Военный комунизм

Военный коммунизм — название внутренней политики Советского государства, проводившейся в 1918-1921 годах во время Гражданской войны. Основной целью было обеспечение городов и Красной Армии оружием, продовольствием и другими необходимыми ресурсами в условиях, когда все нормальные экономические механизмы и отношения были разрушены войной. Решение о прекращении военного коммунизма и переходе к НЭПу было принято 21 марта 1921 года на X съезде РКП(б).

Причины возникновения. Внутренняя политика Советского государства времен гражданской войны получила название «политики военного коммунизма». Термин «военный коммунизм» был предложен известным большевиком А.А. Богдановым еще в 1916 г. В своей книге «Вопросы социализма» он писал о том, что в годы войны внутренняя жизнь любой страны подчинена особой логике развития: большая часть трудоспособного населения уходит из сферы производства, ничего не производя, и много потребляет.


Возникает так называемый «потребительский коммунизм». Значительная часть национального бюджета при этом расходуется на военные нужды. Это неизбежно требует ограничения в сфере потребления и контроля государства за распределением. Война также приводит к свертыванию демократических институтов в стране, поэтому можно сказать, что военный коммунизм был обусловлен потребностями военного времени.

Другой причиной складывания этой политики можно считать марксистские воззрения большевиков, пришедших к власти в России в 1917 г. Маркс и Энгельс детально не прорабатывали черты коммунистической формации. Они считали, что в ней не будет места частной собственности и товарно-денежным отношениям, а будет уравнительный принцип распределения. Однако при этом речь шла об индустриально развитых странах и о мировой социалистической революции как о единовременном акте.

Игнорируя незрелость объективных предпосылок социалистической революции в России, значительная часть большевиков после Октябрьской революции настаивала на немедленном осуществлении социалистических преобразований во всех сферах жизни общества, в том числе и в экономике. Возникает течение «левых коммунистов», наиболее ярким представителем которых был Н.И. Бухарин.

Левые коммунисты настаивали на отказе от каких-либо компромиссов с мировой и российской буржуазией, скорейшей экспроприации всех форм частной собственности, свертывании товарно-денежных отношений, отмене денег, введении принципов уравнительного распределения и социалистических порядков буквально «с сегодняшнего дня». Эти взгляды разделяла большая часть членов РСДРП (б), что ярко проявилось в прениях на VII (Экстренном) съезде партии (март 1918 г.) по вопросу о ратификации Брестского мира.


До лета 1918 г. В.И. Ленин критиковал взгляды левых коммунистов, что особенно наглядно видно в его работе «Очередные задачи Советской власти». Он настаивал на необходимости приостановки «красногвардейской атаки на капитал», организации учета и контроля на уже национализированных предприятиях, укреплении трудовой дисциплины, борьбе с тунеядцами и лодырями, широком использовании принципа материальной заинтересованности, использовании буржуазных специалистов, допущении на определенных условиях иностранных концессий.

Когда после перехода к нэпу в 1921 г. В.И. Ленина спрашивали, не было ли у него ранее мыслей о нэпе, он отвечал утвердительно и ссылался на «Очередные задачи Советской власти». Правда, здесь же Ленин отстаивал ошибочную идею прямого продуктообмена между городом и деревней через всеобщее кооперирование сельского населения, что сближало его позицию с позицией «левых коммунистов».

Можно сказать, что весной 1918 г. большевики выбирали между политикой наступления на буржуазные элементы, сторонниками которой были «левые коммунисты», и политикой постепенного вхождения в социализм, которую предлагал Ленин. Судьбу этого выбора в конечном итоге решили стихийное развитие революционного процесса в деревне, начало интервенции и ошибки большевиков в аграрной политике весной 1918 г.


Политика «военного коммунизма» в значительной степени была обусловлена также надеждами на скорейшее осуществление мировой революции. Лидеры большевизма рассматривали Октябрьскую революцию как начало мировой и ожидали прихода последней со дня на день. В первые месяцы после Октября в Советской России, если наказывали за незначительный проступок (мелкая кража, хулиганство), писали «заключить в тюрьму до победы мировой революции», поэтому существовало убеждение о недопустимости компромиссов с буржуазной контрреволюцией, о превращении страны в единый боевой лагерь, о милитаризации всей внутренней жизни.

Сущность политики. Политика «военного коммунизма» включала комплекс мероприятий, затронувших экономическую и социально-политическую сферу. Основой «военного коммунизма» были чрезвычайные меры в снабжении городов и армии продовольствием, свертывание товарно-денежных отношений, национализации всей промышленности, включая мелкую, продразверстка, снабжение населения продовольственными и промышленными товарами по карточкам, всеобщая трудовая повинность и максимальная централизация управления народным хозяйством и страной в целом.


Хронологически «военный коммунизм» приходится на период гражданской войны, однако отдельные элементы политики стали возникать еще в конце 1917 — начале 1918 гг. Это касается прежде всего национализации промышленности, банков и транспорта. «Красногвардейская атака на капитал», начавшаяся после декрета ВЦИК о введении рабочего контроля (14 ноября 1917 г.), весной 1918 г. временно была приостановлена. В июне 1918 г. темпы ее убыстряются и в государственную собственность переходят все крупные и средние предприятия. В ноябре 1920 г. прошла конфискация мелких предприятий.

Таким образом, произошло уничтожение частной собственности. Характерной чертой «военного коммунизма» является крайняя централизация управления народным хозяйством. Сначала система управления строилась на принципах коллегиальности и самоуправления, но с течением времени становится очевидной несостоятельность этих принципов. Фабзавкомам не хватало компетентности и опыта для управления. Лидеры большевизма поняли, что прежде они преувеличивали степень революционной сознательности рабочего класса, который не был готов к управлению.

Делается ставка на государственное управление хозяйственной жизнью. 2 декабря 1917 г. создается Высший совет народного хозяйства (ВСНХ). Его первым председателем стал Н. Осинский (В.А. Оболенский). В задачи ВСНХ входили национализация крупной промышленности, управление транспортом, финансами, налаживание товарообмена и т.п. К лету 1918 г. возникают местные (губернские, уездные) совнархозы, подчиненные ВСНХ.


СНК, а затем Совет Обороны определял главные направления работы ВСНХ, ее главков и центров, при этом каждый представлял собой своеобразную государственную монополию в соответствующей отрасли производства. К лету 1920 г. было создано почти 50 главков, осуществлявших управление крупными национализированными предприятиями. Название главков говорит само за себя: Главметалл, Главтекстиль, Главсахар, Главторф, Главкрахмал, Главрыба, Центрохладобойня и т.п.

Система централизованного управления диктовала необходимость приказного стиля руководства. Одной из черт политики «военного коммунизма» стала система чрезвычайных органов, в задачи которой входило подчинение всей экономики нуждам фронта. Совет Обороны назначал своих комиссаров, обладающих чрезвычайными полномочиями.

Так, А.И. Рыков был назначен чрезвычайным уполномоченным Совета Обороны по снабжению Красной Армии (Чусоснабарм). Он был наделен правами использования любого аппарата, смещения и ареста должностных лиц, реорганизации и переподчинения учреждений, изъятия и реквизиции товаров со складов и у населения под предлогом «военной спешности». В ведение Чусоснабарма были переданы все заводы, работавшие на оборону. Для управления ими был образован Промвоенсовет, постановления которого тоже были обязательными для всех предприятий.

Одной из основных черт политики «военного коммунизма» является свертывание товарно-денежных отношений. Это проявлялось прежде всего во введении неэквивалентного натурального обмена между городом и деревней. В условиях галопирующей инфляции крестьяне не желали продавать хлеб за обесцененные деньги. В феврале — марте 1918 г. потребляющие районы страны получили лишь 12,3 % планируемого количества хлеба.


Норма хлеба по карточкам в промышленных центрах сократилась до 50-100 гр. в день. По условиям Брестского мира Россия потеряла богатые хлебом районы, что усугубило продовольственный кризис. Надвигался голод. Следует помнить также, что отношение к крестьянству у большевиков было двояким. С одной стороны, его рассматривали как союзника пролетариата, а с другой (особенно середняков и кулаков) — как опору контрреволюции. На крестьянина, пусть даже маломощного середняка, они смотрели с подозрением.

В этих условиях большевики взяли курс на установление хлебной монополии. В мае 1918 г. ВЦИК принял декреты «О предоставлении Народному комиссариату продовольствия чрезвычайных полномочий по борьбе с деревенской буржуазией, укрывающей хлебные запасы и спекулирующей ими» и «О реорганизации Народного комиссариата продовольствия и местных продовольственных органов».

В условиях надвигающегося голода Наркомпроду были предоставлены чрезвычайные полномочия, в стране установилась продовольственная диктатура: вводилась монополия на торговлю хлебом и твердые цены. После принятия декрета о хлебной монополии (13 мая 1918 г.) торговля фактически была запрещена. Для изъятия продовольствия у крестьянства стали формироваться продовольственные отряды.


Продотряды действовали по принципу, сформулированному наркомом продовольствия Цурюпой «если нельзя взять хлеб у деревенской буржуазии обычными средствами, то надо взять его силой». В помощь им на основании декретов ЦК от 11 июня 1918 г. создаются комитеты бедноты (комбеды). Эти меры советской власти заставили крестьянство взяться за оружие. По словам видного аграрника Н. Кондратьева, «на вооруженное насилие деревня, наводненная вернувшимися после стихийной демобилизации армии солдатами, ответила вооруженным сопротивлением и целым рядом восстаний».

Однако ни продовольственная диктатура, ни комбеды не смогли решить продовольственную проблему. Попытки запрещения рыночных отношений города и деревни и насильственные изъятия хлеба у крестьян привели лишь к широкой нелегальной торговле хлебом по высоким ценам. Городское население по карточкам получало не более 40% потребляемого хлеба, а 60% — через нелегальную торговлю. Потерпев неудачу в борьбе с крестьянством, осенью 1918 г. большевики были вынуждены несколько ослабить продовольственную диктатуру.

Рядом декретов, принятых осенью 1918 г., правительство попыталось облегчить налогообложение крестьянства, в частности, был отменен «чрезвычайный революционный налог». Согласно решениям VI Всероссийского съезда Советов в ноябре 1918 г. комбеды были слиты с Советами, правда, это мало что изменило, так как к этому времени Советы в сельской местности состояли преимущественно из бедноты. Тем самым было реализовано одно из главных требований крестьян — положить конец политике раскола деревни.


11 января 1919 г. для упорядочения обмена между городом и деревней декретом ВЦИК вводится продразверстка. Предписывалось изъятие у крестьян излишков, которые вначале определялись «потребностями крестьянской семьи, ограниченными установленной нормой». Однако вскоре излишки стали определяться уже потребностями государства и армии.

Государство заранее объявляло цифры своих потребностей в хлебе, а затем их делили по губерниям, уездам и волостям. В 1920 г. в инструкциях, спускаемых на места сверху, разъяснялось, что «разверстка, данная на волость, уже является сама по себе определением излишков». И хотя крестьянам по продразверстке оставляли лишь минимум зерна, все же изначальная заданность поставок вносила определенность, и крестьяне продразверстку рассматривали как благо по сравнению с продотрядами.

Свертыванию товарно-денежных отношений способствовало также запрещение осенью 1918 г. в большинстве губерний России оптовой и частной торговли. Однако до конца уничтожить рынок большевикам все же не удалось. И хотя ими предполагалось уничтожение денег, последние все же были в ходу. Единая денежная система распалась. Только в Центральной России хождение имел 21 денежный знак, деньги печатались во многих регионах. За 1919 г. курс рубля упал в 3136 раз. В этих условиях государство было вынуждено перейти на натуральную заработную плату.


Сложившаяся экономическая система не стимулировала к производительному труду, производительность которого неуклонно падала. Выработка на одного рабочего в 1920 г. составляла менее одной трети довоенного уровня. Осенью 1919 г. заработок высококвалифицированного рабочего превышал заработок разнорабочего всего на 9%. Исчезали материальные стимулы к труду, а вместе с ними уходило и само желание трудиться.

На многих предприятиях прогулы составили до 50% рабочих дней. Для укрепления дисциплины принимались в основном административные меры. Принудительный труд вырастал из уравниловки, из отсутствия экономических стимулов, из-за малообеспеченности жизни рабочих, а также из-за катастрофической нехватки рабочих рук. Не оправдались и надежды на классовую сознательность пролетариата. Весной 1918 г.

В.И. Ленин пишет о том, что «революция… требует беспрекословного повиновения масс единой воле руководителей трудового процесса». Методом политики «военного коммунизма» становится милитаризация труда. Вначале она охватила рабочих и служащих оборонных отраслей промышленности, но к концу 1919 г. на военное положение были переведены все отрасли промышленности и железнодорожный транспорт.


14 ноября 1919 г. СНК принял «Положение о рабочих дисциплинарных товарищеских судах». Оно предусматривало такие наказания, как отправка злостных нарушителей дисциплины на тяжелые общественные работы, а в случае «упорного нежелания подчиниться товарищеской дисциплине» подвергать «как не трудовой элемент увольнению с предприятий с передачей в концентрационный лагерь».

Весной 1920 г. считали, что гражданская война уже закончилась (на самом деле это была лишь мирная передышка). В это время IX съезд РКП(б) записал в своей резолюции о переходе к милитаризационной системе экономики, сущность которой «должна состоять во всемерном приближении армии к производственному процессу, так что живая человеческая сила определенных хозяйственных районов является в то же время живой человеческой силой определенных воинских частей». В декабре 1920 г. VIII съезд Советов объявил государственной повинностью ведение крестьянского хозяйства.

В условиях «военного коммунизма» существовала всеобщая трудовая повинность для лиц с 16 до 50 лет. 15 января 1920 г. СНК издал постановление о первой революционной армии труда, чем узаконил использование армейских подразделений на хозяйственных работах. 20 января 1920 г. СНК принял постановление о порядке проведения трудовой повинности, согласно которому население независимо от постоянной работы привлекалось к выполнению трудовой повинности (топливной, дорожной, гужевой и пр.).

Широко практиковалось перераспределение рабочей силы, проведение трудовых мобилизаций. Вводились трудовые книжки. Для контроля над исполнением всеобщей трудовой повинности был создан специальный комитет во главе с Ф.Э. Дзержинским. Лица, уклоняющиеся от общественно полезных работ, строго наказывались и лишались продовольственных карточек. 14 ноября 1919 г. СНК принял вышеназванное «Положение о рабочих дисциплинарных товарищеских судах».

Система военно-коммунистических мер включала в себя отмену платы за городской и железнодорожный транспорт, за топливо, фураж, продовольствие, предметы широкого потребления, медицинские услуги, жилье и т.д. (декабрь 1920 г.). Утверждается уравнительно-классовый принцип распределения. С июня 1918 г. вводится карточное снабжение по 4 категориям.

По первой категории снабжались рабочие оборонных предприятий, занятые тяжелым физическим трудом, и рабочие-транспортники. По второй категории — остальные рабочие, служащие, домашняя прислуга, фельдшера, учителя, кустари, парикмахеры, извозчики, портные и инвалиды. По третьей категории снабжались директора, управляющие и инженеры промышленных предприятий, большая часть интеллигенции и служители культа, а по четвертой — лица, пользующиеся наемным трудом и живущие с доходов на капитал, а также лавочники и торговцы в разнос.

Беременные и кормящие женщины относились к первой категории. Дети до трех лет дополнительно получали молочную карточку, а до 12 лет — продукты по второй категории. В 1918 г. в Петрограде месячный паек по первой категории составлял 25 фунтов хлеба (1 фунт = 409 гр.), 0,5 ф. сахара, 0,5 ф. соли, 4 ф. мяса или рыбы, 0,5 ф. растительного масла, 0,25 ф. суррогатов кофе. Нормы по четвертой категории были почти по всем продуктам в три раза меньше, чем по первой. Но даже и эти продукты выдавались весьма нерегулярно.

В Москве в 1919 г. рабочий по карточкам получал паек калорийностью 336 ккал., тогда как суточная физиологическая норма составляла 3600 ккал. Рабочие губернских городов получали питание ниже физиологического минимума (весной 1919 г. — 52 %, в июле — 67, в декабре — 27% ). По свидетельству А. Коллонтай, голодный паек вызывал у рабочих, особенно женщин, чувства отчаяния и безысходности. В январе 1919 г. в Петрограде существовали 33 вида карточек (хлебные, молочные, обувные, табачные и т.п.).

«Военный коммунизм» рассматривался большевиками не только как политика, направленная на выживание советской власти, но и как начало строительства социализма. Исходя из того, что всякая революция есть насилие, они широко использовали революционное принуждение. Популярный плакат 1918 г. гласил: «Железной рукой загоним человечество к счастью!» Особенно широко революционное принуждение использовалось против крестьян.

После принятия ВЦИК Постановления от 14 февраля 1919 г. «О социалистическом землеустройстве и мерах перехода к социалистическому земледелию» была развернута пропаганда в защиту создания коммун и артелей. В ряде мест власти принимали постановления об обязательном переходе весной 1919 г. к коллективной обработке земли. Но вскоре стало ясно, что на социалистические эксперименты крестьянство не пойдет, а попытки навязать коллективные формы хозяйства окончательно оттолкнут крестьян от Советской власти, поэтому на VIII съезде РКП(б) в марте 1919 г. делегаты проголосовали за союз государства с середняком.

Противоречивость крестьянской политики большевиков можно наблюдать и на примере их отношения к кооперации. Стремясь насадить социалистическое производство и распределение, они ликвидировали такую коллективную форму самодеятельности населения в хозяйственной области, как кооперация. Декрет совнаркома от 16 марта 1919 г. «О потребительских коммунах» ставил кооперацию в положение придатка государственной власти.

Все потребительские общества на местах принудительно сливались в кооперативы — «потребительские коммуны», которые объединялись в губернские союзы, а они в свою очередь в Центросоюз. Государство возложило на потребительские коммуны распределение продовольствия и предметов потребления в стране. Кооперация как самостоятельная организация населения перестала существовать. Название «потребительские коммуны» вызывало неприязнь у крестьян, поскольку отождествлялось у них с тотальным обобществлением собственности, в том числе личной.

В годы гражданской войны серьезные изменения претерпела политическая система советского государства. Ее центральным звеном становится РКП(б). К концу 1920 г. в РКП(б) насчитывалось около 700 тыс. человек, половина из них находилась на фронте.

В партийной жизни выросла роль аппарата, практиковавшего военные методы работы. Вместо выборных коллективов на местах чаще всего действовали узкие по составу оперативные органы. Демократический централизм — основа партийного строительства — заменялся системой назначения. Нормы коллективного руководства партийной жизнью подменялись авторитарностью .

Годы военного коммунизма стали временем установления политической диктатуры большевиков. Хотя в деятельности Советов после временного запрещения принимали участие представители других социалистических партий, все же коммунисты составляли подавляющее большинство во всех правительственных учреждениях, на съездах Советов и в исполнительных органах. Интенсивно шел процесс сращивания партийных и государственных органов. Губернские и уездные партийные комитеты нередко определяли состав исполкомов и издавали за них распоряжения.

Порядки, которые складывались внутри партии, коммунисты, спаянные строгой дисциплиной, вольно или невольно переносили в те организации, где они работали. Под влиянием гражданской войны в стране складывалась военно-приказная диктатура, повлекшая за собой сосредоточение управления не в выборных органах, а в исполнительных учреждениях, усиление единоначалия, формирование чиновничьей иерархии с огромным числом служащих, снижение роли масс в государственном строительстве и удаление их от власти.

Бюрократизм надолго становится хронической болезнью советского государства. Его причины заключались в низком культурном уровне основной массы населения. Новое государство унаследовало многое от прежнего госаппарата. Старое чиновничество вскоре получило места в советском госаппарате, ибо без людей, знающих управленческий труд, невозможно было обойтись. Ленин полагал, что справиться с бюрократизмом можно лишь тогда, когда все население («каждая кухарка») будет участвовать в управлении государством. Но впоследствии стала очевидной утопичность этих воззрений.

На государственное строительство огромное влияние оказала война. Концентрация сил, столь необходимая для военных успехов, потребовала жесткой централизации управления. Правящая партия главную ставку сделала не на самодеятельность и самоуправление масс, а на государственный и партийный аппарат, способный силой реализовать политику, необходимую для победы над врагами революции. Постепенно исполнительные органы (аппарат) полностью подчинили органы представительные (Советы).

Причиной разбухания советского государственного аппарата была тотальная национализация промышленности. Государство, став собственником основных средств производства, было вынуждено обеспечивать управление сотнями фабрик и заводов, создавать огромные управленческие структуры, занимавшиеся хозяйственной и распределительной деятельностью в центре и в регионах, причем роль центральных органов возрастала. Управление строилось «сверху — вниз» на жестких директивно-приказных принципах, что ограничивало инициативу на местах.

Главным методом установления политической диктатуры являлся революционный террор. Формально большевики провозгласили политику красного террора в сентябре 1918 г., после убийства М.С. Урицкого и покушения на В.И. Ленина. Но фактически к практике террора они прибегали с конца 1917 г. Вначале преследованиям подвергались представители оппозиционных партий, а затем «всякие тунеядцы, паразиты, бывшие буржуи, дворяне, священники, провокаторы, саботажники» и прочие «чуждые элементы».

В июне 1918 г. Л.И. Ленин писал о необходимости поощрения «энергии и массовидности народного террора». Декрет от 6 июля 1918 г. (мятеж левых эсеров) восстановил смертную казнь. Правда, массовый характер казни приобрели с сентября 1918 г. 3 сентября в Петрограде было расстреляно 500 заложников и «подозрительных лиц». В сентябре 1918 г. местные ЧК получили от Дзержинского распоряжение, в котором говорилось, что в обысках, арестах и казнях они совершенно независимы, но после их проведения чекисты должны отчитаться перед Совнаркомом.

За одиночные казни не надо было отчитываться. Осенью 1918 г. карательные меры чрезвычайных органов почти вышли из-под контроля. Это заставило VI съезд Советов ограничить террор рамками «революционной законности». Однако изменения, происшедшие к этому времени и в государстве, и в психологии общества, не позволили реально ограничить произвол. Говоря о красном терроре, следует помнить, что на территориях, занятых белыми, творилось не меньше злодеяний.

В составе белых армий существовали особые карательные отряды, разведывательные и контрразведывательные подразделения. Они прибегали к массовому и индивидуальному террору против населения, выискивая коммунистов и представителей Советов, участвуя в сжигании и казнях целых деревень. В условиях упадка морали террор быстро набирал обороты. По вине той и другой стороны гибли десятки тысяч неповинных людей.

Другой формой революционного террора стали концентрационные лагеря. В августе в Муроме и Арзамасе были организованы два лагеря для «провокаторов, контрреволюционных офицеров, саботажников, паразитов и спекулянтов». Функционировали два вида лагерей: одни были в ведении НКВД для лиц, осужденных революционным трибуналом, другие — в ведении ВЧК для «потенциальных классовых врагов, арестованных на всякий случай в административном порядке. По официальным данным к началу 1921 г. в лагерях НКВД находились 51 тыс. человек, а в лагерях ВЧК — 25 тыс.

Государство стремилось установить тотальный контроль не только за поведением, но и за мыслями своих подданных, в головы которых внедряли элементарные и примитивные азы коммунизма. Марксизм становится государственной идеологией. Была поставлена задача создания особой пролетарской культуры. Отрицались культурные ценности и достижения прошлого. Шел поиск новых образов и идеалов.

Формировался революционный авангард в литературе и искусстве. Особое внимание уделялось средствам массовой пропаганды и агитации. Искусство стало целиком политизированным. Проповедовались революционная стойкость и фанатизм, беззаветное мужество, жертвенность во имя светлого будущего, классовая ненависть и безжалостность к врагам. Руководил этой работой Народный комиссариат просвещения (Наркомпрос) во главе с А.В. Луначарским. Активную деятельность развернул Пролеткульт — союз пролетарских культурно-просветительских обществ.

Пролеткультовцы особенно активно призывали к революционному ниспровержению старых форм в искусстве, бурному натиску новых идей, примитивизации культуры. Идеологами последнего считаются такие видные большевики, как А.А. Богданов, В.Ф. Плетнев и др. В 1919 г. в пролеткультовском движении принимало участие более 400 тыс. человек. Распространение их идей неизбежно вело к утрате традиций и бездуховности общества, что в условиях войны было небезопасно для власти. Левацкие выступления пролеткультовцев заставляли Наркомпрос время от времени их одергивать, а в начале 1920-х годов и вовсе распустить эти организации.

Последствия «военного коммунизма» невозможно отделить от последствий гражданской войны. Ценой огромных усилий большевики методами агитации, жесткой централизации, принуждения и террора сумели превратить республику в «военный лагерь» и победить. Но политика «военного коммунизма» не привела и не могла привести к социализму. К концу войны стала очевидной недопустимость забегания вперед, опасность форсирования социально-экономических преобразований и эскалации насилия. Вместо создания государства диктатуры пролетариата в стране возникла диктатура одной партии, для поддержания которой широко применялись революционный террор и насилие.

Народное хозяйство было парализовано кризисом. В 1919 г. из-за отсутствия хлопка почти полностью встала текстильная отрасль. Она давала всего 4,7% продукции довоенного времени. Льняная промышленность давала только 29% от довоенного.

Разваливалась тяжелая промышленность. В 1919 г. все домны страны потухли. Советская Россия не производила металла, а жила запасами, унаследованными от царского режима. В начале 1920 г. удалось запустить 15 доменных печей, и они давали около 3 % металла, выплавлявшегося в царской России накануне войны. Катастрофа в металлургии сказалась на металлообрабатывающем производстве: сотни предприятий закрывались, а те, что работали, периодически простаивали из-за трудностей с сырьем и топливом. Советская Россия, отрезанная от шахт Донбасса и бакинской нефти, испытывала топливный голод. Основным видом топлива стали дрова и торф.

Промышленности и транспорту не хватало не только сырья и топлива, но и рабочих рук. К концу гражданской войны в промышленности было занято менее 50% численности пролетариата в 1913 г. Существенно изменился состав рабочего класса. Теперь его костяк составляли не кадровые рабочие, а выходцы из непролетарских слоев городского населения, а также мобилизованные из деревень крестьяне.

Жизнь заставляла большевиков пересмотреть основы «военного коммунизма», поэтому на Х съезде партии военно-коммунистические методы хозяйствования, базировавшиеся на принуждении, были объявлены отжившими.

Источник: studopedia.ru

Военный коммунизм

Военный комунизм

Продразвёрстка.

Художник И.А.Владимиров(1869-1947)

Военный коммунизм — это политика, проводимая большевиками в период гражданской войны в 1918-1921 годах, включающая в себя комплекс чрезвычайных политических и экономических мер для победы в гражданской войне, защиты советской власти. Данная политика не случайно получила такое название: «коммунизм»— уравнение всех в правах, «военный»-осуществлялась политика  путём силового принуждения.

Начало политике военного коммунизма  положено  летом  1918 года , когда появилось два документа власти о реквизиции (изъятии) зерна и национализации промышленности.  В сентябре 1918 года принято постановление ВЦИК  о превращении республики в единый военный лагерь, лозунг —  «Всё для фронта! Всё для победы!»

Причины принятия политики военного коммунизма

 

 

  • Необходимость защиты страны от внутренних и внешних врагов

  • Защита и окончательное утверждение власти Советов

  • Выход страны из экономического кризиса

Цели:

  • Предельная концентрация трудовых и материальных ресурсов для отпора внешним и внутренним врагам.

  • Построение коммунизма насильственными методами («кавалерийская атака на капитализм»)

Особенности военного коммунизма

  • Централизация управления экономикой, система ВСНХ ( Высший совет народного хозяйства), главков.

  • Национализация промышленности, банков и земли, ликвидация частной собственности. Процесс национализации собственности в период гражданской войны носил название «экспроприация».

  • Запрет наёмного труда и аренды земли

  • Продовольственная диктатура. Введение продразвёрстки (декрет СНК январь 1919г)- продовольственной развёрстки. Это государственные мероприятия по выполнению планов сельхоззаготовок: обязательная сдача государству установленной («развёрстанной) нормы продуктов (хлеба и др.)по государственным ценам. Крестьяне могли оставить только минимум продукции для потребления и хозяйственных нужд.

  • Создание на селе «комитетов бедноты» ( комбедов), которые занимались продразвёрсткой. В городах из рабочих создавались вооружённые продотряды для изъятия хлеба у крестьян.

  • Попытка введения коллективных хозяйств (колхозов, коммун).

  • Запрещение частной торговли

  • Свёртывание товарно-денежных отношений, снабжение продукцией производилось Наркомпродом, отмена оплаты за жильё, отопление и пр., то есть бесплатные коммунальные услуги. Отмена денег.

  • Уравнительный принцип в распределении материальных благ ( выдавались пайки), натурализация зарплаты, карточная система.

  • Милитаризация труда (то есть его направленность на военные цели, защиту страны). Всеобщая трудовая повинность (с 1920 г.) Лозунг: «Кто не работает, тот не ест!». Мобилизация населения на проведение работ общегосударственного значения: лесозаготовки, дорожные, строительные и другие работы. Трудовая мобилизация проводилась с 15 до 50 лет и приравнивалась к военной мобилизации.

Решение о прекращении политики военного коммунизма принято на 10 съезде РКП(Б)  в марте 1921 года, на котором был провозглашён курс на переход к НЭПу.

Итоги политики военного коммунизма

  • Мобилизация всех ресурсов на борьбе с антибольшевистскими силами, что позволило выиграть в гражданской войне.

  • Национализация нефтяной, крупной и мелкой промышленности, железнодорожного транспорта, банков,

  • Массовое недовольство населения

  • Крестьянские выступления

  • Усиление экономической разрухи

  • Спад производства

  • Процветание «чёрного рынка» и спекуляции

  • Утвердилась диктатура партии, усиление партийной власти и её тотального контроля.

  • Была полностью уничтожена нацеленность на демократию, самоуправление, автономию. Коллегиальность заменена единоначалием.

  • Вместо обобществления собственности произошло её огосударствление.

 

Материал подготовила: Мельникова Вера Александровна

 

 

Источник: poznaemvmeste.ru

Основные элементы «военного коммунизма»

Ликвидация частных банков и конфискация вкладов

Одним из первых действий большевиков во время Октябрьской революции был вооружённый захват Государственного банка. Были захвачены и здания частных банков. 8 декабря 1917 года был принят Декрет СНК «Об упразднении Дворянского земельного банка и Крестьянского поземельного банка». Декретом «о национализации банков» от 14(27) декабря 1917 года банковское дело было объявлено государственной монополией. Национализация банков в декабре 1917 года была подкреплена конфискацией денежных средств населения. Конфисковывалось всё золото и серебро в монетах и слитках, бумажные деньги, если они превышали сумму в 5000 рублей и были нажиты «нетрудовым путём». Для малых вкладов, оставшихся неконфискованными, была установлена норма получения денег со счетов не более 500 рублей в месяц, так что и неконфискованный остаток быстро съедался инфляцией.

Национализация промышленности

Уже в июне-июле 1917 года из России началось «бегство капитала». Первыми бежали иностранные предприниматели, искавшие в России дешёвую рабочую силу: после Февральской революции установление явочным порядком 8-часового рабочего дня, борьба за повышение заработной платы, узаконенные стачки лишили предпринимателей их сверхприбылей[2]. Постоянно нестабильная обстановка побуждала к бегству и многих отечественных промышленников. Но мысли о национализации ряда предприятий посещали совсем не левого министра торговли и промышленности А. И. Коновалова ещё раньше, в мае, и по другим причинам: постоянные конфликты промышленников с рабочими, вызывавшие забастовки с одной стороны и локауты с другой, дезорганизовали и без того подорванную войной экономику[3].

С теми же проблемами столкнулись и большевики после Октябрьского переворота. Первые декреты Советской власти никакой передачи «фабрик рабочим» не предполагали, о чём красноречиво свидетельствует и утверждённое ВЦИК и СНК 14 (27) ноября 1917 г. Положение о рабочем контроле, которое специально оговаривало права предпринимателей[4] Однако и перед новой властью встали вопросы: что делать с брошенными предприятиями и как предотвратить локауты и прочие формы саботажа?

Начавшаяся как усыновление бесхозных предприятий, национализация в дальнейшем превратилась в меру по борьбе с контрреволюцией. Позже, на XI съезде РКП(б), Л. Д. Троцкий вспоминал[5]:

Первой была национализирована 17 (30) ноября 1917 фабрика товарищества Ликинской мануфактуры А. В. Смирнова (Владимирская губерния). Всего с ноября 1917 до марта 1918, по данным промышленной и профессиональной переписи 1918 года, национализировано 836 промышленных предприятий. 2 мая 1918 года СНК принял декрет о Национализации сахарной промышленности, 20 июня — нефтяной. К осени 1918 в руках советского государства было сосредоточено 9542 предприятия. Вся крупная капиталистическая собственность на средства производства была национализирована методом безвозмездной конфискации. К апрелю 1919 года практически все крупные предприятия (с числом наемных рабочих более 30) были национализированы. К началу 1920 года была в основном национализирована и средняя промышленность. Было введено жёсткое централизованное управление производствами. Для управления национализированной промышленностью был создан Высший совет народного хозяйства.

Монополия внешней торговли

В конце декабря 1917 года внешняя торговля была поставлена под контроль Наркомата торговли и промышленности, а в апреле 1918 года объявлена государственной монополией. Был национализирован торговый флот. Декрет о национализации флота объявил общенациональной неделимой собственностью Советской России судоходные предприятия, принадлежащие акционерным обществам, паевым товариществам, торговым домам и единоличным крупным предпринимателям, владеющим морскими и речными судами всех типов.

Принудительная трудовая повинность

Была введена принудительная трудовая повинность, сначала для «нетрудовых классов». Принятый 10 декабря 1918 года кодекс законов о труде (КЗоТ) установил трудовую повинность для всех граждан РСФСР[6]. Декретами, принятыми СНК 12 апреля 1919 года и 27 апреля 1920 года, запрещались самовольный переход на новую работу и прогулы, устанавливалась суровая трудовая дисциплина на предприятиях. Широко распространилась также система неоплачиваемого добровольно-принудительного труда в выходные и праздники в виде «субботников» и «воскресников».

Согласно декрету СНК от 29 января 1920 года «О порядке всеобщей трудовой повинности», всё трудоспособное население, независимо от постоянной работы, привлекалось к выполнению различных трудовых заданий. Декретом при Совете обороны был создан Главный комитет по всеобщей трудовой повинности (Главкомтруд) во главе с Дзержинским.

В начале 1920 года, в условиях, когда демобилизация высвободившихся частей РККА представлялась преждевременной[7], некоторые армии были временно преобразованы в трудовые, сохранявшие военную организацию и дисциплину, но работавшие в народном хозяйстве[8]. Направленный на Урал для преобразования 3-й армии в 1-ю трудовую Л. Д. Троцкий вернулся в Москву[9] с предложением изменить экономическую политику[10]: заменить изъятие излишков продовольственным налогом (с этой меры через год начнется новая экономическая политика)[11].

Однако предложение Троцкого в ЦК получило лишь 4 голоса против 11[12], большинство во главе с Лениным к изменению политики оказалось не готово[13], и IX съезд РКП(б) принял курс на «милитаризацию хозяйства»[14].

Продовольственная диктатура

Большевиками были продолжены хлебная монополия, предложенная Временным Правительством, и продразвёрстка, введенная Царским правительством. 9 мая 1918 выходит Декрет, подтверждающий государственную монополию хлебной торговли (введенную временным правительством) и запрещающий частную торговлю хлебом. 13 мая 1918 г. декретом ВЦИК и СНК «О предоставлении народному комиссару продовольствия чрезвычайных полномочий по борьбе с деревенской буржуазией, укрывающей хлебные запасы и спекулирующей ими», были установлены основные положения продовольственной диктатуры. Цель продовольственной диктатуры заключалась в централизованной заготовке и распределении продовольствия, подавлении сопротивления кулаков и борьбе с мешочничеством. Наркомпрод получил неограниченные полномочия при заготовке продуктов питания.  На основании декрета от 13 мая 1918 г. ВЦИК установил нормы душевого потребления для крестьян — 12 пудов зерна, 1 пуд крупы и т. д. — аналогичные нормам введенным Временным правительством в 1917 году. Весь хлеб, превышающий эти нормы, должен был передаваться в распоряжение государства по установленным им же ценам. В связи с введением продовольственной диктатуры в мае-июне 1918 г. была создана Продовольственно-реквизиционная армия Наркомпрода РСФСР (Продармия), состоящая из вооруженных продотрядов. Для руководства Продармией 20 мая 1918 г. при Наркомпроде было создано Управление главного комиссара и военного руководителя всех продотрядов. Для выполнения этой задачи создавались вооруженные продотряды, наделенные чрезвычайными полномочиями.

В.И Ленин так объяснял существование продразверстки и причины отказа от нее:

27 июля 1918 г. Наркомпрод принял специальное постановление о введении повсеместного классового продовольственного пайка с разделением на четыре категории, предусмотрев меры по учету запасов и распределению продовольствия. Сначала классовый паек действовал только в Петрограде, с 1 сентября 1918 — в Москве — а потом был распространен на провинцию.

Снабжаемые делились на 4 категории (потом на 3): 1) все рабочие, работающие в особо тяжелых условиях; кормящие грудью матери до 1-го года ребенка и кормилицы; беременные с 5-го месяца 2) все работающие на тяжелых работах, но в обычных (не вредных) условиях; женщины — хозяйки с семьей не менее 4-х человек и дети от 3-х до 14 лет; нетрудоспособные 1-й категории — иждивенцы 3) все рабочие занятые на легких работах; женщины хозяйки с семьей до 3-х человек; дети до 3-х лет и подростки 14-17 лет; все учащиеся старше 14 лет; безработные состоящие на учете на бирже труда; пенсионеры, инвалиды войны и труда и прочие нетрудоспособные 1- й и 2-й категории на иждивении 4) все лица мужского и женского пола получающие доход от наёмного чужого труда; лица свободных профессий и их семьи не состоящие на общественной службе; лица неопределенных занятий и все прочее население не поименованное выше.

Объем выдаваемого соотносился по группам как 4:3:2:1. В первую очередь одновременно выдавались продукты по первым двум категориям, во вторую — по третьей. Выдача по 4-й осуществлялась по мере удовлетворения спроса первых 3-х. С введением классовых карточек отменялись любые другие (карточная система действовала с середины 1915 года)[15].

  • Запрет частного предпринимательства.
  • Ликвидация товарно-денежных отношений и переход к прямому товарообмену, регулируемому государством. Отмирание денег.
  • Военизированное управление железными дорогами.

Поскольку все эти меры принимались во время гражданской войны, на практике они были гораздо менее согласованы и скоординированы, чем было запланировано на бумаге. Большие районы России были неподконтрольны большевикам, а недостаток коммуникаций приводил к тому, что даже регионам, формально подчинявшимся советскому правительству зачастую приходилось действовать самостоятельно, в отсутствие централизованного управления из Москвы. До сих пор остается вопросом — был ли военный коммунизм экономической политикой в полном смысле этого слова, либо всего лишь набором разрозненных мер, принятых чтобы выиграть гражданскую войну любой ценой.

Итоги и оценка военного коммунизма

Ключевым хозяйственным органом военного коммунизма стал Высший совет народного хозяйства, созданный по проекту Юрия Ларина, как центральный административный планирующий орган экономики. Согласно собственным воспоминаниям, Ларин спроектировал главные управления (главки) ВСНХ по образцу германских «Кригсгезельшафтен» (центры регуляции индустрии в военное время).

Суханов Н. Н. так описал этого политика:

Хотя в дальнейшем ВСНХ был возглавлен Рыковым А. И., настоящим вдохновителем деятельности этого органа оставался Ларин. В своём кабинете Ларин рассматривал самые различные проекты в области экономики, и принимал некоторые из них. По описанию Ричарда Пайпса, «Этот полупарализованный, страдавший страшными болями инвалид, мало известный даже специалистам, может по праву считаться автором уникального в истории достижения: вряд ли кому-нибудь еще удавалось за невероятно короткий срок в тридцать месяцев пустить под откос экономику великой державы». Хотя первые два с половиной года у власти влияние Ларина на Ленина было огромным, в 1921 году он уже начал высказывать резкое раздражение «прожектёрством»: «По части проектов он неутомим. Он здесь упоминал, что еще в январе 1920 года он выдвигал хороший проект. Но если собрать все проекты тов. Ларина и выбрать из них хорошие проекты, то, наверное, пришлось бы определять их в десятитысячных долях», или даже: «Запретить Ларину прожектерствовать. Рыкову сделать предостережение: укротите Ларина, а то Вам влетит».

По воспоминаниям современника Либермана С. И.,

Принятый большевиками курс на «отмирание денег» на практике привёл к фантастической гиперинфляции, во много раз превзошедшей «достижения» царского и Временного правительств. Если на момент начала Февральской революции цены увеличились за три с половиной года войны примерно в три раза, за 8 месяцев деятельности Временного правительства — ещё примерно во столько же раз, то на 1 октября 1918 года цены в России увеличились по сравнению с довоенными в 102 раза, а на 1 октября 1923 года — даже в 648 230 000 раз.[источник не указан 334 дня]

Александр Изгоев писал[16]:

Альфой и омегой нового экономического порядка большевики объявили «рабочий контроль»: «пролетариат сам берет дело в свои руки». «Рабочий контроль» очень скоро обнаружил свою истинную природу. Эти слова звучали всегда как начало гибели предприятия. Немедленно уничтожалась всякая дисциплина. Власть на фабрике и заводе переходила к быстро сменяющимся комитетам, фактически ни перед кем ни за что не ответственным. Знающие, честные работники изгонялись и даже убивались. Производительность труда понижалась обратно пропорционально повышению заработной платы. Отношение часто выражалось в головокружительных цифрах: плата увеличивалась, а производительность падала на 500—800 проц. Предприятия продолжали существовать только вследствие того, что или государство, владевшее печатным станком, брало к себе на содержание рабочих, или же рабочие продавали и проедали основные капиталы предприятий. По марксистскому учению, социалистический переворот будет вызван тем, что производительные силы перерастут формы производства и при новых социалистических формах получат возможность дальнейшего прогрессивного развития и т. д., и т. д. Опыт обнаружил всю лживость этих россказней. При «социалистических» порядках наступило чрезвычайное понижение производительности труда. Наши производительные силы при «социализме» регрессировали к временам петровских крепостных фабрик. Демократическое самоуправление окончательно развалило наши железные дороги. При доходе в 1½ миллиарда рублей железные дороги должны были платить около 8 миллиардов на одно только содержание рабочих и служащих. Желая захватить в свои руки финансовую мощь «буржуазного общества», большевики красногвардейским налетом «национализировали» все банки. Реально они приобрели только те несколько жалких миллионов, которые им удалось захватить в сейфах. Зато они разрушили кредит и лишили промышленные предприятия всяких средств. Чтобы сотни тысяч рабочих не остались без заработка, большевикам пришлось открыть для них кассу Государственного банка, усиленно пополняемую безудержным печатанием бумажных денег.

Вместо ожидавшегося архитекторами военного коммунизма невиданного роста производительности труда её итогом стал не рост, а наоборот, резкое её падение: на 1920 год производительность труда сократилась, в том числе вследствие массового недоедания, до 18 % от довоенной. Если до революции средний рабочий потреблял в день 3820 калорий, уже в 1919 году эта цифра упала до 2680, чего уже было недостаточно для тяжёлого физического труда.

Выпуск промышленной продукции к 1921 году уменьшился в три раза, а численность промышленных рабочих сократилась вдвое. В то же время штаты ВСНХ выросли примерно в сто раз, с 318 человек до 30 тысяч; вопиющим примером стал входивший в состав этого органа Бензиновый трест, разросшийся до 50 человек при том, что управлять этому тресту приходилось всего одним заводом численностью 150 рабочих.

Особенно тяжёлым стало положение Петрограда, население которого за время Гражданской войны уменьшилось с 2 млн 347 тыс. чел. до 799 тыс., численность рабочих уменьшилась в пять раз.

Столь же резким стал спад и в сельском хозяйстве. Вследствие полной незаинтересованности крестьян увеличивать в условиях «военного коммунизма» посевы производство зерновых на 1920 год упало по сравнению с довоенным в два раза. По оценке Ричарда Пайпса,

Для организации продразвёрстки большевики организовали ещё один сильно разросшийся орган — Наркомпрод во главе с Цюрюпой А. Д. Несмотря на усилия государства по налаживанию продовольственного обеспечения, начался массовый голод 1921—1922 годов, во время которого погибло до 5 миллионов человек. Политика «военного коммунизма» (особенно продразвёрстки) вызывала недовольство широких слоёв населения, в особенности крестьянства (восстание на Тамбовщине, в Западной Сибири, Кронштадте и другие). К концу 1920 года в России появляется практически сплошной пояс крестьянских восстаний («зелёный потоп»), усугублённый огромными массами дезертиров, и начавшейся массовой демобилизацией Красной армии.

Тяжёлое положение в промышленности и сельском хозяйстве усугублялось окончательным развалом транспорта. Доля так называемых «больных» паровозов дошла с довоенных 13 % до 61 % на 1921 год, транспорт приближался к порогу, после которого мощностей должно было хватать лишь на обслуживание собственных потребностей. Кроме того, в качестве топлива для паровозов использовались дрова, крайне неохотно заготовляемые крестьянами по трудовой повинности.

Полностью провалился и эксперимент по организации в 1920—1921 годах трудовых армий. Первая трудармия, продемонстрировала, по выражению председателя её совета (Предсовтрударма — 1) Троцкого Л. Д., «чудовищную» (чудовищно низкую) производительность труда. Лишь 10 — 25 % её личного состава занимались трудовой деятельностью как таковой, а 14 % из-за рваной одежды и отсутствия обуви вообще не выходили из казарм. Широко распространяется массовое дезертирство из трудовых армий, которое на весну 1921 года окончательно выходит из-под всякого контроля.

В марте 1921 на X съезде РКП(б) задачи политики «военного коммунизма» признаны руководством страны выполненными и введена новая экономическая политика. В. И. Ленин писал: «„Военный коммунизм“ был вынужден войной и разорением. Он не был и не мог быть отвечающей хозяйственным задачам пролетариата политикой. Он был временной мерой.» (Полн. собр. соч., 5 изд., т. 43, с. 220). Ленин также утверждал, что «военный коммунизм» надо поставить большевикам не в вину, а в заслугу, но в то же время необходимо знать меру этой заслуги.

В культуре

  • Жизнь в Петрограде времен военного коммунизма описана в романе Айн Рэнд «Мы — живые».

Литература

  • Революция и гражданская война в России: 1917—1923 гг. Энциклопедия в 4 томах. — Москва: Терра, 2008. — Т. 1. — С. 301. — 560 с. — (Большая энциклопедия). — 100 000 экз. — ISBN 978-5-273-00561-7
  • Ратьковский И. С., Ходяков М. В. История Советской России. — СПб.: Издательство «Лань», 2001. — 416 с. — (Мир культуры, истории и философии). ISBN 5-8114-0373-9

Источник: dvc.academic.ru

Военный коммунизм представляет собой политику, проводившуюся на территории Советского государства в условиях гражданской войны. Пик военного коммунизма пришелся на 1919-1921 года. Ведение коммунистической политики было направлено на создание коммунистического общества так называемыми левыми коммунистами.

 

Существует несколько причин перехода большевиков к такой политике. Некоторые из историков считают, что это была попытка ввести коммунизм командным методом. Однако же, впоследствии оказалось, что попытка не была удачной. Другие из историков считают, что военный коммунизм был всего лишь временной мерой, и правительство не рассматривало такую политику для ее применения на практике и в будущем после окончания гражданской войны.

 

Период военного коммунизма продлился относительно недолго. Военный коммунизма был прекращен 14 марта 1921 года. В это время Советским государством был взят курс на НЭП.

alt="военный коммунизм"

Основа военного коммунизма

 

Политика военного коммунизма характеризовалась одной отличительной чертой – национализацией всех возможных отраслей хозяйства. Приход большевиков к власти стал отправной точкой для ведения политики национализации. Национализация «земель, недр, вод и лесов» была объявлена в день Петроградского переворота.

 

Национализация банков

 

Во время проведения Октябрьской революции одним из первых действий, которое совершили большевики, стал вооруженный захват Государственного банка. С этого началась экономическая политика военного коммунизма под руководством большевиков.

 

Через некоторое время банковское дело стало считаться государственной монополией. Из банков, подвергнувшихся монополии, были конфискованы денежные средства местного населения. Конфискации подверглись средства, которые были нажиты «нечестным нетрудовым путем». Что касается конфискованных средств, то это были не только денежные банкноты, но и слиты золота, а также серебра. Конфискация проводилась в том случае, если вклад был больше 5000 рублей на человека. Впоследствии владелец счетов банков-монополий могли получить не более 500 рублей в месяц со своего счета. Однако же, не конфискованный остаток быстро поглощала инфляция – получить свои деньги их владельцами с банковских счетов считалось практически невозможным.

 

Бегство капитала и национализация промышленности

 

«Бегство капитала» из России активизировалось летом 1917 года. Иностранные предпринимателями были первыми, кто сбежал из России. Они искали здесь более дешевую рабочую силу, нежели у себя на родине. Однако же, после Февральской революции нажиться на дешевой силе практически не представлялось возможным. Трудовой день был четко установлен, при этом велась борьба за повышение заработной платы, что было бы не совсем выгодно для иностранных предпринимателей.

 

Отечественным промышленникам также пришлось прибегнуть к бегству, потому что ситуация в стране была нестабильной, и бежали для того, чтобы можно было бы полноценно заниматься своей рабочей деятельностью.

 

Национализация предприятий имела не только политические причины. Министр торговли и промышленности считал, что постоянные конфликты с рабочей силой, которая в свою очередь на постоянной основе проводила митинги и забастовки, нуждались в каком-либо адекватном разрешении. После проведенного Октябрьского переворота большевиков настигли те же проблемы с рабочей силой, что и раньше. Естественно, что ни о какой передаче фабрик рабочим речь не шла.

 

Ликинская мануфактура А. В. Смирнова стала одной из первых фабрик, которая была национализирована большевиками. Меньше, нежели за полгода (с ноября по март 1917-1918) были национализированы более чем 836 промышленных предприятий. Со 2 мая 1918 года активно начала проводиться национализация сахарной промышленности. С 20 июня этого же года началась национализация нефтяной промышленности. Осенью 1918 года Советское государство успело национализировать 9542 предприятия.

 

Капиталистическая собственность национализировалась довольно просто – путем безвозмездных конфискаций. Уже в апреле следующего года практически не осталось ни одного предприятия, которое не было бы национализированным. Постепенно национализация дошла и до средних предприятий. Управление производствами подвергались жестокой национализации со стороны правительства. Высший совет народного хозяйства стал главенствующим органом в управлении над централизованными предприятиями. Экономическая политика военного коммунизма, предпринятая по отношению к национализации предприятий, практически не принесла положительного эффекта, так как большая часть рабочих перестали трудиться на благо Советского государства и выехали за рубеж.

 

Контроль над торговлею и промышленностью

 

Контроль над торговлей и промышленностью пришелся на декабрь 1917 года. Меньше чем через полгода после того, как военный коммунизм стал основным способом ведения политики в Советском государстве, торговля и промышленность были объявлены государственной монополией. Произошла национализация торгового флота. При этом судоходные предприятия, торговые дома и другое имущество частных предпринимателей в торговом флоте было объявлено собственностью государства.

 

Введение принудительной трудовой повинности

 

Для «нетрудовых классов» было принято решение ввести принудительную трудовую повинность. Согласно принятому кодексу законов о труде в 1918 году для всех граждан РСФСР была установлена принудительная трудовая повинность. Со следующего года для граждан был запрещен самовольный переход с одного рабочего места на другое, при этом прогулы строго карались. На всех предприятиях была установлена строгая дисциплина, над которой постоянно держали контроль руководители. В выходные и праздники труд перестал оплачиваться, что в свою очередь привело к массовому недовольству в рабочих слоях.

 

В 1920 году был принят закон «О порядке всеобщей трудовой повинности», согласно которому работоспособное население привлекалось к выполнению различных работ на благо страны. Наличие постоянного рабочего места значения в данном случае никакого не имело. Повинность должны были выполнять все.

 

Введение пайка и продовольственная диктатура

 

alt="военный коммунизм"Большевиками было принято решение продолжать придерживаться хлебной монополии, которая была принята еще Временным правительством. Частная торговля хлебной продукцией была официально запрещена вышедшим Декретом о государственной монополии хлеба. В мае 1918 народные комиссары на местах должны были самостоятельно вести борьбу с гражданами, которые укрывали запасы хлеба. Для ведения полноценной борьбы с укрытием и спекуляцией хлебными запасами народные комиссары были наделены дополнительными полномочиями со стороны правительства.

 

Ведение продовольственной диктатуры имело свою цель – централизовать заготовку и распределение продовольствия среди населения. Еще одной целью ведения продовольственной диктатуры была борьба с мошенничеством кулаков.

 

Наркомпрод имел ничем не ограниченные полномочия в методах и способах заготовки продовольствия, которая проводилась в период существования такого понятия как политика военного коммунизма. Согласно декрету от 13 мая 1918 года была установлена норма потребления на каждого человека продуктов питания в год. За основу декрета были взяты нормы потребления продовольствия, введенные еще Временным правительством в 1917 году.

 

Если же количество хлеба на одного человека превышало указанные в декрете нормы, он должен был сдавать его государству. Передача проводилась по назначенным государством ценам. После чего правительство могло распоряжаться хлебной продукцией на свое усмотрение.

 

Для контроля над продовольственной диктатурой была создана Продовольственно-реквизиционная армия Наркомпрода РСФСР. В 1918 году было принято постановление о введение для четырех классов населения продовольственного пайка. Изначально пайком могли воспользоваться только лишь жители Петрограда. Спустя месяц – жители Москвы. Впоследствии возможность получать продовольственный паек распространилась на все государство. После того, как были введены карточки на получение продовольственного пайка, все другие способы и системы получения продуктов питания были отменены. Параллельно с этим был введен запрет на частное предпринимательство.

 

Вследствие того, что все миры для поддержания продовольственной диктатуры были принято во время гражданской войны в стране, на деле они не поддерживались так строго, как это было указано в документах, подтверждающих введение различных декретов. Далеко не все регионы были под контролем большевиков. Соответственно, что на этой территории ни о каком выполнении их указов речь идти не могла.

 

В то же время далеко не во всех регионах, которые были в подчинении у большевиков, также была возможность выполнять указы правительства, так как местная власть не знала о существовании различных указов и декретов. Из-за того, что связь между регионами практически не поддерживалась, местная власть не могла получить указания о ведении продовольственной или какой-либо другой политики. Им приходилось действовать на свое усмотрение.

 

До сих пор далеко не все историки могут объяснить суть военного коммунизма. Был ли он действительно экономической политикой, сказать невозможно. Возможно, что это были всего лишь меры большевиков, для того чтобы одержать победу в стране.

Источник: utmagazine.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.