В каком городе было создано второе ополчение


Второе народное ополчение

Минин на площади Нижнего Новгорода, призывающий народ к пожертвованиям. К. Е. Маковский (1839—1915)

Годы существования:

1611—1612

Страна:

Россия

Функция:

Освободило Москву от поляков

Войны:

Русско-польская война 1605—1618

Участие:

Московская битва (1612)

Командиры

Известные:

Дмитрий Пожарский

Командиры:

Кузьма Минин


Второе народное (нижегородское) ополчение, второе земское ополчение — ополчение, возникшее в сентябре 1611 года в Нижнем Новгороде для борьбы с польскими интервентами. Продолжало активно формироваться во время пути из Нижнего Новгорода в Москву, в основном в Ярославле в апреле — июле 1612 года. Состояло из отрядов горожан, крестьян центральных и северных районов России, нерусских народностей Поволжья. Руководители — Кузьма Минин и князь Дмитрий Пожарский. В августе 1612 года с частью сил, оставшихся под Москвой от Первого ополчения, разбило польскую армию под Москвой, а в октябре 1612 года — полностью освободило столицу.

Предпосылки создания второго ополчения

Инициатива организации Второго народного ополчения исходила от ремесленно-торговых людей Нижнего Новгорода, важного хозяйственного и административного центра на Средней Волге. В Нижегородском уезде проживало в то время около 150 тыс. человек мужского пола, имелось до 30 тысяч дворов в 600 селениях. В самом Нижнем имелось порядка 3,5 тысяч жителей мужского пола, из них около 2,0÷2,5 тысяч посадских людей.


Бедственная ситуация в Нижегородском крае

Нижний Новгород по своему стратегическому положению, экономическому и политическому значению был одним из ключевых пунктов восточных и юго-восточных районов России. В условиях же ослабления центральной власти, хозяйничанья интервентов этот город стал инициатором всенародного патриотического движения, охватившего Верхнее и Среднее Поволжье и соседние области страны. Следует отметить, что нижегородцы включились в освободительную борьбу ещё за несколько лет до образования второго ополчения.

После убийства в мае 1606 года Лжедмитрия I и воцарения Василия Шуйского по России пошли гулять новые слухи о скором пришествии второго самозванца, якобы спасшегося Лжедмитрия I. В конце 1606 года в Нижегородском уезде и смежных с ним уездах появились крупные шайки, которые занимались грабежами и бесчинствами: жгли селения, деревни, грабили жителей и насильно угоняли их в свои таборы. Эта так называемая «вольница» зимой 1607 года заняла Алатырь, утопив в реке Суре алатырского воеводу Сабурова, и Арзамас, устроив в нём свою базу.

Узнав о бедственном положении в Нижегородском крае, царь Василий Шуйский направил для освобождения Арзамаса и других городов, занятых мятежниками, своих воевод с войсками. Один из них, князь И. М. Воротынский, разбил отряды мятежников около Арзамаса, взял город и очистил прилегающие к Арзамасу районы от скопищ вольницы.

С приходом на русскую землю Лжедмитрия II поутихшая вольница опять активизировалась, тем более что на сторону нового самозванца перешла часть бояр московского и уездного дворянства и детей боярских.


бунтовались мордва, чуваши и черемисы. Многие города тоже перешли на сторону самозванца и пытались склонить к этому и Нижний Новгород. Но Нижний твёрдо стоял на стороне царя Шуйского и своей присяге ему не изменил. Более того, когда в конце 1608 года жители города Балахны, изменив присяге царю Шуйскому, напали на Нижний Новгород (2 декабря), воевода А. С. Алябьев по приговору нижегородцев ударил по балахонцам, отогнал их от города и 3 декабря после ожесточённого боя занял Балахну. Руководители мятежников Тимофей Таскаев, Кухтин, Суровцев, Редриков, Лука Синий, Семён Долгий, Иван Гриденьков и изменник, балахнинский воевода Голенищев, были захвачены в плен и повешены. Алябьев, чуть успев вернуться в Нижний, снова вступил в борьбу с новым отрядом мятежников, напавшим на город 5 декабря. Разбив и этот отряд, он затем овладел гнездом мятежников Ворсмой, сжёг её (см. Сражение под Ворсмой) и снова поразил мятежников у Павловского острога, захватив много пленных.

В начале января 1609 года на Нижний напали войска Лжедмитрия II под начальством воевод князя С. Ю. Вяземского и Тимофея Лазарева. Вяземский послал нижегородцам письмо, в котором писал, что если город не сдаётся, то все горожане будут истреблены, а город сожжён дотла. Нижегородцы ответа не дали, а решились сделать вылазку, несмотря на то, что у Вяземского войск было больше. Благодаря внезапности нападения войска Вяземского и Лазарева были разбиты, а сами они были взяты в плен и приговорены к повешению. Затем Алябьев освободил от мятежников Муром, где остался в качестве царского воеводы, и Владимир. Успехи Алябьева имели важные последствия, так как вселили в людей веру в успешную борьбу против Самозванца и иноземных захватчиков. Ряд городов, уездов и волостей отрешились от Самозванца и стали объединяться в борьбе за освобождение России.


Развал Первого ополчения

Воззвание Минина к нижегородцам в 1611 году. М. И. Песков (1834—1864)

Подъём национально-освободительного движения в 1611 году вылился в создание первого народного ополчения, его действия и мартовское восстание москвичей, возглавленное зарайским воеводой князем Дмитрием Михайловичем Пожарским. Неудача первого ополчения не ослабила этот подъём, а наоборот, усилила его. Многие из первых ополченцев уже имели опыт борьбы с интервентами. Имели этот опыт и жители городов, уездов и волостей, не покорившихся самозванцам и интервентам. И неслучайно, в связи с вышесказанным, что оплотом дальнейшей национально-освободительной борьбы русского народа за свою независимость и форпостом создания второго народного ополчения становится именно Нижний Новгород.


Летом 1611 года в стране царила неразбериха. В Москве всеми делами вершили поляки, а бояре — правители из «Семибоярщины», рассылали в города, уезды и волости грамоты с призывами о присяге польскому королевичу Владиславу. Патриарх Гермоген, будучи в заключении, выступал за объединение освободительных сил страны, наказывая не подчиняться распоряжениям военачальников подмосковных казацких полков князя Д. Т. Трубецкого и атамана И. М. Заруцкого. Архимандрит Троице-Сергиева монастыря Дионисий, наоборот, призывал всех объединяться вокруг Трубецкого и Заруцкого. Вот в это время в Нижнем Новгороде и возник новый подъём патриотического движения, имевшего уже свою традицию и снова нашедшего опору в посадских и служилых людях и местном крестьянстве. Мощным импульсом этому народному движению послужила грамота патриарха Гермогена, полученная нижегородцами 25 августа 1611 года. Неустрашимый старец из темницы Чудова монастыря взывал к нижегородцам постоять за святое дело по освобождению Руси от иноземных захватчиков.

Роль Кузьмы Минина в организации второго ополчения

Выдающуюся роль в организации этого движения сыграл нижегородский земский староста Кузьма Минин, избранный на эту должность в начале сентября 1611 года. По мнению историков, свои знаменитые призывы к освободительной борьбе Минин начал сначала среди посадских людей, которые горячо его поддержали. Затем его поддержал городской совет Нижнего Новгорода, воеводы, духовенство и служилые люди. По решению городского совета назначили общую сходку нижегородцев.


тели города по колокольному звону собрались в Кремле, в Спасо-Преображенском соборе. Сначала состоялась служба, после которой протопоп Савва выступил с проповедью, а затем к народу обратился Минин с призывом встать на освобождение Российского государства от иноземных врагов. Не ограничиваясь добровольными взносами, нижегородцы приняли «приговор» всего города о том, чтобы все жители города и уезда «на строение ратных людей» давали в обязательном порядке часть своего имущества. Минину было поручено руководить сбором средств и распределением их среди ратников будущего ополчения.

Военачальник второго ополчения князь Пожарский

«Выборный человек» Кузьма Минин в своём призыве поставил вопрос и о выборе военачальника будущего ополчения. На очередном сходе нижегородцы постановили просить возглавить народное ополчение князя Пожарского, родовое имение которого находилось в Нижегородском уезде в 60 км от Нижнего Новгорода к западу, где он долечивал свои раны после тяжёлого ранения 20 марта 1611 года в Москве. Князь по всем своим качествам подходил для роли военачальника ополчения. Он был знатного рода — Рюриковичем в двадцатом колене. В 1608 году, будучи полковым воеводой, разбил близ Коломны скопища тушинского самозванца; в 1609 году разгромил шайки атамана Салькова; в 1610 году, во время недовольства рязанского воеводы Прокопия Ляпунова царём Шуйским, удержал в верности царю город Зарайск; в марте 1611 года доблестно бился с врагами Отечества в Москве и был тяжело ранен.


понировали нижегородцам и такие черты князя, как честность, бескорыстность, справедливость в вынесении решений, решительность, взвешенность и обдуманность своих поступков. Нижегородцы ездили к нему «многажды, чтобы мне ехати в Нижний для земского совета»-, как говорил сам князь. Согласно тогдашнему этикету, Пожарский долго отказывался от предложения нижегородцев. И только когда к нему приехала делегация из Нижнего Новгорода во главе с архимандритом Вознесенско-Печёрского монастыря Феодосием, то Пожарский согласился возглавить ополчение, но с одним условием, чтобы всеми хозяйственными делами в ополчении заведовал Минин, которому по «приговору» нижегородцев было присвоено звание «выборного человека всею землею».

Начало организации второго ополчения

Пожарский прибыл в Нижний Новгород 28 октября 1611 года и сразу же вместе с Мининым начал организацию ополчения. В нижегородском гарнизоне всех воинов было порядка 750 человек. Тогда пригласили из Арзамаса служилых людей из смолян, которые были изгнаны из Смоленска после занятия его поляками. В аналогичном положении оказались вязьмичи и дорогобужцы, которые тоже влились в состав ополчения. Ополчение сразу выросло до трёх тысяч человек. Все ополченцы получили хорошее содержание: служилым людям первой статьи назначили денежный оклад — 50 рублей в год, второй статьи — 45 рублей, третьей — 40 рублей, меньше же 30 рублей в год оклада не было. Наличие у ополченцев постоянного денежного довольствия привлекло в ополчение новых служилых людей со всех окрестных областей. Пришли коломенцы, рязанцы, казаки и стрельцы из украинных городов и др.


Победа народного оплочения над поляками. Горельеф с памятника Минину и Пожарскому.

Хорошая организация, особенно сбор и распределение средств, заведение собственной канцелярии, налаживание связей со многими городами и районами, вовлечение их в дела ополчения — всё это привело к тому, что в отличие от Первого ополчения во Втором с самого начала утвердилось единство целей и действий. Пожарский и Минин продолжали собирать казну и ратников, обращаться за помощью в разные города, посылали им грамоты с воззваниями: «…быти нам всем, православным христианам, в любви и в соединении и прежнего межусобства не счинати, и Московское государство от врагов наших… очищати неослабно до смерти своей, и грабежей и налогу православному христианству отнюдь не чинити, и своим произволом на Московское государство государя без совету всей земли не обирати» (грамота из Нижнего Новгорода в Вологду и Соль Вычегодскую в начале декабря 1611 года). Власти Второго ополчения фактически начали осуществлять функции правительства, противостоявшего московской «семибоярщине» и независимым от властей подмосковных «таборов», руководимых Д. Т. Трубецким и И. И. Заруцким. Первоначально ополченское правительство сформировалось в течение зимы 1611—1612 г.г. как «Совет всея земли». В него вошли руководители ополчения, члены городского совета Нижнего Новгорода, представители других городов. Окончательно оно оформилось при нахождении второго ополчения в Ярославле и после «очищения» Москвы от поляков.


Правительству Второго ополчения пришлось действовать в сложной обстановке. На него с опасением смотрели не только интервенты и их приспешники, но и московская «семибоярщина» и руководители казацкой вольницы, Заруцкий и Трубецкой. Все они чинили Пожарскому и Минину различные препятствия. Но те, несмотря ни на что, своей организованной работой укрепляли своё положение. Опираясь на все слои общества, особенно на уездное дворянство и посадских людей, они наводили порядок в городах и уездах севера и северо-востока, получая взамен новых ополченцев и казну. Своевременно посланные им отряды князей Д. П. Лопаты—Пожарского и Р. П. Пожарского заняли Ярославль и Суздаль, не допустив туда отряды братьев Просовецких.

Поход второго ополчения

Второе ополчение выступило на Москву из Нижнего Новгорода в конце февраля — начале марта 1612 года через Балахну, Тимонькино, Сицкое, Юрьевец, Решму, Кинешму, Кострому, Ярославль. В Балахне и Юрьевце ополченцев встретили с большой честью. Они получили пополнение и большую денежную казну. В Решме Пожарский узнал о присяге Пскова и казацких вождей Трубецкого и Заруцкого новому самозванцу, беглому монаху Исидору.


стромской воевода И. П. Шереметев не хотел пустить ополчение в город. Сместив Шереметева и назначив в Костроме нового воеводу, ополченцы в первых числах апреля 1612 года вступили в Ярославль. Здесь ополчение простояло четыре месяца, до конца июля 1612 года. В Ярославле окончательно определился и состав правительства — «Совета всея земли». В него вошли и представители знатных княжеских родов — Долгоруких, Куракиных, Бутурлиных, Шереметевых и др. Возглавляли Совет Пожарский и Минин. Поскольку Минин был неграмотным, то вместо него подпись на грамотах ставил Пожарский: «В выборного человека всею землёю в Козмино место Минина князь Дмитрей Пожарской руку приложил». Грамоты подписывались всеми членами «Совета всея земли». А так как в то время неукоснительно соблюдалось «местничество», то подпись Пожарского стояла на десятом месте, а Минина — на пятнадцатом.

В Ярославле ополченское правительство продолжало замирение городов и уездов, освобождение их от польско-литовских отрядов, от казаков Заруцкого, лишая последних материальной и военной помощи из восточных, северо-восточных и северных областей. Одновременно оно предприняло дипломатические шаги по нейтрализации Швеции, захватившей Новгородские земли, путём переговоров о кандидатуре на русский престол Карла-Филиппа, брата шведского короля Густава-Адольфа. В это же время князь Пожарский провёл дипломатические переговоры с Иосифом Грегори, послом германского императора, об оказании императором помощи ополчению в освобождении страны, Тот взамен предложил Пожарскому в русские цари двоюродного брата императора, Максимилиана. Впоследствии этим двум претендентам на российский престол было отказано. «Стояние» в Ярославле и меры, принятые «Советом всея земли», самими Мининым и Пожарским, дали свои результаты. Ко Второму ополчению присоединились большое число понизовых и подмосковных городов с уездами, Поморье и Сибирь. Функционировали правительственные учреждения: при «Совете всея земли» работали приказы Поместный, Разрядный, Посольский. Постепенно устанавливался порядок на всё более значительной территории государства. Постепенно, с помощью отрядов ополченцев, она очищалась от воровских шаек. Ополченское войско уже насчитывало до десяти тысяч ратников, хорошо вооружённых и обученных. Власти ополчения занимались и повседневной административной и судебной работой (назначение воевод, ведение разрядных книг, разбор жалоб, челобитий и пр.). Всё это постепенно стабилизировало обстановку в стране, приводило к оживлению хозяйственной деятельности.

В начале месяца ополченцы получили известие о продвижении к Москве двенадцатитысячного отряда гетмана Ходкевича с большим обозом. Пожарский и Минин незамедлительно выслали к столице отряды М. С. Дмитриева и Лопаты-Пожарского, которые подошли к Москве соответственно 24 июля и 2 августа. Узнав о приходе ополченцев, Заруцкий со своим казачьим отрядом бежал в Коломну, а затем в Астрахань, так как перед этим он заслал убийц к князю Пожарскому, но покушение не удалось, и замыслы Заруцкого были раскрыты.

Выступление из Ярославля

Изгнание поляков из Кремля. Э. Лисснер

Второе народное ополчение выступило из Ярославля на Москву 28 июля 1612 года. Первая остановка была в шести—семи верстах от города. Вторая, 29 июля, в 26 верстах от Ярославля на Шепуцком-Яме, откуда ополченское войско пошло дальше на Ростов Великий с князем И. А. Хованским и Козьмой Мининым, а сам Пожарский с небольшим отрядом отправился в суздальский Спасо-Евфимьев монастырь, — «помолиться и родительским гробам поклониться». Догнав войско в Ростове, Пожарский сделал остановку на несколько дней для сбора ратников, прибывших в ополчение из разных городов. 14 августа ополчение прибыло в Троице-Сергиев монастырь, где радостно были встречены духовенством. 18 августа, выслушав молебен, ополчение двинулось из Троице-Сергиева монастыря к Москве, не доходя до которой пяти вёрст, переночевало на реке Яузе. На другой день, 19 августа, князь Д. Т. Трубецкой с казацким полком встретил князя Пожарского у стен Москвы и стал звать его встать станом вместе с ним у Яузских ворот. Пожарский не принял его приглашения, так как опасался вражды со стороны казаков по отношению к ополченцам, и встал со своим ополчением у Арбатских ворот, откуда ожидали нападения гетмана Ходкевича. 20 августа Ходкевич был уже на Поклонной горе. Вместе с ним пришли отряды венгров и малороссийские казаки.

Освобождение Москвы

Однако не вся Москва была освобождена от захватчиков. Оставались ещё польские отряды полковников Струся и Будилы, засевшие в Китай-городе и Кремле. В Кремле укрылись и изменники бояре со своими семьями. Находился в Кремле и мало кому ещё известный в то время будущий российский государь Михаил Романов со своею матерью, инокиней Марфой Ивановной. Зная, что осаждённые поляки терпят страшный голод, Пожарский в конце сентября 1612 года направил им письмо, в котором предлагал польскому рыцарству сдаться. «Ваши головы и жизнь будут сохранены вам, — писал он, — я возьму это на свою душу и упрошу согласия на это всех ратных людей». На что от польских полковников последовал высокомерный и хвастливый ответ с отказом на предложение Пожарского.

22 октября 1612 года Китай-город был взят приступом русскими войсками, но оставались ещё поляки, засевшие в Кремле. Голод там усилился до такой степени, что из Кремля стали выпроваживать боярские семьи и всех гражданских обитателей, а сами поляки дошли до того, что начали есть человечину.

Историк Казимир Валишевский писал о осаждённых воинами Пожарского поляках и литовцах:

Они пользовались для приготовления пищи греческими рукописями, найдя большую и бесценную коллекцию их в архивах Кремля. Вываривая пергамент, они добывали из него растительный клей, обманывающий их мучительный голод.

Когда эти источники иссякли, они выкапывали трупы, потом стали убивать своих пленников, а с усилением горячечного бреда дошли до того, что начали пожирать друг друга; это — факт, не подлежащий ни малейшему сомнению: очевидец Будзило сообщает о последних днях осады невероятно ужасные подробности, которых не мог выдумать… Будзило называет лиц, отмечает числа: лейтенант и гайдук съели каждый по двое из своих сыновей; другой офицер съел свою мать! Сильнейшие пользовались слабыми, а здоровые — больными. Ссорились из-за мертвых, и к порождаемым жестоким безумием раздорам примешивались самые удивительные представления о справедливости. Один солдат жаловался, что люди из другой роты съели его родственника, тогда как по справедливости им должен был питаться он сам с товарищами. Обвиняемые ссылались на права полка на труп однополченца, и полковник не решился прекратить эту распрю, опасаясь, как бы проигравшая тяжбу сторона из мести за приговор не съела судью.

Пожарский предлагал осажденным свободный выход со знаменами и оружием, но без награбленных сокровищ. Они предпочли питаться пленными и друг другом, но с деньгами расставаться не желали. Пожарский с полком встал на Каменном мосту у Троицких ворот Кремля, чтобы встретить боярские семьи и защитить их от казаков. 26 октября поляки сдались и покинули Кремль. Будило и его полк попали в стан Пожарского, и все остались живы. Позднее они были высланы в Нижний Новгород. Струсь с полком попал к Трубецкому, и всех поляков казаки истребили. 27 октября был назначен торжественный вход в Кремль войск князей Пожарского и Трубецкого. Когда войска собрались у Лобного места, архимандрит Троице-Сергиевого монастыря Дионисий совершил торжественный молебен в честь победы ополченцев. После чего под звон колоколов победители в сопровождении народа вступили в Кремль со знамёнами и хоругвями.

Так завершилось очищение Москвы и Московского государства от иноземных захватчиков.

Историография

Нижегородское ополчение традиционно является важным элементом российской историографии. Одним из наиболее основательных исследований является работа П. Г. Любомирова. Единственной работой, подробно описывающей начальный период борьбы нижегородцев (1608—1609), является фундаментальный труд С. Ф. Платонова по истории Смуты.

В художественной литературе

События 1611—1612 года описываются в популярном историческом романе М. Н. Загоскина Юрий Милославский, или Русские в 1612 году.

Память

  • 20 февраля 1818 года в Москве был открыт памятник руководителям второго народного ополчения — Кузьме Минину и князю Дмитрию Пожарскому.
  • 27 декабря 2004 года в Российской Федерации был учрежден государственный праздник — День народного единства. В пояснительной записке к проекту закона об учреждении праздника отмечалось:

4 ноября 1612 г. воины народного ополчения под предводительством Козьмы Минина и Дмитрия Пожарского штурмом взяли Китай-город, освободив Москву от польских интервентов и продемонстрировав образец героизма и сплочённости всего народа вне зависимости от происхождения, вероисповедания и положения в обществе

  • 4 ноября 2005 в Нижнем Новгороде открыт памятник Минину и Пожарскому работы Зураба Церетели — уменьшенная (на 5 см) копия московского памятника. Он установлен под стенами Нижегородского кремля, около церкви Рождества Иоанна Предтечи. По заключению историков и экспертов, в 1611 году Кузьма Минин именно с паперти этой церкви призывал нижегородцев собрать и экипировать народное ополчение на защиту Москвы от поляков. На нижегородском памятнике надпись сохранена, но без указания года.

Источник: www.encyclopaedia-russia.ru

Предпосылки создания второго ополчения

Инициатива организации Второго народного ополчения исходила от ремесленно-торговых людей Нижнего Новгорода, важного хозяйственного и административного центра на Средней Волге. В Нижегородском уезде проживало в то время около 150 тыс. человек мужского пола, имелось до 30 тысяч дворов в 600 селениях. В самом Нижнем имелось порядка 3,5 тысяч жителей мужского пола, из них около 2,0÷2,5 тысяч посадских людей.

Бедственная ситуация в Нижегородском крае

Нижний Новгород по своему стратегическому положению, экономическому и политическому значению был одним из ключевых пунктов восточных и юго-восточных районов России. В условиях же ослабления центральной власти, хозяйничанья интервентов этот город стал инициатором всенародного патриотического движения, охватившего Верхнее и Среднее Поволжье и соседние области страны. Следует отметить, что нижегородцы включились в освободительную борьбу ещё за несколько лет до образования второго ополчения.

После убийства в мае 1606 года Лжедмитрия I и воцарения Василия Шуйского по России пошли гулять новые слухи о скором пришествии второго самозванца, якобы спасшегося Лжедмитрия I. В конце 1606 года в Нижегородском уезде и смежных с ним уездах появились крупные шайки, которые занимались грабежами и бесчинствами: жгли селения, деревни, грабили жителей и насильно угоняли их в свои таборы. Эта так называемая «вольница» зимой 1607 года заняла Алатырь, утопив в реке Суре алатырского воеводу Сабурова, и Арзамас, устроив в нём свою базу.

Узнав о бедственном положении в Нижегородском крае, царь Василий Шуйский направил для освобождения Арзамаса и других городов, занятых мятежниками, своих воевод с войсками. Один из них, князь И. М. Воротынский, разбил отряды мятежников около Арзамаса, взял город и очистил прилегающие к Арзамасу районы от скопищ вольницы.

С приходом на русскую землю Лжедмитрия II поутихшая вольница опять активизировалась, тем более что на сторону нового самозванца перешла часть бояр Московского и уездного дворянства и боярских детей. Взбунтовались мордва, чуваши и черемисы. Многие города тоже перешли на сторону Самозванца и пытались склонить к этому и Нижний Новгород. Но Нижний твердо стоял на стороне царя Шуйского и своей присяге ему не изменил. Более того, когда в конце 1608 года жители города Балахны, изменив присяге царю Шуйскому, напали на Нижний Новгород (2 декабря), воевода Алябьев по приговору нижегородцев ударил по балахонцам, отогнал их от города и 3 декабря после ожесточённого боя занял Балахну. Руководители мятежников Тимофей Таскаев, Кухтин, Суровцев, Редриков, Лука Синий, Семен Долгий, Иван Гриденьков и изменник, балахнинский воевода Голенищев, были захвачены в плен и повешены. Алябьев, чуть успев вернуться в Нижний, снова вступил в борьбу с новым отрядом мятежников, напавшим на город 5 декабря 1608 года. Разбив и этот отряд, он затем овладел гнездом мятежников Ворсмой, сжёг её и снова поразил мятежников у Павловского острога, захватив много пленных.

В начале января 1609 года на Нижний напали войска Лжедмитрия II под начальством воевод князя С. Ю. Вяземского и Тимофея Лазарева. Вяземский послал нижегородцам письмо, в котором писал, что если город не сдается, то все горожане будут истреблены, а город сожжён дотла. Нижегородцы ответа не дали, а решились сделать вылазку, несмотря на то, что у Вяземского войск было больше. Благодаря внезапности нападения войска Вяземского и Лазарева были разбиты, а сами они были взяты в плен и приговорены к повешению. Затем Алябьев освободил от мятежников Муром, где остался в качестве царского воеводы, и Владимир. Успехи Алябьева имели важные последствия, так как вселили в людей веру в успешную борьбу против Самозванца и иноземных захватчиков. Ряд городов, уездов и волостей отрешились от Самозванца и стали объединяться в борьбе за освобождение России.

Развал Первого ополчения

Подъем национально-освободительного движения в 1611 году вылился в создание первого народного ополчения, его действия и мартовское восстание москвичей, озглавленное зарайским воеводой князем Дмитрием Михайловичем Пожарским. Неудача первого ополчения не ослабила этот подъем, а наоборот, усилила его. Многие из первых ополченцев уже имели опыт борьбы с интервентами. Имели этот опыт и жители городов, уездов и волостей, не покорившихся самозванцам и интервентам. И неслучайно, в связи с вышесказанным, что оплотом дальнейшей национально-освободительной борьбы русского народа за свою независимость и форпостом создания второго народного ополчения становится именно Нижний Новгород.

Летом 1611 года в стране царила неразбериха. В Москве всеми делами вершили поляки, а бояре — правители из «Семибоярщины», рассылали в города, уезды и волости грамоты с призывами о присяге польскому королевичу Владиславу. Патриарх Гермоген, будучи в заключении, выступал за объединение освободительных сил страны, наказывая не подчиняться распоряжениям военачальников подмосковных казацких полков князя Д. Т. Трубецкого и атамана И. М. Заруцкого. Архимандрит Троице-Сергиева монастыря Дионисий, наоборот, призывал всех объединяться вокруг Трубецкого и Заруцкого. Вот в это время в Нижнем Новгороде и возник новый подъем патриотического движения, имевшего уже свою традицию и снова нашедшего опору в посадских и служилых людях и местном крестьянстве. Мощным импульсом этому народному движению послужила грамота патриарха Гермогена, полученная нижегородцами 25 августа 1611 года. Неустрашимый старец из темницы Чудова монастыря взывал к нижегородцам постоять за святое дело по освобождению Руси от иноземных захватчиков.

Роль Кузьмы Минина в организации второго ополчения

Выдающуюся роль в организации этого движения сыграл нижегородский земский староста Кузьма Минин, избранный на эту должность в начале сентября 1611 года. По мнению историков, свои знаменитые призывы к освободительной борьбе Минин начал сначала среди посадских людей, которые горячо его поддержали. Затем его поддержал городской совет Нижнего Новгорода, воеводы, духовенство и служилые люди. По решению городского совета назначили общую сходку нижегородцев. Жители города по колокольному звону собрались в Кремле, в Спасо-Преображенском соборе. Сначала состоялась служба, после которой протопоп Савва выступил с проповедью, а затем к народу обратился Минин с призывом встать на освобождение Российского государства от иноземных врагов. Не ограничиваясь добровольными взносами, нижегородцы приняли «приговор» всего города о том, чтобы все жители города и уезда «на строение ратных людей» давали в обязательном порядке часть своего имущества. Минину было поручено руководить сбором средств и распределением их среди ратников будущего ополчения.

Военачальник второго ополчения князь Пожарский

«Выборный человек» Кузьма Минин в своем призыве поставил вопрос и о выборе военачальника будущего ополчения. На очередном сходе нижегородцы постановили просить возглавить народное ополчение князя Пожарского, родовое имение которого находилось в Нижегородском уезде в 60 км от Нижнего Новгорода к западу, где он долечивал свои раны после тяжелого ранения 20 марта 1611 года в Москве. Князь по всем своим качествам подходил для роли военачальника ополчения. Он был знатного рода — Рюриковичем в двадцатом колене. В 1608 году, будучи полковым воеводой, разбил близ Коломны скопища тушинского самозванца; в 1609 году разгромил шайки атамана Салькова; в 1610 году, во время недовольства рязанского воеводы Прокопия Ляпунова царём Шуйским, удержал в верности царю город Зарайск; в марте 1611 года доблестно бился с врагами Отечества в Москве и был тяжело ранен. Импонировали нижегородцам и такие черты князя, как честность, бескорыстность, справедливость в вынесении решений, решительность, взвешенность и обдуманность своих поступков. Нижегородцы ездили к нему «многажды, чтобы мне ехати в Нижний для земского совета»-, как говорил сам князь. Согласно тогдашнему этикету, Пожарский долго отказывался от предложения нижегородцев. И только когда к нему приехала делегация из Нижнего Новгорода во главе с архимандритом Вознесенско-Печёрского монастыря Феодосием, то Пожарский согласился возглавить ополчение, но с одним условием, чтобы всеми хозяйственными делами в ополчении заведовал Минин, которому по «приговору» нижегородцев было присвоено звание «выборного человека всею землею».

Начало организации второго ополчения

Пожарский прибыл в Нижний Новгород 28 октября 1611 года и сразу же вместе с Мининым начал организацию ополчения. В нижегородском гарнизоне всех воинов было порядка 750 человек. Тогда пригласили из Арзамаса служилых людей из смолян, которые были изгнаны из Смоленска после занятия его поляками. В аналогичном положении оказались вязьмичи и дорогобужцы, которые тоже влились в состав ополчения. Ополчение сразу выросло до трех тысяч человек. Все ополченцы получили хорошее содержание: служилым людям первой статьи назначили денежный оклад — 50 рублей в год, второй статьи — 45 рублей, третьей — 40 рублей, меньше же 30 рублей в год оклада не было. Наличие у ополченцев постоянного денежного довольствия привлекло в ополчение новых служилых людей со всех окрестных областей. Пришли коломенцы, рязанцы, казаки и стрельцы из украинных городов и др.

Хорошая организация, особенно сбор и распределение средств, заведение собственной канцелярии, налаживание связей со многими городами и районами, вовлечение их в дела ополчения — все это привело к тому, что в отличие от Первого ополчения во Втором с самого начала утвердилось единство целей и действий. Пожарский и Минин продолжали собирать казну и ратников, обращаться за помощью в разные города, посылали им грамоты с воззваниями: «…быти нам всем, православным христианам, в любви и в соединении и прежнего межусобства не счинати, и Московское государство от врагов наших…очищати неослабно до смерти своей, и грабежей и налогу православному христианству отнюдь не чинити, и своим произволом на Московское государство государя без совету всей земли не обирати» (грамота из Нижнего Новгорода в Вологду и Соль Вычегодскую в начале декабря 1611 года). Власти Второго ополчения фактически начали осуществлять функции правительства, противостоявшего московской «семибоярщине» и независимым от властей подмосковных «таборов», руководимых Д. Т. Трубецким и И. И. Заруцким. Первоначально ополченское правительство сформировалось в течение зимы 1611—1612 г.г. как «Совет всея земли». В него вошли руководители ополчения, члены городского совета Нижнего Новгорода, представители других городов. Окончательно оно оформилось при нахождении второго ополчения в Ярославле и после «очищения» Москвы от поляков.

Правительству Второго ополчения пришлось действовать в сложной обстановке. На него с опасением смотрели не только интервенты и их приспешники, но и московская «семибоярщина» и руководители казацкой вольницы, Заруцкий и Трубецкой. Все они чинили Пожарскому и Минину различные препятствия. Но те, несмотря ни на что, своей организованной работой укрепляли свое положение. Опираясь на все слои общества, особенно на уездное дворянство и посадских людей, они наводили порядок в городах и уездах севера и северо-востока, получая взамен новых ополченцев и казну. Своевременно посланные им отряды князей Д. П. Лопаты—Пожарского и Р. П. Пожарского заняли Ярославль и Суздаль, не допустив туда отряды братьев Просовецких.

Поход второго ополчения

Второе ополчение выступило на Москву из Нижнего Новгорода в конце февраля — начале марта 1612 года через Балахну, Тимонькино, Сицкое, Юрьевец, Решму, Кинешму, Кострому, Ярославль. В Балахне и Юрьевце ополченцев встретили с большой честью. Они получили пополнение и большую денежную казну. В Решме Пожарский узнал о присяге Пскова и казацких вождей Трубецкого и Заруцкого новому самозванцу, беглому монаху Исидору [1]. Костромской воевода И. П. Шереметев не хотел пустить ополчение в город. Сместив Шереметева и назначив в Костроме нового воеводу, ополченцы в первых числах апреля 1612 года вступили в Ярославль. Здесь ополчение простояло четыре месяца, до конца июля 1612 года. В Ярославле окончательно определился и состав правительства — «Совета всея земли». В него вошли и представители знатных княжеских родов — Долгоруких, Куракиных, Бутурлиных, Шереметевых и др. Возглавляли Совет Пожарский и Минин. Поскольку Минин был неграмотным, то вместо него подпись на грамотах ставил Пожарский: «В выборного человека всею землею в Козмино место Минина князь Дмитрей Пожарской руку приложил». Грамоты подписывались всеми членами «Совета всея земли». А так как в то время неукоснительно соблюдалось «местничество», то подпись Пожарского стояла на десятом месте, а Минина — на пятнадцатом.

В Ярославле ополченское правительство продолжало замирение городов и уездов, освобождение их от польско-литовских отрядов, от казаков Заруцкого, лишая последних материальной и военной помощи из восточных, северо-восточных и северных областей. Одновременно оно предприняло дипломатические шаги по нейтрализации Швеции, захватившей Новгородские земли, путем переговоров о кандидатуре на русский престол Карла-Филиппа, брата шведского короля Густава-Адольфа. В это же время князь Пожарский провел дипломатические переговоры с Иосифом Грегори, послом германского императора, об оказании императором помощи ополчению в освобождении страны, Тот взамен предложил Пожарскому в русские цари двоюродного брата императора, Максимилиана. Впоследствии этим двум претендентам на российский престол было отказано. «Стояние» в Ярославле и меры, принятые «Советом всея земли», самими Мининым и Пожарским, дали свои результаты. Ко Второму ополчению присоединились большое число понизовых и подмосковных городов с уездами, Поморье и Сибирь. Функционировали правительственные учреждения: при «Совете всея земли» работали приказы Поместный, Разрядный, Посольский. Постепенно устанавливался порядок на всё более значительной территории государства. Постепенно, с помощью отрядов ополченцев, она очищалась от воровских шаек. Ополченское войско уже насчитывало до десяти тысяч ратников, хорошо вооруженных и обученных. Власти ополчения занимались и повседневной административной и судебной работой (назначение воевод, ведение разрядных книг, разбор жалоб, челобитий и пр.). Все это постепенно стабилизировало обстановку в стране, приводило к оживлению хозяйственной деятельности.

В начале месяца ополченцы получили известие о продвижении к Москве двенадцатитысячного отряда гетмана Ходкевича с большим обозом. Пожарский и Минин незамедлительно выслали к столице отряды М. С. Дмитриева и Лопаты-Пожарского, которые подошли к Москве соответственно 24 июля и 2 августа. Узнав о приходе ополченцев, Заруцкий со своим казачьим отрядом бежал в Коломну, а затем в Астрахань, так как перед этим он заслал убийц к князю Пожарскому, но покушение не удалось, и замыслы Заруцкого были раскрыты.

Выступление из Ярославля

Второе народное ополчение выступило из Ярославля на Москву 28 июля 1612 года. Первая остановка была в шести—семи верстах от города. Вторая, 29 июля, в 26 верстах от Ярославля на Шепуцком-Яме, откуда ополченское войско пошло дальше на Ростов Великий с князем И. А. Хованским и Козьмой Мининым, а сам Пожарский с небольшим отрядом отправился в суздальский Спасо-Евфимьев монастырь, — «помолиться и родительским гробам поклониться». Догнав войско в Ростове, Пожарский сделал остановку на несколько дней для сбора ратников, прибывших в ополчение из разных городов. 14 августа ополчение прибыло в Троице-Сергиев монастырь, где радостно были встречены духовенством. 18 августа, выслушав молебен, ополчение двинулось из Троице-Сергиева монастыря к Москве, не доходя до которой пяти вёрст, переночевало на реке Яузе. На другой день, 19 августа, князь Д. Т. Трубецкой с казацким полком встретил князя Пожарского у стен Москвы и стал звать его встать станом вместе с ним у Яузских ворот. Пожарский не принял его приглашения, так как опасался вражды со стороны казаков по отношению к ополченцам, и встал со своим ополчением у Арбатских ворот, откуда ожидали нападения гетмана Ходкевича. 20 августа Ходкевич был уже на Поклонной горе. Вместе с ним пришли отряды венгров и гетман Наливайко с малороссийскими казаками.

Бой ополченцев с войсками гетмана Ходкевича

Очищение Москвы

Однако не вся Москва была освобождена от захватчиков. Оставались ещё польские отряды полковников Струся и Будилы, засевшие в Китай-городе и Кремле. В Кремле укрылись и изменники бояре со своими семьями. Находился в Кремле и мало кому ещё известный в то время будущий российский государь Михаил Романов со своею матерью, инокиней Марфой Ивановной. Зная, что осажденные поляки терпят страшный голод, Пожарский в конце сентября 1612 года направил им письмо, в котором предлагал польскому рыцарству сдаться. «Ваши головы и жизнь будут сохранены вам, — писал он, — я возьму это на свою душу и упрошу согласия на это всех ратных людей». На что от польских полковников последовал высокомерный и хвастливый ответ с отказом на предложение Пожарского.

22 октября 1612 года Китай-город был взят приступом русскими войсками, но оставались ещё поляки, засевшие в Кремле. Голод там усилился до такой степени, что из Кремля стали выпроваживать боярские семьи и всех гражданских обитателей, а сами поляки дошли до того, что начали есть человечину. Пожарский с полком встал на Каменном мосту у Троицких ворот Кремля, чтобы встретить боярские семьи и защитить их от казаков. 26 октября поляки сдались и покинули Кремль. Будило и его полк попали в стан Пожарского, и все остались живы. Позднее они были высланы в Нижний Новгород. Струсь с полком попал к Трубецкому, и всех поляков казаки истребили. 27 октября был назначен торжественный вход в Кремль войск князей Пожарского и Трубецкого. Когда войска собрались у Лобного места, архимандрит Троице-Сергиевого монастыря Дионисий совершил торжественный молебен в честь победы ополченцев. После чего под звон колоколов победители в сопровождении народа вступили в Кремль со знаменами и хоругвями.

Так завершилось очищение Москвы и Московского государства от иноземных захватчиков.

Историография

Нижегородское ополчение традиционно является важным элементом российской историографии. Одним из наиболее основательных[2] исследований является работа П. Г. Любомирова[3]. Единственной работой, подробно описывающей начальный период борьбы нижегородцев (1608—1609), является фундаментальный труд С. Ф. Платонова по истории Смуты[4].

В художественной литературе

События 1611—1612 года описываются в популярном историческом романе М. Н. Загоскина Юрий Милославский, или Русские в 1612 году.

Примечания

  1. Сидорке. Позже, в июне 1612 года, Д. Т. Трубецкой в письме князю Пожарскому написал, что он снял с себя эту присягу
  2. Антонов А. В. [http://fershal.narod.ru/Memories/Texts/Skaski/Skaski-1.htm К начальной истории нижегородского ополчения]
  3. Любомиров П. Г. Очерки истории нижегородского ополчения 1611—1613 гг. Изд. 2-е, М., 1939.
  4. Платонов С. Ф. Очерки но истории смуты в Московском государстве XVI—XV»Изд. 3-е. М., 1937. С. 306—313.

Источники

  • Летопись о многихъ мятежахъ. Издание второе. — М.: 1788.
  • Забелинъ И. Е. Мининъ и Пожарский. Прямые и кривые въ Смутное время. — М.: 1883.
  • Русский биографический словарь: В 25 т. / под наблюдением А. А. Половцова. 1896—1918. Корсакова В. И. Пожарский, кн. Дмитрий Михайловичъ. — СПб.: 1905. С.221—247.
  • Бибиков Г. Н. Бои русского народного ополчения с польскими интервентами 22—24 августа 1612 г. под Москвой. Историческая записка. — М.: 1950. Т.32.
  • Буганов В. И. «Выборный человек всею землею» Кузьма Минин. Вопросы истории. — М.: 1980. № 9. С.90—102.
  • Храмцовский Н. И. Краткий очерк истории и описания Нижнего Новгорода. — Н.Новгород: 1998. С.83—113.
  • Шматов В. Е. ПУРЕХЪ. — Киров: 2004. С.30—42.

Ссылки

  • Будило Иосиф Дневник событий, относящихся к смутному времени

Источник: dic.academic.ru

Второе ополчение

народное ополчение под руководством К. Минина и Д. Пожарского, созданное в России в 1611 году, в период Смуты для борьбы с польской интервенцией. (См. схему «Народное ополчение».)

Ополчение возникло в сложной обстановке, после захвата интервентами значительной части страны, в т. ч. Москвы и Смоленска, и распада вследствие острых противоречий первого Земского ополчения 1611 года. В сентябре 1611 года в Нижнем Новгороде земский староста Кузьма Минин обратился к посадским людям с призывом собрать средства и создать ополчение для освобождения страны. Население города было обложено особым сбором для организации ополчения. Его военным руководителем был приглашен кн. Д.М. Пожарский. Из Нижнего Новгорода в другие города рассылались грамоты с призывом к сбору ополчения. В нем, кроме посадских людей и крестьян, собрались также мелкие и средние дворяне. Основные силы ополчения сформировались в городах и уездах Поволжья. Программа народного ополчения заключалась в освобождении Москвы от интервентов, отказе от признания на русском престоле государей иноземного происхождения (к чему стремилась боярская знать, пригласившая на царство польского королевича Владислава), создание нового правительства. Действия ополчения были поддержаны патриархом Гермогеном, отказавшимся выполнить требования московских бояр-изменников об осуждении ополчения и призывавшим к борьбе с интервентами. (См. историческую карту «Смутное время в России в начале ХVll в.»)

В феврале 1612 г.ополчение выступило из Нижнего Новгорода и направилось к Ярославлю. Здесь был создан временный “Совет всей Земли” — правительственный орган, в котором главную роль играли посадские люди и представители мелкого служилого дворянства. Одновременно происходило очищение района Поволжья от отрядов польско-литовских интервентов. (См. статью в хрестоматии «Борьба населения нашего края с польской интервенцией в начале XII века.»)

В связи с приближением к Москве крупного подкрепления польско-литовскому гарнизону народное ополчение выступило из Ярославля и в конце июля — начале августа 1612 года подошло к Москве, заняв позиции вдоль западных стен Белого города. В сражении 22 — 24 августа, когда на помощь ополчению пришли также казачьи отряды под руководством Д.Т. Трубецкого, польско-литовские войска под командованием гетмана Ходкевича, пытавшиеся прорваться извне в Кремль, были разгромлены. Это предрешило судьбу вражеских гарнизонов в Кремле и Китай-городе, которые окончательно капитулировали 22 — 26 октября 1612 года.

 Освобождение Москвы народным ополчением создало условия для восстановления государственной власти в стране и послужило мощным толчком к развертыванию массового освободительного движения против интервентов по всей стране. В ноябре 1612 года руководители ополчения разослали по городам грамоты о созыве Земского собора для выборов нового царя. В начале 1613 года состоялся Земский собор, на котором на российский престол был избран Михаил Романов.

 

Источник: Краткий исторический словарь

Источник: interpretive.ru

Кузьма Минин и Дмитрий Пожарский Осенью 1611 года, после неудачи первого ополчения, нижегородский староста купец Кузьма Минин начинает собирать средства для создания второго народного ополчения. Не раз Кузьма Минин выступал перед нижегородцами с призывом подняться на борьбу с иноземными захватчиками, за освобождение государства русского, за веру православную, не жалеть жизни своей, а на содержание ратного люда  отдать всё злато и серебро.

Услышали в Нижнем Новгороде призывы своего старосты. Люди поспешно стали собирать деньги на создание ополчения. Размер налога на эти цели составил пятую часть всего имущества каждого горожанина.

Кузьма Минин занимался организаторской деятельностью во втором ополчении, собирал деньги на его содержание. Военными же делами занимался опытный воевода — князь Дмитрий Пожарский. Ко времени начала освободительного похода второго ополчения в феврале 1612 года, многие русские города и земли заявили о поддержки движения Минина и Пожарского. Люди Дорогобужа, Вязьмы, Коломны, Арамзаса, Казани и других городов, охотно вступали под начала Кузьмы Минина и Дмитрия Пожарского .

 Весной 1612 года под руководством Дмитрия Пожарского двинулось войско в Ярославль, где было создано временное правительство России – «совет всеяй земли». Ополченцы пробыли в Ярославле четыре месяца.

Летом 1612 года в Москве и на подступах к ней, разыгрались кровопролитные события. Поляки прислали в Москву подкрепление, в лице целого воинского корпуса под командование Ходкевича. Хорошо, что казаки Трубецкого после разгрома первого ополчения оставались недалеко от Москвы. Казацкие сотни не раз спасали положение армии Минина и Пожарского. Ополченцам удалось в ходе ожесточенных боев отвести от Москвы отряды Ходкевича.

Боевые порядки наступающих поляков были опрокинуты, и они обернулись в бегство, бросив при этом артиллерию и весь запас провианта. Бегство Ходкевича во многом предопределило судьбу польского гарнизона в Кремле. 26 октября 1612 года поляки капитулировали. Войско Пожарского и Минина соединилось с отрядами казаков Трубецкого в районе Лобного места и вместе, через Спасские ворота вошло в Кремль. Москвичи праздновали победу, смута кончилась.

В 1613 году на заседание Земского Собора на царство был избран Михаил Романов. Вот с него и пошла славная трехсот летняя история Дома Романовых. Воцарение Романовых стало одним из главных событий Российской истории 17 века.

Источник: www.ote4estvo.ru

Ситуация в Новгородской земле

Лето 1611 г. принесло России новые несча­стья. В июне польские войска штурмом взяли Смоленск. В июле шведский король Карл IX захватил Новгородскую землю. Местная знать пошла на сговор с интервентами и открыла им ворота Новго­рода. Было объявлено о создании Новгородского государства с сы­ном шведского короля на престоле.

Неудача Первого ополчения

см. Первое ополчение (1611)

Староста Нижнего Новгорода Кузьма Минин собрав нужные средства предложил руководить походом Дмитрию Пожарскому. После его согласия ополченцы из Нижнего Новгорода направились к Ярославлю, где в течение нескольких месяцев собирали силы и готовились к по­ходу на Москву.

Кузьма Минин

Осенью 1611 г. в Нижнем Новгороде началось создание Второго ополчения. Его организатором стал земский старо­ста Кузьма Минин. Благодаря своей честности, набожности и смело­сти он пользовался большим уважением среди горожан. Ниже­городский земский староста Кузьма Ми­нин призвал граждан жертвовать имуще­ство, деньги и драгоценности для созда­ния вооружённых отрядов, способных сражаться с изменниками и интервента­ми. По призыву Минина начался сбор средств на нужды ополчения. Горожане собрали немалые средства, но их явно не хватало. Тогда обложили чрезвычайным налогом жителей края. На собранные деньги наняли служилых лю­дей, которые в основном состояли из жи­телей Смоленской земли. Встал вопрос, кому быть руководителем.

Дмитрий Пожарский

Вскоре найден был и опытный воевода, готовый взять на себя руководство военной стороной предприятия, — князь Дмитрий Пожарский. Он участво­вал в народном восстании против поляков в Москве в марте 1611 г. и был тогда тяжело ранен.

Почему же трудно было выбрать руководителя? Ведь в стране было мно­го опытных воевод. Дело в том, что в период Смуты многие служилые люди переходили из лагеря царя к «Тушинскому вору» и обратно. Измена стала обычным делом. Нравственные правила — верность слову и делу, неруши­мость клятвы — потеряли свой первоначальный смысл. Многие воеводы не устояли перед соблазном умножить свои богатства любыми путями. Трудно стало найти такого воеводу, который бы «в измене не явился».

Когда Кузьма Минин предложил князя Дми­трия Михайловича Пожарского, нижегородцы этот выбор одобрили, так как он был среди не­многих, кто не запятнал себя изменой. Более того, во время восстания москвичей в марте 1611 г. он участвовал в уличных боях в столице, руководил отрядом и был тяжело ра­нен. В своей вотчине около Суздаля он лечился от ран. Туда и были напра­влены нижегородские посланцы с просьбой возглавить борьбу. Князь дал согласие.

Формирование Второго ополчения

Весной 1612 г. Второе ополчение вышло из Нижнего Новгорода и дви­нулось к Ярославлю. Там оно задержалось на четыре месяца, фор­мируя армию из отрядов со всей страны. Князь Дмитрий Пожар­ский отвечал за военную подготовку армии, а Минин — за её обеспе­чение. Минина называли «выборный всею землею человек».

Здесь же, в Ярославле в апреле 1612 г. из выборных представителей горо­дов и уездов они создали своего рода земское прави­тельство «Совет всей земли». При нем были созданы Боярская дума и приказы. Совет официально обратился ко всем подданным страны — «Великой России» — с призывом объединить­ся для защиты Отечества и избрания нового царя.

Источник: WikiWhat.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.