Всеволод ярославович

Всеволод Ярославич (в крещении Андрей) — четвертый сын Ярослава Мудрого и шведской принцессы Ингегерды.

После смерти отца Всеволод получил Переяславль, Ростов, Суздаль, Белоозеро и Поволжье. Переяславль находился на южной границе Руси, а потому часто подвергался набегу кочевников – печенегов, торков, половцев, и Всеволоду часто приходилось с ними воевать.

В 1054 г. князь Всеволод Ярославич победил торков и заключил мир с половецким князем Болушем.

Всеволод вместе с братьями Изяславом и Святославом был членом «триумвирата Ярославичей» (1054-1073 гг.). Это был период мирного княжения братьев и тесного сотрудничества, Всеволод звался князем Переяславским. Они совместно издают «Правду Ярославичей» («Русская правда» в новом издании). В 1060 г. князья вместе победили торков и изгнали их с русских земель.

В 1062 г. Всеволод выступает против половцев, впервые напавших на русскую землю, но терпит поражение от их князя Искала (Сокала). В 1068 г. следует следующая неудача в борьбе с половцами: братья Ярославичи были разбиты на р. Альте, и Всеволод вместе с Изяславом бежал в Киев, а Святослав – в Чернигов.


В 1073 г. Святослав Ярославич подговорил Всеволода вступить с ним в заговор против Изяслава. После изгнания Изяслава киевским князем становится Святослав, а в 1077 г. после его смерти Всеволод впервые занимает киевский престол, правда, ненадолго. Через полгода Изяслав вернулся в Киев, и Всеволод, помирившись с братом, удалился на княжение в Чернигов.

В то время в Чернигове жил лишенный всех волостей племянник Всеволода, Олег Святославич. Он требовал себе Чернигов, но получив отказ, бежал в Тмутаракань к двоюродному брату Борису Вячеславичу. Вместе они, собрав войско из половцев, двинулись на Чернигов. В битве на Сожице половцы побили войско Всеволода. Олег и Борис заняли Чернигов, а Всеволод бежал в Киев.

В том же 1078 году Изяслав и Всеволод со своими сыновьями отправились в поход на Чернигов, и в битве на Нежатиной Ниве их войско победило. В этом бою погибли два князя — великий Киевский Изяслав Ярославич и Борис Вячеславич.

Всеволод Ярославич по старшинству занимает великокняжеский престол, в Чернигове он сажает своего сына Владимира Мономаха, в Переяславле – младшего сына Ростислава.

В 1079 г. его племянники, Роман и Олег Святославичи, вместе с половцами двинулись на Киев. Но подкупленные князем Всеволодом Ярославичем половцы убили Романа. В Тмутаракани Всеволод сажает посадника Ратибора, а своего главного противника, Олега Святославича, отправляет в заточение в Византию.


Правление Всеволода Ярославича омрачалось постоянными междоусобицами его племянников, которые добивались волостей, а также воевали друг с другом. Любимый сын Владимир был главным помощником князя Киевского, Всеволод передал ему ведение всех войн.

Кроме Владимира, у Всеволода была еще дочь Янка (Анна) от первого брака с Византийской царевной Анной (по некоторым источникам ее звали Анастасия или Мария). Вторая жена, тоже Анна, дочь половецкого хана, родила сына Ростислава и двух дочерей (Ирина и Евпраксия). Евпраксия была выдана замуж за императора Генриха IV, но через некоторое время она бежала из Германии в Верону к папе римскому Урбану II, обвиняя мужа в издевательствах.

В последние годы жизни Всеволод не принимал участия в правлении страной, а только отдавал распоряжения, которые приводил в исполнение его сын Владимир Мономах. Постоянные конфликты с племянниками и войны с кочевниками подорвали здоровье князя, смерть Всеволода Ярославича настала в 1093 г. Он был похоронен в киевском соборе Святой Софии.

Всеволод I Ярославич был очень образованным человеком, любил книги, знал пять языков. За свою набожность и добродушие получил прозвище «Миролюбивый».

Источник: historykratko.com

Всеволод ярославович

  • Главная
  • В избранное
  • Наш E-MAIL
  • Добавить материал
  • Нашёл ошибку
  • Вниз
  • Изяслав I Ярославович (1057–1078)
  • Правда Ярославовичей
  • Святослав Ярославович (1073–1076)
  • Всеволод Ярославович (1079–1093)
  • Вслед за эпохой Ярослава на Руси наступила эпоха Ярославовичей. Всеволод Ярославович оказался на переднем крае противостояния со степью. Зимой 1055 г. Всеволод водил дружину на торков, тюркский народ, тревоживший рубежи Руси набегами.

    В 1055 г. на границе с Русью впервые показались половцы. Это были новые тюркские кочевники, сменившие в степях Северного Причерноморья печенегов. Половцы стали страшным бичом для Руси.

    Всеволод сотворил мир с Блушем, предводителем кочевников. С тем стороны разошлись.

    В 1057 г. в Смоленске скончался Вячеслав Ярославович и посадили Игоря Ярославовича, выведя его из Владимира Волынского.


    В 1058 г. Изяслав I выступил в поход на берега Оки и в лесной край ее левых притоков рек Угры и Протвы. Тут киевский князь столкнулся с восточнобалтским народом, именуемым летописцами голядь. Дворов княжеского боярства и гридьбы на верхней Оке в XI в. еще не ставили.

    В 1059 г. кто-то вступился за брата Ярослава, «всаженного в поруб», Судислава. Возможно, здоровье несчастного и оклеветанного дяди Ярославовичей стало так слабо, что скорая кончина была очевидна. Изяслав, Святослав и Всеволод подвели Судислава к кресту и постригли в монахи.

    В 1060 г. в Смоленске скончался Игорь Ярославович. Кажется странным, что два молодых Ярославовича столь быстро умерли в одном городе.

    В 1060 г. Изяслав, Святослав, Всеволод и полоцкий князь Всеслав Брячиславович объединили силы, собрав «воинов без числа», и на лошадях и в ладьях двинулись на торков. Это стало катастрофой для тюркских кочевников. Близилась зима, и бежавшим торкам пришлось гибнуть не только от мечей Ярославовичей, но и от голода, мора и холода. Общерусский поход 1060 г. смирил торков, и более вреда Руси они не причиняли. Киев еще имел немалую силу, и польза в том для государства была очевидная.

    А в 1061 г. впервые на Русь вторглись половцы. И была открыта новая страница в истории восточных славян, полная пожаров, избиений мирных жителей и иных кошмаров.

    Путь половцам заступил Всеволод. 2 февраля дружина Переяславля столкнулась с половцами и проиграла сражение. Это первое зло от половцев на Руси. Князя кочевников звали Сокал.


    В 1061 г. в Новгороде поставили архиепископом Стефана. То, что в Новгороде расположилась кафедра архиепископа, предполагало присутствие на севере Руси епископских кафедр. Вскоре они стали появляться.

    В 1063 г. скончался несчастный чернец Судислав Владимирович. Погребли его в церкви св. Георгия, но неясно, киевский это храм или какой-либо иной.

    В 1064 г. из Руси в Тмутаракань умчался отряд. Во главе отряда был князь Ростислав Владимирович, сын Владимира Ярославовича Новгородского. Князя сопровождали Порей и Вышата, сын Остромира, новгородского воеводы.

    Трудно сказать, что подвигло Ростислава на рискованное предприятие, скоро закончившееся его гибелью. То ли Ростислав на Руси остался без земли и власти, то ли его прельстила романтика черноморских портовых городов. Мы помним, как в середине X в. прапрадед Ростислава могучий Святослав Игоревич стремился на Дунай и сложил в походе голову.

    Из Тмутаракани Ростислав изгнал сидевшего в городе Глеба Святославовича и занял его стол.

    В 1065 г. из Чернигова к Тмутаракани выступил Святослав Ярославович. Ростислав, завидя стяги дяди, вышел из Тмутаракани. В городе снова водворился сын Святослава Глеб. Но стоило стихнуть гулу копыт и плеску весел дружины Святослава Ярославовича, как Ростислав, успевший обзавестись в Тмутаракани друзьями, выгнал из города Глеба, и тот отправился вслед за отцом.

    Ростислав сел в Тмутаракани крепко и подобно Мстиславу Владимировичу, брату и сопернику Ярослава, брал дань с касогов, и не с них одних. Это не могло устроить греков. Сильный русский князь на берегу Черного моря их пугал. На пиру подосланный убийца отравил Ростислава, 3 февраля князь скончался. А грека, подсыпавшего в княжеский кубок яд, побили камнями в Корсуни.


    Всеволод ярославович

    В 1067 г. началось новое противостояние Киева и Полоцка. Князь Всеслав Брячиславович «заратисяс» подобно отцу и деду. И вновь жертвой полочан стал Новгород.

    Как только весть о том достигла Киева, Изяслав, Святослав и Всеволод, собрав силы, зимой выступили к Старому Меньску, располагавшемуся к юго-западу от современного Минска. Город взяли штурмом, мужчин посекли, а жен и детей полонили.

    После того Ярославовичи двинулись на север, к реке Немиге. Тут южнорусские полки ожидала рать Всеслава. В день битвы, 3 марта, снег был глубок. Это стесняло движения полков, и начавшаяся битва была жестокой. На Немиге пало множество воинов. В конце концов Всеслав бежал.

    Ярославовичи не удовольствовались победой на Немиге. В июне Изяслав и Всеслав целовали крест к Всеславу и просили прийти для переговоров к Орше на Днепр и заверяли «не створи зла». Всеслав переехал Днепр в ладье и вошел в шатер к Изяславу. И «яша Всеслава на Рши оу Смоленьска преступивше крестъ». Изяслав «всадил» Всеслава с двумя сыновьями «в поруб» в Киеве. Но на этом история с полоцким князем не закончилась.


    В 1068 г. на Русь снова пришли половцы. Изяслав, Святослав и Всеволод с дружинами стали на реке Л то. И разыгралась трагедия. Летописец сообщает, что русские князья «поидоша противу собе, грехъ ради нашихъ». Это можно понять как несогласованность действий полков, то, что впоследствии сгубило русское войско в битве с монголами на реке Калка. И среди ночи «попусти Богъ на ны поганыя». И побежали русские воины. Изяслав и Всеволод направили коней к Киеву. Святослав помчался к Чернигову.

    Узнав черную весть, киевляне, а было их в ту пору не менее пятидесяти тысяч, собрали на торговище вече. Послали к князю просить коней и оружие — сражаться с половцами. Среди жителей столицы было немало людей, владевших усадьбами и дворами, стоявшими за валами города, и с присутствием половцев в русских землях никто мириться не желал. Когда Изяслав требуемого не дал, народ стал роптать на княжеского воеводу Косняча. Пришли на гору, ко двору воеводы, но Косняч заблаговременно исчез.

    Тогда киевляне стали у двора покойного полоцкого князя Брячислава (отца Всеслава), имевшего собственную резиденцию в Киеве, и решили высадить из поруба Всеслава Полоцкого и его дружину. Часть народа устремилась к погребу, а часть, пройдя мост, отправилась на княжеский двор, в город Владимира.


    Изяслав, сидя «на сенехъ» в окружении дружины, с тревогой наблюдал за запрудившим двор народом. Киевляне «начаша претися съ княземь». Князь глядел в окно и ожидал совета от своего окружения и «ре Тукы, Чюдине брат, Изяславу — видиша княже людье вьзвыли, поели ать блюдуть Всеслава».

    Тем временем киевляне освободили Всеслава, и весть о том мгновенно облетела Киев. Время Изяславом было упущено. Дружина еще советовала Изяславу «се зло есть поели ко Всеславу, ать призвавше ко оконьцю и проньзнути и мечемь, и не послуша сего князь». А киевляне стекались к порубу, окружая Всеслава.

    Изяслав и брат его Всеволод сели на коней и, хорошенько их пришпорив, помчались прочь из Киева.

    Киевляне кинулись на опустевший княжеский двор и принялись грабить «бещисленое множьство злато и сребра, и кунами и скарою».

    Изяслав, нигде подолгу не задерживаясь, скакал в Польшу, ко двору Болеслава II. Польша в ту пору была сильна и надежды Изяслава в дальнейшем оправдала.

    Пока в сентябре в Киеве неистовствовали восставшие половцы, жгли на Руси все, к чему могли подобраться, и полонили не успевших укрыться в городах людей.

    Наконец, Святослав вывел из Чернигова три тысячи воинов и подошел к городу Сновску. Тут русские увидели превосходивших их численно в несколько раз половцев. Святослав промолвил дружине: «потягнемь». Началось сражение, и русские одолели. Часть половцев перебили, часть перетопили в реке Сновь. Это было 1 ноября 1068 г.


    А Всеслав Полоцкий сел в Киеве, и продлилось его княжение в столице семь месяцев.

    Весной 1069 г. к Киеву из Польши шли войско Болеслава II и дружина Изяслава Ярославовича. Бояре и гридьба Изяслава не менее самого князя рвались расквитаться с киевлянами. На Руси у них остались дворы, земли, жены.

    Всеслав с киевлянами стал в Белгороде, в западном пригороде столицы. Полоцкий князь с тревогой выслушивал сообщения о приближении неприятеля и в ночь «оутаися Кыанъ, бежа из Белагорода кь Полотьску». Поутру бегство Всеслава открыли, и киевляне вернулись в город. Собрали вече и послали к Святославу и Всеволоду с речью: «Мы же зло створили… князя своего прогнавше, а се ведеть на ны землю лядьскую, и пойдете в град оца своего». Далее киевляне пригрозили Ярославовичам: «Зажегши городъ свои и ступити в Грецискую землю».

    Всеволод ярославович

    Всеволод и Святослав задумались над речами горожан и послали к Изяславу сказать, что Всеслав бежал в Полоцк и ляхов вести в Киев не следует, ибо «противнаго ти не туть». Киевляне помнили приход Болеслава I, и Болеславу II никто на Руси рад не был. Прошло всего полвека, живы были старики, стерегшие ляхов по темным углам города кто с топором, кто с косой, а кто и с рогатиной.

    Изяслав оставил ляхов вне города, сам же с Болеславом II приступил к Золотым воротам. В Киев послали сына Изяслава Мстислава.


    Мстислав расправился с семьюдесятью киевлянами, высадившими Всеслава из поруба. Иных горожан ослепили, а «другыя без вины погубивъ не испытавъ».

    2 мая 1069 г. Изяслав сел в Киеве на столе отца и деда. Ляхов распустили по городу на прокорм. И снова киевляне стали избивать их «отаи». Скоро Болеслав II покинул Русь и вернулся в Польшу.

    Всеславу спокойно сидеть в Полоцке не дали. Всеслав бежал из своей столицы, а в Полоцке Изяслав Ярославович посадил сына Мстислава. Но не было жизни молодому князю на Западной Двине. Скоро Мстислав умер. Вероятно, его отравили местные бояре, не желавшие пускать к себе южнорусского князя с его боярами и дружиной. Но и Изяслав не захотел отступиться и в Полоцке посадил другого сына — Святополка.

    В 1070 г. у Всеслава Полоцкого родился сын Ростислав.

    А в Киеве велось широкое строительство. В монастыре на Выдобичи, стоявшем среди леса под киевскими горами, заложили каменную церковь Михаила.

    При Изяславе пору бурного развития переживал Киево-Печерский монастырь. После кончины Ярослава Мудрого имя инока Антония из Любеча получило широкую известность на Руси. Сам Изяслав с дружиной считал необходимым приходить к отшельнику за благословением. Стала стекаться в пещеры под киевские горы братия отовсюду. Антоний начал постригать в монахи. Но Антоний избегал мирского шума и, когда братия умножилась, посчитал за лучшее подняться на гору и вырыть новую пещеру.

    Над пещерами воздвигли небольшую церковь в честь пресвятой Богородицы. В братии народу прибывало и послали к Изяславу просить, «дабы ны вдалъ гору… ту яже есть надъ пещерою». Изяслав без колебаний исполнил просьбу. Начали ставить монастырь и большую, видимо деревянную, церковь. Игуменом поставили Варлама.

    Тем временем Изяслав принялся за строительство княжеского монастыря св. Димитрия и вывел в него на игуменство Варлама. Печерская братия обратилась к Антонию, практически не покидавшему пещеры, за советом. Решили поставить игуменом Феодосия.

    Антоний скончался, не выходя из пещеры, и было ему от роду сорок лет.

    Когда печерская братия увеличилась до ста человек, стали искать правила монастырского жития. А на Русь пришел черноризец Михаил. Он был монахом греческого студийского монастыря. Михаил сопровождал митрополита Георгия. Так был обретен устав студийский.

    А мирская жизнь шла своим чередом. В 1071 г. половцы вторглись на Русь и воевали «оу Растовца, и оу Неятина».

    Тем же летом Всеслав выгнал из Полоцка Святополка Изяславовича. Видимо, во второй половине XI в. бояре крепко пустили корни по землям русского государства и смена князей была для бояр крайне нежелательна и грозила землевладельцам радикальным переделом власти и земли. И стали бояре держаться своей княжеской ветви, ибо она была единственным гарантом боярских кормлений и свобод. Князь, пришедший извне, должен был кормить своих бояр и дружинников. Этого все страшились.

    Еще один сын Изяслава — Ярополк — одолел Всеслава в сражении «оу Голотичьска». Но военные победы киевских князей решали не все.

    В 1071 г. Русь сотрясли народные выступления, во главе которых стояли волхвы. Киевское восстание 1068 г. можно поставить в один ряд с событиями 1071 г. Но старый строй жизни безвозвратно уходил, и сил у него для борьбы с князьями и духовенством было недостаточно.

    В Киев, полный христианских соборов, пришел волхв, посол языческой Руси, и заявил, что Днепр пять лет будет течь вспять, «а землямь переступати на ина места, яко стати Гречкой земли на Рускои земли, а Рускои на Гречком, и прочимъ землямъ изменитися».

    Год 1071-й был неурожайным для ростово-суздальских земель. В Ярославле появились два волхва, объявившие, что им «свемы кто обилье держить, и поидоста по Волзе». Народ испытывал крайнюю скудость в продуктах. Волхвы, приходя в приволжские погосты, объявляли народу «лучьшия жены глаща яко си жито держать, а сии медъ. а сии рыбы, а сии скору». Тех, на кого указывали волхвы, убивали, а именье их «имаша собе».

    Так волхвы в сопровождении трехсот спутников с Волги по реке Шексне поднялись к Белому озеру.

    И случилось оказаться на Белом озере Яну, сыну Вышатина. То был боярин князя Святослава Ярославовича, посланный на северо-восток Руси для сбора дани. Яну сообщили о волхвах. Он стал выяснять, «чья еста смерда и оуведевъ яко своего ему князя, пославь же кь нимь яко смерда еста моего князя».

    Ян выступил навстречу волхвам с двадцатью отроками. В возникшей свалке убили попа, пришедшего с Яном. Волхвы же бежали в лес. И Ян прибег к испытанному средству. Он заявил белозерцам, что не уйдет из их города, пока волхвы не будут схвачены. Горожане привели волхвов, и скоро волхвы были убиты.

    В тот год в Новгороде вспыхнуло восстание, во главе которого также стали волхвы. Князь Глеб, сын Святослава Ярославовича, с дружиной расположился на дворе епископа, то есть в детинце. Народ стал вокруг волхва. Глеб спрятал под плащом топор, подошел к волхву и спросил, все ли ему известно о будущем. Волхв ответил: «Все ведаю». Глеб вытащил топор и убил им волхва. После того народ разошелся.

    Христианство в XI в. стало на русскую землю, но стопы его постоянно нуждались в опоре. И в 1072 г. Изяслав, Святослав и Всеволод организовали упокоение останков Бориса и Глеба во вновь отстроенной каменной церкви в Вышгороде. Это был один из множества шагов по утверждению христианства на Руси.

    Однако собрались Ярославовичи в Вышгороде не только для дел церковных, но и для узаконения правил мирских. Летописец сообщает: «Правда оуставлена Роуськои земли, еда ся съвокупилъ Изяслав, Всеволодъ, Святославъ, Коснячко, Перенегъ, Микыфоръ, Кыянин, Чудинъ, Микула». Некоторых бояр из приведенного списка мы знаем из описания восстания киевлян 1068 г. Коснячко был воеводой Изяслава, и его двор стоял на горе в Киеве. Чудин также был близок Изяславу, это следует из фразы летописца: «…реТукы, Чюдине брат, Изяславу…»

    «Правда Ярославовичей» восходит к «Правде Ярослава». Оба памятника, написанные несколько отличным языком, а следовательно, создававшиеся в разное время и, возможно, в разных местах, слившись, породили «Краткую Правду».

    «Правда Ярослава», или «Свод древнерусских законов первой половины XI в.» восходит к русским законам X в. Языческие корни «Правды Ярослава» видны в сочетании кровной мести с вирой.

    По Академическому списку половины XV в. приведем отрывок из «Краткой русской правды».

    «Правда роськая.

    1. Оубьетъ моужъ моужа, то мъститъ братоу брата, или сынови отца, любо отцю сына, или братоу чадоу, любо сестриноу сынови; аще не боудеть кто мьстя, то 40 гривенъ за голову; аще боудеть роусинъ, любо гридинъ, любо коупчина, любо ябетникъ, любо мечникъ, аще изъгои боудеть, любо словенинъ, то 40 гривенъ положитиза нь…

    3. А ще ли кто кого оударить ботогомъ, любо жердью, любо пястью, или чашею, или рогомъ, или тылеснию, то 12 гривене; аще сего не постигнуть, то платити емоу, то тоу конець».

    Молодое русское христианство, в недрах которого велось летописание, не могло сохранить для нас русских узаконений эпох Олега, Игоря и Святослава. Единственным свидетельством, касающимся законов Руси X в., являются сохраненные летописцами тексты договоров киевских князей с греками. Кстати, они содержат ссылку на «закон русский».

    В договоре Игоря с греками, заключенном в 945 г., читаем:

    «…аще ударить мечемъ или копьемъ, или кацемъ любо оружьемъ Русинъ Грьчина или Грьчин Русина, да того деля греха заплатить сребра литр 5, по закону рускому.

    10. Аще ли челядинъ съкрыется любь оу варяга, любо оу кольбяга (выходец из г. Колобжег), а его за три дни не выведьуть, а познають и в третий день, то изымати емоу свои челядинъ, а 3 гривне за обидоу».

    Волна народных выступлений, захлестнувшая Русь в 1068–1071 гг., стала едва ли не главным побудителем к установлению Ярославовичами «Краткой Правды». Князья и бояре ощутили жизненную необходимость в юридической защите порядка вещей и явлений, которые обеспечивали власть и все, что за этим стоит.

    «Правда Ярослава» представлена в первых статьях «Краткой Правды», вплоть до слов: «Правда оуставлена Роуськой земли».

    В Новгородской первой летописи младшего извода (написана в первой половине XV в.) под 1016 г. помещено сообщение: «…и отпусти их всех домовъ, и давъ имъ правду, и уставъ списавъ, тако рекши имъ: по сей грамоте ходите; яко же списах вамъ, такоже держите. А се есть правда руская», то есть «Правда Ярослава».

    Софийская I летопись под 1019 г. говорит о «Ярославовой грамоте». Под 1035 г. та же летопись говорит, что Ярослав посадил в Новгороде сына Владимира, епископа Жидяту и дал новгородцам грамоту.

    Текст «Краткой Правды» («Правда Ярослава» + «Правда Ярославовичей» — Вышгород, 1072 г.) близок новгородским памятникам и включен в состав Новгородской I летописи.

    В XII в. на Руси появилась «Пространная Правда», ставшая органичным развитием предыдущих сводов законов.

    «Пространная Правда» составлена из двух частей:

    1. Начало — «Суд Ярославль Володимеричь. Правда Русьская».

    2. «Устав Володимерь Всеволодича».

    «Краткая Правда» была использована при составлении данного документа вкупе с Уставом Владимира II Мономаха. В упомянутый Устав вошли постановления о взимании процентов и закупках — это были отголоски киевского восстания 1113 г., речь о котором впереди.

    В 1068 г, когда Изяслав шел на Киев из Польши, князю пришлось столкнуться с недовольством населения западных областей Руси. А в Дорогобуже пролилась кровь. О том мы узнаем из статьи «Краткой Русской Правды».

    21. «А въ княжи тивоуне 80 гривенъ. А конюхъ старый оу стада 80 гривенъ, яко оуставилъ Изяславъ въ своем конюсе, его же оубиле Дорогобоудъци»,

    Интерес представляет соотношение денежных единиц, приведенных в сводах русских законов.

    26. «За кобылоу 60 резанъ, за воль гривноу, а за коровоу 40 резанъ, а третьякъ 15 коунъ, а залонъщиноу полъ гривне, а за теля 5 резанъ, за яря ногата, за боранъ ногата».

    Итак, за кражу скота взыскивали резаны. Гривна кун XI в. прообразом имеет древнее индоевропейское шейное украшение, на которое было возможно поместить двадцать пять куньих шкурок.

    Векша-веверица — это одна беличья шкурка.

    Из «Пространной Правды» первой четверти XII в. видно такое соотношение денежных единиц или их эквивалентов:

    Гривна кун = 20 ногат = 50 кун (кун сравнялся с резаном) = 200 векшей, вевериц.

    Ранее соотношение было таково:

    Гривна кун = 20 ногат = 25 кун = 50 резан = 200 векшей.

    Одной гривне серебра соответствовали 4 гривны кун.

    В 1073 г. между Ярославовичами возникла распря. Святослав сумел настроить Всеволода против Изяслава, и тому пришлось покинуть Киев и знакомой дорогой уехать в Польшу.

    Это произошло в марте, и весна лишь робко заявляла о скором торжестве.

    Святослав переехал из Чернигова в Киев, а точнее в столичный пригород — Берестово. Видно, в Киеве у Изяслава было много сторонников. То, что Святослав Ярославович рассылал своих детей и бояр в Тмутаракань и на север Руси, говорит об энергии черниговского князя, о его честолюбии. А разгром половцев в 1068 г. под Сновском указывает на мужество Святослава.

    Новый киевский князь поспешил внести собственную лепту в строительство столицы и его пригородов. В 1073 г. Святослав заложил первый камень в основание главного храма Печерского монастыря. Игуменом в обители был Феодосий. Собор Успения Богородицы строился в 1073–1077 гг. Это был чудный одноглавый шестистолпный каменный храм с тремя апсидами на востоке. Киево-Печерский патерик сообщает: «Придоша от Царяграда мастери церковнии, четыре мужи».

    Величина подкупольного квадрата храма более, нежели у киевской Софии, — 8,6 м. Но в целом Печерский храм размерами уступал Софии, остававшейся крупнейшим зданием Руси до XV в.

    Вскоре на Руси стали строить множество каменных храмов, подобных Печерскому. Столицы отдельных княжений и главные города волостей и уделов начали украшаться однокупольными каменными соборами.

    В 1074 г. скончался игумен Феодосии. До нас дошло «Житие Феодосия». Полагают, что его автором был монах Печерского монастыря Нестор, один из редакторов «Повести временных лет».

    В Житии говорится, что родители Феодосия жили в Василеве, в городе, стерегшем подход к Киеву с юга. Юный Феодосий с родителями переехал в Курск. Слава о блаженном Антонии достигла ушей Феодосия, и вскоре оба подвижника соединили молитвы под киевскими горами.

    В 1075 г. из Германии к Святославу в Киев прибыло посольство. Святослав распахнул перед гостями двери княжеских кладовых, и глазам пришедших представилось множество «злат и сребра, и паволок».

    Всеволод ярославович

    О цели визита посольства мы узнаем из летописной фразы: «…реша се ни во что же есть, се бо лежить мертво». По-видимому, при дворе Генриха IV Саксонского были наслышаны о богатстве Руси, но увиденное потрясло и еще более утвердило Германию в необходимости вовлечения Руси в орбиту своего экономического, политического и религиозного влияния. Однако с Русью дело обстояло не так понятно, как с латинизированными Польшей, Чехией и Хорватией. Греческая церковь накрепко заняла западный рубеж Руси, и штурм этого бастиона занял не одно столетие.

    В 1076 г. два двоюродных брата — Владимир II Всеволодович Мономах и Олег Святославович выступили в Польшу помогать Болеславу II против чехов. Польша боролась с Германией, Чехией и Поморией, и союз с Русью имел для нее величайшее значение.

    Когда широкие русские поля и темные леса укрыл снег, а реки сковало льдом, скончался князь Святослав Ярославович. Это произошло 27 декабря 1076 г. Погребли князя в Спасском соборе, по-видимому, в Чернигове.

    А 1 января 1077 г. Всеволод Ярославович сел на великокняжеский стол в Киеве.

    В ту же зиму у Владимира II Мономаха родился сын Мстислав, в свое время ставший Великим киевским князем.

    В 1077 г. с западных рубежей до Киева долетела тревожная весть — Изяслав Ярославович, подкрепленный польскими отрядами, выступил на Русь. Недаром дочь Изяслава Евпраксия была замужем за сыном Болеслава II.

    Всеволод уступил Киев старшему брату, и в июле 1077 г. Изяслав въехал в ворота русской столицы. Встал вопрос раздела колоссального наследства покойного Святослава Ярославовича. И дети Святослава едва могли в споре тягаться с дядьями.

    В апреле 1078 г. из Чернигова в Тмутаракань бежал Олег Святославович. В тот же год в далеком новгородском Заволочье убили Глеба Святославовича. В июле Глеба упокоили в Спасском соборе Чернигова.

    В Новгороде Изяслав Ярославович посадил сына Святополка II. Ярополк Изяславович сидел в Вышгороде, а Владимир II Всеволодович — в Смоленске.

    В 1078 г. Олег Святославович и Борис (Вячеславович), внуки Ярослава Мудрого, пришли на Русь «искать отчины» и привели в помощь половцев. Так русские князья начали раскачивать государство, не успевшее окончательно сформироваться.

    Всеволод сошелся с племянниками на реке Сежице. Началось сражение. Половцы одолели, и много русских бояр было побито. Летописец среди погибших в сражении 26 августа 1078 г. упоминает знакомого нам Тюку — Чудина брата, Ивана Жирославовича, Порея.

    Олег и Борис сели в Чернигове, а русичи почувствовали недоброе, предвидя печальную будущность, полную братоубийственных войн.

    Всеволод приехал в Киев к брату Изяславу, и тот утешил гостя словами: «…брате не тужи, видиши бо колко ся мне сключи зла… не изгнаста ли вы мене брата своя, и не блудих ли по чюжимъ землямъ. именья лишенъ быхъ…»

    Скоро к Киеву подошли Ярополк Изяславович из Вышгорода и Владимир II Всеволодович из Смоленска. Собралась немалая сила, и Чернигов был осажден.

    Владимир II подошел к Чернигову с востока, «от Стръжене», овладел воротами и пожег окольный город.

    3 октября 1078 г. недалеко от Чернигова, на Нежатиной ниве, произошло сражение. Дрались жестоко — князья за столы, бояре за кормления. Одним из первых сложил голову Борис Вячеславович. С ним угасла одна из ветвей Ярославова древа. Следующей жертвой стал Великий князь киевский Изяслав I Ярославович. Он стоял среди своих воинов «в песцехъ, оунезапу приехавъ один, оудари копьемь за плеча и тако оубьенъ быс Изяславь…».

    Олег Святославович проиграл сражение и едва ушел с малой дружиной в Тмутаракань.

    Тело Изяслава положили в ладью и водами Десны привезли в Киев. А в столице уже был слышен плач.

    На киевском столе сел Всеволод Ярославович. Его сын Владимир II Мономах был оставлен в Чернигове. Сына Изяслава Ярополка отправили во Владимир Волынский, и к тому была придана Туровская волость.

    В 1079 г. к городу Воин с половцами подошел еще один обездоленный сын Святослава Ярославовича — Роман. Всеволод закрыл дорогу половцам у Переяславля и заключил со степняками мир. 2 августа 1079 г. половцы отвернули коней от Руси и при этом убили Романа Святославовича.

    А в Тамани хазары схватили Олега Святославовича и отправили князя в Византию в заточение. В Тмутаракань приехал посадник Всеволода Ратибор, и дела в южной провинции Руси пошли обычным чередом. Похоже на то, что Олег в запале ненависти к дяде стал чинить помехи черноморской торговле, и все три окружавших князя силы решили с этим покончить.

    Племянники требовали своего, но Русь еще была единой и силы ее источались по капле, на первый взгляд незаметно, но неуклонно.

    В 1080 г. Киев воевал с торками. На умиротворение тюркского народа Всеволод послал возмужавшего Владимира, и скоро на южных рубежах Руси установилась тишина.

    В 1081 г. в Тмутаракань ушли два молодых Ярославовича, оставшихся на Руси без уделов: Давид, сын Игоря Ярославовича, и Володарь, сын Ростислава Владимировича и внук Владимира Ярославовича, строителя новгородской Софии. В мае 1081 г. князья схватили в Тмутаракани наместника Ратибора и сели в шумном торговом и портовом городе. Киев был далеко, и военная экспедиция могла стоить Всеволоду немалых средств.

    В 1083 г. к берегу Тамани из Греции подошло судно. На его борту находился Олег Святославович с набранной дружиной. Давида и Володаря схватили, а хазар, в свое время отправивших Олега в византийскую темницу, кроме того, виновных в гибели братьев Олега, посекли. Двоюродного брата Давида и двоюродного племянника Володаря Олег скоро отпустил.

    В 1084 г. к Всеволоду в Киев приехал племянник Ярополк Изяславович. Этот князь не ладил с Ростиславовичами, потомками Владимира Ярославовича Новгородского. Звали Ростиславовичей Рюрик, Володарь и Василько. На их умиротворение в волынские и галицкие земли выступил Владимир II Всеволодович. Это был своего рода ангел-хранитель государства. Пока билось сердце Владимира II Мономаха, тучи над Русью ходили, но никогда не застилали небес свинцовым панцирем. Несмотря на потрясения, Русь XI в. оставалась обласканной солнцем и судьбой, и ручьи крови, струившиеся по ее земле, не превращались в алые реки, а дымы пожарищ не делали из дня ночь.

    Когда Ярополка водворили на место, а Ростиславовичи разбежались, в Киев пришло известие из низовья Днепра. Давид Игоревич занял Олешье (видимо, производное от древней Ольвии) и разграбил имущество торговавших греков. Всеволод Ярославович понял, что племянник будет безобразничать, пока не получит удела. Греха Ярославовичи без крайней нужды на душу не брали. Давида посадили в волынский город Дорогобуж.

    В 1085 г. Ярополк Святославович бежал из Луцка в Польшу. В городе князь оставил мать и дружину. Ранее Ярополк поссорился с дядей Всеволодом и, устрашившись Владимира II Мономаха, выехавшего на «снем» с двоюродным братом, не имел времени на сборы.

    Мономах посадил во Владимире-Волынском Давида (Святославовича). Это был город бежавшего Ярополка. Мать Ярополка, его жену и «дроу жину» Мономах привел в Киев. Туда же было привезено имущество Ярополка.

    Всеволод Ярославович, подобно отцу и деду, всеми средствами поощрял христианство. При митрополите Иване в 1086 г. Всеволод в Киеве заложил церковь св. Андрея и устроил при ней монастырь. В обители была пострижена дочь Всеволода Янка, умершая в 1113 г. Христианство скрепляло государство единым нравственным или идеологическим каркасом. В определенной степени это препятствовало расколу Руси.

    Жизнь или история Ярополка Изяславовича, весьма походящая на трагедию, завершилась в 1087 г. Князь приехал из Польши, помирился с Мономахом и сел во Владимире Волынском, в тогдашней столице Западной Руси. Владимир II Мономах удалился в Чернигов.

    Во Владимире-Волынском Ярополк сидел недолго. Скоро князь выступил к галицкому городу Звенигороду. В Галиции княжили враги Ярополка Ростиславовичи, и это во многом предрешило гибель Ярополка.

    Когда сани Ярополка подвозили князя под стены Звенигорода, человек по имени Нерядец, свесившись с конского седла, пронзил Ярополка саблей.

    Нерядец пришпорил коня и помчался к городу Перемышль, к Рюрику Ростиславовичу. Отроки Ярополка Радко, Воикин и иные привезли тело князя во Владимир-Волынский, а оттуда в Киев.

    Ярополка Изяславовича погребли в монастыре св. Димитрия в церкви апостола Петра. Монастырь был обязан рождением и расцветом отцу Ярополка Изяславу Ярославовичу.

    Всеволод Ярославович разгневался на Ростиславовичей и в том же 1087 г. выступил в поход к Перемышлю.

    В 1088 г. в Киеве продолжилось большое каменное строительство и была освящена церковь в монастыре Михаила.

    В 1088 г. из Новгорода в Туров поближе к Киеву переехал Святополк II Изяславович. Это был будущий Великий князь киевский, правление которого оставило на Руси глубокий и своеобразный след.

    В то же время в Печерском монастыре скончался игумен Никон. А на берегах Оки город Муром оказался взят войском Волжской Булгарии. В дальнейшем Северо-Восточная Русь и Булгария вплоть до нашествия монголов постоянно обменивались ударами. Возможно, это связано с тем, что торговля, некогда процветавшая на Волге, в XI–XIII вв. стала хиреть и взаимные грабежи стали казаться привлекательнее, нежели торговля. Но, вне всякого сомнения, торговля на Волге никогда абсолютно не замирала.

    В 1089 г. Русь, умиротворенная политикой Всеволода Ярославовича, переживала крупное религиозное событие. В Киев съехались митрополит Иван, епископ белгородский Лука, епископ ростовский Исайя, епископ черниговский Иван, епископ юрьевский Антоний. Были большой праздник для паствы и демонстрация силы и единства христианской Руси. Поводом для съезда епископов было возведение церкви в честь пресвятой Богородицы в Печерском монастыре.

    В 1089 г. Янка (Анна) Всеволодовна плавала в Грецию. Это была демонстрация дружбы двух православных государств. В 1090 г. Янка возвратилась на Русь с новым митрополитом — Иоанном-скопцом.

    При правлении Всеволода большое каменное строительство развернулось в Переяславле. В городе выстроили каменный храм Михаила. Над воротами города поставили церкви св. Федора и св. Андрея. Переяславль окружили каменной стеной, а городские кварталы деревянной застройки украсили каменными храмами.

    Всеволод Ярославович относился к Переяславлю, как к колыбели и любимой вотчине. Любил Переяславль и Владимир II Всеволодович, и гривны из казны русского государства на строительство города шли полноводным потоком.

    В 1090 г. в полоцких землях произошли странные события, о которых лучше летописца не скажешь:

    «Предивно быс чюдо оу Полотьске… яко члвци рыщуть беси по оулици».

    В 1091 г. в далеком Ростове вновь выступили волхвы. Убежищем волхвам уже столетие служили сень лесов и степной ковыль, в городах же они «погибе».

    1092 г. был подобен гулу невидимого урагана. Страшных бедствий на Руси не произошло, но атмосфера была тягостной.

    Лето выдалось жарким, и погорело множество боров. До глубокой осени дымили торфяники. Половцы заняли три города, посекли население Прилук и разорили немало сел. Возможно, горели в сухой год и срубы, бывшие в основе Змиевых валов.

    На западе Руси Василько Ростиславович с дружиной закрутился в кровавом водовороте сражений и засад с половцами и ляхами. В 1092 г. умер старший из трех братьев Рюрик Ростиславович, сидевший в Перемышле.

    Эти события происходили на фоне мора, унесшего жизни семи тысяч человек, и зловещих знамений, начавшихся у города полоцкой земли Друцка.

    Летописец свидетельствует: «… яко кругъ быс посреде неба привеликъ».

    Образ полоцкой земли киевскими летописцами постоянно связывался с проявлениями нечистой силы, злая воля которой заставляла людей содрогаться и по ночам с тревогой взирать на крепкие засовы жилищ.

    В 1093 г. скончался последний из сыновей Ярослава Мудрого Всеволод. Произошло это весной в начале апреля. Князя упокоили в киевской Софии.

    С уходом последнего представителя поколения сыновей Ярослава Русь перешла в качественно новое состояние, ибо племянников у Всеволода было гораздо больше, нежели братьев.

    Владимир II Всеволодович Мономах знал, что, сев в Киеве, он будет «иметь рать» с двоюродным братом Святополком II Изяславовичем, ждавшим своего часа в Турове и внимательно следившим за здоровьем дяди. Изяслав был старшим братом Всеволода, а Владимир II Всеволодович уважал законы и дорожил миром в государстве. Мономах послал за Святополком II в Туров, а сам поехал в Чернигов. Брата своего Ростислава Всеволодовича Мономах посадил в Переяславле.

    Источник: www.uhlib.ru

    Четвертый (по летописи) сын великого князя Ярослава Владимировича Мудрого (1054) и Ирины-Ингигерд (1051), дочери шведского конунга Олава Шётконунга. Летопись называет его любимым сыном Ярослава: Всеволод большей частью пребывает в Киеве при отце, «бе бо любим отцем паче всее братьи».

    По завещанию отца (1054) получает Переяславль-Южный, а к нему также Ростов, Суздаль, Белоозеро и Поволожье. Переяславль находился на южной границе Руси, а потому в большей степени, чем другие города, подвергался нападениям кочевников — сначала печенегов и торков, а затем половцев. Соответственно, Всеволоду приходилось много воевать с торками и половцами — то в одиночку, а то вместе с братьями. Зимой 1054 г. он совершает поход против торков к Воиню и побеждает их; в том же году заключает мир с половецким князем Болушем. В 1060 г. русские князья, и среди них Всеволод, совершают большой поход на торков, закончившийся выдающейся победой и изгнанием торков из русских пределов. Зимой 1061/62 г. половцы впервые совершают набег на русские земли; Всеволод со своей дружиной выступает против них и 2 февраля 1062 г. терпит поражение от половецкого князя Искала (Сокала).

    Князь Всеволод Ярославич
    Князь Всеволод Ярославич

    Вместе со своими старшими братьями Изяславом Киевским и Святославом Черниговским Всеволод участвует во всех общерусских делах. Историки называют период тесного сотрудничества трех братьев (1054—1068, 1069—1073) «триумвиратом» Ярославичей. Князья совместно принимают новую редакцию «Русской Правды» (так называемую «Правду Ярославичей»), совместно делят уделы своих умерших младших братьев Вячеслава и Игоря, совместно воюют с торками и половцами, а также с полоцким князем Всеславом Брячиславовичем, втроем принимают участие в торжественном перенесении мощей новыз русских чудотворцев — святых братьев Бориса и Глеба — в новую церковь в Вышгороде в 1072 г.

    В 1068 г. Всеволод со своей дружиной участвует вместе с братьями в битве на р. Альте, в которой русские войска терпят сокрушительное поражение от половцев. Вместе с Изяславом Всеволод бежит в Киев (Святослав со своей дружиной отступает к Чернигову), а затем, после вспыхнувшего в Киеве восстания, — в один из своих городов. Когда в следующем, 1069 г. Изяслав при поддержке поляков возвращается на Русь, Всеволод вместе с братом Святославом выступает защитником киевлян, отвращая старшего брата от «погубления» города.

    «Триумвират» Ярославичей окончательно распался в марте 1073 г., когда Святослав и Всеволод изгоняют Изяслава из Киева и заставляют его покинуть Русь. Вину за это летописец возлагает главным образом на Святослава, который якобы обманом «прельстил» Всеволода.

    В первый раз Всеволод занимает киевский престол 1 января 1077 г., после смерти Святослава. Вскоре, однако, Изяслав возвращается на Русь, и Всеволод добровольно уступает Киев старшему брату (15 июля), а сам переходит на княжение в Чернигов.

    Это приводит его к войне с племянниками, Олегом Святославичем и Борисом Вячеславичем, которые приводят против него половцев. 25 августа в битве на р. Сожице войско Всеволода терпит поражение; сам князь вынужден бежать в Киев к Изяславу, а его противники занимают Чернигов. 3 октября 1078 г. в битве на Нежатиной Ниве (недалеко от Чернигова) войска Изяслава и Всеволода, а также их сыновей Ярополка Изяславича и Владимира Мономаха наносят поражение соединенному войску племянников. В этой битве погибли два князя — Борис Вячеславич и великий князь Киевский Изяслав Ярославич. Всеволод как старший в роду занимает Киев. При этом он сохраняет за собой и Чернигов, где княжит его сын Владимир Мономах, и Переяславль, куда сажает на княжение своего младшего сына Ростислава. В 1079 г. Всеволод заключает мир с половцами, которых привел на Русь из Тьмуторокани (на Тамани) еще один его племянник, Роман Святославич, причем на обратном пути (2 августа) Роман был убит. В том же году Всеволод сажает в Тьмуторокань своего посадника Ратибора, а наиболее опасный его противник, Олег Святославич, попадает в заточение в Византию.

    В годы 15-летнего киевского княжения Всеволода ему много досаждают его многочисленные племянники, которые воюют как против него, так и между собой, и Всеволоду приходится прилагать много сил для того, чтобы умирить их. «Печаль бысть ему от сыновець (племянников. — А. К.) своих, — пишет по этому поводу летописец, — яко начаша ему стужати, хотя власти… сеи же омиряя их, раздавая власти (волости. — А. К.) им».

    В 1060 году Всеволод вместе со старшими братьями Изяславом и Святославом ходил на торков. В 1061 году половецкий хан Искал победил Всеволода и опустошил Переяславскую область. В 1067 году вместе с Изяславом Всеволод ходил на Всеслава Брячиславича Полоцкого, а в 1068 году все три Ярославича были разбиты половцами на Альте. Всеволод укрылся в Киеве, а затем, после восстания киевлян, бежал в свой Переяславль.

    В 1073 году, поддавшись уговорам Святослава, Всеволод вместе с ним выступил против старшего брата Изяслава и прогнал его из Киева. Святослав стал княжить в Киеве, а Всеволоду отдал Чернигов. В 1076 году, после смерти Святослава, Всеволод сел на Киевский престол. Услышав об этом, Изяслав в 1077 году пришел на Русь с поляками. Всеволод вышел ему навстречу, и на Волыни они заключили мир. Изяслав, вернувшись, сел в Киеве, а Всеволоду отдал вновь Чернигов. В том же году по указке старшего брата Всеволод ходил на Полоцк, но не добился успеха.

    В 1078 году у Всеволода начались распри с племянником Олегом Святославичем, который, лишенный всех волостей, праздно жил в Чернигове. Олег, как видно, потребовал у Всеволода Чернигова, но, не получив ничего, в великом гневе бежал от дяди в Тмутаракань.Там вместе с двоюродным братом Борисом Вячеславичем стал он злоумышлять против Всеволода и собирать половцев. Изготовившись, в том же году Олег и Борис пришли с половцами на Русь и двинулись против Всеволода к Чернигову. Всеволод вышел им навстречу на Сожицу и 26 августа сразился с половцами на берегу реки. Половцы одолели русских, побили многих знатных восвод и принялись повсюду разорять русскую землю. Олег же с Борисом вошли в Чернигов. Всеволод побежал к брату Изяславу в Киев. Изяслав принял его приветливо и, не помня старых обид, обещал помочь. Оба князя выступили в поход вместе со своими сыновьями. Когда они подступили к Чернигову, горожане затворились от них в городе, а Борис с Олегом отправились собирать войско для борьбы против дядей.

    Изяслав и Всеволод осадили Чернигов. Сын Всеволода, Владимир Мономах, пробился сквозь восточные ворота в город и запер черниговцев в кремле. Вскоре подошли Олег с Борисом. У села Нежатая Нива произошло решительное сражение. С немалым трудом дядья одолели племянников. Борис Вячеславич пал в начале битвы, а в конце погиб великий князь Изяслав.

    Схоронив брата, Всеволод начал княжить в Киеве, а Чернигов отдал сыну Владимиру. Имея, как видно по всему, мирный и спокойный нрав, Всеволод поручил своему сыну все войны. Пятнадцать лет, по смерти братьев, сидел он в Киеве, управляя всей русскою землей. За эти годы много неприятностей доставляли ему племянники, стремившиеся получить ту или иную волость. Среди этих огорчений пришли к нему недуги, а затем приспела и старость. В эти последние годы своего правления стал он, по словам летописца, любить разум молодых, устраивая советы с ними. Они настраивали его против старой дружины, так что люди не могли добиться княжеского суда. Слуги княжеские грабили и продавали людей, а князь того не знал из-за своих болезней. Когда же Всеволод совсем разболелся, то послал за сыном Владимиром в Чернигов. Владимир приехал в Киев и, увидев, что отец его совсем болен, заплакал.

    К концу жизни, по словам летописца, князь из-за своих болезней отошел от дел и всё больше стал доверять советам приближенных, «юных», т. е. младших (в социальном смысле); и не могли люди добиться правды княжей, а «юные» «начаша… грабити люди и продавати; сему (Всеволоду. — А. К.) не сведуще в болезнех своих». В то же время летописец дает высокую оценку личным качествам Всеволода Ярославича, особенно подчеркивая его набожность, заботу о нищих и о духовенстве и аскетизм в личной жизни: «Сии бо благоверныи князь Всеволод бе издетьска боголюбив, любя правду, набдя убогыя, въздая честь епископом и презвутером, излиха же любяше черноризци и подаяше требованье им; бе же и сам въздержася от пьяньства и от похоти…» Князь был высокообразованным человеком и, по словам его сына князя Владимира Мономаха, «дома седя», изучил пять языков.

    Всеволод Ярославич скончался 13 апреля 1093 г. и был похоронен на следующий день в киевском Софийском соборе. В надписи-граффити о погребении князя, сохранившейся на стене собора, Всеволод назван, по своему крестильному имени, «Андреем, русским князем благим».

    Первой супругой Всеволода была греческая принцесса, дочь (или какая-то другая близкая родственница) императора Константина IX Мономаха (источники по-разному называют ее имя — Анна, Анастасия, возможно, Мария); после ее кончины князь женился еще раз, на некой Анне (7 октября 1111). Он имел двух сыновей — Владимира Мономаха (род. 1053) и Ростислава (род. 1070), а также дочерей Анну (Янку), Ирину и Евпраксию.

    Источник: www.protown.ru


    You May Also Like

    About the Author: admind

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.