Забастовка на путиловском заводе 1905

3 января 1905 началась забастовка рабочих столичного Путиловского завода. Поводом к забастовке стало увольнение четырёх рабочих — членов «Собрания русских фабрично- заводских рабочих в С.-Петербурге». В последующие дни к забастовке примкнули рабочие ряда других заводов, к 8 января она приняла общегородской характер. Было решено в воскресенье 9 января организовать мирное шествие к Зимнему дворцу с петицией на имя императора, излагающей основные требования политического и экономического характера, многократно выдвигавшиеся в ходе предшествовавших забастовок, митингов и демонстраций. В числе главных требований: учреждение народного представительства, освобождение политических заключённых, объявление свободы и неприкосновенности личности, свободы слова, печати, собраний, свободы совести, равенство всех граждан перед законом, введение 8- часового рабочего дня и др. Главным инициатором шествия стал Гапон.

8 января свою прокламацию распространил Петербургский комитет большевиков.


ней содержался призыв «сбросить» царя с престола и «выгнать вместе с ним всю самодержавную шайку». 8 января петербургское градоначальство предупредило, что против устроителей массовых беспорядков будут приняты предписываемые законом «решительные меры». В столицу были введены дополнительные войска. Император находился в Царском Селе, и вопрос о возможности его встречи с рабочей депутацией даже не обсуждался. Предполагалось, что колонны рабочих удастся рассеять уже у городских застав. Однако значительное число участников шествия сумело пробиться к Зимнему дворцу. Начался расстрел безоружной толпы, в которой были сотни женщин и детей. По официальным данным, 9 января в С.Петербурге были убиты 96 и ранены 330 человек, из которых к 19 января умерли 32 человека. По другим сведениям, число убитых и раненых достигало 4600 человек. К вечеру в городе, в основном на рабочих окраинах, появились первые баррикады. Акция мирного протеста сменилась вооружённым противостоянием власти и народа.

В России началась революция, вызванная острейшим политическим и экономическим кризисом, тяготами русско-японской войны, неспособностью и нежеланием самодержавия приступить к радикальному решению всего комплекса проблем, стоявших перед страной. Революция прошла в своём развитии две стадии — восходящую (до декабря 1905) и нисходящую (до июня 1907). В январе — феврале 1905 к бастующим рабочим С.-Петербурга присоединились рабочие Москвы, Поволжья, Прибалтики, Польши, Украины, Закавказья.


вый всплеск забастовочной волны начался весной 1905. В мае бастовало 220 тыс. человек. Наиболее значительной была стачка рабочих-текстильщиков Иваново-Вознесенска (май — июль); в ходе Иваново-Вознесенской стачки был создан Совет уполномоченных депутатов, сосредоточивший в своих руках реальную власть в городе. Советы рабочих депутатов создавались и в других городах. Развивая в своей деятельности традиции самоуправления, характерные для российской общины, советы в большинстве случаев представляли собой демократически созданные рабочие организации. Массовое стачечное движение характеризовалось переплетением экономических и политических стачек.

Начиная с февраля 1905 в революцию оказалась вовлечённой и крестьянская масса. Стихийно складывался революционный союз пролетариата и крестьянства. Начавшись в Курской губернии, крестьянские волнения перекинулись в Орловскую и Черниговскую губернии. Летом 1905 крестьянское движение охватило все чернозёмные районы России — от Северного Причерноморья и Правобережной Украины до Заволжья. Крестьянские выступления имели различные формы — от пассивного сопротивления (неуплата податей) до разгрома помещичьих усадеб. Наряду с сословными требованиями, касавшимися перераспределения земли, передачи земли тем, кто её обрабатывает, крестьянство начинало выдвигать и требования общедемократического характера (свобода слова, печати, союзов). В конце июля — начале августа 1905 была создана первая общенациональная организация крестьянства — Всероссийский крестьянский союз, значительную роль в котором играли деятели либерально-народнического толка. Учредительный съезд Союза высказался за ликвидацию частной собственности на землю. Требование конфискации всей помещичьей земли было внесено и в партийную программу большевиков.


Летом 1905 революционное брожение охватило армию и флот. 14 июня вспыхнуло восстание на броненосце Черноморского флота «Князь Потёмкин Таврический», поставившее под вопрос способность властей осуществлять эффективный контроль над вооружёнными силами.

Вынужденное считаться с политической обстановкой в стране правительство Николая II пошло на некоторые меры по либерализации режима. 18 января был уволен в отставку Святополк-Мирский. Новым министром внутренних дел стал А. Г. Булыгин. Месяц спустя император издал рескрипт на имя Булыгина с поручением разработать проект созыва законосовещательной Государственной думы. 6 августа был издан манифест об учреждении Думы, получившей название «Булыгинской», который не удовлетворил ни либерально- демократические, ни радикально-революционные круги. Осенний подъём революционного движения свёл на нет псевдореформаторские шаги правительства. Начавшаяся в начале октября забастовка железнодорожников переросла во Всероссийскую политическую стачку, охватившая все регионы империи.

17 октября 1905 был издан высочайший манифест, содержавший обещание политических и гражданских свобод и придания Государственной думе законодательного характера.


октября было объявлено о создании Совета министров и придании ему функций постоянно действующего высшего правительственного учреждения; председателем Совета министров стал С. Ю. Витте. Эти шаги знаменовали постепенный поворот Российской империи на конституционный путь развития. На некоторое время снизился накал забастовочной борьбы. Началось создание либеральных политических партий. На базе Союза земцев- конституционалистов и Союза освобождения оформилась Конституционно-демократическая («кадетская») партия (лидер П. Н. Милюков), ведущую роль в которой играли представители интеллигенции. Программа кадетов предусматривала превращение России в конституционную монархию, введение в стране всеобщего, равного и прямого избирательного права; в аграрном вопросе кадеты выступали за образование специального земельного фонда (из государственных, удельных, монастырских и части помещичьих земель) для наделения малоземельных крестьян. Праволиберальный фланг занял «Союз 17 октября» (октябристы; лидеры А. И. Гучков, М. В. Родзянко), в котором преобладали крупные помещики и предприниматели. Позднее оформились также крайне правые партии («Союз русского народа», «Союз Михаила Архангела» и др.). Продолжая движение по пути реформ, правительство объявило 3 ноября о снижении с 1906 наполовину и полной отмене с 1907 выкупных крестьянских платежей, установленных реформой 1861.


Тем не менее, после непродолжительного затишья начался новый подъём революции. В октябре — ноябре вспыхнули восстания матросов в Кронштадте и Севастополе, жестоко подавленные правительственными войсками. Крестьянские волнения перерастали в массовые разгромы помещичьих усадеб. В 55 городах России, в т. ч. в С.-Петербурге и Москве, были созданы Советы рабочих депутатов. Московский Совет стал инициатором Декабрьского вооружённого восстания. Плохо подготовленное, лишённое квалифицированного руководства восстание было подавлено. Безуспешными были восстания в Ростове-на-Дону, Новороссийске, Сормове, Мотовилихе (Пермь), Красноярске, Чите и ряде других городов.

11 декабря был принят закон о выборах в Государственную думу, сохранявший сословно-куриальный принцип их проведения, но увеличивавший представительство крестьянской курии (43% депутатов). 20 февраля 1906 Государственный совет был преобразован в верхнюю законодательную палату. Выборы в Думу принесли успех кадетам (153 места), которые вместе со 107 крестьянскими депутатами, образовавшими Трудовую фракцию, заняли в ней ведущее положение. Эсеры и социал-демократы бойкотировали выборы. 1-я Государственная дума функционировала 72 дня: конфликт думцев, выступивших за право Думы формировать правительство, а также за принудительное отчуждение частновладельческих земель, и правительства привёл к роспуску Думы (июль 1906).

После поражения декабрьских восстаний 1905 и мер правительства в политической и экономической областях революция перешла в нисходящую стадию, что особенно проявлялось в снижении активности пролетариата.


1906 в забастовках участвовали 1108 тыс. рабочих, в 1907 — 740 тыс. В то же время крестьянское движение, возобновившееся весной 1906, по своему накалу приближалось к осеннему подъёму 1905. Продолжались и волнения в вооружённых силах (Свеаборгское восстание, восстание на крейсере «Память Азова» в Кронштадте в июле 1906 и др.). В августе 1906 по инициативе П. А. Столыпина (председатель Совета министров с июля 1906) принят указ о военно-полевых судах для рассмотрения дел участников революционного движения, действовавший в течение 8 месяцев (за это время смертные приговоры в судах получили 1102 человека).

В феврале 1907 собралась 2-я Государственная дума, оказавшаяся ещё более левой, чем 1-я. 435 мест получили социал-демократы, эсеры, трудовики и представители других левых партий, 19% — кадеты, 15% — представители национальных партий. Невозможность обеспечить сотрудничество между правительством и Думой привела к роспуску последней (3 июня 1907). Одновременно был изменён избирательный закон, сокращавший представительство рабочих и крестьян. Третьеиюньские события получили в литературе название государственного переворота.

Источник: scibook.net

Забастовка на путиловском заводе 1905Как то быстро забылось, что толчком, ставшим основной причиной первой русской революции 1905 года явился расстрел 9 января 1905 года в Санкт-Петербурге императорскими войсками мирной демонстрации рабочих, возглавляемой  священником Георгием Гапоном, названный впоследствии кровавым воскресеньем.


этой акции по распоряжению «демократичных» властей было расстреляно 96 и ранено  333 безоружных демонстранта, из которых затем умерло ещё 34 человека. Цифры позаимствованы из доклада директора Департамента полиции А. А. Лопухина министру внутренних дел А. Г. Булыгину о событиях того дня.

Когда произошел расстрел мирной демонстрации рабочих, Ленин был в эмиграции, социал-демократы вообще никак не влияли ни на ход, ни на результат происшедшего. Впоследствии коммунистическая история объявила Георгия Гапона провокатором и злодеем, хотя воспоминания современников и документы самого попа Гапона говорят о том, что в его поступках не было предательского или провокаторского умысла. Видно, не так сладко и богато жилось на Руси, если даже священники начали возглавлять революционные кружки и движения.

К тому же сам отец Георгий, движимый вначале добрыми чувствами, в дальнейшем, возгордился и возомнил себя неким мессией, возмечтал стать мужицким царем.

Конфликт, как часто это бывает, начался с банальности. В декабре 1904 года с Путиловского завода были уволены 4 рабочих – членов Гапоновского «Собрания русских фабрично-заводских рабочих». При этом мастер заявил уволенным: «Идите в своё „Собрание“, оно вас поддержит и прокормит».  Рабочие последовали оскорбительному «совету» мастера и обратились к Гапону. Проведенное по поручению отца Георгия расследование показало, что трое из четверых были уволены несправедливо и незаконно, а сам мастер относился предвзято по отношению к членам гапоновской организации.


Гапон вполне справедливо усмотрел в поступке мастера вызов, брошенный Собранию со стороны администрации завода. И если организация не защитит своих членов, она тем самым уронит авторитет среди членов собрания и других рабочих.

3 января началась забастовка Путиловского завода, которая постепенно охватила другие предприятия Санкт-Петербурга. В забастовке участвовали:

  • С трубочного завода Военного ведомства на Васильевском острове — 6 тысяч рабочих;
  • С Невского механического и судостроительного заводов — также 6 тысяч рабочих;
  • С Франко-русский завода, Невской ниточной, и Невской бумагопрядильной мануфактур — оставили работу по 2 тысячи рабочих;

Всего в забастовке участвовало более 120 предприятий общей численностью около 88 тысяч человек. Массовые забастовки тоже со своей стороны послужили причиной столь нелояльного отношения к шествию рабочих.

5 января Гапон вынес предложение обратиться к царю за помощью. В последующие дни он составил текст обращения, включавший экономические и несколько политических требований, основным из них был вовлечение народных представителей в учредительное собрание. На воскресенье 9 января был назначен крестный ход к царю.


Большевики пытались воспользоваться сложившейся ситуацией и вовлечь рабочих в революционное движение. В отделы гапоновского Собрания приходили студенты и агитаторы, разбрасывали листовки, пытались выступать с речами, однако рабочие массы шли за Гапоном, и не хотели слушать социал-демократов. По признанию одного из большевиков, Д.Д. Гиммера Гапон дал мат социал-демократам.

Коммунистическая история много лет умалчивала об одном событии, казусном , однако повлиявшем на последующий итог воскресного дня. Возможно, посчитали его незначительным или, что вероятнее всего, замалчивание этого факта¸ позволяло выставить царское правительство кровожадными монстрами. Шестого января состоялось на Неве Крещенское водосвятие. В мероприятии принимал участие сам Николай 2. Одно из артиллерийских орудий выстрелило в сторону царской палатки. Это орудие, предназначавшееся для учебных стрельбищ, оказалось заряженным боевым снарядом, разорвавшимся почти рядом с палаткой. Оно произвело ряд других повреждений. Были выбиты 4 стекла во дворце и ранен городовой,  по случайному совпадению  — однофамилец императора.

Потом, в ходе расследования выяснилось, что выстрел этот был случайным, произведенным по чьей-то халатности и недосмотру. Однако он не на шутку напугал царя, и тот спешно уехал в Царское село. Все были убеждены, что была совершена попытка теракта.

Отец Георгий предполагал возможность столкновений демонстрантов с полицией, и, желая избежать их, написал 2 письма: царю и министру внутренних дел П. Д. Святополк-Мирскому.

В письме к Его Императорскому Величеству отец Георгий писал:


Забастовка на путиловском заводе 1905

Священник призывал Николая 2 выйти к народу «с мужественным сердцем», извещал, что рабочие гарантируют его безопасность «ценой своей собственной жизни».

В своей книге Гапон вспоминал, с каким трудом у него получилось убедить лидеров рабочих дать императору эту гарантию: рабочие полагали, что если с царём что-то произойдет, они будут обязаны расстаться с жизнью. Письмо было доставлено в Зимний дворец, однако неизвестно, было ли оно передано царю. В письме к Святополк-Мирскому, составленном в таких же примерно словах, священник просил министра немедленно сообщить царю о готовящемся мероприятии и ознакомить того с петицией рабочих. Известно, что министр получил письмо и вечером 8 января возил его вместе с петицией в Царское Село. Однако никакого ответа от царя и его министра получено не было.

Обращаясь к рабочим, Гапон говорил: «Пойдём, братцы, убедимся, действительно ли русский царь любит свой народ, как говорят. Если даст все свободы, значит, любит, а если нет — то это ложь, и тогда мы можем поступить с ним, как наша совесть подскажет…»

Утром 9-го января рабочие в праздничных одеждах собирались на окраинах, чтобы колоннами двинуться к дворцовой площади. Люди были настроены мирно, вышли с иконами, портретами царя и хоругвями. В колоннах были женщины. В шествии приняло участие 140 тысяч человек.

Не только рабочие готовились к крестному ходу, но и царское правительство. К Петербургу были стянуты войска и полицейские подразделения. Город был поделен на 8 частей. На подавление народных волнений было вовлечено 40 тысяч военных и полицейских. Началось кровавое воскресенье.

Итоги дня

В этот тяжелый день орудийные залпы прогремели на Шлиссельбургском тракте, у Нарвских ворот, на 4-й линии и Малом проспекте Васильевского острова, рядом с Троицким мостом и в других частях города. По сведениям военных рапортов и полицейских докладов, стрельбу применяли там, где рабочие отказывались разойтись. Военные давали сначала предупредительный залп в воздух, и когда толпа приближалась ближе заданного расстояния, открывали огонь на поражение. В этот день погибли 2 полицейских, из военных — ни одного. Гапон был уведен с площади эсером Руттенбергом (тем самым, на которого впоследствии будет возложена ответственность за смерть Гапона) на квартиру Максима Горького.

Забастовка на путиловском заводе 1905

Количество убитых и раненых в разных сводках, и документах разнится.

Источники информации Убитые Раненые
Официальные правительственные сведения, сообщенные 10 января 76 233
Последующее уточнение 96 333, из них умерли 34 человека
Опубликованный в газетах список погибших включал 119 фамилий и 11 неопознанных трупов
В статье Ленина со ссылкой на зарубежные источники 4600 убитых и раненых
Британское агентство «Лаффан» 2000 5000

Не все родственники нашли тела своих родных в больницах, что дало основание для слухов о том, что полиция занижает сведения о погибших, которых захоронили тайно в общих могилах.

Можно предположить, что если бы Николай II оказался бы во дворце, и вышел бы к народу, или выслал бы (на худой конец) доверенное лицо, если бы он выслушал делегатов от народа, то и революции никакой вообще могло не быть. Но царь и его министры предпочли держаться подальше от народа, выставив против него вооруженных до зубов жандармов и солдат. Тем самым, Николай 2 настроил народ против себя и обеспечил карт-бланш большевикам. События кровавого воскресенья принято считать началом революции.

Вот запись из дневника императора:

Забастовка на путиловском заводе 1905

Гапон тяжело перереживал расстрел рабочих. По воспоминаниям одного из очевидцев, он долгое время сидел, глядя в одну точку, нервно сжимал кулак и повторял «Клянусь… Клянусь…». Немного отойдя от шока, он взял бумагу и написал послание рабочим.

Забастовка на путиловском заводе 1905

Как-то мало верится в то, что окажись батюшка в одном подвале с Николаем 2, и будь у него в руках оружие, то он стал бы читать проповеди о христианской любви и всепрощении, после всего случившегося в тот роковой день. Он бы взял в руки это оружие и пристрелил бы царя.

В этот день с обращением к народу и интеллигенции выступил и Горький. Конечным итогом этого кровавого воскресенья явилось начало первой русской революции.

Стачечное движение набирало обороты, бастовали не только фабрики и заводы, но и армия, и флот. Большевики не могли оставаться в стороне, и Ленин в ноябре 1905 года нелегально, по подложному паспорту вернулся в Россию.

После случившегося в кровавое воскресенье 9 января Святополк-Мирский был снят с занимаемой должности и на пост министра внутренних дел был назначен Булыгин. Появилась должность генерал-гу6ернатор Санкт-Петербурга, на которую царь назначил Д.Ф. Трепова.

29 февраля Николаем II была создана комиссия, которая была призвана установить причины недовольства Петербургских рабочих. Было объявлено о неприемлемости политических требований. Однако деятельность комиссии оказалась непродуктивной, поскольку рабочие выдвигали требования, носившие политический характер:

  • Открытость заседаний комиссии,
  • Освобождение арестованных;
  • Свобода печати;
  • Восстановление 11 закрытых гапоновских групп.

Волна забастовок прокатилась по всей России, и затронула национальные окраины.

Источник: IstoriyaKratko.ru

Среди ярлыков, приклеенных к русской истории в XX столетии едва ли не самыми абсурдными были мифологемы о добром дедушке Ленине и о царе Николае Кровавом, хотя все было с точностью до наоборот. Если в России и был кровавый правитель, то им собственно и являлся Владимир Ульянов. Но рассказ о нем ждет нас впереди. Пока в нашей повести идет 1905 год и политическая роль Ленина близка к нулю. На сопках Маньчжурии гремят пушки японской войны, а в России закипает адское пламя революции. И близится недобрый день 9 января – день, породивший чудовищный миф о кровавом царе и добрых народных заступниках революционерах.

Российская империя в 1905 году

Несмотря на колоссальную помощь, оказанную Англией и банкирскими домами с Уолл-Стрит, Япония была не в состоянии выиграть войну. Огромный экономический потенциал империи Николая II начинал сказываться. Только последний штурм Порт-Артура стоил японцам 22 тысяч человек убитыми, среди которых были оба сына японского главнокомандующего флотом адмирала Того. Русская военная промышленность стала набирать обороты.
Переброска войск на Дальний Восток шла полным ходом. К началу 1905 года только полевая русская армия на Дальнем Востоке насчитывала 300 тысяч человек и впервые с начала войны стала многочисленнее японской. Общее же число войск на театре достигло 1 миллиона. Сибирская железная дорога пропускала теперь до 14 пар поездов в день, вместо 4 в начале войны. Потери японцев убитыми приблизились к 90 тысячам человек, притом, что русские потери были вдвое меньше. Экономика Японии работала на пределе возможного, несмотря на помощь Шиффа и компании, измерявшуюся суммой более чем в 30 миллионов долларов. В пересчете на сегодняшние деньги эта помощь составила бы не менее 20 миллиардов долларов.

«Время работало в пользу России; должен был сказаться ее мощный организм – более мощный и в военном, и в финансовом отношении» (С.С. Ольденбург «Царствование Императора Николая II»).

Армия была уверена в победе. Император Николай Александрович также не сомневался в поражении Японии, прекрасно осознавая всю разницу в потенциалах только начавшей просыпаться России и надорвавшейся уже к этому моменту страны восходящего солнца. 1905 год обещал быть годом победы и радости, но все вышло по-другому.

Цесаревич

В самый разгар войны в личной жизни государя произошло радостное событие: у него родился долгожданный сын, наследник цесаревич Алексей Николаевич. Радости родителей не было предела, и дело было не только в том, что после 4 дочерей у царя наконец-то родился сын, но и в том, что его рождение укрепляло внутреннее положение в стране, снимало возможную борьбу за престол в случае смерти или болезни Николая II. Однако радость вскоре была омрачена горьким известием – цесаревич оказался болен гемофилией. Любой порез, ушиб, ссадина могли привести к смерти. С те пор в царском доме появился постоянный страх и тревога за маленького ребенка. Тяжелая болезнь цесаревича Алексея, будущего царственного мученика, хоть и приносила неимоверные страдания, но была лишь физической болезнью.

Русское же общество было больнό духовно. Русская элита не желала победы своей стране. Русская интеллигенция слала поздравительные открытки японскому императору, радуясь русским поражениям и русским смертям. Комплекс негативного самовосприятия граничил в обществе с состоянием, сходным с состоянием больного садомазохизмом. Если даже высшие чиновники были больны, по выражению Даниловского, «болезнью чужебесия», то есть нелюбовью к своему Отечеству и преклонением перед всем иноземным, то что уж и говорить о простой интеллигенции, зараженной либеральной идеологией, а подчас даже марксизмом. Ясно, что в такой ситуации японской разведке было на кого опереться в нашей стране.

Подготовка кровавой провокации

Русской разведке стало известно о прошедшей в Женеве межпартийной конференции эсеров и финских радикалов. На ней было принято решение об организации вооруженного восстания в Санкт-Петербурге. Ставка делалась на фигуру так называемого попа Гапона и его популярность среди рабочих Петербурга. Мирных манифестаций не планировалось. Шла работа по доставке в Россию больших партий оружия. К этой задаче активно подключился японский разведчик полковник Акаси. Японский генштаб изо всех сил торопил революционеров.

«Работайте энергично. Найдите способ отправки. Надо кончать в скором времени» (Полковник Акаси)

В 1905 году на горе России готовилась настоящая гражданская война. Заказчиками ее были американские еврейские банкиры, Англия, Япония и собственно Америка. В качестве исполнителей были выбраны революционно-террористические организации и национал-сепаратисты всех мастей. При этом стоит отметить то обстоятельство, что царская Россия, будучи сильной в военном и экономическом отношении державой, была абсолютно не готова к борьбе с внутренними мятежами. Хотя Российскую империю либералы и коммунисты называли полицейским государством, на деле все было не так. Передовая интеллигенция мечтала о западной демократии без полиции, хотя в западных странах полицейский аппарат был куда мощнее, чем в нелюбимой либералами «тюрьме народов».

«На всю Российскую империю было всего 10.000 жандармов. В республиканской Франции, уступавшей России населением в четыре раза, было 36.000 жандармов. Они были обличены такой властью, которая никогда и не снилась нашей полиции. (А.А. Керсновский «История русской армии»).

В конце 1904 года, приблизительно за неделю до 9 января, прозванного впоследствии Кровавым воскресеньем, началась подготовка мятежа в Санкт-Петербурге. 28 ноября под руководством Рутенберга и под председательством Гапона прошло совещание, на котором был выработан общий план выступления, намеченного на 9 января. Эсеровско-гапоновский план заключался в следующем: устроив на Путиловском заводе забастовку, прикрываясь собранием фабрично-заводских рабочих, организовать общее шествие народа к царю. В целях маскировки, демонстрация должна была первоначально носить монархический характер, а петиция, предназначенная для вручения царю, должна была быть чисто экономической; и лишь в последний момент следовало предъявить радикально революционные требования. Тогда, по плану Рутенберга, должны были произойти столкновения и общее восстание, оружие для которого уже имелось в наличии. В идеале, царь должен был выйти к народу. Заговорщики планировали убийство царя.
В газете «Искра» была проведена параллель между событиями 9 января 1905 года в России и 5-6 октября 1789 года во Франции, когда манифестанты также хотели видеть монарха:

«Тысячными толпами решили рабочие собраться к Зимнему Дворцу и требовать, чтобы Царь самолично вышел на балкон принять петицию и присягнуть, что требования народа будут выполнены. Так обращались к своему «доброму королю» герои Бастилии и похода на Версаль! И тогда раздалось «ура» в честь показавшегося толпе по ее требованию монарха, но в этом «ура» звучал смертный приговор монархии».

Забастовка на Путиловском заводе

Все началось с провокации на Путиловском заводе. Во время рождественских праздников среди рабочих завода распустили ложный слух об увольнении 4 человек. На заводе началась забастовка. 3 января на завод приехал Гапон с составленной эсерами петицией с заведомо неприемлемыми требованиями.
Напомним, что забастовка на Путиловском заводе, выполнявшем заказ для японского фронта, началась в военное время. Попробуйте представить себе забастовку в 1943 году в период Великой Отечественной войны. Что бы было тогда с бастующими? Ответ очевиден – расстрел без суда и следствия. Но в царской России, называемой «тюрьмой народов», с рабочими начинают переговоры. 4 января директор Путиловского завода принимает петицию Гапона и отвечает следующее:

«Для Путиловского завода, выполняющего экстренные заказы для Маньчжурской армии, установление 8-часового рабочего дня едва ли допустимо» (из работы «Начало первой русской революции»).

После этого, используя собрание фабрично-заводских рабочих, эсеры организуют волну забастовок. Забастовки организуются по плану, разработанному Троцким, еще находившимся в это время заграницей. Используется принцип цепной передачи: рабочие с одного забастовавшего завода врываются на другой и агитируют за забастовку; к тем, кто отказывается бастовать, применяются угрозы и физический террор.

«На некоторых заводах сегодня утром рабочие хотели приступить к работам, но к ним пришли с соседних заводов и убедили прекратить работы. После чего и началась забастовка» (министр юстиции Н.В. Муравьев).

Революционная петиция

8 января на общем собрании эсеров была принята новая, чисто революционная петиция, требовавшая отделения церкви от государства и ответственности министров перед народом. Эту петицию решено было перед рабочими не оглашать. Петербургский градоначальник Фулон полностью доверял Гапону и был не против шествия, организованного фабрично-заводским собранием рабочих. Но 8 января в департаменте полиции появляется секретная записка Кременецкого:

«По полученным сведениям, предполагаемым на завтра шествием рабочих намерены воспользоваться революционные организации…Социалисты-революционеры намерены воспользоваться беспорядком, чтобы разграбить оружейные магазины. Сегодня во время собрания рабочих в нарвском отделе туда явился агитатор, но был избит рабочими».

Эпизод с избиением революционного агитатора доказывает, что рабочие были обмануты революционерами и Гапоном и никаких революционных настроений не имели, а собирались идти к царю с чисто экономическими требованиями. Но революционеры готовили народу и власти кровавую бойню на японские деньги.

«На воскресенье Гапон назначил шествие к Зимнему дворцу. Гапон предполагает запастись оружием» (из письма большевика С.И. Гусева к В.И. Ленину).

8 января Гапон передает политические требования министру юстиции Муравьеву. Муравьев приходит в ужас… Но Гапона не арестовывают. На совещании у министра внутренних дел Святополк-Мирского было решено рабочих в центр не допускать и ввести в город войска. Взять под контроль электростанции, газовые заводы, Путиловский завод и фабрику Сыромятникова. Применять оружие войскам разрешили лишь в крайнем случае.
Но революционерам нужна была кровь. Гапон заранее знал, на что вел рабочих.

«Великий момент наступает для всех нас, не горюйте, если будут жертвы не на полях Маньчжурии, а здесь, на улицах Петербурга. Пролитая кровь сделает обновление России» (Гапон «История моей жизни»).

Интересно, что и министр внутренних дел Святополк-Мирский, и министр юстиции Муравьев, и петербургский градоначальник Фулон побоялись доложить императору о готовящейся манифестации и о заговоре эсеров.

«Святополк-Мирский обманул монарха. Он счел необходимым убедить Николая II, что в столице наступило спокойствие» (Ф.М. Лурье «Зубатов и Гапон»).

Источник: www.politforums.net


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector