Выход крестьян из общины

Столыпинская аграрная реформа имела большое историческое значение для России.

Ее нельзя назвать полностью положительной, но она была необходима.

Кроме самого государственного деятеля Петра Аркадьевича Столыпина, это понимали немногие.

  • Причины аграрной реформы П. А. Столыпина
  • Цель столыпинской аграрной реформы
  • Суть земельной реформы Столыпина
  • Методы ведения реформы
  • Начало проведения аграрной реформы
  • Выход из общины и создание хуторов и отрубов
  • Политика переселения как важнейший этап реформы
  • Итоги и результаты столыпинской аграрной политики

Причины аграрной реформы П. А. Столыпина

Разногласия между помещиками и крестьянами в вопросе владения землей дошли до точки кипения. Крестьяне в прямом смысле начали воевать за землю. Недовольство сопровождалось разгромом помещичьих усадеб. Но с чего все это началось?


Выход крестьян из общины

Суть конфликта состояла в разногласиях по землевладению. Крестьяне считали, что вся земля общая. Поэтому делить ее нужно на всех поровну. Если в какой-то семье много детей, ей дается большой участок, если мало – участок поменьше.

До 1905 года крестьянская община существовала без каких-либо притеснений, поддерживаемая властью. Но сложившаяся ситуация не нравилась помещикам. Они выступали за частную собственность.

Выход крестьян из общины

Постепенно конфликт стал разгораться, пока не вылился в настоящий бунт.

Из этого кратко можно охарактеризовать причины, по которым Столыпин решил провести аграрную реформу:

  1. Малоземелье. Постепенно земли у крестьян становилось все меньше. Численность населения при этом увеличивалась.
  2. Отсталость деревни. Общинный строй препятствовал развитию.
  3. Социальная напряженность. Не в каждой деревне крестьяне решились пойти против помещиков, но напряженность чувствовалась везде. Так не могло долго продолжаться.

К задачам преобразований относилось разрешение сложившейся ситуации.

Цель столыпинской аграрной реформы


Главной задачей проводимой реформы стала ликвидация общины и помещичьего землевладения. Столыпин считал, что в этом ключ проблемы, и это решит все остальные вопросы.

Преобразования проводились, чтобы решить малоземелье крестьян и преодолеть социальную напряженность. Также Столыпин стремился сгладить сложившийся конфликт между крестьянами и помещиками.

Суть земельной реформы Столыпина

Основным условием был выход из общины крестьян с последующим закреплением за ними земли в частную собственность. Поскольку большинство крестьян не могли себе этого позволить, они должны были обратиться в Крестьянский банк.

Выход крестьян из общины

Помещичьи земли скупались и продавались в кредит крестьянам.

Методы ведения реформы

Реформа вводилась через нажим полиции и чиновников. В непростое время расстрелов и виселиц по-другому было нельзя. Право власти вмешиваться в экономические отношения было утверждено именно Столыпиным.

Выход крестьян из общины

Что касается крестьян, помощь им предусматривала предоставление натуральных вещей, необходимых для ведения хозяйства. Это делалось для того, чтобы обеспечить крестьян работой.

Начало проведения аграрной реформы


Порядок выхода крестьян из общины и закрепление за ними земли в частную собственность начался 9 ноября 1906 года после того, как был издан указ. По другим источникам дата издания указа – 22 ноября.

Выход крестьян из общины

Первым действием стало предоставление крестьянам равных прав с другими сословиями. Позже важнейшим мероприятием стало переселение крестьян за Урал.

Выход из общины и создание хуторов и отрубов

Земельные участки, которые получали во владение крестьяне, должны были отвечать требованиям рационального хозяйствования. На деле реализовать эту идею оказалось не так просто. Поэтому предполагалось разделение селений на хутора и отруба.

Выход крестьян из общины

Это позволило сформировать слой крестьян, хозяйство которых максимально возможно отвечало требованиям. Рациональное хозяйствование было необходимо для устранения отсталости деревень.

Наиболее активно из общины выходили зажиточные крестьяне. Бедным это было невыгодно, община защищала их. При выходе они лишались поддержки, и им приходилось справляться самим, что не всегда получалось.

Политика переселения как важнейший этап реформы


Поначалу выход крестьян из общин был затруднен. Столыпин старался акцентировать внимание на качестве прав собственности и экономических свободах. Но документы о переработке рассматривались Думой слишком долго.

Выход крестьян из общины

Проблема заключалась в том, что деятельность общин была направлена на преграждение крестьянам пути к самостоятельности. Закон об изменениях в реформе был принят только 14 июля 1910 года.

Столыпин стремился вывести крестьян из густонаселенных районов в Сибирь и Среднюю Азию, а также на Дальний Восток и дать им независимость.

Основные положения и итоги переселенческой компании отражены в таблице:

Вышло и переселилось за Урал более 2500 человек
Вернулось после переселения около 12%
Колонизация Сибири увеличилась на 153%
Посевные площади в Сибири были расширены на 80%

Благодаря этому в Сибири произошел огромный скачок развития хозяйства и экономики. По животноводству регион даже стал обгонять европейскую часть России.

Итоги и результаты столыпинской аграрной политики


Итогам и последствиям реформы Столыпина нельзя дать однозначную оценку. Они имели и положительный и отрицательный характер. С одной стороны сельское хозяйство получило большее развитие.

Выход крестьян из общины

С другой стороны на многих людях это отразилось плохо. Помещики были недовольны тем, что Столыпин рушит вековые устои. Крестьяне не хотели выходить из общины, селиться в хуторах, где их никто не защитит, переселяться неизвестно куда.

Возможно, что результатом этого недовольства стало покушение на Петра Аркадьевича в августе 1911. Столыпин был смертельно ранен и умер в сентябре того же года.

Источник: 1001student.ru

Широкое крестьянское движение в период первой российской революции заставило царизм принимать срочные меры для решения аграрного вопроса. В России в начале XX в были объективно возможны два способа решения аграрного вопроса, которым соответствовали два различных типа аграрной эволюции по буржуазному пути.


рвый способ решения «сверху» — «путем сохранения помещичьего землевладения и окончательного уничтожения общины, разграбления ее кулаками», а второй способ «снизу» — «путем уничтожения помещичьего землевладения и национализации всей земли» (Т. 17,—С. 124). Помещики, поддержанные буржуазией, уже в ходе революции решительно высказались за первый способ, и съезд объединенного дворянства принял решение о необходимости разрешения свободного выхода крестьян из общины и свободного переселения на окраины. Крестьянство выступало против этой меры и продолжало бороться за ликвидацию помещичьего землевладения, за передачу им всей земли. Это стремление крестьянской массы нашло отражение в аграрной платформе трудовиков в двух первых Думах. Второй способ был более прогрессивным, потому что он ликвидировал все основные пережитки феодализма в России и расчищал дорогу американскому пути буржуазной аграрной эволюции, который находил отражение в развитии кулацких хозяйств по фермерскому типу. Столыпинский способ тоже был объективно прогрессивным, поскольку давал толчок развитию капитализма по прусскому пути, но в неизмеримо меньшей степени обеспечивал «свободное развитие производительных сил» (Т. 17.— С. 252).

Основное содержание указа 9 ноября 1906 г., утвержденного Думой как закон 13 июня 1910 г., сводилось к попытке направить капиталистическое развитие по прусскому пути. Видя неизбежность ломки форм землевладения, самодержавие наметило коренное разрушение крестьянского надельного землевладения при полном сохранении помещичьего.


олыпинская реформа отнюдь не сводилась к разгрому крестьянской общины, как часто представляют. Реформа включала большой комплекс преобразований, главными из которых были введение свободы выхода из общины и переселения на окраины. Но одновременно с указом 9 ноября 1906 г. было проведено в жизнь еще несколько важных законопроектов. Под нажимом революции царизм пошел на чрезвычайно важную меру, без которой было немыслимо проведение всех остальных: 3 ноября 1905 г., за гоа до столыпинского закона, был опубликован манифест царя об отмене выкупных платежей за надельные земли. Тем самым менялась форма землевладения, так как надельные земли лишь условно считались крестьянской собственностью, поскольку до их полного выкупа отдельные крестьяне (при подворном пользовании) или община (при общинном пользовании) не могли эти земли продавать. Теперь выкуп Считался законченным и земля должна была переходить в полную собственность дворов или общин. Поэтому и встал вопрос о разгроме общин. Одновременно был изменен закон о переселении 1904 г.: было принято Положение Совета министров от 10 марта 19о6 г. которое коренным образом меняло этот закон, хотя называлось Правилами о применении закона 1904 г. Указом 5 октября 1906 г. была введена свобода передвижения крестьян, отменены «ограничительные правила о паспортах», введена «свобода избрания места жительства» для крестьян и обещано полное уравнение нх с другими сословиями. В это же время были приняты указы об отводе под переселение крестьян части кабинетских и удельных земель, о новых льготах на переселение и на получение ссуд в Крестьянском банке для покупки земли. Таким образом, была проведена соответствующая подготовка к обеспечению выхода из общины и переселения выходцев (вернее, большинства выходцев нз числа бедняков и середняков) на окраины.


Смысл указа 9 ноября 1906 г., как и закона 14 июня 1910 г., сводился к замене общинной собственности с подворным владением и подворного землепользования (в безобщинных местностях) частной собственностью главы двора, т. е личной частной собственностью. К 1906 г. в России было 14.7 млн. крестьянских дворов в селах и деревнях. Из них 2,4 млн. дворов были уже безземельными, а надельные земли имели 12,3 млн., в том числе на общинном праве 9,5 млн. и на подворном 2,8 млн. Совсем общин не было в Прибалтике Западной Украине и Западной Белоруссии, частично общин не было на Левобережной Украине, в Восточной Белоруссии и в Сибири. В этих местностях было подворное пользование землей, и указ вводил здесь частное землевладение сразу (кроме Сибири). Если до 1906 г. в России было всего 752 тыс. частных владельцев земли, то теперь одним махом к ним было прибавлено 2,8 млн. собственников из числа подворников. На остальной территории господствовала община, но в значительной степени уже разложившаяся. Ленин отмечал, что указ 9 ноября 1906 г. не мог бы даже появиться, а не то что проводиться несколько лет, если бы сама община не разложилась, не выделила элементов зажиточного крестьянства, которое было заинтересовано в выделении. Наиболее разложившимися были те общины, в которых либо совсем не было земельных переделов, либо они прекратились в последние десятилетия. Именно поэтому Государственная дума в законе 14 июня 1910 г. выделила беспредельные общины.


Указ 9 ноября 1906 г. стал подготавливаться с мая этого года, когда первый съезд дворянских обществ рекомендовал правительству разрешить крестьянам свободно переселяться на окраины, для чего разрешить и свободный выход из общины. Проект указа был внесен Столыпиным в Совег министров 1 октября 1906 г. При обсуждении его часть министров выразила серьезные опасения, что принятие указа в порядке 87-й статьи Основных законов Российской империи, т. е. до созыва II Думы, вызовет решительный отпор многих партий и недовольство крестьян. Но Столыпин и большинсгво министров настояли на принятии указа, и он был подписан царем 9 ноября и сразу был напечатан и стал проводиться в жизнь. Согласно существующему законодательству указ вносился на утверждение II Думы, но встретил там решительное сопротивление большинства членов комиссии по аграрному вопросу и критику в самой Думе, что стало одной из главных причин ее разгона В III Думе указ. наоборот, был поддержан большинством депутатов и задержан был по другой причине. Многие депутаты в аграрной комиссии настаивали на Солее радикальном решении вопроса о ликвидации общины. После продолжительных прений, критики проекта закона и слева (социал-демократы, трудовики, беспартийные крестьяне) и справа, он был утвержден. Закон 14 июня 1910 г.. как можно убедиться из сравнения его с текстом указа, облегчал выход из общины и фактически вводил явочную ликвидацию беспередельных общин.


Столыпинская аграрная реформа имела прогрессивное значение. Она дала толчок развитию кулацких зажиточных хозяйств, которые получили возможность скупать наделы вышедших из обшины бедняков (число покупаемых наделов было ограничено, но это легко обходилось покупкой наделов на родственников и подставных лиц). Кулаки получили значительные льготы по покупке отрубов и хуторов через Крестьянский банк, им выделялись средства на агрономическую помощь и т. д. В деревне укреплялся и расширялся класс зажиточного крестьянства, которое отличалось и более высокой культурой земледелия, и более высокими урожаями, применением машин, удобрений. За счет этих хозяйств поднялись общая средняя урожайность хлебов (с 39 до 43 пудов с дес.), сборы товарного хлеба, в три раза увеличилось количество машин (по стоимости) в сельском хозяйстве. В деревне начался кооперативный бум, рост коопераций всех видов: кредитной, потребительской, маслодельческой, льноводческой, сельскохозяйственных артелей и др.

Вместе с тем продолжали оставаться реальными перспективы второго пути решения аграрного вопроса, росла борьба крестьян за всю землю, за захват помещичьих латифундий. Если столыпинская реформа была рассчитана на победу прусского пути через развитие капиталистических юнкерских хозяйств и привязку к ним зажиточного крестьянства с превращением его в гроссбауэров. то крестьянская борьба против столыпинщины была борьбой за более прогрессивный путь развития зажиточных хозяйств фермерского типа, свободных от опеки помещиков. Именно поэтому в конечном итоге столыпинская реформа имела глубокие реакционные черты. Реакционность черносотенной программы,— писал Ленин,— состоит … в развитии капитализма по юнкерскому типу для усиления власти и доходов помещика, для подведения нового, более прочного фундамента под здание самодержавия» (Т. 16.— С. 351).

Приводимые источники содержат лишь главные документы того значительного комплекса законодательных актов, который упомянут выше. Почти все они в сокращении даны в сборнике документов: Аграрная реформа Столыпина (МГУ, 1973). В хрестоматии содержатся три главных документа (№ 1—3), составляющие ядро всего столыпинского законодательства. Документы даны почти полностью (опущено лишь несколько второстепенных статей) и студенты могут самостоятельно дать их анализ, сравнив условия указа 9 ноября 1906 г. и закона 14 нюня 1910 г. (№ 2 и 3).

Источник: istmat.info

4.5. Столыпинская аграрная реформа

 

Основная проблема эпохи: стратегический замысел столыпинской аграрной реформы состоял в том, что  необходимо было создать условия для возникновения но­вого социо-культурного типа крестьянина, сформированного не в уравнитель­но-перераспределительной атмосфере русской общины, а являвшегося полноп­равным элементом рыночной экономики, носителем и субъектом права в европейском его понимании. Эта грандиозная задача была рассчитана на дли­тельную перспективу, и не вина П. А. Столыпина, что история России этого срока не предоставила.

1. Причины проведения реформы.

2. Основные положения Указа 9 ноября 1906 года.

3. Рассмотрение аграрного законопроекта.

4. Разрушение крестьянской общины.

5. Переселенческая политика.

6. Итоги реформы.

Вопрос об аграрной реформе поднимался в правящих кругах еще в 90-е годы XIX века., а к практической ее подготовке приступили лишь в начале XX в. Реформа разрабатывалась в течение нескольких лет комиссиями и совещаниями, а не была плодом творчества одного человека. Нельзя поэтому утверждать, что реформа была вырвана у царя революцией 1905-1907 гг.: во-первых, царь одобрял еще в 1904 г. главные направления будущей реформы, во-вторых, крестьяне требовали совсем других мер – передачи им всей земли.

Решительно взялся за претворение в жизнь разработанных проектов П.А. Столыпин, назначенный в апреле 1906 г. министром внутренних дел, а в июле того же года – председателем Совета министров России.

Определяющим моментом реформаторской деятельности стала перестройка отношений собственности в сельском хозяйстве. Ставка делалась не на ликвидацию помещичьего землевладения, а на создание и укрепление частной крестьянской собственности на землю путем разрушения общины.

Столыпин понимал, что бессмысленно бороться со следствиями, не затрагивая причин социальной нестабильности. Главная и основная задача состояла в принципиальной реорганизации землепользования и землевладения крестьянства. П.А. Столыпин давно уже видел пагубность существования общины. Надлежало решить две тесно взаимосвязанные организационно-правовые и экономические проблемы. Во-первых, снять все необоснованные и архаичные юридические ограничения прав крестьянства и, во-вторых, создать условия для развития частного мелкого аграрного хозяйства. Сохранение власти общины вело к упадку крестьянского сельскохозяйственного производства, способствовало нищете самой многочисленной группы населения.

Столыпинская реформа в большинстве случаев реализовывалась царскими указами, что гарантировало оперативность ее проведения. Она базировалась на принципе неприкосновенности частной собственности на землю, которая не могла ни в какой форме насильственно отчуждаться.

12 августа 1906 г. появился указ о передаче Крестьянскому банку сельскохозяйственных удельных земель (собственность императорской фамилии); 27 августа — о порядке продажи казенных земель; 19 сентября — о порядке продажи крестьянам казенных земель на Алтае (собственность императора); 19 октября — о разрешении Крестьянскому банку выдавать крестьянам ссуды под залог надельной земли, чем признавалась крестьянская личная собственность на землю. Этими решениями был создан национальный земельный фонд, позволявший развернуть широкую программу переселения земледельцев из зон аграрного перенаселения (главным образом губерний центральной части Европейской России).

Вслед за этим последовало несколько законодательных актов, изменявших юридический и правовой статус крестьянства. 5 октября 1906 г. — указ об отмене всех сохранявшихся ограничений для крестьянского сословия. Отныне оно уравнивалось в правах со всеми гражданами в отношении государственной и военной службы, обучения в учебных заведениях.

Наконец, 9 ноября 1906 г. последовала самая важная в этом ряду мер — был издан указ о раскрепощении общины. Каждый крестьянин получал право свободного выхода из общины вместе со своим, укрепленным в личную собственность наделом, который принадлежал ему до того на правах временного владения. Крестьянин и раньше имел право выделиться из общины, но лишь с согласия «мира» и после выплаты выкупных платежей. Теперь же положение изменилось. Указ 9 ноября 1906 г. свидетельствовал о том, что власть отказалась от старой своей политики сохранения общины и перешла к поддержке мелкого частного собственника.

Это была довольно жесткая линия, лишенная тех благотворительно-патерналистских начал, на которых длительное время строилось отношение государства с крестьянством. Подобная мера неизбежно вела к резкому усилению дифференциации сельского населения, к разорению части его. Однако это было необходимо в новых условиях хозяйственной деятельности, когда полноценным субъектом рыночной экономики мог стать лишь крепкий, выдержавший испытание жестокой конкурентной борьбы хозяин. Закон 14 июня 1910 года сделал выход крестьян из общины обязательным.

Основной целью аграрной реформы было создать крепкое крестьянское хозяйство, основанное на частной земельной собственности. Это дало возможность, во-первых, успокоить Россию, избежать новой революции, расширить социальную опору власти. И, во-вторых, обеспечить продвижение страны по пути капиталистической модернизации.

В аграрных преобразованиях Столыпина можно выделить несколько направлений:

1) разрушение общины «сверху» и вывод крестьян на отруба (выделение крестьянина с землею из общины при сохранении усадьбы на прежнем месте) и хутора (выделение с переносом усадьбы на новое место). Избавляясь от общинных ограничений (периодических переделов земли, принудительного севооборота, т.е. необходимости сеять ту же культуру, что и соседи), крестьянин превращался в полноправного собственника, по своему усмотрению распоряжающегося принадлежащими ему сельскохозяйственными угодьями.

Государственные органы активно содействовали разрушению общинных порядков. В губерниях и уездах создавались землеустроительные комиссии, следившие за правильным отводом участков, выделявшимся хозяевам. Комиссии убеждали крестьян в том, что реформа принесет им ощутимую выгоду, часто оказывали давление на консервативные крестьянские сходы. При выделении отрубов и хуторов некоторые хозяева получали земли больше, чем у них было до реформы, эти излишки передавались самостоятельным владельцам бесплатно или по низким ценам. В годы реформы из общин выделилось около 2 млн. хозяйств, в основном зажиточных. Это был несомненный успех политики Столыпина;

2) реорганизация крестьянского поземельного банка, скупка им помещичьих земель и перепродажа их в руки крестьян. Эта мера решала проблему малоземелья, не затрагивая интересы крупных собственников. Крестьянам была передана часть государственных и удельных (принадлежавших императорской семье) земель. Основанный еще в 1882 году Крестьянский банк в годы аграрной реформы покупал помещичьи имения и продавал их крестьянам мелкими участками на достаточно выгодных условиях. Чтобы облегчить положение крестьян, государство с 1906 года отказалось от взимания остатков выкупных платежей;

3) поощрение переселения малоземельных и безземельных крестьян из Центральной России на окраины (в Сибирь, на Дальний Восток, в Среднюю Азию). Переселенцам прощались недоимки, выдавались беспроцентные ссуды, продавались дешевые железнодорожные билеты. В течение пяти лет переселенцы не платили налогов. Эти льготы и отсутствие перспектив в родных местах побудили многих малоземельных крестьян отправиться в восточные районы. За 10 лет число переселенцев превысило 3 млн. человек.

Выступая перед Думой 5 декабря 1908 г., премьер-министр говорил: «Была минута, и минута эта недалеко, когда вера в будущее России была поколеблена, когда нарушены были многие понятия; не нарушена была в эту минуту лишь вера в царя, в силу русского народа и русского крестьянина. Это было время не для колебаний, а для решений. И вот в эту тяжелую минуту правительство приняло на себя большую ответственность, проводя в порядке ст. 87 закона 9 ноября 1906 г., оно делало ставку не на убогих и пьяных, а на крепких и на сильных. Таковых в короткое время оказалось около полумиллиона домохозяев, закрепивших за собой более 3 200 000 десятин земли. Не парализуйте, господа, дальнейшего развития этих людей и помните, законодательствуя, что таких людей, таких сильных людей в России большинство».          П. А. Столыпин в общем был удовлетворен ходом государственных преобразований и осенью 1909 г. в интервью саратовской газете «Волга» еще раз подчеркнул стратегическую цель преобразований: «Я полагаю, что, прежде всего, надлежит создать гражданина, крестьянина-собственника, мелкого землевладельца, и когда эта задача будет осуществлена — гражданственность сама воцарится на Руси. Сперва гражданин, а потом гражданственность. Эта великая задача наша — создание единоличного собственника — надежнейшего оплота государственности и культуры — неуклонно проводится в жизнь». И далее: «…Дайте государству двадцать лет покоя, внутреннего и внешнего, и вы не узнаете нынешней России»!» Трудно сказать, почему Петр Аркадьевич обозначил именно этот временной отрезок («двадцать лет»). Но можно вполне обоснованно предположить, что именно такой срок виделся ему необходимым для коренного преобразования социально-аграрного уклада России. Требовалось изменить многовековые трудовые этические нормы, изменить всю систему крестьянских представлений о земле и собственности. По сути дела, необходимо было создать новый социокультурный тип земледельца, превратить крестьянина-общинника в фермера. Формировавшееся веками жизнепонимание («менталитет») крестьянина должно было существенно преобразить­ся в невероятно сжатые исторические сроки. В этой связи обозначенный П. А. Столыпиным отрезок времени — двадцать лет — можно рассматривать как исходно-минимальный, на протяжении которого появилось бы новое поколение землепашцев.

Ни сам премьер, ни его сподвижники никогда не называли «точную дату» завершения реформы. Да подобное сделать было и невозможно. Был определен стратегический замысел, главное направление, разработаны организационно-финансовые механизмы и рычаги. Темп преобразования и его последовательность зависели от множества факторов, а не только от желания и целеустремленности высших должностных лиц империи.

Вопреки некоторым утверждениям, Столыпин не проводил курса на «насильственное разрушение» общины. В основе преобразования лежал принцип добровольности. Если крестьяне не хотели переходить к новым формам землепользования (таких случаев было немало), то государство их не принуждало. Столыпин был уверен, что время и живой пример других — вот главные стимулы возрастания интереса в крестьянской среде к индивидуальному землепользованию. Государство финансовыми и административными мерами лишь стимулировало эту тенденцию.

Несмотря на существенные положительные моменты, аграрная реформа имела серьезные недостатки:

— экономический прогресс в деревне был несовместим с сохранением помещичьего землевладения;

— реформа оказалась слишком запоздалой, потому что у страны не было 20-ти лет, на которые уповал Столыпин; в результате царизм не успел создать себе опору в деревне из крестьян — собственников земли;

— постепенное разрушение общинных порядков порождало новые и обостряло старые проблемы. Разорявшиеся крестьяне уже не могли рассчитывать на помощь мира; во многих центральных губерниях, где остро ощущалась нехватка земли, ускорилась пролетаризация части крестьян. Противопоставление зажиточных и бедных крестьян дестабилизировало обстановку в деревне;

— середняк начал борьбу против разрушения общины, создав в нем угрозу своему положению. Крестьяне стали препятствовать деятельности землеустроительных комитетов, не тушили при пожаре дома хуторян или отрубников, даже не разрешали хоронить их на мирском кладбище. Общинная психология оказалась у крестьян сильнее, чем полагали власти;

— переселенческая политика также не во всем достигла своих целей: суровые климатические условия, неумение приспособиться к новым непривычным способам хозяйствования, далеко не всегда организованный прием переселенцев на местах. Это вынудило примерно 16% крестьян вернуться обратно и приводило к тому, что переселенцы-неудачники с трудом находили себе место в покинутых ранее родных местах, тем самым, увеличивая число социально неустроенных и малоимущих в центральных районах. Переселенческая политика привела, таким образом, к частичному разрешению проблемы малоземелья.

Таким образом, несмотря на компромиссный и половинчатый характер реформы, преобразования в аграрной сфере во многом обусловили экономический подъем 1911 – 1913 гг., существенное увеличение количества свободных рабочих рук, превращение зажиточного крестьянина в стабильного потребителя промышленной продукции (именно эта часть крестьянства станет производить около 40% товарного хлеба).

 

Источники и литература

Столыпин П. А. Нам нужна великая Россия…: Полн. собр. речей в Государственной думе и Государственном совете. 1906–1911 гг. М., 1991.

Хрестоматия по истории СССР. 1861–1917: Учеб. пособие для пединститутов по специальности «История» / Сост. В. А. Антонов и др.; Под ред. В. Г. Тюкавкина. М., 1990. Гл. 16.

Хрестоматия по истории СССР. 1900 – конец 1930-х гг.: Пособие для учителя / Сост. С. И. Матруненков; Под ред. Ю. И. Кораблева. М., 1988. С. 87–93.

 

* * *

*Аврех А. Я. П. А. Столыпин и судьбы реформ в России. М., 1991.

Государственная деятельность П. А. Столыпина: Сб. статей. М., 1994.

Дубровский С. М. Столыпинская земельная реформа. М., 1963.

Зырянов П. Н.Крестьянская община Европейской России 1907–1914 гг. М., 1992.

Зырянов П. Н.Петр Столыпин. Политический портрет. М., 1992.

*Дорожкин, А.Г. Столыпинская аграрная реформа в оценках современной германоязычной историографии. / А.Г.Дорожкин // Отечественная история. – 2006. — №2. – С.116-135. 

Источник: ebooks.grsu.by

С именем Столыпина связано проведение реформы крестьянского на дельного землевладения, получившей название «столыпинской аграрной реформы». Аграрный вопрос занимал важнейшее место в социально-экономической и общественно-политической жизни России. Особую остроту он приобрел на рубеже XIX — XX вв. и явился, по выражению В.И. Ленина, «гвоздем революции 1905 года».

Столыпин прекрасно понимал, что решение этого вопроса — «задача громадного значения» и вместе с тем неотложная. Избранный им путь решения заключался в коренной ломке сельской поземельной общины и насаждения частного крестьянского землевладения. В перспективе на месте сельской общины с ее периодическими переделами земель, чересполосицей, принудительным севооборотом для всех членов общины (что консервировало отсталые агротехнические приемы) должны были возникнуть фермерские, хуторского типа, хозяйства. Столыпин полагал, что проводимая им аграрная реформа призвана «предупредить расстройство самой значительной части населения России — крестьянства», содействовать его экономическому возрождению» и дать важный стимул росту сельскохозяйственного производства в России. Он был глубоко убежден в том, что община является серьезным тормозом развития производительных сил в деревне. «Главное и богатство и мощь государства, — говори л, — не в казне и в казенном имуществе, а в богатеющем и крепком населении».

Решалась и крупная социально-политическая задача: предполагалось, что крестьянин-собственник станет надежной опорой «порядка» в России. Такой крестьянин, по словам Столыпина, «основываясь на трудолюбии и обладая чувством собственного достоинства, внесет в деревню и культуру, и просвещение, и достаток». Еще во время своей службы в Литве Столыпин, неоднократно бывая в соседней Восточной Пруссии и изучая там хуторское хозяйство немецких крестьян, пришел к убеждению, что эта форма крестьянского хозяйства наиболее рациональна и прогрессивна, а крепкий мужик-хуторянин, собственник земли, — наиболее надежная опора социальной стабильности.

Как выше было сказано, основной принцип аграрной реформы Столыпина — замена общинного крестьянского землепользования индивидуальным землевладением — еще в 1902 г. сформулировало и предложило «Особое совещание о нуждах сельскохозяйственной промышленности» под председательством С.Ю. Витте, но тогда он был отвергнут правительством, стоявшим на страже сохранения общины как фискально-полицейского института в деревне. Революция 1905 — 1907 гг. послужила серьезной политической школой для крестьян. Была разбита иллюзия правящих верхов о возможности опереться на патриархальность», темноту и наивный монархизм крестьянства, а развернувшееся в ходе революции крестьянское аграрное движение заставило правительство искать пути скорейшего решения аграрного вопроса, однако таким образом, чтобы не нанести ущерба дворянам-землевладельцам, т.е. проводить реформу в пределах крестьянского надельного землевладения, не трогая помещичьих земель. Это был путь ломки общины и создания на ее развалинах «крепкого» крестьянина-фермера — «опоры порядка». Реформа Столыпина как раз и отвечала этой задаче.

Уже в мае 1906 г. I Съезд уполномоченных дворянских обществ единодушно высказался за разрушение общины, которая сыграла зловещую роль в разгроме помещичьих усадеб в ходе революции. Съезд предложил Столыпину разрешить крестьянам свободно выходить из общины, с укреплением их наделов в собственность и с правом продажи этих наделов, а также ввести свободное переселение на окраины.

Программу реформы было намечено провести в два этапа: на первом предусматривалось укрепление в личную собственность домохозяина всего надела, принадлежавшего крестьянскому двору, и выделение его из общинного владения; на втором — сведение в одно место чересполосных земель этого надела, с последующим переносом на выделенный земельный участок крестьянской усадьбы со всеми ее жилыми и хозяйственными постройками.

Подготовка и проведение реформы были возложены на учрежденный 4 марта 1906 г. Комитет по землеустроительным делам, а на местах на землеустроительные комиссии, которым обязаны были оказывать со действие земские начальники.

Проведению реформы предшествовал ряд мер. Наиболее значительной из них был изданный под давлением крестьянского движения манифест 3 ноября 1905 г., отменявший с 1 января 1907 г. выкупные платежи за надельные земли бывших помещичьих, удельных и государственных крестьян. С этого момента крестьянская община (но еще не двор) становилась уже собственником надельной земли. Указами 12 и 27 августа 1906 г. разрешалась продажа через Крестьянский банк удельных и казенных земель малоземельным крестьянам по льготной цене, а указ от 5 октября того же года уравнивал в паспортном отношении крестьян с остальными сословиями.

Основное содержание реформы было изложено в обнародованном 9 ноября 1906 г. указе под скромным названием «О дополнении некоторых положений действующего закона [имелись в виду статьи «Положений» 19 февраля 1861 г.], касающегося крестьянского землевладения и землепользования». Текст указа был разработан специальной комиссией Министерства внутренних дел под председательством товарища министра В.И. Гурко, ранее управлявшего Земским департаментом этого министерства.

Указ устанавливал «право свободного выхода из общины с укреплением в собственность домохозяев, переходящих к личному владению, участков из мирского надела». Таким образом, надел переходил в личную собственность домохозяина, а не двора в целом. При очередном переделе земли в общине крестьянин мог потребовать вместо выделенных ему разрозненных полос в разных полях и угодьях предоставление ему равноценного участка в одном месте (отруба). Перенесение на него двора с жилыми и хозяйственными постройками превращало его в хутор. С этого момента хуторянин уже не мог пользоваться общими выгонами и водопоями. Указ разрешал крестьянину-домохозяину в любое время потребовать от общины укрепления в свою личную собственность причитающийся его двору надел земли. При этом требовалось согласие 2/3 схода. Если в течение 30 дней сход не принимал решения, выделение домохозяину его надела могло быть проведено и без согласия схода. В то время в России числилось 12,3 млн. крестьянских дворов (вместе с казаками). Объединенных в общины насчитывалось 9,5 млн. дворов (77% по отношению ко всем крестьянским дворам России). 2,8 млн. дворов (преимущественно в западных губерниях — в Литве, Белоруссии и на Правобережной Украине) находились на подворном землевладении, закрепленном реформой 1861 г.; указом 9 ноября 1906 г. наделы подворных землевладельцев сразу переходили в личную собственность домохозяев.

Указ 9 ноября 1906 г. надлежало еще обсудить в Государственной думе, однако он стал проводиться в жизнь практически сразу же после его издания. Вынесенный на обсуждение II Думы, большинство депутатов которой представляли левые партии и фракции, он подвергся с их стороны резкой критике и был отвергнут. В III Думе указ, поддержанный правооктябристским блоком (кадеты вместе с представителями левых партий голосовали против него), с некоторыми изменениями и дополнениями был одобрен и после подписания его 14 июня 1910 г. царем получил силу закона. Дополнения состояли в том, что в тех общинах, в которых после отмены крепостного права земельные переделы не проводились (в таких общинах насчитывалось до 3 млн. дворов), сразу вводилось наследственное «участковое» землевладение.

29 мая 1911 г. было издано «Положение о землеустройстве», направленное на форсированное создание отрубного и хуторского хозяйства при проведении «землеустроительных работ» (т.е. ликвидации чересполосицы). Таковы были основополагающие акты столыпинской аграрной реформы.

Определенного срока завершения реформы не предусматривалось, но Столыпин полагал, что для этого потребуется примерно 20 лет. За это время он намеревался провести и ряд других преобразований — в области местного управления, суда, народного просвещения, в национальном вопросе и т.д. «Дайте государству 20 лет покоя внутреннего и внешнего, и вы не узнаете нынешнюю Россию», — говорил Столыпин.

За 1907 — 1914 гг. из общины вышло около 2,5 млн. домохозяев, или 28% от 9,2 млн. общинников и примерно 1/4 общего количества крестьянских дворов. Заявлений же о выходе было подано 3,4 млн, или 35%. На основе этих данных в научной и учебной литературе было принято утверждать о «крахе» столыпинской аграрной политики. Но если иметь в виду, что проведение реформы было рассчитано на длительный срок (не менее 20 лет), то выход более четверти дворов из общины (а реально о выходе за это время заявило свыше трети крестьян) следует считать значительным успехом. При этом Столыпин не ставил за дачи стопроцентного «укрепления» в личную собственность крестьянских надельных земель, допуская возможность сохранения и части общинного землевладения.

Наиболее интенсивно процесс выхода из общины шел в 1908 — 1909 гг., когда поступило свыше 1,5 млн. заявлений и более 1 млн. крестьян вышли из общины. Казалась вполне реальной возможность путем успешно проведенной аграрной реформы предупредить грядущие социальные потрясения в стране. Допускали такую возможность и левые силы — крайние противники Столыпина. Показателен вывод В.И. Ленина, сделанный им в 1908 году. Подчеркивая «огромное историческое значение» этой «новой аграрной политики», он писал: «Судьбы буржуазной революции в России, — не только настоящей революции, но возможных в дальнейшем демократических революций, — зависят больше всего от успеха или неуспеха этой политики».(Полн. Собр. соч. Т.16. С.423).

Однако завершить аграрную реформу Столыпину не удалось, потому что не было дано «20 лет покоя», ни «внутреннего», ни «внешнего»: реформа была прервана начавшейся мировой войной, а затем революционными событиями 1917 г. Если в 1908 — 1909 гг. из общины выходило в среднем ежегодно свыше 500 тысяч домохозяев, то в 1914 г. количество выходов упало до 98 тыс., в 1915 г. — до 35 тыс., а в 1916 г. выход совсем прекратился. Столыпинские аграрные законы были формально отменены декретом Временного правительства 28 июня 1917 г.

Во время действия столыпинской аграрной реформы из общины выходили преимущественно «крайние» по своему имущественному положению слои крестьян — бедняки (они составляли большинство вышедших) и зажиточные. Первые старались продать свои наделы и либо уйти в город, либо переселиться на свободные земли (в основном в Сибирь). Ими было продано 3,4 млн. десятин земли. Покупали у них землю не только богатые, но средние по достатку крестьяне. Следует отметить, что правительство не было заинтересовано в разорении массы крестьян, ибо это представляло собой серьезную социальную опасность. Оно оказывало содействие переселению малоземельных крестьян на свободные земли, что являлось важной составной частью столыпинской аграрной политики. Если за 1896 — 1906 гг. в Сибирь переселилось более миллиона человек (больше, чем за весь XIX век.), то за 1907 — 1914 гг. из Европейской России за Урал переселилось 3,1 млн. человек, причем пик переселений (свыше 1,7 млн. переселенцев) пришелся на 1907 — 1909 гг. Две трети от общего числа переселенцев составляли малоземельные или безземельные крестьяне. Казна оплачивала проезд и выдавала ссуду на обзаведение в размере от 150 до 200 руб. на двор.

Для переезда переселенцев были приспособлены специально оборудованные «столыпинские» вагоны (товарные вагоны из расчета «40 человек + 8 лошадей»).

Сначала основными регионами выхода переселенцев были черноземный центр и Украина, позже усилились переселения из губерний Поволжья. Переселения не решили проблемы ослабления остроты аграрного перенаселения: переселенцы составили лишь 18% естественного прироста на селения.

Столыпин полагал, что «разумно организованное переселение» может облегчить решение аграрного вопроса особенно в малоземельных черно земных губерниях. Организацией переселений занималось специально созданное Переселенческое управление, которое подыскивало земли, пригодные для земледелия и распределяло их по определенной доле между губерниями. Крестьянские общины сначала посылали на места будущего поселения своих ходоков, которые и определяли пригодность пре доставленной земли для поселения. Затем на это место отправлялись и переселенцы. Переселению за Урал и сельскохозяйственному освоению земель Сибири существенно способствовала Транссибирская железнодорожная магистраль. Большинство переселенцев сумело благополучно уст роиться на новом месте. Они сделали немало для освоения сибирских земель.

Однако не все переселенцы могли обзавестись своим хозяйством. До 700 тыс. переселившихся поступили в батраки к более удачливым переселенцам и местным старожилам, 546 тысяч человек вернулось обратно в Россию. Неустроенность значительной части переселенцев была обусловлена рядом причин: недоброкачественностью отведенной под поселение земли, непривычностью для поселенцев новых природных условий, бюрократической волокитой при отводе земель для поселений. Столыпин сам ездил в Сибирь и убедился во вреде бюрократизма при организации переселений. По его возвращении был начат пересмотр законодательства о переселениях.

Значительную роль в проведении столыпинской аграрной политики играл учрежденный в 1882 г. Крестьянский банк, который скупал казенные, удельные и помещичьи земли, дробил их на мелкие участки, а затем перепродавал их крестьянам. За 1906-1916 гг. Крестьянский банк продал крестьянам около 4 млн. десятин казенных и удельных земель и 4,7 млн. десятин помещичьих. Поощряя отрубное и хуторское хозяйство, Крестьянский банк продавал землю на льготных условиях (не за наличные деньги, а путем предоставления ссуды под залог земли) преимущественно трубникам и хуторянам, к которым перешло до 3/4 проданной банком земли.

Вряд ли справедливо утвердившееся в нашей исследовательской и учебной литературе категорическое утверждение, что столыпинская реформа проводилась «в интересах кулака». Безусловно, интересы «крепкого» хозяйства учитывались. Однако факты свидетельствуют, что сами «кулаки» не всегда стремились выходить из общины: им было выгоднее, оставаясь в ней, держать крестьян-общинников в кабале. Кроме того, правительство ставило ограничения росту кулацкого землевладения, разрешая скупать землю в пределах уезда в размере не более четырех «душевых наделов» на каждого покупщика, что в общей сложности составляло (по отдельным районам) от 10 до 18 десятин, равные наделу среднего крестьянского двора.

В результате выхода из общины образовалось около 400 тыс. хуторских хозяйств — примерно 1/6 вышедших. Наладить предпринимательское хуторское хозяйство было возможно лишь на участках в размере 50-100 десятин, а никак на 10-15-ти, какими располагали вышедшие из общины. Поэтому далеко не все хуторские хозяйства были «кулацкими». Возникновение слоя хуторян-фермеров вызывало сопротивление со стороны крестьян-общинников, которое выражалось в порче скота, посевов и избиениях самих хуторян. Только за 1909-1910 гг. полиция зарегистрировала около 11 тысяч фактов поджога хуторских хозяйств. Вряд ли всё это следует расценивать как «проявление второй социальной войны в деревне», как «борьбу деревенского пролетариата против кулачества». Мотивами таких действий, безусловно уголовно наказуемых при любом политическом строе, обычно были корысть, зависть, месть, даже озорство и хулиганство.

В течение семи лет фактического действия столыпинских аграрных преобразований были достигнуты заметные успехи в росте сельскохозяйственного производства: посевные площади возросли на 10 %, а в районах наибольшего выхода крестьян из общины — в полтора раза; на одну треть возрос хлебный экспорт; удвоилось количество применяемых минеральных удобрений; использование сельскохозяйственных машин, исчислявшееся в стоимостном выражении в 1906 г. в размере 38 млн, к 1913 г. поднялось до 131 млн. рублей.

Для изучения опыта столыпинской реформы в Россию стали приезжать ученые из США, Англии, Франции и Германии. В 1913 г. германская правительственная комиссия представила об этом своему правительству обстоятельный отчет, в котором отмечалось, что «если аграрная реформа в России продлится еще 10 лет, то она превратится в сильнейшую страну в Европе». Этот вывод, как сообщал русский посол в Берлине, «сильно обеспокоил германское правительство и особенно императора Вильгельма II».

Столыпин прекрасно понимал, что создание им слоя крестьян-собственников как гарантии стабильности государства невозможно в условиях, когда эти собственники не имеют надлежащей правовой защиты. Его аграрные преобразования повелительно требовали и развития само управления, и расширения гражданских прав крестьян, а также и повышения их образовательного уровня.

3 мая 1908 г. был издан закон о введении обязательного бесплатного обучения детей в возрасте 8-12 лет. С 1908 по 1914 гг. расходы на образование возросли втрое, количество начальных школ увеличилось в полтора раза (со 100 тыс. до 150 тыс., хотя для решения проблемы всеобщего начального образования требовалось еще столько же).

Однако осуществить программу намеченных преобразований Столыпину не удалось, так как он встретил резкое противодействие со стороны правых сил при дворе, в Государственном совете и в Государственной думе.

Неудачу потерпела попытка Столыпина проведение земской реформы. Еще в конце 1906 г. Министерством внутренних дел был представлен проект земской реформы, предусматривавшей отход от сословного принципа формирования земских учреждений. Она предусматривала переход от сословных к имущественным куриям при выборах в уездные земства и отказ от сословного принципа замещения основных административных должностей в уездном управлении. Реформа включала в себе также заме ну сословной крестьянской волости всесословной в качестве первой инстанции земского самоуправления — волостного земства. Эта «мелкая земская единица», о необходимости введения которой много говорили и писали ранее либералы, призвана была стать краеугольным камнем местного самоуправления. По существу Столыпиным ставилась задача усилить влияние «крепких хозяев» (выделившихся из общины) в волостном земстве. Таким образом столыпинский проект земской реформы был тесно связан с его основной, аграрной, реформой и являлся как бы ее продолжением. Столыпинский проект земской реформы в 1907 — 1909 гг. обсуждался на съездах земских деятелей и на ежегодных съездах объединенного дворянства. В Государственной думе, в Государственном совете и со стороны ближайшего окружения Николая II он встретил сильное сопротивление, был признан не только «нежелательным и нецелесообразным», но «вредным». Совет объединенного дворянства, настаивая на сохранении сословного принципа, доказывал, что введение бес сословного начала «сознательно или бессознательно» приведет Россию к республиканскому строю, ибо сословность — опора монархии. Столыпин вынужден был публично признать свою капитуляцию перед правыми кругами.

В первые годы на посту председателя Совета министров Столыпин пользовался большим доверием Николая II. 1908-1910 годы можно считать временем наибольшего политического влияния Столыпина, но и на чалом заката его карьеры. Властный и независимый, он восстановил против себя многих — и слева и справа. К его противникам присоединилась и придворная камарилья. Влияние ее на царя было большим, чем Совета министров.

В это время на сцену выступает зловещая личность Распутина. Сам факт появления и бесцеремонного поведения этого грубого и невежественного мужика, воплощавшего в себе все человеческие пороки, уже тогда вызывал удивление и возмущение современников. Но этому есть свое объяснение. Уже давно подмечено, что в кризисные моменты истории характерно обращение правящих верхов к мистике, оккультизму. Если бы не было Распутина, на его месте был бы другой, ему подобный. Впрочем, уже до Распутина при царском дворе появлялись разные «прорицатели» и «прорицательницы», «блаженные» и «юродивые». Таким образом, условия для появления его при дворе были вполне подходящими. Он оказался одним из многих, но лишь наиболее ловким проходимцем. Появление Распутина при дворе относится к 1905 г. Возвышению его способствовала императрица Александра Федоровна, женщина мистически настроенная, которая увидела в нем в первую очередь «целите ля» ее больного гемофилией сына Алексея. Вследствие этого обстоятельства Распутин приобрел большое влияние на экзальтированную императрицу. Однако сложившееся в литературе мнение, что Распутин приобрел «неограниченное влияние на царя», несправедливо. В прессе и в Государственной думе раздавались гневные филиппики против проходимца, сам факт приближения которого ко двору подрывал авторитет царской семьи. На стол царя поступали донесения тайной полиции о безобразном поведении «царского лампадника». Видные политики и даже ближайшие родственники царя пытались раскрыть глаза монарху о проделках Распутина, но царь, потакая капризам императрицы, упрямо не хотел внимать очевидным фактам. Скандальные похождения «старца» заставили однажды Столыпина, во время его доклада царю, просить удалить «старца» из столицы, но безвольный царь, тяжело вздохнув, ответил: «Я с вами согласен, Петр Аркадьевич, но пусть будет десять Распутиных, чем одна истерика императрицы». Придворная камарилья, стоявшая за спиной Распутина, усилила нападки на Столыпина, который, как она внушала царю, приобрел та кую власть, что уже «заслоняет» самого венценосца. Против Столыпина велась сеть интриг с целью свалить его. Сам Николай II стал всё более стал тяготиться им и как-то сказал: «Мне кажется, он не прочь занять мое место». Столыпин чувствовал приближение конца своей карьеры. В марте 1910 г. он откровенно говорил одному из иностранных послов: «Мой авторитет подорван; меня подержат, сколько будет надобно для того, чтобы использовать мои силы, а потом выбросят за борт». Серьезная размолвка Столыпина с царем произошла весной 1911 г. Столыпин вынужден был подать прошение о своей отставке. Лишь заступничество за Столыпина матери царя Марии Федоровны и дяди великого князя Михаила Николаевича не позволила Николаю II эту отставку. Но с этого момента еще более усилилось скрытое недоброжелательство царя, постоянно подогреваемое интригами придворной камарильи, к своему «премьер-министру». Тот понимал, что отставка его — дело недалекого будущего. По свидетельству П.Н. Милюкова, часто встречавшегося в это время со Столыпиным, он находился в «мрачном расположении духа». Столыпин испросил у царя согласие на время от дохнуть в одном из своих имений. Царь предписал передать на это время дела министру финансов В.Н. Коковцеву, но также приехать сна чала в Киев на торжественное открытие памятника Александру II и присутствовать на приуроченном к этому моменту приеме гласных вновь открытых земских учреждений Западного края.

В конце августа 1911 г. Столыпин прибыл в Киев. Здесь его ожидал холодный прием царя и его окружения. Между тем террористы готовили новое покушение на Столыпина. Об этом знала царская охранка, но не приняла по сути дела никаких предупредительных мер. 1 сентября 1911 г. принадлежавший к группе эсеров-максималистов адвокат Дмитрий Бог ров (связанный с охранкой) во время представления в Киевском оперном театре, на котором присутствовали царь с семьей и министрами, смертельно ранил Столыпина. Обстоятельства убийства Столыпина для многих были загадкой. Не стесняясь, говорили и даже писали в газетах о причастности к этому охранки. Вызвала подозрение и «быстрая казнь» террориста, который «мог сказать многое». Большинство историков склоняется к мнению, что убийство Столыпина произошло при попустительстве охранки, что руками террориста царь и двор были «избавлены» от ставшего «неугодным» Столыпина. По требованию депутатов Государственной думы и Государственного ответа была создана специальная комиссия по расследованию всех обстоятельств дела, но ее деятельность была прекращена повелением Николая II.

Убийство Столыпина вызвало многочисленные отклики в русской и зарубежной прессе. Правая и умеренно-либеральная печать писала о со бытии 1 сентября 1911 г. как о «национальной трагедии», отдавая должное Столыпину как выдающемуся государственному деятелю. Серьезной потерей называла смерть Столыпина и зарубежная либеральная печать, подчеркивая, что «в его лице большой человек сошел со сцены европейской политики». Иначе воспринимала гибель Столыпина левая российская печать. Так, эсеровский орган «Знамя труда» писал: «Он должен был кончить насильственной смертью. И можно только удивляться, что он встретил ее так поздно». Однако приветствуя террористический акт Богрова, сами эсеры отмежевались от него. В.И. Ленин в статье «Столыпин и революция», опубликованной 18 октября 1911 г. в «Социал-демократе», писал: «Умерщвление обер-вешателя Столыпина» — малозначащий факт, но он совпал с окончанием полосы русской контрреволюции и начало нового революционного подъема. «Столыпин умерщвлен был тогда, когда стучится в дверь новый могильщик — вернее, собирающий силы могильщик — царского самодержавия».

Не надеясь получить одобрения Указа от 9 ноября 1906 г. II Государственной Думой, Столыпин оформил его издание в порядке ст. 87 Основных законов без Думы. И действительно, Указ получил поддержку только в III Думе, избранной после третьеиюньского государственного переворота 1907 г., по новому избирательному закону. Опираясь на голоса правых и октябристов, правительство добилось, наконец, его утверждения 14 июня 1910 г. в виде закона.

Более того, правооктябристское большинство III Думы дополнило этот закон новым разделом, в котором указывалось, что те общины, в которых переделы не производились с 1863 г., должны считаться перешедшими к участково-подворному наследственному землепользованию. Иными словами, закон 14 июня 1910 г. принудительно распускал указанную категорию общин независимо от желания крестьян.

Последовавший затем закон от 29 мая 1911 г. сделал заключительный шаг к уравнению правового статуса надельных и частновладельческих земель. Юридическими собственниками хуторов и отрубов, а также надельных земель в принудительно распущенных общинах, если в составе надельной земли была хотя бы небольшая часть купленной земли, признавались домохозяева, т.е. главы крестьянских дворов, а не весь крестьянский двор как коллективный собственник (как это имело место ранее).

Однако, несмотря на сильнейший правительственный нажим, крестьянство в своей массе не восприняло реформу. Всего за период с 1907 по 1916 г. из общин вышло чуть более двух миллионов крестьянских дворов. Кроме того, 468,8 тыс. дворов в тех общинах, в которых с 1863 г. не было переделов, получили акты о собственности на свои земли без своего согласия, т.е. насильно. Всего таким образом выбыло из общин около 2,5 млн. крестьянских дворов, (примерно 1/5 общинных дворов к их количеству на 1906 г). К 1916 г. из общины вышла примерно1/6 часть общинников (более 73% из них против воли односельчан). Значительное число крестьян (там, где общины распускались принудительно) вышли против своей воли.

Оценивая итоги столыпинской реформы, справедливости ради, надо отметить, что к 1914 г. в сельском хозяйстве России имелись определенные положительные сдвиги. Во-первых, увеличилась на 10,5 млн. десятин площадь посевов за счет освоения целины в Сибири и Казахстане. Во-вторых, возрос общий валовой сбор зерна: пшеницы на 12%, ржи — на 7,4%, овса — на 6,6% как за счет расширения посевных площадей, так и роста урожайности. Но увеличение сбора зерна было не таким уж значительным и было использовано не на рост животноводства (“перегон зерна и кормов на мясо и масло”), что является показателем интенсивности сельского хозяйства, а на увеличение экспорта зерна за рубеж, в том числе и за счет сокращения внутреннего потребления. По расчету на 100 жителей населения число скота уменьшилось из-за нехватки кормов.

Однако эти положительные сдвиги нельзя связывать только со столыпинской реформой. Серьезнейшую роль сыграла отмена выкупных платежей, которые составляли 89 млн. рублей золотом в год, почти половина той суммы, которую выручали за экспорт хлеба. Немалую роль сыграли и удачные погодные условия, обусловившие хорошие урожаи в 1909 и 1910 гг. Однако вслед за этим последовал тяжелый неурожай 1911 г., поразивший более 20 губерний. Десятки миллионов крестьян были вновь обречены на муки голода. Характерно: больнее всего неурожай ударил по тем губерниям, где наиболее активно насаждались хутора и отруба, показав тем самым, что община оказалась более устойчива по отношению к стихийным бедствиям и иным чрезвычайным ситуациям.

В целом столыпинская реформа не дала тех результатов, на которые надеялось правительство. Во-первых, неурожай 1911 г. показал, что реформа не создала устойчивой тенденции к росту сельскохозяйственной продукции, во-вторых, реформа не решила главный вопрос: не устранила крестьянское малоземелье и аграрное перенаселение. Хотя часть крестьян и переселилась за Урал, а часть, продав землю, ушла в города, но, во-первых, до полумиллиона из них вернулись обратно, а, во-вторых, численность крестьянского населения за счет рождаемости росла примерно на 2% в год, что вело к дальнейшему дроблению крестьянских дворов, а, следовательно, и крестьянских наделов. Так и не удалось создать слой богатых фермеров-собственников земли, которые вели бы хозяйство по-капиталистически, с применением наемного труда, такой слой, чтобы он мог стать прочной социальной опорой царского режима. Хотя применение машин в сельском хозяйстве увеличилось, все же серьезных сдвигов в улучшении агротехники на селе добиться не удалось. Ведь по-прежнему почти половина пахотных земель принадлежала помещикам, значительная часть из которых сдавала землю крестьянам в аренду на кабальных условиях. И крестьяне ее обрабатывали своим инвентарем в порядке отработки арендных платежей. Более того, как уже говорилось, в ходе реформы и часть крестьянских надельных земель перешла к новым землепользователям-рантье, которые также сдавали землю крестьянам в аренду. Иными словами, площадь арендованных земель, обрабатывавшихся крестьянским инвентарем, увеличивалась, что отнюдь не способствовало распространению прогрессивной агротехники. Увеличение арендных платежей, общая сумма которых к 1917 г. вместе с расходами на покупку земель дошла до 700 млн. рублей в год, тяжелым прессом ложилось на крестьянство.

Столыпину не удалось ликвидировать крестьянскую общину. Как уже говорилось, из общины несмотря на административный нажим вышло не более 1/6 части крестьянских семей. Причем наибольшая их часть вышла в 1908-1909 гг. В дальнейшем этот процесс постепенно затухает. Кроме того, переселившиеся в Сибирь крестьяне стали вновь объединяться в общины. Что же обусловило устойчивость общины? Некоторые историки объясняют это консервативностью крестьянства. Частично это так. Но главная причина в другом. Община давала крестьянам чувство определенной социальной защищенности: окажись крестьянская семья в критическом положении, община (мир) не даст ей погибнуть. Особенно это было важно в условиях России, где большая часть сельскохозяйственных угодий находится в зоне рискованного земледелия. Нельзя не учитывать и жесткости российского климата, из-за чего затраты на обеспечение жизнедеятельности общества и ведение сельского хозяйства значительно выше, чем на Западе. Российское крестьянство на своем историческом опыте убедилось, что противостоять силам природы путем коллективных усилий легче. Поэтому у него выработался своеобразный общинный (коллективистский) менталитет, отличный от менталитета крестьянства на Западе. Наконец, община содержала определенную сельскую инфраструктуру (сельские школы, богадельни для престарелых, ссудно-кредитные товарищества, ремонт дорог, мостов местного значения и т.д.). В рамках общины развивались крестьянские кооперативные общества по совместному использованию сельскохозяйственной техники (жаток, молотилок, сепараторов и т.д.), сбытовые, закупочные, овощеводческие и иные сообщества. Характерно, что большую часть земель, выставленных на продажу, покупали сельские общины. Так, частные лица купили за 1913 г. 3,67 млн. десятин, а крестьянские кооперативы и сообщества— свыше 10 млн. десятин.

Таким образом, столыпинская реформа не решила аграрную проблему в стране. Наоборот, она ее обострила. Сохранение в стране крупного помещичьего землевладения с его полуфеодальными методами эксплуатации, новые финансовые тяготы для крестьян в виде расходов на покупку земли и арендные платежи, обезземеливание значительной массы крестьян и превращение их в батраков существенно способствовало приближению революции в России.

Источник: StudFiles.net


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.