В чем суть противоречий славянофилов и западников

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

  1. Мировоззренческие и политические взгляды западников
  2. Сущность славянофильства
  3. Идейная полемика западников и славянофилов

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Тема западничества и славянофильства является актуальной в настоящее время. Это объясняется тем, что основные вопросы указанных общественно-политических направлений стоят сейчас перед Россией. К таким вопросам относятся: является ли исторический путь России таким же, как и путь Западной Европы, и особенность России заключается лишь в ее отсталости или же у России особый путь и ее культура принадлежит к другому типу?

В напряженной полемике о месте России в мировой истории славянофильство и западничество оформились как противоположные течения русской социально-политической мысли в конце 30-х — 40-x г.г. ХIX в. Однако, конец ХХ — начало ХХI века характеризуется прохождением России через период смены социалистического строя демократическим. Следствием таких изменений стало появление вопросов о дальнейшем развитии России и о применении общественно-политического опыта стран Запада в российских условиях, что ставит проблему заимствований в эпицентр данного противоборства.


Для специалиста физической культуры тема исследования западничества и славянофильства очень важна. Так как результаты внутренней и внешней политики России отражаются на спортивных достижениях как одного спортсмена, так и страны в целом. Поэтому специалисту по физической культуре необходимо знать о направленности внутренней политики заимствования тенденций Запада. Уяснение внешней политики России в отношении с Западом необходимо для представления интересов спортсменов на международных соревнованиях. При сложившихся спорных обстоятельствах в отношении пути развития России, специалист по физической культуре должен уметь прогнозировать последствия политических действий руководства страны в отношении с Западом. Подобное прогнозирование необходимо для сохранения деловых отношений между спортсменами России и стран Запада.

Цель — исследовать мировоззренческие и политические взгляды западничества и славянофильства.

Цель исследования определяет следующие задачи:

— охарактеризовать западничество;

— выявить сущность славянофильства;

— сравнить мировоззренческие и политические взгляды западничества и славянофильства.


Изучением западничества и славянофильства занимались следующие авторы: А. А. Кара-Мурза, О.Ю. Малинова, А.М. Ушков, А.Л. Янов и другие.

Статья Малиновой О.Ю. «Западничество и антизападничество в России: Поиски национальной идентичности в контексте догоняющей модернизации (XIX — XXI вв.)» описывает одну из множества проблем, с которыми российское общество столкнулось после распада СССР — проблему коллективной самоидентификации по отношению к «прогрессивному» Западу. Споры о «самобытности» России, об отношении ее к «Западу» и о возможности для нее «особого пути» порождают относительно устойчивый дискурс, структура которого определяется противостоянием двух полюсов, рассматривающих Россию как «тоже-Европу» или «не-Европу» и соответствующим образом оценивающих перспективы освоения западного опыта и задачи внутренней и внешней политики. В своих работах Малинова О.Ю. определила, что вопрос о прохождении Россией «западного» пути развития является актуальным, так как решение указанного вопроса будет зависит от того, как будет развиваться российская политическая и экономическая система, а также от того, как будут складываться отношения со странами Запада, какие проекты глобального мироустройства возобладают в мировой политике и др.

В своей работе «Славянофилы и внешняя политика России в XIX веке» Янов А.Л. не только описал противоречивые мнения славянофилов и западников, но и выступил с поддержкой последних. Он привел доводы, которые опровергли мнение славянофилов об исключительном пути развития России и отказа от тенденций Запада, а также изложил все преимущества, которые может принести воссоединение России с открытым миром Европы.


В статье «Интеллектуальные портреты: Очерки о русских политических мыслителях ХIХ-ХХ вв.» Кара-Мурза А.А. указывал на то, что Россия — часть Европы, но она также самобытна и единственна, как любая другая европейская страна. Поэтому разумная задача для России — не отбрасывать западную культуру и не копить ненависть к Западу, а узнать его именно таким, каков он есть. И, узнав, построить политические и экономические отношения, выгодные как для России, так и для Запада. При этом необходимо заимствовать у Запада многие полезные тенденции.

Ушков А.М. в статье «Славянофилы и внешняя политика России в XIX веке» обосновал то, что демократия является обязательным компонентом политической культуры Запада. Создание в России демократических основ для общества, сочетании принципа демократии с принципами индивидуализма и либерализма являются показателями западного пути развития. Также, автор указывал, на особенности форм международных связей, демократический идеал западного общества в мировой политике и реалии современных международных отношений, что еще раз подтверждает приоритет западного пути развития для России.

Структура данной работы состоит из введения, трех пунктов, заключения и списка использованной литературы.


Во введении раскрыты актуальность темы, её значение для специалиста физической культуры; перечислены цель и задачи.

В первом пункте дается характеристика мировоззренческих и политических взглядов западников. Во-втором пункте выявлена сущность славянофильства. Третий пункт посвящен противоположности мировоззренческих и политических взглядов.

В заключении работы содержатся основные выводы.

1. Мировоззренческие и политические взгляды западников

Западничество — направление в русской общественной мысли первой половины XIX века. Сторонники европейского пути развития выступали за проведение политических и социальных реформ сверху, против революций. Они считали, что Россия пойдёт по европейскому пути развития, но в отличие от либералов полагали, что революционные потрясения неизбежны. До середины 50-х годов революция была необходимым условием отмены крепостного права.

В западничестве на его раннем этапе выделяются «левый» (или леворадикальный) лагерь (Герцен, Белинский) и те, кого можно назвать «правыми» западниками (Боткин, Корш и др.). Центральную позицию, не примыкая ни к той, ни к другой стороне, а, наоборот, примиряя их, занимал Грановский. Но и ему пришлось сделать выбор: в 1846 г. происходит его ссора и разрыв с Герценом. Все это свидетельствует о неоднородном составе западнического направления, если рассматривать его в мировоззренческом и политическом плане[3, c.82].


Западники, представители одного из направлений русской общественной мысли 40-50-х гг. XIX в., выступавшие за ликвидацию крепостничества и признававшие необходимость развития России по западно-европейскому пути[3, c.93]. Большинство Западники по происхождению и положению принадлежали к дворянам-помещикам, были среди них разночинцы и выходцы из среды богатого купечества, ставшие впоследствии преимущественно учёными и литераторами. Идеи западники выражали и пропагандировали публицисты и литераторы — П.Я. Чаадаев, И.С. Тургенев, Н.А. Мельгунов, В.П. Боткин, П.В. Анненков, М.Н. Катков, Е.Ф. Корш, А.В. Никитенко и др.; профессора истории, права и политической экономии — Т. Н. Грановский, П.Н. Кудрявцев, С.М. Соловьев, К.Д. Кавелин, Б.Н. Чичерин, П.Г. Редкий, И.К. Бабст, И.В. Вернадский и др. Примыкали к западники писатели и публицисты — Д.В. Григорович, И.А. Гончаров, А.В. Дружинин, А.П. Заблоцкий-Десятовский, В.Н. Майков, В.А. Милютин, Н.А. Некрасов, И.И. Панаев, А.Ф. Писемский, М.Е. Салтыков-Щедрин. Органами печати, в которых западники сотрудничали, главным образом были «Отечественные записки» (с 1839), «Современник», «Русский вестник» (с 1856), «Атеней» (1858-1859), газета «Московские ведомости», «Санкт-Петербургские ведомости», литературные сборники «Физиология Петербурга» (1845), «Петербургский сборник» (1846)[2, c.293].


Западники не отразили своих концепций программно четко в каком-либо одном произведении или документе. Но общественно-политические, философские и исторические воззрения западников, имея многочисленные оттенки и особенности у отдельных западников, в целом характеризовались определёнными общими чертами: отрицательное отношение к самодержавно-крепостнической действительности; общественная и научно-литературная деятельность западников была объективно направлена к тому, чтобы приблизить и облегчить развитие капиталистического строя в России; они выступали с критикой крепостного права и составляли проекты его отмены, показывали преимущества наёмного труда[2, c.294]. Отмена крепостного права представлялась западникам возможной и желательной только в виде реформы, проводимой правительством совместно с либеральными дворянами. Крестьяне при освобождении должны были получить небольшие земельные наделы, уплачивая помещикам денежный выкуп за себя и землю. Западники критиковали феодально-абсолютистский строй царской России, противопоставляя ему буржуазно-парламентарный, конституционный порядок западно-европейских монархий, прежде всего Англии и Франции. Многие публицистические произведения П.В. Анненкова, В.П. Боткина, И.В. Вернадского, И.К. Бабста и др. посвящены были показу западно-европейской общественно-политической жизни, популяризации буржуазной демократии. В этих произведениях проявлялась нередко идеализация буржуазного правопорядка и быта, определённое рациональное обоснование христианской веры буржуазной демократии, общественно-политический строй которой тогда выгодно отличался от феодально-бюрократического устройства крепостной России. Выступая за сближение России с буржуазными странами Западной Европы, западники призывали к быстрому развитию промышленности, торговли и новых средств транспорта, прежде всего, железных дорог; убеждённо выступали за свободное развитие промышленности и торговли без вмешательства государства[5, c.167].


Установления буржуазно-парламентарного строя в России они рассчитывали добиться мирным путём, воздействуя общественным мнением на царское правительство, распространяя свои взгляды в обществе через просвещение и науку. Путь революции и идеи социализма (утопического) были неприемлемы для западников. Убеждённые сторонники буржуазного прогресса и защитники просвещения и реформ, западники высоко ценили Петра I и его усилия по европеизации России. В Петре I они видели образец смелого монарха-реформатора, открывшего новые пути для исторического развития России, как одной из европейских держав. После смерти Николая I западники, стремясь побудить царское правительство к реформам, часто ставили Петра I в пример Александру II. Философские воззрения западников находились в русле развития идеализма, при заметном воздействии философии Г. Гегеля и Ф. Шеллинга, а в 50-х гг. — О. Конта и Г. Бокля.

2. Сущность славянофильства

В 1839 г. в московских светских и литературных салонах стала распространяться записка «О старом и новом».


автором был Александр Степанович Хомяков. К нему присоединились Ю.Ф. Самарин, И.Д. Беляев, братья Константин и Иван Аксаковы. Членов нового кружка стали называть славянофилами. Лидеры славянофильства — Алексей Степанович Хомяков (1804-1860), Иван Васильевич Киреевский (1806-1856), Константин Сергеевич Аксаков (1817-1860), Юрий Федорович Самарин (1819-1876) — выступили с обоснованием самобытного пути развития России. Их объединяла идея о глубоком отличии России от стран Западной Европы, об особом пути её развитии. Главные особенности России они видели в крестьянской общине и православной вере. Критически относясь к современному церковному устройству, славянофилы считали, что православие принесло в Россию дух братского общения и человеческой теплоты, которым отличались первые христиане. Благодаря православию и общинности, доказывали члены кружка, в России нет внутренней борьбы, все классы и сословия мирно уживаются друг с другом. Политические, социальные и экономические преобразования Петра I оценивались ими критически. Славянофилы считали, что они отклонили Россию с естественного пути развития, хотя не изменили её внутренний строй и не уничтожили возможность возвращения на прежний путь, который отвечает духовному складу всех славянских народов[4, c.251]. В итоге они сошлись на формуле «царю — власть, народу — мнении». Исходя из этого, члены кружка выступали за созыв Земского собора, отмену крепостного права, но против конституции по западному образцу.


Славянофилы — в основном мыслители и публицисты (А.С. Хомяков, И.В. и П.В. Киреевские, И.С. Аксаковы, Ю.Ф. Самарин) — идеализировали допетровскую Русь, настаивали на её самобытности, которую они усматривали в крестьянской общине, чуждой социальной вражды, и в православии. Эти черты, по их мнению, должны были обеспечить мирный путь общественных и политических преобразований в стране. Россия должна была вернуться к Земским соборам, но без крепостного права.

Славянофилы придерживались органического взгляда на общество как на естественно сложившуюся общность людей, имеющую собственные принципы организации жизни[3, c.81]. Органический взгляд на общество означал, что его развитие представлялось процессом саморазвития по аналогии с явлениями живой природы.

Структурной единицей организации русской народной жизни славянофилам представлялась община, главной характеристикой которой является самоуправление. Общинное устройство, основанное на началах общей ответственности, выработке совместных решений в соответствии с голосом совести, чувством справедливости, народными обычаями было для славянофилов зримым воплощением свободной общности.

Общинный дух русского народа они противопоставляли западноевропейскому индивидуализму. И.В. Киреевский описывает различие между организацией общества в Западной Европе и в России. Если бы кто-то хотел вообразить себе западное общество времен феодализма, то ему представилось бы множество замков, каждый из которых замкнут, обособлен и враждебно настроен против всех остальных.


сское общество того же периода — это бесчисленное множество маленьких общин, расселенных по всей земле русской и составляющих каждая свое согласие или свой мир. Эти маленькие согласия сливаются в большие согласия, которые, в свою очередь, составляют согласия областные и т.д., пока, наконец, не слагается одно общее согласие, «согласие всей русской земли, имеющее над собою великого князя всея Руси, на котором утверждается вся кровля общественного здания, опираются все связи его верховного устройства»[3, c.86].

Славянофилы много и плодотворно поработали, чтобы понять идейные основы государственного и культурного развития русского народа до Петра. Славянофилы поняли, что принципы, на которых опирается европейская культура далеки от идеальных, что Петр I ошибся, когда вообразил что подражание Европе — гарантия здорового государственного и культурного строительства. Славянофилы говорили: «Русские — не европейцы, они носители великой самобытной православной культуры, не менее великой, чем европейская, но в силу неблагоприятных условий исторического развития, не достигшей еще такой стадии развития, какую достигла европейская культура»[1, c.237].

Политико-историческая концепция славянофилов пропитана верой в особую историческую миссию России, которая призвана соединить противоположные начала жизни, явив миру образец высокой политической и духовной свободы. В их системе ценностей, скорее, Европе нужно было догонять Россию.

По мнению славянофилов, внутренняя задача Российской земли есть проявление общества христианского, православного, скрепленного в своей вершине законом живого единства[6, c.97]. Православие в концепции славянофилов выступало как духовная основа всей русской жизни: «… проникая во все умственные и нравственные убеждения людей, оно невидимо вело государство к осуществлению высших христианских начал, никогда не мешая его политическому и экономическому развитию».

3. Идейная полемика западников и славянофилов

Формированию западничества и славянофильства содействовало обострение идейных споров среди интеллигенции после напечатания в 1836 «Философического письма» Чаадаева. К 1839 сложились взгляды славянофилов, примерно к 1841 — взгляды западников. В московских литературных салонах А.А. и А.П. Елагиных, Д.Н. и Е.А. Свербеевых, Н.Ф. и К.К. Павловых по определённым дням встречались писатели и учёные — западники и славянофилы. Новые произведения, нередко бесцензурные, обсуждавшиеся в салонах, вызывали страстные споры по общественно-политическим, философским, историческим и религиозным вопросам.

Славянофильство — направление русской общественной мысли, противостоявшее западничеству. Его приверженцы делали упор на самобытном развитии России, ее религиозно-историческом и культурно-национальном своеобразии и стремились доказать, что славянский мир призван обновить Европу своими экономическими, бытовыми, нравственными и религиозными началами[7,c.134]. Западники же стояли на точке зрения единства человечества и закономерностей его исторического развития и полагали неизбежным для России пройти теми же историческими путями, что и ушедшие вперед западноевропейские народы. В основе социально-политических расхождений этих двух интеллектуальных направлений лежали глубокие мировоззренческие разногласия.Мировоззренческие взгляды у славянофилов были направлены на поиск устойчивых факторов, влияющих на исторической процесс. Такими факторами, по мысли славянофилов, не могли быть ни природно-климатические условия, ни сильная личность, а только сам народ как «единственный и постоянный действователь» в истории. Славянофилы считали, что экономические, политические и другие факторы вторичны и сами определяются более глубоким духовным фактором — верою, обусловливающей историческую деятельность народов. Народ и вера соотносятся так, что не только вера создает народ, но и народ создает веру, причем именно такую, которая соответствует творческим возможностям его духа. Славянофилы не отрицали достижений западноевропейской культуры. Высоко ценили внешнюю обустроенность западной жизни, с глубоким уважение относились к западноевропейской науке. Но их активное неприятие вызывало господство индивидуализма, разъединенность раздробленность, обособленность духовного мира людей, подчинение духовной жизни внешним обстоятельствам, господство материальных интересов над духовными. Все это, считали они, явилось следствием рационализма, который стал преобладающим в западном мышлении из-за отхода западного христианства, то есть католичества от подлинной христианской религии.

Славянофильскому идеалу спасения в мире благодати западничество противипоставило веру в творческие возможности разума, способного обеспечить господство мыслящего индивида над необузданными силами природы и истории.

Споры о том, идти ли России вслед за Западной Европой или искать «самобытный» путь, полемика о тех или иных особенностях русского национального характера, разногласия в оценке реформ Петра I и т.д. были лишь формой постановки более существенного вопроса — о будущих политических и социальных преобразованиях России[5, c.163]. Западники связывали их с усвоением исторических достижений стран Западной Европы, славянофилы отстаивали близкую течениям феодального социализма утопию, идеализируя порядки, существовавшие в допетровской России.

Существование западников как единого лагеря не отменяет, однако, того факта, что обращались они к разным сторонам западной действительности, защищали различные пути будущего преобразования России, выражали, в зависимости от принадлежности, интересы разных классов. Со второй половины 40-х годов расхождения затрагивали область эстетики, выражались в разном отношении к атеизму и материализму и особенно резко — в трактовке социально-политических проблем.

Наметившиеся в сфере идейной борьбы 40-х годов тенденции к размежеванию демократизма, утопического социализма и либерализма окончательно оформились и закрепились к концу 50-х — началу 60-х годов в борьбе политических направлений, когда вопрос — каким путем идти России? — принял конкретные формы — как и кому освобождать крестьян? Революционные демократы стали на сторону крестьянства, либералы (как западники, так и славянофилы) — на сторону помещиков, во многом смыкаясь с представителями самодержавной России, приступившими к освобождению «сверху»[2, c.306].

Таким образом, термины «западники» и «славянофилы» отражают некоторые реальные моменты истории идейной и политической борьбы 40-х годов.

Заключение

Спор славянофилов с западниками XIX век разрешился в пользу последних. Россия пошла тогда по западному, т.е. капиталистическому пути развития.

Исследовав и сопоставив западноевропейскую и русскую историю, особенности религиозной веры, системы духовных и социальных ценностей, славянофилы наглядно показали, что жизненные начала России и Европы различны, что означало неприемлемость европейских форм жизни для России.

Славянофилов часто упрекали и упрекают в идеализации истории России и желании восстановить старое. Эти упреки совершенно несправедливы. Они прекрасно понимали, что возврата к прошлому нет, история не может пойти вспять, что, например, изменения, происшедшие вследствие петровских реформ, носят необратимый характер. Они проповедовали не возврат к прошлому, а восстановление жизнеспособных начал российского общества в изменившихся условиях.

Главной заслугой славянофилов является пресечение тенденций слепого подражания европейской культуре. Они показали что Европа, которой хотели подражать, сама переживает духовный кризис, что цивилизация Запада неудовлетворительна. Славянофилы обратили свой взгляд на самобытные корни русской культуры и доказали, что Россия в целом ряде случаев стоит выше Европы. Таким образом, влияние славянофилов на русскую мысль было необычайно сильным. В новых исторических условиях в пореформенной России прямым продолжением славянофильства выступило почвенничество.

В целом общественная и научно-литературная деятельность и воззрения западников, их борьба против реакционной официальной идеологии и критика либерально-консервативных позиций славянофилов имели определённое прогрессивное значение в условиях крепостной России. В то же время сопоставление западников и славянофилов показывает, что их идейные разногласия явились своеобразным отражением объективных противоречий развития русского общества накануне отмены крепостного права в России. В обстановке назревавшей революционной ситуации конца 50-х гг. в практике подготовки крестьянской реформы 1861 противоречия между западниками и славянофилами сглаживались и намечалось сближение западников и славянофилов, т.к. те и другие объективно выражали интересы либеральных помещиков и буржуазии. Идеологам либеральных помещиков и буржуазии противостояли революционные демократы во главе с Чернышевским и Герценом. В пореформенное время, в условиях капиталистического развития западничество как особое направление в общественной мысли перестало существовать.

Политическая программа западников содержала такие положения, как отмена крепостного права, строгое соблюдение имеющихся законов, установление конституционной монархии, а в перспективе парламентской республики и обеспечение гражданских свобод, изложенных в Декларации прав человека и гражданина 1789 г.

Можно выделить три основные идеи «западничества» XIX века, введенные им в отечественную культуру. Первая из них тезисно может быть сформулирована так: констатация «западниками» давней включенности России в контекст мировой, прежде всего европейской истории, зависимости ее развития от этого «контекста». Вторая заслуга западников состоит в провозглашении свободной личности. Известно, что в центре всех построений «славянофилов» — мифологизированные представления об общине как социальной «личности», где каждый отдельный человек добровольно отказывается от себя самого, свободно и сознательно отрекается «от своего полновластия» в пользу общинного. Приоритетной же социально-нравственной ценностью «западников» являлась личность, ее освобождение от традиционных, преимущественно патриархальных и средневековых пут, провозглашение ее свободы и самоценности.

Наконец, третий аспект «западнического» наследия, заслуживающий быть отмеченным: именно «западничество» поставило в России столь важную для страны проблему правового обеспечения свободы личности, подчеркнуло значение юридической стороны освобождения человека, необходимость законодательства, закрепляющего права человека как гражданина и т. п.

Таким образом, на основе взаимоотношений между западниками и славянофилами можно сделать вывод о том, что духовный капитал, накопленный западниками за всю историю существования этого течения, оказывается более актуальным и плодотворным, нежели разного рода романтизированный и офилософиченный «национал-патриотизм», взятый во всех разновидностях концепции «самобытничества» славянофилов. Этот последний, то есть национал-патриотизм, настаивающий на «особом», своем «собственном», «самобытном» пути России, так или иначе опирался и опирается на всякого рода мифы, в основе которых лежит представление о «русской душе», или «русской идее», диктующей национальному бытию смысл, миссию, предназначение и т. п. заданные константы. Сюда же примыкают представления об исконной православности, о самобытной народной нравственности, основанной на любви, о традиционной «державности», «соборности» и т. п. как о подлинно национальных атрибутах русского народа и исходных основах решения «русского вопроса».

Славянофильство как социальное учение, как «политическая программа» было исторически оправдано и теоретически ценно, пока продолжали существовать те реалии, из которых исходили, идеализируя и мифологизируя их, его основоположники (И. Киреевский и А. Хомяков, Ю. Самарин и К. Аксаков и др.), то есть пока сохранялась патриархально-крестьянская община, а православно-религиозные верования были глубоко укоренены в народном, массовом сознании.

Тот факт, что славянофильская утопия опиралась на эти реалии, объясняет признание со стороны ряда западников (например, К. Кавелиным) определенных теоретических аспектов славянофильства и даже сильный разворот некоторых из них в его сторону, что свидетельствует об относительной эластичности границ между этими «направлениями».

Список использованной литературы

Литература

  1. Антонов К.М. Славянофилы и И.В. Киреевский: становление исследовательских тенденций. // Вестник ПСТГУ, 2006. — № 16. — С. 55-92.
  2. Гаджиев К.С. Политология: Учебник для ВУЗов. — М.: Логос, 2007. — 437 с.
  3. Ирхин Ю.В., Зотов В.Д., Зотова Л.В. Политология: Учебник М.: Юристъ, 2002. — 511 с.
  4. Козырев Г.И. Политология. — М.: Инфра-М, 2009. — 392 с.
  5. Политология: Учебное пособие для вузов под ред. Решетникова С.В. — М.: ТетраСистемс, 2008. — 381 с.
  6. Смирнов Г.Н., Петренко Е.Л., Сироткин В.Г., Бурсов А.В. Политология. — М.: Проспект, 2008. — 336 с.
  7. Мельвиль А.Ю., Алексеева Т.А., Боришполец К.П. Политология: Учебник для ВУЗов. — М.: Велби, 2007. — 471 с.
  8. Тинт Ю.С. Политология: Учебное пособие для ВУЗов. — М.: РИОР, 2008. — 405 с.

Периодическая печать

  1. Володин А.Г. Проблема «Западничества». Как она видится нам сегодня?// Свободная мысль, 2002. — № 7. — С. 19-31.
  2. Кара-Мурза А.А., Вейдле В.В. // Кара-Мурза А.А. Интеллектуальные портреты: Очерки о русских политических мыслителях ХIХ-ХХ вв. М.: ИФ РАН, 2006. — С. 107-119.
  3. Малинова О.Ю. «Долгий» дискурс о национальной самобытности и оппозиция западничества и антизападничества в постсоветской России» // Русский национализм: Социальный и культурный контекст / Сост. М. Ларюэль. — М.: Новое литературное обозрение, 2008. — С. 235-256.
  4. Малинова О.Ю. Западничество и антизападничество в России: Поиски национальной идентичности в контексте догоняющей модернизации (XIX — XXI вв.) // Пути России: Преемственность и прерывистость общественного развития. — М.: МВСШЭН, 2007. — С. 298-306.
  5. Малинова О.Ю. Образы «Запада» и модели русской идентичности в дискуссиях середины XIX в. // Космополис, 2006. — № 2 (12). — С.38-59.
  6. Ушков А.М. Сравнительная политология: Запад — Россия — Восток. // Авторские программы учебных курсов по политологии. / Под общ. ред. проф. Ирхина Ю.В. — М.: МАКС Пресс, 2007. — С. 85-109.
  7. Янов А.Л. Славянофилы и внешняя политика России в XIX веке // Полис-М, 2001. — №6.- С. 158-171.

Источник: help-stud.ru

Обновление самобытной русской философии начиналось с постановки и осмысления вопроса об исторической судьбе России.. В напряженной полемике конца 30-х — 40-х гг. XIX в. о месте России в мировой истории оформились славянофильство и западничество как противоположные течения русской соци­ально-философской мысли.

Главная проблема, вокруг которой завязалась дискуссия, мо­жет быть сформулирована следующим образом: является ли ис­торический путь России таким же, как и путь Западной Европы, и особенность России заключается лишь в ее отсталости или же у России особый путь и ее культура принадлежит к другому типу? В поисках ответа на этот вопрос сложились альтернативные кон­цепции русской истории.

Лидеры славянофильства — Алексей Степано­вич Хомяков (1804—1860), Иван Васильевич Ки­реевский (1806—1856), Константин Сергеевич Аксаков (1817— 1860), Юрий Федорович Самарин (1819—1876) — выступили с обоснованием самобытного пути развития России.

Изучение истории у славянофилов было направлено на по­иск устойчивых факторов, влияющих на исторической процесс. Такими факторами, по мысли славянофилов, не могли быть ни природно-климатические условия, ни сильная личность, а толь­ко сам народ как «единственный и постоянный действователь» в истории.

Славянофилы считали, что экономические, политические и другие факторы вторичны и сами определяются более глубоким духовным фактором — верою, обусловливающей историческую деятельность народов. Народ и вера соотносятся так, что не только вера создает народ, но и народ создает веру, причем именно такую, которая соответствует творческим возможностям его духа.

И католицизм, и протестантизм, по мнению славянофи­лов, противопоставив единство и свободу, исказили дух перво­начального христианства.

Только православие восприняло и сохранило вечную истину раннего христианства во всей ее полноте, а именно идею тождества единства и свободы (свободы в единстве и единства в свободе). Ими было включено в историософию важнейшее понятие, характеризующее русское свое­образие, которое вошло в содержание «русской идеи». Это поня­тие — «соборность», выражающее свободную общность людей. Единство в свободе на основе любви — вот сущность соборности как яв­ления русского духа.

Православие в концепции славянофилов выступало как ду­ховная основа всей русской жизни.

Славянофилы придерживались органического взгляда на общество как на естественно сложившуюся общность людей, имеющую собственные принципы организации жизни. Структурной единицей организации русской народной жизни славянофилам представлялась община, главной характери­стикой которой является самоуправление. Общинный дух русского народа они противопоставляли за­падноевропейскому индивидуализму.

Славянофилы наглядно показали, что жизнен­ные начала России и Европы различны, что означало неприем­лемость европейских форм жизни для России.

Как идейное течение общественной мысли западничество не было единым и однородным.

Среди западников, к которым относятся Петр Яковлевич Чаадаев (1794—1856), Александр Иванович Герцен (1812—1870), Виссарион Григорьевич Белинский (1811 — 1848), Тимофей Николаевич Гранов­ский (1813—1855), Николай Владимирович Станкевич (1813—1840) и др., были мыслители самых разных убеждений, в том числе либералы, радикалы, консерваторы. Однако их всех объединяло неприятие крепостного права, отсталости русской жизни, требование демократизации общественной жизни, вера в европейское будущее России путем усвоения исторических достижений стран Западной Европы.

Одним из первых русских мыслителей-западников был П.Я. Чаадаев. Народы Европы, по мысли Чаа­даева, во многом живут в подлинной истории, то есть сохраняют преемственность в развитии, одушевлены животворным началом единства, руководствуются идеями долга, справедливости, права, порядка. Существование же России в мировой истории, по Чаадаеву, лишено смысла, поскольку божественное провидение отказало русскому народу в своем благодетельном воздействии. По мнению Чаадаева, у русского народа еще не было истории, он не проявил все свои творческие силы, отстал от на­родов Западной Европы, но все это составляет преимущество девственной почвы. Отсталость России дает возможность сво­бодного выбора своего исторического пути.

В 1831 г. в стенах Московского университета возник философский кружок, ставший значительной вехой в формировании западничества. Главная цель кружка, лидером которого был Н.В. Станкевич, — изучение немецкой философии, прежде всего философской сис­темы Гегеля. В кружок входили К.С. Аксаков, В.Г. Белинский, М.А. Бакунин, В.П. Боткин, М.Н. Катков, Т.Н. Грановский, К.Д. Кавелин и др.

Т.Н. Грановский (1813-1855) и К.Д. Кавелин (1818-1885) как представители либерального направления в русской фило­софии выступали за рациональное реформирование общества. Их идеалом было установление «самодержавной республики».

Умеренная либеральная позиция была довольно распростра­ненной в 40-х — начале 60-х гг. XIX в., но наибольшее распро­странение и влияние среди русской интеллигенции получают более радикальные доктрины о способах приобщения России к западноевропейской цивилизации.

Представителями революционно-демократической идеологии были: В.Г. Белинский (1811—1848), А.И. Герцен(1812-1870), Н.П. Огарев (1813—1877). В отличие от либерального западничества они рассматривали философию как средство для обоснования своих политических идеалов, для преобразова­ния российской действительности не только на основе просве­щения и развития науки, но и революционными методами. В.Г. Белинский, например, считал, что переустройство общества можно совершить только силой на­родного движения, народной революцией.

Герцен разрабатывает так называемую концепцию «русского социализма». За основу его он берет русскую общину. В об­щине, считает А.И. Герцен, свобода и гражданские права каж­дого отдельного человека не должны подавляться, в противном случае это было бы одним из главных препятствий в достиже­нии социализма.

Вместе с тем А.И. Герцен, так же как и В.Г. Белинский, счи­тал, что социализм должен быть только средством освобождения личности.

Одним из наиболее радикальных представителей западничества в России был Михаил Александрович Бакунин (1814—1876), проповедовав­ший идею безгосударственного социализма, названную им анар­хизмом.

Обоснование и защиту анархических идей М.А. Бакунин ве­дет с позиций антропологического материализма и идеи Гегеля о диалектической ценности и внутренней неизбежности отрица­ния. Исходя из этих основополагающих принципов, М.А. Бакунин рассматривает исторический процесс как результат «борения на­чал» — животности и человечности. Основу исторического про­цесса, по его мнению, составляют следующие три принципа: человеческая животность, мысль и бунт. История, считал он, представляет собой постепенное отрицание первобытной живот­ности человека и утверждение человечности, которая в свою очередь подвергается угнетению со стороны церкви и государст­ва. Это противоречие должно будет разрешиться с помощью бунта.

Источник: studopedia.ru

На рубеже 30-40-х гг. в среде дворянской интеллигенции сложились два течения общественной и политической мысли под условными наименованиями славянофилов и западников, которые в лучших традициях русских просветителей и реформаторов обсуждали вопросы исторических судеб России, ее места и роли среди других народов, особенности ее политического и правового опыта в сравнительно-историческом сопоставлении с опытом Европы и народов Востока.

Представителями славянофилов были И. В. Киреевский, А. С. Хомяков, Ю. Ф. Самарин и многие др. Наиболее выдающимися представителями западников выступали П. В. Анненков, В. П. Боткин, Т. Н. Грановский, К. Д. Кавелин, М. Н. Катков, С. М. Соловьев, И. С. Тургенев, П. А. Чаадаев и др.

Самыми насущными проблемами в России западники считали отмену крепостного права, отмену телесных наказаний и введение строгого исполнения законов. Заметим, что эта программа имела некоторое сходство и со взглядами славянофилов. Славянофилы также были принципиальными противниками всякого насилия, в частности смертной казни.

Критикуя российскую действительность, западники и славянофилы резко расходились в поисках путей развития страны. Для западников была очень важна полемика со славянофилами, считавшими, что России предначертан особый путь развития. Западники считали, что пути развития России и Западной Европы мало отличались друг от друга. Однако неблагоприятные внешние условия (суровый климат, отсутствие морей, обширная территория при малой плотности населения и др.) послужили причиной отставания России. В таких условиях государство играло главную роль, значение отдельной личности было практически ничтожным. Лишь в начале XVIII в. с воцарением Петра I возник интерес к отдельной личности, появилось понятие индивидуальности.

С точки зрения славянофилов, до Петра Русь развивалась естественно и гармонично. Особенно жаркие споры велись о крестьянской общине на Руси. Славянофилы видели в общине основу прошлого и зародыш будущего. Западники подвергли критике такое понимание роли крестьянской общины. Следует отметить, что, по мнению западников, история страны создавалась при помощи насаждаемых сверху указов и юридических норм. Если славянофилы идеализировали Древнюю Русь, то западники излагали ее сухо и схематично.

Славянофилы отстаивали историческую самобытность России и выделяли ее в отдельный мир, противостоящий западу в силу особенностей русской истории, религиозности, русского стереотипа поведения. Величайшей ценностью считали славянофилы православную религию.

Славянофилов часто относят к политической реакции в силу того, что их учение содержит три принципа “официальной народности”: православие, самодержавие, народность. Однако следует отметить, что славянофилы старшего поколения истолковывали эти принципы в своеобразном смысле: под православием они понимали свободное сообщество верующих христиан, а самодержавное государство рассматривали как внешнюю форму, которая дает возможность народу посвятить себя поискам “внутренней правды”. Западники, в отличие от славянофилов, русскую самобытность оценивали как отсталость. С точки зрения западников, Россия, как и большинство других славянских народов, долгое время была как бы вне истории. Главную заслугу Петра I они видели в том, что он ускорил процесс перехода от отсталости к цивилизации. Реформы Петра для западников — начало движения России во всемирную историю.

Западники подчеркивали, что Россия и Западная Европа идут одинаковым историческим путем, поэтому Россия должна заимствовать опыт Европы. Важнейшую задачу они видели в том, чтобы добиться освобождения личности и создать государство и общество, обеспечивающие эту свободу. Силой, способной стать двигателем прогресса, западники считали “образованное меньшинство”.

При всех различиях в оценке перспектив развития России западники и славянофилы имели схожие позиции. И те, и другие выступали против крепостного права, за освобождение крестьян с землей, за введение в стране политических свобод, ограничение самодержавной власти. Объединяло их также и негативное отношение к революции; они выступали за реформистский путь решения основных социальных вопросов России. Все славянофилы были монархистами, все они не принимали революцию. По их мнению, революция может произойти в России только в том случае, если страна встанет на западный путь развития. В его основе лежит римское право, которое не отвечает русскому национальному характеру и идеалам. Праву славянофилы противопоставляли нравственность русского крестьянского мира, общины.

В процессе подготовки крестьянской реформы 1861 г. славянофилы и западники вошли в единый лагерь либерализма. Споры западников и славянофилов имели большое значение для развития общественно-политической мысли и оказали серьезное влияние на следующие поколения людей, искавших для России пути в будущее.

На мой взгляд, убедительнее и последовательнее в своих положениях в дискуссии о пути развития России в середине XIX в. были славянофилы. Славянофилов обвиняли в том, что они хотят возвращения к прежнему, отсталому укладу жизни. Однако следует заметить, что славянофилы хотели просто восстановления прежних учреждений или форм быта. Они не идеализировали прошлое, а ясно осознавали и его недостатки. В частности, такие как убийства в борьбе за власть, частые междоусобные войны, голод. Не отрицали они и достижений Европы. Противопоставление Западу проявлялось у них не в отрицании его достижений, напротив, славянофилы признавали и высоко ценили достоинства западноевропейской культуры, философии, духовной жизни в целом. "Усвоить дух народный, ухватить его сущность, а не форму" — в этом видели они свою задачу.

Такой путь развития, по моему мнению, был бы наиболее близок и понятен русскому народу. У России — своя судьба, свой путь в истории. Ей не подходят западные порядки. Россия — земля не государственная, а общинная, семейная. В ней прежде всего сильны традиции коллективизма, коллективной собственности. Русский народ не претендует на государственную власть, он доверяет ее монарху, его слово и воля — закон, не подлежащий оформлению в виде конституций и хартий. Важную роль в жизни страны и ее народа играет православная вера.

Таким образом, и славянофилы, и западники пытались подойти к решению одних и тех же проблем, только с разных сторон. Но их объединяла общая вера в высокое историческое призвание России.



Источник: biofile.ru

Зарождение идей

В рядах мыслителей начала — середины XIX века не было какого-либо консенсуса, и ничего удивительного в этом нет. Взгляд на проблему и пути ее решения зависели от политических взглядов, а они формировались сопоставлением исторического знания, анализа текущих событий и религиозных воззрений. Наиболее острые споры происходили между двумя лагерями мыслителей — западниками и их противоположностью — славянофилами. Кратко описать суть этого спора сразу не получится: необходимо будет рассмотреть историю появления тех и других.

История развития русской философииТема западничества и славянофильства актуальна до сих пор; эта тема не сходит с экранов и страниц различных изданий, меняются только определения. Чтобы понять суть этих направлений, необходимо знать об истории появления этого явления и его развитии. Рассматривать данный вопрос необходимо в следующей последовательности:

  1. Источники формирования противоречий в русском обществе к 19 веку;
  2. Сравнение взглядов западников и славянофилов;
  3. Дальнейшее развитие общественной мысли и отношение к ней современников и потомков.

Экскурс в историю

К моменту описываемых событий спор о выборе пути русского народа и государства был не нов. Его истоки проглядываются еще в Смутное время, но наиболее яркими событиями, которые показывают трудность такого выбора, были два:

  • церковный раскол;
  • реформы Петра I.

И хотя оба эти события, казалось бы, касались формы, но не содержания, их последствия разделили русский народ так, как никакой другой в Европе.

Реформы Никона

Собрание в 40-е годы 19 векаXVII отмечен в российской истории важнейшими событиями — преодолением кризиса Смуты, установлением новой династии и присоединением восточной Украины. Централизованное государство нуждалось в единой церкви, и этим занялся приближенный к Алексею Михайловичу Никон.

Надо сказать, это был очень амбициозный человек, задумавший — ни больше ни меньше — объединить вселенскую церковь. А для начала он занялся коррекцией литургической литературы для приведения ее к единообразию. Казалось бы, мелочь, но для правки богослужебных книг были приглашены специалисты, закончившие Киево-Могилянскую академию, долгое время бывшую под властью Польши.

Это обстоятельство и вытолкнуло на поверхность конфликт «мы и они», где «мы» — это сохранившие веру отцов, а «они» — общавшиеся с католиками-еретиками. Это было начало противостояния, которое только усугубится в следующие эпохи.

Петровские реформы

Западники в русской литературе - известные личностиЭпоха Петра породила очередное противоречие между формой и содержанием.

С одной стороны, правление первого российского императора привело к прогрессу: появился флот, Россия получила выход к морю, заработала промышленность, страна из изолированной окраины становилась европейской державой, и таковой с тех пор является.Редкий мировой конфликт обходился без участия России.

С другой стороны, все это сопровождалось колоссальным напряжением народных сил. Народ стал не соучастником реформ, а их ресурсом. Они не затронули общественный строй государства, не изменили его социальную структуру. Напротив, отношения между верхами и низами шли в противоположном от европейского вектора направлении. Противоречие «мы и они» только усилилось; мало того, внешние эстетические изменения в образе жизни российских элит и мировоззрении их представителей разделили русский народ окончательно, и при последующих императорах этот разрыв только усиливался.

Народ и элита

Русские крестьяне за работой.К началу XIX века население России представляло собой 85% крестьянской массы и 15% — горожан, чиновников и дворянства. Сословное деление определяло жизнь конкретного человека полностью.

Разрыв между первыми и последними был огромен: фактически это были два разных народа. Они отличались не только своим социальным положением, но и языком: со времен Елизаветы в моду вошла галломания, и первым языком, который осваивали дворяне, был французский (это считалось хорошим тоном). Некоторые из них русским не пользовались никогда, особенно жители столицы.

Крестьянство в России мало изменило свой уклад жизни со времён еще Киевской Руси. На том же уровне были методы ведения хозяйства, бытовал общинный уклад, разговорные диалекты не имели ничего общего с формирующимся литературным языком. Жизнь крестьянина регулировали сельскохозяйственные сезоны, церковь и даже языческие суеверия. Соответственно, жизнь дворянина была заполнена совсем другим.

При таком размежевании плохо работали социальные лифты: культурная разница была огромной. В то время, когда в Европе формировались современные нации, в России у простого человека даже не было чувства сопричастности к тем событиям, которые вокруг происходят. И не могло быть — в половине случаев крестьянин был не субъектом права, а его объектом: крепостное право отменят только в 1861 году.

Поиск пути развития

Поиск пути развития РоссииПервой попыткой смены политического строя в стране стало восстание декабристов. Причины его поражения были на виду, и знаменитая формулировка «далеки они от народа» здесь подходит как нельзя лучше. Проблема декабристов как представителей той самой элиты была в том, что они народ воспринимали как объект, хотя стремление улучшить его жизнь, несомненно, было положительным.

Стало ясно, что при таком культурном и социальном разрыве между верхами и низами одномоментно ничего решить нельзя. Необходимо как четкое понимание цели, так и изучение текущего положения вещей и настроений в обществе.

Так, в царствование Николая I получили развитие два противоположных взгляда как на прошлое, так и на будущее России, которые получили названия славянофильство — с одной стороны, и западничество — с другой. Объектом споров стали такие понятия и реалии как:

  • крепостное право;
  • крестьянская община;
  • религия;
  • государственный строй;
  • экономика.

Западничество

Предшественники западников в РоссииИсточниками этого мировоззрения послужили идеи просвещения (Вольтер, Дидро, Монтескьё) с одной стороны, и сравнение экономических показателей России и европейских стран — с другой.

Основными пунктами идеологии западничества, несмотря на различие взглядов между ними, были прежде всего отмена крепостного права и самодержавия, введение парламентской формы правления. По мнению западников, прогресс в России будет обеспечен развитием науки и образования, а также наемным трудом — в противовес принудительному труду крепостного.

Расчет мыслителей был на реформы, проводимые сверху, при давлении общественного мнения снизу.

Образцом, как уже сказано ранее, западники видели европейские страны, полагая Россию отставшей от них. Причины отставания виделись в православии, татаро-монгольском иге и других событиях, якобы оторвавших Россию от единого европейского вектора развития. Теоретические основы исторического процесса в то время не были изучены, и в трудах ряда философов во всем мире тема противостояния Востока и Запада стала доминирующей, что найдет позже свое продолжение в историософской концепции Тойнби. На начало XIX века эту идею выдвигал Гегель в своих лекциях, и России там не нашлось места: ее невозможно было отнести ни к Востоку, ни к Западу.

Первый наш западник — Чаадаев — видел путь России в приобщении к западным ценностям. В своих работах он делал упор на то, что Россия лишилась возможности развиваться, когда приняла христианство византийского образца, за что и был объявлен сумасшедшим.

Петр Чаадаев и западникиНесмотря на объединяющую это философское течение либеральную идею, в его рядах было три направления — религиозное, либеральное и социалистическое, что позже расколет ряды западников. Представителями первого были Чаадаев и Печерин, второго — Соловьев, третьего — Тургенев, Белинский, Герцен, Чернышевский.

Их взгляды нашли свое отражение в литературе и критике, и многие писатели того времени поддерживали западничество в своих произведениях, хотя надо признать, что писатели более реалистично смотрели на эти проблемы. Если вспомнить тургеневских «Отцов и детей», можно четко увидеть разницу между теорией и практикой. Тут надо заметить, что социалисты отличались более прагматичными взглядами на происходящее, и это позже составит основу несколько других идей.

Славянофильство

Кто такие славянофилыЭто течение сформировалось к 40-м годам XIX столетия на базе религиозных трудов и отчасти философии Гегеля и Шеллинга. Мысль об особом пути русского народа была тесно увязана на концепции Третьего Рима, и русскому народу отводилась мессианская роль в несении христианского начала всему миру. Именно оттуда пришло понятие «Святая Русь».

Важным толчком к возникновению славянофильского течения стала Отечественная война 1812 года, когда перед Россией встал вопрос о национальном самоопределении и патриотизме. Причем последний не имел ничего общего с верноподданничеством.

Будущее русского народа славянофилы видели в православии и общинном начале — соборности. Последняя противопоставлялась культу индивидуализма, набиравшего силу на Западе. Идеальным вариантом общественного устройства они видели монархию с земским собором, отмену крепостного права считали необходимой, вмешательство государства в духовную жизнь неприемлемыми.

Славянофильство было представлено такими фигурами, как братья Аксаковы, Хомяков, Самарин, Киреевский. Их идеи разделяли Ломоносов, Тютчев, Достоевский, Даль, Языков.

Несмотря на противостояние между славянофилами и западниками, представители этих философских течений не придерживались какого-то строгого деления на два лагеря. Различие внутри этих течений было едва ли не большим, чем между двумя этими направлениями вообще. Различия между теориями представлены в таблице.

Западники и славянофилы: сравнительная таблица

Западники Славянофилы
Взгляды на государственный строй конституционная монархия, парламентская республика самодержавие и земский собор
Отношение к политике Петра I как к реформатору как к человеку, который сбил страну с истинного пути
Путь России западный, пусть и с отставанием особый, с заимствованием технических новшеств
Крепостное право отмена отмена
Путь реформ сверху, без революций сверху, без революций

Что такое славянская идеяЕсли проанализировать таблицу, отличий всего три — все остальные (отношение к общине, наемному труду) имели градацию внутри самих течений. Так, славянофилы не видели в коллективе препятствий для развития личности, а сравнение земского собора с парламентом — это вопрос формы, а не содержания. Отношение же к крепостному праву больше сближало идейных противников, нежели размежевывало.

Судьба противостояния

Споры между западниками и славянофилами постепенно перешли на другой уровень — ведь развитие философии во всем мире не стояло на месте. Идеализм, затем материализм — все это не могло не сказаться на формировании российской общественной мысли. То же самое можно сказать о внешне- и внутриполитических событиях.

Но некоторый вектор они задали, и до сих пор этот вопрос закрытым назвать нельзя.

Отношение власти к данным идеям

Бурление разных идей в российском обществеОфициально николаевская Россия не придерживалась какой-либо идеологии и четкий выбор не сделала. Николай I настороженно относился как к одним, так и к другим, предпочитая держать их на расстоянии, помня опыт своего брата, императора Александра I. Цензуре подвергались печатные издания и западников, и славянофилов.

Традиционно западническим были такие периодические издания, как «Отечественные записки», «Современник», «Колокол», «Полярная звезда», причем последние два издавались за границей и поставлялись в Россию нелегально.

Славянофилы печатались в большем числе изданий, таких как «Русская беседа», «Молва», «День», «Русь», «Москвич», «Москвитянин», но в целом считали, что печатное слово не имеет такой силы убеждения, как личная беседа и кафедра университета.

Тем не менее государство приняло от славянофилов так называемую теорию официальной народности, выражавшуюся формулой: православие, самодержавие, народность. Она была объявлена государственной доктриной в противовес французскому Liberté, Égalité, Fraternité. Но утверждать, что государство поддерживало теоретиков славянофильства, нельзя.

Дальнейшее развитие направлений

Во второй половине XIX века споры вокруг пути России перешли в другие плоскости, и основные направления этих споров можно отнести к следующим:

  • место либерализма в России;
  • эволюционный или революционный путь изменений;
  • консерватизм и традиционализм;
  • материалистические историософские концепции;
  • необходимость государственной власти и правящего режима вообще.

Славянофильское движение в итоге стало основоположником двух противоположных по своим взглядам лагерей — консерваторов, настаивающих на необходимости сохранения самодержавных устоев, и анархистов, полагавших, что традиции соборности могут стать основой общества, и необходимость в государстве отпадет сама собой.

Российские либералы не заслужили особой популярности в народе, поскольку ориентировались не столько на теоретические основы либерализма, сколько на опыт стран Запада. Фактически это выражалось в том, что мысли или действия, будучи либеральными по своей сути, но высказанные или совершенные самостоятельно, без оглядки на Запад и ссылки на западные авторитеты, объявлялись проявлением косности и деспотизма (если речь шла о государственной власти). Таким образом, либерализм в России себя дискредитировал, и, надо сказать, дискредитирует до сих пор.

За время, прошедшее со времен Французской революции, либерализм отошел от идеи свободы капитала к идее права личности; старая концепция примата права частной собственности и свободного рынка при защите такого положения вещей государством на данный момент расценивается как консерватизм. Но не в России. Слово «либеральный» стало синонимом к слову «западный», что этимологически неверно, но фактически отражает суть российского либерализма.

Конфликт формы и содержания можно проиллюстрировать отношением к такому персонажу, как Иван Грозный. Если сделать беспристрастный анализ его деятельности по письменным документам, то можно сделать вывод, что он был жутким либералом. Но приверженцы этого направления будут горячо оспаривать подобное утверждение, главным образом потому, что в их сознании слова «Иван Грозный» и «либерал» не укладываются рядом, без всяких объяснений.

Развитие материалистических взглядов свело спор между западниками и славянофилами на нет, поскольку данная концепция дает такую теорию исторического процесса, при которой никакого особого пути нет ни у кого. Ведь базисом для текущего положения вещей служит уровень развития производительных сил, а государственный и политический строй лишь надстройка над ним.

Возможно, поначалу эти идеи воспринимались как развитие западничества в философии. Это, может быть, и было так, ведь основоположники таких теорий жили и творили на Западе, и они вовсе не рассматривали Россию в качестве экспериментальной площадки для реализации своих идей. Но в конечном итоге данное направление общественной мысли восприняло идеи как западников, так и славянофилов, а точнее то, что осталось в сухом остатке после споров этих оппонентов.

Развитие исторических и политических взглядов к началу XX века привело к образованию первых политических партий, борьба между которыми и определила дальнейшую судьбу России.

Источник: 1001student.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector