В каком документе брежнев расписался за ленина

СЮРПРИЗ ДЛЯ АВТОГРАДА

В 1982 году через неделю после кончины генсека КПСС Леонида Брежнева был издан указ президиума Верховного Совета СССР о переименовании по одному району Москвы и Днепродзержинска в Брежневские, присвоении имени генсека электрометаллургическому комбинату в Старом Осколе, цементному комбинату в Новороссийске, «Атоммашу», Нурекской ГЭС, совхозу, колхозу, школе, кораблю и много чему еще.

Траур по усопшему генсеку не миновал и стройку века – молодые Набережные Челны, которые в этом же документе переименовали в Брежнев. Но, как оказалось, город, в который Леонид Брежнев так ни разу и не заехал, крепко держался за свое имя: спустя пять с небольшим лет, 6 января 1988 года, город Брежнев снова стал Набережными Челнами.

Воспоминания челнинских старожилов чаще отражают негативное отношение к факту переименования, перед которым они были поставлены этим указом. Как рассказывают очевидцы, известие стало неожиданностью даже для первого секретаря горкома партии Раиса Беляева.


Как рассказал корреспонденту «БИЗНЕС Online» Юрий Петрушин – гендиректор ТПП Набережных Челнов и Закамья, а в те годы — первый секретарь Комсомольского райкома КПСС, в течение нескольких часов руководству города пришлось организовать митинг, поскольку переименованы Челны оказались «по просьбе трудящихся». Собрались, зачитали речи, приняли резолюцию. Никто дискутировать не рискнул.

Коренной челнинец писатель Николай Алешков, например, не пошел. Руководитель «Орфея» — известного в те годы литературного клуба — Алешков рассказал корреспонденту «БИЗНЕС Online» о том, как стал одним из инициаторов возврата городу имени.

— Я в этом городе родился и вырос. Известие о его переименовании стало для меня шоком, я был настроен категорически против. Весь город втихую возмущался указом о переименовании, хотя в тот день на митинге с трибуны говорилось обратное. Были среди выступающих и собратья по перу, к сожалению. Я на тот митинг не пошел. Технически все переименование уложилось месяца в три, наверное. Тогда партийные указания с самого верха исполнялись четко и быстро.

Набережные Челны – это ведь поэтичное название, мне оно всегда нравилось, как и большинству горожан. А тут никого не спросили, переименовали… Это дурь. Она не только нас коснулась – Челны были, кажется, вторыми после Ижевска, переименованного в Устинов, затем пришла очередь Рыбинска, который стал Андроповым. Я в принципе против таких переименований.


ДВЕ ТЫСЯЧИ ПОДПИСЕЙ ПРОТИВ БРЕЖНЕВА

Город был переименован, а вот памятник титульному генсеку в Брежневе поставить не успели. Впрочем, в автограде и Ленину памятника не было – факт по-своему тоже уникальный. По словам Петрушина, идея ЦК КПСС и так на несколько миллионов рублей облегчила бюджеты городских организаций, меняющих печати, бланки, вывески… Москва взяла на себя корректировку карт и формальности в бумагах общероссийского и международного значения.

«Честно говоря, мы, литературное объединение «Орфей», поначалу тоже не особо активно возражали, — говорит Алешков. – Инерция, знаете ли. Подписи за возврат городу имени мы начали собирать только года через три, когда уже перестройкой запахло. Члены «Орфея» собрали две тысячи подписей челнинцев в обычных школьных тетрадках, чтобы отвезти их в Москву. 14 человек поехали в столицу по приглашению журнала «Новый мир». В Кремль мы отправились втроем, со мной были журналисты Вера Арямнова и Юрий Кучумов, но нас отослали в «экспедицию Кремля», что на Манежной. Наше коллективное ходатайство приняли, и к 1988 году мы добились своего, городу вернули имя. Надо сказать, сбор подписей был не единственной акцией, и не только «Орфей» бился за Набережные Челны. Люди и через газеты выступали, и чего только не делали, чтобы избавиться от навязанного Брежнева. Особенно противились смене названия коренные челнинцы.


Все пять лет люди старались воспринимать этот феномен с юмором. Известный журналист, уроженец Набережных Челнов Ильяс Латыпов любил после говаривать: «Пять лет город жил с чужими бровями». А я работал литконсультантом и на междугородние звонки, когда у меня спрашивали: «Это Брежнев?» отвечал: «Нет. Это Алешков».

По воспоминаниям Петрушина, ему после рейда Алешкова с компанией в Москву позвонили из правительства и спросили, является ли письмо с подписями инициативой группы жителей или мнением большинства. Петрушин ответил, что возврат к прежнему имени – общее желание горожан. Правительство Горбачева пошло навстречу воле народа, и спустя некоторое время Брежнев был переименован в Набережные Челны.

А Я ВИДЕЛ В ЛЮДЯХ ВЕЛИКИЙ ПОРЫВ

Судя по воспоминаниям, полученным газетой «БИЗНЕС Online» от других участников событий, переименование не все воспринимали негативно.

Леонид Штейнберг – генеральный директор ООО «Кама Тракс» (в 1982 году работал первым заместителем начальника УВД Набережных Челнов):

– Тут уж кто что говорит, а я видел только великий порыв в людях, воодушевленных такой честью – во всех, от работников горкома до трудовых коллективов. По-моему, нельзя сказать, что имя Брежнева было нам навязано – мы были его удостоены. На митинг собралось огромное количество народа, несмотря на мороз.


Я в тот момент лежал в милицейском госпитале. После митинга ко мне пришли офицеры, все в приподнятом возбужденном настроении, мы символически отметили событие. Все-таки это Брежнев принял решение о строительства КАМАЗа именно у нас. Конечно, название Набережные Челны – это история города и республики. Но психология у людей была не та, что сейчас, и многие воспринимали перемены именно как честь. Город ведь был на виду, первую очередь КАМАЗа сдали, к нам беспрерывно шли отряды и техника. В связи с этим все чего-то ждали – но, скорее, какого-то награждения, никак не переименования. Известие стало неожиданностью.

Николай Туганов – в 1982 году – фотокорреспондент газеты «Знамя коммунизма»:

– Это было после ноябрьских праздников, я должен был снимать свадьбу другу, а все регистрации в загсах отменили из-за траура по Брежневу. И мне пришлось от газеты ехать снимать митинг в поддержку переименования. Митинг прошел на площади у гостиницы «Татарстан». Людей собрали около тысячи. С трибуны кричали: «Одобряем!». А по толпе катился говор, взяли мол, выгнали людей на улицу с плакатами, а переименования никто и не хотел. Настроение у людей упавшее было.

Потом мы ездили отдыхать в Днепропетровск – на Родину Брежнева, он родился в Днепропетровской области. Днепропетровцы спрашивают: «Вы откуда?» Из Брежнева, говорим. А они: «Что уж вас так опозорили-то… Челны ведь на всю страну прогремели, и имя свое потеряли…» Так и было для всей страны.

А мне в 1988 году после переименования пришла телеграмма из Ленинграда, от бывшего челнинца: «Поздравляем ЧЕЛНИНЦЕВ!»

Источник: www.business-gazeta.ru


2716 марта 1927 года
был выписан партийный билет №0000001 члену ВКП(б) с 1893 года Владимиру Ильичу Ульянову-Ленину. Документ был выписан посмертно, поскольку к этому времени «вождь мирового пролетариата» уже больше трех лет как почил.

начале марта 1927 года на заседании бюро Замоскворецкого райкома ВКП(б) старый большевик Александр Стопани предложил навечно закрепить за Лениным партбилет №1 «как дань уважения и всенародной любви к основателю Коммунистической партии и Советского государства». Инициатива была поддержана горячо и единогласно. После того, как документ был выписан, коммунисты А.С.Енукидзе, Демьян Бедный, М.И.Гудельман, П.Ф.Сахаров сообщили об этом важном решении супруге вождя Надежде Крупской и его сестре Марии Ульяновой. Семья покойного, в свою очередь, попросила передать партбилет Ильича на вечное хранение в Институт Ленина. Правда, следующий посмертный парбилет «благодарные» потомки вождя выпишут ему только спустя 46 лет, в 1973 году. На этот раз процедура была обставлена очень помпезно — в присутствии членов политбюро генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев расписался в партбилете на имя Ильича. Получилось довольно нелепо: в документе на фамилию Ленин стоит подпись «Л.Брежнев». О других партбилетах «вождя мирового пролетариата» читайте в истории «Ближе к сердцу».

Источник: little-histories.org

Сколько партбилетов было у Ленина?!

За всю историю коммунистической партии Советского Союза партийные билеты меняли свою обложку 8 раз!

1. Сразу после свержения самодержавия Ленину (который до апреля 1917 года находился в Европе) был зарезервирован его первый партбилет РСДРП с крайне непочтительным для его статуса 600-тым номером.


2. Свою вторую корочку в 1918 году с номером 527 (после реорганизации партии) Ленину выдали в Кремлевском подрайонном комитете Замоскворецкого райкома РКП(б), где он состоял на учете с момента переезда Советского правительства в Москву.

3. Билет нового образца был учрежден IX-м съездом РКП(б) в марте 1920 года. Этот партбилет был с единой нумерацией и заложил основу для учета членов партии. Перед получением своего третьего билета (за номером 224332) в графе «С какого времени состоите в партии» Ленин ответил: «С момента основания и раньше (1893)». И здесь возникают сразу два вопроса: как можно состоять в несуществующей партии (РСДРП основана в 1898 году) и почему на этот раз вождь указал дату, которая на 4 года отличается от той, что он отметил в предыдущем документе!

4. В 1922 году состоялась Всероссийская перепись членов РКП(б), по итогам которой на партийцев впервые стали заводить личные дела. Владимиру Ильичу выдали четвертый партбилет №114482. На документе присутствует печать и подпись владельца, но фотография так и не вклеена, хотя место под нее отведено. Это был последний партбилет, выданный Ленину при жизни. В 1924 году число коммунистов в СССР впервые перевалило за миллион!

5. В декабре 1925 года большевики переименовали РКП(б) в ВКП(б) и снова обновляли документы. Весной 1927 года корочки 1922 года меняли на новый образец. На заседании бюро Замоскворецкого райкома ВКП(б) старый большевик Александр Стопани предложил навечно закрепить за почившим вождем партбилет №1. Кстати, Сталин в 1927 году впервые получил членский билет с №2!


В 1935 году Пленум ЦК постановил провести новый обмен документов всех членов партии. Членский билет ВКП(б) 1936 года в народе называли «сталинским». Сохранился партбилет образца 1936 года, выданный Иосифу Сталину под №0000002. А вот Ленину посмертный «сталинский» партбилет почему-то выписан не был — случайно забудут или сознательно умолчат? Не вспомнят об этой традиции и в следующую эмиссию, реанимируют ее только к 1973 году!

6. В 1973 году коммунисты, наконец, вспомнили о том, что 46 лет назад они пообещали всегда выдавать партбилет под №1 почившему почти полвека назад основателю и вождю КПСС В.И. Ленину. На этот раз процедура была обставлена очень помпезно — в присутствии членов политбюро генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев расписался в партбилете на имя Ильича. Получилось довольно нелепо: в документе на фамилию Ленин стоит подпись «Л. Брежнев»!

Тем самым получается, что физически Ленин является обладателем шести партийных документов!

#интересно@little.histories

Источник: vk.com

Начав свою политическую карьеру при В.И. Ленине и завершив ее в годы правления Л.И. Брежнева, он по праву стал политическим долгожителем. Это о нем в шутку говорили современники: «От Ильича до Ильича без инфаркта и паралича».


сих пор об этом «непотопляемом» политике ходят целые легенды. Действительно, неординарная фигура А.И. Микояна вызывает одновременно неподдельный интерес, уважение и нескрываемое удивление. Кому еще из соратников Сталина, властолюбивого, не терпящего возражений и чужого успеха, удалось избежать репрессий и так надолго удержаться в седле государственного и политического деятеля? Сам Микоян, отвечая на этот вопрос американскому писателю и журналисту Х. Солсбери, сказал, долго не мудрствуя: «Мне очень везло в жизни».

В каком документе брежнев расписался за ленина

Да, бесспорно, доля везения и личная удачливость, как правило, всегда сопутствуют любому успеху, в том числе и в политической карьере. Так же, как и умение лавировать, идти на компромиссы и уступки, когда сознаешь полную бессмысленность бунта. Но при этом не последнее место занимают и личные качества человека — сильный характер, интеллект, природная одаренность, трудолюбие, умение просчитать, как опытный шахматист, ходы намного вперед. А ведь все это было присуще А.И. Микояну с избытком. Поэтому становится понятным, как мальчик из небольшого армянского села Санаин, сын полуграмотного местного плотника смог стать выдающимся общественным и политическим деятелем, в течение почти полувека влиявшим на судьбы Советского государства, работая в составе высших правительственных органов, 54 года подряд избираясь членом ЦК партии и 40 лет — Политбюро ЦК. Ни один другой деятель из советской верхушки (за исключением, пожалуй, К.Е. Ворошилова) не мог похвастаться таким стажем.


Вот всего лишь несколько вех из долгой и поучительной жизни А.И. Микояна. В 20 лет вступил в РСДРП(б), в 24 — возглавил подпольную партийную организацию Азербайджана, познакомился с Лениным, был избран во ВЦИК, участвовал в организации вооруженного восстания в Баку и Закавказье, в 27 — стал секретарем Юго-Восточного бюро ЦК РКП(б), в 29 — секретарем крайкома партии в крайне сложном в политическом отношении Северо-Кавказском регионе, членом РВС Северо-Кавказского военного округа. С конца 20-х гг. больше десятилетия занимал посты наркома внешней и внутренней торговли, снабжения и пищевой промышленности СССР. В 1937-1946 гг. — заместитель председателя СНК СССР, в 1941-1946 гг. — член бюро СНК СССР.

Во время Великой Отечественной войны возглавил Комитет продовольственно-вещевого снабжения армии, входил в состав ГКО СССР. После войны — заместитель и первый заместитель председателя Совета Министров СССР и одновременно — министр внешней торговли (1946-1949) и министр торговли СССР (1953-1955). В 1964 г. Н.С. Хрущев назначил Микояна председателем Президиума Верховного Совета СССР, который он хотел преобразовать в советский парламент, твердо веря в то, что кроме Анастаса Ивановича никто больше не сможет справиться с этой ответственной работой.

Микояна всегда направляли туда, где требовались ум и организаторские способности, деловая хватка и высокий профессионализм. Он был великолепным, непревзойденным организатором-хозяйственником. Недаром, оценивая организаторские способности Микояна, один из современных американских специалистов, профессор Чикагского университета М. Эллман назвал его великолепным «технологом», «универсальным солдатом аппарата», которого партия использовала как «незаменимого менеджера, перекидывая с одного фронта на другой». Он был «лучшим кризисным управляющим Кремля» и практически незаменимым — и это во времена, когда людей считали легко заменяемыми «винтиками».

Его умение справляться со сложнейшими поручениями не может не вызывать восхищения. Стоит вспомнить, что именно Микоян в конце 1920-х — в 1930-е годы практически на пустом месте создал пищевую промышленность и наладил торговлю, дав установку на строительство крупных, хорошо оснащенных перерабатывающих предприятий, открытие магазинов свободной торговли, рабочих и школьных столовых, фабрик-кухонь, кафе, ресторанов. Недаром первый и крупнейший в стране Московский мясокомбинат уже в 1934 г. назвали его именем. Именно тогда колбаса стала своеобразным эталоном материального благополучия. И ничего «мещански-обывательского», как полагают некоторые нынешние «эстетствующие» интеллигенты, в этом не было. А ощущался дух эпохи: не только индустриализация всей страны и ударничество, но и забота о человеке-труженике — чтобы у него на столе был не только шмат сала и кусок черного хлеба, но и колбаса, и конфеты, и мороженое. В январе 1935 г., когда отменили продуктовые карточки, по Москве прокатилась волна «колбасных маршей» — колонны людей, приветствовавших этот шаг, вместе с красными знаменами несли разные сорта «микояновской» колбасы.

А ведь Микоян был еще и прекрасным дипломатом. За рубежом считали, что он чуть ли не единственный политик в СССР, с кем можно не только нормально разговаривать, но и договариваться. Сегодня некоторые называют его даже дипломатом «номер один» своей эпохи, по крайней мере в Советском Союзе, сравнивая с Талейраном и Меттернихом. Действительно, Микоян часто выполнял ответственные дипломатические поручения, совершая официальные и неофициальные поездки в Китай, Индию, Пакистан, Бирму, Индонезию, Японию, Ирак, США, на Кубу и в другие страны. Как правило, многое из всего прогрессивного и полезного, что видел за рубежом, он пытался перенести на советскую почву.

В 1950-1960-е годы вмешательство Микояна не раз помогало избежать военных конфликтов между СССР и США. Самой ответственной из миссий стало посредничество между Хрущевым и Кеннеди во время Карибского кризиса 1962 г., поставившего весь мир на грань ядерной катастрофы. Чтобы предотвратить подобное развитие событий, Микоян вылетел сначала в США, а потом на Кубу. Его роль в урегулировании этого конфликта исключительно велика. В Нью-Йорке он провел два дня в переговорах с главой миссии США в ООН Стивенсоном и с личным представителем президента Дж. Кеннеди Макклоем. Затем, уже в Гаване, Микоян почти месяц вел переговоры с Фиделем Кастро и переписывался с Хрущевым, пытаясь достичь соглашений, которые помешали бы США развязать войну против острова Свободы. На заключительном этапе своей миссии Микоян вновь встретился с Дж. Кеннеди, чтобы закрепить его обещание не нападать на Кубу. Во время Карибского кризиса Микоян проявил себя как великий государственник — даже смерть любимой жены, с которой он прожил более 40 лет, не позволила ему прервать свою дипломатическую миссию, сыгравшую поистине судьбоносную роль в истории человечества.

После выхода на пенсию в 1965 г. Микоян почти десять лет еще оставался членом Президиума Верховного Совета СССР. Его родственники вспоминают, что в эти годы, когда он появлялся на трибунах, его «неизменно встречали аплодисментами, более продолжительными, чем те, которых удостаивался сам Брежнев». Видимо, эта народная любовь и авторитет Микояна сильно нервировали и раздражали «второго Ильича». Последствия не замедлили сказаться — с 1974 г. по указанию из Кремля Микояна никуда больше не избирали. Даже на очередной съезд КПСС он был приглашен только в качестве гостя и сидел в ложе, подальше от публики. Но когда в перерыве депутаты увидели старейшего «ленинского гвардейца» в фойе, то окружили его и устроили настоящую овацию.

Микоян всегда питал какое-то особое уважение к рабочему человеку. И чтобы не порывать связи с рабочими, он в конце 1920-х гг., проигнорировав решение ЦК о переходе наркомов на партучет в свои наркоматы, остался в партийной организации завода «Красный пролетарий» и числился вплоть до конца жизни, до 1978 г.

Источник: www.vpk-news.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.