Єлизавета петрівна

ЕЛИЗАВЕ́ТА ПЕТРО́ВНА [18(29).12.1709, Мо­ск­ва – 25.12.1761(5.1.1762), С.-Пе­тер­бург; по­хо­ро­не­на 5(16).2.1762 в Пе­тро­пав­лов­ском со­бо­ре], рос. им­пе­рат­ри­ца с 25.11(6.12).1741, ко­ро­но­ва­на 25.4(6.5).1742. Из ди­на­стии Ро­ма­но­вых, дочь Пет­ра I и Ека­те­ри­ны I. Ро­ди­лась во вне­брач­ной свя­зи ро­ди­те­лей, тем не ме­нее объ­яв­ле­на Пет­ром I ца­рев­ной 6(17).3.1711, ко­гда её мать бы­ла про­воз­гла­ше­на ца­ри­цей. Во вре­мя бра­ко­со­че­та­ния Пет­ра I и Ека­те­ри­ны I 19.2(1.3).1712 Ели­за­ве­та, дер­жась за по­дол ма­те­ри, шла во­круг ана­лоя вме­сте со стар­шей се­ст­рой Ан­ной и та­ким об­ра­зом, со­глас­но цер­ков­ным ка­но­нам, бы­ла при­зна­на за­кон­ной («при­вен­чан­ной») до­че­рью ца­ря. В дет­ст­ве и юно­сти жи­ла без­за­бот­ной жиз­нью мо­ло­дой кра­са­ви­цы, за­ня­той на­ря­да­ми, празд­ни­ка­ми и про­гул­ка­ми. Сис­те­ма­тич. об­ра­зо­ва­ния не по­лу­чи­ла; обу­ча­лась рус. гра­мо­те, франц. и, воз­мож­но, швед.


нем. язы­кам, но пи­са­ла толь­ко по-рус­ски, с ошиб­ка­ми. С 23.12.1721 (3.1.1722), ко­гда её мать бы­ла объ­яв­ле­на им­пе­рат­ри­цей, ста­ла име­но­вать­ся це­са­рев­ной. Её ро­ж­де­ние до бра­ка ро­ди­те­лей ис­клю­ча­ло воз­мож­ность ди­на­стич. бра­ка, по­пыт­ки за­клю­че­ния ко­то­ро­го пред­при­ни­ма­лись до нач. 1740-х гг. С вос­ше­ст­ви­ем на рос. пре­стол пле­мян­ни­ка Е. П. – имп. Пет­ра II (1727) ме­ж­ду ним и Е. П. на­чал­ся ро­ман, ко­то­рый был пре­рван ок­ру­же­ни­ем им­пе­ра­то­ра, опа­сав­шим­ся влия­ния Е. П. По­сле смер­ти Пет­ра II (янв. 1730) при вы­бо­ре но­во­го мо­нар­ха кан­ди­да­ту­ра Е. П. не об­су­ж­да­лась. С при­хо­дом к вла­сти имп. Ан­ны Ива­нов­ны (1730) Е. П. за­ня­ла 3-ю по­зи­цию в ие­рар­хии дво­ра – по­сле им­пе­рат­ри­цы и прин­цес­сы Ан­ны Ле­о­поль­дов­ны. Ан­на Ива­нов­на с по­доз­ре­ни­ем и скры­тым не­доб­ро­же­ла­тель­ст­вом от­но­си­лась к Е. П. как к сво­ей воз­мож­ной со­пер­ни­це и дер­жа­ла «ма­лый двор» Е. П. под бди­тель­ным при­смот­ром. Ум­ная, че­сто­лю­би­вая и не­до­вер­чи­вая, Е. П. дер­жа­лась в сто­ро­не от по­ли­тич. ин­триг, мно­го вре­ме­ни про­во­ди­ла в сво­ём име­нии Цар­ское Се­ло или в Лет­нем двор­це в С.-Пе­тер­бур­ге (сто­ял на мес­те Ми­хай­лов­ско­го зам­ка), про­из­во­дя впе­чат­ле­ние лег­ко­мыс­лен­ной и не­да­лё­кой кра­са­ви­цы. Во­круг це­са­рев­ны сло­жил­ся кру­жок близ­ких к ней мо­ло­дых лю­дей, сре­ди ко­то­рых бы­ли зна­ме­ни­тые впо­след­ст­вии дея­те­ли её цар­ст­во­ва­ния – М. И.

­рон­цов, бр. И. И. Шу­ва­лов и П. И. Шу­ва­лов и др. Е. П. не бы­ла за­му­жем и официально не име­ла де­тей, хо­тя есть сви­де­тель­ст­ва то­го, что де­ти у неё ро­ж­да­лись не один раз. С 1731 фа­во­ри­том Е. П. был укр. ка­зак и быв. пев­чий А. Г. Ра­зу­мов­ский, в 1742 (или в 1744) они тай­но об­вен­ча­лись в под­мос­ков­ной Дуб­ро­виц­кой церк­ви Зна­ме­ния (по др. вер­си­ям – в моск. церк­ви Вос­кре­се­ния в Ба­ра­шах или в Зна­мен­ской церк­ви в с. Пе­ро­во). В 1749, по­сле не­сколь­ких ко­рот­ких ро­ма­нов, у Е. П. поя­вил­ся но­вый фа­во­рит – об­ра­зо­ван­ный и ум­ный И. И. Шу­ва­лов.

При Ан­не Ле­о­поль­дов­не, пра­ви­тель­ни­це (1740–41) при ма­ло­лет­нем имп. Ива­не VI Ан­то­но­ви­че, по­ли­тич. зна­че­ние Е. П. воз­рос­ло. Яв­ная сла­бость вла­сти, не­пре­рыв­ная че­хар­да вла­сти­те­лей не­рус­ско­го про­ис­хо­ж­де­ния ста­ли вы­зы­вать раз­дра­же­ние гвар­дии. Су­ще­ст­во­вав­ший в сре­де гвар­дей­ских сол­дат культ Пет­ра I в пол­ной ме­ре рас­про­стра­нял­ся на его дочь, в ко­то­рой ви­де­ли на­след­ни­цу ца­ря-ре­фор­ма­то­ра. Е. П. ста­ра­лась нра­вить­ся гвар­дей­цам: она лас­ко­во при­ни­ма­ла их, кре­сти­ла их де­тей, бы­ла про­ста, дру­же­люб­на со спод­виж­ни­ка­ми от­ца и с их мо­ло­ды­ми то­ва­ри­ща­ми. Од­но­вре­мен­но Е. П. на­ча­ла вес­ти пе­ре­го­во­ры со швед­ским (Э. М. Ноль­кен) и фран­цуз­ским (мар­киз Ж. И. Т. де ля Ше­тар­ди) по­слан­ни­ка­ми, ко­то­рые на­дея­лись на из­ме­не­ние про­ав­ст­рий­ско­го внеш­не­по­ли­тич. кур­са Рос. им­пе­рии, ук­ре­пив­ше­го­ся при Ан­не Ле­о­поль­дов­не. Шве­ды также на­дея­лись в бу­ду­щем до­бить­ся пе­ре­смот­ра ус­ло­вий Ни­штадт­ско­го ми­ра 1721 и воз­вра­ще­ния за­воё­ван­ных Рос. им­пе­ри­ей швед. про­вин­ций в вост. При­бал­ти­ке. Од­на­ко эти на­ме­ре­ния шве­дов от­пу­ги­ва­ли це­са­рев­ну, и она за­тя­ги­ва­ла пе­ре­го­во­ры.


Опи­ра­ясь на гвар­дей­цев, 25.11(6.12).1741 Е. П. со­вер­ши­ла гос. пе­ре­во­рот, лич­но воз­гла­ви­ла за­хват Зим­не­го двор­ца – ре­зи­ден­ции Ан­ны Ле­о­поль­дов­ны. При ко­ро­на­ции в Мо­ск­ве Е. П. де­мон­ст­ра­тив­но взя­ла ко­ро­ну из рук ми­тро­по­ли­та и са­ма воз­ло­жи­ла се­бе на го­ло­ву, под­чёр­ки­вая этим, что обя­за­на вла­стью толь­ко са­мой се­бе. Но­вая им­пе­рат­ри­ца по­ла­га­ла, что ей дос­та­точ­но бу­дет лишь про­дол­жать по­ли­ти­ку от­ца, а для это­го на­до уст­ра­нить ис­ка­же­ния, воз­ник­шие по­сле его смер­ти. Она ли­к­ви­ди­ро­ва­ла соз­дан­ный при Ан­не Ива­нов­не Ка­би­нет ми­ни­ст­ров 1731–41, вос­ста­но­ви­ла роль Се­на­та, сно­ва став­ше­го Пра­ви­тель­ст­вую­щим, и др. пет­ров­ских уч­ре­ж­де­ний. Е. П. бы­ла пол­но­власт­ной са­мо­дер­жи­цей, оп­ре­де­ля­вшей как вну­три-, так и внеш­не­по­ли­тич. курс Рос­сии; в то же вре­мя она пе­ре­до­ве­ри­ла мн. де­ла сво­им ми­ни­ст­рам и фа­во­ри­там, ко­то­рые, впро­чем, не мо­гли быть уве­ре­ны в проч­но­сти свое­го влия­ния.


­ли­ти­ка, про­во­ди­мая под ло­зун­гом вос­ста­нов­ле­ния «свя­щен­ных на­чал Пет­ра Ве­ли­ко­го», ока­за­лась един­ст­вен­но вер­ной: в это вре­мя Рос­сия ис­пы­ты­ва­ла подъ­ём на­цио­наль­но­го са­мо­соз­на­ния и гор­до­сть пет­ров­ски­ми свер­ше­ния­ми, и дочь Пет­ра I на тро­не яв­ля­лась для мно­гих га­ран­том со­хра­не­ния дос­тиг­ну­тых при её от­це ус­пе­хов. Пер­вые же дей­ст­вия Е. П. в ка­че­ст­ве им­пе­рат­ри­цы от­ли­ча­лись пре­ду­смот­ри­тель­но­стью и даль­но­вид­но­стью: она аре­сто­ва­ла и от­пра­ви­ла в ссыл­ку Ива­на VI Ан­то­но­ви­ча и его се­мью, 5(16).2.1742 вы­зва­ла из Прус­сии сво­его пле­мян­ни­ка Кар­ла Пе­те­ра Уль­ри­ха (бу­ду­ще­го имп. Пет­ра III), ко­то­рый пе­ре­шёл в пра­во­сла­вие, став вел. кн. Пет­ром Фё­до­ро­ви­чем, и был объ­яв­лен на­след­ни­ком пре­сто­ла; в 1745 его же­ни­ли на Ека­те­ри­не Алек­се­ев­не (бу­ду­щая имп. Ека­те­ри­на II).

Е. П. по­сто­ян­но ис­пы­ты­ва­ла страх за свою власть и жизнь, бы­ла по­доз­ри­тель­на к ма­лей­шим уг­ро­зам. В её двор­цах не бы­ло осо­бо­го по­ме­ще­ния для спаль­ни, она от­ды­ха­ла в раз­ных за­лах, а ино­гда позд­но ве­че­ром тай­но пе­ре­ез­жа­ла в др. дво­рец. Опа­са­ясь ноч­но­го пе­ре­во­ро­та (о под­го­тов­ке од­но­го из них в 1742 она по­лу­чи­ла дос­то­вер­ные све­де­ния), Е. П. поч­ти ни­ко­гда не спа­ла по но­чам, при­ну­ж­дая ок­ру­жав­ших и двор так­же бодр­ст­во­вать. В прав­ле­ние Е. П. даль­ней­шее раз­ви­тие по­лу­чи­ла эко­но­ми­ка.


рос на рос. же­ле­зо в Ев­ро­пе дос­тиг 100% от его про­из­вод­ст­ва, что рез­ко сти­му­ли­ро­ва­ло пром. строи­тель­ст­во, ко­то­рое во мно­гом ве­лось ча­ст­ны­ми пред­при­ни­ма­те­ля­ми. По ини­циа­ти­ве П. И. Шу­ва­ло­ва, Е. П. в 1754 от­ме­ни­ла внутр. та­мож­ни, что при­ве­ло к ожив­ле­нию тор­гов­ли и рос­ту до­хо­дов каз­ны. В том же го­ду был от­крыт Дво­рян­ский за­ём­ный банк. Со­хра­не­ние и уп­ро­че­ние по­ме­щичь­ей соб­ст­вен­но­сти яв­ля­лись важ­ней­шей за­да­чей Уло­жен­ной ко­мис­сии по соз­да­нию но­во­го сво­да за­ко­нов (1754–63). В ней бы­ли раз­ра­бо­та­ны про­ек­ты мно­гих гос. пре­об­ра­зо­ва­ний, осу­ще­ст­в­лён­ных уже в цар­ст­во­ва­ние имп. Ека­те­ри­ны II (за­ко­но­да­тель­ст­во о пра­вах дво­рян­ст­ва; за­пре­ще­ние «Сло­ва и де­ла» – при­зы­ва, с по­мо­щью ко­то­ро­го не­мед­лен­но воз­бу­ж­да­лось по­ли­тич. де­ло; се­ку­ля­ри­за­ция цер­ков­ных зе­мель и др.). Дво­рян­ст­во уп­ро­чи­ло свои при­ви­ле­гии. Важ­ным куль­тур­ным со­бы­ти­ем цар­ст­во­ва­ния Е. П. ста­ло от­кры­тие Моск. ун-та [указ от 12(23).1.1755] и Уни­вер­си­тет­ской гим­на­зии при нём, а так­же соз­да­ние Ака­де­мии ху­до­жеств [6(17).11.1757]. На фо­не других цар­ст­во­ва­ний прав­ле­ние Е. П. ока­за­лось бо­лее гу­ман­ным, не­смот­ря на су­ще­ст­вова­ние пу­гав­шей всех сво­ей жес­то­ко­стью Кан­це­ля­рии тай­ных ро­зы­ск­ных дел во гла­ве с ген. А. И. Уша­ко­вым. При всту­п­ле­нии на пре­стол Е. П. по­кля­лась ни­ко­гда не под­пи­сы­вать смерт­ные при­го­во­ры и сдер­жа­ла дан­ное Бо­гу сло­во: 20 лет в Рос­сии ни­ко­го не каз­ни­ли, при­го­во­рён­ных к смер­ти ссы­ла­ли на ка­тор­гу.


Гл. кри­те­ри­ем внеш­ней по­ли­ти­ки Е. П. яв­лял­ся при­ори­тет нац. ин­те­ре­сов Рос. им­пе­рии, что при­да­ва­ло оп­ре­де­лён­ность и яс­ность дей­ст­ви­ям Е. П. и по­зво­ля­ло ус­пеш­но вес­ти де­ла в Ев­ро­пе, в т. ч. по­бе­дить в рус.-швед. вой­не 1741–43. До­ве­ри­ем им­пе­рат­ри­цы поль­зо­вал­ся воз­глав­ляв­ший в 1744–58 рос. внеш­не­по­ли­тич. ве­дом­ст­во канц­лер гр. А. П. Бес­ту­жев-­Рю­мин, сто­рон­ник сою­за с Ве­ли­ко­бри­та­ни­ей и Ав­ст­ри­ей (с 1756 ме­сто Ве­ли­ко­бри­та­нии за­ня­ла Фран­ция) и по­ли­ти­ки сдер­жи­ва­ния прус. ко­ро­ля Фрид­ри­ха II Ве­ли­ко­го, к ко­то­ро­му Е. П. ис­пы­ты­ва­ла ост­рую ан­ти­па­тию. С на­ча­лом Се­ми­лет­ней вой­ны 1756–63 Е. П. уч­ре­ди­ла Кон­фе­рен­цию при Вы­со­чай­шем дво­ре, ру­ко­во­див­шую ве­де­ни­ем во­ен. дей­ст­вий. Это при­ве­ло к ос­лаб­ле­нию по­зи­ций Бес­ту­же­ва-Рю­ми­на и рос­ту влия­ния гр. И. И. Шу­ва­ло­ва и гр. М. И. Во­рон­цо­ва. Не­смот­ря на не­про­ду­ман­ность стра­те­гич. пла­нов и не­раз­бе­ри­ху в ты­лу, рос. ар­мия су­ме­ла три­ж­ды на­нес­ти по­ра­же­ние не­по­бе­ди­мым ра­нее вой­скам Фрид­ри­ха II Ве­ли­ко­го – в Грос-Егерс­дорф­ском сра­же­нии 1757, при Паль­ци­ге [12(23).7.1759] и в Ку­нерс­дорф­ском сра­же­нии 1759. В сент. 1760 рус.-австр. кор­пус на ко­рот­кое вре­мя за­нял Бер­лин, а клю­чи от сто­ли­цы Фрид­ри­ха II Ве­ли­ко­го ста­ли са­мым при­ят­ным по­дар­ком для Е. П., гор­див­шей­ся по­бе­да­ми сво­ей ар­мии. За­ня­тые в дек. 1757/янв. 1758 Кё­нигс­берг и Вост. Прус­сию Е. П. при­сое­ди­ни­ла к Рос. им­пе­рии (вхо­ди­ли в её со­став до 1762).


По об­ще­му мне­нию со­вре­мен­ни­ков, Е. П. бы­ла не­обык­но­вен­но кра­си­вой жен­щи­ной. Она про­жи­ла жизнь, как пи­сал В. О. Клю­чев­ский, «не сво­дя с се­бя глаз», гна­лась за всё но­вы­ми и но­вы­ми на­ря­да­ми и ук­ра­ше­ния­ми, ко­то­рые ску­па­ли для неё в Ев­ро­пе. Свою власть она ши­ро­ко ис­поль­зо­ва­ла для рег­ла­мен­ти­ро­ва­ния внеш­не­го ви­да под­дан­ных. В сле­до­ва­нии мо­де им­пе­рат­ри­ца все­гда бы­ла пер­вой и стре­ми­лась со­хра­нить мо­но­по­лию на кра­со­ту и изя­ще­ст­во. Для это­го она из­да­ва­ла имен­ные ука­зы, за­пре­щав­шие да­мам но­сить во­ло­сы так, как это де­ла­ла она, пер­вой от­би­ра­ла для се­бя (ино­гда це­лы­ми пар­тия­ми) «га­лан­те­рей­ные» то­ва­ры из Ев­ро­пы, что­бы ли­шить но­ви­нок др. дам. «Ухищ­ре­ния ко­кет­ст­ва» так рас­про­стра­ни­лись, что по­го­ня за мо­дой ста­ла все­об­щей, за­хва­тив да­же муж­чин. Е. П. не жа­ле­ла де­нег для строи­тель­ст­ва зда­ний в сти­ле, по­лу­чив­шем назв. ели­за­ве­тин­ское ба­рок­ко (гл. ар­хи­тек­то­ром был Б. Ф. Рас­трел­ли). Двор­цы Е. П. от­ли­ча­лись осо­бым изя­ще­ст­вом, рос­ко­шью и ве­ли­че­ст­вен­но­стью. Лич­ные ху­дожественные при­стра­стия Е. П.


о­соб­ст­во­ва­ли раз­ви­тию эс­те­тического вку­са её под­дан­ных, фор­ми­ро­ва­нию вы­со­ких тре­бо­ва­ний к про­из­ве­де­ни­ям ис­кус­ст­ва. Г. Р. Дер­жа­вин на­зы­вал цар­ст­во­ва­ние Е. П. «ве­ком пе­сен». Им­пе­рат­ри­ца лю­би­ла му­зы­ку, бы­ла че­ло­ве­ком яр­ко вы­ра­жен­ных музыкальных спо­соб­но­стей, са­ма со­чи­ня­ла пес­ни, со­хра­нив­шие­ся в на­ро­де. Бла­го­да­ря её ув­ле­че­ни­ям в Рос­сии поя­ви­лись ги­та­ра, ман­до­ли­на, ар­фа и др. ин­ст­ру­мен­ты, на­чал­ся рас­цвет опер­но­го ис­кус­ст­ва и ба­ле­та. Осо­бен­но силь­но Е. П. лю­би­ла дра­ма­тич. те­атр, ко­то­рый по её ини­циа­ти­ве был ор­га­ни­зо­ван в Су­хо­пут­ном ка­дет­ском кор­пу­се в нач. 1740-х гг. Труп­пой ру­ко­во­ди­ли А. П. Су­ма­ро­ков и при­гла­шён­ный из Яро­слав­ля ак­тёр и ре­жис­сёр Ф. Г. Вол­ков. Е. П. бы­ла за­яд­лой зри­тель­ни­цей мно­го­числ. тра­ге­дий и ко­ме­дий, ко­то­рые ста­ви­лись на сце­не при­двор­но­го те­ат­ра. При ней рус. зри­тель по­зна­ко­мил­ся с У. Шек­спи­ром, Моль­е­ром, пье­са­ми рус. дра­ма­тур­гов, в пер­вую оче­редь Су­ма­ро­ко­ва (по­ста­нов­ка его пье­сы «Хо­рев» со­стоя­лась осе­нью 1747). 30.8(10.9).1756 Е. П. под­пи­са­ла указ об от­кры­тии пер­во­го рус. пуб­лич­но­го те­атра в зда­нии на Ва­силь­ев­ском ост­ро­ве. К кон­цу жиз­ни Е. П. рез­ко из­ме­ни­лась. Увя­да­ние ста­ло для неё на­стоя­щим бед­ст­ви­ем, при­чи­ной не­пре­рыв­но­го уны­ния и ка­при­зов.


В честь Е. П. на­зва­на кре­пость Ели­са­вет­град (1754; с 1765 – г. Ели­са­вет­град; с 1939 – г. Ки­ро­во­град, ны­не в со­ста­ве Ук­раи­ны).

Источник: bigenc.ru

ЕЛИЗАВЕ́ТА ПЕТРО́ВНА [18(29).12.1709, Мо­ск­ва – 25.12.1761(5.1.1762), С.-Пе­тер­бург; по­хо­ро­не­на 5(16).2.1762 в Пе­тро­пав­лов­ском со­бо­ре], рос. им­пе­рат­ри­ца с 25.11(6.12).1741, ко­ро­но­ва­на 25.4(6.5).1742. Из ди­на­стии Ро­ма­но­вых, дочь Пет­ра I и Ека­те­ри­ны I. Ро­ди­лась во вне­брач­ной свя­зи ро­ди­те­лей, тем не ме­нее объ­яв­ле­на Пет­ром I ца­рев­ной 6(17).3.1711, ко­гда её мать бы­ла про­воз­гла­ше­на ца­ри­цей. Во вре­мя бра­ко­со­че­та­ния Пет­ра I и Ека­те­ри­ны I 19.2(1.3).1712 Ели­за­ве­та, дер­жась за по­дол ма­те­ри, шла во­круг ана­лоя вме­сте со стар­шей се­ст­рой Ан­ной и та­ким об­ра­зом, со­глас­но цер­ков­ным ка­но­нам, бы­ла при­зна­на за­кон­ной («при­вен­чан­ной») до­че­рью ца­ря. В дет­ст­ве и юно­сти жи­ла без­за­бот­ной жиз­нью мо­ло­дой кра­са­ви­цы, за­ня­той на­ря­да­ми, празд­ни­ка­ми и про­гул­ка­ми. Сис­те­ма­тич. об­ра­зо­ва­ния не по­лу­чи­ла; обу­ча­лась рус. гра­мо­те, франц. и, воз­мож­но, швед. и нем. язы­кам, но пи­са­ла толь­ко по-рус­ски, с ошиб­ка­ми. С 23.12.1721 (3.1.1722), ко­гда её мать бы­ла объ­яв­ле­на им­пе­рат­ри­цей, ста­ла име­но­вать­ся це­са­рев­ной. Её ро­ж­де­ние до бра­ка ро­ди­те­лей ис­клю­ча­ло воз­мож­ность ди­на­стич. бра­ка, по­пыт­ки за­клю­че­ния ко­то­ро­го пред­при­ни­ма­лись до нач.


40-х гг. С вос­ше­ст­ви­ем на рос. пре­стол пле­мян­ни­ка Е. П. – имп. Пет­ра II (1727) ме­ж­ду ним и Е. П. на­чал­ся ро­ман, ко­то­рый был пре­рван ок­ру­же­ни­ем им­пе­ра­то­ра, опа­сав­шим­ся влия­ния Е. П. По­сле смер­ти Пет­ра II (янв. 1730) при вы­бо­ре но­во­го мо­нар­ха кан­ди­да­ту­ра Е. П. не об­су­ж­да­лась. С при­хо­дом к вла­сти имп. Ан­ны Ива­нов­ны (1730) Е. П. за­ня­ла 3-ю по­зи­цию в ие­рар­хии дво­ра – по­сле им­пе­рат­ри­цы и прин­цес­сы Ан­ны Ле­о­поль­дов­ны. Ан­на Ива­нов­на с по­доз­ре­ни­ем и скры­тым не­доб­ро­же­ла­тель­ст­вом от­но­си­лась к Е. П. как к сво­ей воз­мож­ной со­пер­ни­це и дер­жа­ла «ма­лый двор» Е. П. под бди­тель­ным при­смот­ром. Ум­ная, че­сто­лю­би­вая и не­до­вер­чи­вая, Е. П. дер­жа­лась в сто­ро­не от по­ли­тич. ин­триг, мно­го вре­ме­ни про­во­ди­ла в сво­ём име­нии Цар­ское Се­ло или в Лет­нем двор­це в С.-Пе­тер­бур­ге (сто­ял на мес­те Ми­хай­лов­ско­го зам­ка), про­из­во­дя впе­чат­ле­ние лег­ко­мыс­лен­ной и не­да­лё­кой кра­са­ви­цы. Во­круг це­са­рев­ны сло­жил­ся кру­жок близ­ких к ней мо­ло­дых лю­дей, сре­ди ко­то­рых бы­ли зна­ме­ни­тые впо­след­ст­вии дея­те­ли её цар­ст­во­ва­ния – М. И. Во­рон­цов, бр. И. И. Шу­ва­лов и П. И. Шу­ва­лов и др. Е. П. не бы­ла за­му­жем и официально не име­ла де­тей, хо­тя есть сви­де­тель­ст­ва то­го, что де­ти у неё ро­ж­да­лись не один раз. С 1731 фа­во­ри­том Е. П. был укр. ка­зак и быв. пев­чий А. Г. Ра­зу­мов­ский, в 1742 (или в 1744) они тай­но об­вен­ча­лись в под­мос­ков­ной Дуб­ро­виц­кой церк­ви Зна­ме­ния (по др. вер­си­ям – в моск. церк­ви Вос­кре­се­ния в Ба­ра­шах или в Зна­мен­ской церк­ви в с. Пе­ро­во). В 1749, по­сле не­сколь­ких ко­рот­ких ро­ма­нов, у Е. П. поя­вил­ся но­вый фа­во­рит – об­ра­зо­ван­ный и ум­ный И. И. Шу­ва­лов.

При Ан­не Ле­о­поль­дов­не, пра­ви­тель­ни­це (1740–41) при ма­ло­лет­нем имп. Ива­не VI Ан­то­но­ви­че, по­ли­тич. зна­че­ние Е. П. воз­рос­ло. Яв­ная сла­бость вла­сти, не­пре­рыв­ная че­хар­да вла­сти­те­лей не­рус­ско­го про­ис­хо­ж­де­ния ста­ли вы­зы­вать раз­дра­же­ние гвар­дии. Су­ще­ст­во­вав­ший в сре­де гвар­дей­ских сол­дат культ Пет­ра I в пол­ной ме­ре рас­про­стра­нял­ся на его дочь, в ко­то­рой ви­де­ли на­след­ни­цу ца­ря-ре­фор­ма­то­ра. Е. П. ста­ра­лась нра­вить­ся гвар­дей­цам: она лас­ко­во при­ни­ма­ла их, кре­сти­ла их де­тей, бы­ла про­ста, дру­же­люб­на со спод­виж­ни­ка­ми от­ца и с их мо­ло­ды­ми то­ва­ри­ща­ми. Од­но­вре­мен­но Е. П. на­ча­ла вес­ти пе­ре­го­во­ры со швед­ским (Э. М. Ноль­кен) и фран­цуз­ским (мар­киз Ж. И. Т. де ля Ше­тар­ди) по­слан­ни­ка­ми, ко­то­рые на­дея­лись на из­ме­не­ние про­ав­ст­рий­ско­го внеш­не­по­ли­тич. кур­са Рос. им­пе­рии, ук­ре­пив­ше­го­ся при Ан­не Ле­о­поль­дов­не. Шве­ды также на­дея­лись в бу­ду­щем до­бить­ся пе­ре­смот­ра ус­ло­вий Ни­штадт­ско­го ми­ра 1721 и воз­вра­ще­ния за­воё­ван­ных Рос. им­пе­ри­ей швед. про­вин­ций в вост. При­бал­ти­ке. Од­на­ко эти на­ме­ре­ния шве­дов от­пу­ги­ва­ли це­са­рев­ну, и она за­тя­ги­ва­ла пе­ре­го­во­ры.

Опи­ра­ясь на гвар­дей­цев, 25.11(6.12).1741 Е. П. со­вер­ши­ла гос. пе­ре­во­рот, лич­но воз­гла­ви­ла за­хват Зим­не­го двор­ца – ре­зи­ден­ции Ан­ны Ле­о­поль­дов­ны. При ко­ро­на­ции в Мо­ск­ве Е. П. де­мон­ст­ра­тив­но взя­ла ко­ро­ну из рук ми­тро­по­ли­та и са­ма воз­ло­жи­ла се­бе на го­ло­ву, под­чёр­ки­вая этим, что обя­за­на вла­стью толь­ко са­мой се­бе. Но­вая им­пе­рат­ри­ца по­ла­га­ла, что ей дос­та­точ­но бу­дет лишь про­дол­жать по­ли­ти­ку от­ца, а для это­го на­до уст­ра­нить ис­ка­же­ния, воз­ник­шие по­сле его смер­ти. Она ли­к­ви­ди­ро­ва­ла соз­дан­ный при Ан­не Ива­нов­не Ка­би­нет ми­ни­ст­ров 1731–41, вос­ста­но­ви­ла роль Се­на­та, сно­ва став­ше­го Пра­ви­тель­ст­вую­щим, и др. пет­ров­ских уч­ре­ж­де­ний. Е. П. бы­ла пол­но­власт­ной са­мо­дер­жи­цей, оп­ре­де­ля­вшей как вну­три-, так и внеш­не­по­ли­тич. курс Рос­сии; в то же вре­мя она пе­ре­до­ве­ри­ла мн. де­ла сво­им ми­ни­ст­рам и фа­во­ри­там, ко­то­рые, впро­чем, не мо­гли быть уве­ре­ны в проч­но­сти свое­го влия­ния. По­ли­ти­ка, про­во­ди­мая под ло­зун­гом вос­ста­нов­ле­ния «свя­щен­ных на­чал Пет­ра Ве­ли­ко­го», ока­за­лась един­ст­вен­но вер­ной: в это вре­мя Рос­сия ис­пы­ты­ва­ла подъ­ём на­цио­наль­но­го са­мо­соз­на­ния и гор­до­сть пет­ров­ски­ми свер­ше­ния­ми, и дочь Пет­ра I на тро­не яв­ля­лась для мно­гих га­ран­том со­хра­не­ния дос­тиг­ну­тых при её от­це ус­пе­хов. Пер­вые же дей­ст­вия Е. П. в ка­че­ст­ве им­пе­рат­ри­цы от­ли­ча­лись пре­ду­смот­ри­тель­но­стью и даль­но­вид­но­стью: она аре­сто­ва­ла и от­пра­ви­ла в ссыл­ку Ива­на VI Ан­то­но­ви­ча и его се­мью, 5(16).2.1742 вы­зва­ла из Прус­сии сво­его пле­мян­ни­ка Кар­ла Пе­те­ра Уль­ри­ха (бу­ду­ще­го имп. Пет­ра III), ко­то­рый пе­ре­шёл в пра­во­сла­вие, став вел. кн. Пет­ром Фё­до­ро­ви­чем, и был объ­яв­лен на­след­ни­ком пре­сто­ла; в 1745 его же­ни­ли на Ека­те­ри­не Алек­се­ев­не (бу­ду­щая имп. Ека­те­ри­на II).

Е. П. по­сто­ян­но ис­пы­ты­ва­ла страх за свою власть и жизнь, бы­ла по­доз­ри­тель­на к ма­лей­шим уг­ро­зам. В её двор­цах не бы­ло осо­бо­го по­ме­ще­ния для спаль­ни, она от­ды­ха­ла в раз­ных за­лах, а ино­гда позд­но ве­че­ром тай­но пе­ре­ез­жа­ла в др. дво­рец. Опа­са­ясь ноч­но­го пе­ре­во­ро­та (о под­го­тов­ке од­но­го из них в 1742 она по­лу­чи­ла дос­то­вер­ные све­де­ния), Е. П. поч­ти ни­ко­гда не спа­ла по но­чам, при­ну­ж­дая ок­ру­жав­ших и двор так­же бодр­ст­во­вать. В прав­ле­ние Е. П. даль­ней­шее раз­ви­тие по­лу­чи­ла эко­но­ми­ка. Спрос на рос. же­ле­зо в Ев­ро­пе дос­тиг 100% от его про­из­вод­ст­ва, что рез­ко сти­му­ли­ро­ва­ло пром. строи­тель­ст­во, ко­то­рое во мно­гом ве­лось ча­ст­ны­ми пред­при­ни­ма­те­ля­ми. По ини­циа­ти­ве П. И. Шу­ва­ло­ва, Е. П. в 1754 от­ме­ни­ла внутр. та­мож­ни, что при­ве­ло к ожив­ле­нию тор­гов­ли и рос­ту до­хо­дов каз­ны. В том же го­ду был от­крыт Дво­рян­ский за­ём­ный банк. Со­хра­не­ние и уп­ро­че­ние по­ме­щичь­ей соб­ст­вен­но­сти яв­ля­лись важ­ней­шей за­да­чей Уло­жен­ной ко­мис­сии по соз­да­нию но­во­го сво­да за­ко­нов (1754–63). В ней бы­ли раз­ра­бо­та­ны про­ек­ты мно­гих гос. пре­об­ра­зо­ва­ний, осу­ще­ст­в­лён­ных уже в цар­ст­во­ва­ние имп. Ека­те­ри­ны II (за­ко­но­да­тель­ст­во о пра­вах дво­рян­ст­ва; за­пре­ще­ние «Сло­ва и де­ла» – при­зы­ва, с по­мо­щью ко­то­ро­го не­мед­лен­но воз­бу­ж­да­лось по­ли­тич. де­ло; се­ку­ля­ри­за­ция цер­ков­ных зе­мель и др.). Дво­рян­ст­во уп­ро­чи­ло свои при­ви­ле­гии. Важ­ным куль­тур­ным со­бы­ти­ем цар­ст­во­ва­ния Е. П. ста­ло от­кры­тие Моск. ун-та [указ от 12(23).1.1755] и Уни­вер­си­тет­ской гим­на­зии при нём, а так­же соз­да­ние Ака­де­мии ху­до­жеств [6(17).11.1757]. На фо­не других цар­ст­во­ва­ний прав­ле­ние Е. П. ока­за­лось бо­лее гу­ман­ным, не­смот­ря на су­ще­ст­вова­ние пу­гав­шей всех сво­ей жес­то­ко­стью Кан­це­ля­рии тай­ных ро­зы­ск­ных дел во гла­ве с ген. А. И. Уша­ко­вым. При всту­п­ле­нии на пре­стол Е. П. по­кля­лась ни­ко­гда не под­пи­сы­вать смерт­ные при­го­во­ры и сдер­жа­ла дан­ное Бо­гу сло­во: 20 лет в Рос­сии ни­ко­го не каз­ни­ли, при­го­во­рён­ных к смер­ти ссы­ла­ли на ка­тор­гу.

Гл. кри­те­ри­ем внеш­ней по­ли­ти­ки Е. П. яв­лял­ся при­ори­тет нац. ин­те­ре­сов Рос. им­пе­рии, что при­да­ва­ло оп­ре­де­лён­ность и яс­ность дей­ст­ви­ям Е. П. и по­зво­ля­ло ус­пеш­но вес­ти де­ла в Ев­ро­пе, в т. ч. по­бе­дить в рус.-швед. вой­не 1741–43. До­ве­ри­ем им­пе­рат­ри­цы поль­зо­вал­ся воз­глав­ляв­ший в 1744–58 рос. внеш­не­по­ли­тич. ве­дом­ст­во канц­лер гр. А. П. Бес­ту­жев-­Рю­мин, сто­рон­ник сою­за с Ве­ли­ко­бри­та­ни­ей и Ав­ст­ри­ей (с 1756 ме­сто Ве­ли­ко­бри­та­нии за­ня­ла Фран­ция) и по­ли­ти­ки сдер­жи­ва­ния прус. ко­ро­ля Фрид­ри­ха II Ве­ли­ко­го, к ко­то­ро­му Е. П. ис­пы­ты­ва­ла ост­рую ан­ти­па­тию. С на­ча­лом Се­ми­лет­ней вой­ны 1756–63 Е. П. уч­ре­ди­ла Кон­фе­рен­цию при Вы­со­чай­шем дво­ре, ру­ко­во­див­шую ве­де­ни­ем во­ен. дей­ст­вий. Это при­ве­ло к ос­лаб­ле­нию по­зи­ций Бес­ту­же­ва-Рю­ми­на и рос­ту влия­ния гр. И. И. Шу­ва­ло­ва и гр. М. И. Во­рон­цо­ва. Не­смот­ря на не­про­ду­ман­ность стра­те­гич. пла­нов и не­раз­бе­ри­ху в ты­лу, рос. ар­мия су­ме­ла три­ж­ды на­нес­ти по­ра­же­ние не­по­бе­ди­мым ра­нее вой­скам Фрид­ри­ха II Ве­ли­ко­го – в Грос-Егерс­дорф­ском сра­же­нии 1757, при Паль­ци­ге [12(23).7.1759] и в Ку­нерс­дорф­ском сра­же­нии 1759. В сент. 1760 рус.-австр. кор­пус на ко­рот­кое вре­мя за­нял Бер­лин, а клю­чи от сто­ли­цы Фрид­ри­ха II Ве­ли­ко­го ста­ли са­мым при­ят­ным по­дар­ком для Е. П., гор­див­шей­ся по­бе­да­ми сво­ей ар­мии. За­ня­тые в дек. 1757/янв. 1758 Кё­нигс­берг и Вост. Прус­сию Е. П. при­сое­ди­ни­ла к Рос. им­пе­рии (вхо­ди­ли в её со­став до 1762).

По об­ще­му мне­нию со­вре­мен­ни­ков, Е. П. бы­ла не­обык­но­вен­но кра­си­вой жен­щи­ной. Она про­жи­ла жизнь, как пи­сал В. О. Клю­чев­ский, «не сво­дя с се­бя глаз», гна­лась за всё но­вы­ми и но­вы­ми на­ря­да­ми и ук­ра­ше­ния­ми, ко­то­рые ску­па­ли для неё в Ев­ро­пе. Свою власть она ши­ро­ко ис­поль­зо­ва­ла для рег­ла­мен­ти­ро­ва­ния внеш­не­го ви­да под­дан­ных. В сле­до­ва­нии мо­де им­пе­рат­ри­ца все­гда бы­ла пер­вой и стре­ми­лась со­хра­нить мо­но­по­лию на кра­со­ту и изя­ще­ст­во. Для это­го она из­да­ва­ла имен­ные ука­зы, за­пре­щав­шие да­мам но­сить во­ло­сы так, как это де­ла­ла она, пер­вой от­би­ра­ла для се­бя (ино­гда це­лы­ми пар­тия­ми) «га­лан­те­рей­ные» то­ва­ры из Ев­ро­пы, что­бы ли­шить но­ви­нок др. дам. «Ухищ­ре­ния ко­кет­ст­ва» так рас­про­стра­ни­лись, что по­го­ня за мо­дой ста­ла все­об­щей, за­хва­тив да­же муж­чин. Е. П. не жа­ле­ла де­нег для строи­тель­ст­ва зда­ний в сти­ле, по­лу­чив­шем назв. ели­за­ве­тин­ское ба­рок­ко (гл. ар­хи­тек­то­ром был Б. Ф. Рас­трел­ли). Двор­цы Е. П. от­ли­ча­лись осо­бым изя­ще­ст­вом, рос­ко­шью и ве­ли­че­ст­вен­но­стью. Лич­ные ху­дожественные при­стра­стия Е. П. спо­соб­ст­во­ва­ли раз­ви­тию эс­те­тического вку­са её под­дан­ных, фор­ми­ро­ва­нию вы­со­ких тре­бо­ва­ний к про­из­ве­де­ни­ям ис­кус­ст­ва. Г. Р. Дер­жа­вин на­зы­вал цар­ст­во­ва­ние Е. П. «ве­ком пе­сен». Им­пе­рат­ри­ца лю­би­ла му­зы­ку, бы­ла че­ло­ве­ком яр­ко вы­ра­жен­ных музыкальных спо­соб­но­стей, са­ма со­чи­ня­ла пес­ни, со­хра­нив­шие­ся в на­ро­де. Бла­го­да­ря её ув­ле­че­ни­ям в Рос­сии поя­ви­лись ги­та­ра, ман­до­ли­на, ар­фа и др. ин­ст­ру­мен­ты, на­чал­ся рас­цвет опер­но­го ис­кус­ст­ва и ба­ле­та. Осо­бен­но силь­но Е. П. лю­би­ла дра­ма­тич. те­атр, ко­то­рый по её ини­циа­ти­ве был ор­га­ни­зо­ван в Су­хо­пут­ном ка­дет­ском кор­пу­се в нач. 1740-х гг. Труп­пой ру­ко­во­ди­ли А. П. Су­ма­ро­ков и при­гла­шён­ный из Яро­слав­ля ак­тёр и ре­жис­сёр Ф. Г. Вол­ков. Е. П. бы­ла за­яд­лой зри­тель­ни­цей мно­го­числ. тра­ге­дий и ко­ме­дий, ко­то­рые ста­ви­лись на сце­не при­двор­но­го те­ат­ра. При ней рус. зри­тель по­зна­ко­мил­ся с У. Шек­спи­ром, Моль­е­ром, пье­са­ми рус. дра­ма­тур­гов, в пер­вую оче­редь Су­ма­ро­ко­ва (по­ста­нов­ка его пье­сы «Хо­рев» со­стоя­лась осе­нью 1747). 30.8(10.9).1756 Е. П. под­пи­са­ла указ об от­кры­тии пер­во­го рус. пуб­лич­но­го те­атра в зда­нии на Ва­силь­ев­ском ост­ро­ве. К кон­цу жиз­ни Е. П. рез­ко из­ме­ни­лась. Увя­да­ние ста­ло для неё на­стоя­щим бед­ст­ви­ем, при­чи­ной не­пре­рыв­но­го уны­ния и ка­при­зов.

В честь Е. П. на­зва­на кре­пость Ели­са­вет­град (1754; с 1765 – г. Ели­са­вет­град; с 1939 – г. Ки­ро­во­град, ны­не в со­ста­ве Ук­раи­ны).

Источник: bigenc.ru

Детство, образование и воспитание

Императрица Елизавета Петровна родилась в селе Коломенском 18 декабря 1709 года. День этот был торжественным: Пётр I въезжал в Москву, желая отметить в столице свою победу над Карлом XII. Император намеревался тотчас праздновать полтавскую победу, но при вступлении в столицу его известили о рождении младшей дочери. «Отложим празднество о победе и поспешим поздравить с пришествием в этот мир мою дочь!», — сказал он.

Будучи только восьми лет от роду, царевна Елизавета уже обращала на себя внимание своею красотой. В 1712 году обе дочери, старшая, Анна и младшая, Елизавета, встречали императора, возвращающегося из-за границы, одетыми в испанские наряды. Тогда французский посол заметил, что младшая дочь государя казалась в этом наряде необыкновенно прекрасной. В следующем 1713 году введены были ассамблеи, и обе цесаревны явились туда в платьях, вышитых золотом и серебром, в головных уборах, блиставших бриллиантами. Все восхищались искусством Елизаветы в танцах. Кроме лёгкости в движениях, она отличалась находчивостью и изобретательностью, беспрестанно выдумывая новые фигуры. Французский посланник Леви замечал тогда же, что Елизавета могла бы назваться совершенной красавицей, если бы не её курносый нос и рыжеватые волосы.

Воспитание цесаревны не могло быть особенно удачным, тем более что мать её была совершенно безграмотна. Но у Елизаветы был живой, проницательный, веселый и вкрадчивый ум и большие способности. Кроме русского она в совершенстве изучила французский, немецкий, финский и шведский языки и имела красивый почерк. Её учили по-французски, и Екатерина постоянно твердила, что есть важные причины на то, чтобы она лучше других предметов обучения знала французский язык. Причина эта, как известно, заключалась в сильном желании её родителей выдать Елизавету за какую-нибудь из особ французской королевской крови. К 16-ти годам Елизавета Петровна говорила на французском, как на своём родном. Однако на все настойчивые предложения породниться с французскими Бурбонами те отвечали вежливым, но решительным отказом.

Во всём остальном обучение Елизаветы было малообременительным, приличного систематического образования она так никогда и не получила. Сама цесаревна, впрочем, и не думала восполнять пробелы своего воспитания. Она никогда не читала, проводя время на охоте, верховой и лодочной езде, в заботах о своей красоте. Беспорядочная, причудливая, не имеющая определенного времени ни для сна, ни для еды, ненавидящая всякое серьезное занятие, чрезвычайно фамильярная и вслед затем гневающаяся за какой-нибудь пустяк, ругающая иногда придворных самыми скверными словами, но, обыкновенно, очень любезная и широко гостеприимная.

До вступления на престол

Завещание Екатерины I 1727 года предусматривало права Елизаветы и её потомства на престол после Петра II и Анны Петровны. В последний год правления Екатерины I и в начале царствования Петра II при дворе много говорили о возможности брака между тёткой и племянником, которых связывали в это время приятельские отношения. После кончины Петра II, обручённого с Екатериной Долгорукой , от оспы в январе 1730 года, Елизавета, несмотря на завещание Екатерины I, фактически не рассматривалась как одна из претенденток на престол, который был передан её двоюродной сестре Анне Иоанновне. В её правление (1730—1740) цесаревна Елизавета находилась в опале; недовольные Анной Иоанновной и Бироном возлагали на дочь Петра Великого большие надежды.

Вступление на престол

Пользуясь падением авторитета и влияния власти в период регентства Анны Леопольдовны, в ночь на 25 ноября (6 декабря) 1741 года 32-летняя Елизавета в сопровождении лейб-медика Лестока и своего учителя музыки Шварца подняла за собой гренадерскую роту Преображенского полка.

из романа Н. Э. Гейнце «Романовы. Елизавета Петровна» (из цикла «Династия в романах»)

Из казарм все двинулись к Зимнему дворцу. Не встретив сопротивления, с помощью 308 верных гвардейцев она провозгласила себя новой императрицей, распорядившись заточить в крепость малолетнего Ивана VI и арестовать всю Брауншвейгскую фамилию (родственников Анны Иоанновны, в том числе регентшу Ивана VI — Анну Леопольдовну) и её приверженцев. Фавориты прежней императрицы Миних, Левенвольде и Остерман были приговорены к смертной казни, заменённой ссылкой в Сибирь — дабы показать Европе терпимость новой самодержицы.

Царствование

Императрица Елизавета Петровна не раз провозглашала, что продолжает политику Петра Великого. В основном это было так. Была восстановлена роль Сената, Берг- и Мануфактур-коллегии, Главный магистрат. Кабинет министров упразднён. Сенат получил право законодательной инициативы. Во время Семилетней войны возникло постоянно действовавшее совещание, стоящее над Сенатом — Конференция при высочайшем дворе. В работе конференции участвовали руководители военного и дипломатического ведомств, а также лица, специально приглашённые императрицей. Незаметной стала деятельность Тайной канцелярии. Возросло значение Синода и духовенства (особое влияние при дворе приобрёл духовник императрицы Фёдор Дубянский), жестоко преследовались раскольники. Синод заботился о материальном обеспечении духовенства, монастырей, распространении духовного образования в народе. В правление Елизаветы была завершена работа над новым славянским переводом Библии, начатая ещё при Петре I в 1712 году. «Елизаветинская Библия», вышедшая в 1751 году, по настоящее время с незначительными изменениями используется в богослужении Русской православной церкви.

В 1741 году императрица приняла Указ, разрешавший буддийским ламам проповедовать на территории Российской империи своё учение. Все ламы, пожелавшие приехать в Россию, приводились к присяге на верноподданство империи. Указ также освобождал их от уплаты налогов. При этом 2 декабря 1742 года был принят указ о высылке всех граждан иудейского вероисповедания с разрешением остаться лишь тем, кто захочет принять православие[1].

В 1744—1747 годах проведена 2-ая перепись податного населения. В конце 1740-х — первой половине 1750-х годов по инициативе Петра Шувалова был осуществлён ряд серьёзных преобразований. В 1754 году Сенат принял разработанное Шуваловым постановление об уничтожении внутренних таможенных пошлин и мелочных сборов. Это привело к значительному оживлению торговых связей между регионами. Были основаны первые русские банки — Дворянский (Заёмный), Купеческий и Медный (Государственный).

В 1744 году вышел указ о запрете быстро ездить по городу, а с тех, кто бранился прилюдно, стали брать штрафы[2].

Осуществлена реформа налогообложения, позволившая улучшить финансовое положение страны: повышены сборы при заключении внешнеторговых сделок до 13 копеек с 1 рубля (вместо ранее взимаемых 5 копеек). Был повышен налог на соль и вино.

В 1754 г. была создана новая комиссия для составления Уложения, которая закончила свою работу к концу царствования Елизаветы, но процесс преобразований был прерван Семилетней войной (1756—1762).

В социальной политике продолжалась линия расширения прав дворянства. В 1746 г. за дворянами было закреплено право владеть землёй и крестьянами. В 1760 г. помещики получили право ссылать крестьян в Сибирь с зачётом их вместо рекрутов. Крестьянам было запрещено вести денежные операции без разрешения помещика.

В 1755 г. заводские крестьяне были закреплены в качестве постоянных (посессионных) работников на уральских заводах.

Была отменена смертная казнь (1756), остановлена массовая практика изощрённых пыток.

При Елизавете Петровне были реорганизованы военно-учебные заведения. В 1744 г. вышел указ о расширении сети начальных школ. Открыты первые гимназии: в Москве (1755) и Казани (1758). В 1755 г. по инициативе И. И. Шувалова основан Московский университет, а в 1760 г. — Академия художеств. 30 августа 1756 года — подписан указ о начале создания структуры Императорских театров России. Созданы выдающиеся памятники культуры (царскосельский Екатерининский дворец и др.). Оказывалась поддержка М. В. Ломоносову и другим представителям русской науки и культуры. В последний период царствования Елизавета меньше занималась вопросами государственного управления, передоверив его П. И. и И. И. Шуваловым, М. И. и Р. И. Воронцовым и др.

В целом, внутренняя политика Елизаветы Петровны отличалась стабильностью и нацеленностью на рост авторитета и мощи государственной власти. По целому ряду признаков можно сказать, что курс Елизаветы Петровны был первым шагом к политике просвещённого абсолютизма, осуществлявшейся затем при Екатерине II.

19 ноября 1742 года Елизавета подписала Указ о разрушении всех мечетей на территории Казанской губернии и недопущении возведения новых. Епископ Лука (Конашевич) приступил к лихорадочному исполнению Указа — в течение двух лет из 536 мечетей в Казанском уезде было разрушено 418 («История Татарии»).

Социальные волнения

  • На рубеже 50-60 гг. XVIII в. произошло более 60 восстаний монастырских крестьян.
  • В 30-40-е гг. дважды произошли восстания в Башкирии.
  • В 1754—1764 гг. волнения наблюдались на 54 заводах Урала (200 тыс. приписных крестьян).
  • Терюшевское восстание эрзян 1743—1745 годов[3].

Внешняя политика

Русско-шведская война (1741—1743)

В 1740 г. прусский король Фридрих II решил воспользоваться смертью австрийского императора Карла VI для захвата Силезии. Началась война за австрийское наследство. Враждебные Австрии Пруссия и Франция попытались склонить Россию принять участие в конфликте на своей стороне, но их устраивало и невмешательство в войну. Поэтому французская дипломатия пыталась столкнуть Швецию и Россию, с тем, чтобы отвлечь внимание последней от европейских дел. Швеция объявила войну России.

Русские войска под командованием генерала Ласси разгромили шведов в Финляндии и заняли её территорию. Абоский мирный трактат (Абоский мир) 1743 г. завершил войну. Трактат был подписан 7 августа 1743 г. в городе Або (ныне Турку, Финляндия) со стороны России А. И. Румянцевым и И. Люберасом, со стороны Швеции Г. Цедеркрейсом и Э. М. Нолькеном. В ходе переговоров Россия соглашалась ограничить свои территориальные притязания при условии избрания наследником шведского престола голштейнского принца Адольфа Фредрика, двоюродного дяди русского наследника Петра III Федоровича. 23 июня 1743 г. Адольф был избран наследником шведского престола, что открывало путь к окончательному соглашению.

21 статья мирного трактата устанавливала между странами вечный мир и обязывала их не вступать во враждебные союзы. Подтверждался Ништадтский мирный договор 1721 года. К России отходили Кюменегорская провинция с городами Фридрихсгамом и Вильманстрандом, часть Саволакской провинции с городом Нейшлотом. Граница проходит по р. Кюммене.

Начало присоединения казахских земель к России

Ещё в 1731 году Анна Иоановна подписала грамоту о принятии Младшего Казахского жуза в состав России. Хан жуза Абулхайр и старшины присягнули России.

В 1740—1743 годы в состав России добровольно вошёл Средний жуз; были построены Оренбург (1743) и крепость на реке Яик.

Семилетняя война (1756—1763)

В 1756—1763 г. шла англо-французская война за колонии. В войне участвовали две коалиции: Пруссия, Англия и Португалия против Франции, Испании, Австрии, Швеции и Саксонии с участием России.

В 1756 году Фридрих II без объявления войны напал на Саксонию. Летом того же года вынудил её капитулировать. 1 сентября 1756 года Россия объявила войну Пруссии. В 1757 году Фридрих разбил австрийские и французские войска и направил основные силы против России. Летом 1757 г. русская армия под командованием Апраксина вступила в Восточную Пруссию. 19 августа русская армия была окружена у дер. Гросс-Егерсдорф и только при поддержке резервной бригады П. А. Румянцева вырвалась из окружения. Противник потерял 8 тыс. чел. и отступил. Апраксин не организовал преследования, и сам отступил в Курляндию. Елизавета его отстранила и отдала под следствие. Новым командующим был назначен англичанин В. В. Фермор.

В начале 1758 года русские войска овладели Кёнигсбергом, затем — всей Восточной Пруссией, население которой даже присягнуло императрице. Восточная Пруссия получила статус провинции России. В августе 1758 года при деревне Цондорф произошли сражения не принёсшие победу ни одной из сторон. Фермор после этого был отстранён.

Армию возглавил П. С. Салтыков. 1 августа 1759 г. 60-тысячная русская армия у деревни Кунерсдорф против 48 тысяч прусской армии дала генеральное сражение. Армия Фридриха II была уничтожена: осталось только 3 тысячи солдат. Салтыкова за медленное продвижение войск к Берлину отстраняют и назначают А. Б. Бутурлина.

28 сентября 1760 года произошло взятие Берлина; им ненадолго овладел корпус генерала Тотлебена, который захватил военные склады. Однако при приближении Фридриха корпус отступил.

В декабре 1761 года Елизавета умерла от горлового кровотечения вследствие неустановленного медициной тех времён хронического заболевания.
На престол взошёл Пётр III. Новый император вернул Фридриху все завоёванные земли и заключил с ним союз. Лишь новый дворцовый переворот и восшествие на престол Екатерины II предотвратили военные действия России против бывших союзников — Австрии и Швеции.

Личная жизнь

По свидетельству современников и историков, в частности, министра народного просвещения графа Уварова[4] (автора формулы Православие-Самодержавие-Народность), Елизавета состояла в церковном морганатическом браке с Алексеем Разумовским. Согласно некоторым историческим источникам 1770-х — 1810-х годов, у неё было минимум двое детей: сын от Алексея Разумовского и дочь от графа Шувалова[4]. Впоследствии она взяла под личную опеку осиротевших в 1743 году двух сыновей и дочь камер-юнкера Григория Бутакова: Петра, Алексея и Прасковью. Впрочем, после смерти Елизаветы Петровны появилось немало самозванцев, именовавших себя её детьми от брака с Разумовским. В их числе наиболее известной фигурой стала так называемая Княжна Тараканова.

Период царствования Елизаветы — период роскоши и излишеств. При дворе регулярно проводились балы-маскарады, а в первые десять лет — и так называемые «метаморфозы», когда дамы наряжались в мужские костюмы, а мужчины — в дамские. Сама Елизавета Петровна задавала тон и была законодательницей мод. Гардероб императрицы насчитывал до 15 тысяч платьев.

Елизавета Петровна любила, чтобы особо доверенные и приближённые к ней дамы перед сном чесали ей пятки. Этой милости добивались многие знатные дамы, но далеко не каждая удостаивалась столь высокой чести. Среди тех, кому это поручалось, были Мавра Шувалова, подруга императрицы и жена главнейшего сановника империи Петра Шувалова, сестра Шувалова Елизавета, жена канцлера Михаила Воронцовa, вдова адмирала Ивана Головина Мария Богдановна[5].

Престолонаследие

Официальным наследником престола 7 (18) ноября 1742 г. Елизавета назначила своего племянника (сына старшей сестры Анны Петровны) — герцога Голштинского Карла-Петера Ульриха (Петра Фёдоровича). В его официальный титул были включены слова «Внук Петра Великого». Столь же серьезное внимание было обращено на продолжение династии, на выбор жены Петра Фёдоровича (будущая Екатерина II) и на их сына (будущий император Павел Петрович), начальному воспитанию которого придавалось важное значение.

Памятники

До 1917 года на территории Российской империи был сооружён всего один памятник Елизавете Петровне. Он представлял собой бюст императрицы на круглом гранитном постаменте и был открыт в 1895 году в Санкт-Петербурге во дворе Императорского фарфорового завода перед Преображенской церковью. Изготовленный из бисквита — фарфора не покрытого глазурью скульптором А. Шписом, он через некоторое время был заменён бронзовой копией, отлитой на заводе Морана. В советское время памятник был уничтожен[6].

В 2004 году в городе Балтийск Калининградской области на территории историко-культурного комплекса «Елизаветинский форт» был открыт конный бронзовый памятник императрице Елизавете Петровне. Скульптор — Георгий Франгулян.

27 июня 2007 года в Ростове-на-Дону в Покровском сквере был открыт памятник Елизавете Петровне, представляющий собой бронзовую статую императрицы на гранитном постаменте. Скульптор — Сергей Олешня.

Память

  • Город Елизаветполь (ныне Гянджа), центр Елизаветпольской губернии.
  • село Елизавет (ранее Елизаветино, Цесаревны Верхне-Уктусский железоделательный завод) — ныне в черте г. Екатеринбурга
  • cтаница Елизаветинская в устье Дона, в непосредственной близости от Ростова-на-Дону и Азова.

В литературе

  • Ключевский, Василий Осипович Курс русской истории (Лекции I—XXXII, rtf)

Мирная и беззаботная, она была вынуждена воевать чуть не половину своего царствования, побеждала первого стратега того времени Фридриха Великого, брала Берлин, уложила пропасть солдат на полях Цорндорфа и Кунерсдорфа; но с правления царевны Софьи никогда на Руси не жилось так легко, и ни одно царствование до 1762 г. не оставляло по себе такого приятного воспоминания.

Елизавета была умная и добрая, но беспорядочная и своенравная русская барыня XVIII в., которую по русскому обычаю многие бранили при жизни и тоже по русскому обычаю все оплакали по смерти.

Весёлая царица была Елисавет: Поёт и веселится, порядка только нет.

Алексей Константинович Толстой. «История Государства Российского от Гостомысла до Тимашева».
  • В. Пикуль «Слово и дело»
  • В. Пикуль «Пером и шпагой»
  • Коронационный альбом Елизаветы Петровны
  • Казимир Валишевский «Дочь Петра Великого»
  • Palmer Elena. Peter III. Der Prinz von Holstein. — Sutton, Germany, 2005. — ISBN 3-89702-788-7
  •  Законодательство императрицы Елизаветы Петровны: комментарии // Законодательство императрицы Елизаветы Петровны / Сост. и автор вступ. статьи В. А. Томсинов. — М.: Зерцало, 2009. — С. XIII—XXX.
  • Краснов, Пётр Николаевич «Цесаревна»

В кино

  • «Le secret du chevalier d’Eon» (1959). В роли Елизаветы Петровны — Иза Миранда
  • «Михайло Ломоносов» (1986). В роли Елизаветы Петровны — Наталья Сайко
  • «Гардемарины, вперёд!» (1987). В роли Елизаветы Петровны — Елена Цыплакова.
  • «Молодая Екатерина» («Young Catherine»), (1991). В роли Елизаветы Петровны — Ванесса Редгрейв.
  • «Виват, гардемарины!» (1991), «Гардемарины — III» (1992). В роли Елизаветы Петровны — Наталья Гундарева.
  • «Екатерина Великая» («Catherine the Great»), (1995). В роли Елизаветы Петровны — Жанна Моро.
  • «Тайны дворцовых переворотов» (1—6-й фильмы, (2000—2003)). В роли Елизаветы Петровны — Екатерина Никитина.
  • Пером и шпагой, (2008). В роли Елизаветы Петровны — Ольга Самошина.

Интересные факты

  • Зимой 1747 года императрица издала указ, именуемый в истории как «волосяное установление», повелевающий всем придворным дамам подстричься наголо, и выдала всем «чёрные взлохмоченные парики», чтобы носили пока не отрастут свои. Городским дамам разрешалось указом оставить свои волосы, но поверх носить такие же чёрные парики. Причиной появления приказа послужило то, что императрица не смогла удалить пудру со своих волос и решила выкрасить их в чёрный цвет. Однако это не помогло, и ей пришлось состричь волосы полностью и носить чёрный парик.
  • Елизавета Петровна имела курносый нос, и нос этот (под страхом наказания) писался художниками только анфас, с лучшей его стороны, а в профиль портретов Елизаветы почти не существует, кроме случайного медальона на кости работы Растрелли.
  • 22 декабря 2009 года в Екатерининском дворце открылась выставка «Vivat, Елисавет», организованная Государственным музеем-заповедником «Царское Село» совместно с Государственным музеем керамики и «Усадьба Кусково XVIII века» и приуроченная к 300-летнему юбилею императрицы Елизаветы Петровны. Одним из интереснейших экспонатов выставки стала скульптура из бумаги, изображающая парадный наряд императрицы Елизаветы Петровны. Скульптура была изготовлена специально для выставки по заказу музея всемирно известной бельгийской художницей Изабель де Боршграв (Isabelle de Borchgrave)[7].
  • После смерти Елизаветы Петровны и воцарения Петра III на Екатеринбургском монетном дворе некоторое время продолжали чеканиться монеты с императорским вензелем императрицы Елизаветы — впоследствии этот факт объяснялся тем, что вести о смерти императрицы слишком долго шли до Екатеринбурга. В дальнейшем большинство монет 1762 года с вензелем Елизаветы Петровны были перечеканены, но небольшое количество этих монет всё же сохранилось и по сей день.

Галерея

Литература

  • Вейдемейер А. Царствование Елисаветы Петровны. Сочинение А. Вейдемейера, служащее продолжением Обзора главнейших происшествий в России, с кончины Петра Великаго… — Ч. 1. — Спб.: типогр. Департ. внешн торговли, 1834. — 143 с.; Ч. 2. — Спб.: типогр. Хинца, 1834. — 143 с.
  • Гельбиг Г. фон. Русские избранники / Пер. В. А. Бильбасова. — М.: Военная книга, 1999. — 310 с.
  • Гочковский И. Е. Взятие Берлина русскими войсками. 1760. Из записок Гочковского // Русский архив / Сообщ. П. И. Бартенев. — 1894. — Кн. 3. — В. 9. — С. 13-20.
  • Елизавета I. Бумаги Елисаветы Петровны (Прошение Цесаревны Елисаветы Петровны к Императрице Анне; Письма Елисаветы Петровны к графу М. И. Воронцову) // Архив князя Воронцова. — Кн. 1. — М., 1870. — С. 4-12.
  • Елизавета I. Именные указы императрицы Елисаветы Петровны. Из бумаг М. Д. Хмырова // Исторический вестник, 1880. — Т. 1. — № 3. — С. 444., Т. 2. — № 7. — С. 555—556, Т. 3. — № 10. — С. 410—411
  • Елизавета I. Инструкция обергофмейстеру при его императорском высочестве государе великом князе Павле Петровиче, господину генералу поручику, камергеру и кавалеру Никите Ивановичу Панину. 1761 / Сообщ. Л. Н. Трефолев // Русский архив, 1881. — Кн. 1. — Вып. 1. — С. 17-21.
  • Елизавета I. Письма императрицы Елисаветы Петровны к генер-майору Вишневскому // Русский архив, 1870. — Изд. 2-е. — М., 1871. — Стб. 273—280.
  • Журнал дежурных генерал-адъютантов. Царствование императрицы Елисаветы Петровны / Сообщ. Л. В. Евдокимов. — Спб., 1897. — 306 с.
  • Зотов В. Р. Сказания иноземцев о России XVIII столетия. Кавалер д Эон и его пребывание в Петербурге // Русская старина, 1874. — Т. 10. — № 8. — С. 743—771; Т. 11. — № 12. — С. 740—745.
  • Иоанна-Елизавета Ангальт-Цербстская. Известия, писанные княгиней Иоанной-Елизаветой Ангальт-Цербстской, матерью императрицы Екатерины, о прибытии ее с дочерью в Россию и о торжествах по случаю присоединения к православию и бракосочетания последней. 1744—1745 годы // Сборник Российского исторического общества, 1871. — Т. 7. — С. 7-67.
  • К истории воцарения императрицы Елизаветы Петровны / Сообщ. П. Ильинский // Русская старина, 1893. — Т. 78. — № 4. — С. 213—215.
  • Мессельер де ла. Записки г. де ла Мессельера о пребывании его в России с мая 1757 по март 1759 года (С предисловием, примечаниями и послесловием переводчика) // Русский архив, 1874. — Кн. 1. — Вып. 4. — Стб. 952—1031.
  • Фавье Ж. Л. Русский двор в 1761 году. Перевод с французской рукописи Лафермиера… // Русская старина, 1878. — Т. 23. — № 10. — С. 187—206.
  • Эце Ф.-Х. Императрица Елизавета Петровна в Ревеле в 1746 г. Отрывки / Сообщ. А. А. Чумиков // Русская старина, 1885. — Т. 46. — № 5. — С. 417—420., в другом варианте: Русский архив, 1895. — Кн. 3. — Вып. 9. — С. 5-12.
  • Две копейки 1762 года с вензелем императрицы Елизаветы Петровны. Посмертный чекан.

Источник: med.academic.ru

Переворот

После провозглашения императором младенца Иоанна VI жизнь Елизаветы Петровны изменилась: она стала чаще бывать при дворе, встречаться с русскими сановниками и иностранными послами, которые в общем-то и уговорили Елизавету приступить к решительным действиям. 25 ноября 1741 г. она явилась в казармы Преображенского полка и обратилась с речью к гренадерам, которые присягнули ей и направились ко дворцу. Низвергнув правительницу и ее сына, Елизавета объявила себя императрицей. В кратком манифесте она объяснила свой поступок просьбой верноподданных и кровным родством с царствующим домом.

Участников переворота она щедро вознаградила: деньгами, званиями, дворянским достоинством, чинами…

Окружив себя фаворитами (в основном это были русские люди: Разумовские, Шуваловы, Воронцовы и др.), она никого из них не допустила до полного господства, хотя при дворе продолжались интриги, борьба за влияние…

Художник Лансере виртуозно передает единство стиля жизни и стиля искусства минувших эпох. Выход Елизаветы Петровны со свитой интерпретируется как театрализованное представление, где величественная фигура императрицы, воспринимается продолжением фасада дворца. Композиция строится на контрасте пышной барочной архитектуры и пустынного партера парка. Художник иронично сопоставляет массивность архитектурных форм, монументальную скульптуру и действующих лиц. Его увлекает перекличка элементов архитектурного декора и деталей туалета. Шлейф императрицы напоминает приподнятый театральный занавес, за которым мы застаем врасплох придворных актеров, спешащих исполнить привычные роли. В нагромождении лиц и фигур спрятан «скрытый персонаж» – арабчонок, прилежно несущий императорский шлейф. От взгляда художника не утаилась и курьезная деталь – незакрытая табакерка в торопливых руках кавалера-фаворита. Мелькание узоров и цветовых пятен создают ощущение ожившего мгновения прошлого.

Внутренняя политика

По восшествии на престол Елизавета Петровна  именным указом упразднила Кабинет министров и восстановила Правительственный Сенат, «как было при Петре Великом». Чтобы упрочить престол за наследниками своего отца, она вызвала в Россию своего племянника, 14-летнего сына старшей сестры Анны, Петра-Ульриха, голштинского  герцога, и объявила его своим наследником как Петра Федоровича.

Всю исполнительную и законодательную власть императрица передала Сенату, а сама предалась празднествам: отправившись в Москву, около двух месяцев  провела в балах и карнавалах, завершившихся коронацией 25 апреля 1742 г. в Успенском соборе Кремля.

Елизавета Петровна  превратила свое царствование в сплошное развлечение, оставив после себя 15 тысяч платьев, несколько тысяч пар обуви, сотни неразрезанных кусков материи, недостроенный Зимний дворец, поглотивший с 1755 по 1761 г.г. 10 млн. рублей.  Она пожелала переделать под свой вкус императорскую резиденцию,  доверив эту задачу архитектору Растрелли. Весной 1761 года возведение здания было закончено, начались внутренние работы. Однако Елизавета Петровна скончалась, так и не переехав в Зимний дворец. Строительство Зимнего дворца было окончено уже при Екатерине II. Это здание Зимнего дворца сохранилось до наших дней.

В царствование Елизаветы Петровны коренные реформы  в государстве не проводились, но некоторые нововведения были. В 1741 г. правительство простило недоимки крестьянам за 17 лет, в 1744 г. по распоряжению императрицы в России была отменена смертная казнь. Строились инвалидные дома и богадельни. По инициативе П.И. Шувалова была организована комиссия по разработке нового законодательства, учреждены дворянский и купеческий банки, уничтожены внутренние таможни и увеличены пошлины на иностранные товары, была облегчена рекрутская повинность.

Дворяне вновь стали замкнутым привилегированным сословием, приобретаемым происхождением, а не личными заслугами, как было при Петре I.

При императрице Елизавете Петровне отмечается взлет развития русской науки: М.В. Ломоносов публикует свои научные труды, Академия наук издает первый полный географический атлас России, появилась первая химическая лаборатория, в Москве основан университет с двумя гимназиями при нем, стали выходить «Московские ведомости». В 1756 г. в Петербурге утвержден первый русский государственный театр, директором которого становится А.П. Сумароков.

Закладывается основа библиотеки Московского университета, в основе ее – книги, подаренные И.И. Шуваловым. А в коллекцию Петербургской Академии художеств он передал 104 картины Рубенса, Рембрандта, Ван Дейка, Пуссена и других известных европейских художников.  Он внес огромный вклад в формирование картинной галереи Эрмитажа.  В елизаветинское время картинные галереи становятся одним из элементов великолепного дворцового убранства, которое должно было ошеломлять приглашенных ко двору, свидетельствовать о могуществе российской державы. К середине XVIII века появилось немало интересных и ценных частных коллекций, владельцами которых были представители высшей аристократии, которые вслед за императрицей стремились украшать дворцы произведениями искусства. Возможность русских дворян много путешествовать и тесно взаимодействовать с европейской культурой способствовала формированию новых эстетических предпочтений русских собирателей.

Внешняя политика

В годы правления Елизаветы Петровны Россия значительно упрочила  свое международное положение. Начатая в 1741 г. война со Швецией закончилась заключением мира в Або в 1743 г., по которому России отошла часть Финляндии. В результате резкого усиления Пруссии и угрозы русским владениям в Прибалтике Россия на стороне Австрии и Франции приняла участие в Семилетней войне (1756-1763 г.г.), которая продемонстрировала мощь России, но обошлась государству очень дорого и практически ничего ему не дала. В августе 1760 г. русские войска под командованием П.С. Салтыкова разгромили прусскую армию Фридриха II и вошли в Берлин. Лишь смерть Елизаветы спасла прусского короля от полной катастрофы. Но вступивший на престол после ее смерти Петр III был поклонником Фридриха II и возвратил Пруссии все завоевания Елизаветы.

Личная жизнь

Елизавета Петровна, бывшая в молодости азартной танцовщицей и смелой наездницей, с годами все труднее мирилась с утратой молодости и красоты. С 1756 г. с ней все чаще стали случаться обмороки и конвульсии, которые она старательно скрывала.

К. Валишевский, польский историк, писатель и публицист, создал серию произведений, посвященных русской истории.  Он издает во Франции на французском языке, начиная с 1892 года, одну за другой книги о русских царях и императорах, об их окружении. Книги Валишевского были объединены в серию «Происхождение современной России»  и охватывают период между царствованиями Ивана Грозного и Александра I. В книге «Дочь Петра Великого. Елизавета Петровна» (1902) он так описывает последний год жизни императрицы: «Зима 1760-61г.г. прошла в Петербурге не столько в балах, сколько в напряженном ожидании оных. Императрица не появлялась на людях, запиралась в спальне, принимала, не вставая с постели, только министров с докладами. Часами Елизавета Петровна попивала крепкие напитки, рассматривала ткани, разговаривала с кумушками и вдруг, когда какой-нибудь примеренный наряд казался ей удачным, объявляла о намерении появиться на балу. Начиналась придворная суета, но, когда платье было надето, волосы императрицы зачесаны вверх и косметика наложена по всем правилам искусства, Елизавета подходила к зеркалу, вглядывалась – и отменяла празднество».

Она скончалась  в 1761 г. в сильных страданиях, но уверяла окружающих, что они слишком малы по сравнению с ее грехами.

Елизавета Петровна состояла в тайном морганатическом браке с А.Г. Разумовским, от которого ( по некоторым источникам) у них были дети, носившие фамилию Таракановых. В XVIII в. под этой фамилией были известны две женщины: Августа, которая по велению Екатерины II была привезена из Европы и пострижена в московский Павловский монастырь под именем Досифеи, и неизвестная авантюристка, объявившая себя в 1774 г. дочерью Елизаветы и претендовавшая на русский престол. Была арестована и заключена в Петропавловскую крепость, где скончалась в 1775 г., скрыв тайну своего происхождения даже от священника.

Художник К. Флавицкий использовал эту историю для сюжета своей картины «Княжна Тараканова».  На полотне изображён каземат Петропавловской крепости, за стенами которой бушует наводнение. На кровати, спасаясь от воды, прибывающей в зарешеченное окно, стоит молодая женщина. Промокшие крысы выбираются из воды, подбираясь к ногам узницы.

Источник: www.rosimperija.info

  • Годы жизни: 29 (18 с. ст.) декабря 1709 г. – 5 января 1762 г. (25 декабря 1762 г. с. ст.)
  • Годы правления: 6 декабря (25 ноября) 1741 г. – 5 января 1762 г. (25 декабря 1761 г.)
  • Отец и мать: Петр I и Екатерина I.
  • Супруг: Алексей Григорьевич Разумовский.
  • Дети: нет.


Елизавета Петровна (29 (18) декабря 1709 – 5 января 1762 (25 декабря 1761)) – российская императрица, которая правила на протяжении 20 лет с 1741 года.

Елизавета Петровна: детство

29 (18) декабря 1709 года в Коломенском дворце Екатерина I родила дочь – Елизавету, отцом которой являлся император Петр I. В этот день император вернулся в Москву, намереваясь отпраздновать победу в Полтавской битве, но перенес торжество ради того, чтобы отметить день рождения дочери.

Елизавета стала внебрачным ребенком, ее родители обвенчались лишь спустя 2 года. В 1711 году Елизавета и ее сестра Анна стали царевнами.

Елизавета с детства отличалась необычайной красотой, уже в 8-милетнем возрасте она привлекала внимание своей привлекательной внешностью. Она отличалась грациозностью, легкостью в движениях, умела отлично танцевать.

Екатерина, ее мать, не имела образования, поэтому она не уделяла должного внимания и обучению дочерей. Но Елизавета отлично владела французским языком, она могла свободно изъясняться на нем уже в 16 лет. Обучение проводил Веселовский. Такое внимание уделялось именно французскому, поскольку родители Елизаветы планировали выдать ее замуж за Людовика XV или герцога Орлеанского. Петр Великий вел переговоры по данному вопросу, но так и не смог договориться о браке.

Елизавета уделяла внимание своей внешности, нарядам, увлекалась верховой и лодочной ездой, охотой. У нее был красивый почерк, читала французские романы, что также оставило свой след на ее воспитании.

Елизавета с сестрой с детства были окружены роскошью: они носили испанские наряды, платья, расшитые золотом и серебром.

Сватовство Елизаветы Петровны

После неудачной попытки отдать замуж Елизавету за французского дофина, к ней сватались португальские и персидские претенденты, но они получили отказ. В результате Елизавета согласилась на брак с Карлом-Августом Голштинским, он приходился младшим братом правящему на тот момент герцогу и епископом Любской епархии, но в 1727 году он скончался в Петербурге, не успев жениться. Елизавета, оставшись без перспективы на удачный брак, была сильно опечалена преждевременной кончиной жениха.

Остерман, государственный деятель, решил выдать Елизавету за императора – Петра II. Против данного брака выступила церковь, поскольку Елизавета была его тетей, а также Александр Данилович Меншиков, т.к. он планировал выдать замуж за императора свою дочь.

Петра II и Елизавету в 1727 году объединяла тесная дружба. Император вместе с тетей охотился, отправлялся на прогулку. Но несмотря на их теплые отношения свадьба не состоялась.

В этот же год портреты Елизаветы Петровны были отправлены Морицу Саксонскому и Карлу-Августу Голштинскому. Принц Карл-Август решил жениться на цесаревне и отправился в Петербург. Но в процессе подготовки к свадьбе он заболел оспой и скончался. Елизавета окончательно смирилась с перспективной остаться незамужней.

В 1727 году она влюбилась в военачальника Александра Борисовича Бутурлина. В связи с этим встречи Елизаветы с Петром II значительно сократились.

Когда Елизавета стала жить в Александровской слободе, ее часто навещал Бутурлин. Это вызвало недовольство Петра II, который в 1729 году отправил его на Украину. Отношения между Елизаветой и Бутурлиным на этом закончились.

После фаворитом Елизаветы Петровны стал Семен Нарышкин, появились слухи о их возможной помолвке. Но царь опять принял свое участие и отправил Нарышкина за границу.

Прусский посол предложил устроить брак Елизаветы и бранденбургского курфюста Карла, но Петр отказался, даже не обсудив данный вопрос с самой царевной.

Третьим любовником Елизаветы Петровны стал гренадер Шубин, который служил при ней ординарцем.

Жизнь Елизаветы Петровны при Анне Иоанновне

30 (19) января Петр II скончался. По завещанию Екатерины I власть должна была достаться Елизавете, но престол предложили Анне Иоанновне. Отношения между Елизаветой и Анной были натянутыми, императрица завидовала красоте Елизаветы, а также видела в ней сильного политического соперника.

Елизавета проживала в подмосковном имении и не участвовала в политической жизни. После Анна Иоанновна (ее двоюродная тетя) переселила ее в Петербург. Елизавета была вынуждена жить очень скромно, она испытывала финансовые трудности, отдавала собственные средства на обучение своих двоюродных сестер – дочерей Карла Скавронского.

Елизавета активно общалась с простыми людьми, участвовала в их праздниках. Рядом с ее домом располагались казармы Преображенского полка, у Елизаветы Петровны сложились хорошие отношения с гвардейцами, она делала им подарки и даже крестила их детей. При дворе Елизавета появлялась редко.

Фаворита Елизаветы – Алексея Яковлевича Шубина Анна приказала заключить его в крепость, а потом сослала в Сибирь, где его против воли обвенчали с местной жительницей.

Елизавета не жаждала власти, она не пыталась устроить государственный переворот. Она также ни разу не заявляла о своих правах на престол.

28 (17) октября 1740 года Анна Иоанновна скончалась.

Государственный переворот и вступление на престол Елизаветы Петровны

Царем стал юный Иван VI – сын Анны Леопольдовны и принца Антона Ульриха Брауншвейга-Беверн-Люнебугского. Поскольку на тот момент он был еще ребенком, регентом назначили его мать.

В стране начались волнения, поскольку жители были недовольны сложившейся ситуацией. Население отрицательно относилось к Бирону, Миниху, Остерману, отцу Ивана VI. Кроме того, вызывало недовольство поселение немцев. В этот же период появилась национальная партия. В результате в мыслях людей стали чаще возникать мысли о дворцовом перевороте. Внимание привлекла Елизавета Петровна, людей на тот момент перестал волновать тот факт, что она родилась до заключения брака между Петром I и Екатериной I.

У Елизаветы с Анной Леопольдовной отношения были лучше, чем с Анной Иоанновной, поэтому она стала чаще появляться при дворе, общаться с иностранными послами. Французский посланник Де Ля Шетарди, с которым она познакомилась через своего лекаря, предложил Елизавете свою помощь во вступлении на престол.

До регентши доходили слухи о возможном заговоре, но она не придавала им значения. Однако 23 ноября она вызвала Елизавету Петровну к себе. Анна Леопольдовна упрекала ее в том, что Елизавета много общается с французским и шведскими дворами, а также сообщила, что ей советуют арестовать Лестока, но Елизавета убедила регентшу, что слухи не обоснованы.

На самом же деле Елизавета Петровна вела переговоры с посланником Швеции Нольккеном еще до войны. Он предложил ей финансовую помощь и поддержку в государственном перевороте, если Елизавета подпишет согласие на возврат шведских земель, которые были захвачены еще при Петре. Но Елизавета Петровна отказалась подписывать бумаги. Ее лекарь был в курсе всех событий, поэтому она испугалась, что Лесток ее выдаст.

Утром 24 ноября лекарь прибыл к Елизавете и начал настаивать на том, что нужно проводить переворот. Он показал две картины: на одной Елизавета в монастыре, а на второй – вступает на престол, Лесток стал настаивать на том, что у нее лишь два варианта, и пора действовать. Елизавета Петровна дала согласие на государственный переворот.

В этот же день все гвардейские полки получили приказ готовиться к выступлению в Финляндию против шведов. Гвардейские солдаты прибыли к Елизавете и сообщили о своем уходе и о том, что переворот нужно начинать немедленно. Возглавлял полки Грюнштейн. Он договорился с участниками заговора, что они вечером обойдут полки, также сказал, что солдатам нужно дать деньги, для этой цели Елизавета заложила свои драгоценности.

Ночью Грюнштейн вернулся к Елизавете Петровне с радостными вестями: гвардейские полки согласились поддержать ее.

В это время герцог Антон Ульрих Брауншвейгский предложил супруге принять меры и защитить себя от переворота. Но Анна Леопольдовна была убеждена, что никакого заговора против нее нет, поэтому отказалась.

Елизавета Петровна планировала провести все мирно и не хотела смертей. Подготовки переворота практически не было, отсутствовала какая-либо программа не только захвата власти, но и самого правления.

В ночь 25 ноября Елизавета Петровна в сопровождении Лестока, Воронцова и Шувалова отправилась к Преображенским полкам. Полки присягнули ей на верность. Затем Елизавета Петровна с солдатами направилась к Зимнему дворцу. Практически все присягнули ей, те, кто отказались, были арестованы. Выступили против 4 офицера и 1 унтер-офицер.

Далее Елизавета Петровна зашла в опочивальню царицы. Увидев ее, Анна Леопольдовна попросила о милости к ее детям. Елизавета пообещала ей не причинять зла, всю семью она отправила в свой дворец.

Уже в 7 утра дворцовый переворот был завершен. Елизавета Петровна хотела быть великодушным и милостивым правителем, поэтому всех вельмож она приняла милостиво, лишь немногие были сосланы в ссылку в Сибирь, среди них были Остерман, Миних и Левенвольде.

Елизавета Петровна также не забыла и о тех, кто помог ей получить корону. Лесток был пожалован в графы, Грюнштейну даровали 3 тысячи душ, Преображенский полк был назван «лейб-компанией», все рядовые солдаты не из дворян получили статус дворян, всех участников повысили в чинах, также их наградили имениями, конфискованными у иностранцев. Вице-канцлером был назначен Алексей Бестужев.

В феврале императрица прибыла со всем двором в Москву. В феврале 1742 года прошла коронация, и Елизавета Петровна официально стала главой Российской империи.

Елизавета Петровна: внутренняя политика

Елизавета Петровна говорила о том, что планирует продолжать политику Петра I. 13 (12) декабря 1741 года она упразднила кабинет министров и восстановила Правительствующий сенат, который выполнял функции законодательной и исполнительной власти. Также были восстановлены Берг-коллегия, Мануфактур-коллегия, Главный магистрат, прокуратура.

При Петре I за казнокрадство и взятки казнили, били кнутом, отбирали имущество, Елизавета смягчила наказание на понижение в чине, перевод на другую службу и увольнение. Она отменила смертную казнь и активно занималась строительством богаделен и домов для инвалидов.

В 1741 году императрица простила недоимки крестьян за 17 лет. По инициативе ее фаворита Шувалова были организованы комиссии, которые занимались разработкой нового законодательства, учреждены Дворянский, Купеческий и Медный банки, уничтожены внутренние таможни и увеличены пошлины на ввозимые товары.

Права дворян были расширены. В период своей службы они могли брать долговременные отпуска. За дворянами в 1746 году было закреплено право владеть землей и крестьянами, а в 1760 году помещикам дали право ссылать их в Сибирь.

При Елизавете Петровне был взлет развития русской культуры. М. В. Ломоносов начал публиковать свои труды, появился первый полный географический атлас России, первая химическая лаборатория, открылась газета «Московские ведомости», в Москве были утверждены университет и 2 гимназии, а в Петербурге – первый русский государственный театр.

Также при императрице возросла роль Синода, увеличилось преследование старообрядцев. В 1742 году она издала указ, в соответствии с которым все граждане, исповедовавшие иудаизм, должны быть высланы, те, кто захотят принять православие, могут остаться. Была запрещена постройка мечетей.

Елизавета Петровна: внешняя политика

Во внешней политике императрица Елизавета Петровна также придерживалась принципов Петра I. Когда она вступила на престол, страна вела войну со Швецией. В 1743 году она завершилась, Российская империя получила часть Финляндии.

Мощь Пруссии росла, поэтому Российская империя вступила в антипрусский союз с Австрией, в результате наша страна оказалась участником Семилетней войны. Действия Российской империи были вполне успешны: русская армия оккупировала Восточную Пруссию и даже ненадолго заняла Берлин.

Елизавета Петровна: личная жизнь

При Елизавете, так же как и при других монархах XVIII века, процветал фаворитизм. Долгое время в жизни императрицы играл большую роль Алексей Григорьевич Разумовский. Считается, что они даже в конце 1742 года тайно обвенчались в подмосковном селе Перове, хотя письменных подтверждений данному событию нет. Он проживал в апартаментах, соединенных с покоями императрицы. Разумовский при Елизавете Петровне стал одним из богатейших вельмож при дворе. Также существовали слухи, что у императрицы и Разумовского был ребенок, поэтому после ее смерти стали появляться, так называемые, «наследники», самой известной самозванкой стала княжна Тараканова.

В конце 1749 года еще одним фаворитом Елизаветы стал Иван Иванович Шувалов. Он оказал влияние и на внутреннюю, и на внешнюю политику Российской империи. Шувалов способствовал развитию наук, основал Московский университет и создал Академию художеств.

Жизнь при дворе при Елизавете Петровне

Императрица любила покупать новые наряды и устраивать торжества. После смерти Елизаветы Петровны у нее в гардеробах обнаружили около 15000 платьев, причем в 1753 году во время пожара в одном из московских дворцов сгорело 4000 нарядов. Также у нее было два сундука шелковых чулок, тысячи пар туфель и огромное количестве французской ткани.

Императрица также любила устраивать маскарады, где женщины надевали мужские костюмы и наоборот. Окружающие нередко хвалили ноги императрицы, она считала, что мужские костюмы ей идут, в то время как других женщин они портят.

Платья нового фасона могла носить только Елизавета, другие знатные дамы могли позволить себе только те наряды, которые сама императрица уже перестала носить.

Елизавета Петровна: смерть и последние годы жизни

С 1757 года у императрицы случались истерические припадки. Ее мучили слабость, обмороки, после таких припадков Елизавете было сложно говорить. На ногах у нее появились незаживающие раны.

Незадолго до смерти у нее появились сильный кашель с кровью, через 10 дней началось сильное кровотечение. 5 января (25 декабря) Елизавета Петровна скончалась.

Выбор наследника

Императрица была последней представительницей династии Романовых по прямой женской линии. В качестве своего наследника она выбрала племянника – герцога Карла-Петера Ульрих Голштинского (Петра III). После ее смерти он и стал императором.

Источник: all-russia-history.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.