Страны новой индустриализации

Возникновение новых индустриальных стран (НИС) в зарубежной Азии – настолько важное и неординарное явление современности, что анализу его посвящена обширная отечественная и зарубежная литература. До недавнего времени к числу таких стран и территорий относили четырех азиатских «тигров» – Республику Корея, Сингапур, Гонконг[36] и Тайвань. Теперь их нередко называют НИС «первой волны». А к странам «второй волны» относят Малайзию, Таиланд, Филиппины и приближающуюся к ним Индонезию.

Еще в середине XX в. роль этих стран в мировой политике и экономике была, можно сказать, третьестепенной. Но затем они стали все более активно и последовательно осуществлять политику «догоняющего развития». При этом своего рода образцом, эталоном для них послужил опыт Японии, или, иными словами, японская модель развития. Не случайно говорят, что НИС Азии полетели за Японией «журавлиным клином» или «стаей летящих гусей». А академик Н. Н. Моисеев образно назвал Японию «спусковым крючком» ускоренного развития, причем не только для этих стран, но и для всего Азиатско-Тихоокеанского региона. Иногда, правда, различают северную (страны «первой волны») и южную (страны «второй волны») модели. Но общего между ними больше, чем различий. И в том и в другом случае они привели – как и в Японии – к настоящему «экономическому чуду». В результате Республика Корея и Сингапур уже обрели официальный статус экономически развитых государств, причем Республика Корея вошла в избранный клуб стран – членов Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР).

Таблица 31

ОБЩИЙ ОБЪЕМ ВВП В НИС ЗАРУБЕЖНОЙ АЗИИ В 2007 г.

Географическая картина мира Пособие для вузов Кн. II: Региональная характеристика мира

Действительно, за последние три-четыре десятилетия азиатские «тигры» совершили настоящий прыжок от отсталости к гораздо более высокому уровню развития. Он нашел наиболее яркое выражение в достижении едва ли не самых высоких в мире темпов прироста ВВП, которые составили в 1960—1980-х гг. 6—13 % в год, в первой половине 1990-х гг. – 6–9 % и только во второй половине 1990-х гг. заметно снизились.

Благодаря таким высоким темпам во всех этих странах возросли показатели общего объема ВВП (табл. 31).

В дополнение к данным таблицы 31 можно отметить, что по общему объему ВВП Республика Корея опережает Иран, Индонезия – Австралию, о. Тайвань – Турцию, Нидерланды, Польшу, Саудовскую Аравию, Аргентину, Таиланд – ЮАР, Пакистан, Египет, Бельгию, Малайзия – Венесуэлу, Швецию, Грецию, Украину, Колумбию, Австрию, Швейцарию, Филиппины – Нигерию, Сянган – Алжир, Норвегию, Чехию, Румынию, Чили, Португалию, Сингапур – Перу, Бангладеш, Данию, Венгрию, Ирландию, Финляндию, Израиль, Казахстан, ОАЭ. Можно добавить, что в последнее время немалых успехов добился и Вьетнам, который иногда называют новой индустриальной страной Азии «третьей волны». По объему ВВП он уже сравнялся с Сингапуром.

Не менее, если не более впечатляющими выглядят и показатели среднедушевого ВВП НИС Азии (табл. 32).

При сравнении цифр, содержащихся в таблицах 31 и 32, нетрудно заметить, что разброс душевых показателей ВВП НИС Азии оказывается значительно большим. По ВВП из расчета на душу населения лидирует уже не Республика Корея, а небольшой по населению Сингапур, от которого лишь немного отстает Сянган: их место в мире оказывается даже более высоким, тогда как остальных НИС – значительно более низким.

Таблица 32

ВВП ИЗ РАСЧЕТА НА ДУШУ НАСЕЛЕНИЯ В НИС ЗАРУБЕЖНОЙ АЗИИ В 2007 г.

Географическая картина мира Пособие для вузов Кн. II: Региональная характеристика мира

Интересно, что по размерам душевого ВВП Сингапур и Сянган опережают США, Японию, Германию, Великобританию, Францию, Нидерланды, Бельгию, Австралию и многие другие высокоразвитые страны, а Тайвань и Республика Корея занимают места впереди Бразилии, Мексики, Саудовской Аравии, Португалии, Венгрии. И даже Малайзия по этому показателю находится примерно на уровне России, Аргентины, Чили, Ливии. Что же касается остальных трех стран, то их показатели душевого ВВП пока еще остаются сравнительно невысокими. Если принять показатель США за 100, то в Сингапуре он составит 106, в Сянгане – 91, в Республике Корея – 53, а на Филиппинах всего 7 %. Еще более низким остается он и во Вьетнаме – всего 2,6 тыс. долл.

Таких впечатляющих успехов НИС Азии добились в первую очередь благодаря осуществлению политики индустриализации. При этом приоритеты в ее проведении не оставались неизменными. Индустриализация началась здесь в 1950-е гг. с легкой, в первую очередь текстильной, промышленности. В 1960– 1970-е гг. акцент сместился в сторону отраслей тяжелой промышленности, а еще позднее приоритет был отдан более трудоемким и наукоемким производствам (электроника, электротехника, новые конструкционные материалы). В известной мере можно утверждать, что НИС Азии прошли тот же путь, что и развитые страны Европы, США, Япония, но проделали его во много раз быстрее. Именно в этом в значительной мере заключается смысл самого понятия «новая индустриализация».

Одновременно изменялись и внешнеэкономические приоритеты этих стран. На начальном этапе индустриализации они ориентировались на импортозамещающую модель экономики. Курс на замену импорта собственным производством сопровождался защитой национальной промышленности от конкуренции со стороны импортных товаров. На втором этапе произошел переход к экспортоориентированной модели экономики, когда НИС начали ориентироваться сначала на производство рядовых (металл, некоторые виды машин, химикатов), а затем значительно более высокотехнологичных изделий для внешних рынков. Переход к такой экономике открытого типа потребовал, как отмечают экономисты, соединения усилий трех заинтересованных сторон: национальной буржуазии, государства и иностранного капитала. Под влиянием государства сформировался крупный государственный сектор экономики, как правило, включающий в себя энергетику, транспорт, горнодобывающую промышленность.

В результате в хозяйстве новых индустриальных стран Азии произошла значительная структурная перестройка. Уже к началу XXI в. на первое место в создании их ВВП вышло промышленное производство, тогда как доля сельского хозяйства (без Сингапура и Сянгана) сократилась до 10–20 %. По общему объему промышленного производства Республика Корея вошла в первую десятку стран мира, да и остальные НИС оказались во второй десятке. В дальнейшем, однако, в Республике Корея, на Филиппинах и тем более в Сингапуре и на о. Тайвань в ВВП стала преобладать сфера услуг, хотя и доля промышленности (кроме Тайваня) осталась на уровне 30–40 %. А вот в Малайзии, Индонезии и Таиланде промышленность продолжает лидировать в структуре ВВП – с показателями соответственно 48, 46 и 45 %.

С течением времени главной «визитной карточкой» большинства НИС Азии стала электронная промышленность: их доля в мировой продукции этой отрасли еще в 1990 г. превысила 1/4. Сам профиль электронного производства также постепенно видоизменялся. НИС Азии начали с выпуска дешевой массовой продукции (электронные часы, микрокалькуляторы, видеоигры и пр.), затем перешли к выпуску более сложных изделий (цветные телевизоры, видеомагнитофоны) и, наконец, персональных компьютеров. Одновременно стало изменяться соотношение между бытовой и промышленной электроникой в пользу последней. Еще важнее то, что по мере развития НИС стал происходить переход от сборки электронной аппаратуры из американских, японских, европейских деталей к созданию собственного интегрированного производства, охватывающего все основные технологические стадии. Важно отметить, что при этом сохраняется определенная производственная специализация отдельных стран. Например, по производству радиоприемников особо выделяются Малайзия и Сингапур, телевизоров – Республика Корея, электронных часов – Сянган, портативных персональных компьютеров и ноутбуков – Тайвань.

Среди многих факторов, которые способствовали структурной перестройке экономики НИС Азии на более высокотехнологичной основе, прежде всего заслуживает внимания фактор трудовых ресурсов. Не располагая значительными природными ресурсами, эти страны сделали главную ставку на свои большие трудовые ресурсы, к тому же все время пополняющиеся благодаря довольно высокому естественному приросту населения. Именно дешевизна трудовых ресурсов (стоимость рабочей силы в НИС Азии в три-четыре раза ниже, чем в экономически развитых странах) в значительной мере и привлекла сюда западные ТНК.[37] Тем более что рабочая сила в этих странах оказалась не только дешевой, но и дисциплинированной, а также достаточно квалифицированной.

Это последнее ее качество в первую очередь связано с уровнем образования. В самом деле, все НИС обеспечили свой прорыв во многом благодаря тому, что ввели всеобщее среднее образование, подняли уровень общей и профессиональной подготовки до современных стандартов. Приоритетность образования среди всех государственных проблем привела к настоящему «образовательному взрыву», изменившему качество трудовых ресурсов. Вот почему вполне можно согласиться с А. П. Лиферовым, написавшим о том, что в основе «экономического чуда» НИС Азии лежит именно приоритет образования – причем не декларативный, а вполне реальный.

Географическая картина мира Пособие для вузов Кн. II: Региональная характеристика мира

Рис. 84. Технологические парки стран Юго-Восточной Азии (по Н. Н. Роготень)

Эти страны выделяют на нужды образования от 2,5 до 4,5 % ВВП, что с учетом общих объемов их ВВП (табл. 31) составляет довольно внушительные суммы. В результате они уже приблизились к уровню полной грамотности: еще в начале 1990-х гг. охват детей базовым образованием достиг 90 %. В том числе полным средним образованием в Республике Корея и на Тайване было охвачено более 80 % детей и подростков, что даже выше уровня, достигнутого Японией и большинством стран Западной Европы. В НИС Азии до 1/3 всех выпускников средней школы продолжают учебу в университетах. Кроме того, эти страны широко используют возможность направлять своих студентов на учебу в США и Западную Европу. Например, Сингапур обучает за границей столько же своих граждан, сколько такая большая страна, как Пакистан. Важно и то, что студенты, обучающиеся за границей, в большинстве своем возвращаются домой, хотя на родине их зарплата будет меньшей.

Высокий уровень образования положительно влияет и на такой важный синтетический показатель, как индекс человеческого развития (ИЧР), по уровню которого Сингапур, Сянган и Республика Корея входят во вторую десятку стран мира, а Таиланд и Малайзия – в шестую.

Ко всему сказанному остается добавить, что затраты на НИОКР в четырех странах «первой волны» составляют 1–2 % ВВП, и это ставит их на порядок выше других развивающихся государств, приближая к странам Запада. Перенимая западный опыт, они пошли по пути создания индустриальных и научных (технологических) парков и технополисов. К середине 1990-х гг. такие технополисы имелись уже в большинстве НИС Азии (рис. 84).

Ярким примером подобного рода можно считать самый крупный в НИС Азии научно-промышленный парк Синьчжу на Тайване, расположенный в 70 км к юго-западу от его столицы г. Тайбэй. Научной опорой здесь служат два университета, а производственной – более десяти фирм, работающих в сфере высоких технологий. Другой пример – крупный научно-промышленный парк Пинанг в Малайзии, расположенный на одноименном острове у западного побережья страны. Этот остров не случайно стали называть силиконовым, поскольку предприятия парка специализируются на производстве полупроводниковых плат, или чипов. Без них теперь не обходятся компьютеры, телевизоры или магнитофоны, выпускаемые во многих странах мира. Третий пример – научно-производственный парк Сингапура, объединивший 10 государственных НИИ и 45 промышленных корпораций.

Еще одна очень важная общая черта, характерная для этой группы стран, заключается в открытости их экономики, ее глубоком врастании в международное географическое разделение труда. Еще в конце 1980-х гг. доля четырех НИС «первой волны» в общем промышленном экспорте развивающегося мира достигла 55 %. В 2005 г. в сфере внешней торговли создавалось 42 % ВВП Республики Корея, а в Сингапуре этот показатель был еще выше. Сингапур же занял первое место в мире по экспорту продукции в расчете на душу населения – 40 тыс. долл.! К этому нужно добавить, что страны «первой волны» помимо рынка электроники вышли также на мировой рынок автомобилей, электрооборудования, морских судов, станков, некоторых видов вооружения и других технически сложных видов машиностроительной продукции. Они сумели укрепить свои позиции на рынках многих изделий химической и легкой промышленности.

Одной из основ экономической стратегии всех четырех НИС «первой волны» была и остается ориентация на максимальное привлечение иностранного капитала. С этой целью их правительства пошли на ослабление соответствующих ограничений, а подчас даже на приближение условий деятельности иностранных филиалов и дочерних компаний к режиму, принятому для национальных фирм. В 1970– 1980-егг. особое место в этой политике стало занимать создание свободных экономических, или экспортных, зон – территорий, на которых иностранные предприниматели пользуются преимуществами административного и финансового характера, где необходимая инфраструктура предоставляется им по сниженным тарифам и ограничивается деятельность профсоюзов. В настоящее время такие зоны действуют в Республике Корея, в Индонезии, на Тайване, Филиппинах. В большинстве случаев они представляют собой экспортные промышленные зоны (ЭПЗ).

Накопленное новыми индустриальными странами Азии богатство реализуется и в виде создания золотовалютных резервов (особенно в Республике Корея и на Тайване), и в форме инвестиций в собственную экономику, хотя некоторые из ее проектов носят откровенно амбициозный характер.

Один из примеров подобного рода – увлечение строительством небоскребов, особенно в Сингапуре, Сеуле, Куала-Лумпуре. Два 88-этажных небоскреба делового центра в Куала-Лумпуре высотой по 450 м недавно стали самыми высокими зданиями в мире. Да что там небоскребы! В 40 км к югу от Куала-Лумпура уже открыта новая столица Малайзии – Патраджайя, названная так по имени первого премьер-министра страны Абдуллы Рахмана Патры. Строительство этого города, которое ведется «на пустом месте», должно быть завершено в 2008 г. Предполагается, что население его составит 250 тыс. человек.

Однако в 1997 г. поступательное развитие азиатских «тигров» было внезапно нарушено валютно-финансовым кризисом, фактически переросшим в общий экономический. Подобное здесь случалось и раньше, но кризис 1997–1998 гг. оказался особенно глубоким.

Финансовый кризис начался в июле 1997 г. резким падением курса таиландского бата. Вслед за этим сразу же произошли обвалы национальных валют Малайзии, Индонезии и Филиппин, а к концу года кризис достиг Республики Корея, Сянгана, затронул и Японию. Но, пожалуй, наиболее сильно пострадала от него Индонезия, где валюта обесценилась на 75 %. Одновременно резко снизились показатели прироста ВВП и промышленного производства. В большинстве стран сальдо торгового баланса стало отрицательным. Началось массовое изъятие вкладов населения из банков и перевод сбережений в валюту. Банкротства охватили тысячи фирм. К числу экстраординарных антикризисных мер можно отнести и такую: каждая четвертая южнокорейская семья, чтобы помочь государству в преодолении кризиса, сдала свои ценности, причем за два с половиной месяца было собрано 225 т золота.

После возникновения этого кризиса многие аналитики пытались установить его причины. Среди них обычно называют некоторые несовершенства экономической модели азиатских НИС – например, такие, как чрезмерное увлечение экспортом в ущерб внутреннему рынку, привязку курсов национальных валют к доллару («долларизация») и др. Можно добавить, что в условиях глобализации последствия этого кризиса ощутили на себе не только государства Юго-Восточной и Восточной Азии, но и многие другие. Например, экспорт товаров из США в страны Азии, который до кризиса составлял 30 % всего экспорта этой страны, значительно сократился, тем самым еще более увеличив дефицит ее торгового баланса. Кризис привел также к крупным политическим потрясениям, включая смену власти, которая произошла в Индонезии.

После кризиса некоторые специалисты стали утверждать, что в пересмотре нуждается и сама модель развития НИС Азии, основанная на экспортной ориентации экономики. Действительно, по мере роста квалификации трудовых ресурсов, повышения уровня зарплаты производимые в НИС Азии товары делаются более дорогими и теряют былую конкурентоспособность на мировых рынках. В первую очередь все это относится к НИС «первой волны». Неудивительно, что многие более простые и массовые производства уже начали перемещаться из них в НИС «второй волны». Тем более что в странах «первой волны» главную роль в создании ВВП начинает играть уже не промышленность, а сфера услуг.

Нельзя не замечать и определенных различий между странами «второй волны». Здесь впереди оказались Малайзия и Таиланд, которым удалось быстрее преодолеть последствия кризиса и вернуться к высоким темпам экономического роста. Индонезия и Филиппины еще довольно сильно отстают от них и по уровню душевого ВВП, и по многим другим показателям. В этих богатых и природными, и людскими ресурсами странах еще не исчерпаны возможности экстенсивного развития, особенно с учетом того, что и стоимость, и квалификация рабочей силы в них значительно ниже, чем в Малайзии и Таиланде.

Можно утверждать, что в последнее время в зарубежной Азии появляются НИС «третьей волны». В первую очередь это относится к Вьетнаму, где в 1986 г. началось коренное реформирование экономики, долгое время находившейся в состоянии застоя. Оно ориентировано на многоукладное хозяйство, признание негосударственного сектора, отказ от коллективной собственности в сельском хозяйстве, отход от системы жесткого централизованного планирования. Был издан специальный закон, способствующий привлечению иностранных инвестиций и развитию экспортных производств.

Результаты новой экономической политики не замедлили сказаться. За последние десять лет ВВП страны вырос в три раза. Получили развитие такие экспортные производства, как горнодобывающая промышленность (руды, нефть), сельское хозяйство (тропическое земледелие) и в особенности трудоемкие электроника и производство оборудования для информационных технологий; в 2000 г. информационной техники было выпущено уже на 1 млрд долл. Из страны с хроническим недостатком продовольствия Вьетнам превратился в ведущего (второе место в мире) экспортера риса. При оценке перспектив развития этой страны нужно учитывать наличие в ней 55 млн экономически активного населения.

Источник: www.e-reading.club

Ну и без флуда: 1. Проблемы развития импортозамещающих отраслей. Для всех НИС характерно, особенно для тех, которые раньше ориентировались на одну определяющую отрасль экономики 2. Проблемы рационального использования зарубежных инвестиций 3. Проблемы защиты окружающей среды. Из-за быстрого развития экомики природоохранная отрасль резко отстает 4. Проблемы регулирования инфляции и роста заработной платы 5. Проблемы государственного регулирования экономики 6. Совершенствование внешнеэкономических связей Другую группу государств с высокими темпами экономического роста составляют новые индустриальные страны, в число которых входят Южная Корея, Сингапур, Гонконг, Тайвань, Мексика, Аргентина, Бразилия, Чили, Индия и др. Государственная политика этих стран включает ориентацию на привлечение частных (отечественного и иностранного) капиталов, сокращение государственного сектора за счет расширения частнопредпринимательского. Общегосударственные меры включают подъем уровня образования населения, распространение компьютерной грамотности. Для них характерно интенсивное развитие промышленности, в том числе и наукоемких производств, ориентированных на экспорт. Промышленная продукция их в значительной степени отвечает уровню мировых стандартов, Эти страны все более укрепляют свое место на мировом рынке, о чем свидетельствуют многочисленные современные производства, возникшие и динамично развивающиеся в этих странах при участии иностранного капитала и транснациональных корпораций. Так называемые новые транснационалы, конкурирующие с ТНК США, появились в таких странах, как Южная Корея, Индия, Индонезия, Мексика, Бразилия и др. Новые индустриальные страны развиваются за счет умелого заимствования, отбора неоспоримых достижений западной цивилизации и умелого их применения к национальным традициям и укладу. Следует заметить, что подобная оценка или европейское видение перспектив развития освободившихся стран (относятся ли они к арабо-исламскому, индо-буддийскому или китайско-конфуцианскому мирам) характерны и для марксистской школы. Так, большинство советских ученых полагали (впрочем, как и значительная часть буржуазных исследователей) , что после освобождения страны Третьего мира начнут стремительно догонять развитые страны. Единственным отличием в таком подходе была различная, а точнее, полярная оценка достоинств капиталистической и социалистической моделей выбора, способная обеспечить темпы и конечный успех развития. И подобное отличие в подходе было в известной степени оправдано тем, что после освобождения развивающиеся страны как бы входили в орбиту того или иного политического лагеря: социалистического или капиталистического. Новые индустриальные страны (НИС) — группа развивающихся стран, в которых за последние десятилетия произошёл качественный скачок социально-экономических показателей. Экономика этих стран за короткий срок совершила переход от отсталой, типичной для развивающихся стран, к высокоразвитой. НИС «первой волны» : Республика Корея, Сингапур, Тайвань, Гонконг (Сянган) (их ещё называют «азиатские тигры» или «азиатские драконы») Аргентина, Бразилия, Мексика, Чили, Уругвай НИС «второй волны» : Малайзия, Таиланд, Индия, Кипр, Украина, Турция, Индонезия НИС «третьей волны» : Филиппины, Китай, Казахстан Существует две основные модели НИС: Азиатская модель: развитие национальной экономики с преимущественной ориентацией на внешний рынок. Латиноамериканская модель: развитие национальной экономики с ориентацией на импортозамещение. Общие черты новых индустриальных стран: — демонстрируют самые высокие темпы экономического развития (8 % в год у НИС 1 волны) ; — ведущей отраслью является обрабатывающая промышленность; — экспортоориентированная экономика (Азиатская модель) ; — акти

Источник: touch.otvet.mail.ru

Тема 24. Новые индустриальные страны: региональные особенности развития.

Новые индустриальные страны (НИС) – группа развивающихся стран, достигших значительных успехов в индустриализации, в создании отдельных наукоемких производств, активно включающихся в международное разделение труда и международную торговлю, развивающих экспортно-ориентированное производство промышленной продукции и сектор услуг.

К группе НИС в настоящее время относят 8 стран: Малайзию, Индонезию, Таиланд и Филлипины ( в Юго-Восточной Азии) и Мексику, Бразилию, Аргентину, Чили (в Латинской Америке).

Выход НИС на передовые позиции в темпах экономического роста правомерно связывают с их последовательной индустриализацией.

Индустриализацию в НИС можно условно разделить на три этапа: первый (50-е – середина 60-х годов) – развитие импортозамещающих отраслей; второй (середина 60-х – начало 80-х годов) – создание экспортного потенциала; третий ( 80-е – 90-е годы) – развитие наукоемких отраслей. Вместе с тем в азиатских и латиноамериканских НИС эти этапы имели разные временные рамки.

На первом этапе были созданы отрасли легкой промышленности, призванные в условиях нехватки иностранной валюты насытить внутренний рынок.

На втором этапе создание и развитие отраслей промышленности, ориентированных на внешний рынок, во многом было обусловлено активным перемещением в НИС из развитых капиталистических стран трудоемких и материалоемких производств. В НИС постепенно формировалась стабильная экономическая структура, способная быстро адаптироваться к постоянно меняющейся конъюнктуре мирового капиталистического хозяйства.

На третьем этапе наиболее динамично начинают развиваться наукоемкие отрасли промышленности: химическая, металлообрабатывающая, электронная, электротехническая. Характерной чертой этого этапа является рост государственных и частных ассигнований на НИОКР. Постоянно происходит определенная переориентация с выпуска массовой потребительской продукции на наукоемкие отрасли.

Экономическое развитие НИС на всех этапах индустриализации проходило при активном участии иностранного капитала и ТНК ведущих капиталистических стран.

Во всех рассматриваемых странах важнейшим субъектом преобразований выступало государство, которое в рамках структурной политики решало многообразные задачи, и среди них основные:

  • целесообразность развития отдельных отраслей и производств;

  • последовательность осуществления структурных преобразований;

  • контроль за затратами и результатами.

Региональные группы НИС имеют особенности геополитического, социально-экономического и культурного порядка.

* * *

В Юго-Восточной Азии после второй мировой войны активно шли процессы освобождения от английского колониального господства. В 1945 г. была провозглашена Республика Индонезия; в 1946 г. независимыми от США стали Филлипины; в 1948 г. независимой стала Бирма. Продолжительная конфронтация с Англией закончилась предоставлением Малайзии независимости 31 августа 1957 года. В 1963 году по инициативе Малайзии была создана Малазийская Федерация в составе Малайи, Сингапура, Серавака, Северного Борнео. В 1959 году Сингапур добился самоуправления в рамках Британского Содружества, а в 1965 году стал независимым государством. Одновременно «холодная война» в регионе между капиталистической и социалистической системами привели к расколу прежде единых государств – Кореи (в ходе войны между Севером и Югом в 1950 – 1953 гг.) на КНДР и Южную Корею, Китая (1947-1949 гг.) на КНР и Тайвань. В аренде на 99 лет у Англии оставался Сянган (Гонконг) по договору от 1898 года. В 1951 г. Португалия провозгласила Аомынь (Макао) своей «заморской провинцией» с широкой финансовой, экономической и административной автономией. Вместе с тем, капитулировавший вместе с Японией её союзник Таиланд, пережив с 1947 года несколько военных переворотов смог избавиться от американского военного присутствия только в 1976 году.

В 1950-е годы вслед за деколонизацией в странах региона началось реформирование отсталого монокультурного (производство риса) сельского хозяйства. Происходила конфискация крупных земельных владений, раздел земли, высвобождение многочисленной дешевой рабочей силы. Реформа сельского хозяйства стала серьезной предпосылкой для индустриализации, а ее базой во многих странах региона следует считать первоначально крайне отсталое текстильное производство.

Накопление средств для индустриализации за счет сельского хозяйства стимулировалось довольно успешными аграрными реформами, проводившимися отчасти на средства США, ищущих геополитических выгод в ЮВА. Такие реформы были проведены в 1949-1953 гг. на Тайване, в 1949-1952 гг. в Республике Южная Корея, в 1972 г. на Филлипинах, в 1975 г. в Таиланде.

Проводимые аграрные реформы имели своим результатом пополнение государственного бюджета, продуктивное совершенствование форм земельной собственности, индустриализацию сельского хозяйства, диверсификацию сельскохозяйственного производства, преодоление монокультурности, разукрупнение сельского производства, ослабление проблемы аграрного перенаселения.

На Тайване, например, постепенно шел процесс перехода от крупного государственного и частного землевладения к системе более продуктивного для ЮВА мелкого семейного землевладения. Выкуп, направляемый крупным земельным собственникам, не превышал стоимости урожая за 2,5 года, при этом 70% стоимости земли крупный землевладелец получал рисом, а 30% — акциями государственных промышленных предприятий.

На начальной стадии индустриализации происходил перелив ресурсов в промышленность различными способами: так, на Тайване это был экспорт государством сельскохозяйственной продукции, перевод денежных накоплений фермеров в промышленность через кредитно-финансовую систему, «скрытый рисовый налог». Однако к концу 50-х гг. на Тайване и в Южной Корее, а к началу 70-х гг. и в Малайзии, Таиланде и на Филлипинах эффективность импортозамещения резко снизилась, поскольку структурные преобразования здесь, — ориентированные на внутренний рынок, — столкнулись с ростом противоречий воспроизводства. Усилилась инфляция, возросли безработица и масштабы бедности.

Начало 70-х годов отмечается появлением государственных программ и планов с усиленной социальной ориентацией: «Нового порядка» в Индонезии; «Нового общества» на Филлипинах; «Новой экономической политики» в Малайзии. Одновременно в большинстве азиатских стран в этот период происходит переориентация от трудоемких производств на капиталоемкие. Приоритетными отраслями в промышленной политике государств ЮВА последовательно становятся: текстильное и стекольное производство (50-е гг.); производство цемента, минеральных удобрений, переработка нефти, сталелитейная промышленность, производство синтетических тканей (60-е гг.); судостроение, производство инвестиционных товаров и предметов длительного пользования (оборудование, автомобили и т.д.) (70-е гг.).

Причинами последних изменений стали: увеличение спроса на оборудование, рост цен на нефтепродукты, возможность использовать прямые инвестиции ТНК и поставляемые ими современные технологии.

Благодаря «заинтересованной» помощи базирующихся в США ТНК и выверенной (по приоритетам и расходам) политике государственного регулирования экономического развития уже в 80-е гг. в экспорте Тайваня преобладала промышленная продукция (около 90%). В 1989 г. доля обрабатывающей промышленности в ВВП Тайваня составила 45,4%; Южной Кореи – 45,2%; Гонконга – 28,2%.

Важную роль в промышленной стратегии азиатских стран в 80-е гг. играло совершенствование НИОКР. В короткие сроки были созданы сети НИИ, вузов, лабораторий по прикладным проблемам. Основными отраслями в этот период становятся электротехника, телекоммуникации, информатика (80-е гг.); производство новых материалов и технологий, изделий аэрокосмической промышленности (90-е гг.).

Расходы на НИОКР в Южной Корее за 1960 – 1980 гг. увеличилось с 0,25% до 0,58% от ВВП, к 1991 г. эта доля составила 2,5% и в 1995 г. достигла 3%, что находится на уровне ведущих западных стран.

Для ТНК в таких условиях становится выгодным перенесение производства продукции в НИС на этапе НИОКР из-за высокой научной квалификации работников, сохранения высокой доли накопления, которая может быть использована для расширения инвестиций. Кроме того, емкость внутреннего рынка НИС по сравнению с 70-ми годами увеличилась в несколько раз, возросла и покупательная способность населения.

Начиная с 70-х гг. широкое распространение получили так называемые «новые формы инвестирования». К ним относятся смешанное предпринимательство и различные формы финансирования, сопровождающего услуги по передаче технологий (предоставление права использования собственности, оказание управленческих и консультационных услуг, техническое содействие, связанное со строительством, поставками и монтажом оборудования).

В соответствии с избранным курсом на либерализацию инвестиционных режимов НИС пошли на заметное ослабление ограничений в области регламентации деятельности иностранных компаний. Практически везде была заметно увеличена предельная норма иностранного участия в акционерном капитале, а в приоритетных областях – высокотехнологичных и ориентированных на экспорт – она достигла 100%. В ЮВА поощрение притока инвестиций проводилось предоставлением особого статуса «пионера» (нового предприятия), в соответствии с которым вводился льготный режим налогообложения доходов компании. В частности, в Сингапуре освобождалось от налогов 40% доходов компании.

Начиная с 70-х гг. появилась также возможность пользования кредитами зарубежных банков.

Активное использование заемных средств и выросшие масштабы иностранных инвестиций с неизбежностью поставили многие страны азиатско-тихоокеанского региона перед проблемой дефицита платежных балансов. У Индонезии, Филиппин и Таиланда при этом сократились золотовалютные резервы, возникли проблемы жесткой экономии валюты. С другой стороны, Тайвань во второй половине 80-х гг. стал одним из самых богатых государств мира.

Перегрев ускоренного экономического развития в ряде случаев сопровождался синдромом «экономики пузыря», т.е. уходом финансовых средств в сферу спекуляций на рынках ценных бумаг и недвижимости, ростом просроченных и необеспеченных внутренних долговых обязательств, снижением экспорта и ростом дефицита торгового и платежного балансов. В условиях чрезмерного притока иностранных инвестиций на фондовые рынки и перенасыщения займами на выгодных финансовых условиях (уже не соответствовавших реальным экспортным возможностям) последовавшая в 1997 г. «коррекция рынков» была неизбежной. После потрясений на биржах Нью-Йорка и Гонконга 23-27 октября 1997 г. (снижение фондовых индексов на 12-13%) за состоянием неустойчивости последовало падение – массовый уход инвесторов с «молодых» рынков в более надежные старые. Процесс сопровождался банкротством ряда промышленных предприятий и банков.

Самая крупная страна ЮВА Индонезия стала крупнейшим должником с внешним долгом в 125 млрд. долл. В 1998 году валютно-финансовый кризис здесь вступил в новую стадию ввиду невозможности обслуживания внешнего долга частного сектора (73 млрд. долл.). В итоге оказалась подорванной финансовая устойчивость реального сектора экономики, ВВП сократился на 16%, курс рупии скачкообразно менялся, резко ухудшилось материальное положение основных групп населения.

В таких условиях были приняты меры по оздоровлению банковской системы, ее реструктуризации. Особое внимание в условиях коррумпированности управленческого аппарата уделялось мерам по доведению финансовых средств, выделяемых на оздоровление экономики, до конкретных получателей.

В Малайзии причинами полномасштабного экономического кризиса стали: снижение уровня частных и государственных инвестиций, падение внутреннего производства и спроса, ограничение востребованности продукции передовых отраслей на внешнем рынке ввиду усиления конкуренции со стороны Японии и Южной Кореи. Ответом на это стало ужесточение валютного регулирования и введение фиксированного курса национальной валюты к доллару.

Таиланд, меньше всего пострадавший в ходе кризиса благодаря оперативно разработанной антикризисной программе («план Миядзава»), также имеет внутренние и внешние долговые обязательства общим объемом 200% ВВП. Антикризисная программа предусматривала существенное улучшение условий деятельности иностранных инвесторов (отмена ограничений на покупку земли, создание производственных мощностей; упрощение контроля за банками и финансовыми компаниями); структурную перестройку в экономике (обеспечение финансовых потребностей сеьского хозяйства, сдвиги в пользу перспективных отраслей машиностроения, проведение образовательной реформы).

Реальные результаты антикризисных мер в странах ЮВА неоднозначны. Девальвация местных валют привела к удешевлению экспортных товаров стран ЮВА и соответственно повышенного спроса на них на внешних рынках, стимулировала скупку иностранными партнерами подешевевших и разрешенных к продаже активов, в том числе и банков. Эти меры способствовали временному улучшению текущих платежных балансов. Но достигнутый таким путем приток внешних ресурсов использовался в основном для стимулирования продукции внутреннего потребления, покупок импортных товаров. В целом эффект девальвации не стал действенным фактором устранения последствий кризиса путем улучшения качества продукции через дополнительные инвестиции.

В целом азиатская модель НИС, демонстрировавшая на протяжении нескольких десятилетий свои преимущества, имеет и существенные ограничения.

Во-первых, декларируемые действия «государства развития» не совпадали с реальностью: во многих случаях государство перехватывало права гражданского общества и тогда торговля и индустриальная элита попадали под руководство государства. Это приводило к возникновению неэффективного кланово-олигархического капитализма. Доля госсектора в азиатских странах НИС за период с 50 – 60-х гг. неуклонно нарастала. Это отразилось в перекосах в тенденции концентрации производства и капитала. Возникшие в ходе индустриализации в Южной Корее предприятия-конгломераты (чоболы) превысили к середине 90-х гг. разумные пределы диверсификации производства, что привело к утрате эффекта от масштаба производства, распылению финансовых средств, утрате конкурентных преимуществ, развалу и банкроству предприятий. В Индонезии 30% частного долга, образовавшегося после кризиса 1997-1998 гг. падали на 20 крупнейших финансово-промышленных групп, пользующихся покровительством правящего клана Сухарто и огосударствлением основных отраслей в стране.

Вместе с тем государство уделяло недостаточное внимание развитию традиционного для региона семейного малого бизнеса, образующего развитые сети.

Наибольшего развития сфера малого бизнеса получила на Тайване, где отношения с государственными организациями поддержки строятся строго на принципе добровольности. Финансовая и организационная помощь малым и средним предприятиям направлялась через созданные в середине 70-х гг. Банк малого бизнеса, Кредитно-гарантийный фонд малого и среднего бизнеса, Центр помощи малому бизнесу.

Медленное развитие малого бизнеса в Индонезии и на Филиппинах можно отчасти объяснить высокими издержками производства. Мелкое производство в этих странах присутствует в основном в отраслях, тесно связанных с сельским хозяйством, изготовлением предметов личного потребления и использованием традиционной техники.

Тем не менее в 70 – 80-е гг. в азиатских государствах произошел существенный рост общей численности мелких предприятий и их продуктивности: доля в экспорте малых предприятий Гонконга составила 60%, Таиланда 35%. Этому процессу способствовала децентрализация производства, широкое распространение системы субподрядов. Мелкие предприятия создавались также при содействии международных компаний, которые поставляли им сырье и материалы и организовывали сбыт произведенной продукции.

Во-вторых, экспортная ориентация экономики может завести в тупик при отсутствии спроса на внешнем рынке и узости внутреннего рынка, при массовом заимствовании иностранного капитала без должной отдачи. Национальная экономическая, да и политическая стабильность в таком случае становится слишком зависимой от действий внешних факторов.

К примеру, экспортная направленность и зависимость от конъюнктуры мировых рынков вынудили пострадавшие от кризиса 1997-1998 гг. азиатские НИС принять жесткие условия предоставления помощи МВФ, которые в итоге сводились к следующему:

  • реорганизации всех секторов финансовой системы, с существенным сокращением государственного финансирования инвестиционных проектов и убыточных предприятий;

  • использованию широкого арсенала средств рестриктивной денежной политики, включающей повышение ставки рефинансирования, норм обязательного банковского резервирования, выкупа просроченной задолженности (неплатежей) и ее реструктуризации во внутренний государственный долг, использование гибкой валютной политики (свободно плавающий курс);

  • проведение активной демонополизации и приватизации.

В отдельных пунктах предложенные меры подвергают сомнению проводимые в азиатских НИС мероприятия государственного регулирования и дают дополнительные возможности для действия ТНК на поле национального капитала.

В-третьих, порочно целеполагание азиатской модели развития НИС, делающей упор на финансирование темпов экономического роста любой ценой. При этом оставляются в стороне от рассмотрения внутренние источники роста.

Кроме того, при несомненных успехах, азиатские НИС не сумелм преодолеть разрыв в уровне научно-технического и технологического развития, отделяющий их от промышленно развитых западных стран. А это означает, что успехи НИС ЮВА в значительной степени связаны с действием экстенсивных факторов роста к концу 90-х гг. уже исчерпавших себя. Например, при производительности труда, несколько отстающей от индустриально развитых стран, интенсивность труда в азиатских странах очень высока. Так, продолжительность рабочей недели в Южной Корее составляла 47-50 часов против 38-40 в западных странах. Кроме того, стремясь сократить этот разрыв в производительности труда, азиатские НИС увеличивали норму производственного накопления: в Сингапуре она составляет от 20 до 40%, тогда как в промышленно развитых странах колеблется в пределах 13 – 15%.

В целом экономика этого наиболее динамично развивающегося региона на рубеже веков вступила в своеобразный переходный период, характеризующийся попытками занять оптимальную нишу в международном разделении труда.

Среди азиатских НИС следует выделить две группы: страны-«тигры» (Гонконг, Сингапур, Тайвань, Ю.Корея) и страны-«драконы» (Малайзия, Индонезия, Таиланд, Филлипины). Первые уже достигли основных стандартов западных экономик, вторые быстро к ним приближаются и являются сейчкас «истинными» азиатскими НИС. По классификации У. Ростоу Индонезия и Филлипины находятся на третьей, а Малайзия и Таиланд на четвертой стадиях роста, по определению же М.Портера ступень их нахождения – это стадия, движимая инвестициями.

* * *

Латиноамериканские НИС (Аргентина, Бразилия, Мексика, Чили) имеют в основе своего развития не только избыточные трудовые ресурсы, но и масштабную добывающую промышленность. Дело в том, что крупнейшие страны континента «наделены» значительными и разнообразными полезными ископаемыми: в Бразилии имеется уникальный комплекс минеральных ресурсов (около 50 видов), Чили – крупнейший мировой производитель меди.

Однако серьезные сдвиги в экономике региона начали происходить с переходом в 50-е гг. ХХ в. к импортозамещающей модели стратегии индустриализации.

Ее характерными чертами стали6

  • наращивание производства в отраслях тяжелой промышленности;

  • увеличение экспорта сырья;

  • практическое осуществление протекционизма с целью защиты местных производителей: импорт инвестиционных товаров для промышленности субсидировался государством, а на импорт товаров потребительского назначения были введены высокие таможенные пошлины.

Подобная стратегия развития в 1950 – 1970-е гг. давала странам региона темпы роста 5 – 6 % в год.

Тем не менее, уже к концу 60-х гг. стали заметны серьезные ограничения модели «импортозамещающей индустриализации» в виде: отсутствия отечественного производства промышленных товаров, оставшегося без изменения уровня квалификации рабочей силы, нарастающей проблемы безработицы.

В 1970-е гг. для продолжения экономического роста страны региона начали в массовом порядке импортировать недостающие на внутреннем рынке товары, продолжая инвестировать средства в развитие добывающих отраслей промышленности. Источником финансирования служили внешние займы, и в результате нефтяного кризиса внешний долг региона возрос с 42,5 млрд. долл. в 1975 г. до 176,4 млрд. долл. в 1982 г.

Прирост ВВП в период 60 – 70-х гг. характеризовался следующими данными:

Страны

1961 – 1970 гг.

1971 – 1980 гг.

Бразилия

6,3

9,6

Мексика

7,8

7,4

Аргентина

4,6

2,8

Последствия нефтяного шока в 1979 г. и мировой экономический кризис 1980 – 1982 гг. привели к падению спроса на местные товары, а рост цен на нефть привел к инфляции. Борьба с инфляцией велась через увеличение уровня процентных ставок, что усугубило финансовое положение стран региона в связи с массовым бегством капитала.

Все это потребовало перехода к новой модели развития, которая получила название «креольский либерализм». В основе новой модели лежала ориентация на внешние факторы развития как в НИС ЮВА. При этом становление экспортно-ориентированной экономики и ведущая роль государства в ее создании и регулировании переходят к частному сектору.

Впервые на практике подобная модель была опробована в Чили после военного переворота сентября 1973 года. Неолиберальная модель экономических реформ базировалась на теоретических разработках Чикагской школы во главе с М.Фридманом.

В марте 1975 г. диктатор Пиночет подписал разработанный чилийскими учениками М. Фридмана «План оздоровления экономики».

Основным звеном в реформах, проводимых в интересах национального и американского капитала, была масштабная приватизация государственной собственности. На первой ступени ее осуществления прежним собственникам были возвращены национализированные предприятия, на второй – приватизированы те крупные предприятия, которые составляли основу госсектора. В 1986 г. согласно политике «ультралиберализации» были приватизированы отрасли инфраструктуры, транспорт, телекоммуникации. В результате с начала 70-х до середины 90-х гг. число государственных предприятий сократилось с 600 до 40. Отмечается продуманность сроков и приватизационных мер, особенно в структурообразующей меднорудной промышленности. Приватизация здесь проводилась только по мере укрепления национальных ФПГ и только на тех месторождениях (в основном еще неосвоенных), которые не находились под управлением государственной корпорации CODELCO. Приватизация сопровождалась распродажей акций приватизируемых предприятий занятым на них рабочим и служащим. Впоследствии большие изменения произошли и в трудовых отношениях: законодательно установлена продолжительность рабочей недели в 48 часов, выплата сверхурочных, доплата за ночные смены, за работу в выходные дни, установлен пенсионный возраст. Успешной оказалась и проводимая с 1981 года пенсионная реформа, основанная на конкуренции негосударственных пенсионных фондов за право привлечения средств вкладчиков и поддержанная жесткой государственной гарантией сохранности средств. Это позволило превратить сбережения трудящихся в инвестиции и сделало их мощным внутренним источником роста.

Особенностью налоговой реформы в Чили было установление относительно невысокого налога на прибыль, упор при этом делался на налог с физических лиц и НДС, введенный с 1975 г. Минимальный налог на прибыль предприятий равнялся 15%, а максимальный подоходный – 45%.

В политике совмещения региональной открытости и открытости экономики отдельной страны, проводимой с начала 90-х гг., Чили пошли дальше других стран. С 1991 г. в стране таможенные тарифы сохранились на уровне 11%. Под нетарифные ограничения попали 11,4% импортируемых товаров, в то время как до начала реформ попадало 33,8%. С 1996 г. отменены импортные лицензии практически для всех товаров, кроме оружия, военного снаряжения и ряда медикаментов, что существенно упростило процедуру ввоза зарубежной продукции.

При импорте были освобождены от НДС продовольственные товары, услуги, связанные с образованием и здравоохранением, с государственным коммунальным хозяйством и издательской деятельностью. Отменены обязательная продажа валюты экспортерами, открытие импортных депозитов. Сняты ограничения на ввоз капитала.

Реальными итогами экономических реформ в Чили стали:

  • лидирование страны по темпам роста ВВП в регионе (более 7% в год);

  • изменение структуры экспорта (доля меди сократилась за период 1990-1995 гг. с 80% до 40%; промышленный экспорт возрос до 42%);

  • сократился внешний долг страны;

  • возросла открытость экономики: доля экспорта товаров и услуг в ВВП составила к 2000 г. 30%;

  • страна «получила» устойчиво положительное сальдо государственного бюджета и положительное сальдо торгового баланса;

  • снизился уровень инфляции (к середине 90-х гг. до 8% годовых).

Вслед за Чили экономические реформы были проведены и в других странах региона по «единому сценарию».

В Аргентине в 1989 г. был принят закон, приравнивающий иностранного инвестора к национальному. В результате 28% госсобственности перешло в руки американского капитала, 24% — испанского.

В 1988 г. в Конституцию Бразилии были внесены поправки, позволяющие осуществлять приватизацию в нефтяной промышленности, электроэнергетике, финансовой сфере.

В начале 90-х гг. Мексика по масштабам приватизации и доходам от ее проведения заняла лидирующие позиции в регионе. В программу приватизации были включены крупнейшие предприятия горнорудной промышленности, черной металлургии, авиационного транспорта, связи, крупнейшие банки.

Источник: StudFiles.net

Рост внешней задолженности предопределил направление поиска новой экономической политики развивающихся стран. Вместо импортозамещающей индустриализации было решено всемерно развивать экспортные возможности, так как рост экспорта давал надежду на ослабление долгового бремени. Стал поощряться ввоз иностранного капитала. А для его привлечения надо было проводить рыночные реформы: стабилизировать денежное обращение, для чего приходилось сокращать государственные расходы, приватизировать государственный сектор, вводить свободные цены и т. д.

На такой путь развития встали сначала Гонконг, Сингапур, Тайвань, Южная Корея, затем к ним присоединились Индонезия, Малайзия, Филиппины.

Используя иностранный капитал и технологии, обильные трудовые ресурсы на местах, им удалось создать развитую обрабатывающую промышленность, работающую в основном на экспорт и успешно конкурирующую на рынках стран Запада. Создав потенциал для ускоренного развития, эти страны добиваются стабильно высоких темпов роста экономики.

Для этой группы стран примером успешного развития служит Япония.

Многие процессы, происходившие в Японии после Второй мировой войны, обернулись для нее благом. После американской оккупации в Японии были проведены экономические и политические реформы, которые изменили японское общество, ее государственный строй. Права императора были ограничены новой конституцией, в стране утвердилась парламентская демократия с многопартийной системой, чего прежде не было.

Реформы сыграли большую роль в возрождении страны и «японского чуда». В течение всего нескольких десятков лет Япония из аграрной страны превратилась в индустриальную сверхдержаву. Уже к 1980-м гг. объем промышленного производства Японии превысил уровень 1950 г. в 24 раза. Среднегодовые темпы прироста продукции в 1960—1970-е гг. составляли 14,6 %, в то время как во всем капиталистическом мире 5,5 %.

В Японии ныне активно развивается наука и техника завтрашнего дня, страна имеет развитую инфраструктуру, систему образования, здравоохранения и социального страхования.

За этими достижениями стоит напряженный и подчас изнуряющий дисциплинированный труд. Успехи этой страны связаны также с государственной политикой, которая помогает бизнесу, развитию науки, образования, отстаивает позиции Японии на международной арене.

Среди «новых индустриальных стран» сложный путь к прогрессу прошла Южная Корея. Во многом трагические события на Корейском полуострове были следствием стратегического положения страны, из-за которой соперничали Россия, Япония, США, Китай. В 1910 г. Корея стала колонией Японии. После войны, в 1945 г. Северная Корея была освобождена СССР, в Южной Корее – капитуляцию японских войск приняли США. Линия разграничения зон влияния двух держав прошла по 38-й параллели. Советско-американское соперничество завершилось расколом страны. В 1948 г. на юге полуострова образовалась Корейская республика, на севере – Корейская Народно-Демократическая республика. Проблема воссоединения страны не решена и поныне. Взаимоотношения двух корейских государств были сложными, вооруженные столкновения между ними стали обычным явлением. В 1950 г. между ними началась гражданская война, завершившаяся в 1953 г. Закончилась она безрезультатно, объединение страны не произошло.

Существенные изменения произошли в Южной Корее после свержения диктаторского режима Ли Сын Мана. Но последующие режимы, хотя и были диктаторскими, но начали осуществлять модернизацию страны. Моделью национального и экономического развития стала Япония. Большая помощь стране шла из США. Вместе с капиталами в Южную Корею хлынули новая техника и технологии. Страна взяла курс на покупку патентов, лицензий. В стране большое внимание уделялось контролю за целевым расходованием средств. Преимуществом южнокорейского бизнеса была дешевая рабочая сила. Проблема улучшения материального положения большинства населения в стране сохраняется напряженной. Это сказывается и на процессах демократизации общественной жизни. Но страна пытается решать данные проблемы.

Источник: finances.social

Краткое описание документа Новые индустриальные страны (НИС)

Процессы дифференциации, протекающие во всех подсистемах мировой экономики, следовательно, и в развивающихся странах, привели к выделению особой группы стран, получивших название «новые индустриальные страны» (НИС).

Новые индустриальные страны (НИС)

Вплоть до середины 60-х гг., даже после деколонизации, экономисты Запада не особенно учитывали специфические социально-экономические проблемы развивающихся стран. Скорректированная в 70-80-е гг. концепция помощи основывается на предположении, что развитые страны Запада служат определенной моделью развивающихся стран, поскольку получаемая ими помощь состоит исключительно из образцов западной культуры: материальных благ, технологии, образования и культуры, норм политического и социального поведения и т.д.

Процессы дифференциации, протекающие во всех подсистемах мировой экономики, следовательно, и в развивающихся странах, привели к выделению особой группы стран, получивших название «новые индустриальные страны» (НИС). Данные государства отличаются более высоким экономическим ростом, чем промышленно развитые страны, и существенно более высоким уровнем развития хозяйства по сравнению с основной группой развивающихся стран.

Обычно НИС подразделяют на 4 поколения. К первому относят Республику Корею, Тайвань, Сингапур, Гонконг, Аргентину, Бразилию, Мексику; ко второму — Малайзию, Таиланд, Индию, Чили; к третьему — Кипр, Тунис, Турцию, Индонезию; и, наконец, к четвертому — Филиппины, южные провинции Китая и т.д.

Статус «НИС» страна приобретает по следующим критериям, установленными по методике ООН:

• размер ВВП на душу населения; • среднегодовые темпы его прироста ; • удельный вес обрабатывающей промышленности в ВВП (он должен быть не более 20%); • объем экспорта промышленных изделий и их доля в общем вывозе; • объем прямых инвестиций за рубежом.

По некоторым показателям НИС зачастую превосходят подобные показатели ряда промышленно развитых стран. На протяжении 30 лет с 1960 по 1990 гг. темпы развития экономики азиатского региона в целом составляли более 5% в год, в то время как в европейских странах — 2%  Развивающиеся страны, вступившие на индустриальный путь развития, начинают привлекать иностранные инвестиции и стимулировать рост внешней торговли. Доходы от экспорта используются для развития наиболее перспективных отраслей. В 60-е гг. на такой путь вступили страны Восточной Азии и Латинской Америки. В Восточной Азии капитал направлялся главным образом в обрабатывающую промышленность и сырьевые отрасли. В Латинской Америке — в торговлю, сферу услуг, обрабатывающую промышленность. Особо нужно выделить Восточную Азию.

В 21 в., как отмечают многие специалисты, покажет свою силу азиатско-тихоокеанский регион. В 1989 г. 18 государств образовали форум азиатско-тихоокеанского сотрудничества (АТЭС): США, Канада, Китай, Япония, Австралия, Новая Зеландия, Республика Корея и т.д. Целями этой интегральной группировки стало упразднение торговых препятствий во взамоторговле и движении капитала. Однако, в силу того, что страны, входящие в АТЭС, различны, были установлены сроки для достижения этих целей: до 2010 — для развитых стран, до 2020 г. — для развивающихся стран. АТЭС не является закрытым блоком. В ноябре 1998 г. на очередной конференции в столице Малайзии Куала-Лумпуре в состав организации приняты еще 3 страны: Вьетнам, Перу, Россия.

Экономическая стратегия Латинской Америки ознаменована тремя финансовыми волнами. С середины 70-х гг. Чили, Уругвай и Аргентина декларировали переход к новой стратегии развития — либеральной. Это означало резкое сокращение вмешательства государства в инвестиционные, кредитные, валютные и внешнеторговые операции и сужение его участия в предпринимательской деятельности. Ключевой реформой стала приватизация, призванная расширить пространство для частной инициативы. Но, как результат, реформы в Чили были полууспешными, а в Аргентине и Уругвае не удались. Дело в том, что реформы проводились преимущественно в рамках военно-диктаторских режимов, их творцами были «экономисты в мундирах» и суть преобразований сводилась к возврату национализированной собственности прежним владельцам и либерализации внешнеэкономической деятельности. Кроме того, перемены происходили в атмосфере взаимного отчуждения народа и власти.

Тяжелый экономический кризис Латинская Америка преодолела также в начале 80-х гг., что послужило толчком к перестройке национальных хозяйственно-технологических структур.

Еще один кризис наблюдается сейчас. Латинская Америка переживает сложный период комплексных структурных преобразований, для которых характерно нетрадиционное решение экономических, социальных, культурных проблем. Как отмечает журнал «Финансист», после 17 августа 1998 г. Бразилия оказалась на краю пропасти — она сохраняла положительные темпы прироста ВВП, но на фондовых рынках наблюдался настоящий обвал.. В период сентябрь-ноябрь ей требовалось погасить около 200 млрд. долл. по внутренним долгам, при том, что падение доверия к развивающимся рынкам сильно сократило возможность рефинансирования долгов этого были повышены краткосрочные процентные ставки до 50% и отменены 15%-ные налоги на иностранные инвестиции. Все эти действия не остановили оттока капиталов — к концу октября золотовалютные резервы сократились до 41,6 млрд. долл. против 70,9 млрд. долл. в июле. Если Бразилия не сумеет до конца подавить кризис, то главным пострадавшим окажется США — главный кредитор Бразилии. В Латинской Америке идет смена цивилизационных ценностей, духовных ориентиров, что не может проходить безболезненно.

Как показывает латиноамериканский опыт, сильнейшим тормозом к преобразованиям социально-экономического характера является наличие у той или иной страны крупного внешнего долга. Достигая критической суммы, он ограничивает свободу действий государства, выбора собственной стратегии развития. Сейчас свыше 10 стран региона не в состоянии вовремя уплачивать проценты по внешней задолженности.

Темпы экономического развития, как отмечалось выше, большинства НИС значительно превышают аналогичные показатели многих развитых стран. По производству отдельных видов промышленной продукции, в том числе наукоемких, НИС вышли на ведущие позиции в капиталистической экономике. Именно это обстоятельство и обусловило их необычайно ускоренный рост.

Еще более высокими темпами развивается экспорт из этих стран. Дело в том, что обладая высокой конкурентоспособностью, продукция обрабатывающей промышленности НИС все более интенсивно захватывает позиции на мировом рынке. НИС превратились в крупнейших экспортеров обуви, одежды, текстильных изделий, стремительно наращивают вывоз бытовой электронной аппаратуры и т.д. При этом НИС удалось не только найти свою нишу на мировом рынке, но и потеснить конкурентов из числа развитых капиталистических стран,

В силу множества факторов НИС оказались в сфере особых экономических и политических интересов капиталистических стран, которые направляли в эти страны почти половину всех финансовых ресурсов, предназначенных развивающимся государствам.

Быстрый рост экономики обусловил увеличение абсолютных размеров ВВП, в том числе и на душу населения. По этим показателям НИС в целом также опережает основную массу развитых стран. В структуре ВВП достаточно велик удельный вес внутренних накоплений, причем в азиатских НИС он выше, чем в большинстве индустриальных государств.

Использование положительного опыта НИС, осуществивших прорыв на мировой рынок наукоемкой продукции, имеет практическое значение для ускоренного формирования новой модели внешнеэкономических связей восточноевропейских стран, ориентированных на глубокое и комплексное сотрудничество в производстве, науке и технике.

Общая характеристика современного  состояния развивающихся стран.

Резкое повышение цен на нефть, другие энергоресурсы и на промышленное сырье в 1973—1974гг. способствовало быстрому обогащению стран-нефтеэкспортеров. В результате к концу 70-х годов выделились три группы развивающихся стран, существенно различающихся по экономическому уровню, отраслевой и технологической структуре, степени и профилю участия в международном разделении труда, внутренним и внешним условиям воспроизводственного процесса.

В первую группу вошли страны, которые по структурным параметрам и объему ВВП на душу населения ближе всего подошли к нижней границе развитых стран, а то и превысили ее. Это прежде всего «новые индустриальные страны». К этой же группе достаточно развитых стран следует отнести страны-экспортеры нефти и других энергоносителей, расположенные на Ближнем Востоке.

Ко второй группе развивающихся стран относят, как правило, страны со средним уровнем доходов. Это самая многочисленная и неоднородная группа. Сюда относятся такие крупные государства, как Индия, Пакистан, Турция, Египет, ЮАР, нефтедобывающие страны — Иран, Алжир, Венесуэла, Ливия, Габон, Нигерия; аграрно-сырьевые страны Азии, Африки и Латинской Америки.

К третьей группе относятся наименее развитые страны (НРС), включающие 48 государств Африки, Азии, Карибского бассейна и Ближнего Востока, в том числе такие многонаселенные страны, как Бангладеш, Республика Конго (бывший Заир) Мьянма, Танзания, Судан и Эфиопия.

Основные тенденции в экономике развивающихся стран в конце XX в.

В 70-х годах наступил исторический перелом в динамике разрыва между индустриально развитыми  и развивающимися странами. Внутриэкономические реформы и упорядочение законодательной базы, ускорившие развитие свободного частного предпринимательства,   способствовали   привлечению   иностранного капитала. По развивающимся странам в целом с 1986 г. наметился перелом в динамике чистого притока прямых иностранных инвестиций.

По прогнозам западных экономистов, приток иностранных капиталов в развивающиеся страны в ближайшие 15 лет увеличится. Повышательная динамика прямых иностранных инвестиций во многом объясняется постепенным перемещением трудоемких, ресурсо- и энергоемких, а также вредных для окружающей среды производств из развитых стран в развивающиеся. Неуклонный рост уровня жизни в высокоразвитых странах, повышение заработной платы, во многих случаях опережающее рост производительности труда, обострение экологических проблем приводят к удорожанию производимых в этих странах товаров и услуг и снижению их международной конкурентоспособности. Все это заставляет предпринимателей переносить трудоемкие и экологически неблагоприятные производства в развивающиеся страны, где дешевая рабочая сила, уникальные климатические условия, богатые недра. Что касается требований к защите окружающей среды, то здесь они значительно мягче, а следовательно, издержки производства существенно ниже. Хотя уровень образования населения в развивающихся странах явно недостаточен для освоения новейших технологий, однако он позволяет освоить некоторые технологические процессы, перемещаемые из индустриальных стран в развивающиеся.

Перемещение трудо-материало-энергоемких, а также экологически опасных отраслей экономики в развивающиеся страны постепенно способствует повышению квалификации рабочей силы принимающей страны, развитию финансовой, транспортной, информационной и прочей инфраструктуры, достижению правовой и политической стабильности.

Особая роль в этом процессе принадлежит ТНК, поскольку именно они вкладывают прямые иностранные инвестиции  в развивающиеся страны. Если интересы транснационального капитала  объективно   совпадают  с  национальными  интересами «принимающих стран», то ТНК могут обеспечить им решающие;, преимущества в конкуренции на мировом рынке. Если же сугубо экономические интересы ТНК противоречат национальным интересам развивающихся государств, то ТНК используют защиты своих интересов международные организации (МВФ, Всемирный банк, ЮНЕСКО, ФАО, МОТ и др.), методы информационного давления, экономические и даже силовые методы воздействия с использованием военный мощи международных   полицейских   сил Тем не менее положительное влияние деятельности ТНК на экономический прогресс в развивающемся мире несомненно, Быстрое развитие ранее отсталых регионов увеличивает их спрос на потребительские и инвестиционные товары индустриальных стран.

. При сохранении нынешних темпов роста ВВП развивающегося мира к 2010 г. он будет поглощать более 1/3 экспорта высокоразвитых гос-в. К тому же перемещение трудоизбыточных ресурсов и энергоемких, экологически загрязняющих производств в развивающиеся страны помогает развитым странам сохранять социальную и политическую стабильность, повышать благосостояние общества.

Внешняя задолженность

Острейшей проблемой развивающихся стран на рубеже XX и XXI вв. остается внешняя задолженность.Утечка национального дохода в виде процентов по внешней задолженности приводит к снижению темпов экономического роста, развитию инфляционных процессов и, следовательно, к усугублению долгового бремени, снижению уровня жизни значительной части населения и нарастанию социальной и политической нестабильности. Большинство развивающихся стран в 80-е и 90-е годы оказались неспособными обслуживать свои внешние долги. Падение цен на нефть, продолжавшееся вплоть до второй половины 1999 г., и на другие сырьевые ресурсы, а также отсутствие внутреннего механизма модернизации наиболее отсталых экономик сводили на нет усилия по преодолению долгового кризиса развивающихся стран. Проблема внешней задолженности усугубляется ошибками во внутренней политике развивающихся государств.

Политическая нестабильность в ряде стран приводит к бегству из них национального капитала, в результате значительная часть внешних долгов уходит на замещение национального капитала, покидающего эти страны, и на осуществление амбициозных проектов правящих режимов. Так, в 1970—1988 гг. африканские страны получили более 300 млрд долл. в виде иностранной помощи, но большая часть этих средств пошла на строительство аэропортов, новых столиц, офисных здании и на покупку вооружения. А ведь размер этой помощи для некоторых стран, например, Танзании, составляет от 3 до 5 размеров их ВНП. В связи с нерациональным использованием значительной доли финансовых ресурсов развивающимися странами отношение развитых стран к предоставлению финансовой помощи третьему миру стало меняться. В последние годы размеры этой помощи уменьшаются.

Экономимеские проблемы развивающихся стран

Значительную остроту на рубеже тысячелетий в развивающихся странах приобрели неконтролируемые процессы разрушения природной среды, которые могут стать не только причиной политической нестабильности во многих регионах мира, но И источником экологической и эпидемиологической опасности Для всего населения Земли.

Демографический взрыв в развивающихся странах, обусловленный преодолением массового голода и улучшением питания в результате приобретения национальной независимости привели к резкому росту населения в этих странах. В итоге их доля в общей численности жителей Земли выросла за последние полвека с 2/3 до 4/5 . В результате роста населения сокращается площадь сельскохозяйственных угодий на душу и интенсивность обработки земли, а это приводит к истощению плодородия почвы, сокращению продуктивности и выведению земель из сельскохозяйственною оборота, превращению их в пустыни и полупустыни.

Перемещение экологически опасных производств из развитых в развивающиеся страны сопровождается загрязнением почвы, воды и атмосферы. Использование угля и других низкоэффективных источников энергии приводит к повышенному содержанию углекислоты в атмосфере планеты, что является одной из важнейших причин глобального потепления климата.

Многие развивающиеся страны участвуют в производстве веществ, способствующих разрушению озонового слоя в атмосфере Земли. 

Наименее развитые страны в системе мирового хозяйства

Особую тревогу вызывает социально-экономическое положение наименее развитых стран (НРС) мирового сообщества. Средневзвешенный подушевой доход в этих странах не превышает 950 долл., ожидаемая продолжительность жизни — 50,6 года В группу НРС попали также страны, оказавшиеся вовлеченными в непрекращающиеся внутренние и внешние вооруженные конфликты. В 90-е годы войнами и гражданскими беспорядками были охвачены 15 наименее развитых стран, в результате чего оказалась разрушенной и без того хилая экономическая инфраструктура, нередко заброшено даже сельское хозяйство -основной источник жизни.

Учитывая отсутствие возможностей у этих стран самостоятельно интегрироваться в мировую экономику, МВФ, Всемирный банк, различные институты ООН, региональные банки развития, Европейский Союз, Комитет содействия развитию, объединяющий 20 индустриальных стран, и ОПЕК разработали программы финансовой стабилизации и структурной перестройки экономик африканских стран, обязывающие страны-заемщики проводить курс на развитие рыночных отношений путем либерализации экономики, сокращения госсектора и государственного вмешательства в хозяйственную деятельность, приватизации государственных предприятий и стимулирования экспортного производства при органичении импортозамещения.

Низкое качество человеческого капитала, быстрый прирост населения, примитивная техника (особенно в сельском хозяйстве), очень слабый частный сектор не способствуют рациональному использованию иностранных вливаний в НРС. Все это усугубляется непродуманной экономической политикой и вооруженными конфликтами.Тяжелым бременем для североафриканских стран стала внешняя задолженность (223 млрд долл.). Ее удельный вес в объеме ВВП достигает 70%,

Сокращение государственных расходов в соответствии со Структурными программами международных финансовых организаций усугубило и без того бедственное состояние социальной сферы. Около 50% населения — беднота, доходы которой обеспечивают лишь физическое выживание. Даже в городах за чертой бедности приживает 42% населения (против 28% во всех развивающихся странах). Страшным бичом для африканцев является СПИД.

Высокие темпы роста ВВП демонстрируют в последние годы Эфиопия и Мозамбик, достигнутые во многом благодаря активной поддержке МВФ и МБРР. Однако чрезвычайно низкий стартовый уровень экономическою развития, бедность природных ресурсов, периодические неурожаи, неустойчивый внешний спрос на сельскохозяйственное сырье, политическая нестабильность не позволяют рассчитывать на серьезный успех в ближайшей перспективе.

И все же в последние 15 лет около десятка НРС сумели избежать серьезных внутренних конфликтов, разумно ориентировать торговые связи с другими государствами, определить ассортимент своего экспорта. Не допуская высоких темпов инфляции, они начали создавать условия для притока финансовых ресурсов не только за счет официальной помощи, но и за счет переводов своих граждан, работающих за границей, и даже прямых иностранных инвестиций. Таким образом, даже самые отсталые регионы мирового сообщества постепенно начинают преодолевать, казалось бы, безнадежную отсталость.

Список литературы

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www.shpori4all.narod.ru/

Источник: management-rus.ru

You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.