом «самолутчие ученые люди» должны были:

«1) науки производить и совершать, однако-жде так, чтоб оне тем наукам

2) младых людей… публично обучали и что оне

3) некоторых людей при себе обучили, которые бы младых людей первым рудиментам (основательствам) всех наук паки обучать могли». Словом, предполагалось учредить «такое здание», т. е. ведомство, которое «с малыми убытками тое ж бы с великою пользою чинило, что в других государствах три разных собрания (академия, университет и гимназия) чинят».

Петр I хотел немедленным перенесением на русскую почву плодов западноевропейской учености сразу добиться «размножения наук» и заведения «вольных художеств и мануфактур». Открытие Академии состоялось 28 января 1724 г.

Отсутствие «русских, хто учен и к тому склонность имеет», заставило для начала обратиться к иностранным ученым. По поручению Петра I их вербовкой занимались библиотекарь царской библиотеки И. Д. Шумахер и лейб-медик Л. Л. Блюментрост, обладавшие широкими связями и знакомствами в научном и дипломатическом мире. Их усилия увенчались успехом, и с июня 1725 г. в северную столицу стали съезжаться первые приглашенные академики, в их числе:

  • профессора математики Я. Герман, X. Гольдбах и И. Бернулли,
  • профессор физиологии (затем математики) Д. Бернулли,
  • профессор физики Г. Б. Бильфингер,
  • профессор астрономии Ж. Н. Делиль,
  • профессор ботаники И. X. Буксбаум,
  • профессор медицины, анатомии, хирургии и зоологии И. Г. Дювернуа,
  • профессор химии и практической медицины М. Бюргер,
  • профессор греческих и римских древностей Г. 3. Байер,
  • профессор юриспруденции И. С. Бекен-штейн,
  • профессор элоквенции и церковной истории И. X. Коль,
  • профессор логики и метафизики X. Мартини,
  • профессор нравоучительной философии X. Ф. Гросс. 20 ноября 1725 г. первым президентом Академии назначается Блюментрост.

4. Деятельность Академии наук. Засилье иностранцев не могло способствовать сколько-нибудь быстрому «обрусению» Академии. Будь жив Петр I (он неожиданно умер 28 января 1725 г.), возможно, все повернулось бы иначе. Но ни Екатерина I, ни сменивший ее на престоле Петр II, а тем более Анна Иоанновна не обладали даже приблизительным пониманием того, чем должна заниматься наука. Начавший было функционировать университет зачах на самом корню: не было русских студентов. Попытка выписывать их из-за границы оказалась бесперспективной.

Кризис Академии усугубился после перевода Блюментроста в январе 1728 г. в Москву. В течение последующих 35 лет Академией безраздельно распоряжались Шумахер, ставший к тому времени советником Академической канцелярии, и его зять И. И. Тауберт. Основным их занятием было угождение власти. Академики превращаются в своего рода «потешных людей», тратя время и силы на организацию фейерверков для придворных торжеств, сочинение поздравительных од царским персонам и их фаворитам.

Неудивительно, что в обществе появлялись серьезные сомнения в пользе этого учреждения. Все думали, что «учения будут тамо главны», а вышли только одни «палаты славны», — сокрушался Антиох Кантемир. Он резко высмеивал парадность официальных академических собраний:

Иной бедный, кто сердцем учиться желает,
Всеми силами к тому скоро поспешает,
А пришед, комплиментов увидит немало,
Высоких же наук там тени не бывало!

Ко всему этому добавился общий упадок дворянского образования. Смерть Петра I в широких дворянских кругах была воспринята как освобождение от всех стеснительных обязанностей, наложенных на них царем, в том числе и от обязанности овладения школьной наукой. Снять с себя заботу о просвещении «благородного сословия» не прочь были и сами его ближайшие преемники. По закону 1737 г. дворянским сыновьям предоставлялось право получать образование на дому, не связывая себя какой бы то ни было официальной программой. К чему это привело — видно на примере фонвизинского Митрофанушки.

5. Образовательная политика Елизаветы Петровны. Некоторое оживление в области образовательной политики намечается в 50-60-е годы XVIII в., когда на престол восходит императрица Елизавета Петровна. При ней был открыт Московский университет (1755), в котором разрешалось «всем желающим изучать бесплатно любые науки». Этой демократической мерой он обязан прежде всего М. В. Ломоносову. При университете были созданы две гимназии — для дворян и для разночинцев. Из их выпускников составился основной контингент студентов.

Не менее значительным событием елизаветинской эпохи стало и учреждение в Петербурге Академии художеств, открытие которой состоялось 17 ноября 1757 г. Первым ее «главным директором» был назначен И. И. Шувалов, приобретший к тому времени известность своими хлопотами об основании Московского университета.

6. Реформы Екатерины II. Большое внимание развитию школьной системы уделяется в царствование Екатерины II. Признавая Россию европейской державой, императрица желала насадить в своем новом отечестве и европейское просвещение. Она постоянно сносилась с видными иностранными писателями, учеными и философами, спрашивая у них советов о школьных делах, предлагая им составлять записки и проекты о распространении народного образования. В 1762 г. Екатерина II предложила Ж. Даламберу занять должность воспитателя великого князя Павла Петровича, с тем чтобы провести одновременно подготовку общей учебной реформы, но тот отказался.

От имени императрицы обращались и к известному берлинскому педагогу Георгу Зульцеру, однако и он не решился на переезд в Россию, ограничившись составлением для Екатерины II «Мнения об учреждении народных школ» (1773). Не откликнулись на призыв также Д. Дидро и Ф. Гримм, с которыми российская монархиня состояла в длительной переписке. Екатерине II не оставалось ничего другого, как довольствоваться более скромными персонами, возложив проведение школьной реформы на одного из своих сподвижников И. И. Бецкого и приглашенного австрийского серба Ф. И. Янковича де Мириево.

Бецкой был последователем педагогической теории Дж. Локка и вслед за ним отдавал приоритет воспитанию над образованием. Добросердечие и нравственность он ставил выше всяких знаний. Поэтому начинать надо с воспитания добродетели, которая только и «делает… доброго и прямого гражданина». «Держась сего неоспоримого правила, -писал Бецкой, — единое токмо средство остается, то есть произвести сперва способом воспитания, так сказать, новую породу, или новых отцов и матерей, которые бы детям своим те же прямые и основательные воспитания правила в сердце вселить могли, какие получили они сами, и от них дети передали бы паки своим детям, и так следует из родов в роды в будущие веки».

Для исполнения «великого сего намерения» Бецкой предлагал завести закрытые воспитательные училища, где могли бы содержаться дети обоего пола с 5-6 лет до 18-20 лет безвыходно, не имея «ни малейшего с другими сообщения», кроме ближайших родственников, да и то в присутствии начальников. «Ибо неоспоримо, — доказывал он, — что частое с людьми без разбору обхождение вне и внутрь оного весьма вредительно, а наипаче во время воспитания такого юношества, которое долженствует непрестанно взирать на подаваемые ему примеры и образцы добродетелей» .

Таким образом, Бецкой высказывал сомнение не только в эффективности существующей системы образования, но и всего традиционного русского семейного воспитания. По планам екатерининского реформатора возникли воспитательные училища при Академии художеств и Академии наук, коммерческие училища в Петербурге и Москве, был преобразован Сухопутный шляхетский корпус, учрежденный еще в 1731 г. Бецкой организовал особые школы для разночинцев, детей купцов, мещан и т. д. Не было забыто и женское образование: сперва создается Смольный институт в Петербурге, а затем по его образцу и «институты благородных девиц» в других городах, которые позднее с некоторыми изменениями были преобразованы в женские гимназии.

Однако Екатерину II не устраивает в полной мере эта система «сердечного» воспитания. В ее представлении «гражданин» — не просто добросовестный человек, но подданный, слуга Отечества.

Поэтому она останавливается на австрийской системе воспитания, творцом которой был монах-августинец И. И. Фельбигер, автор широко известного трактата «О должностях человека и гражданина». Суть его педагогических рецептов сводилась к четырем основным «заповедям»:

  1. не говорить, ни делать что-либо предосудительное в рассуждении правительства;
  2. повиноваться властям;
  3. иметь упование на прозорливость и праводушие правительства;
  4. во всем выказывать рвение и исполнительность .

Именно из этих принципов и складывается любовь к Отечеству, причем независимо от того, является ли оно «вольной республикой» или монархией, подчеркивал Фельбигер.

Осуществлять данную программу было поручено Янковичу де Мириево, служившему до того директором народных училищ в сербской провинции Австрии. В соответствии с представленным им Екатерине II проектом, в Российской империи повсеместно предполагалось учредить четырехклассные губернские («главные») и двухклассные уездные («малые») народные училища. Они должны были быть бессословными и содержаться за счет государства.

Екатерина II одобрила этот проект, увеличив лишь срок обучения в губернских училищах до пяти лет ввиду возможности по их окончании поступать в университет. В 1786 г. она утвердила «Устав народных училищ». Янкович де Мириево был назначен начальником Главного училищного правления. Всего в царствование Екатерины II было открыто 223 учебных заведения.

Конечно, этого для столь обширной империи с более чем 25-миллионным населением было мало, однако здесь важна общая тенденция, заданная реформой, а именно упор на начальное обучение как «единственно верное средство для всеобщего образования народа» .

Материал создан: 01.05.2016


Источник: iamruss.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector