Ярополк 1132 1139

Ярополк, сев в Киеве, вызвал племянника Всеволода Мстиславовича из Новгорода и посадил в Переяславле. На это была предсмертная воля Мстислава I, желавшего видеть старшего сына своим преемником. Это крайне не понравилось Юрию Долгорукому. Он изгнал Всеволода из Переяславля, и Ярополку пришлось посадить в тот город Изяслава Мстиславовича, что несколько успокоило Юрия.

В 1134 г. скончался внук Олега Святославовича Изяслав Глебович. Но силы Ольговичей росли, и очень скоро потомки Мономаха это ощутили.

Ранее некий Мирослав послал с Руси на юг за доской от гроба господня. В 1134 г. Дионисий привез в Киев доску, на которой впоследствии была написана величайшая икона Руси — Богоматерь Владимирская.

А вокруг Переяславля в 1134 г. продолжилось хождение князей. Город служил последней ступенью к Киеву, и обладание им было залогом будущего великого княжения. Дяди гнали племянников, а Ярополк был не в силах установить порядок.

Ранее Всеволод Мстиславович из-за Переяславля оставил Новгород. Вернувшись на север, Всеволод не был принят новгородцами. Свободолюбивые горожане еще в 1132 г. избрали посадников для Новгорода и Пскова. Новгородская летопись свидетельствует: «Мирославу даша посадницати въ Плъскове, а Рагуйлови в городе (Новгороде)». Правда, скоро Всеволода Мстиславовича все же приняли в Новгороде. Ранее, в 1127 г., Всеволод возвел в Новгороде храм Ивана на Опоках.


В 1135 г. Всеволод выстроил последний княжеский храм в Новгороде — Успения на Торгу. Это был трехнефный шестистолпный собор, в нем отсутствовала башня с лестницами, и на хоры вели узкие ходы, заключенные в западной стене здания. При этом древнейшая на Руси крестовая в сечении форма столбов была заменена квадратной и круглой.

В более позднее время новгородцы не допускали княжеского строительства в черте города. Князья продолжали строить в загородной резиденции — на Городище. Да и то строительство по большей части было деревянным, ибо князья в Новгороде превратились во временщиков. Они не знали, когда придется спешно выезжать подальше от распаленных гневом горожан.

Не дремали и полочане. Стоило умолкнуть цокоту копыт уехавшего в Переяславль Изяслава II Мстиславовича, как полочане выгнали его брата Святополка Мстиславовича и посадили княжить вернувшегося из Византии Василька Рогволодовича.

Однако и Изяслав II ехал в Переяславль напрасно. Этот желанный город, словно единственный на Руси, у князя отобрал дядя Вячеслав Владимирович. Но и Вячеслав зимой лишился Переяславля и поехал вопреки уговорам Ярополка в свой Туров. В результате Изяслав II был лишен данного ему Турова (взамен на Переяславль). А в Переяславле сел Юрий Долгорукий. Добиваясь от Ярополка Переяславля, Юрий посулил великому князю часть своей волости и среди прочих городов Суздаль и Ростов.


В спор потомков Мономаха вмешались потомки Олега Святославовича. Поводом послужили споры потомков, якобы задевавшие интересы Ольговичей.

В результате Великий князь Ярополк с братьями Андреем и Юрием Владимировичами подступили к Чернигову. Всеволод II Ольгович по обычаю своего рода послал за половцами. Ярополк, простояв несколько дней у Чернигова, вернулся в Киев и распустил воинов.

Тем временем к Всеволоду II подошла половецкая помощь. Приехали к нему и обиженные племянники великого князя Изяслав и Святополк Мстиславовичи. Их сердца пылали ненавистью к дядьям. Скоро эта сила пошла жечь и сечь все вплоть до Переяславля и левого берега Днепра «и Городець зажгоша на стго Андрея днь».

Бесчинства продолжались три дня. После этого Всеволод II вернулся к Чернигову и начались переговоры. Ольговичи требовали отчины, в противном случае предупреждали Ярополка и его братьев «то на васъ буди кровь».

Помирились к зиме, лишь после того как Ярополк собрал всю силу Киева, а Юрий — силу Переяславля. И стояло воинство пятьдесят дней под столичными городами.


Всеволод II Ольгович примирился. А Ярополк среди своей ближайшей родни урядил так: Андрей Владимирович сел в Переяславль, а Изяслав II Мстиславович поехал во Владимир-Волынский, где ранее сидел Андрей. Отныне судьба Изяслава II была неразрывно связана с Западной Русью, а его потомкам суждено было владеть Волынью и Галицией. Сам Изяслав II был прозван Волынским.

Между тем наступил 1136 г. В начале августа 1136 г. Всеволод II Ольгович с братьями подошел к Переяславлю. Три дня у епископских и княжеских ворот города шло сражение. Всеволоду II стало известно, что в верховьях реки Супой находится Ярополк с дружиной и братьями. Всеволод II поспешил навстречу Ярополку, и 8 августа произошло сражение.

Ярополк не был искусен ни в политике, ни в военном деле. Полки свои он не «нарядившеся гораздо» двинул на Ольговичей, полагая, что те не в силах стать против киевской дружины. Поначалу надежды Ярополка сбывались. Главная сила киевлян опрокинула союзных Чернигову половцев и погналась за ними, оставив позади Ярополка с братьями Вячеславом, Юрием и Андреем и не самых крепких воинов. А тем временем битва лишь разгоралась.

Ольговичи стали теснить детей Мономаха «Василко Леоновичъ чревичь оубьенъ быс, и быс брань люта, и мнози от обоихъ падаху». Полк Мономашевичей дрогнул и начал отступать к Днепру.

Не подозревавшие худого бояре и дружинники Ярополка, вернувшись с погони за половцами, угодили в руки к Ольговичам. Всеволод II взял стяг Ярополка и пленил «Двда Ярославича тысячьскаго и Станислава Доброго Тудъковича и причих мужии».


В сражении погиб внук Мономаха Василий, сын Марии Владимировны и греческого принца Леона, сына императора Алексея I.

Ярополк с братьями вернулся в Киев. Андрей Владимирович заперся в Переяславле.

Всеволод II Ольгович переправился на правый берег Десны, стал против Вышгорода и спустя семь дней уехал в Чернигов.

29 декабря 1136 г. Ольговичи с половцами перешли Днепр и принялись воевать вокруг Киева, от Треполя, Василева и Красна на юге до Белгорода на севере. Стрелы их из-за Лыбеди долетели до стен столицы.

Ярополк отовсюду собрал воинов, но решиться на новое сражение не мог и пошел на мирные переговоры. 12 января в присутствии митрополита Михаила Ярополк и Всеволод II целовали крест и Ярополк «вда… Олговичемъ отчину свою, чего и хотели; и тако оутеши… брань ту лютую».

В 1137 г. в Смоленске учредили епископскую кафедру. Во главе нее поставили пришедшего из Греции к Мстиславу I скопца Мануила. И был тот епископ «Певечь гораздни».

В 1137 г. сидевший в Смоленске князь Ростислав Мстиславович написал знаменитую грамоту, даровавшую епископу десятину с княжеских доходов. Мы вернемся к рассмотрению грамоты Ростислава при описании смоленских земель.

В 1137 г. в ростово-суздальских землях, у Ждановой горы, среди густых лесов, окружающих Плещеево озеро, произошло еще одно сражение. Новгородцы бились с суздальцами.


Сидевший в Новгороде Всеволод Мстиславович желал овладеть частью волости дяди Юрия Долгорукого во многом из-за обиды своего брата Изяслава II Мстиславовича. В первом походе Всеволод Мстиславович дошел до Дубны и, не решившись идти далее, вернулся. Новгородцы заволновались. Им нужен был безопасный путь по Верхней Волге, ибо от этого зависели поставки хлеба на север Руси.

На умиротворение Новгорода из Киева приехал митрополит Михаил. Новгородцы задержали митрополита, и 31 декабря выступили в новый поход на Суздаль.

26 января 1137 г. на Ждановой горе полки новгородцев и суздальцев сошлись, и началась жестокая сечь. С обеих сторон пало множество народа. Далее на восток новгородцев не пустили, и они были вынуждены вернуться домой без победы. Скоро митрополита Михаила освободили, и он выехал на юг, в Киев.

В 1137 г. Всеволод Мстиславович отдал дочь Верхуславу замуж в Польшу.

В 1138 г. буйство новгородцев не ограничилось лишь сбрасыванием чиновных бояр с моста в Волхов. На вечевую площадь помимо новгородцев приехали послы от Пскова и Старой Ладоги. Всеволоду Мстиславовичу припомнили грехи — и то, что прежде всех ушел со Ждановой горы, и то, что искал стола в Переяславле, что не блюдет простого народа, а забавляется собаками да ястребами. Напомнили князю и о многом другом.

Несчастного Всеволода Мстиславовича с женой (дочерью Святоши, сына Давыда Святославовича) и тещей посадили в дом епископа и приставили тридцать стражников. Князь просидел в доме владыки семь недель. А новгородцы ожидали приезда Святослава Ольговича, призванного защитить север Руси от гнева Мономашевичей.


По прибытии Святослава Всеволода освободили, и князь, оставив в Новгороде сына Владимира, поспешил в Киев, к дяде Ярополку.

Ярополк дал Всеволоду Мстиславовичу Вышгород и смирился с тем, что север Руси склонился перед Ольговичами.

Долго сидеть на вышгородском холме над Днепром Всеволоду не пришлось. В 1138 г. в Киев приехали псковичи и среди них новгородский посадник Константин и псковский боярин Жирята. Псковичи взяли в свой город на княжение Всеволода Мстиславовича. Причиной тому было решение Пскова отделиться от Новгорода.

Тем временем страсти в Новгороде накалялись. Сторонник изгнанного князя Георгий Жирославович полетел с моста в Волхов. При этом новгородские бояре и сам посадник держали сторону Всеволода Мстиславовича, но совладать с горожанами не могли и в конце концов ушли из Новгорода к Всеволоду.

А Всеволоду Мстиславовичу по дороге в Псков довелось встретить вернувшегося из византийской ссылки полоцкого князя Василька Рогволодовича. Но он не попомнил Всеволоду дела его отца Мстислава I и проводил гостя до границ полоцкой и псковской земель.

Когда в Новгороде узнали, что Всеволод приехал в Псков, горожане разграбили дома сторонников этого князя — Кснятин, Нежатин и прочие. Иных же обложили пенями, а вырученные 1500 гривен ссудили купцам «крутитися» на заготовку военного снаряжения.


Воистину Новгород XII в. был городом неукротимым, и ни один князь на Руси не мог смирить его буйство.

Тем временем новгородцы избрали нового посадника Якуна Мирославовича. А смущенный северным темпераментом Святослав Ольгович «съвкупи всю землю Новгородскую, и брата своего приведе Глеба съ Куряны и съ Половци, и идоша на Пльсковъ».

Псковичи это вовремя устерегли и принялись устраивать засеки по лесным дорогам. Святослав Ольгович повернул в Новгород от Дубровны, отстоящей от Пскова за три дневных перехода.

Очень скоро великий князь киевский лишил Новгород хлебного подвоза из центральных областей Руси, и по северной столице покатилась новая волна неудовольствия. На сей раз гнев новгородцев пал на голову Святослава Ольговича. Святослав женился на новгородской женщине. Местное духовенство в лице архиепископа Нифонта отказало князю в благословении. Тогда Святослав «веньцяся своими попы у святаго Николы», то есть в Николо-Дворищенском храме, служившем князьям духовным убежищем.

Святослав Ольгович поспешил уладить отношения с духовенством и определил архиепископу 100 гривен из казны князя помимо причитавшегося. Мы коснемся, и весьма подробно, Уставной грамоты Святослава Ольговича, описывая новгородские земли.

Подобный шаг не мог спасти положение князя, и весной 1139 г. новгородцы изгнали из города Святослава Ольговича. При этом в Новгороде были оставлены бояре Святослава и княгиня, позже сосланная в монастырь св. Варвары.


Вскоре в Новгород въехал сын Юрия Долгорукого Ростислав. А Святослав Ольгович был задержан в Смоленске и помещен в монастырь, стоящий над рекой Смядынь. И на юге Руси разгорелось немирье между Мономаховичами и Ольговичами.

11 февраля 1138 г. в Пскове скончался Всеволод Мстиславович, в крещении нареченный Гавриилом.

4 апреля 1139 г. умерла Евфимия Владимировна, одна из дочерей Мономаха.

Когда Всеволод II Ольгович подошел с половцами к городу Прилуки и взял ряд иных городов по реке Сула, терпению Ярополка пришел конец.

К Киеву стали съезжаться братья и племянники Великого князя. Повсюду от Ростова и Суздаля до Смоленска, Полоцка и Турова тысячи воинов облачались в кольчуги и брали в руки оружие. Подошла помощь из Венгрии. Пришли к Киеву тридцать тысяч берендеев, тюркских кочевников из-за Роси. Став под стяги Святополка Владимировича, эта тяжкая сила перешла Днепр и двинулась к Чернигову.

Когда Всеволод II Ольгович со стен Чернигова увидел несметное войско, ставшее под городом, сердце его заныло. Всеволод II понял, что следует просить мира.

Ярополк, стоявший у города Моровийска, пошел на мир с Всеволодом II. Князья целовали крест и разошлись по своим волостям.

18 февраля 1139 г. великий князь Ярополк Владимирович скончался. Его погребли «въ Янцине манастыри оу стго Андрея».

В Киев въехал брат Ярополка Вячеслав Владимирович.

А от Чернигова к Киеву уже спешил Всеволод II Ольгович. С князем ехали хлебнувший лиха в Новгороде брат Святослав Ольгович и двоюродный брат Владимир Давыдович. Князья подошли к Вышгороду.

Следующая глава >

Источник: history.wikireading.ru


Княжение Ярополка Владимировича (1132 — 1139 гг.).

  Мстислав оставил княжение брату своему Ярополку, ему же передал и детей своих: Ярополк был бездетен и тем удобнее мог заботиться о порученных ему сыновьях старшего брата.

  У Ярополка не было соперников: он был единственный князь, который имел право на киевский престол по старшинству. Он крепко сидел в Киеве и потому еще, что люди киевские послали за ним. Но их надежды на Ярополка не сбылись: спокойствие Руси кончилось смертию Мстислава; с начала княжения Ярополкова начались усобицы, усобицы в самой семье знаменитого князя братолюбца. Святославичи воспользовались ими, и киевляне должны были терпеть на своем столе князя недоброго племени. Усобица, начавшаяся по смерти Мстислава Великого, носит характер, отличный от прежних усобиц.


ежние усобицы проистекали главным образом от изгойства, оттого, что осиротелые при жизни дедов или старших дядей князья исключались не только из старшинства, не только не получали отцовских волостей, но даже часто и никаких. Этим исключением из старшинства лучше всяких поэтических преданий объясняется непримиримая вражда полоцких Изяславичей к потомкам Ярослава, объясняются движения Ростислава Владимировича, судьба и поведение сыновей его: борьба с изгоями на востоке и на западе, с Вячеславичем, Игоревичами, Святославичами наполняют время княжения Изяславова, Всеволодова, Святополкова. Вся эта борьба благодаря последним распоряжениям князей-родичей на съездах прекратилась; но теперь начинается новая борьба, борьба племянников, сыновей от старшего брата с младшими дядьми. Мы видели первый пример этой борьбы в Чернигове, где сын Олегов, Всеволод, согнал дядю своего Ярослава с старшего престола. Мстислав допустил такое нарушение права дядей, хотя раскаивался в этом всю жизнь; по смерти его одно опасение подобного явления произвело сильную усобицу в собственном племени его.

  Мстислав при жизни своей уговорился с братом, чтоб тот немедленно по принятии старшего стола перевел на свое место в Переяславль старшего племянника, Всеволода Мстиславича из Новгорода. Старшие Мономаховичи выставляли основанием такого распоряжения волю отца своего, а об этой воле заключали они из того, что Мономах дал им Переяславль обоим вместе. Но при тогдашних понятиях это еще не значило, чтоб они имели право оставить этот город в наследство сыновьям своим мимо других братьев. Переяславль был стольным городом Всеволода и Мономаха и по выделении Чернигова в особую, непременную волость Святославичей считался старшим столом после Киева для Мономахова племени. Именно с переяславского стола Мономах, Мстислав и Ярополк перешли на киевский. Точно ли хотели старшие Мономаховичи переводом Всеволода в Переяславль дать ему преимущество перед дядьми, возможность наследовать Ярополку в Киеве, для чего, кроме занятия старшего переяславского стола, нужно было познакомить, сблизить его с южным народонаселением, которого голос был так важен, решителен в то время, — на это историк не имеет права отвечать утвердительно. Как бы то ни было, младшие Мономаховичи по крайней мере видели в переводе племянника на переяславский стол шаг к старшинству мимо них, особенно когда перед глазами был пример Ярослава Святославича черниговского, согнанного с старшего стола племянником при видимом потворстве старших Мономаховичей — Мстислава и Ярополка.

  Вступились в дело младшие Мономаховичи, Юрий ростовский и Андрей волынский, потому что старший по Ярополке брат их, Вячеслав туровский, был неспособен действовать впереди других по бесхарактерности и недалекости умственной. По словам летописца, Юрий и Андрей прямо сказали: «Брат Ярополк хочет по смерти своей дать Киев Всеволоду, племяннику своему», и спешили предупредить последнего; утром въехал Всеволод в Переяславль и до обеда еще был выгнан дядею Юрием, который, однако, сидел в Переяславле не более восьми дней, потому что Ярополк, помня клятвенный уговор свой с покойным братом, вывел Юрия из Переяславля и посадил здесь другого Мстиславича, Изяслава, княжившего в Полоцке, давши ему клятву поддержать его на новом столе, вероятно, Всеволод уже не хотел в другой раз менять верную волость на неверную. В Полоцке вместо Изяслава остался третий Мстиславич — Святополк; но полочане, не любившие, подобно новгородцам, когда князь покидал их волость для другой, сказали: «А! Изяслав бросает нас!» — выгнали брата его Святополка и взяли себе одного из прежних своих князей, Василька Святославича, внука Всеславова, неизвестно каким образом оставшегося на Руси или возвратившегося из заточения. Тогда Ярополк, видя, что Полоцкое княжество, оставленное храбрым Изяславом, умевшим везде приобресть народную любовь, отходит от Мономахова рода, уладился с братьями: перевел Изяслава неволею опять в Минск, единственную волость, оставшуюся у Мономаховичей от Полоцкого княжества; потом, чтоб утешить его, придал ему еще Туров и Пинск, дал ему много даров богатых; а Вячеслава из Турова перевел в Переяславль.

  Таким образом, младшие Мономаховичи были удовлетворены: Переяславль перешел по порядку к самому старшему брату Ярополка, законному его преемнику и в Киеве. Казалось ни что больше не тревожит внутренний порядок Руси. Но далее происходят интересные события, развеявшие такие надежды народа.

  Спокойствие в семье Мономаха и на Руси было нарушено самим же Вячеславом: нашел ли он, или бояре его, Переяславскую волость невыгодною для себя, стало ли страшно ему сидеть на Украйне, рядом с торками и половцами, — только он покинул новую волость; на первый раз, однако, дошедши до Днепра возвратился назад. Говорят, будто Ярополк послал сказать ему: «Что ты все скитаешься, не посидишь на одном месте, точно половчин?» Но Вячеслав не послушался старшего брата: бросил Переяславль в другой раз, пошел в Туров, выгнал отсюда Изяслава и сел на его место.

  Тогда Ярополк должен был решиться на новый порядок: он склонился на просьбу Юрия ростовского и дал ему Переяславль, с тем, однако, чтобы тот уступил ему свою прежнюю волость. Юрий согласился уступить Ростовскую область, но не всю; вероятно, он оставлял себе на всякий случай убежище на севере. Вероятно также, что Ярополк для того брал Ростовскую землю у Юрия, чтоб отдать ее Изяславу. Этою сделкою он мог надеяться успокоить братьев, поместя их всех около себя на Руси и отдав племянникам как младшим отдаленную северную область. Но он уже не был более в состоянии исполнить свое намерение: вражда между дядьми и племянниками разгорелась.

  Изяслав, дважды изгнанный, решился не дожидаться более никаких новых сделок между дядьми, а отдать дело, по тогдашним понятиям, на суд божий, т. е. покончить его оружием. Он ушел в Новгород к брату Всеволоду и уговорил его идти с новгородцами на область Юрия. Тогда-то Святославичи увидели, что пришла их пора: они заключили союз с недовольными Мстиславичами (сами предложили им его или приняли от них предложение — из дошедших до нас летописей неизвестно), послали за половцами и начали вооружаться против Мономаховичей: «Вы первые начали нас губить», говорили они им.

  Тогда народ увидал, что прошло счастливое время Мономаха и Мстислава; встала опять усобица; черниговские по отцовскому обычаю привели половцев на Русскую землю, и, что всего хуже, с ними пришли сыновья Мстислава Великого — Изяслав с братом Святополком. Ярополк с братьями — Юрием и Андреем выступил против Всеволода Ольговича, переправился через Днепр, взял села около Чернигова. Всеволод не вышел против них биться, потому что половцы еще не пришли к нему. Ярополк, постояв несколько дней у Чернигова, возвратился в Киев и распустил войско, не уладившись с Всеволодом; вероятно, он думал, что довольно напугать его. Но вышло иначе: когда ко Всеволоду пришли с юга половцы, а с севера Мстиславичи, то он вошел с ними в Переяславскую волость, начал воевать села и города, бить людей, дошел до Киева, зажег Городец. Половцы опустошили все на восточном берегу Днепра, перебив и перехватав народ, который не мог перевезтись на другой, киевский берег, потому что Днепр покрыт был плавучими льдами; взяли и скота бесчисленное множество. Ярополку по причине тех же льдов нельзя было перевезтись на ту сторону и прогнать их. Три дня стоял Всеволод за Городцом в бору, потом пошел в Чернигов, откуда начал переписываться с Мономаховичами, и заключил мир; гораздо вероятнее, впрочем, то известие, по которому заключено было только перемирие до общего съезда, потому что немедленно за этим летописец начинает говорить о требованиях Ольговичей, чтоб Ярополк возвратил им то, что их отец держал при его отце: «Что наш отец держал при вашем отце, того и мы хотим; если же не дадите, то не жалейте после; если что случится, вы будете виноваты, на вас будет кровь». Без сомнения, Ольговичи просили города Курска и всего Посемья, взятых у них Мономаховичами тотчас после изгнания Ярослава Всеволодом.

  В ответ на это требование Ярополк собрал войско киевское, а Юрий — переяславское, и 50 дней стояли у Киева; потом помирились со Всеволодом и отдали Переяславль младшему брату своему Андрею Владимировичу, а прежнюю его волость, Владимир-Волынский, — племяннику Изяславу Мстиславичу. По всему видно, впрочем, что это распоряжение было не следствием, но причиною мира с Ольговичами: дядья, чтоб отвлечь племянников от Святославичей, отнять у последних предлог к войне и правду в глазах народа, удовлетворили Изяслава, отдавши ему Волынь.

  Юрий ростовский, видя, вероятно, как спорны русские столы и как незавидна Переяславская волость, беспрестанно подвергавшаяся нападениям Ольговичей и половцев, не хотел более менять на нее своей северной, верной волости; занятие же Переяславля младшим братом не могло быть для него опасно: никогда младший брат не восставал против прав старшего, тогда как был пример, что племянник от старшего брата восставал против младшего дяди (1134 год). 

scroll back to top

 

Источник: www.1variant.ru

Ярополк Владимирович (1082, Чернигов — 18 февраля 1139, Киев) — сын Владимира Мономаха, князь переяславский, великий князь киевский с 1132. Считается, что при нём распалось единое Древнерусское государство.

По выражению летописца, был добр, милостив нравом, богобоязлив.

Владимир Мономах, ставший в 1113 году великим князем киевским, в 1114 году по смерти сына Святослава сделал Ярополка переяславским князем.

Как переяславский князь Ярополк участвовал в многочисленных походах против половцев, в 1116 году вместе с войсками отца он выступил против минского князя Глеба. Летописи говорят, что все население города Друцка было выведено им в южные переяславские земли. Ярополк поддерживал хорошие отношения с престарелым отцом, который часто доверял ему командовать войсками в войнах с половцами, вместе со старшим братом Мстиславом. В 1125 году Ярополк отразил нападение половцев на Переяславское княжество в битве у Полкостеня.

Ярополк стал великим князем киевским в 1132 году после смерти старшего брата — Мстислава. В момент вокняжения ему было уже 49 лет, преклонный по тем временам возраст. Под его прямым контролем находился только Киев с окрестностями. Смелый воин и способный полководец, Ярополк был слабым политиком, не сумевшим остановить распад государства на отдельные княжества.

Яблоком раздора стала родовая столица Мономаховичей — Переяславское княжество. По сложившейся практике на переяславский престол обычно садился старший в роду. После перехода Ярополка на стол в Киеве, согласно лествичному праву оно должно было достаться старшему после Ярополка среди потомков Мономаха — его младшему брату Вячеславу. Однако, вероятно по уговору с Мстиславом Великим, Ярополк по своём переходе из Переяславля в Киев перевёл на своё место его сына Всеволода Мстиславича. Младшие Владимировичи Юрий и Андрей, не без оснований, увидели в этом шаге намерение Ярополка сделать Мстиславичей своими наследниками, и Юрий выгнал Всеволода из Переяславля. Ярополк попытался погасить конфликт и перевел в Переяславль из Полоцка другого сына Мстислава — Изяслава. Этот шаг оказался ошибочным: в Полоцке начался мятеж, к власти вернулись изгнанные потомки Всеслава-«чародея», и княжество обособилось от Киева. Поскольку и кандидатура Изяслава не устроила Юрия, переяславским князем в итоге стал «законный» наследник — Вячеслав Владимирович. Изяслав Мстиславич переместился в Туров.

Однако Вячеславу не нравился Переяславль, стоявший на пути всех половецких набегов по левому берегу Днепра. В 1134 году он вернулся в Туров, отняв его у Изяслава. Последний был недоволен. Ярополк вновь попытался произвести передел столов: он предложил Юрию Переяславль, но с условием, что тот отдаст Изяславу Ростов. Однако Юрий удержал за собой большую часть Ростовского княжества. Оскорбленный Изяслав ушёл в Новгород к брату Всеволоду и заключил союз с черниговскими князьями, которые, после отказа Олега и Давыда Святославичей искать киевского престола, оказались вне круга претендентов на верховную власть в Руси и искали любой возможности изменить текущее положение вещей. Началась война.

В конце 1134 года Ярополку удалось договориться с Изяславом, отдав ему Волынское княжество; князя волынского Андрея Владимировича Доброго он посадил править Переяславлем. Однако война с черниговцами и их союзниками половцами не прекращалась, они вторгались за Днепр и опустошали Киевскую область. Нерешительность великого князя и его натянутые отношения со всеми родственниками усугубляли ситуацию. В следующем году Ярополк был разбит на р. Супое войсками Всеволода Ольговича и по миру согласился уступить ему Курск и Посемье, которыми за 8 лет до этого Всеволод расплатился с Мстиславом Великим за невмешательство того в спор за черниговское княжение между Всеволодом и его дядей Ярославом Святославичем. Ослаблением авторитета киевского князя воспользовались новгородцы: в 1136 году они выгнали племянника Ярополка, Всеволода Мстиславича, отложились от Киева и провозгласили «вольность во князьех».

Последний раз потомки Мономаха объединились в 1138 году, когда Всеволод Ольгович вновь начал войну с Ярополком. На сей раз под знамена киевского князя собрались войска Киева, Переяславля, Ростова, Полоцка, Смоленска, полки из Галича и 30-тыс. венгерское войско, которое прислал ему король Венгрии Бела II Слепец. Осада Чернигова заставила Всеволода Ольговича заключить мир (1139). Незадолго до смерти Ярополк в свою очередь оказал Беле II помощь против его внутренних врагов.

18 февраля 1139 года 57-летний Ярополк умер, передав трон брату Вячеславу.  Погребен «в голубце» у церкви св. Андрея; вдовствующая супруга его, Елена, в 1145 г. перенесла тело Ярополка в самую церковь и положила рядом с телом Янки, сестры Мономаховой.

В 1116 году Ярополк женился на аланке Елене, которая родила сына Василько Ярополковича.

0_1f2c63_bc6aa1bf_XL

Великий князь Ярополк брат Мстиславов. Рюриковичи, Годуновы, Романовы (история России в гравюрах от Рюрика до Екатерины II)

457px-Yaropolk_II_Vladimirovich-1-229x300

Великий князь Ярополк Владимирович. Царский титулярник

rus-v-xii-veke00271-245x300

Русь в XII веке

Лит.: Ярополк II Владимирович // Большая биографическая энциклопедия;
Н.Карамзин. «История Государства Российского», кн. II, стр. 81, 82, 89, 92, 101, 105—112;
Соловьев, «История России с древнейших времен», т. І, стр. 351, 357, 361, 362, 365, 366, 369—372, 378.
А. В. Экземплярский, «Великие и удельные князья», т. I, 313 — 315; II, 13.
М. Грушецкий, «Очерк истории Киевской земли от смерти Ярополка до конца XIV стол.» (К., 1891);
Ярополк II Владимирович // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.

Источник: deduhova.ru

В начавшихся переговорах Всеволод II стал молить у Мстислава I прощения, при этом не забывая щедро одаривать киевских бояр. А приехавший из Мурома Ярослав Святославович стал требовать возмездия племяннику. Но толком ничего не добившись, Ярослав вернулся в Муром.

Летописец, повествуя о событиях 1128 г., замечает, что Владимир II Мономах «самъ собою постоя на Дону, и много пота оутеръ за землю Роускоую». Сын его Мстислав I «моужи свои посла, загна Половци за Донъ и за Волгоу, за Гиикъ (река Яик — Урал) и тако избави Бъ Роускоу землю от поганыхъ».

В 1128 г. Мстислав I организовал грандиозный общерусский поход в полоцкие земли. Киев задумал разом покончить с независимостью сыновей Всеслава.

Из Турова выехала дружина Вячеслава Владимировича. Из Владимира Волынского выступил Андрей Владимирович. Из Городка вышел Всеволодко (быть может, сын Мстислава I, сидевший в Новгороде). Из Клечска выехала дружина князя Вячеслава Ярославовича (внука Святополка II).

Эти четыре князя должны были идти к городу Изяславлю.

Всеволод II Ольгович с братьями должен был идти на «Стрежевъ къ Борису».

Киевский воевода Иван Воитишич повел на город Логожск торков — тюркский народ, обитавший в бассейне реки Рось.

Из Смоленска на Друцк выступил сын великого князя Ростислав Мстиславович.

Из Курска на Логожск вышел Изяслав Мстиславович.

Приказ Мстислава I по всем русским силам был краток: «Въ единъ днь всимъ пустити на воропъ, мсца августа въ первый на десять днь».

Первым в центре полоцких земель оказался Изяслав II Мстиславович. Город Логожск сдался ему без сражения.

Вячеслав и Андрей Владимировичи осадили город Изяславль, и началось сражение с горожанами.

Изяслав Мстиславович простоял у Логожска два дня, поймал своего зятя Брячислава (Борисовича), внука Всеслава полоцкого, пытавшегося помочь отцу, и выступил к городу Изяславлю в помощь дядьям.

Осада Изяславля из трагедии превратилась в трагикомедию. Горожане, понимая бессмысленность сопротивления, обратились к Вячеславу Владимировичу, сидевшему в Турове и бывшему ближайшим соседом полоцким землям: «Призови ны Ба, яко нас не даси на шить».

Изяславль сдался, и ночью произошло то, чего опасались жители. Тысяцкий Воротислав Андреев и Иванко послали отроков в город, и начался грабеж. Ярославовичи едва спасли добро дочери великого князя Мстиславны, ранее выданной в полоцкую землю замуж. Возвращались русские полки по своим городам и волостям с большим полоном.

Опоздали к разгару кампании 1128 г. лишь новгородцы. Их вел Всеволод Мстиславович «къ Неклочю». С водораздела Ловати и Западной Двины новгородцы повернули домой.

Тем временем в Полоцке горожане поспешили «сътъснувшеси» изгнать ненавистного Киеву Давида Всеславовича с сыном и посадить на стол лояльного к столице Рогволода Борисовича, внука Всеслава.

Однако участь потомков Всеслава была предрешена. Вскоре после похода 1128 г. скончался Борис Всеславович, сидевший в Друцке. И полоцкие земли снова стали не управляемы для Киева.

После того как с берегов Западной Двины в ответ на требование выступить в поход на половцев последовал отказ, Мстислав I в 1130 г. преступил крестное целование и заточил полоцких князей с женами и детьми и отправил в ссылку в Византию.

Ладьи вниз по Днепру унесли Ростислава и Святослава Всеславовичей, Василия и Ивана Рогволодовичей. Судьба иных полоцких князей в годы, последовавшие за 1130 г., неясна. Но уже в 1132 г. народное собрание на полоцкий стол посадило князя Василька Святославовича, сына Святослава Всеславовича. Год 1132-й был годом кончины Мстислава I.

13 декабря 1128 г. умер Изяслав Святополкович. Его дед Изяслав I Ярославович был старшим братом Всеволода Ярославовича. Но в 1128 г. и речи не шло о том, чтобы кто-то из потомков Святополка II сел на киевский стол. Право родового старшинства в вопросе престолонаследия должно было подкрепляться силой, в противном случае оно ничего не стоило.

Весна 1129 г. была знаменательна обильной вешней водой. Паводок «потопи люди и жито, и хоромъ внесе». Особо пострадал Новгород. Зима была необыкновенно холодной и снежной. Мало того, что вымерзли озимые хлеба, вешняя вода смыла с полей семена. В результате север Руси поразил жестокий голод.

Между тем киевские горы продолжали украшаться каменными соборами. В 1129 г. Мстислав I заложил в Киеве храм св. Федора, а в 1130 г. из Ростова в Киев приехал Юрий Долгорукий с тысяцким и оковал на свои средства гроб Феодосия Печерского.

25 июля 1130 г. скончался единственный сын сидевшего в Турове Вячеслава Владимировича Михаил. Бездетность князя впоследствии стала причиной милости племянников к Вячеславу.

В 1130 г. в Муроме умер Ярослав Святославович, бывший основоположником самостоятельности рязанского и муромского княжений.

В 1131 г. Мстислав I отправил сыновей Всеволода, Изяслава и Ростислава в поход на чудь. Князья без труда справились с заданием и возложили на чудь дань.

В 1132 г. Мстислав I с сыновьями и Ольговичами выступил в поход на Литву. Поход не был удачным. Позади княжеских дружин «особе» шли киевляне. Их и побили литовцы.

В 1132 г. у Мстислава I родился сын Владимир. Вскоре Мстислав I Владимирович скончался. На стол в Киеве сел его родной брат Ярополк Владимирович. В ту пору была середина апреля. Гроб с князем поставили в отстроенной им церкви св. Федора.

Никто не решался открыто выступить против Киева. Однако спокойствие было обманчиво, ибо уже назревал разлад внутри гнезда сыновей и внуков Мономаха. Трещины, прошедшие по этой могучей ветви ярославого древа, разошлись по всей Руси глубокими разломами.

Ярополк Владимирович (1132–1139)

Ярополк, сев в Киеве, вызвал племянника Всеволода Мстиславовича из Новгорода и посадил в Переяславле. На это была предсмертная воля Мстислава I, желавшего видеть старшего сына своим преемником. Это крайне не понравилось Юрию Долгорукому. Он изгнал Всеволода из Переяславля, и Ярополку пришлось посадить в тот город Изяслава Мстиславовича, что несколько успокоило Юрия.

В 1134 г. скончался внук Олега Святославовича Изяслав Глебович. Но силы Ольговичей росли, и очень скоро потомки Мономаха это ощутили.

Ранее некий Мирослав послал с Руси на юг за доской от гроба господня. В 1134 г. Дионисий привез в Киев доску, на которой впоследствии была написана величайшая икона Руси — Богоматерь Владимирская.

А вокруг Переяславля в 1134 г. продолжилось хождение князей. Город служил последней ступенью к Киеву, и обладание им было залогом будущего великого княжения. Дяди гнали племянников, а Ярополк был не в силах установить порядок.

Ранее Всеволод Мстиславович из-за Переяславля оставил Новгород. Вернувшись на север, Всеволод не был принят новгородцами. Свободолюбивые горожане еще в 1132 г. избрали посадников для Новгорода и Пскова. Новгородская летопись свидетельствует: «Мирославу даша посадницати въ Плъскове, а Рагуйлови в городе (Новгороде)». Правда, скоро Всеволода Мстиславовича все же приняли в Новгороде. Ранее, в 1127 г., Всеволод возвел в Новгороде храм Ивана на Опоках.

В 1135 г. Всеволод выстроил последний княжеский храм в Новгороде — Успения на Торгу. Это был трехнефный шестистолпный собор, в нем отсутствовала башня с лестницами, и на хоры вели узкие ходы, заключенные в западной стене здания. При этом древнейшая на Руси крестовая в сечении форма столбов была заменена квадратной и круглой.

В более позднее время новгородцы не допускали княжеского строительства в черте города. Князья продолжали строить в загородной резиденции — на Городище. Да и то строительство по большей части было деревянным, ибо князья в Новгороде превратились во временщиков. Они не знали, когда придется спешно выезжать подальше от распаленных гневом горожан.

Не дремали и полочане. Стоило умолкнуть цокоту копыт уехавшего в Переяславль Изяслава II Мстиславовича, как полочане выгнали его брата Святополка Мстиславовича и посадили княжить вернувшегося из Византии Василька Рогволодовича.

Источник: www.booklot.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.