Уложенные комиссии второй половины xviii в

А) Кодификационная работа.

С 1754 года начинает работу новая уложенная комиссия, задачей которой вновь становится переработка старой и создание новой системы права. Указом Сената был намечен план деятельности комиссии. Новое уложение должно было состоять из 4х частей, посвященных следующим вопросам:

-судопроизводство и организация суда.

-о правах состояния.

-об имущественных правах (на движимую и недвижимую собственность).

-уголовное право (преступления и наказания).

Б) Итоги работы.

Результатом работы комиссии были завершенные проекты трех из четырех запланированных частей:

-«О суде» (51 глава). В ней регламентировались принципы судопроизводства и порядок рассмотрения дел в суде. В книге излагались: полномочия суда, права судей, общий порядок подачи челобитной и вызова в суд, порядок рассмотрения дела, вынесения решения и исполнения приговора, порядок обжалования и повторного рассмотрения дела. В проекте сохранялись принципы процесса, закрепленные в Указе «О форме суда» (1723 года). Перечень доказательств включал собственное признание, письменные доказательства, свидетельские показания, повальный обыск, вольную или невольную присягу.


-«О розыскных делах» (63 главы, свод норм уголовного и уголовно-процессуального права). Первые 15 глав регламентировали судебное следствие, остальные относились к области материального права. Процессуальные нормы относились к сфере розыска, а не суда, как в первой части. Много внимания было уделено процедурам «допроса с пристрастием» и «следственной пытки».

-«О состоянии подданных вообще». В этой части содержались нормы, квалифицирующие правовое положение субъектов: статус в государстве, семье, гражданском обществе, системе религиозных верований. Перечислялись права и привилегии сословий.

В) Права сословий.

Расширенными по сравнению с правами других сословий были дворянские имущественные права. Только дворяне могли владеть деревнями и крестьянами, организовывать на своих землях фабрики и заводы. Им разрешалась оптовая торговля. Дворянство получало полную свободу в сфере наследственного права. К политическим правам относились привилегии при приеме на государственную службу и увольнение.

Правовой статус крестьянского сословия оказывался производным от прав дворянства: последнему предоставлялись все права над крестьянами, кроме «отнятия жизни», проведения пыток и наказания кнутом.


Купцы могли держать мануфактуры, заводы и городские дома. Освобождались от прямых податей и имели права судиться в купеческом суде.

«Манифест о вольности дворянской» (1762 года) был непосредственно связан с третьей частью проекта Уложения и отразил требования и нужды дворянского сословия. Главной его идеей стало закрепление принципа вольного характера государственной службы. Служба монарху и государства стала рассматриваться как почетный долг и гарантировала ряд привилегий, но уже не была обязательной.

Уложенная комиссия. «Наказ» 1766года.

А) Источники

Для новой кодификационной (уложенной) комиссии, которую предполагалось создать, Екатерина 2 написала наказ, в котором формулировались принципы правовой политики и правовой системы (1766 года).

Значительная его часть (250 статей) заимствована из трактата Монтескье «О духе законов», трактата Беккариа «О преступлениях и наказаниях» (100 статей), «Энциклопедии» Д. Дидро и д`Аламбера. Заимствования составили 90% текста.

Б) О Монархии.

Монархия – лучшая форма правления. Монарх – источник самодержавной неограниченной власти. Цель всех действий верховной власти – обеспечение безопасности каждого гражданина. Ну и т.п.

В) О сословиях.

«Наказ» декларировал общую для всех граждан свободу и равную обязанность всех перед государем, но обосновывал неравное положение сословий перед властью и законом.

Г) О законности.


-Законов должно быть немного и они должны оставаться неизменными.

-Временные учреждения определяют порядок деятельности органов и лиц, регламентируя его посредством наказов и уставов.

-указы являются актами подзаконными, могут быть краткосрочными и отменяемыми.

Кодификация права в первой половине 19 века.

А) Подготовка Свода законов. Система Свода.

Николай 1, продолжая дело своих предшественников, стал наставивать на создании Свода законов, а не нового Уложения. Уложенная комиссия была преобразована во второе отделение Собственной канцелярии Его Величества (1826 год), делами которого фактически ведал М.М. Сперанский.

Свод законов должен был состоять из 8 разделов:

— основные государственные законы (т.1, ч.1).

учреждения: центральные (т.1, ч.2), местные (т.2), устав о государственной службе (т.3).

«законы правительственных сил»: а) устав о повинностях (т.4), б) устав о податях и пошлинах (т.5), в) устав таможенный (т.6), г) уставы монетный, горный и о соли (т.7), д) уставы лесной, оброчных статей и счетные (т.8).

— законы о состояниях (т.9).

— законы гражданские и межевые (т.10).

— уставы государственного благоустройства (т.11 и т.12).

— уставы благочиния: а) о народном продовольствии, об общественном призрении, врачебный (т.13), б) уставы о паспортах, о беглых, цензурный, о содержащихся под стражей, о ссыльных (т.14).


законы уголовные

Б) Полное собрание законов

Параллельно с работой над Сводом проходила работа по подготовке хронологического собрание законов. В него вошло более 330 тысяч актов.

10 января 1832 года Государственный Совет рассмотрел все подготовленные 15 томов Свода и 56 томов Полного собрания законов. Было принято ввести в действие Свод законов Российской империи с 1 января 1835 года. Таким образом, работа, начатая еще Екатериной 2, была завершена.

В) Верховная власть по Своду законов.

В статье 1 Основных законов была сформулирована идея самодержавной власти: «Император Российский есть монарх самодержавный и неограниченный. Повиноваться верховной его власти не только за страх, но и за совесть сам Бог повелевает».

Царская власть закреплялась как наследственная, наследником являлся старший сын императора.

Законодатель различал верховное (Государственный Совет, Комитет министров, канцелярии и двор императора) и подчиненное (Сенат и министерства) управление.

Источник: studopedia.org

Просвещенный абсолютизм XVIII в. отличался от обычного деспотизма декларированием соблюдения законов, одинаковых для всех подданных. Теоретические основы просвещенного абсолютизма были разработаны выдающимися деятелями французского просвещения Монтескье, Вольтером, Д’ Аламбером и др. Эти просветители умеренного крыла призывали к эволюционной, без потрясений, смене общественных отношений, что способствовало возникновению союза королей и философов, способного, как полагали короли, предотвратить угрозу их тронам.


атерина оказалась прилежной ученицей просветителей, намеревавшейся энергично претворять их идеи в жизнь. Эти почитатели императрицы были властителями дум передовых людей Европы, создавали вокруг ее имени ореол славы и добродетели. Вольтер, признанный патриарх французского Просвещения, писал ей: «Мы трое — Дидро, Д’ Аламбер и я — мы воздвигаем вам алтари; вы делаете из меня, государыня, язычника».

Императрица также не скупилась на комплименты. Она писала Вольтеру: «Ваши сочинения приучили меня размышлять»; «прошу вас быть уверенным, что Екатерина II всегда будет иметь особливое уважение и почтение к знаменитому фернейскому пустыннику». Сочинение Монтескье «Дух законов" Екатерина называла "молитвенником государей». 

Надобность в совершенствовании законодательства ощущалась уже при Петре Великом, и им, а также его преемниками предпринимались многократные попытки привести законы в соответствие с изменившимися обстоятельствами в области социального и политического строя, экономики и нормами уголовного права. При Петре I таких попыток было три: в 1700 г., когда учреждена была Палата об Уложении, в 1714 и 1719 — 1729 гг. Аналогичные попытки, впрочем, закончившиеся столь же безрезультатно, предпринимались при Екатерине I, Петре II и Анне Иоанновне. Как составитель нового Уложения известен П. И. Шувалов, по инициативе которого была создана Уложенная комиссия, действовавшая с 1754 г.


Екатерина II придала этому мероприятию всероссийский размах и с невероятной пышностью поставила его в центр внутриполитической жизни России. Внешние формы, в которые облекла Екатерина II разработку нового Уложения, напоминали что-то вроде созыва древних земских соборов. Центром работы должна была стать особая Уложенная комиссия, члены, или депутаты, которой выбирались от всей страны.

В сочинениях Екатерины II, в частности, в «Наказе» депутатам Уложенной комиссии, неоднократно отмечалось, что в «столь обширном» государстве возможно лишь единоличное самодержавное правление и крайне опасно любое «раздробление и ослабление» власти. В данном контексте указывалось, что и Петр Великий понимал, насколько условия, обычаи и традиции России отличаются от «всех прочих европейских государств, кои он видел». Именно поэтому первый император «с удивительным разума своего проницанием узнал», что следует «ему самому всем управлять». Все усилия и Петра, и Екатерины направлялись на «пользу Империи», «ибо сохранение в целости Государства есть самый высочайший закон».

Уложенная комиссия, созванная Екатериной, отличалась от предшествующих по крайней мере тремя особенностями: более широким представительством — право избирать депутатов было предоставлено дворянам (по одному депутату от уезда), горожанам (по одному депутату от города), государственным и экономическим крестьянам (по одному депутату от провинции при трехступенчатых выборах: погост — уезд — провинция), оседлым «инородцам» (тоже по одному депутату).


оме того, каждое центральное учреждение посылало в Комиссию по одному своему представителю. Екатерина II уверяла, что выборы организованы так, «дабы лучше нам узнать было можно нужды и чувствительные недостатки нашего народа». Права избирать депутатов были лишены крепостные крестьяне, составлявшие большинство населения страны, а также духовенство.

В итоге в Уложенную комиссию было избрано около 450 депутатов, из них 33% составляли выборные от дворянства, 36% — выборные от горожан, около 20% — выборные от сельского населения, 5% — правительственные чиновники. Если учесть, что чиновники являлись дворянами, а некоторые города и государственные крестьяне избирали депутатами дворян, то удельный вес дворянства в Уложенной комиссии, составлявшего 0,6% населения страны, значительно повысится. От дворянства и городов было избрано 424 депутата, хотя они представляли едва 4% от населения страны. Основное же население России было крестьянским (93%).

Депутатам предоставлялись существенные льготы и привилегии: помимо жалованья, выдававшегося сверх получаемого на службе, депутаты до конца дней своих освобождались от смертной казни, пыток и телесных наказаний; имения депутатов не подлежали конфискации за исключением случаев, когда надлежало расплатиться за долги; решение суда относительно депутатов не приводилось в исполнение без благословения императрицы; за оскорбление депутата взыскивался двойной штраф; депутатам выдавался особый знак с девизом «Блаженство каждого и всех». Все это должно было придать работе комиссии значение «великого дела».


Вторая особенность екатерининской комиссии состояла в новшестве, неведомом прежде: императрица составила «Наказ» с изложением своих взглядов на задачи Уложенной комиссии, которыми должны руководствоваться депутаты. «Наказ» являлся творческим переосмыслением идей Монтескье, бравшего за образец английский парламентаризм, и был приспособлен к русской действительности. Императрица была глубоко убеждена, что размеры территории России обусловили для нее единственно приемлемую форму правления в виде абсолютной монархии: «Государь есть самодержавный, ибо никакая другая, как только соединенная в его особе власть не может действовать сходно с пространством столь великого государства… Всякое другое правление не только было бы для России вредно, но и вконец разорительно».

Крестьянскому вопросу в первоначальном варианте «Наказа», который императрица давала читать вельможам для критики, было уделено больше внимания и решался он более радикально, чем в опубликованном тексте. «Я зачеркнула, разорвала и сожгла, — писала Екатерина, — больше половины, и Бог весть что станется с остальным». Из сохранившихся черновиков видно, что в «Наказе» говорилось о желательности освободить рабов от личной зависимости, оставив помещикам право на часть их труда, и разрешить крестьянам обретать свободу за выкуп. В опубликованном «Наказе» императрица иначе излагала свое отношение к крестьянскому вопросу: «Надо относиться к крестьянам так, чтобы человеколюбивыми поступками предупредить грядущую беду», т.е. выступления доведенных до отчаяния крепостных.


Третья особенность Уложенной комиссии 1767 — 1768 гг. состояла в наличии наказов депутатам, составленных участниками выборов. В Комиссию было подано около 1,5 тыс. наказов от дворян, от горожан (точнее, от купечества), от черносошных, ясачных, приписных крестьян, от однодворцев, пахотных солдат и т. д. Многие наказы содержали жалобы на мздоимство канцелярских служителей, волокиту в правительственных учреждениях, предлагали вместо назначаемых правительством чиновников заполнять административные должности дворянами, избранными на уездных и провинциальных собраниях. Этот огромный материал практического применения в работе Комиссии не нашел, хотя он в известной мере отражал требования и устремления многих сословий тогдашнего общества.

Манифест о созыве Уложенной комиссии был обнародован 16 декабря 1766 г., а торжественное открытие ее состоялось через полгода, 30 июля 1767 г. Оно сопровождалось молебном в Успенском соборе в присутствии императрицы, после чего депутаты дали присягу «проявить чистосердечное старание в столь великом деле». На другой день в Грановитой палате был избран маршал (председатель) Комиссии.   Им   стал   костромской   депутат   генерал-аншеф А. И. Бибиков. Затем депутатам был прочтен екатерининский «Наказ Комиссии».


Большое собрание провело с 31 июля 1767 г. по 12 января 1769 г. 203 заседания. Оно обсудило целый ряд законодательных проблем (законы о дворянстве с особым выделением проблем остзейского дворянства, законы о купечестве и городском населении, о судоустройстве). Обсуждены были вопросы о положении государственных крестьян и положении всего крестьянства. Помимо Большого собрания в Комиссии работало 15 частных комиссий (государственного права, юстиции, о соотношении воинских и гражданских законов, о городах, о размножении народа, земледелии и домостроительстве, о поселении, рукоделии, искусствах и ремеслах и др.).

В октябре 1768 г. Османская империя начала войну с Россией, 18 декабря маршал Уложенной комиссии А. И. Бибиков объявил о прекращении работы Большого собрания комиссии на том основании, что начавшаяся война требовала присутствия депутатов либо на театре военных действий, либо в учреждениях, обслуживавших военные нужды. Депутаты Большой комиссии распускались, «доколе от нас паки созваны будут», но, закончив войну победным миром и подавив движение под предводительством Е. И. Пугачева, Екатерина так и не возобновила работу Уложенной комиссии. С 1775 до 1796 г. Комиссия существовала как чисто бюрократическая инстанция.

Несмотря на пышное торжественное открытие Уложенной комиссии и огромное внимание к ней различных слоев общества, она не была ни парламентарным, ни каким-либо иным законодательным собранием. Политическая функция Комиссии заключалась в приобщении прежде всего дворянства к проблемам государственного управления. По отношению же к обществу в целом основная цель работы Комиссии состояла, по всей вероятности, в «приуготовлении» «умов людских» для введения «лучших законов». Само по себе устройство такого грандиозного общественного собрания имело весьма существенное значение. Далеко не последнюю роль работа Комиссии и особенно ее Большого собрания сыграла для знакомства Екатерины II и ее правительства с «состоянием умов» в стране.

За Уложенной комиссией в историографии тянулась недобрая репутация. Начало негативной ее оценки положили иностранные наблюдатели: французский посол назвал работу комиссии комедией. «Фарсой» оценил Уложенную комиссию и А. С. Пушкин. Советские историки в оценке Уложенной комиссии, как и всего царствования Екатерины II, руководствовались высказыванием Ф. Энгельса об императрице, которой "настолько удалось ввести в заблуждение общественное мнение, что Вольтер и многие другие воспевали «северную Семирамиду и провозглашали Россию самой прогрессивной страной в мире…». Екатерина представала в образе двуличной женщины, умевшей пускать пыль в глаза французским просветителям и действовавшей вопреки всему тому, о чем им писала. Сама Уложенная комиссия рассматривалась в качестве грандиозного пропагандистского трюка, нацеленного на прославление императрицы.

Действительно, Уложенная комиссия не выполнила главной задачи, ради которой была созвана: Уложение не было составлено. Оно и не могло родиться, поскольку слишком не компетентными (в смысле юридической подготовки) были люди, избранные в комиссию. Налицо была неготовность депутатов к законотворческой деятельности. 

Сторонний взгляд французского посла Сегюра запечатлел внешнее проявление этой особенности русского общества второй половины XVIII столетия: «Собрание депутатов, не оправдало тех надежд, которые оно пробудило, потому что члены его большей частью удалялись от цели, предначертанной правительством. Выбранные от самоедов, дикого племени, подали мнение, замечательное своей простодушной откровенностью: «Мы люди простые, — сказали они, — мы проводим жизнь, пася оленей; мы не нуждаемся в Уложении. Установите только законы для наших русских соседей и наших начальников, чтобы они не могли нас притеснять; тогда мы будем довольны, и больше нам ничего не нужно».

Мнение об абсолютном суверене как единственном источнике любого права уравнивает и далекие северные племена, и образованную элиту, и саму императрицу. Монархия действительно нуждалась в новом адаптированном к быстроменяющимся политическим обстоятельствам своде законов, но созыв Комиссии имел и очевидные демонстративные и пропагандистские цели. Императрица признавалась Вольтеру: «Я должна отдать справедливость народу: это превосходная почва, на которой быстро восходит хорошее зерно, но нам необходимы также аксиомы, бесспорно признанные за истинные».

Тем не менее, надо отметить три позитивных результата деятельности Уложенной комиссии. Одна из задач Уложенной комиссии, обозначенная в Манифесте 16 декабря, состояла в том, «дабы лучше нам узнать нужды и чувствительные недостатки нашего народа». Наказы депутатам, а также прения в Уложенной комиссии дали на этот счет достаточный материал. «Комиссия уложения, — писала Екатерина, — быв в собрании подали мне свет и сведения о всей империи, с кем дело имеем и о ком пещись должно». Действительно, в дальнейшем законодательстве были учтены многие претензии, высказанные дворянством и горожанами в Уложенной комиссии.

Деятельность Уложенной комиссии способствовала распространению в России идей французского Просвещения. Роль распространителя этих идей, хотела того императрица или нет, выпала на долю ее «Наказа»: с 1767 по 1796 г. он издавался не менее семи раз общим тиражом до пяти тысяч экземпляров. Указ требовал, чтобы «Наказ» читали в правительственных учреждениях наравне с «Зерцалом правосудия» петровского времени.

Третий итог деятельности Уложенной комиссии состоял в укреплении положения Екатерины на троне — она остро нуждалась в легитимации своей власти, доставшейся ей в результате дворцового переворота. Не прошло и трех месяцев после ее вступления на престол, как возвращенный из ссылки А. П. Бестужев-Рюмин выступил с инициативой поднесения ей титула «Матери Отечества». Тогда императрица отклонила это предложение, начертав на докладе Сената резолюцию: «Видится мне, что сей проект еще рано предложить, потому что растолкуют в свете за тщеславие, а за ваше усердие благодарствую».

Еще раз вопрос, как величать императрицу, возник в Уложенной комиссии, предложившей присвоить ей пышный титул «Великой Екатерины, Премудрой и Матери Отечества». Екатерина в записке А. И. Бибикову по этому поводу писала: «Я им велела сделать русской империи законы, а они делают апологии моим качествам». В конечном счете, она оставила за собой титул Матери Отечества, отклонив два других, на том основании, что значение ее дел («Великая») определит потомство, а «Премудрая» потому, что премудр один Бог.

Постановление о поднесении императрице титула Матери Отечества, подписанное всеми депутатами Уложенной комиссии, имело огромное политическое значение. Это был своего рода акт коронации императрицы, возведение ее на трон представителями всех сословий страны. Эта акция подняла престиж императрицы как внутри страны, так и за ее пределами.

Подлинная причина отказа Екатерины от возобновления деятельности Уложенной комиссии состояла в том, что составительница «Наказа» убедилась в недостаточном знакомстве с реальными условиями жизни российского общества, не созревшего для восприятия идей просветителей.

Источник: www.rcoit.ru

«Наказ» императрицы Екатерины II. В манифесте при восшествии на престол Екатерина II обещала ввести жизнь в стране в рамки закона, чтобы «каждое государственное место имело свои пределы и законы к соблюдению доброго во всем порядка». Соборное уложение царя Алексея Михайловича явно устарело. Предшественники Екатерины II пытались составить новый свод законов, но по разным причинам с этой задачей не справились.

Императрица хотела подготовить законы, основанные на европейских идеях. С этой целью она начала писать «Наказ» Комиссии по составлению Уложения. Материалом для «Наказа» служили книги Ш. Монтескье и Ч. Беккариа. К весне 1766 г. работа над «Наказом» была завершена.

«Наказ» Екатерины II Уложенной комисии

Медаль в честь принятия Екатериной II титула «мать Отечества»

После знакомства с документом Н. И. Панин отметил, что «это аксиомы, способные разрушить стены». Сама Екатерина II в письме к Вольтеру называла «Наказ» фундаментом законодательного здания империи. Она писала, что древняя Россия жила с чуждыми нравами, которые были «принесены к нам смешением разных народов и завоеваниями чуждых областей». Для доказательства возможности примирения европейских законов с нравами русского народа Екатерина II утверждала, что «Россия есть европейская страна», о чем свидетельствовали реформы Петра I.

Идеальным устройством для России в «Наказе» объявлялась монархия: «Государь есть самодержавный; ибо никакая другая, как только соединенная в его особе, власть не может действовать сходно с пространством столь великого государства. Другая причина та, что лучше повиноваться законам под одним господином, нежели угождать многим». Верховная власть «сотворена для народа». Вольность подданных состоит не в том, «чтоб делать все, что кому угодно», а в праве «все то делать, что законы дозволяют».

Екатерина II писала в «Наказе» о вольности и равенстве всех граждан перед законом, но более половины жителей страны находились в крепостной зависимости. Императрица думала об облегчении положения крестьян и об уничтожении рабства в империи, но освобождение крестьян от власти помещиков ее пугало.

Выборы депутатов. В декабре 1766 г. был издан манифест о созыве в Москве Комиссии «для сочинения проекта нового Уложения». Манифест устанавливал порядок выбора депутатов. Комиссия получила название Уложенной.

Основную массу депутатов представляли выборные от разных сословий. Дворяне избирали по одному депутату от каждого уезда, городские жители (преимущественно торгово-промышленное население) – по одному от каждого города, государственные крестьяне, разные служилые люди и инородцы – по одному от каждой провинции. Чиновники каждого центрального учреждения направляли в Комиссию по одному депутату. Из 700 депутатов около половины были потомственными или личными дворянами, что заранее определяло их преимущества при голосовании.

Депутаты должны были привезти наказы избирателей с изложением их нужд и пожеланий.

Духовенство, за исключением представителя от Синода, было лишено права избрания депутатов. Крепостные и экономические крестьяне не имели права выбирать депутатов.

Работа Уложенной комиссии. В июне 1767 г. Комиссия собралась в Москве. Депутаты заслушали «Наказ» Екатерины II. На специальном заседании они обратились к императрице с просьбой принять титул «мать Отечества».

Комиссия получила более 1,5 тыс. наказов от жителей страны. Представитель ярославского дворянства, известный в будущем историк М. М. Щербатов, требовал ограничить доступ в дворянство лицам из других сословий, закрепить право дворян на военную и государственную службу в качестве привилегии, запретить подвергать их телесным наказаниям, укрепить личные и родовые права на владение имениями. Против ограничений доступа в дворянство резко возражали многие депутаты, для которых вступление в благородное сословие предоставляло возможность приобретать крепостных крестьян.

Депутаты от городов просили об организации городского самоуправления. Купцы добивались разрешения устраивать фабрики и заводы и покупать крестьян.

В наказах депутатам от поволжских народов (башкиры, татары, чуваши и многие другие) содержались просьбы прекратить захваты их земель заводчиками и помещиками. Представители народов Севера заявили, что они «люди простые, не нуждаются в «Уложении», только бы запретили их русским соседям и начальникам притеснять их, больше им ничего не нужно».

Здание Сената в Московском Кремле. Архитектор М. Казаков

Требования государственных крестьян облегчить положение сельского населения не нашли поддержки в Комиссии. Один из дворянских депутатов высказал мнение, что тяжелое положение крестьянства вызвано «леностью и нераспорядительностью» самих крестьян.

Комиссия работала в Москве несколько месяцев, затем переехала в Петербург, где заседала до конца 1768 г.

Комиссии не удалось составить нового свода законов – депутатские наказы отражали интересы непримиримых слоев общества. Как заметил В. О. Ключевский, большинство депутатов «дружно сошлись» только в одном – «в желании иметь крепостных».

Императрица, ознакомившись с наказами депутатов, узнала о настроениях в обществе и проблемах, требующих первоочередного решения. «Комиссия Уложения, быв в собрании, подала мне свет и сведения обо всей империи, с кем дело имеем и о ком пещися (заботиться. – Авт.) должны», – писала Екатерина II.

В 1768 г. в связи с началом русско-турецкой войны Комиссия была распущена.

Аксиома бесспорная истина, не требующая доказательств.

1767 – 1768 гг. – деятельность Уложенной комиссии.

Вопросы

Следующая глава >

Источник: history.wikireading.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock detector