Захват монголо татарами киева


О взятии Киева Батыем

6 декабря 1240 года Батый взял Киев… некоторые историографы полагают – за девять дней; но чаще говорят о трёхмесячной осаде… В любом случае – начнётся всё с того, что«…пришел Батый …с силой тяжкой, со многим множеством силы своей, и окружил город…. И был город в осаде великой. И пребывал Батый у города, и воины его осаждали город, и нельзя было слышать из-за звуков скрипа телег его, рёва множества верблюдов его и ржания табунов его, и была заполнена земля Русская врагами…» Впрочем – по порядку.

…Надо сказать, задолго до ордынцев Киев дважды возьмут русские князья – Андрей Боголюбский в 1169-м и Рюрик Черниговский в 1203-м – причём в обоих случаях городу крепко достанется: «…и два дня грабили весь город, Подол и Гору, и монастыри, и Софию, и Десятинную Богородицу, и не было помилования никому и ниоткуда. Церкви горели, христиан убивали, других вязали, жен вели в плен, разлучая силою с мужьями, младенцы рыдали, смотря на матерей своих». (Мы ничего не путаем – это пока не о «злобных монголах» – хотя, справедливости ради, летописцы склонны использовать для описания такого рода событий схожие клише).


…Подрастеряв вследствие таких происшествий своё значение, Киев, к прибытию Батыя, тем не менее, был крупным городом – а Киевское княжение оставалось сакральным символом. (Или фетишем?.. Во всяком случае, князья наперебой стремились его занять – и за пятилетку, предшествующую описываемым событиям, это удалось аж девятерым! …По примерным подсчётам).

…Между тем, в 1237 году началось пресловутое вторжение. (Интересно, что знаменитый рязанский воевода Евпатий Коловрат прибудет, было, просить помощи у киевского Михаила Всеволодовича – но тот откажет; вернувшись, боярин застанет свой город разорённым и погибнет, бросившись на покидающих пепелище врагов). Спустя некоторое время доберутся и до Киева – прибудет Мункэ (известный также как Менгу и будущий Великий хан): «Встал он на той стороне Днепра у Городца-Песочного. Увидев город, удивился красоте его и величеству его. Прислал послов своих к Михаилу и к горожанам, желая их обмануть, и не послушали его».(Есть любопытная версия, что ордынцев заворожил блеск церковных куполов… наивные степняки, натурально, вообразили, будто те – из чистого золота).

…Некоторые историографы полагают – послов не просто «не послушали» – но и убили. С одной стороны – если так, то странно, что кочевники отложат осаду на целый год… с другой – Михаил немедленно бежит в Венгрию. (Кстати, позже он поедет-таки в Орду – и будет там замучен). После очередной рокировки Великим князем киевскимстановится Даниил Галицкий – и… тоже отбывает к Беле IV – якобы, за помощью…. Так или иначе, к началу осады, князей в «матери городов русских» не окажется вовсе – как, впрочем, и серьёзного войска. Впрочем, Даниил оставит за старшего своего воеводу – тысяцкого Дмитра.


…Источники описывают Киев того времени, как мощную крепость – во всяком случае, Верхний город, был окружён рвом 12-метровой глубины; валом такой же высоты (и вдобавок – 30-метровой ширины!) – а также стенами (до четырёх метров)… Вообще-то, не очень верится – как и в пятидесятитысячное население… ну – что имеем…

…На сей раз никаких переговоров не было – завоеватели сразу же приступят к сооружению осадных машин. (Катапульты делались на месте – благо лесов вокруг хватало; некоторые историографы полагают, что затруднения возникли с боеприпасами – ближайшие каменоломни имелись только в полусотне километров. Тогда понятно, почему осада затянулась).

…Впрочем, деятельные кочевники времени зря не теряли, разоряя округу – и собирая полон. (Который, как предполагается, они используют при штурме, гоня впереди себя. Метод упоминается несколькими авторами – но в отношении именно Киева таких свидетельств нет). Численность врагов называется разная – от сорока до ста сорока тысяч… силы защитников неизвестны – но, видимо, воевода Дмитр располагал дружиной в несколько сотен воинов и каким-то количеством ополченцев…


…Так или иначе – после обстрела одна из стен будет проломлена; в первый день штурма ордынцы займут внешние укрепления. Дмитр будет ранен, а защитники укрепятся в Десятинной церкви. Тут случится событие, о котором летопись говорит так: «Люди… выбежали на церковь, и на своды церковные с пожитками своими, и от тяжести повалились с ними стены церковные, и так был взят город». Последующие историографы полагают, что это преувеличение – и храм ломали всё теми же «пороками»… но есть мнение, что, скорее всего, ещё десять лет назад стены сильно пострадали от землетрясения – и, действительно, могли не выдержать толпы…

…В любом случае – результат один: «Взяли Киев татары, и святую Софию разграбили, и монастыри все, и иконы, и кресты, и все узорочье церковное взяли, а людей от мала до велика убили мечом».

П.С.: …Некоторые специалисты склонны считать сообщения о полном истреблении населения преувеличением – или полагают, что не так уж велик был Киев в принципе – но францисканец Плано Карпини, проезжая эти места шесть лет спустя (по пути в ставку всё того же Батыя), запишет: «…мы находили неисчислимые головы и кости мертвых людей, лежавших в поле; ибо этот город был весьма большим и очень многолюдным, а теперь он обращен почти ни во что».

П.П.С.: …Что касается воеводы Дмитра, то он попадёт в плен – но отнюдь не погибнет… (Более того – вроде бы, будет сопровождать Батыя в дальнейшем походе – хан-то отправится воевать Европу!..) Якобы, именно Дмитру принадлежит настойчивый (и услышанный!) совет: «Не задерживайся в земле этой долго, время тебе на угров уже идти. Если же медлить будешь, земля та сильная, соберутся на тебя и не пустят тебя в землю свою». Источник тут же поясняет: «Про то говорил ему, поскольку видел землю Русскую, гибнущую от нечестивого…» И всё равно – несколько неожиданно представить себе русского воеводу в роли консультанта Бату-хана… Впрочем, это – совсем другая история. 


П.П.П.С. Как бы ни считали отдельные историки, но факт геноцида славянского населения всей Руси на лицо и это подтверждают данные археологических раскопок

#Монголы #генцид #Русь #Киев #История #Археология #БатуХан #Партизан_Инфо #рать

источник  

Источник: cont.ws

6.12.1240 (19.12). – Разорение Киева Батыем

Археологические раскопки показывают, что поселения на территории вокруг Киева существовали в глубокой древности (трипольская культура, черняховская культура на рубеже II—III веков и др.). Результаты некоторых археологических раскопок можно интерпретировать таким образом, что уже в VI—VII веках поселения на правом берегу Днепра могут считаться городскими. Эта концепция легла в основу празднования в 1982 г. 1500-летия Киева. Часть историков и археологов считает, что образование Киева как города проходило в VIII—X веках.

Великое будущее Киева предрек апостол Андрей Первозванный. Преподобный Нестор Летописец писал: «Когда Андрей учил в Синопе и прибыл в Корсунь, узнал он, что недалеко от Корсуня устье Днепра, и… проплыл в устье днепровское, и оттуда отправился вверх по Днепру.


случилось так, что он пришел и стал под горами на берегу. И утром встал и сказал бывшим с ним ученикам: «Видите ли горы эти? На этих горах воссияет благодать Божия, будет город великий, и воздвигнет Бог много церквей». И взойдя на горы эти, благословил их, и поставил крест, и помолился Богу, и сошел с горы этой, где впоследствии будет Киев, и пошел вверх по Днепру. И пришел к словенам, где нынче стоит Новгород» («Повесть временных лет», ХII в.).

По одному из преданий, название города происходит от имени Кия – самого старшего из трех братьев, которые, согласно легенде, считаются основателями Киева. Эта легенда дошла до нашего времени в летописи XII века «Повесть временных лет»:

«И были три брата: один по имени Кий, другой – Щек и третий – Хорив, а сестра их Лыбедь. Сидел Кий на горе, где ныне подъем Боричев, а Щек сидел на горе, которая ныне зовется Щековица, а Хорив на третьей горе, которая прозвалась по нему Хоривицей. И построили городок во имя старшего брата и назвали его Киев. Был кругом города лес и бор велик, и ловили там зверей, а были те мужи мудры и смыслены, и назывались они полянами, от них поляне и доныне в Киеве.

Некоторые же, не зная, говорят, что Кий был перевозчиком; был де тогда у Киева перевоз с той стороны Днепра, отчего и говорили: «На перевоз на Киев».


ли был Кий перевозчиком, то не ходил бы к Царьграду; а между тем Кий этот княжил в роде своем, и ходил он к царю, и великие почести воздал ему, говорят, тот царь, при котором он приходил. Когда же возвращался, пришел он на Дунай, и облюбовал место, и срубил городок невеликий, и хотел сесть в нем со своим родом, да не дали ему близживущие; так и доныне называют придунайские жители городище то – Киевец. Кий же, вернувшийся в свой город Киев, тут и умер; и братья его Щек и Хорив и сестра их Лыбедь тут же скончались…».

Согласно различным источникам, в конце IX века в Киеве княжили  Аскольд и Дир, бывшие либо дружинниками Рюрика, либо потомками Кия; при них был заключен мирный договор с Византией и произошло Первое крещение Руси: из Царьграда на Русь прибыл первый епископ. В 882 г. в Киеве стал править захвативший его родственник Рюрика, новгородский князь Олег, который перенес туда свою резиденцию, сказав: «сє буди мати градом русьским». С этого времени Киев стал главной столицей Руси (после рюриковского Новгорода), причем понятие «Киевская Русь» тогда не существовало, оно было введено историками лишь в XIX веке для удобства классификации исторических периодов Русского государства.

На Руси владение Киевским великокняжеским столом принадлежало старшему в роде и обеспечивало верховную власть над удельными князьями. Киев оставался реальным политическим центром Киевской Руси, по крайней мере до смерти Владимiра Мономаха и его сына Мстислава Великого (в 1132 г.). В период раздробленности Киев формально продолжал считаться старшим столом Руси и служил постоянным объектом борьбы между сильными князьями.


В 1237 г. орда Батыя (внука Чингиз-хана) напала на Русь. Начав с разгрома Рязанского княжества, татары разгромили основные силы Владимиро-Суздальской земли, разграбили четырнадцать городов Северо-Восточной Руси, включая Москву и Владимiр. Повсюду они сеяли смерть и разорение. Легкой победы добиться нигде не удалось – все русские города приходилось брать штурмом и превосходящей живой силой.

Затем дикая орда хлынула в южные и западные земли Руси. Разграбив Переславль, затем Чернигов, в декабре 1240 г. Батый подошел к Киеву. В то время Киев был одним из крупнейших и красивейших городов Европы – столицей одного из самых сильных европейских государств. Киев насчитывал 50 тысяч жителей, в то время как в Лондоне, например, жило 20 тысяч человек. Большинство европейских столиц достигли численности в 50 тысяч жителей только через 200-300 лет. Это время считается расцветом города Киева, несмотря на то, что сама Киевская Русь переживала уже не лучшие времена: Киев стал ареной борьбы за великокняжеский престол между русскими князьями-родственниками..

Батый хотел взять неразрушенным такой красивый город. В Киев отправился посол с предложением сдаться – добровольно открыть ворота. Обычно, если горожане выполняли требование хана, город не подвергался серьезным разрушениям, а только грабился и облагался данью. Но киевляне отказались впускать в свой город чужеземные войска и решили биться насмерть.


Татаро-монголы нашли слабое место в системе укреплений – Лядские ворота. Начался штурм русской столицы стенобитными орудиями. Но, даже прорвавшись в город, ордынцам не сразу удалось захватить Киев – город имел не одну полосу укреплений. Битва шла день и ночь, численное превосходство татар давало им возможность непрерывного штурма. На защиту города, охваченного пламенем, вышли все его жители, и стар и млад. Как пишет летопись «один бился с тысячей, а двое – с тьмою». Сопротивление киевлян было настолько отчаянным, что хан был вынужден дать своим войскам передышку и вновь использовать осадные орудия. Через провалы в стенах бесчисленные орды хлынули на улицы, неся с собой разграбление и разрушение. 6 декабря на Николин день Киев пал. Последние защитники столицы Руси укрылись в Десятинной церкви, которая была полностью разрушена, а люди убиты.

Разъяренные отпором татаро-монголы перебили почти всё мирное население Киева. В археологических раскопках встречаются как единичные костяки, так и огромные братские могилы, насчитывающие не одну тысячу скелетов. Из пятидесятитысячного населения в городе осталось не более 2 тысяч жителей. Дикари-язычники разрушили Успенский, Софиевский собор, Троицкую надвратную церковь (сейчас главный вход в Лавру), церковь Спаса на Берестове, Ирининскую церковь и практически все киевские ворота. Киев как столица Руси перестал существовать. Поэтому центр Русского государства переместился в менее пострадавшую северную часть Киевской Руси – Владимiро-Суздальское княжество.


Батыево нашествие нанесло чудовищный удар по культурному и государственному развитию русского народа. Археологи обнаружили пепелища многих городов, о которых сегодня мы не знаем ничего. Киевская Русь в лице ее древнего центра погибла, но ее гибель была столь же героической, как и славное существование. О твердыню Киева разбилось азиатское наступление на Европу и на северорусские земли, и этот подвиг самопожертвования не должны забывать и на Западе.

А для Руси татарское иго стало научением истине от обратного. Эта попущенная Богом катастрофа заставила русский народ осознать ее причину («по грехам нашим»), увидеть бренность земных ценностей и сплотиться в жертвенном общенациональном служении ценностям Царства Небесного. Так в этом испытании Русь созрела духовно и окрепла материально не только для освобождения от ига, но и для выполнения своего призвания стать удерживающим Третьим Римом.

Источник: rusidea.org

С интересом прочел статью А.В. Майорова «Повесть о нашествии Батыя в Ипатьевской Летописи»// ROSSICA ANTIQUA 2012/2(6).
Там есть кое-что полезное по теме монгольского нашествия 1237-1242 гг. Основной вывод ее:
«первоначальный текст южнорусской Повести о нашествии Батыя в наиболее исправном виде дошел в составе летописей новгородско-софийской группы, откуда затем этот текст с некоторыми изменениями попал в Московский летописный свод 1479 г. и другие общерусские летописи второй половины ХV–ХVI вв.».
Не будучи специалистом-текстологом русского летописания, оспаривать его не могу. Но частные замечания есть, одно в пользу системы доказательств автора, другое — несогласие с одним его блоком аргументов.
Теперь по пунктам:


1. А.В. Майоров оспаривает выводы ряда новейших авторов, которые считают, что список в Ипатьевской летописи (ИЛ) монгольских царевичей и военачальников, осаждавших Киев в 1240 г., недостоверен — в нем якобы неверно указаны Гуюк и Мэнгу, которые якобы с весны 1240 г. находились в Монголии у каана Угэдэя. А.В. Майоров в своей аргументации ссылается на «Сокровенное сказание» (§ 274), где сказано: «Посланные в помощь Субеетаю царевичи Бату, Бури, Гуюк, Мунке и все другие царевичи … совершенно разгромили и полонили Орусутов. Они полностью покорили Асутов и Сесутов, а также население городов Белерман, Керман-кива и прочих городов». Действительно, «Керман-кива» это Киев. Кроме того, Майоров ссылается на мой перевод цз.2 «Юань ши», где сказано: «Зимой, в двенадцатой луне (15 декабря 1240 г.–13 января 1241 г.), [Угэдэй] дал высочайший указ Гуюку отозвать войска для отдыха и пополнения». К сожалению, видимо автор не пользовался самим изданием «Золотая Орда в источниках, т.3 — Китайские и монгольские источники», где помещен этот перевод, а взял цитату из книги А.Ю. Карпова «Батый» (ЖЗЛ). Иначе бы он использовал из т.3 ЗОИ дополнительные аргументы. А именно — как раз весной 1240 г. Гуюк отправляет доклад Угэдэю из похода, а не сам является в Каракорум: «Весной, в начальной луне года гэн-цзы (26 января–24 февраля 1240 г.), 12-го [от установления правления]… Гуюк овладел всеми не сдававшимися областями Западного края и прислал гонца с докладом о добыче». А Мэнгу в это же время еще воюет на Кавказе: «Зимой, в одиннадцатой луне (27 ноября–26 декабря 1239 г.), войска под командой Мэнгу окружили город асов Магас и через 3 месяца захватили его» (т.е. падение Магаса приходится на февраль-март 1240 г.). В комплексе, эти сведения значительно усиливают аргументацию Майорова в этом вопросе.

2. Теперь о спорном моменте. А.В. Майоров пишет: «дата падения Киева содержится в летописях, восходящих к псковскому своду рубежа 60 – 70-х гг. XV в. – западнорусской Летописи Авраамки, П1л и П3л, а также близкой к Летописи Авраамки Новгородской Большаковской летописи. Эти источники называют день начала осады, ее общую про-должительность и день падения Киева: «…приидоша Татарове къ. Киеву, сентября 5, и стояша 10 недель и 4 дни, и едва взяша его ноября 19, в понеделникъ»… Таким образом, сведения о десятинедельной осаде Киева войсками Батыя и взятии города 19 ноября 1240 г. содержатся только в летописях, восходящих к псковскому своду конца 1460 – начала 1470-х гг…
Кроме того, если исходить из наиболее полного и детального описания осады и взятия Киева, представленного именно в ИЛ, битва за столицу Руси не могла занять столь продолжительное время – с 5 сентября по 19 ноября, т.е. два с половиной месяца, – все произошло за несколько дней. Более соответствует рассказу ИЛ сообщение о взятии Киева персидского историка монгольских завоеваний Рашид ад-Дина: «Осенью хулугинэ-ил, года мыши, соответствующего месяцам 637 г.х. (1239 г. н. э.) […] царевичи Бату с братьями, Кадан, Бури и Бучек направились походом в страну русских и народа черных шапок и в девять дней взяли большой город русских, которому имя Манкер-кан»».

К сожалению, автор тут не берет на себя работу по критике сообщения Рашид ад-Дина и заведомо считает эту цитату противоречащей сведениям вышеуказанных русских летописей. Но если посмотреть на всю главу «Джами ат-таварих», откуда взята цитата Рашид ад-Дина, то такой вывод нельзя принять. Дело в том, что во всей этой главе есть несколько сообщений о взятии монголами городов — русских и аланских. И если их внимательно проанализировать, то видно, что Рашид ад-Дин различал осаду и сами боевые действия по взятию города.
Сведем все упоминания взятий и осад оттуда в наглядную таблицу:

Переяславль — взят (за сколько не указано) — осада не упоминается вообще (только что взяли «вместе»)
Киев — взят (за 9 дней) — осада не упоминается вообще
Москва — взята (за 5 дней) — осада не упоминается вообще (только что «взяли сообща»)
Козельск — осада 2 месяца — взят за 3 дня (после прихода подкреплений)
Владимир — осада (длительность не указана) — взят за 8 дней
Рязань — «вместе осадили» (длительность осады не указана) — взята за 3 дня
Магас — осада (полтора месяца) — взят (за сколько дней не сообщается)

Итак, авторы текстов в своде Рашид ад-Дина четко различали фазу осады и сам процесс взятия/штурма. Максимально полно формула описания осады и взятия (с указанием сроков и наряда сил на штурм) дана для Козельска, самая скупая — для Переяславля (почти ноль информации). Все остальные сообщения — это промежуточные между этими крайними формулами. Таким образом, приведенная А.В. Майоровым цитата из «Джами ат-таварих», если ее рассматривать в комплексе остальных подобных сообщений из однородной части этого источника, указывает лишь на неполноту сообщения, а вовсе не говорит, что осады Киева не было как таковой. Поэтому сведения Рашид ад-Дина не противоречат русским летописям, а только дополняют их. Вот взятые вместе и «Джами ат-таварих» и псковский летописный свод и дают нам полную и непротиворечивую картину как осады (про 2 месяца которой сообщают русские летописи), так и штурма (о 9 днях которого говорит источник в составе «Джами ат-таварих»).
Между прочим, текст самой ИЛ дает исчерпывающую картину как осады, так и штурма, полностью согласующуюся с известным нам алгоритмом действий монгольской армии при осаде и взятии крупного города («отынивание» города контрвалационным укреплением, массированное использование камнеметов, затем штурмы под их прикрытием и в образованных брешах, бои в цитадели и полное разрушение взятого города). Собственно первые два этапа (отынивание, установка камнеметов и прочие мероприятия этого плана) это как раз этап осады, не совпадающий уже с самими приступами для взятия города.
Osada_Rashid_addin2
Миниатюра из рукописи «Джами ат-таварих» (XIV в.) с изображением осады города монголами

Источник: khrapachevsky.livejournal.com

"В год (от сотворения мира) 6748-й (1240-й). Пришел Батый Киеву с силой тяжкой, со многим множеством силы своей, и окружил город, и осадила (город) сила татарская. И был город в осаде великой. И пребывал Батый у города, и воины его осаждали город, и нельзя было слышать (друг друга в городе) из-за звуков скрипа телег его, рева множества верблюдов его и ржания табунов его, и была заполнена земля Русская врагами…" *

 

Так начинается летописный текст об осаде и штурме столицы Руси монгольскими завоевателями. Попробуем нарисовать ход этого переломного события в жизни Киева, опираясь на рассказ Ипатьевской летописи, а также на другие письменные источники, работы историков, археологов, специалистов по истории вооружения и военного искусства.

 

Начнем с предшествовавших событий. После смерти Чингис-хана еще несколько десятилетий сохранялось единство огромной Монгольской империи, правителем которой стал третий сын "потрясателя вселенной" великий хан Угедей. При нем продолжалось выполнение задачи покорения мира. В поход на еще незавоеванные западные страны были отправлены соединенные силы империи с одиннадцатью ханами-чингисидами. Возглавить войско было поручено Бату-хану (известному на Руси как Батый) — внуку Чингиса от его старшего сына Джучи.

 

Зимой 1237—1238 годов монгольское войско разгромило Рязанскую и Владимиро-Суздальскую земли, а затем расположилось в волжско-донских степях. Отсюда высылались отряды, которые завершали завоевание Юго-Восточной Европы. Один из таких отрядов весной 1239 года взял Переяславль и разорил левобережье Днепра. Осенью того же года монголами был взят Чернигов. Тогда же отряд во главе с Менгу-ханом с разведывательной целью вышел на левый берег Днепра напротив Киева. "Встал он на той стороне Днепра у Городца-Песочного. Увидев город, удивился красоте его и величеству его. Прислал послов своих к (киевскому князю) Михаилу (Всеволодовичу) и к горожанам, желая их обмануть, и не послушали его". Поздние источники добавляют, что послы были убиты по приказу Михаила; эта деталь, скорее всего, была придумана в XV веке редактором княжеского жития (напомним, что Михаил был убит в ставке Батыя в 1245 году и провозглашен святым) и оттуда была заимствована составителями Никоновской и ряда других летописей.

 

На Руси тем временем, несмотря на вражеское нашествие, не прекращалась борьба князей за власть. Михаил Всеволодович с приближением опасности бежал из Киева в Венгрию. Его сменил смоленский князь Ростислав Мстиславич, который вскоре был изгнан могущественным галицким князем Даниилом Романовичем. Последний "поручил Киев (воеводе) Дмитрию для защиты от иноплеменных народов, безбожных татар", а сам вернулся в свое княжество, где, судя по имеющимся источникам, особо к отражению завоевателей не готовился.

 

Летом 1240 года монголы закончили подготовку к большому походу, целью которого было завоевание Западной Европы. Потери, которые они понесли в боях с волжскими болгарами, мордвой, половцами, аланами, черкесами, русичами, были восполнены свежими силами, прибывшими с востока, а также отрядами, набранными среди покоренных народов. Вопрос о численности войска Батыя в этом походе спорен; современные исследователи называют цифры от 40 до 120 тысяч.

 

Первым большим городом на пути завоевателей был Киев, а первым серьезным естественным препятствием — Днепр. В некоторых исторических романах можно прочитать, как монголы переправлялись через Днепр у Киева по льду. Но Псковская летопись сообщает: "Пришли татары к Киеву 5 сентября, и стояли под Киевом 10 недель и 4 дня, и едва взяли 19 ноября, в понедельник". Лаврентьевская же летопись называет другую дату падения города — 6 декабря (принято считать ее более достоверной). Сохранились документальные сведения и о пути движения войска Батыя к Киеву. Плано Карпини пишет, что монголы "вступили затем в землю турков, которые суть язычники, победив ее, они пошли против Руссии…" А согласно персидскому летописцу Рашид-ад-Дину завоеватели "направились походом в страну русских и народа черных шапок". "Турки" или "народ черных шапок", упомянутые процитированными авторами,— это тюркские племена, известные в летописях как "черные клобуки". Они были вассалами киевских князей и жили на южной границе Руси на правобережье Днепра. Отсюда следует, что монголы переправлялись через Днепр не возле Киева, а значительно южнее, использовав один из бродов (им мог быть известный из летописи Татинецкий брод, расположенный в устье речки Золотоноши). Переправа происходила не в начале зимы по неокрепшему льду, а вброд и в конце лета, когда уровень воды в реках минимальный.

 

Киев, тогда крупнейший город Восточной Европы с населением 40—50 тысяч человек, состоял из двух основных частей — Верхнего города (Горы) и Подола. Верхний город был расположен на высоком плато, ограниченном крутыми склонами. Протяженность укреплений Верхнего города составляла почти 5 километров, и на половине этого расстояния они тянулись вдоль склонов, со стороны которых штурм был практически невозможен. Эти укрепления представляли собой вал, достигавший с угрожаемой стороны толщины 30 метров и высоты 12 метров. Перед валом был выкопан глубокий и широкий ров. По гребню вала шла стена из срубов ("городен"), увенчанная заборолами — помостом с бруствером и крышей, защищавшими воинов. Помост выступал на консолях в сторону поля и имел отверстия, позволявшие вести обстрел подошвы стены и тем самым исключавшие образование "мертвого пространства". С противопожарной целью стены обмазывались глиной. Верхний город был разделен на детинец ("город Владимира") и окольный город ("город Ярослава"). Детинец был построен ранее и имел не столь мощные укрепления, как окольный город. Подол также был укреплен, но его оборонительные сооружения не представляли собой серьезного препятствия.

 

Укрепления Киева не имели себе равных в Восточной Европе. Но они были сооружены в X—XI веках, в эпоху, когда крепости брались или внезапным набегом, или длительной пассивной осадой. На сопротивление штурму с применением осадных машин киевские укрепления рассчитаны не были.

 

Сколько воинов Киев выставил для обороны? Если за оружие взялись все боеспособные мужчины, то их число, исходя из количества населения города, достигало четырех — пяти тысяч. Но из них профессиональными воинами была незначительная часть. Даниил Галицкий [25] мог вместе с воеводой Дмитрием оставить какое-то количество дружинников, но оно вряд ли превышало одну — две сотни. Еще несколько сотен хорошо вооруженных и защищенных доспехами воинов могли дать киевские бояре и их слуги. Большинство же киевлян имели лишь копья и топоры. В качестве вооружения, в умении им владеть, в организованности и дисциплине они, безусловно, проигрывали монголам, как всегда проигрывает ополчение профессиональной армии. Исходя из этого, даже 40-тысячное монгольское войско представляется избыточным для успешного штурма.

 

С приближением монголов киевляне, скорее всего, покинули слабо укрепленный Подол и сосредоточили все силы на обороне Верхнего города. Действия осаждавших можно представить по книге Плано Карпини: "Укрепления же они завоевывают следующим образом. Если встретится такая крепость, они окружают ее; мало того, иногда они так ограждают ее, что никто не может войти или выйти; при этом они весьма храбро сражаются орудиями и стрелами и ни на один день или на ночь не прекращают сражения, так что находящиеся на укреплениях не имеют отдыха; сами же татары отдыхают, так как они разделяют войска, и одно сменяет в бою другое, так что они не очень утомляются". Эти сведения дополняются другим путешественником — венгерским монахом Юлианом: "Годных для битвы воинов и поселян они (монголы), вооруживши, посылают против воли в бой впереди себя… На укрепленные замки они (сразу) не нападают, а сначала опустошают страну и грабят народ и, собрав народ той страны, гонят на битву осаждать его же замок".

 

Увеличить

 

Согласно описанной тактике, Батый, видимо, разделил свое войско на две части. Одна из них, разделившись на небольшие отряды, начала опустошать окрестности Киева, а вторая расположилась вокруг города (вряд ли огромное конное войско могло разместиться в одном месте; на карте-реконструкции лагеря показаны там, где их позволяет разбить рельеф). Можно предположить, что для борьбы с вылазками киевлян монголы перед городскими воротами разместили конные отряды, а со стороны склонов, у их подножья расставили цепь постов.

 

То, что горожане оборонялись активно и вылазки действительно были, следует из летописного сообщения: киевляне "захватили у них татарина по имени Товрул, и он поведал им о всей силе их: это были братья его (Батыя), сильные воеводы: Урдю (Орду), Байдар, Бирюй (Бури), Кайдан, Бечак (Бучек), Менгу и Кююк (Гуюк), который возвратился (в Монголию), узнав о смерти (великого) хана, и (сам) стал (великим) ханом; бывший не из рода его (Батыя), но воевода его первый, Себедяй-багатур, (а также) и Бурундай-богатырь, который захватил Болгарскую землю и Суздальскую; иных бессчетно воевод, которых мы не перечислили здесь".

 

Интересно, что летописный перечень "братьев" Батыя (то есть чингисидов, участвовавших в походе на Юго-Западную Русь и Западную Европу) полностью совпадает со сведениями Рашид-ад-Дина и подтверждает тем самым достоверность рассказа Ипатьевской летописи. Можно только уточнить, что из-под стен Киева возвратились двоюродные братья Бату-хана Гуюк и Менгу, и что они были отозваны в Монголию еще тогда живым великим ханом Угедеем (отцом Гуюка).

 

Около трех месяцев монголы изматывали осадой киевлян и готовились к штурму. Проблемой могла стать удаленность от города месторождений камня, необходимого для изготовления снарядов метательных машин (в древнерусской терминологии — "пороки"; западноевропейские аналоги называют "требюше"): ближайшие пригодные для разработки выходы скальных пород находятся в 50 км от Киева по прямой (к счастью для монголов, камень можно было доставлять вниз по течению Ирпеня и Днепра).

 

Захват монголо татарами киева

Так выглядело в XIX в. место прорыва монголами укреплений Верхнего города.

На переднем плане слева видны остатки вала; на заднем плане справа — Софийский собор и монастырские постройки вокруг него.

 

Летопись называет участок, выбранный для удара: "Поставил Батый пороки против городских укреплений возле ворот Лядских, ибо здесь подходили (близко к городу) дебри (овраги, пересеченная местность)". Этот участок был выбран, так как здесь перед укреплениями не было крутых естественных склонов. Можно предположить, что во время штурма Батый находился на возвышенности напротив Лядских ворот. Отсюда хан мог не только видеть главные силы своих войск, но и благодаря особенностям рельефа обозревать значительную часть осажденного города.

 

После того, как пороками были разрушены стены, началась атака. Когда штурмующие взобрались на вал, в проломе закипел ожесточенный рукопашный бой: "И [26] взошли горожане на разбитые стены, и здесь можно было видеть, как ломались копья и раскалывались щиты, (а) стрелы затмили свет побежденным". В этом бою был ранен воевода Дмитрий.

 

Наконец осажденные были вытеснены с вала: "Взошли татары на стены и сидели там в тот день и ночь". Киевляне, воспользовавшись передышкой, отошли в детинец и за ночь организовали новый рубеж обороны: "Горожане сделали еще второе укрепление вокруг (церкви) святой Богородицы (Десятинной)". Не совсем понятно, что летопись имеет в виду под "вторым укреплением". Судя по результатам раскопок 1980-х годов, вал, который первоначально отделял детинец от окольного города, в XII веке был снесен. Но ров, проходивший вдоль этого вала, оставался незасыпанным. Киевляне, очевидно, использовали его для обороны, дополнив за ночь какими-то легкими оборонительными сооружениями.

 

Настал второй и последний день штурма. "А назавтра пришли (татары) на них, и была битва между ними великая. Люди тем временем выбежали на церковь, и на своды церковные с пожитками своими, и от тяжести повалились с ними стены церковные, и так был взят город (татарскими) воинами"). Надо заметить, что многие ученые скептически относились к летописной причине обрушения Десятинной церкви и считали, что стены храма были разбиты монгольскими "пороками". Однако правы, скорее всего, те исследователи, которые доверяют летописцу. В 1230 году Киев пережил едва ли не самое сильное в своей истории землетрясение, пострадали многие здания, и Десятинная церковь могла быть в их числе. Дополнительная нагрузка на стены, давшая трещины за десять лет до штурма, могла привести к катастрофе. Кроме того, осадные машины не были мобильными, и их просто невозможно было быстро передвинуть с места на место.

 

О разрушении Киева и массовой гибели его жителей Ипатьевская летопись прямо не говорит, но другая летопись, Суздальская, сообщает: "Взяли Киев татары, и святую Софию разграбили, и монастыри все, и иконы, и кресты, и все узорочье церковное взяли, а людей от мала до велика убили мечом". Некоторые ученые, ссылаясь на молчание Ипатьевской летописи, утверждают: потери, которые понес город от монголов, были не такими уж и большими. Процитированную выше фразу из Суздальськой летописи эти исследователи считают литературным шаблоном. Для такого мнения есть основания: погромы Киева, учиненные в 1169 и 1203 годах княжескими дружинами во время междоусобиц, тоже описаны летописями в сильных выражениях; но, как показывает анализ письменных и археологических источников, эти погромы не приводили к заметному запустению города.

 

Но, в отличие от сведений Суздальской летописи, нет причин сомневаться в достоверности информации Плано Карпини, который проезжал через Киев в 1246 году. Он пишет: монголы "произвели великое избиение в земле Русии, разрушили города и крепости и убили людей, осадили Киев, бывший столицей Русии и после длительной осады они взяли его и убили жителей города: отсюда, когда мы ехали через их землю, мы находили неисчислимые головы и кости мертвых людей, лежавших в поле; ибо этот город был весьма большим и очень многолюдным, а теперь он обращен почти ни во что…" Безусловно, население Киева не было уничтожено полностью. Воеводу Дмитрия монголы "вывели (к Батыю) раненого, но не убили его ради мужества его". Надо полагать, были и другие пленные. Какой-то части горожан удалось спастись. Но потери, нанесенные Киеву (как и всей Руси), были огромными. Население города снова достигло отметки 50 тысяч (по данным переписей) лишь в середине XIX века.

 

Факт "великого избиения” подтвержден археологическими раскопками. В Киеве исследованы остатки сожженных домов XIII века, в которых лежали скелеты людей разного возраста и пола, со следами ударов сабель, копий и стрел. Найдено десятки кладов с золотыми и серебряными украшениями — они были зарыты киевской аристократией перед падением города и так и не были выкопаны владельцами, которые погибли или попали в плен. На территории детинца обнаружены массовые захороения, в которых были погребены тысячи киевлян, убитых монголами. На месте одной из этих братских могил, возле восточной стены Десятинной церкви, в наше время установлен серый гранитный крест. Это единственный памятник в Киеве, напоминающий о трагических событиях, произошедших 770 лет тому назад.

 


 

* Цитаты из исторических документов приведены в переводе на русский язык. В скобках — дополнения, облегчающие понимание текстов.

Публикация:
Воин № 16, 2004, стр. 25-27

Источник: xlegio.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.