Башкирское восстание при петре 1

В XVIII веке Российская империя не раз становилась ареной мощных социальных потрясений, среди которых значительное место занимает Башкирское восстание 1705-1711 гг. Эти события, отделённые от нас более чем тремя столетиями, наглядно демонстрируют пагубные результаты, к которым может привести недальновидная, а порой и преступная политика, проводимая местными властями. В чем проявилась специфика Башкирского восстания и каковы его причины, постараемся разобраться в этой статье.

Детонатор для социального взрыва

На протяжении длительного исторического периода, охватывавшего весь предшествующий XVII в., среди населения Башкирии росло недовольство попытками российских властей всеми возможными путями насаждать среди них христианство в ущерб национальной религии ─ исламу. Возмущение вызывали и незаконные поборы, устраиваемые царскими чиновниками. Порой обстановка накалялась до такой степени, что башкиры брались за оружие.

Очередной раз это произошло в 1705 году, и детонатором для социального взрыва послужил указ местных чиновников налогового ведомства М. Дохова и А. Жихарева. На общем собрании представителей башкирских родов они объявили о введении 72 новых налогов, большинство из которых являлись незаконными и должны были пополнять их собственные карманы.

Последняя капля в чаше терпения


Кроме того, чиновники предъявили местным жителям ряд требований религиозного характера. Так, в их указе говорилось, что отныне все мечети должны строиться по образцу христианских церквей, а заключать браки и фиксировать смерти муллы обязаны в присутствии православных священников. Особенно же возмутило башкир требование выплачивать налог за каждое посещение молитвенных собраний.

Подобные притязания были восприняты как подготовка к насильственной христианизации народа. В довершение всего они были обязаны для нужд армии Петра I, который вёл тогда Северную войну, поставить 20 тыс. лошадей и 4 тыс. рекрутов. Все эти требования, выполнение которых являлось непосильной обузой для основной массы населения, и стали причиной Башкирского восстания, вспыхнувшего в 1705 году и полыхавшего в течение почти шести лет.

Социальный взрыв

Начало событий было спровоцировано также приездом в Уфимский уезд печально известного своей жестокостью полковника А. С. Сергеева. Собрав выборных старейшин, он поставил их в положение заложников, объявив, что казнит всех, если ему в кратчайший срок не передадут 5 тыс. лошадей. Под страхом гибели своих соотечественников башкиры подчинились, однако этим произвол властей не ограничился. Сбор лошадей вылился в неприкрытый грабёж и без того обнищавшего населения.


В результате доведённые до отчаяния жители вообще отказались повиноваться местным чиновникам, прекратили выплату налогов и, как это не раз уже бывало, взялись за оружие. Местом начала Башкирского восстания стала Ногайская даруга (административно-территориальная единица тех лет), но очень скоро оно охватило всё пространство от Кунгура на севере до реки Яика на юге, и от Волги на западе до Тобола на востоке.

Опрометчивый шаг государя

Во главе повстанцев встал житель Уфы Дюмей Ишкеев. Его отряды совершили ряд нападений на Закамские крепости и активно действовали в районе города Солеваренного. Следует отметить, что, несмотря на военные успехи первого этапа Башкирского восстания, его организаторы всеми силами пытались избежать кровопролития, и с этой целью летом 1706 года направили Петру I челобитную с перечнем своих обид.

В Санкт-Петербург её повёз сам Ишкеев. Вместе с ним к берегам Невы отправились наиболее уважаемые представители народа. Однако государь не только не счёл нужным рассматривать их требования, но приказал Ишкеева повесить, а остальных как преступников и бунтовщиков заточить в острог. Этот его явно недальновидный шаг дал толчок к продолжению Башкирского восстания.

Сепаратистские тенденции

Наиболее массовый характер движение приобрело в 1707 году, когда жители Казанской и Нагайской даруг объединёнными усилиями разгромили присланные для подавления волнений воинские части генерала П. С. Хохлова, а затем, перейдя Каму, атаковали города Вятского и Кунгурского уездов.

В это же время феодальная верхушка края заявила об отказе от российского подданства и предприняла попытку создания Башкирского ханства. В своём начинании она рассчитывала на помощь крымского и турецкого ханов, к которым были немедленно отправлены послы.


Невыполненные обещания

В начале следующего 1708 года в охваченные восстанием районы из столицы были направлены новые воинские подразделения во главе с князем П. И. Хованским. Его задача осложнялась тем, что к тому времени башкиры тесно взаимодействовали с крестьянами и казаками Дона, так же как и они, взбунтовавшимися против чиновничьего произвола. Сознавая, что полномасштабные военные действия приведут лишь к обострению обстановки, правительство через своего представителя Хованского объявило о готовности пойти на уступки.

В частности, было обещано отменить незаконные налоги, установленные местными чиновниками, а также рассмотреть все поданные ранее жалобы. В ответ на это восставшие согласились сложить оружие, но поскольку на деле власти ни одно из своих обещаний не выполнили, их борьба была продолжена.

Война в Зауралье

В 1709 году центр военных действий переместился в Зауралье, где к отрядам повстанцев, руководимых Уракаем Юлдашбаевым и Алдаром Исянгильдином, примкнули местные каракалпаки. Объединёнными усилиями они совершали дерзкие нападения на сёла, заводы, монастыри и остроги, расположенные в бассейнах рек Теча, Исеть и Миасс.


Хроника событий Башкирского восстания показывает, что на определённом этапе к различным этническим группам, участвовавшим в мятеже, присоединилось немало русских жителей края. Одни из них имели реальные основания ненавидеть власть, другие же просто воспользовались случаем принять участие в грабежах. Но так или иначе, их присутствие создало правительственным войскам дополнительные трудности.

Завершение масштабных военных действий

Чтобы наконец покончить с бунтовщиками и нормализовать обстановку, в 1710 году государь направил в Зауралье 2 свежих полка под командованием генерала И. Я. Якушина. Имевший к тому времени достаточно богатый опыт в усмирении мятежей генерал сумел привлечь к подавлению восстания местных калмыков и даже несколько тысяч башкир, пожелавших остаться лояльными к царскому правительству. Благодаря этому на его стороне оказался значительный перевес сил. Кроме того, добровольные помощники из числа местных жителей прекрасно ориентировались на местности и с большой долей вероятности могли предвидеть дальнейшие действия своих мятежных соотечественников.

В результате Башкирское восстание пошло на убыль, и летом 1710 года основная масса мятежников сложила оружие. Сопротивление продолжали лишь их отдельные разрозненные группы, ликвидация которых не представляла для правительственных войск серьёзной проблемы.

Уступки властей


Последний слабый всплеск антиправительственных действий наблюдался в 1711 году, когда небольшая группа местных жителей пыталась возобновить борьбу в центральной части Башкортостана. Их мятеж также был подавлен, но для предупреждения дальнейших выступлений власти сочли целесообразным пойти на реальные уступки.

Так, указом царя были подтверждены вотчинные права башкир и отменена значительная часть установленных ранее налогов. Кроме того, встречаясь с выборными представителями населения, царские эмиссары от его имени осудили насилие и произвол, чинимые прежде местными властями.

В довершение всего был проведён открытый судебный процесс над чиновниками налогового ведомства Жихаревым и Доховым, которые своими противозаконными действиями подтолкнули мирных до той поры жителей края к мятежу. Обоих их приговорили к смерти, что в немалой степени послужило восстановлению мира и спокойствия.

Однако Башкирское восстание 1705-1711 гг. стало причиной больших людских и материальных потерь с обеих сторон. Вновь российское подданство вчерашние бунтовщики обрели лишь в 1725 году, присягнув вдове Петра Великого ─ государыне Екатерине I.

Причины поражения Башкирского восстания

Касаясь тех объективных факторов, которые помешали мятежникам добиться успеха, исследователи указывают прежде всего на их этническую неоднородность. Это восстание вошло в историю как Башкирское лишь потому, что представители данного этноса являлись его зачинщиками и составляли большую часть участников. Однако наряду с ними активное участие в событиях тех лет принимали каракалпаки, калмыки и целый ряд других народов, каждый из которых преследовал свои цели.


Кроме того, на руку царским войскам сыграла разрозненность отдельных отрядов восставших и почти полное отсутствие централизованного руководства военными действиями, что во многом снижало их эффективность. И кроме того, плохо вооружённые и не прошедшие никакой военной подготовки мятежники во многом уступали хорошо обученным и в достаточной степени экипированным правительственным частям.

Источник: www.syl.ru

Партизанский фронт

Политика Петра І вызывала недовольство во многих местностях империи. В 1704 году восстали башкиры и татары Казанского, Мензелинского и Уфимского уездов. Налогов они не платили, а переписчиков изгоняли из своих земель. В ответ карательные войска повели себя жестко и начали запугивать башкир, грабя села и отбирая у них имущество, а также глумясь над мусульманским духовенством и казня знать. Издевательствам, в частности, подверглись башкиры племен байлар и еней. Позже карательные акции распространились и на Уфимский уезд. Кроме того, области на реках Ик и Кама планировали передать Казани. Уфимский воевода Лев Аристов начал перепись населения, чтобы ужесточить налогообложение, и многие башкиры бежали от нее в горы и леса. В Казанской дороге Уфимского уезда партизанскую войну вели повстанческие отряды Дюмея Ишкеева.


манды Сергеева не справлялись с ситуацией, и он был отозван из Башкирии Меншиковым. В Ногайской дороге того же уезда башкиры во главе с Иман-Батыром действовали у Соловарского завода. Также восстали башкиры Осинской и Сибирской дорог. В конце 1705 года Шереметев доносил о сложной ситуации в Урало-Волжском регионе. В том же году восстал гарнизон Астрахани, а в 1706-м подняли восстание донские казаки под руководством К. Булавина. Дончаков в поддержали и яицкие казаки. Терские же казаки, намереваясь воевать против калмыков, вели переговоры с крымцами, башкирами и каракалпаками.

Татары с башкирами непосредственно поддержали астраханцев. В 1706 году в землях татар и башкир появился сын Шибанида Кучука Султан-Мурад. Он, как и его отец ранее, правил каракалпаками. Оттуда Султан-Мурад двинулся на Северный Кавказ, где заключил союз с чеченцами. Далее проследовал в Крым и Стамбул, но не получил поддержки ни от Гиреев, ни от Османов. Татар и башкир поднимали на борьбу Кильмяк Нурушев, Алдар Исянгильдин, Иман Батыр. В 1706 году на усмирение Астрахани был направлен Б. Шереметев с несколькими полками, снятыми с фронта войны со шведами. Против терцев и союзных с ними чеченцев были отправлены войска калмыкского хана Аюки. Что касается башкир, то ситуацию с ними Шереметев старался разрядить дипломатией. Так, он освободил из тюрем многих старейшин, которых бросил в темницу Сергеев, а также обещал башкирам царскую милость. Тем не менее он просил у царя больше сил на подавление восстания.


Среди восставших же наметился раскол. Дюмей поверил обещаниям правительства, а Иман-батыр желал продолжения восстания. Башкиры жаловались на карательные действия Сергеева и на земельные захваты. В 1706 году в Казань был назначен Кудрявцев, который занял более жесткую позицию, чем Шереметев, имея на это одобрение от Петра. Башкиры же не желали подчиняться Казани и платить налоги. На переговорах с правительством часть башкирских старейшин добилась от представителей властей обещания снять новые налоги.

В Ногайской дороге продолжал действовать Иман-батыр. Башкиры пришли к Каме и воевали в окрестностях Самары, Сергеевска, Саратова, разоряли Симбирский уезд. В Осинской и Сибирской дорогах они также проявляли активность. Боясь башкир, русские крестьяне Кунгурского уезда опасались заниматься земледелием. Башкир Казанской и Ногайской дорог возглавляли Уразай, Кусюм Тюлекеев, Тлеш Бегенешев. Однако башкиры не были едиными, и Мамонов стремился дипломатическими средствами склонить на свою сторону колеблющихся башкир Осинской и Сибирской дорог. Местная знать организовала несколько советов йынынов (йынын — орган самоуправления). Из Казани прибыли мулла Ишбулат-мурза и Асанов. Башкиры вышеуказанных дорог не примкнули к восставшим, но и не хотели воевать против единоплеменников. С подавлением Астраханского восстания в 1706 году царское правительство отказалось от политики переговоров с башкирами. Дюмея Ишкеева было приказано в кандалах прислать в Казань. После пыток башкирского вождя повесили.


Башкирское восстание при петре 1В 1706 году на усмирение Астрахани был направлен Б. Шереметев с несколькими полками, снятыми с фронта войны со шведами.

Жестокое подавление восстания вызвало новую волну возмущений. Башкиры готовились к восстанию. Алдар Исянгильдин, Хази Аккускаров, Кусюм Тюлекеев и мишарь Араслан подняли своих людей на восстание летом 1707 года. По Поволжью распространялись слухи о царях, то есть о ханах-Чингизидах. На Северном Кавказе на стороне башкир выступили чеченцы, кумыки, ногайцы, аграханские казаки, русские раскольники. В архивном документе от 1708 года сказано, что татары Казанского уезда решили выйти из подданства Романовым, русских в своем крае уничтожить и сделать ханом некоего Султан-Гази. На самом деле это был самозванец Хази Аккускаров. Так у башкир возникло понимание выдвижения государя из своей среды.

Осенью 1707 года около Соловарского городка в урочище Юрак-тау был разбит полк П. Хохлова. Произошло несколько сражений под Уфой, у Сергеевска, Билярска, Каракулинска, Сарапула, Заинска. Сарапул взяли в осаду марийцы и башкиры, под Уфой действовали башкиры, под Кунгуром — башкиры, марийцы, мишари. Полки Аристова и Рыдаря понесли значительные потери и вынуждены были укрыться в Соловарском городке. В осаду была взята Уфа. Восстание башкир распространялось по Поволжью и Приуралью. В Зауралье было спокойно, но башкиры оттуда активно участвовали в событиях под Уфой. Шести полков, находящихся в Казани, оказалось недостаточно, и царь вынужден был отправить на восток пять полков, отрывая их от войны со шведами в Польше и Прибалтике.


В конце 1707 года татары и башкиры взяли Заинск и начали наступление на Новошешминск, Билярск, Сергеевск, Мензелинск. В январе 1708 года силы восставших сосредоточились в районе Казанского уезда. Они заняли деревни Чепчуги, Елань, Черемышево, Аркатова, Ия, Юнусово, Шуран, Чирпы, Савруш, Балтач. Восставшие остановились в 30—40 верстах от Казани, не отважившись на штурм хорошо укрепленного города. Около Казани башкир поддержали местные татары, марийцы, удмурты, чуваши. Что касается служивых татар, то они выступили на стороне лоялистов и перебили восставших в Ногайской дороге Казанского уезда. Отряды татарских казанских мурз и ахунов хорошо снабжались оружием со стороны властей и рассматривались как лояльные войска. Русский полководец Хованский, собрав более 12 тысяч солдат, вел переговоры с Исянгильдином и Тюлекеевым — чтобы выиграть время и скопить больше сил. Калмыцкому хану Аюке и яицким казакам было приказано выступить против башкир. Восставшие были вынуждены отступить за Вятку и Каму. Достигнув Елабуги, Хованский снова вел переговоры. Татары начали присягать царю, но борьба отдельных их групп в восточных местностях Татарстана продолжалась в 1709—1711 гг. Основной базой восставших была, конечно, Башкирия, особенно Зауралье и район Кунгура.

В 1708 году отряд Кусюма разорил Илбахтин монастырь, села Елань, Черемышево, Тораево Казанской дороги Уфимского уезда. Якуп Кулметьев разорял Черемышево и Иметесково. На Северном Кавказе же действовал отряд Султан-Мурада, который вместе с чеченцами, ногайцами и кумыками взял город Терек. Потом они решили идти на Астрахань, но Аюка направил на Терек 3 тысячи своих воинов, а из Астрахани выступили 1,2 тысячи солдат и 650 ногайцев. Русские отвоевали город, а Султан-Мурад попал в плен.

Башкирское восстание при петре 1

Жестокое подавление восстания в Астрахани вызвало новую волну возмущений. Фото astkraeved.livejournal.com

Письмо турецкому султану

Действия башкир на Северном Кавказе нашли отражение в калмыцко-османской дипломатической переписке. Так, в турецком Османском архиве сохранились два письма на османо-турецком языке. В первом из них (от турков) после вежливого обращения говорится, что к Османам от калмыков прибыл ногаец Мухаммед Салих-бек. Говорилось, что турки обязуются быть друзьями друзьям хана и врагами его врагам. Отмечалась близость улусов Крымского вилайята к калмыцким владениям, предписывалось сохранять мир и добрые отношения с крымским ханом Девлет-Гиреем II и его народом, чтобы получить одобрение у султана. Послом, доставившим послание Аюке, был Пехлеван Кулыбай. В конце письма приводился список подарков, доставленных калмыками в Османскую империю.

Во втором письме Аюка через Кулыбая отправил ответное послание. Сначала он отмечает, что получил удовольствие от того, что его посол был принят и ему была оказана честь, а потом, уже в деловом тоне, говорит, что один из эштеков, которые были под властью московского правителя, совершил поход на реку Этиль, известной как Терек, и захватил внешнюю часть местной русской крепости. Однако не смог взять внутреннюю часть, попал в плен, и московский царь его казнил. Тогда каракалпаки, казахи и племя эштеков объединились, а султаном эштеков был провозглашен правитель из каракалпаков. Говорилось, что три народа заключили договор о набеге на русских и на войну с ними на протяжении 15 лет. Тогда к Аюке прибыл московский посол, просивший помощи против эштеков, но Аюка отказал ему. Второй посол требовал удержать эштеков от набегов на Московское государство. И с этим требованием Аюка не согласился. Он говорил, что русские убили султана эштеков, и пока между ними и русскими кровная вражда, калмыки не могут оказать помощи русским, поскольку они с этими народами общего происхождения. Указывалось, что Аюка даже помог эштекам, отправив им на помощь войска, и 40 тысяч русских потерпели поражение от эштеков на льду реки Этиль. Все известия об этом Аюка приказал передать Османам. Калмыцкий правитель доводил до ведома турок, что он пребывает в полном согласии с Девлет-Гиреем II и что крымский и калмыцкий хан выдают своих воров друг другу. Говорилось, что когда Аюка отправил посольство к султану, у калмыков находились послы от эштеков, казахов и каракалпаков. Сообщалось, что четыре народа при желании султана готовы выступить против русских.

Эштеки — это башкиры, а война с русскими — это очередное башкирское восстание. Аюка тенденциозно преувеличил роль калмыков в этих событиях и свою лояльность Османам. Целью посольств было обеспечить альянс с Османами. Калмыцкий хан несколько лукавил: он действительно сначала не послал войско в Башкирию, но на Северном Кавказе, где Султан-Мурад задел его интересы, оказал помощь русским в войне против тюрков, горцев и казаков.

Признать требования башкир справедливыми

Русским, чтобы успокоить Волжско-Уральский регион, пришлось пойти на уступки. Они вывели сборщиков налогов и заявили, что царь дарует восставшим прощение. Вожди восставших башкиры Алдар, Кусюм, Мурза-абыз, Исмагил, Хусейн, татары Ирмяк, Мамет, Юбраш, удмурт Никита, мариец Кизылбай вели переговоры с русскими в селе Савруш. Они затянулись на месяц и не привели к каким-либо конкретным результатам.

Эта пауза нужна была Хованскому, чтобы собрать войска, которые потом разбили восставших у Елабуги. Последние после поражения у Елабуги вели в 1708 году бои в районе Самары, Сергеевска и Билярска. Весной 1708 года повстанцы начали вооруженную борьбу в Зауралье. Восставшие действовали около Чумлякской, Чусовской и Уткинской слобод и грабили окрестные села. Потом борьба развернулась у Торговишского и Ильинского острожков. Активизация башкир объясняется тем, что правительству пришлось перекинуть часть сил против донцев, чтобы не допустить соединения войск Булавина и башкир. Посол Великобритании в России Чарльз Уитворт указывал, что донцы двигаются к Саратову для соединения с башкирами. Кроме того, часть донцев во главе с Игнатом Некрасовым напала на калмыков. В связи с этим Петр приказал Хованскому и Кудрявцеву решить башкирский вопрос. В мае 1708 года башкирские старейшины явились с повинной. Хованский же приказал собирать налоги по старому окладу, то есть до времен правления в крае Сергеева. Башкиры клялись в верности на Коране. В заключении мира, помимо военной мощи регулярного войска, сыграли свою роль и медлительность казахов, а также оказание Самаре помощи со стороны яицких казаков.

Башкирское восстание при петре 1

Территория распространения башкирских восстаний. Фото wikipedia.org

В 1708 году активность башкир спала; только часть из них во главе с Кусюмом продолжала борьбу. Осенью к нему и Алдару на йыныны начали собираться старейшины, недовольные насилием и грабежами со стороны казанской администрации Кудрявцева. В конце 1708 году башкиры блокировали Уфу. Приблизительно в то же время они заключили союз с каракалпаками. Однако ситуация была сложной, поскольку правительственные войска уже разгромили донцев, а в Казани уже были значительные силы лоялистов. Среди русских распространялись сведения, что на них движется Кучук-хан во главе 40 тысяч воинов. Некоторые говорили о сыне этого хана с двумя туменами. Достоверно же было известно, что пришло 80 человек с родственником хана. Позвали каракалпаков Алдар и Уракай. В Зауралье действовал Абадан. В 1709 году Гази вместе с Алдаром был в землях юрматы около Уфы. Однако среди башкир снова наметился раскол. Алдар хотел продолжать войну, а Кусюм стоял за примирение с русскими.

В конце марта 1709 года башкиры Казанской дороги Уфимского уезда принесли присягу русским и шертовали им. Разгорелось восстание в Зауралье. Туда бежали Алдар, Чагыр Яргалов и Рысмаханбет. Они воевали у русских слобод края. Башкиры и каракалпаки делали попытки овладеть Белоярской слободой, но были отброшены. Они также воевали по рекам Исети и Тече. В мае 1709 года был атакован Кунгурский уезд. Попытка русских мобилизовать против них башкир Казанской и Сибирской дорог была неудачной. Кусюм же просил Апраксина направить против восставших казаков и калмыков. Многие русские заводы в Зауралье оказались в осаде. В бою на озере Чебаркуль 13 августа 1709 года напавшие на отряды русских башкиры понесли существенные потери. Башкиры были облачены в доспехи — кольчуги и панцири. К осени 1709 года отряд каракалпаков ушел домой. Башкиры продолжали воевать в Зауралье. Они нападали на Каменский завод и Камышловскую слободу, а также на другие заводы и поселения. Также было неспокойно в Кунгурском уезде.

Зима 1709—1710 гг. была временем затишья и подготовки к продолжению восстания. Башкиры Осинской дороги Уфимского уезда и сибирские башкиры просили каракалпаков о помощи. В свою очередь, сибирские воеводы просили помощи у царя. Зимой 1710 года сибирский воевода организовал поход против башкир, который, однако, принес скромные успехи. Весной 1710 года башкиры нападали на Белоярскую и Аламирскую слободы, Уктусский завод. В июле того же года Аюка прислал 5 тысяч калмыков для подавления восстания. Восстание пошло на спад и большинство башкир сложили оружие. Алдар Исянгильдин и Уракай Юлдабашев прекратили борьбу. Последний всплеск восстания произошел в 1711 году, когда восстали башкиры Ногайской и Казанской дорог. Им на помощь пришли каракалпаки, совместными усилиями они совершили поход на Уфу. Аюка просил у Апраксина помощи против восставших. Вскоре восстание было подавлено.

В 1720—1722 годах царь организовал правительственное расследование, которое признало требования башкир справедливыми. В 1724 году в Российской империи была введена подушная подать, однако она не распространялась на Башкирию. В 1726 году при императрице Екатерине Сергеева заточили в тюрьму, а в 1728-м Уфимская провинция была выведена из-под подчинения Казани. Сборщиками ясака вместо русских стали башкирские старейшины. Восстание 1705—1711 годов позволило башкирам на некоторое время сохранить свою автономию.

Башкирское восстание при петре 1

Памятник Аюке-хану в Калмыкии. Фото infourok.ru

И снова бой

Следующее восстание всколыхнуло Волжско-Уральский регион в 1735 году. Оно было вызвано насильственной христианизацией, а также организацией Кириловым Оренбургской экспедиции. Ее учреждение и возведение ряда новых городов в Приуралье коснулись территории башкир со всех сторон. Восстание возглавил Акай (сын Кусюма). В 1738 году Уразай привез из казахских степей султана Шигая, которого башкиры хотели сделать своим ханом. Восстания 1735—1736 и 1737—1739 годов, а также 1740 года не были поддержаны татарами. Мишари и тептяре соблюдали нейтралитет. Но башкирские восстания получили эхо в Среднем Поволжье. В 1743 году против власти императрицы Елизаветы восстали эрзя, мокша и марийцы. Это событие в русской историографии получило название «Терюшевский бунт». В 1747 году восстали мишари и тептяре, в 1748-м вспыхнуло восстание в селе Мелекес Сибирской дороги.

Одной из причин восстаний было строительство Орской оборонительной линии русских. Кроме того, сенатский секретарь Кирилов хотел мобилизовать башкир для военной экспедиции, не разъясняя ее цели. Каракалпакам и казахам Кирилов же говорил, что те — вассалы империи и должны обеспечить безопасность торговых путей и экспедиции. В крепости и города Башкирии прибывали все новые силы, а Кирилов задумал построить на Ори Оренбург. В 1735 году башкиры восстали и напали на Вологодский полк. Повстанцев возглавили Кильмяк Нурушев, Юсуп Арыков и Акай Кусюмов. Восстание охватило Башкирию, отряд Тевкелева, направленный в Сибирь, пробивался с боями к Верхнеуральску. В Екатеринбурге он встретился с Татищевым. В осаде оказались русские гарнизоны Мензелинска, Табынска, Уфы, Верхнее-Яицкой крепости. Башкиры пытались поднять на восстание татар, мишарей, чувашей, марийцев, удмуртов. Кильмяк Нурушев отправил людей для переговоров с Абульхайром. Сам Кирилов оставался в Оренбурге, гарнизон которого страдал от недостатка продовольствия из-за налетов башкир на торговые пути.

Императрица Анна Иоанновна предписывала Румянцеву совместно с Кириловым подавить восстание. Последний придерживался жесткой линии, считая, что успокоить бунтовщиков можно только жестокостью и запугиванием. Собрания запрещались, а старейшины несли ответственность за деятельность подконтрольного им населения. Всех, кто поднялся на восстание, предписывалось казнить, а мусульманское духовенство назначалось русскими властями. Запрещалось кузнечное дело, чтобы у башкир не было оружия. Марийцев, удмуртов, татар обращали в крестьян. Румянцев же был сторонником более «легкого» отношения к подчиненному тюркскому населению. Он обращал внимание, что идет русско-турецкая война, и посему с башкирами следует вести себя либерально. А. Тевкелев же вел переговоры с башкирами. В 1736 году русские освободили от налогов тюркские и финские народы, которые жили на башкирских территориях. Весной и летом того же года вследствие действий Кирилова война вспыхнула с новой силой. Правда, отряды Румянцева, которые двигались от Казани до Мензелинского уезда и в бассейн реки Демы, почти не встречали сопротивления. Кирилов же, возглавляя Вологодский полк, убил и ранил около тысячи башкир и сжег 200 деревень. Отряд казаков Останкова в бассейне Демы уничтожил несколько сот башкир, позже в глубинных районах Ногайской дороги — еще две сотни. В этих условиях Кильмяк Нурушев собрал войско в 8 тысяч башкир и напал на лагерь Румянцева, который находился у реки Кутуш.

Императрица Анна Иоанновна просила Миниха отправить два драгунских полка на подавление восстания, а также писала калмыцкому хану Дондук-даши, требуя от него войск против башкир. И это в условиях войны с Османской империей и Крымским ханством. Румянцев вел ряд малоэффективных карательных экспедиций, Кирилов был озабочен снабжением Оренбурга. Активно в районе Табынска действовал Останков. Действия казаков облегчали действия регулярных войск. Кириллов считал Ногайскую и Сибирскую дорогу уже замиренными, но в Сибирской дороге действовали Бепеня Турупбердин и Исангул. При подавлении восстания русские полководцы привлекали отряды лояльных империи башкирских старейшин. Хан Младшего жуза Абульхайр сообщал, что Османы побуждают его выступить на стороне башкир. Он заявлял, что не собирается им помогать, и в 1736 году его воины напали на восставших башкир Ногайской и Сибирской дорог. Абульхайр весьма активно вел переписку с А. Тевкелевым и В. Татищевым. Он обещал им выдать за вознаграждение башкирских вождей. С целью заманить восставших в западню он приглашал к себе Кусяпа Султангулова, Юлдаша, Ак-Ходжу, Султан-Мурата. Казахи же Среднего жуза поддержали восставших. В 1736 году они нападали на Окуневский, Шадринский, Крутихинский уезды и Тобольское ведомство. Башкиры жаловались сыну Барака Абул-Мамбету на многие несправедливости со стороны русских: насильственное обращение в христианство, рекрутирование в солдаты, казни. В 1737 году башкир Бердекеш вместе с Аблаем, Кучуком и Батталом участвовал в набеге на калмыков. Правда, и в отношениях с казахами Среднего жуза не обошлось без противоречий. В 1738 году, когда Султан-Мурат Дюскеев бежал из Башкирии, он подвергся нападению местных батыров и был вынужден вернуться. Впрочем, позже он смог добраться к хану Бараку и через его владения достигнуть Ургенча.

Башкирское восстание при петре 1

Анна Иоанновна просила Миниха отправить два драгунских полка на подавление восстания, а также писала калмыцкому хану Дондук-даши, требуя от него войск против башкир. Репродукция портрета работы Луи Каравака

Однако все было не так радужно для русских. В Кунгурском уезде башкиры нападали на лояльных императрице мишарей, а также уничтожили отряд русских в 1,5 тысячи. Кирилов активизировал свои действия по прибытии подкрепления от Миниха под началом Хрущова. Среди башкир в то время свирепствовал голод, и русские надеялись на то, что это существенно ослабит восстание. В 1736 году башкиры Сибирской дороги пригласили к себе хана Кучука, попросили помощи у казахов Среднего жуза, и те некоторое время помогали им. Хан Младшего жуза сообщал англичанину на русской службе Эндрю Кэстлю о необходимости экстренных мер, поскольку к башкирам должны были прибыть 40 тысяч казахов, которых на войну с русскими толкали Османы. Часть казахских аристократов по-новому присягнула русским в 1736 году, а башкиры тем временем несли большие потери. В начале 1737 года Кирилов умер от цинги (его заменил Татищев). После себя он оставил много крепостей в Башкирии, и В. Татищеву с Л. Соймоновым было намного легче решать проблемы. Татищев провел административную реформу, выделив из Башкирии Исетскую провинцию, центр Пермской провинции был перемещен из Соликамска в Кунгур. Башкирская и Исетская провинции оказались в административном подчинении у Оренбурга. В Осинской дороге была образована Гайнинская волость. Центром в Сибирской дороге стал Красноуфимск. Татищев начал перепись населения, но эта работа не была завершена из-за вновь вспыхнувшего в 1737 году башкирского восстания. В. Татищев и Л. Соймонов его подавили. Башкиры просили помощи у казахов Абул-Мамбета, Барака и Аблая, однако казахи прислали всего восемь сотен и Султан-Мурата с одной сотней. Большую роль в подавлении восстания сыграл Абульхайр. Он обманывал башкир, говоря о своем желании стать их ханом. На башкирский престол претендовал и сын Барака Шигай, но он был разбит казахами Младшего жуза. Казанская дорога же была усмирена русскими.

Причиной выступления башкир стал усилившийся фискальный гнет, который возрастал из-за того, что Российская империя вела войну с турками и крымцами. Также в 1737 году среди башкир был голод, и они в отчаянии нападали на деревни мишарей, русских и верных императрице башкир. Восстание началось с того, что Кусяп-батыр и Тюлкучура летом 1737 года восстали около Табынска и Елдятска. Другие отряды восставших действовали в окрестностях Кунгура, Красноуфимска, Бирска. Эти отряды возглавляли Бепеня Турупбердин, Юлдаш-мулла, Мандара. Первыми против русских восстали жители Сибирской дороги, к ним присоединились башкиры Ногайской дороги, которые нападали на верных империи башкир, вынуждая тех искать спасения в Сакмарской крепости. Поселения около Уфы и Табынска опустошались восставшими. Однако пока это были локальные выступления, поскольку в боевых действиях приняли немногим более 3 тысяч из 100 тысяч башкир. Соймонов, защищая поселения вдоль Казанского тракта, был атакован башкирским отрядом в 1 тысячу воинов. В Зауралье действовал Бепеня Турупбердин. Нужно сказать, что массового размаха восстание не обрело и ограничивалось стихийными набегами. Жестокая зима 1737—1738 гг., а также набеги казахов на башкир обусловили спад восстания. Переговоры восставших с Абульхайром оказались безрезультатными. Казахский хан боялся, что 6 тысяч калмыков атакуют казахов, если он выступит на стороне башкир. Кроме того, с востока на него давили джунгары. Казахи Шах-Мехмета, которые вторглись в Башкирию, были разбиты башкирами. Кроме того, Татищев обещал помилование вождям восстания, если они присягнут императрице и явятся с повинной. Он также освобождал взятых в плен предводителей башкир для того, чтобы те привели к покорности своих еще бунтующих единоплеменников. Также были сделаны налоговые послабления по уплате ясака. Сейит-бай и Рысай-бай сдались русским. В Зауралье же на продолжавших сопротивление башкир наступали отряды Арсеньева и Соймонова. Юлдаш-мулла, Туключура, Мандара явились с повинной.

В 1738 году большинство башкирских старшин сдались, остались лишь Бепеня Турупбердин и Кусяп Султангулов, которые надеялись на помощь казахов. Бепеня отправил к хану Среднего жуза своего сына Байазита, но тот был перехвачен прорусским Джанибек-батыром. Лояльными русским были казахские султаны Аблай и Абдулмамет. В начале 1739 года Татищев был смещен с должности, однако предложил реорганизовать башкир по образцу казачьего войска и всех людей Башкирии распределить в башкирские и мишарский полки. Он предлагал сделать тарханами многих лояльных башкир и тем самым отметить их участие в действиях Оренбургской экспедиции.

Летом начальником Оренбургской комиссии стал В. Урусов, и пока он знакомился с делами, активную деятельность в Башкирской комиссии развернул Ф. Соймонов. Его действия по переписи привели к новому восстанию. Башкиры Юлдаш-муллы решили выйти из русского подданства и обратиться в подданство джунгарского хана Галдан-Цэрэна. Другие же башкиры желали уйти к казахам. Но как раз в это время обострились башкирско-казахские противоречия, башкиры с казахами совершали взаимные набеги. Летом и осенью 1739 года башкиры оказывали слабое сопротивление русским, и Туключура попал в плен к правительственным силам. Кусяп Султангулов же был выманен Абулхайром в Оренбург. Татарский мулла принял присягу от Абульхайра на Коране, что Кусяпу «ничего не будет». Однако казах и татарин были в сговоре с И. Неплюевым, и как только Кусяп пришел в Оренбург, он был заточен в темницу. После этого был пойман и Бепеня Турупбердин. По одной из версий, он явился с повинной, по другой — был схвачен командой Хрущова. Бепеню во время следствия подвергали пыткам, а потом заточили в Мензелинскую тюрьму. Там он и умер во время пытки колесованием. В. Урусов начал сооружение новой оборонительной линии от Самары до Тобольска, переведя закамские гарнизоны южнее и восточнее. В декабре 1739 года в Башкирии была проведена перепись населения.

В 1740 году в Башкирии появился Карасакал, который объявил себя Султан-Гиреем и стал называться ханом башкир. Относительно его происхождения не было единого мнения: одни считали его ногайцем с Кубани, другие — башкиром Миндигулом Юлаевым из Сибирской дороги, третьи — Шибанидом из потомства Кучума. Сам Карасакал распространял о себе информацию, что он ногаец. П. Рычков считал его башкиром и самозванцем, князь Урусов распространял ту же информацию. Карасакал распространял слухи, что ему на подмогу идет 82-тысячное войско из Приаралья. К нему примкнули башкиры Сибирской дороги Алландзиангул Кутлугузин, Мандар Карабаев, Юлдаш-мулла. Соймонов, услышав о восстании, к которому примкнуло несколько сот башкир, прибыл в Уфу. В нескольких стычках Карасакал был разбит, а Алландзиангул попал в плен. Карасакалу пришлось прятаться в казахских степях. Силы русских состояли из нескольких тысяч солдат регулярных войск плюс контингенты мишарей, тептярей, башкир. Уничтожая сопротивление, они сожгли 122 деревни и убили более 1,5 тысячи повстанцев во Внутренней Башкирии. Многие башкиры, видя провал восстания, пришли с повинной. Делегатов, явившихся с повинной, унизили, назвав бандитами и ворами и указав на неверность башкир русской власти. Но им сохранили жизнь при условии дальнейшей верной службы.

Тем временем Карасакал принял у казахов другое имя — Шуна-Батур-хан и провозгласил себя сыном контайши и братом Галдан-Цэрэна ( IV правитель Ойратской державы (Джунгарии), 1727—1745), начав борьбу за престол правителя Старшего жуза казахов. Карасакал принял участие в набеге султана Барака на джунгар в 1740 году. Впрочем, авантюрист был разбит и вынужден бежать по направлению к Оренбургу. За ним следовали войска Галдан-Цэрэна, намереваясь схватить. Однако Карасакал избег плена и уже в 1741 году нападал на русские войска в Сибири. Кроме того, Муса-батыр из усерган собрал восемь сотен башкир и нападал на Иртышскую линию. К Карасакалу примкнули и каракалпаки. Их возглавлял еще один авантюрист, известный под именами Абд ар-Рахман, Султан-Мурат, Хаджи. В 1739 году он был схвачен русскими во время подавления башкирского восстания, но смог бежать и уже в 1741-м нападал на Тобольский уезд. Он воевал против казахов. В 1742 году он конфликтовал с Карасакалом по просьбе правителя одной из групп каракалпаков Шайбака. Неплюев хотел заманить Карасакала в Оренбург, как Кусяпа Султангулова, чтобы заточить его в темницу. Однако тот не был наивным, и тогда русские завели дипломатическую игру с султаном Бараком. Следствием этого было охлаждение отношений Барака с Карасакалом, которые до того были весьма теплыми. В 1743 году Галдан-Цэрэн жаждал выдачи Карасакала и многим одарил Барака. Барак хотел выдать Карасакала джунгарам в обмен на своего сына. Впрочем, с 1745 года его отношения с Карасакалом улучшились. В 1748-м Карасакал находился при дворе Барака.

Башкирское восстание при петре 1

Причиной выступления башкир стал усилившийся фискальный гнет, который возрастал из-за того, что Российская империя вела войну с турками и крымцами

Нужно особо остановиться на личности Карасакала. Между отношением к нему и к Кусяпу Султангулову есть потрясающий контраст. Абульхайр, не думая, поучаствовал в интриге, приведшей к выдаче Кусяпа. Карасакала же казахи не выдавали, несмотря на многочисленные обращения русских. Это делает возможной гипотезу о его чингизидском происхождении, в частности из Шибанидов. Друзьями Карасакала были Кабанбай и Казбек-бий, которые были с ним до конца. В Среднем жузе казахов Карасакал правил племенем найман. Такое уважительное отношение могло быть только к представителю торе, то есть чингизиду. Кроме того, править жузами мог только представитель этой династии. Все это дает основания доверять сведениям о том, что Карасакал был потомком одного из хивинских Джучидов.

Русские заменили Оренбургскую комиссию Оренбургской губернией, окончательно отрезав башкир от казахов. От калмыков казахи уже были отделены самарской оборонной линией. Земли Башкирии оказались в особом подчинении у Сената. Подавлять восстание башкир русским помогли войска сыновей Абульхайра Нурали и Ерали. Приведя к покорности Башкирию, русские начали строить Оренбургскую линию, которая нужна была для защиты от набегов казахов Малого жуза. В 1745 году Карасакал был готов прийти в Оренбург с повинной, однако возвращения в Башкирию так и не произошло. Видимо, Карасакал не особо доверял Неплюеву.

«Пасквиль», адресованный императрице

Все это было вступлением к большому восстанию татар и башкир, которое поднял ахун Сибирской дороги мишарин Батырша Алиев. Уфимский уезд стал центром восстания совсем не случайно. Русские на Урале строили многочисленные города и заводы, нарушая тем давние договоренности. Большую роль сыграла и миссионерская деятельность С. Главацкого и Л. Конашевича, которые насильно обращали мусульман в христианство. Башкиры всех четырех дорог готовились к восстанию. Батырша сдерживал активность башкир Ногайской дороги, чтобы башкиры с татарами смогли консолидировано выступить против русских.

Летом 1755 года он опубликовал свое воззвание к татарам и башкирам, в котором призвал выступить в защиту исламской веры и изгнать угнетателей. Оно было распространено в Кунгурском, Уфимском и Казанском уездах. Однако Батырша не мог контролировать все, и восстание началось стихийным выступлением башкир Бурзянской волости, на которое прореагировали в Оренбурге. В край было направлено более тысячи казаков и солдат, лояльные русским башкирские старшины выступили против своих сородичей. Локальное восстание башкир-бурзян было подавлено. В их землях была основана Зилаирская крепость, предводители восставших арестованы, а немногие спасшиеся бежали к казахам.

В Гайнинской волости восстание возглавляли муллы Чирагулов, Мурзалиев и Имангулов. Батырша отправил к ним своего шакирда Апкина, таким образом готовя и корректируя их выступление. Сам же он поехал к Оренбургу в земли бурзян для подготовки восстания там. Формальный предлог был в том, чтобы купить в Оренбурге богословские книги. Из Каргалы Батырша отправил письмо сотнику Алацкой дороги Казанского уезда Мамашеву с призывом восстать. Он указывал, что в Уфимском уезде готовы восстать все четыре дороги.

В июле 1755 года русские подозревали подготовку восстания среди башкир Гайнинской волости. В августе башкиры-бурзяне во главе с Яубасаром Аздуровым напали на медные заводы Сиверса и Твердышева. Особенно пострадал последний, где татары и башкиры перебили русских и чувашей. Башкиры, которых возглавляли старшины Сугун-кыпчакской, Бушман-кыпчакской, Чамкин-кыпчакской и Усерганской волостей, сожгли совместный завод Глазова и Шувалова на реке Ик. Оружием восставших был классический кочевнический комплект вооружения — луки со стрелами, сабли и копья. В 30 верстах от Залаирской крепости отряд Кучукбая разбил русский отряд из роты драгун и 50 казаков. Однако в сражении погиб сам Кучук-бай.

К середине августа пламенем восстания были объяты Усерганская, Тангаурская, Тамьянская, Бурзянская, Сугун-кыпчакская, Бушман-кыпчакская, Чамкин-кыпчакская волости. В случае поражения восставшие были готовы бежать к казахам. Впрочем, они не исключали и совместных с казахами действий против русских. Против восставших были брошены калмыки и казаки, а также несколько полков регулярных войск с приказом не щадить никого для устрашения. Башкиры просили Батыршу прислать им на помощь мишарей, и он соглашался на то, что они придут в Гайнинскую волость. В этой волости восставшие убили лояльного русским старосту Куджагулова. Сменивший его Ижбулатов саботировал восстание и у деревни Кызыл-Яр разогнал сторонников Батырши. Это событие стало переломным в истории восстания.

Неплюев направил в сентябре войска в Осинскую волость Уфимского уезда. Жители же Кунгурской области были готовы к нападениям башкир. Башкиры и татары напали на Уинский завод, Торговижский и Сокольский острожки. Русские вели переговоры с Нурали касательно башкир. А. Тевкелеву удалось добиться выдачи казахами более 5 тысяч восставших. В то же время императрица Елизавета сняла дискриминационное требование о переселении некрещеных татар и башкир, если в селе есть хотя бы один крещеный.

Башкирское восстание при петре 1

Императрица Елизавета сняла дискриминационное требование о переселении некрещеных татар и башкир, если в селе есть хотя бы один крещеный

В сентябре 1755 года восстание было фактически подавлено, а повстанцев раздали как крепостных. Батырша же скрывался еще год в Надыровской волости. Он был задержан в августе 1756 года в деревне Азяково, и его доставили в Санкт-Петербург. Вместе с ним было отправлено еще 11 предводителей восстания. Четверо из них умерли в темнице от пыток. На допросах Батырша указывал, что поднять восстание его вынудили несправедливость и насилие и что он хочет встретиться с императрицей. Находясь в тюрьме, он составил письмо императрице, в котором требовал свободы вероисповедания и устранения насильственной христианизации, говорил об ущемлении прав мусульман в Казанской, Оренбургской, Тобольской губерниях. Кроме того, он указывал, что местные русские дворяне принуждали татар брать соль из своих заводов, а не из гор и озер, как они обычно это делали, что суды проходили только в крепостях, что русское волостное начальство причиняло много насилия и убытков мусульманам, что татарина и башкира могли запросто покалечить, отрубив руку. Батырша просил Елизавету назначить более справедливых чиновников в волости, а судебные дела по шариату передать от старейшин ахунам, а также оставить мусульманам право быть в своей вере. Письмо до императрицы, естественно, не дошло, Батыршу обвинили в измене и составлении пасквиля. Его выпороли кнутом, вырезали ноздри и до конца жизни заточили в темницу. В 1762 году он погиб в схватке с охранниками в Шлиссельбургской крепости. В том же году Петром III был принят указ о веротерпимости, а в 1773 году был подписан сенатский указ о веротерпимости. Таким образом, конфессиональный фактор уже не играл такой роли, как ранее.

Источник: realnoevremya.ru


…Часть 1: прийти к России

…Принятие башкир в подданство гарантировало защиту границ Российского государства и возможность создать плацдарм для освоения Сибири, так как единственная дорога, которая связывала Сибирь с европейской частью страны в XVI-начале XVII вв., проходила через Уфу, от безопасности которой зависело снабжением продовольствием сибирских крепостей.

Очень скоро выяснилось, что вместе с землями и выгодами Россия пополнилась крайне беспокойным и удалым народом – который отметился и сразу несколькими масштабными вооружёнными восстаниями в XVII-XVIII вв., и воинскими подвигами во славу общего Отечества.

Жить по-русски: города и хозяйство

Вхождение башкир в состав Российского государства, освоение Сибири поставили правительство перед необходимостью организации административного управления новыми землями и подданными.

Башкирское восстание при петре 1

Большая часть башкирской территории составила Уфимский уезд, остальные земли вошли в состав Верхотурского уезда, Тобольского наместничества. Для охраны дороги в Сибирь и организации защиты территории от неприятеля во второй половине XVI в. на р. Белой была заложена русская крепость Уфа (1586). Башкиры также были заинтересованы в строительстве крепости как более близкого места для сбора ясака. Необходимо отметить, что по сравнению с Самарой и Саратовом построенная одновременно с ними Уфа была самой маленькой крепостью в Поволжье, так как власти не предполагали иметь там значительные воинские силы [1].

Формирование уфимской администрации началось только в 1590 г., когда в Башкирию был направлен первый уфимский воевода Михаил Нагой. Уфимские власти должны были прежде всего докладывать о положении дел в регионе и склонять ещё не принявших российское подданство башкир, ногаев и сибирских султанов добровольно присягнуть русскому царю. В случае необходимости уфимские воеводы могли совместно с башкирами организовывать походы против враждебных кочевников.

Уфимский уезд, будучи одним из самых крупных в Российском государстве, имел при этом незначительное количество войск: в 1636 г. гарнизон Уфы составлял около 400 человек. По сравнению со служилым населением численность уфимских посадских людей была незначительна. По данным первой переписи Уфимского уезда (1630 г.), в Уфе насчитывалось 36 дворян и 20 служилых новокрещён и иноземцев, 17 посадских дворов в которых обитало 74 человека.

Поскольку до 1730-х гг. Уфимский уезд был законодательно закрыт для самовольного переселения из центральной России, численность населения росла сравнительно невысокими темпами. Кроме того, вотчинное право, запрещавшее любые формы приобретения башкирских земель, препятствовало широкой колонизации Уфимского уезда. Русское население уезда в начале XVIII в. составляло чуть более 10 тыс. человек мужского пола [2].

Несмотря на то, что законодательно запрещалось приобретать вотчинные земли, башкиры-вотчинники могли позволить селиться на волостной земле. Правительство, в свою очередь, не запрещало переселенцам самим договариваться с вотчинниками о поселении на их землях, о «припуске», что давало право на пользование землёй и угодьями за определённую плату [3]. Подавляющее большинство припущенников составляли нерусские переселенцы – татары, чуваши, марийцы, удмурты, которые переселялись с территории бывшего Казанского ханства, стремясь избежать как насильственной христианизации, так и налогового гнёта. Кроме того, башкиры, невысоко ценившие пашенные угодья, требовали сравнительно небольшую плату за пользование землёй. Переселенцев, заводивших хозяйство на башкирских землях явочным порядком, т.е. без разрешительного указа и составления договора с вотчинниками, называли бобылями. А тептяри оформляли права на пользование землёй с помощью «поступных» записей. Позднее эти социальные группы сформулировали свою этническую общность (тептяри и бобыли). В итоге, к началу XVIII в. общее количество припущенников составляло 30 тыс. человек.

Таким образом, на протяжении первой половины XVII в. русское правительство и Уфимская администрация соблюдали условия добровольного подданства башкир. Переселение нерусского населения и формирование значительной социальной группы припущенников не нарушали вотчинных прав башкир. Более того, различный хозяйственный уклад способствовал мирному сосуществованию башкирского и пришлого населения.

Первые обиды и первые восстания

Изменение внешнеполитического курса российского правительства, готовность калмыков (представлявших в первой половине XVII в. главную угрозу с юга и юго-востока) принять русское подданство, отразилось на политике Москвы в отношении башкир. Уже во второй трети XVII в. был увеличен ясак, который платили башкиры за владение рыбными ловлями, бобровыми и бортными угодьями, в ноябре 1632 г. правительство назначило сбор чрезвычайного налога – пятинной деньги, а в январе 1634 г. был назначен новый сбор.

Недовольство башкир вызвало несогласованное решение правительства о строительстве новых крепостей. Так, к началу XVIII в. на западе и севере Башкирии появились 11 крепостей, на востоке и в центре – 20. В их числе Мензелинский острог (Мензелинск), Архангельское (затем – Бирск), Исетский, Катайский и др. Заселение крепостей служилыми людьми приводило к отторжению вотчинных земель у башкир, что являлось нарушением договорных обязательств. Кроме того, вотчинные земли передавались монастырям, которые возникают в Башкирии в конце XVI – начале XVII вв.

Наконец, главным поводом для недовольства башкир стало изменение политики властей в отношении калмыков. Последние заявили о готовности принять русское подданство и пообещали Алексею Михайловичу начать военные действия против крымского хана. В ответ они потребовали прекратить нападения башкир на калмыцкие улусы, казнить башкир – организаторов набегов и возвратить калмыков, которые находились в плену у башкир.

Указанные факторы стали основными причинами выступления башкир в 1662-1664 гг.

Несмотря на то, что башкиры и до этого неоднократно принимали участие в протестных волнениях [4], восстание 1662-1664 гг. имело более значительные масштабы и число участников. Начавшись в середине июля 1662 г., восстание быстро охватило огромную территорию от Западной Сибири до Среднего Поволжья. Сразу определилось два центра восстания – в Зауралье и на юге, ­– каждый из которых действовал по-своему.

Южные и юго-западные башкиры откочевали за пределы досягаемости российских властей, что вынудило правительство использовать дипломатические, а не военные методы разрешения конфликта. Башкиры северной части вели к этому времени в основном оседлый образ жизни, поэтому противостояние приняло здесь наиболее ожесточённый характер. Самым значительным успехом повстанцев стало взятие Кунгура. Причём в событиях в Кунгурском уезде наряду с башкирами принимали участие кунгурские татары и «литовские люди», которые обслуживали артиллерию.

Восстание с переменным успехом продолжалось до 1664 г. При этом выявилась неспособность правительственных войск полностью разгромить подвижные отряды повстанцев, которые использовали тактику стремительных набегов, легко уходя от преследования российских войск. Именно в этом восстании проявилась эффективность использования отрядов яицких казаков и калмыков в борьбе с повстанцами, однако в виду их малочисленности и ненадёжности правительство не могло на них полагаться.

В течение 1663-1664 гг. повстанцы обращались к царю Алексею Михайловичу о прощении, и в конце февраля 1664 г. башкирские представители с царской жалованной грамотой вернулись домой. От башкир потребовали выполнения следующих обязательных условий: принесение присяги на верность царю, возвращение на прежние места обитания в Уфимский уезд, предоставление аманатов (заложников) и возвращение захваченных в ходе восстания пленных.

Правительство в свою очередь заверило башкир в незыблемости основных положений их добровольного подданства. В жалованной грамоте содержались гарантии неприкосновенности вотчинных владений[5] башкир, их право обращаться с жалобами непосредственно к царю, а также был расширен круг лиц, которым запрещалось приобретать башкирские земли.

Несмотря на то, что власти не предприняли административных мер в Уфимском уезде, заметные изменения коснулись структуры и численности вооружённых сил на башкирской территории: численность служилого населения возросла более чем в 4 раза, при этом необходимое для борьбы с кочевниками конное войско было увеличено в 5 раз. Был перестроен Уфимский кремль, в уезде построили две крепости (Бирск и Соловарный городок), в каждой из которых размещалось по 200 стрельцов.

Главным следствием стало изменение характера взаимоотношений власти и башкир. После восстания между российской властью и башкирами установилась атмосфера взаимного недоверия, которая стала почвой для нового крупного выступления 1682-1684 гг.

Башкирское восстание при петре 1

Поводом для второго восстания стало известие о предстоящем насильственном крещении башкир[6]. 27 ноября 1681 г. была создана Уфимская епархия. Хотя создание епархии не означало насильственной христианизации башкир, эта мера вызвала мощное выступление. Башкир активно поддерживало мусульманское духовенство, которое, как правило, было из Казанского уезда.

Встревоженные размахом восстания, воеводы Уфы и Казани обратились за помощью в Москву. Однако главную роль в подавлении восстания сыграли уфимские служилые люди и яицкие казаки, которые нанесли два крупных поражения повстанцам: в июне 1682 г. в районе р. Ик и под Мензелинском.

Тем не менее, окончательного прекращения восстания удалось добиться только после переговоров. Правительство обратилось к башкирам с грамотой, в которой объявлялось, что указа о насильственной христианизации никогда не было, а также подтвердило основные положения жалованной грамоты 1664 г. В этой связи попытки отдельных повстанческих отрядов продолжить выступления были либо подавлены, либо не нашли поддержки среди широких слоёв населения.

Как Петра принуждали к компромиссу

В начале XVIII в. на политику российских властей по отношению к башкирам вновь повлияли внешнеполитические факторы. Активная европейская политика Петра I, вызвавшая огромный дефицит денежных средств, заставила власти пересмотреть систему налоговых льгот[7] территорий Поволжья и Приуралья.

С 1701 г. ясак и налоги в Уфимском уезде собирали сборщики из Казани. В 1704 г. было объявлено о введении 72 налогов в башкирских землях. Пётр I также лишил башкир права непосредственного обращения к царю с просьбами и жалобами. Наконец, в 1719 г. была введена «горная свобода», позволявшая «всякому желающему производить розыски и обработку металлов и минералов повсеместно, как на собственных, так и на чужих землях».

Таким образом, в начале XVIII в. правительство пошло на пересмотр основных положений добровольного подданства башкир, что не могло не вызвать народного недовольства.

Новое восстание вспыхнуло в 1704 г. и продлилось до 1711 г. Первоначально башкиры противились новым налогам, однако, дополнительный импульс восстанию придала жестокая карательная политика казанского комиссара А. Сергеева, который «и бил, и мучил, и в крепкие места запирал, и стращал вешать и рубить…». В итоге весной 1705 г. башкиры образовали несколько повстанческих групп, которые начали активные действия в Уфимском уезде.

По оценкам историков, общая численность восставших в 1705-1711 гг. составила 35 тыс. человек, что в 3-4 раза превышало количество правительственных войск. К концу 1705 г. казанские власти фактически утратили контроль практически над всей территорией Уфимского уезда.

В предыдущих восстаниях башкиры отстаивали свои права и привилегии, а потому редко привлекали в свои ряды представителей других народов. Однако реформы Петра I демонстрировали нежелание властей в дальнейшем придерживаться прежних соглашений с башкирами. В этих условиях башкиры нуждались в союзниках, что и заставило их пересмотреть свои требования.

Успехи повстанцев, которые в 1707 г. вторглись в Казанский уезд и начали жечь предместья Казани, вынудили царское правительство пойти на уступки. В результате по требованию башкир был заменён уфимский воевода, было официально объявлено об отмене всех новых налогов и прощении всех участников восстания, принёсших повинную. В итоге, к лету 1708 г. лидеры восставших приняли решение прекратить борьбу, хотя сопротивление отдельных отрядов продолжалось до 1711 г.

Однако властям удалось предотвратить общее восстание нерусских народов Урала и Поволжья, что в условиях решающего периода Северной войны было жизненной необходимостью. В этих условиях башкиры продолжали скрытую фронду, принимая беглых из Казанского уезда и отказываясь платить налоги.

Трудности интеграции

Относительно слабая царская власть в Башкирии и активная внешняя политика, которая требовала обеспечения социального мира внутри страны, не позволяла интегрировать башкир и башкирские земли в систему российского законодательства и административного управления. К началу 1730-х гг. такое положение дел явно противоречило планам и практической политике центральной власти.

В этих условиях в правительстве были разработаны два проекта решения башкирского и казахского вопросов. По первому проекту, автором которого был казанский губернатор Артемий Волынский, правительство должно добиваться сокращения численности мусульманских народов любыми средствами, провоцируя конфликты между башкирами и их соседями[8].

Согласно другому проекту обер-секретаря Сената Ивана Кирилова, необходимо было установить российское влияние в Азии и Индии. Для этого следовало организовать особую экспедицию, в которой башкирам отводилась роль дипломатических посредников во взаимоотношениях с казахами. Кроме того, на башкир должна была быть возложена обязанность по охране границы и торговых путей. Наконец, Кирилов считал, что необходимо сохранить своеобразие административного управления Уфимской провинцией и привилегии башкир.

Башкирское восстание при петре 1

Начало в 1735 г. башкирского восстания заставили И. Кириллова пересмотреть своё отношение к политике в Башкирии. Намерение И. Кирилова построить крепость на р. Орь вызвало недовольство башкир и стало поводом к очередному восстанию.

Несмотря на широкий размах восстания, Кирилов категорически отказался от практики переговоров, уступок и помилования. Если в ходе предыдущих восстаний башкиры признавались воюющей стороной, с которой велись переговоры, подписывались соглашения, то все участники восстания 1735-1740 гг. были объявлены государственными преступниками. Кирилов настойчиво добивался наказания всех участников восстания, считая, что на башкир должны быть распространены законы о государственных преступлениях.

В итоге в ходе подавления восстания людские потери башкирского населения составили почти 14 %. Всего погибло, казнено, умерло от голода и отдано в крепостные более 60 тыс. человек.

Однако наряду с карательными мерами Кирилов 11 февраля 1736 г. разработал комплекс указов, которые кардинальным образом изменили систему управления башкирами.

Согласно положениям указов, башкиры сохранили права и привилегии, полученные в период принятия российского подданства. Нововведением стало разрешение башкирам продавать свои вотчинные земли местным дворянам, офицерам, мишарям и тептярям. Стремясь заменить независимую от властей родовую знать, Кирилов ввёл выборность старшинской должности. Теперь общины должны были предоставлять трёх кандидатов, из которых уфимская администрация производила назначение на старшинскую должность сроком на один год. Новые старшины принимали присягу и давали клятву на верность царю.

Таким образом, разрушая родовые связи, власти формировали эффективные механизмы управления башкирской общиной. Необходимо отметить, что процесс отстранения родовой знати от власти начался одновременно со строительством Оренбургской пограничной линии[9].

Башкирское восстание при петре 1

В 1744 г. на территории башкирских земель была образована Оренбургская губерния[10] в составе Оренбургской, Уфимской и Исетской провинций, которые не делились на уезды. 23 декабря 1781 г. вместо Оренбургской губернии было учреждено Уфимское наместничество, состоявшее из двух областей, Оренбургской и Уфимской, с центром в Уфе. Однако с 1796 г. Уфимское наместничество вновь стало именоваться Оренбургской губернией, причём военный губернатор имел резиденцию в Оренбурге, а гражданский – в Уфе.

Разрешив башкирам продавать вотчинную землю, правительство открыло широкие возможности для освоения края. Во второй половине XVIII в. шла как организованная, так и стихийная миграция населения в Оренбургскую губернию. Города и крепости губернии в это время становятся местом официальной ссылки провинившихся дворян, мещан, офицеров.

Значительной была стихийная миграция крестьян. В 40-90-е годы XVIII в. Сенатом было разрешено не возвращать владельцам беглых частновладельческих крестьян, а записывать их в государственные крестьяне, либо в состав Оренбургского казачьего войска. В итоге к концу XVIII в. пришлое население стало преобладать над коренным. Причём причиной снижения конфликтности процесса интеграции башкир стало их активное привлечение к военной службе как на Оренбургской пограничной и сибирских линиях, так и во время больших походов российской армии. Так, с 1748 башкиры и мишари ежегодно направляли на пограничную линию от 5500 до 10500 человек.

Начиная с походов Петра I, башкиры становятся регулярными участниками заграничных военных кампаний Российской империи.

В Семилетней войне в составе русской армии участвовала «четырёхнародная команда» из Башкирии[11]. Трёхтысячный отряд башкир был направлен в 1771-1773 гг. в Речь Посполитую для борьбы с польскими повстанцами. Также башкиры участвовали в русско-шведской войне 1788 г., в 1789 г. башкиры участвовали в боевых действиях в Финляндии, поддерживая морские десанты русского флота.

Уже в первой кампании выявилась особенность поведения иррегулярной национальной конницы, которая несколько позже будет учтена российским командованием, и в итоге башкир в Семилетней войне станут временно использовать лишь во вспомогательных операциях. Башкиры, калмыки и в целом национальная иррегулярная конница воспринимали боевые действия по-своему – как набеги против степняков, поэтому «с начала вступления в сию землю [Пруссию] жгли и разоряли деревни»[12]. Несмотря на то, что российское командование достаточно быстро приобщило национальные войска к европейским правилам войны, на Западе сложился негативный образ казаков, калмыков и башкир как «диких орд насильников».

Последние восстания: мулла Батырша, Пугачёв и Салават Юлаев

Несмотря на отстранение родовой знати от власти и активное привлечение башкир к военной службе, во второй половине XVIII в. не удалось избежать крупных выступлений, два из которых заслуживают особого упоминания – восстание 1755-1756 гг. («Восстание Батырши») и восстание Емельяна Пугачёва 1773-1775 гг.

Несмотря на многофакторность этих движений, они в значительной степени вызваны процессом дальнейшей интеграции остатков вольной периферии башкир в российскую централизованную государственность. Также немаловажной причиной выступлений было хозяйственное освоение края (прежде всего горнозаводское строительство), которое нарушало традиционное представление башкир о гармоничном сосуществовании с природой[13].

Хозяйственное освоение края, продолжение деятельности христианских миссионеров способствовали обострению обстановки в Башкирии. В этих условиях в мае 1755 г. мулла Габдулла Галиев (Батырша) выступил с воззванием к мусульманскому населению о борьбе против неверных: «оных неверных россиян разорять начнёмте и их с землёй своей изживём и сгубимте, и в жилищах своих мечети и училищи построим, и правыя нашея веря по укреплению попечёмся». Практически одновременно началось выступление башкир Бурзянской волости.

Вновь, как и в начале XVIII в., возникла угроза объединения всех мусульман против российского правительства. В этих условиях с призывами прекратить восстание выступили оренбургский губернатор И.И. Неплюев и императрица Елизавета Петровна. Кроме того, правительству удалось разобщить восставших, пообещав казахам вознаграждение за выдачу укрывшихся там башкир. В итоге к лету 1756 г. восстание прекратилось, Батырша был пойман и впоследствии осуждён на пожизненную каторгу. Власти в свою очередь свернули активную деятельность по христианизации Поволжья.

Башкирское восстание при петре 1

Последним социальным протестным движением, в котором башкиры принимали активное участие, стало восстание Емельяна Пугачёва 1773-1775 гг., охватившее огромную территорию юго-востока империи: Оренбургскую, Сибирскую, Казанскую, Нижегородскую, Воронежскую, Астраханскую губернии. Основу повстанческого войска наряду с казаками составляли башкиры. Последние переходили на сторону повстанцев под влиянием своих старшин. Немалую роль сыграло то, что Пугачёва поддерживал известный духовный лидер Кинзя Арсланов, а в Башкирии происходили важные для этого восстания события.

После того, как Оренбург и Уфу взять не удалось, весной 1774 г. восставшие, отказавшись от осаждения сильных крепостей, стали захватывать и разорять горные заводы. Башкирские старшины уничтожали заводы только за то, что они находились на вотчинных землях. В течение мая-июня было полностью уничтожено 23 завода.

Восстание в Башкирии продолжилось даже после пленения Пугачёва. На севере и северо-востоке руководителем повстанческих отрядов был Салават Юлаев. В это время башкирские отряды выступали как против правительственных войск, так и против жителей горных заводов, защищавших свои поселения.

Таким образом, восстание Пугачёва фактически превратилось в гражданскую войну, а роль башкир в этом движении сильно отличалась от их участия в предыдущих восстаниях. Многие, отказавшиеся поддержать восставших, башкиры, стали жертвами своих соплеменников. В то же время такие видные старшины, как Кулый Балтачев, Кидряс Муллакаев, активно помогали правительственным войскам подавлять восстание.

В ноябре 1774 г был пойман Салават Юлаев, а к декабрю восстание было подавлено. Восстание показало, что башкиры окончательно интегрировались в российскую империю. Практически сразу же после этих событий Екатерина II учреждает духовное магометанское собрание (1788 г.), что ознаменовало собой признание ислама в качестве государственной религии Российской империи. 

«Северные амуры» в битвах за Россию

Башкирское восстание при петре 1

С целью более глубокого привлечения башкир к военной службе, а также постепенной замены частей регулярной армии иррегулярной конницей в 1798 г. в Башкирии была введена кантонная система управления. Дополнительным фактором была уверенность, что милитаризация жизни привнесёт порядок и будет способствовать укреплению позиций государства в регионе.

Инициатором введения кантонной системы был оренбургский военный губернатор Осип Игельстром. Созданные на основе территориального (уездного) принципа, кантоны дробили прежнее родоплеменное деление земель у башкир. Вначале было создано 11 башкирских, 5 мишарских кантонов, 5 оренбургских, 2 уральских, 1 ставропольских калмыков. Во главе стояли кантонные начальники. Необходимо отметить, что в ХIX в. кантонная система затронула военно-служилые сословия, к которым относились в том числе башкиры, поэтому наряду с ней в крае существовала уездно-волостная для податных сословий.

В период кантонного управления башкиры и мишари были объединены в Башкирско-мещеряцкое войско, которое с 1855 г. стало называться Башкирским, с непосредственным подчинением военному губернатору<[14]. В отличие от казачьих войск, Башкирское не имело ни войскового атамана, ни канцелярии. Первым командующим войском стал Станислав Тимофеевич Циолковский.

Воинская служба привела к складыванию местных, лояльных центральной власти национальных элит, которые заменили прежних представителей знати тарханов. Всё это способствовало инкорпорированию башкирской элиты в дворянскую среду.

В XIX в. башкиры принимали активное участие в военных кампаниях русской армии. Одним из самых знаменитых эпизодов военной истории башкир является их участие в войнах против Наполеона в 1807-1814 гг. В 1806 г. в армию было направлено 10 тыс. башкир, которые уже в июне 1807 г. приняли участие в бою под Тильзитом, разбив французскую кавалерию. Из-за характерного вооружения (лук и стрелы), а также малорослых лошадей французы стали назвать башкирских воинов «северными амурами». Менее распространённым названием стало «злые купидоны». Будучи первоначально ироничным, в ходе Отечественной войны 1812 г. название «северные амуры» приобрело уважительное значение.

Башкирское восстание при петре 1

В 1811 г. по указу императора были сформированы два башкирских пятисотенных полка, Ставропольский калмыцкий полк, два полка астраханских калмыков: «Для усиления армии нашей иррегулярными войсками и чтобы приобучить на будущее время к службе калмык и башкир, обитающих в краю, … признали мы нужное нарядить три полка, один из ставропольских калмык и два из башкир… Ставропольские калмыки должны будут иметь исправное оружие по положению, а башкиры – употребляемое по их обыкновению. Всем им быть о двуконь»[15]. Уже в 1812 г. было сформировано ещё три башкирских полка.

В Отечественной войне 1812 г. башкирские полки принимали активное участие в большинстве крупных сражений. Кроме того, иррегулярная конница часто использовалась как в арьергардных боях, прикрывая отступление (бои под Можайском, под Москвой), так и в преследовании отступающего противника (ноябрь-декабрь 1812 г.), а также в партизанских действиях. Большинство сформированных полков приняли участие в Заграничном походе 1813-1814 гг., посетив основные европейские столицы. В итоге в Заграничном походе участвовали 18 башкирских полков, 5 из них в составе союзных войск вступили в Париж.

Кроме кампаний против Наполеона, башкиры принимали участие в русско-турецких войнах 1828-1829 гг., 1853-1856 гг., в Хивинском и Кокандском походах, а также несли регулярную сторожевую службу[16].

Башкирское восстание при петре 1

***

Наряду с военной службой кантонная система способствовала консолидации башкирского народа, помогла сохранить этническое самосознание, но главное, завершила процесс интеграции башкир в имперское пространство в качестве важного, прежде всего, с военной точки зрения, элемента.

В течение XIX в. Оренбургская губерния, которая в 1865 г. была поделена на Оренбургскую и Уфимскую губернии, испытывала на себе влияние тех социально-экономических процессов, которые были характерны для всей страны. Постоянный прирост населения способствовал формированию в регионе многонационального и поликонфессионального общества. К концу XIX в. жители, назвавшие своим родным языком башкирский, продолжали доминировать, составляя 40,96 % (899,9 тыс. чел) от общей численности населения губернии[17]. Жители группы русских языков (великорусский, малорусский, белорусский) составляли 38,22 % (839,6 тыс. чел).

Заводское и железнодорожное строительство способствовали окончательному включению края в систему хозяйственных связей России. С ликвидацией в 1881 г. генерал-губернаторства закончился не только длительный период военного управления в Башкирии, но и завершилась интеграция башкирского народа в административное, правовое, экономическое и образовательное пространство Российской империи. К этому моменту Башкирия перестала представлять собой относительно вольное периферийное пограничье, превратившись во внутреннюю территорию России, сохранив при этом свои этнорелигиозные особенности.

 

Читайте также:

Иван Зацарин. Как нам вешали железный занавес. К 67-летию ФРГ

Игорь Пыхалов, Дмитрий Пучков. Великая оболганная война, или Была ли обезглавлена Красная армия

Клим Жуков, Дмитрий Пучков. О «чёрной археологии»

Иван Зацарин. К кому идут русские. К 67-летию самоубийства министра обороны США

Борис Юлин. Государство и Гражданская война. Зачем большевики разогнали Учредительное собрание

Иван Зацарин. Гражданская война не из-за рабов. К 160-летию погрома в Лоуренсе

Дмитрий Михайличенко. Башкиры: жизнь в движении. Часть 1: прийти к России

Андрей Смирнов. Дворцовые интриги и перевороты XVII-XVIII веков: что об этом пишут в учебниках

Иван Зацарин. Почему Илон Маск не Королёв. К 13-летию «частного космоса»

Евгения Галимзянова. Предреволюционная Россия Николая II и Столыпина: об устойчивости и упрощённости исторических евростандартов

Иван Зацарин. К чему быть готовым. К 94-летию пионерии

Сергей Базанов. Брусиловский пролог к «десяти сталинским ударам»

Источник: histrf.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.