Титулярный советник табель о рангах

История создания чина

Утверждён Та́белью о ра́нгах 24 января 1722 императором Петром I. Соответствовал армейскому чину капитана пехоты до 1884 года, штабс-капитана пехоты с 1884 года, штабс-ротмистра кавалерии, казачьего подъесаула и лейтенанта военного флота России. С 1845 г. давал право на личное дворянство, ранее такое право получали с XIV класса.

Значение и статус чина

Следующий по классу чин коллежского асессора давал право на потомственное дворянство, поэтому-то на пути к нему лежала незримая преграда, преодолеть которую разночинцу-чиновнику было чрезвычайно трудно; дворянство остерегалось чрезмерно пополняться за счёт незнатных. Большинство титулярных советников навсегда оставалось в этом чине, не рассчитывая на большее; их называли «вечными титулярными советниками», а насмешливо — штулярами или титуляшками. Разумеется, подобной преграды не существовало для детей знатных родителей, которые также начинали службу с одной из низших ступеней государственной иерархической лестницы.


этом случае чин титулярного советника мог быть лишь временной ступенькой в будущей карьере. С 1809 года чин автоматически присваивался лицам, имевшим высшее образование, но не окончившим университета и не имеющим учёной степени, или же не сдавшим (не выдержавшим) необходимый квалификационный экзамен для присвоения классного чина VIII класса. В частности, именно этот чин после окончания лицея должен был получить Александр Сергеевич Пушкин, но он был выпущен «по второму разряду» коллежским секретарем и получил данный чин только в 1833 году. До второй половины XVIII века этот чин автоматически присваивался профессорам и докторам наук. Согласно Табели о рангах чин IX класса мог даваться «профессорам при Академии» и «докторам всяких факультетов, которые в службе обретаются». Отнесение российских учёных к столь низкому рангу вызвало критические замечания Михаила Васильевича Ломоносова. Он считал одной из причин недостаточной привлекательности в России учёных званий невозможность получить вместе с ними высшие чины, «между тем как за границей» учёные, «хотя большей частью не принадлежат к дворянству, производятся в статские и тайные советники. И для того дворяне охотнее детей своих отдают в кадетский корпус. А если бы ранги были расположены, то дворяне возымели бы охоту не менее к наукам, как и военному искусству»

Для многих чиновников после 1845 года достижение этого чина выслугой было пределом мечтаний, поскольку он давал личное дворянство им и право получения потомственного почётного гражданства — их потомкам.


силу этого в русской литературе и фольклоре сформировался специфический образ титулярного советника как неудачника, с трудом добившегося хотя бы личного дворянства и как правило очень гордящегося этим. В XIX веке титулярные советники, как правило, занимали должности старших помощников столоначальников в департаментах министерств, старших помощников секретарей, протоколистов, регистраторов и переводчиков в Сенате, вице-консулов и т. д.[1]

Число чиновников на 1847 году с IX по XIV 50 871 человек, к IX—XIV классам принадлежало 49,5 % чиновников. Лишь в провинциальных учреждениях они могли занимать должности, имевшие сколько-нибудь самостоятельный характер. Жалование титулярного советника по «Своду уставов о службе гражданской» 1842 года составляло 75 рублей серебром[2] (262 с половиной рубля ассигнациями).

Обращение «ваше благородие»[3].

Упразднение чина

8 ноября 1917 года на заседании ВЦИК было принято решение об уничтожении сословий и гражданских чинов. Соответствующий декрет (ввиду его важности) был издан от имени ВЦИК и Совета народных комиссаров. 10 ноября его текст был утверждён на заседании ВЦИК, а 11 ноября одобрен СНК и опубликован на следующий день. Основные статьи декрета гласили:


Ст. 1. Все существовавшие доныне в России сословия и сословные деления граждан, сословные привилегии и ограничения, сословные организации и учрежденья, а равно все гражданские чины упраздняются.
Ст. 2. Всякие звания (дворянина, купца, мещанина, крестьянина и пр.) титулы (княжеские, графские и пр.) и наименования гражданских чинов (тайные и прочие советники) уничтожаются и устанавливается одно общее для всего населения России наименование граждан Российской Республики.

Как выглядел титулярный советник

Установленная в конце XVIII — начале XIX в. форменная одежда гражданских чиновников подверглась пересмотру в середине XIX века и в начале XX века. «Описание формы одежды чинам гражданского ведомства и правила о ношении сей формы» (14 страниц типографского текста) подготовлен Собственной Его Величества канцелярией и утвержден Александром II 2 февраля 1856 года. Второй — «Проект Положения об изменении в форме обмундирования гражданских чиновников» (14 рукописных страниц) предложен неустановленным лицом в самом конце XIX века. В связи с готовившейся общей реформой гражданских мундиров 1903—1904 годов не ясно, рассматривался ли он в официальном порядке. Сущность проекта конца XIX века заключалась в замене вицмундиров, мундирных фраков и сюртуков, предназначавшихся «для ежедневного употребления, не в торжественные дни», вторыми полукафтанами («вице-полукафтанами»; фасон, цвет воротников, обшлагов и опушек как у парадного мундира) со звёздочками на воротниках для обозначения рангов должностей. Парадные мундиры не реформировались и оставлялись в прежнем их виде с золотым или серебряным шитьём разного узора. В соответствии с законами 1903—1904 годов парадные мундиры с шитьём сохранялись лишь у тех, кто занимал должности не ниже VI класса[источник не указан 697 дней].


« Для прочих мундирные полукафтаны заменялись сюртуками с клапанами (петлицами) на воротниках, напоминавшими уменьшенные погоны: с просветами и звёздочками.
Чинам 3-го разряда иметь полное шитьё на воротнике, обшлагах, по борту и на полах спереди и сзади в один ряд, и на карманных клапанах…
Примечание:
Обшлага на рукавах полукафтанов вместо круглых разрезные с 2 пуговицами.
Чины третьего разряда, то есть обер-офицеры (от 14-го до 9-го класса включительно) имеют галун на воротнике и обшлагах в один только ряд.
Примечания.

а) Галун на воротнике нашивается от нижнего шва к верху с малым просветом.
б) Состоящие в гражданской службе чины, имеющие придворн.


жение не входят. Чиновники последних двух разрядов носят мундирный полукафтан с галуном, сообразно чинам, брюки суконные по цвету полукафтана, шляпу и шпагу по вновь утвержденным образцам; жилет, галстук и перчатки (замшевые) белые.
В составе форменной одежды гражданских чиновников предусматривался также сюртук.
Были установлены семь комбинаций разных компонентов форменной одежды и случаи, когда каждая форма должна была носиться.
Формы одежды были:
парадная, праздничная, обыкновенная, будничная, особая, дорожная и летняя.
В 1845 г. отдельным изданием было выпущено «Расписание, в какие дни в какой быть форме» объёмом 13 страниц.

Чиновники 9-14 класса на петлицах имели один просвет и звездочки диаметром 11,2 мм, титулярный советник — без звездочек[4].

»

Погоны гражданского образца (около 4 см шириной) чиновники получили в 1867 году в связи с демилитаризацией особых корпусов горных инженеров, инженеров путей сообщения, лесного, межевого и телеграфного ведомств. 2 июня 1869 году по распоряжению императора плечевые погоны отменялись и знаки различия чинов переносились на воротники мундиров, вицмундиров и галунные клапаны сюртуков. Воротниковые клапаны имели вид уменьшенных погон. С 1876 по 1894 годах погоны то отменялись, то вводились. Окончательная форма одежды утвердилась к концу 1904 года.

Титулярный советник в русской художественной литературе и искусстве

Этот чин IX класса современникам известен более других во многом благодаря популярному романсу Даргомыжского на слова Вейнберга, начинающемуся словами: «Он был титулярный советник, она — генеральская дочь».

Он был титулярный советник,
Она — генеральская дочь;
Он робко в любви объяснился,
Она прогнала его прочь.
Пошёл титулярный советник
И пьянствовал с горя всю ночь,
И в винном тумане носилась
Пред ним генеральская дочь.

Характерные фигуры «безродных» титулярных советников в русской литературе — чиновник Башмачкин в «Шинели», Аксентий Иванович Поприщин в «Записках сумасшедшего», Акинф Степанович Пантелеев в «Женитьбе» Гоголя, Макар Девушкин в «Бедных людях» Достоевского, отставной титулярный советник Мармеладов в «Преступлении и наказании».


В чине титулярного советника служит Эраст Фандорин в «Турецком Гамбите» Бориса Акунина. Для него этот чин лишь веха в успешной карьере.

Сосланный в Вятку, молодой А. И. Герцен стал чиновником; университетский диплом обеспечил ему чин титулярного советника. В своём автобиографическом романе «Былое и думы» он описывает, как «подслеповатый старик», отставной чиновник, узнав об этом, был глубоко уязвлён — он в том же чине, хотя начал служить ещё до рождения Герцена: «И служи после этого до седых волос». Другое дело — Фёдор Павлович — отец трёх братьев Карамазовых, доживающий свой век отставным титулярным советником. Он — потомственный дворянин, живёт в достатке, и чиновная карьера ему ни к чему.

Менее всего озабочен карьерой самый, пожалуй, обаятельный титулярный советник в русской литературе — муж чеховской Попрыгуньи доктор Дымов, служивший сразу в двух больницах, неутомимый и самоотверженный труженик, высокий образец русского интеллигента.

Любопытное о титулярном советнике

В «Шинели» Гоголя про главного героя Акакия Акакиевича Башмачкина говорится: «Если бы соразмерно его рвению давали ему награды, он, к изумлению своему, может быть, даже попал бы в статские советники; но выслужил он, как выражались остряки, его товарищи, пряжку в петлицу да нажил геморрой в поясницу».


ряжка в петлице» — жаргонное обозначение знака отличия титулярного советника. С 1826 г. была принята (в общем-то нелогичная) система обозначения чинов на петлицах и погонах: в каждом разряде чинов младшие обозначались звёздочками, а самый старший звёзд не носил. Младшие гражданские чиновники носили на одном просвете петлицы звёздочки и эмблему ведомства, а титулярный советник, самый старший из них, только эмблему. Поэтому петлицы титулярного советника напоминали пояс с пряжкой (иначе на иллюстрации), что и нашло отражение в повести.

Литература

  • Д. В. Ливенцев.Краткий словарь чинов и званий государственной службы Московского государства и Российской Империи в XV — начале XX вв.
  • Шепелев Л. Е. Титулы, мундиры, ордена в Российской Империи — М.: Наука, 1991
  • Федосюк Ю. А. Что непонятно у классиков, или Энциклопедия русского быта XIX века. — Изд. 4-е. — М.: Флинта, Наука, 2003. — Гл. 6
  • Шепелев Л. Е. Чиновный мир России: XVIII — начало XX вв.. — СПб.: Искусство—СПб., 1999. — 479 с. — ISBN 5-210-01518-1
  • Волков С. В. Система офицерских чинов в русской армии // Волков С. В. Русский офицерский корпус. М.: Военное издательство, 1993. С. 38-49.

Источник: wiki.sc

Чем же не устраивал генеральскую дочь титулярный советник? Ведь имел он чин не маленький, в армии ему соответствовали в то время капитан и ротмистр, в гвардии — поручик. Казалось бы, вполне приемлемая партия даже для генеральской дочери, её папаша тоже не сразу получил лампасы, а когда-то прошел и через чин капитана. Но не все так просто.


В российском дворянском обществе все отношения строились на основе введенной еще Петром I «Табели о рангах». А эта «Табель» ставила капитана и титулярного советника, имеющих одинаковый чин IX класса, на разные ступеньки в общественной иерархии. Оговоримся, что все это касается только людей, которые с детства не являлись потомственными дворянами. Дело в том, что со времен Петра I офицер с получением первого чина автоматически становился потомственным дворянином. А гражданский чиновник, если не имел дворянства с рождения, тоже получал его, но только личное. Дворянином считался он сам и его супруга, но их дети дворянами не являлись и получали странноватый статус «обер-офицерских детей», а с середины XIX века — почетных граждан.

Естественно, что любой генерал решительно воспротивится выходу его дочери замуж за личного дворянина, не имеющего перспектив, ведь его внуки уже не будут дворянами, а станут почетными гражданами наравне с купцами. Кто же на подобный мезальянс согласится?

В.Е. Маковский. Портрет композитора А.С. Даргомыжского Знаменитый романс оказался написан на злобу дня.


моменту его создания отношения в среде чиновников еще более обострились. Роковым для российского чиновничества стал 1845 год, когда произошло резкое повышение требований к получению дворянства в соответствии с присвоенным чином. До этого года следующий за титулярным советником чин коллежского асессора давал право на потомственное дворянство. Помните в грибоедовском «Горе от ума» Фамусов говорит про Молчалина: «Безродного пригрел и ввёл в моё семейство, дал чин асессора и взял в секретари». Только благодаря этому чину Молчалин и мог претендовать на руку Софьи.

Но вернемся к «титулярникам», у которых до 1845 года была хоть какая-то перспектива. А с этого года именно титулярный советник стал первым чином, обладатель которого получал личное дворянство, и дослужится до чина IV класса (действительного статского советника), дающего потомственное дворянство, обычному чиновнику стало практически не реально.

В это время произошло еще одно важное для чиновников событие — изменились условия получения дворянства в связи с награждением орденом. Раньше получение чиновником любого российского ордена давало ему права потомственного дворянина. Вспомните картину Федотова «Утро чиновника, получившего первый крестик». Теперь же это право давали только ордена святого Георгия, святого Владимира и высшие степени остальных орденов, получить которые чиновник не мог. Так что и этот вариант получения дворянства отпал.

Именно с подобной ситуацией и столкнулся автор стихотворения, послужившего основой романса, Петр Исаевич Вейнберг. Он родился в 1831 году в Николаеве в семье нотариуса. После окончания Харьковского университета служил в Тамбове чиновником для особых поручений при губернаторе. Получил чин титулярного советника, став личным дворянином, но перспектив дослужиться до потомственного дворянства не имел. Бывая в доме губернатора, Вейнберг познакомился с его дочерью, возникла влюбленность, переросшая в глубокое, но безответное чувство. Все произошло так, как позднее отразилось в стихотворных строчках: «Он робко в любви объяснился, она прогнала его прочь».

П.И. Вейнберг в старости. К этому времени он стал известным литератором и академиком Через небольшое время после неудачного сватовства Петр Исаевич перевелся на службу в столицу, где быстро вошел в литературную среду, стал вести в «Библиотеке для чтения» раздел «Литературная летопись». Тогда он и познакомился с Даргомыжским, которому показал свои стихи и переводы. В результате родился знаменитый романс, очень быстро ставший чрезвычайно популярным.

Для полноты картины вернемся к «обер-офицерским детям». Этот термин не означал, что их отцы на самом деле были офицерами. Просто «Табель о рангах» была разделена на три условных части. Чины с XIV по IX класс относились о обер-офицерским, вне зависимости, были они военными, статскими или придворными. Чины с VIII по V класс относились к штаб-офицерским, а с IV по I — к генеральским. Поэтому дети чиновников с XIV по IX класс и назывались обер-офицерскими детьми.

Не являясь дворянами, обер-офицерские дети имели относительно высокий социальный статус, их принимали в дворянской среде, им предоставляли льготы при поступлении на службу и в учебные заведения. В армии у них была перспектива быстро выслужиться в офицеры. Определенные преимущества перед выходцами из мещан или купцов на начальном этапе карьеры у них были, но не более того. Кстати, девушка с таким социальным статусом вполне могла выйти замуж не только за потомственного, но и за титулованного дворянина, так как в этом случае приобретала все социальные права, предоставленные её мужу. А вот у юноши породниться с потомственными дворянами шанса было еще меньше, чем у личного дворянина. Фактически же, у него такого шанса не было вообще. Но таковы уж были реалии российской жизни.

А нам остается только посочувствовать титулярным советникам той далекой поры, судьба которых зависела от пресловутого чина, и вспомнить стихи знаменитого романса.

Он был титулярный советник,
Она — генеральская дочь.
Он робко в любви объяснился,
Она прогнала его прочь.

Ушел титулярный советник
И пьянствовал с горя всю ночь —
И в винном тумане носилась
Пред ним генеральская дочь…

Источник: ShkolaZhizni.ru

История создания чина

Утвержден Та́белью о ра́нгах 24 января (4 февраля) 1722 императором Петром I, просуществовал с многочисленными изменениями вплоть до отмены по декрету ВЦИК совнаркома от 11 ноября 1917 года. Соответствующий армейскому чину Капитана пехоты до 1884 года, штабс-капитана пехоты с 1884 года, штабс-ротмистра кавалерии, казачьего подъесаула и лейтенанту военного флота России. С 1845 г. давал личное дворянство, ранее его получали с XIV класса.

Значение и статус чина

Дело в том, что следующий по классу чин коллежского асессора давал право на потомственное дворянство, поэтому-то на пути к нему лежала незримая преграда, преодолеть которую разночинцу-чиновнику было чрезвычайно трудно; дворянство остерегалось чрезмерно пополняться за счет незнатных. Большинство титулярных советников навсегда оставалось в этом чине, не рассчитывая на большее; их называли «вечными титулярными советниками», а насмешливо — штулярами или титуляшками. Разумеется, подобной преграды не существовало для детей знатных родителей, которые также начинали службу с одной из низших ступеней государственной иерархической лестницы. В этом случае чин титулярного советника мог быть лишь временной ступенькой в будущей карьере. С 1809 года чин автоматически присваивался лицам, имевшим высшее образование, но не окончившим университета и не имеющим ученой степени, или же не сдавшим (не выдержавшим) необходимый квалификационный экзамен для присвоения классного чина VIII класса. В частности, именно этот чин после окончания лицея должен был получить Александр Сергеевич Пушкин, но он был выпущен «по второму разряду» коллежским секретарем и получил данный чин только в 1831 году, вскоре после восстановления на службе (уволен до того он был без пожалования следующим чином). До второй половины XVIII века этот чин автоматически присваивался профессорам и докторам наук. Согласно Табели о рангах чин IX класса мог даваться «профессорам при Академии» и «докторам всяких факультетов, которые в службе обретаются». Отнесение российских учёных к столь низкому рангу вызвало критические замечания Михаила Васильевича Ломоносова. Он считал одной из причин недостаточной привлекательности в России учёных званий невозможность получить вместе с ними высшие чины, «между тем как за границей» учёные, «хотя большей частью не принадлежат к дворянству, производятся в статские и тайные советники. И для того дворяне охотнее детей своих отдают в кадетский корпус. А если бы ранги были расположены, то дворяне возымели бы охоту не менее к наукам, как и военному искусству»

Для многих чиновников после 1845 года достижение этого чина выслугой было пределом мечтаний, поскольку он давал личное дворянство им и право получения потомственного почётного гражданства — их потомкам. В силу этого в русской литературе и фольклоре сформировался специфический образ титулярного советника как неудачника, с трудом добившегося хотя бы личного дворянства и как правило очень гордящегося этим. В XIX веке титулярные советники, как правило, занимали должности старших помощников столоначальников в департаментах министерств, старших помощников секретарей, протоколистов, регистраторов и переводчиков в Сенате, вице-консулов и т. д.[1]

Число чиновников на 1847 году с IX по XIV 50 871 человек, к IX—XIV классам принадлежало 49,5 % чиновников. Лишь в провинциальных учреждениях они могли занимать должности, имевшие сколько-нибудь самостоятельный характер. Жалование титулярного советника по «Своду уставов о службе гражданской» 1842 года составляло 75 рублей серебром[2] (262 с половиной рубля ассигнациями).

Обращение «ваше благородие»[3].

Упразднение чина

8 ноября 1917 года на заседании ВЦИК было принято решение об уничтожении сословий и гражданских чинов. Соответствующий указ (ввиду его важности) был издан от имени ВЦИК и Совета Народных Комиссаров. Уже 10 ноября его текст был утвержден на заседании ВЦИК, а 11 ноября одобрен СНК и опубликован. Основные статьи декрета гласили:

Ст.1 Все существовавшие доныне в России сословия и сословные деления граждан, сословные привилегии и ограничения, сословные организации и учрежденья, а равно все гражданские чины упраздняются.
Ст. 2 Всякие звания (дворянина, купца, мещанина, крестьянина и пр.) титулы (княжеские, графские и пр.) и наименования гражданских чинов (тайные и прочие советники) уничтожаются и устанавливается одно общее для всего населения России наименование граждан Российской Республики

Как выглядел титулярный советник

Установленная в конце XVIII — начале XIX в. форменная одежда гражданских чиновников подверглась пересмотру в середине XIX века и в начале XX века. «Описание формы одежды чинам гражданского ведомства и правила о ношении сей формы» (14 страниц типографского текста) подготовлен Собственной Его Величества канцелярией и утвержден Александром II 2 февраля 1856 года. Второй — «Проект Положения об изменении в форме обмундирования гражданских чиновников» (14 рукописных страниц) предложен неустановленным лицом в самом конце XIX века. В связи с готовившейся общей реформой гражданских мундиров 1903—1904 годов не ясно, рассматривался ли он в официальном порядке. Сущность проекта конца XIX века заключалась в замене вицмундиров, мундирных фраков и сюртуков, предназначавшихся «для ежедневного употребления, не в торжественные дни», вторыми полукафтанами («вице-полукафтанами»; фасон, цвет воротников, обшлагов и опушек как у парадного мундира) со звёздочками на воротниках для обозначения рангов должностей. Парадные мундиры не реформировались и оставлялись в прежнем их виде с золотым или серебряным шитьём разного узора. В соответствии с законами 1903—1904 годов парадные мундиры с шитьём сохранялись лишь у тех, кто занимал должности не ниже VI класса.

Титулярный советник табель о рангах Для прочих мундирные полукафтаны заменялись сюртуками с клапанами (петлицами) на воротниках, напоминавшими уменьшенные погоны: с просветами и звёздочками.
Чинам 3-го разряда иметь полное шитьё на воротнике, обшлагах, по борту и на полах спереди и сзади в один ряд, и на карманных клапанах…
Примечание:
Обшлага на рукавах полукафтанов вместо круглых разрезные с 2 пуговицами.
Чины третьего разряда, то есть обер-офицеры (от 14-го до 9-го класса включительно) имеют галун на воротнике и обшлагах в один только ряд.
Примечания.

а) Галун на воротнике нашивается от нижнего шва к верху с малым просветом.
б) Состоящие в гражданской службе чины, имеющие придворное звание, на выходах и вообще в собраниях обязаны быть непременно в придворных полукафтанах по установленной для них форме.
в) Классные и медицинские чины горного ведомства, а равно ведомства путей сообщения и публичных зданий, полицейские чиновники и другие, имеющие полукафтаны военного покроя, сохраняя оные, носят на воротнике и обшлагах вместо шитья и петлиц галуны, сообразно чинам их.
г) Чиновники придворного конюшенного ведомства, имеющие полукафтаны военного покроя, в сие положение не входят. Чиновники последних двух разрядов носят мундирный полукафтан с галуном, сообразно чинам, брюки суконные по цвету полукафтана, шляпу и шпагу по вновь утвержденным образцам; жилет, галстук и перчатки (замшевые) белые.
В составе форменной одежды гражданских чиновников предусматривался также сюртук.
Были установлены семь комбинаций разных компонентов форменной одежды и случаи, когда каждая форма должна была носиться.
Формы одежды были:
парадная, праздничная, обыкновенная, будничная, особая, дорожная и летняя.
В 1845 г. отдельным изданием было выпущено «Расписание, в какие дни в какой быть форме» объёмом 13 страниц.
Чиновники 9-14 класса на петлицах имели один просвет и звездочки диаметром 11,2 мм, титулярный советник — без звездочек[4].

Титулярный советник табель о рангах

Погоны гражданского образца (около 4 см шириной) чиновники получили в 1867 году в связи с демилитаризацией особых корпусов горных инженеров, инженеров путей сообщения, лесного, межевого и телеграфного ведомств. 2 июня 1869 году по распоряжению императора плечевые погоны отменялись и знаки различия чинов переносились на воротники мундиров, вицмундиров и галунные клапаны сюртуков. Воротниковые клапаны имели вид уменьшенных погон. С 1876 по 1894 годах погоны то отменялись, то вводились. Окончательная форма одежды утвердилась концу 1904 года.

Титулярный советник в русской художественной литературе и искусстве

Этот чин IX класса современникам известен более других во многом благодаря популярному романсу Даргомыжского на слова Вейнберга, начинающемуся словами: «Он был титулярный советник, она — генеральская дочь».

Он был титулярный советник,
Она — генеральская дочь;
Он робко в любви объяснился,
Она прогнала его прочь.
Пошёл титулярный советник
И пьянствовал с горя всю ночь,
И в винном тумане носилась
Пред ним генеральская дочь.

Характерные фигуры «безродных» титулярных советников в русской литературе — чиновник Башмачкин в «Шинели», Аксентий Иванович Поприщин в «Записках сумасшедшего», Акинф Степанович Пантелеев в «Женитьбе» Гоголя, Макар Девушкин в «Бедных людях» Достоевского, отставной титулярный советник Мармеладов в «Преступлении и наказании».

В чине титулярного советника служит Эраст Фандорин в «Турецком Гамбите» Бориса Акунина. Для него этот чин лишь веха в успешной карьере.

Сосланный в Вятку, молодой Герцен стал чиновником; университетский диплом обеспечил ему чин титулярного советника. В своём автобиографическом романе «Былое и думы» он описывает, как «подслеповатый старик», отставной чиновник, узнав об этом, был глубоко уязвлён — он в том же чине, хотя начал служить ещё до рождения Герцена: «И служи после этого до седых волос». Другое дело — Фёдор Павлович — отец трех братьев Карамазовых, доживающий свой век отставным титулярным советником. Он — потомственный дворянин, живёт в достатке, и чиновная карьера ему ни к чему.

Менее всего озабочен карьерой самый, пожалуй, обаятельный титулярный советник в русской литературе — муж чеховской Попрыгуньи доктор Дымов, служивший сразу в двух больницах, неутомимый и самоотверженный труженик, высокий образец русского интеллигента.

Любопытное о титулярном советнике

В «Шинели» Гоголя про главного героя Акакия Акакиевича Башмачкина говорится: «Если бы соразмерно его рвению давали ему награды, он, к изумлению своему, может быть, даже попал бы в статские советники; но выслужил он, как выражались остряки, его товарищи, пряжку в петлицу да нажил геморрой в поясницу». «Пряжка в петлице» — жаргонное обозначение знака отличия титулярного советника. С 1826 г. была принята (в общем-то нелогичная) система обозначения чинов на петлицах и погонах: в каждом разряде чинов младшие обозначались звездочками, а самый старший звезд не носил. Младшие гражданские чиновники носили на одном просвете петлицы звездочки и эмблему ведомства, а титулярный советник, самый старший из них, только эмблему. Поэтому петлицы титулярного советника напоминали пояс с пряжкой (иначе на иллюстрации), что и нашло отражение в повести.

Литература

  • Д. В. Ливенцев.Краткий словарь чинов и званий государственной службы Московского государства и Российской Империи в XV-начале ХХвв.
  • Шепелев Л. Е. Титулы, мундиры, ордена в Российской Империи — М.: Наука, 1991
  • Федосюк Ю. А. Что непонятно у классиков, или Энциклопедия русского быта XIX века. — Изд. 4-е. — М.: Флинта, Наука, 2003. — Гл. 6
  • Шепелев Л. Е. Чиновный мир России: XVIII — начало XX вв.. — СПб.: Искусство—СПб., 1999. — 479 с. — ISBN 5-210-01518-1
  • Волков С. В. [www.kulichki.com/gusary/istoriya/stati/volkov/ Система офицерских чинов в русской армии] // Волков С. В. Русский офицерский корпус. М.: Военное издательство, 1993. С. 38-49.

ссылки

  • [civil.consultant.ru/code/ Свод Законов Российской ИмперииКонсультант Плюс: Классика Российского права]
  • [militera.lib.ru/research/shepelev1/index.html Титулы, мундиры, ордена в Российской империи]
  • [www.praviteli.org Правители России и Советского Союза]
  • [encspb.ru Энциклопедия Санкт-Петербурга]
  • www.genrogge.ru/isj/isj-091-2.htm
  • www.bibliotekar.ru/CentrTitul/15.htm
  • community.livejournal.com/interesniy_spb/215958.html
  • www.krotov.info/lib_sec/21_f/fed/osyuk_02.htm

См. также

  • Табель о рангах

Ссылки

  • [opoccuu.com/ranks.htm Воинские и гражданские чины и звания в Российской империи, СССР и РФ и знаки их различия]
Младший чин
Коллежский секретарь
Табель о рангах
Титулярный советник
Старший чин
Коллежский асессор

Отрывок, характеризующий Титулярный советник

В то время как он отъезжал от батареи, налево тоже послышались выстрелы в лесу, и так как было слишком далеко до левого фланга, чтобы успеть самому приехать во время, князь Багратион послал туда Жеркова сказать старшему генералу, тому самому, который представлял полк Кутузову в Браунау, чтобы он отступил сколь можно поспешнее за овраг, потому что правый фланг, вероятно, не в силах будет долго удерживать неприятеля. Про Тушина же и баталион, прикрывавший его, было забыто. Князь Андрей тщательно прислушивался к разговорам князя Багратиона с начальниками и к отдаваемым им приказаниям и к удивлению замечал, что приказаний никаких отдаваемо не было, а что князь Багратион только старался делать вид, что всё, что делалось по необходимости, случайности и воле частных начальников, что всё это делалось хоть не по его приказанию, но согласно с его намерениями. Благодаря такту, который выказывал князь Багратион, князь Андрей замечал, что, несмотря на эту случайность событий и независимость их от воли начальника, присутствие его сделало чрезвычайно много. Начальники, с расстроенными лицами подъезжавшие к князю Багратиону, становились спокойны, солдаты и офицеры весело приветствовали его и становились оживленнее в его присутствии и, видимо, щеголяли перед ним своею храбростию.

Князь Багратион, выехав на самый высокий пункт нашего правого фланга, стал спускаться книзу, где слышалась перекатная стрельба и ничего не видно было от порохового дыма. Чем ближе они спускались к лощине, тем менее им становилось видно, но тем чувствительнее становилась близость самого настоящего поля сражения. Им стали встречаться раненые. Одного с окровавленной головой, без шапки, тащили двое солдат под руки. Он хрипел и плевал. Пуля попала, видно, в рот или в горло. Другой, встретившийся им, бодро шел один, без ружья, громко охая и махая от свежей боли рукою, из которой кровь лилась, как из стклянки, на его шинель. Лицо его казалось больше испуганным, чем страдающим. Он минуту тому назад был ранен. Переехав дорогу, они стали круто спускаться и на спуске увидали несколько человек, которые лежали; им встретилась толпа солдат, в числе которых были и не раненые. Солдаты шли в гору, тяжело дыша, и, несмотря на вид генерала, громко разговаривали и махали руками. Впереди, в дыму, уже были видны ряды серых шинелей, и офицер, увидав Багратиона, с криком побежал за солдатами, шедшими толпой, требуя, чтоб они воротились. Багратион подъехал к рядам, по которым то там, то здесь быстро щелкали выстрелы, заглушая говор и командные крики. Весь воздух пропитан был пороховым дымом. Лица солдат все были закопчены порохом и оживлены. Иные забивали шомполами, другие посыпали на полки, доставали заряды из сумок, третьи стреляли. Но в кого они стреляли, этого не было видно от порохового дыма, не уносимого ветром. Довольно часто слышались приятные звуки жужжанья и свистения. «Что это такое? – думал князь Андрей, подъезжая к этой толпе солдат. – Это не может быть атака, потому что они не двигаются; не может быть карре: они не так стоят».
Худощавый, слабый на вид старичок, полковой командир, с приятною улыбкой, с веками, которые больше чем наполовину закрывали его старческие глаза, придавая ему кроткий вид, подъехал к князю Багратиону и принял его, как хозяин дорогого гостя. Он доложил князю Багратиону, что против его полка была конная атака французов, но что, хотя атака эта отбита, полк потерял больше половины людей. Полковой командир сказал, что атака была отбита, придумав это военное название тому, что происходило в его полку; но он действительно сам не знал, что происходило в эти полчаса во вверенных ему войсках, и не мог с достоверностью сказать, была ли отбита атака или полк его был разбит атакой. В начале действий он знал только то, что по всему его полку стали летать ядра и гранаты и бить людей, что потом кто то закричал: «конница», и наши стали стрелять. И стреляли до сих пор уже не в конницу, которая скрылась, а в пеших французов, которые показались в лощине и стреляли по нашим. Князь Багратион наклонил голову в знак того, что всё это было совершенно так, как он желал и предполагал. Обратившись к адъютанту, он приказал ему привести с горы два баталиона 6 го егерского, мимо которых они сейчас проехали. Князя Андрея поразила в эту минуту перемена, происшедшая в лице князя Багратиона. Лицо его выражало ту сосредоточенную и счастливую решимость, которая бывает у человека, готового в жаркий день броситься в воду и берущего последний разбег. Не было ни невыспавшихся тусклых глаз, ни притворно глубокомысленного вида: круглые, твердые, ястребиные глаза восторженно и несколько презрительно смотрели вперед, очевидно, ни на чем не останавливаясь, хотя в его движениях оставалась прежняя медленность и размеренность.
Полковой командир обратился к князю Багратиону, упрашивая его отъехать назад, так как здесь было слишком опасно. «Помилуйте, ваше сиятельство, ради Бога!» говорил он, за подтверждением взглядывая на свитского офицера, который отвертывался от него. «Вот, изволите видеть!» Он давал заметить пули, которые беспрестанно визжали, пели и свистали около них. Он говорил таким тоном просьбы и упрека, с каким плотник говорит взявшемуся за топор барину: «наше дело привычное, а вы ручки намозолите». Он говорил так, как будто его самого не могли убить эти пули, и его полузакрытые глаза придавали его словам еще более убедительное выражение. Штаб офицер присоединился к увещаниям полкового командира; но князь Багратион не отвечал им и только приказал перестать стрелять и построиться так, чтобы дать место подходившим двум баталионам. В то время как он говорил, будто невидимою рукой потянулся справа налево, от поднявшегося ветра, полог дыма, скрывавший лощину, и противоположная гора с двигающимися по ней французами открылась перед ними. Все глаза были невольно устремлены на эту французскую колонну, подвигавшуюся к нам и извивавшуюся по уступам местности. Уже видны были мохнатые шапки солдат; уже можно было отличить офицеров от рядовых; видно было, как трепалось о древко их знамя.
– Славно идут, – сказал кто то в свите Багратиона.
Голова колонны спустилась уже в лощину. Столкновение должно было произойти на этой стороне спуска…
Остатки нашего полка, бывшего в деле, поспешно строясь, отходили вправо; из за них, разгоняя отставших, подходили стройно два баталиона 6 го егерского. Они еще не поровнялись с Багратионом, а уже слышен был тяжелый, грузный шаг, отбиваемый в ногу всею массой людей. С левого фланга шел ближе всех к Багратиону ротный командир, круглолицый, статный мужчина с глупым, счастливым выражением лица, тот самый, который выбежал из балагана. Он, видимо, ни о чем не думал в эту минуту, кроме того, что он молодцом пройдет мимо начальства.
С фрунтовым самодовольством он шел легко на мускулистых ногах, точно он плыл, без малейшего усилия вытягиваясь и отличаясь этою легкостью от тяжелого шага солдат, шедших по его шагу. Он нес у ноги вынутую тоненькую, узенькую шпагу (гнутую шпажку, не похожую на оружие) и, оглядываясь то на начальство, то назад, не теряя шагу, гибко поворачивался всем своим сильным станом. Казалось, все силы души его были направлены на то,чтобы наилучшим образом пройти мимо начальства, и, чувствуя, что он исполняет это дело хорошо, он был счастлив. «Левой… левой… левой…», казалось, внутренно приговаривал он через каждый шаг, и по этому такту с разно образно строгими лицами двигалась стена солдатских фигур, отягченных ранцами и ружьями, как будто каждый из этих сотен солдат мысленно через шаг приговаривал: «левой… левой… левой…». Толстый майор, пыхтя и разрознивая шаг, обходил куст по дороге; отставший солдат, запыхавшись, с испуганным лицом за свою неисправность, рысью догонял роту; ядро, нажимая воздух, пролетело над головой князя Багратиона и свиты и в такт: «левой – левой!» ударилось в колонну. «Сомкнись!» послышался щеголяющий голос ротного командира. Солдаты дугой обходили что то в том месте, куда упало ядро; старый кавалер, фланговый унтер офицер, отстав около убитых, догнал свой ряд, подпрыгнув, переменил ногу, попал в шаг и сердито оглянулся. «Левой… левой… левой…», казалось, слышалось из за угрожающего молчания и однообразного звука единовременно ударяющих о землю ног.
– Молодцами, ребята! – сказал князь Багратион.
«Ради… ого го го го го!…» раздалось по рядам. Угрюмый солдат, шедший слева, крича, оглянулся глазами на Багратиона с таким выражением, как будто говорил: «сами знаем»; другой, не оглядываясь и как будто боясь развлечься, разинув рот, кричал и проходил.
Велено было остановиться и снять ранцы.
Багратион объехал прошедшие мимо его ряды и слез с лошади. Он отдал казаку поводья, снял и отдал бурку, расправил ноги и поправил на голове картуз. Голова французской колонны, с офицерами впереди, показалась из под горы.
«С Богом!» проговорил Багратион твердым, слышным голосом, на мгновение обернулся к фронту и, слегка размахивая руками, неловким шагом кавалериста, как бы трудясь, пошел вперед по неровному полю. Князь Андрей чувствовал, что какая то непреодолимая сила влечет его вперед, и испытывал большое счастие. [Тут произошла та атака, про которую Тьер говорит: «Les russes se conduisirent vaillamment, et chose rare a la guerre, on vit deux masses d’infanterie Mariecher resolument l’une contre l’autre sans qu’aucune des deux ceda avant d’etre abordee»; а Наполеон на острове Св. Елены сказал: «Quelques bataillons russes montrerent de l’intrepidite„. [Русские вели себя доблестно, и вещь – редкая на войне, две массы пехоты шли решительно одна против другой, и ни одна из двух не уступила до самого столкновения“. Слова Наполеона: [Несколько русских батальонов проявили бесстрашие.]
Уже близко становились французы; уже князь Андрей, шедший рядом с Багратионом, ясно различал перевязи, красные эполеты, даже лица французов. (Он ясно видел одного старого французского офицера, который вывернутыми ногами в штиблетах с трудом шел в гору.) Князь Багратион не давал нового приказания и всё так же молча шел перед рядами. Вдруг между французами треснул один выстрел, другой, третий… и по всем расстроившимся неприятельским рядам разнесся дым и затрещала пальба. Несколько человек наших упало, в том числе и круглолицый офицер, шедший так весело и старательно. Но в то же мгновение как раздался первый выстрел, Багратион оглянулся и закричал: «Ура!»
«Ура а а а!» протяжным криком разнеслось по нашей линии и, обгоняя князя Багратиона и друг друга, нестройною, но веселою и оживленною толпой побежали наши под гору за расстроенными французами.

Атака 6 го егерского обеспечила отступление правого фланга. В центре действие забытой батареи Тушина, успевшего зажечь Шенграбен, останавливало движение французов. Французы тушили пожар, разносимый ветром, и давали время отступать. Отступление центра через овраг совершалось поспешно и шумно; однако войска, отступая, не путались командами. Но левый фланг, который единовременно был атакован и обходим превосходными силами французов под начальством Ланна и который состоял из Азовского и Подольского пехотных и Павлоградского гусарского полков, был расстроен. Багратион послал Жеркова к генералу левого фланга с приказанием немедленно отступать.
Жерков бойко, не отнимая руки от фуражки, тронул лошадь и поскакал. Но едва только он отъехал от Багратиона, как силы изменили ему. На него нашел непреодолимый страх, и он не мог ехать туда, где было опасно.
Подъехав к войскам левого фланга, он поехал не вперед, где была стрельба, а стал отыскивать генерала и начальников там, где их не могло быть, и потому не передал приказания.
Командование левым флангом принадлежало по старшинству полковому командиру того самого полка, который представлялся под Браунау Кутузову и в котором служил солдатом Долохов. Командование же крайнего левого фланга было предназначено командиру Павлоградского полка, где служил Ростов, вследствие чего произошло недоразумение. Оба начальника были сильно раздражены друг против друга, и в то самое время как на правом фланге давно уже шло дело и французы уже начали наступление, оба начальника были заняты переговорами, которые имели целью оскорбить друг друга. Полки же, как кавалерийский, так и пехотный, были весьма мало приготовлены к предстоящему делу. Люди полков, от солдата до генерала, не ждали сражения и спокойно занимались мирными делами: кормлением лошадей в коннице, собиранием дров – в пехоте.
– Есть он, однако, старше моего в чином, – говорил немец, гусарский полковник, краснея и обращаясь к подъехавшему адъютанту, – то оставляяй его делать, как он хочет. Я своих гусар не могу жертвовать. Трубач! Играй отступление!
Но дело становилось к спеху. Канонада и стрельба, сливаясь, гремели справа и в центре, и французские капоты стрелков Ланна проходили уже плотину мельницы и выстраивались на этой стороне в двух ружейных выстрелах. Пехотный полковник вздрагивающею походкой подошел к лошади и, взлезши на нее и сделавшись очень прямым и высоким, поехал к павлоградскому командиру. Полковые командиры съехались с учтивыми поклонами и со скрываемою злобой в сердце.
– Опять таки, полковник, – говорил генерал, – не могу я, однако, оставить половину людей в лесу. Я вас прошу , я вас прошу , – повторил он, – занять позицию и приготовиться к атаке.

Источник: wiki-org.ru

См. также[править]

  • Табель о рангах
  • Зауряд-лекарь

Источник: traditio.wiki


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.