Столыпинский надел

Основные направления и ход реформы.

В отличие от европейских стран, уже мино­вавших самый болезненный этап индуст­риализации — «раскрестьянивание» дерев­ни, — в России крестьяне составляли 77% на­селения. Реформа Александра II дала им зем­лю и волю, но не сделала их землевладельца­ми, собственниками. Земля передавалась не отдельным личностям и даже не домохозяе­вам, а общине, которая «всем миром» и «по справедливости» делила ее на наделы. По мере того как менялся состав семей, дележка про­водилась заново. Были общины и «непередель­ные», где земля передавалась по наследству, но в любом случае решал этот вопрос «мир». Семейный надел состоял из отдельных полос, часто далеко отстоявших одна от другой. Об­щинные поля делили сначала на несколько больших кусков — по качеству и отдаленнос­ти от селения, а потом в каждом куске наре­зали землю по хозяйствам. Об уровне аграр­ных технологий говорит тот факт, что почти треть хозяйств были безлошадными, столько же имели одну лошадь.

Но так видели дело лишь специалисты. Сами крестьяне и «общество» корень зла ус­матривали в малоземелье. А между тем Рос­сия являлась самой редконаселенной стра­ной в Европе: в Европейской России лишь четверть хозяйств имели меньше 5 десятин (1 десятина — 1,09 га), в то время как во Франции и в Германии таких хозяйств было примерно три четверти, а в Бельгии — даже 90%. Большей частью из 240 миллионов де­сятин земли, пригодной для сельского хо­зяйства, распоряжались крестьяне: пример­но 140 миллионов десятин входили в состав их наделов и еще около 25 миллионов были крестьянами куплены, то есть являлись их частной собственностью. Только 53 милли­она десятин (22%) приходилось на дворянс­кие поместья, остальными владели купцы, мещане и торгово-промышленные компании.

Однако за сорок лет после 1861 года зем­ледельческое население Европейской Рос­сии увеличилось с 50 до 86 миллионов чело­век, из-за чего надел на душу сократился на 42% (с 4,8 до 2,8 десятины), а средняя уро­жайность надельных земель выросла лишь на 30%, достигнув 39 пудов с десятины — на 15—20% ниже, чем в соседних частных хо­зяйствах, и в 3—4 раза ниже, чем в Европе.

В Думе столкнулись два варианта реше­ния земельной проблемы. Трудовикам была ближе позиция эсеров, требовавших изъя­тия всей земли из частной собственности, передачи ее в общенародное достояние и распределения между земледельцами по трудовой норме. Для помещиков и прочих частных собственников это означало конфис­кацию земли. Кадеты решительно выступа­ли против обобществления. Взамен они предлагали частичное (до 60%) отчуждение помещичьей земли в пользу крестьян, но не бесплатно, а «по справедливой оценке».

Подготовка проектов реформы до революции фактически началась Совещанием о нуждах сельскохозяйственной промышленнос­ти под руководством С. Ю. Витте в 1902—1903 гг. В 1905—1907 гг. выводы, сформулированные Совещанием, прежде всего идея о необ­ходимости разрушения поземельной общины и превращения кресть­ян в собственников земли, нашли свое отражение в ряде проектов го­сударственных чиновников (Н. Н. Кутлер, В. И. Гурко).

Одним из главных разработчиков кадетской аграрной программы стал М. Я. Герценштейн, выдающийся специалист по финансовому пра­ву, профессор Московского университета, ко­торого товарищи по партии с большим тру­дом уговорили баллотироваться в Думу. По сви­детельству писателя В. Г. Короленко, именно Герценштейну, а не своим лидерам крестьян­ские депутаты-трудовики доверяли отстаивать их интересы перед правительством.

Власти утверждали, что принудительное отчуждение обрушит принцип частной соб­ственности и приведет к революции. И это говорилось в стране, где о частной собствен­ности подавляющее большинство не имело и понятия! (Удивительно, но данный аргу­мент повторяют до сих пор, хотя очевидно, что именно желание власти оградить соб­ственность помещиков толкнуло крестьян в объятия большевиков в 1918 году.) Прину­дительное отчуждение земли при справед­ливом выкупе нарушало принцип частной собственности в меньшей степени, чем ре­форма Александра II, безвозмездно отняв­шая у помещиков крепостных рабов, а за выкуп — значительную часть земли.

Но Николай II и силы, на которые он опи­рался (Совет объединенного дворянства, Союз русского народа, Союз Михаила Архангела), категорически отвергали принудительное от­чуждение. Еще при Витте главноуправляю­щий земледелием и землеустройством Н. Н. Кутлер по указанию премьера разработал проект принудительного выкупа земли у по­мещиков для передачи ее крестьянам. Кон­чилась эта история увольнением Кутлера, а затем последовала и отставка Витте. Однако колебания почвы под ногами заставляли царя искать какие-то решения. Его внимание при­влекла фигура Столыпина.

Накопленный опыт привел Столыпина к мысли превратить основную массу кресть­ян в земельных собственников по примеру западных губерний. Он вряд ли был знаком с марксистскими формулами, но не мень­ше марксистов верил, что бытие определяет сознание. Сперва создать гражданина в виде крестьянина-собственника, тогда сама собой гражданственность привьется на Руси — такова его основная мысль.

Превращение крестьян в землевладельцев шло нескольки­ми путями.

— Укрепление чересполосных участков в собственность. На пер­вом этапе (1907—1910 гг.) в соответствии с указом 9 ноября 1906 г. было «укреплено» 2 млн наделов. Когда нажим местных властей прекратился, процесс укрепления резко сократился. Кроме того, большинство крестьян, желавших продать надел, уже сделали это. Всего в 1907—1915 гг. «укрепленцами» стали 2,5 млн человек —26% крестьян Европейской России (без западных губерний и За­уралья), но почти 40% из них продали свои участки, в большинстве своем переселившись за Урал, уйдя в город или пополнив слой сель­ского пролетариата.

— Землеустройство на втором этапе (1911—1916 гг.) по за­конам 1910 и 1911 гг. давало возможность получения надела в соб­ственность автоматически — после создания отрубов и хуторов, без подачи заявления об укреплении в собственность.

— В «стародушных» общинах (общинах, где не было переделов с 1861 г. — в основном, на Украине) по закону 1910 г. крестьяне ав­томатически признавались собственниками наделов. Такие общины составляли 30% от их общего числа. В то же время лишь 600 тыс. из 3,5 млн членов беспредельных общин запросили документы, удосто­веряющие их собственность.

Крестьяне западных губерний и неко­торых районов юга, где общины не существовало, также автомати­чески стали собственниками. Для этого им не требовалось подавать специальные заявления. За Уралом реформа формально не проводи­лась, но и там крестьяне не знали общинной собственности.

Будучи саратовским губернатором, Столы­пин в отчете за 1904 год писал: «В настоящее время более сильный крестьянин превраща­ется обыкновенно в кулака, эксплуататора своих однообщественников… Если бы дать возможность трудолюбивому землеробу по­лучить сначала временно, в виде искуса, а затем закрепить за ним отдельный земель­ный участок, вырезанный из государствен­ных земель или из земельного фонда Крес­тьянского Банка, причем обеспечена была бы наличность воды и другие насущные усло­вия культурного землепользования, то наря­ду с общиною, где она жизненна, появился бы самостоятельный, зажиточный поселянин, устойчивый представитель земли»24.

Что отличало его вариант от кадетской про­граммы? Растянутость во времени — про­цесс, по Столыпину, мог занять два-три де­сятилетия. По мнению кадетов, такого вре­мени у России, находящейся на грани взры­ва, уже не было. Герценштейн взывал в Думе: «Вы хотите, чтобы зарево охватило целый ряд губерний?! Мало вам разве опыта майских «иллюминаций» 1905года, когда в Саратовской губернии чуть ли не в один день погибло 150 усадеб?! Нельзя теперь предлагать меры, рассчитан­ные на продолжительный срок, необходима экстренная мера, а принудительное отчуж­дение и есть экстренная мера!»25 История показала: правы были кадеты. Если бы власть согласилась тогда на прину­дительное отчуждение с выкупом, в 1917 году у большевиков не оказалось бы на руках глав­ного козыря — лозунга «Земля крестьянам!». Но царь выбрал Столыпина, готового соче­тать аграрную реформу с жестким подавле­нием революции.

Важное направление аграрной реформы — поощрение крестьян переселяться из центральных губерний за Урал. Переселен­ческое управление подыскивало подходя­щие для земледелия территории, которые распределялись между губерниями Евро­пейской России, а затем внутри губерний верстались по уездам. Переселенцам обес­печивали льготный проезд по железной до­роге и пособие на первичное обустройство. Обычный пассажирский транспорт с мас­совым движением на восток не справлял­ся, и в 1908 году сконструировали вагон, получивший название «столыпинский». Ниже обычного пассажирского, но значи­тельно выше товарного, он имел подсобные помещения для утвари и живности (в со­ветские времена такие вагоны приспособили для перевозки заключенных: оборудовали внутри решетками и коридором, подсобные помещения использовали под карцеры).

Столыпин отнюдь не считал увеличение земельных наделов и закрепление их в соб­ственность единственным направлением в подъеме земледелия. Рост урожайности и за­купок сельскохозяйственной техники, мел­кий кредит, ссуды кооперации, льготный от­пуск лесоматериалов для постройки домов на отрубах, опытные сельскохозяйственные станции, агрономические школы, разъезд­ные инструкторы, склады сельскохозяй­ственных орудий, семян, искусственных удобрений, раздача племенного скота — все это быстро повышало уровень производства. Общество «Зерно» устраивало для ознаком­ления поездки сельской молодежи в славян­ские страны, главным образом в Чехию.

Быстрыми темпами развивалось кооперативное движение. В 1905—1915 гг. число сельских кредитных товариществ увеличи­лось с 1680 до 15,5 тыс. Число производственных и потребительских кооперативов в деревне возросло с 3 тыс. в 1908 г. до 10 тыс. в 1915 г. Многие экономисты разной политической ориентации прихо­дили к выводу о том, что именно кооперация представляет собой наиболее перспективное направление развития русской деревни, от­вечая потребностям модернизации крестьянского хозяйства.

В то же время при отсутствии широкого государственного креди­та сельскому хозяйству уровень развития кооперации оставался не­достаточным для российской деревни.

    1. Источник: works.doklad.ru

      9 (22) ноября 1906 г. по инициативе председателя Совета министров Петра Аркадьевича Столыпина был издан указ о порядке выхода крестьян из общины и закрепления в личную собственность надельной земли, который знаменовал собой начало аграрной реформы.

      Высочайшим указом крестьянам было предоставлено право на укрепление в собственность надельной земли и свободный выход из сельской общины. Каждый домохозяин получал возможность не только выйти из общины, но и легально продать свой земельный надел, или вместо разрозненных земельных полос в разных полях получить равноценный участок земли (отруб), или создать на своем земельном владении обособленную крестьянскую усадьбу (хутор).

      Основными рычагами проведения реформы стали работы по землеустройству, деятельность Крестьянского поземельного банка и переселенческая политика правительства.

      Реформа преследовала несколько целей: создать в деревне прочную опору для самодержавия из крепких собственников, отколов их от основной массы крестьянства и противопоставив их ей (крепкие хозяйства должны были стать препятствием на пути нарастания революции в деревне); разрушить общину, насадить частные хозяйства в виде отрубов и хуторов, а избыток рабочей силы направить в город, где её поглотила бы растущая промышленность; обеспечить подъём сельского хозяйства и дальнейшую индустриализацию страны с тем, чтобы ликвидировать её отставание от передовых держав.

      Основная суть столыпинской аграрной реформы заключалась в том, чтобы, отменив оставшиеся выкупные платежи, дать возможность всем крестьянам право свободно выходить из общины и закреплять за собой надельную землю в наследуемую частную собственность. При этом имелось в виду, что только экономическими методами можно побудить помещиков продавать свою землю крестьянам, а также использовать государственные и иные земли для наделения ими крестьян.

      Для успеха аграрной реформы, по собственному заявлению П. А. Столыпина, ему необходимы были 20 лет без войн и революций. «Дайте 20 лет покоя, и вы не узнаете Россию!» — говорил реформатор. Но его ожидания не оправдались.

      В результате гибели Столыпина в сентябре 1911 г., начала Первой мировой войны и разгоревшейся в стране революции завершить реформу не удалось. 28 июня (11 июля) 1917 г. постановлением Временного правительства Столыпинская аграрная реформа была прекращена.

      Лит.: Аврех А. Я. П. А. Столыпин и судьбы реформ в России. М., 1991; О Столыпине [Электронный ресурс] // Фонд изучения наследия П. А. Столыпина. Б. д. URL: http://www.stolypin.ru/o-stolypine/osnovnye-napravleniya-reform/; Островский И. В. П. А. Столыпин и его время. Новосибирск, 1992; Тюкавкин В. Г. Великорусское крестьянство и столыпинская аграрная реформа. М., 2001.

      См. также в Президентской библиотеке:

      Комитет по землеустроительным делам. Краткий очерк за десятилетие: 1906-1916. Петроград. 1916;

      Премьер-министр П. А. Столыпин на прогулке [Изоматериал] : [фотография]. Киев, 1911;

      Премьер-министр царского правительства П. А. Столыпин [Изоматериал] : [фотография]. СПб., 1911;

      Председатель Совета Министров П. А. Столыпин, прибывший в Киев на торжества, посвящённые открытию земских учреждений и памятника Александру II, присутствует на встрече Императора Николая II с крестьянами Киевской губернии [Изоматериал] : [фотография]. Киев, август 1911.

      Источник: www.prlib.ru

      Пётр Аркадьевич Столыпин и его реформы – одна из наиболее дискуссионных тем в истории России. Премьер стал символом «упущенного шанса» империи пройти мимо трагической и разрушительной революции в светлое капиталистическое завтра.

      Последняя реформа в истории империи продолжалась до её падения, в то время как сам реформатор трагически погиб 5 (18) сентября 1911 года. Убийство Столыпина – повод сказать: если бы он остался жив, история пошла бы совсем иначе. Его реформы, и прежде всего аграрная, вывели бы Россию на путь модернизации без революции. Или не вывели бы?

      При этом нужно учитывать, что реформа, которая носит теперь имя Столыпина, была разработана до его прихода к власти[1] и с его гибелью не закончилась. Роль Петра Аркадьевича заключалась в том, чтобы запустить процесс, который продолжался и при других руководителях. То, что эта реформа могла дать – она и дала.

      Столыпинский надел

      Кого делить: общину или помещиков?

      Ключевая идея преобразования – разрушить крестьянскую общину, разделить её земли. Критика общины связана прежде всего с переделами земли, нарушающими священное право частной собственности, без которого для либерала эффективное хозяйство вряд ли возможно. Община считается экономическим тормозом, из-за которого русская деревня не могла идти по пути прогресса.

      Но ведь треть бывших помещичьих крестьян перешла на подворное землевладение, и там переделы были остановлены. Что же они не вырвались вперед в производительности труда? В 46 губерниях, за исключением казачьих земель, в 1905 г. на общинном праве землей владели 8,7 млн дворов с 91,2 млн десятин. Подворное владение охватывало 2,7 млн дворов с 20,5 млн десятин.

      Подворное землевладение не было более экономически прогрессивным, чем общинно-передельное, там также была развита чересполосица, «поземельные отношения отличаются здесь ещё большей запутанностью, чем в общинной деревне. Переход от традиционного трёхполья к более совершенным севооборотам для подворной деревни был даже более труден, чем для общинной»[2]. К тому же община определяла сроки сева и уборки, что было необходимо в условиях малоземельной тесноты.

      «Даже чересполосица, возникавшая при переделах и сильно мешавшая крестьянскому хозяйству, преследовала всё ту же цель ограждения его от разорения и сохранения в нем наличной рабочей силы. Имея участки в разных местах, крестьянин мог рассчитывать на ежегодный средний урожай. В засушливый год выручали полосы в низинах и лощинах, в дождливый – на взгорках»[3], – пишет известный исследователь общины П.Н. Зырянов.

      Когда крестьяне не хотели проводить переделы, они были вольны их не делать. Община вовсе не была каким-то «крепостным правом», она действовала демократически. Переделы происходили не от хорошей жизни. Так, по мере усиления земельной тесноты в Черноземье вернулись земельные переделы, которые там почти прекратились в 1860–1870-е годы.

      Говоря о роли общины в хозяйственном развитии, следует помнить, что она способствовала распространению трёхполья, причем ей «приходилось вступать в противоборство со стремлением некоторых хозяев, захваченных ажиотажем рынка, «выжать» из земли наибольшую прибыль. Ежегодное засевание всей пахотной земли, даже очень плодородной, приводило к её истощению». Также община содействовала внедрению органических удобрений, не только учитывая унавоживание почвы при переделах, но и требуя от общинников «землю удобрять назьмом». Некоторые общины с помощью земских агрономов переходили к многополью и травосеянию[4].

      Реформы Столыпина были запущены в условиях революции. Историки указывают на неэкономические мотивы реформ: «К этому времени положение в деревне стало угрожающим, и в ликвидации общины правительство и помещичьи круги рассчитывали найти панацею от всех бед… Первоочередной, двуединой задачей реформы были разрушение крестьянской общины, придававшей крестьянским выступлениям определённую организованность, и создание крепкой консервативной опоры власти из зажиточных крестьян-собственников»[5]. Община казалась и громоотводом от помещичьего землевладения, на которое демократы указывали как на истинную причину отсталости аграрной сферы.

      Преодолеть аграрный голод можно было, только решив две задачи: вывести из села в город и трудоустроить там лишнее население и в то же время увеличить производительность труда настолько, чтобы оставшиеся на селе работники могли обеспечивать продовольствием всё население страны. Вторая задача требовала не только социальных изменений, но и технико-культурной модернизации. Она по определению не могла совершиться быстро, и даже при условии оптимальных социальных преобразований на селе для последующего скачка производительности труда требовалось время. Во второй половине XIX в. это время у России ещё было, а в начале ХХ в. уже нет – революционный кризис надвигался быстрее.

      В условиях острой нехватки земли для решения аграрной проблемы требовалась фора по времени, и её мог дать раздел помещичьих земель. Но долгосрочного решения проблемы не мог гарантировать ни он, ни переселенческая политика, для которой в реальности в России были очень небольшие возможности.

      Народнический автор Н.П. Огановский, оценивая результаты раздела помещичьих земель после революции 1917 г., утверждал, что уже до неё крестьяне контролировали половину бывших помещичьих земель в виде купчей и арендованной. В результате раздела земель надел на одного едока увеличился с 1,87 до 2,26 десятины – на 0,39 десятины, а без учёта арендованной – 0,2[6]. Это означает расширение крестьянских наделов на 21 % (11 % без учета арендуемой земли) при одновременном снятии пресса арендных платежей. Это – заметное улучшение. Уровень жизни крестьян явно выигрывал от отмены арендных платежей и расширения наделов, пусть и скромного. Проблемы низкой производительности труда и нехватки земель это не снимало, но давало «передышку», которую можно было использовать для решения задач интенсификации производства. У Столыпина не было возможности получить такую передышку, так как он стоял на страже помещичьей собственности.

      Известный петербургский историк Б.Н. Миронов, положительно относящийся к реформам Столыпина, считает ошибкой Временного правительства отказ от быстрого распределения помещичьих земель[7] (и с этим трудно не согласиться). Но тем более нужно признать этот отказ недостатком аграрной политики Столыпина. В его случае это была не ошибка – он просто не мог покуситься на привилегии аристократии.

      Масштабы перемен

      9 ноября 1906 г. был принят указ, который (формально в связи с прекращением выкупной операции) разрешал крестьянам выделять своё хозяйство из общины вместе с землёй. Указ Столыпина, подтверждённый законом 1910 г., поощрял выход из общины: «Каждый домохозяин, владеющий надельной землей на общинном праве, может во всякое время требовать укрепления за собою в собственность причитающейся ему части из означенной земли»[8].

      Если крестьянин продолжал жить в деревне, его участок назывался отрубом. В случае согласия общины участки крестьянина, разбросанные по разным местам, обменивались так, чтобы отруб стал единым участком. Крестьянин мог выделиться из деревни на хутор, в удалённое место. Земля для хутора отрезалась от угодий общины, что затрудняло выпас скота и другую хозяйственную деятельность крестьянского мира. Таким образом, интересы хуторян (как правило – зажиточных) входили в конфликт с интересами остального крестьянства.

      Крестьяне беспередельных общин, где переделы земли не проводились после 1861 г. (подворники), автоматически получали право на оформление земли в частную собственность.

      В деревнях, где крестьяне прежде уже прекратили переделы земли, почти ничего нового не произошло, а в селениях, где община была сильна и экономически оправданна, возникали конфликты между общинниками и выделившимися из общины крестьянами, на стороне которых выступали власти. Эта борьба отвлекла крестьян от действий против помещиков.

      Постепенно (уже после смерти Столыпина) реформа вошла в более спокойное русло. Если до реформы 2,8 млн дворов уже жило вне передельной общины, то в 1914 г. это число выросло до 5,5 млн (44% крестьян). Всего из общины вышло 1,9 млн домохозяев (22,1% общинников) с площадью почти в 14 млн десятин (14% общинной земли)[9]. Еще 469 тыс. членов беспередельных общин получили акты на свои наделы[10]. Было подано 2,7 млн заявлений на выход[11], но 256 тыс. крестьян забрали свои заявления[12]. Таким образом 27,2% из тех, кто заявил о желании укрепить землю, не успели или не смогли этого сделать к 1 мая 1915 г.[13] То есть даже в перспективе показатели могли увеличиться разве что на треть. Пик подач заявлений (650 тыс.) и выхода из общины (579 тыс.) приходится на 1909 г.[14]

      Из общины не стали выходить и 87,4% хозяев беспередельных общин[15]. И это не удивительно. Сам по себе выход из общины, даже беспередельной, создавал для крестьян дополнительные трудности без очевидного немедленного выигрыша. Как пишет А.П. Корелин, «дело в том, что само по себе укрепление земли в личную собственность в хозяйственном плане не давало «выделенцам» никаких преимуществ, ставя общину зачастую в тупиковую ситуацию… Производство единоличных выделов вносило полное расстройство в земельные отношения обществ и не давало каких-либо преимуществ выходившим из общины, за исключением, может быть, желавших продать укрепленную землю»[16]. Хозяева теперь мешали друг другу в работе из-за чересполосицы, возникали всё большие проблемы с выпасом скота, и приходилось больше тратиться на фураж.

      Преимущества должны были возникнуть при выделении на хутора и отруба, но этот процесс землеустройства в условиях малоземелья был очень сложен и куда более скромен по масштабам. Пик заявлений о землеустройстве приходится на 1912–1914 гг., всего было подано 6,174 млн заявлений и землеустроено 2,376 млн хозяйств[17]. На надельных землях создали 300 тыс. хуторов и 1,3 млн отрубов, которые занимали 11% надельных земель, а вместе с укрепившими землю подворниками – 28%[18].

      Землеустроительный процесс мог продолжаться и дальше. К 1916 г. была закончена подготовка землеустроительных дел для 3,8 млн домохозяйств площадью 34,3 млн десятин[19]. Но возможности улучшать положение крестьян даже с помощью такого межевания в условиях земельной тесноты оставались незначительными.

      «Можно предположить, что, освободившись от предпринимательских и пролетарских слоёв, община несколько даже стабилизировалась». Она сохранилась в качестве «института социальной защиты» и сумела «обеспечить в определённой мере хозяйственный и агрикультурный прогресс»[20], – заключили известные исследователи реформ Столыпина А.П. Корелин и К.Ф. Шацилло. Более того, «немецкий профессор Аухаген, посетивший в 1911–1913 гг. ряд российских губерний в целях выяснения хода реформы, будучи её приверженцем, все же отмечал, что община не является врагом прогресса, что она вовсе не противится применению усовершенствованных орудий и машин, лучших семян, введению рациональных способов обработки полей и т.д. К тому же в общинах к улучшению своего хозяйства приступают не отдельные, особенно развитые и предприимчивые крестьяне, а целиком вся община»[21].

      «Накануне Первой мировой войны, когда в крестьянский обиход стали входить жатки, многие общества оказались перед вопросом: либо машины, либо прежняя мелкополосица, допускавшая только серп. Правительство, как мы знаем, предлагало крестьянам устранить чересполосицу путем выхода на хутора и отруба. Однако ещё до столыпинской аграрной реформы крестьянство выдвинуло свой план смягчения чересполосицы при сохранении общинного землевладения. Переход на «широкие полосы», начавшийся в первые годы ХХ в., продолжился и позднее»[22], – пишет П.Н. Зырянов.

      Администрация оказывала противодействие этой работе, так как она противоречила принципам столыпинской реформы, решая проблему чересполосицы иначе и часто более эффективно – ведь «укреплённые» наделы мешали укрупнению, и власти запрещали его, даже когда сами хозяева наделов не возражали. «В приведённых случаях мы видим столыпинскую аграрную реформу с малоизвестной до сих пор стороны, – суммирует П.Н. Зырянов. – Считалось, что эта реформа, несмотря на свою узость и, несомненно, насильственный характер, всё же несла с собой агротехнический прогресс. Оказывается, что насаждался только тот прогресс, который предписывался в законах, циркулярах и инструкциях. Насаждался сверху, не очень считаясь с обстоятельствами (например, с тем, что не все малоземельные крестьяне готовы выйти на отруба, потому что это усиливало их зависимость от капризов погоды). А тот прогресс, который шёл снизу, от самого крестьянства, чаще всего без колебаний пресекался, если он так или иначе затрагивал реформу»[23].

      Не случайно на Всероссийском сельскохозяйственном съезде 1913 г., собравшем агрономов, большинство остро критиковало реформу, например, так: «Землеустроительный закон выдвинут во имя агрономического прогресса, а на каждом шагу парализуются усилия, направленные к его достижению»[24]. Земства в большинстве своём вскоре также отказали в поддержке реформе. Они предпочитали поддерживать кооперативы, основанные не на частной собственности, а на коллективной ответственности – как общины.

      Чтобы уменьшить остроту «земельного голода», Столыпин проводил политику освоения азиатских земель. Переселенчество происходило и раньше – в 1885–1905 гг. за Урал переселилось 1,5 млн человек. В 1906–1914 гг. – 3,5 миллиона. 1 млн вернулся, «пополнив, видимо, пауперизированные слои города и деревни»[25]. При этом и часть оставшихся в Сибири не смогла наладить хозяйство, но просто стала здесь жить. Переселение в Среднюю Азию было связано с большими трудностями из-за климата и сопротивления местного населения.

      «Переселенческий поток направлялся почти исключительно в сравнительно узкую полосу земледельческой Сибири. Здесь свободный запас земель скоро оказался исчерпанным. Оставалось или втискивать новых переселенцев на занятые уже места и заменять один перенаселённый район другим, или перестать смотреть на переселение как на средство облегчения земельной нужды во внутренних районах России»[26].

      Последствия

      Результаты аграрной реформы Столыпина оказались противоречивыми. Прирост сборов основных сельскохозяйственных культур в годы реформ снизился, еще хуже ситуация была в скотоводстве[27]. Это неудивительно, учитывая раздел общинных угодий. «В экономическом плане выдел хуторян и отрубников часто был связан с нарушением привычных севооборотов и всего сельскохозяйственного цикла работ, что крайне отрицательно сказывалось на хозяйстве общинников»[28]. При этом, благодаря поддержке чиновников, выделяющиеся могли получить лучшие земли. Крестьяне протестовали против «закрепощения земли в собственность», на что власти могли ответить арестами[29].

      Протесты вызывали и спровоцированные реформой действия горожан, потерявших связь с деревней, а теперь возвращавшиеся, чтобы выделить и продать надел. Община и раньше не могла остановить крестьянина, решившего уйти в город. Но она и сохраняла землю за теми, кто решил остаться на селе и обрабатывать её дальше. И в этом отношении столыпинская реформа внесла очень неприятное для крестьян нововведение. Теперь бывший крестьянин мог эту землю продать. Уже потерявшие связь с землёй бывшие крестьяне возвращались на время, чтобы «укрепить» (один корень с крепостничеством), отрезать от крестьян часть земли. Более того, возможность продать свою часть бывшей крестьянской земли и получить таким образом «подъёмные» привела к тому, что столыпинская реформа усилила приток населения в города – явно к тому не готовые. Деньги, вырученные от продажи надела, быстро кончались, и в городах нарастала маргинальная, разочарованная масса бывших крестьян, не нашедших себе места в новой жизни.

      Оборотная сторона столыпинской аграрной политики и её результативности – голод 1911–1912 годов. Крестьяне в Российской империи периодически голодали и раньше. Столыпинская реформа не переломила ситуацию.

      Усилилось расслоение крестьянства. Но Столыпин ошибся в своих надеждах на то, что зажиточные слои станут союзниками помещиков и самодержавия. Даже сторонник реформ Столыпина Л.Н. Литошенко признавал: «С точки зрения социального мира разрушение общины и обезземеление значительной части её членов не могло уравновесить и успокоить крестьянскую среду. Политическая ставка на «крепкого мужика» была опасной игрой»[30].

      В 1909 г. в России начался экономический подъём. По темпам роста производства Россия вышла на первое место в мире. Выплавка чугуна в 1909–1913 гг. увеличилась в мире на 32%, а в России — на 64%. Капиталы в России выросли на 2 млрд руб. Но в столыпинской ли реформе дело? Государство размещало на заводах крупные военные заказы — после Русско-японской войны Россия более тщательно готовилась к новым международным конфликтам. Предвоенная гонка вооружений способствовала ускоренному росту тяжёлой промышленности. Опережающие темпы роста определялись тем, что Россия проходила фазу промышленной модернизации, располагала дешёвой рабочей силой, что было оборотной стороной крестьянской бедности. Предвоенный рост длился не дольше, чем обычный экономический цикл подъёма, и нет никаких доказательств, что такой «столыпинский цикл» мог длиться много дольше, чем обычно, и не завершился бы очередным спадом.

      В общем, результат реформ Столыпина, как бы к ним ни относиться, весьма скромен. Разрушить общину не удалось. Воздействие на производительность сельскохозяйственного производства оказалось противоречивым. Во всяком случае, системного выхода из аграрного кризиса реформа не дала и при этом несколько усилила социальную напряжённость в городах.

      Реформа такого масштаба и направления не могла всерьёз изменить траекторию, которая вела империю к революции. Но сама эта революция могла осуществиться очень по-разному. Однако тут уж дело не в столыпинской реформе, а в мировой войне.

       

      Читайте также:

      Иван Зацарин. Две разные экспансии. К 390-летию продажи индейцами Манхэттена

      Виктор Мараховский. Царь — не настоящий. Почему Ивану Грозному не везёт в кино

      Дмитрий Михайличенко. Башкиры: жизнь в движении. Часть 2: свыкнуться с Россией и сражаться за неё

      Иван Зацарин. Как нам вешали железный занавес. К 67-летию ФРГ

      Игорь Пыхалов, Дмитрий Пучков. Великая оболганная война, или Была ли обезглавлена Красная армия

      Клим Жуков, Дмитрий Пучков. О «чёрной археологии»

      Иван Зацарин. К кому идут русские. К 67-летию самоубийства министра обороны США

      Борис Юлин. Государство и Гражданская война. Зачем большевики разогнали Учредительное собрание

      Иван Зацарин. Гражданская война не из-за рабов. К 160-летию погрома в Лоуренсе

      Дмитрий Михайличенко. Башкиры: жизнь в движении. Часть 1: прийти к России

      Андрей Смирнов. Дворцовые интриги и перевороты XVII-XVIII веков: что об этом пишут в учебниках

      Иван Зацарин. Почему Илон Маск не Королёв. К 13-летию «частного космоса»

      Евгения Галимзянова. Предреволюционная Россия Николая II и Столыпина: об устойчивости и упрощённости исторических евростандартов

      Источник: histrf.ru


      Б. В народно-хозяйственной области:

      III. В вопросах переустройства земельных отношений П. С.- Р. стремится опереться в интересах социализма и борьбы против буржуазно-собственнических начал на общинные и трудовые воззрения, традиции и формы жизни русского крестьянства, в особенности на распространенное среди них убеждение, что земля ничья и что право на пользование ею дает лишь труд. В согласии со своими общими воззрениями на задачи революции в деревне, партия будет стоять за социализацию земли, т. е. за изъятие ее из товарного оборота и обращение из частной собственности отдельных лиц или групп в общенародное достояние на следующих началах: все земли поступают в заведывание центральных и местных органов народного самоуправления, начинал от демократически организованных бессословных сельских и городских общин и кончая областными и центральными учреждениями (расселение и переселение, заведование земельным фондом и т. п.); пользование землей должно быть уравнительно трудовым, т. е. обеспечивать потребительную норму на основании приложения собственного труда, единоличного или в товариществе; рента путем специального обложения должна быть обращена на общественные нужды; пользование землями и угодьями, имеющими не узко местное значение (обширные леса, рыбная ловля и т. д.), регулируется соответственно более широкими органами самоуправления; ‘недра земли остаются за государством, земля обращается в общенародное достояние без выкупа; за пострадавшими от этого имущественного переворота признается лишь право на общественную поддержку на время, необходимое для приспособления к новым условиям личного существования.

      IV. В вопросах общинного муниципального и земского хозяйства Партия будет стоять за развитие всякого рода общественных служб и предприятий (бесплатная врачебная помощь, земско — агрономическая и продовольственная организация; организация земскими и областными органами самоуправления при помощи общегосударственных средств широкого кредита для развития трудового хозяйства, преимущественно на кооперативных началах; коммунизация водоснабжения, освещения, путей и средств сообщения и т. п. , за предоставление городским и сельским общинам самых широких прав по обложению недвижимых имуществ и по принудительному отчуждению их, особенно в интересах удовлетворения жилищной нужды рабочего населения; за коммунальную, земскую, а равно и государственную политику, благоприятствующую развитию кооперации на строго демократических трудовых началах.[6]

      Источник: traditio.wiki

      Предпосылки и причины

      Одна из основных причин, которые побудили Российскую Империю начать массовое изменение в государственном устройстве были основаны на том, что большое количество простых людей высказывали свое недовольство властью. Если до этого времени высказывание недовольства сводилось к разовым мирным акциям, то к 1906 году эти акции стали намного масштабнее, а также кровавые. В результате стало очевидно, что Россия борется не только с очевидными экономическими проблемами, но и с очевидным революционным подъемом.

      Очевидно, что любая Победа государства над революцией основывается не на физической силе, а на силе духовной. Сильное духом государство само должно встать во главе реформ.

      Петр Аркадьевич Столыпин

      Причины аграрной реформы Столыпина

      Одно из знаковых событий, которые побудили правительство России начать скорейшее реформы, случилось 12 августа 1906 года. В этот день в Петербурге на Аптекарском острове произошел теракт. В этом месте столицы жил Столыпин, который к этому времени занимал пост председателя правительства. В результате прогремевшего взрыва погибло 27 человек и 32 человека были ранены. Среди раненых были дочь и сын Столыпина. Сам Председатель правительства чудом не пострадал. В результате в стране был принят закон о военно-полевых судах, где все дела, касающиеся терактов, рассматривались в ускоренном порядке, в течение 48 часов.

      Случившийся взрыв лишний раз указал Столыпину, что народ желает коренных перемен внутри страны. Эти перемены нужно было давать людям в кратчайшие сроки. Именно поэтому было ускорена аграрная реформа Столыпина, проект который стал продвигаться гигантскими шагами.

      Суть реформы

      24 августа 1906 года было опубликовано программа реформ правительством Российской Империи в аграрном секторе. Данная реформа представляла собой два больших блока:

      • Первый блок призвал граждан страны успокоиться, а также информировал о чрезвычайном положении во многих районах страны. Из-за терактов в ряде регионов России были вынуждены ввести чрезвычайное положение и военно-полевые суды.
      • Второй блок объявлял о созывы Государственной Думы, в ходе работы который планировалось создать и реализовать комплекс аграрных реформ внутри страны.

      Суть аграрной реформы Столыпина

      Столыпин отчетливо понимал, что реализация одних только аграрных реформ не позволит успокоить население и не позволит Российской Империи сделать качественный скачок в своем развитии. Поэтому Наряду с изменениями в сельском хозяйстве Председатель правительства говорил о необходимости принятия законов о вероисповедании, равноправии среди граждан, реформировании системы местного самоуправления, о правах и быте рабочих, необходимости введения обязательного начального образования, введение подоходного налога, увеличение жалование учителей и так далее. Одним словом все то, что в дальнейшем реализована Советская власть, было одним из этапов столыпинской реформы.

      Безусловно, начать изменения такого масштаба в стране крайне тяжело. Именно поэтому Столыпин решил начать с аграрной реформы. Это было связано с рядом факторов:

      • Основная движущая сила эволюции это крестьянин. Так было всегда и во всех странах, так было и в те времена в российской империи. Поэтому для того, чтобы снять революционный накал было необходимо обратиться к основной массе недовольных, предложив им качественные изменения в стране.
      • Крестьяне активно выказывали свою позицию о том, что помещичьи земли необходимо перераспределить. Зачастую помещики оставляли себе лучшие земли, выделяя крестьянам не плодородные участки.

      Первый этап реформы

      Аграрная реформа Столыпина началась с попытки разрушение общины. До этого момента крестьяне в деревнях жили общинами. Это были специальные территориальные образования, где люди жили единым коллективом, выполняя единые коллективные задачи. Если пытаться дать более простое определение, то общины очень похожи на колхозы, которые в дальнейшем реализовала Советская власть. Проблема же общин заключалась в том, что крестьяне жили сплоченной группы. Они работали для единой цели для помещиков. У крестьян, как правило, не было своих крупных наделов, и они не особо переживали за итоговый результат своей работы.

      9 ноября 1906 года Правительство Российской империи издало указ, который позволял крестьянам свободно выходить из общины. Выход из общины был бесплатным. При этом крестьянин сохранял за собой все свое имущество, а также земли, которые были ему выделены. При этом, если земли выделялись на различных участках, то крестьянин мог требовать, чтобы земли были объединены в единый надел. Выходя из общины, крестьянин получал землю в виде отруба или хутора.

      Карта аграрной реформы столыпина.

      Карта аграрной реформы

      Отруб это участок земли, который выделялся крестьянину, выходящему из общины, с сохранением за этим крестьянином его двора в деревне.

      Хутор это земельный участок, который выделялся крестьянину, выходящему из общины, с переселением этого крестьянина из деревни на собственный участок.

      С одной стороны такой подход позволял реализовать внутри страны реформы направленные на изменение внутри крестьянского хозяйства. Однако с другой стороны помещичье хозяйство оставалось нетронутым.

      Суть аграрной реформы Столыпина, по замыслу самого создателя сводилась к следующим преимуществам, которые страна получала:

      • Крестьяне, жившие общиной, были массово подвержены влиянию революционеров. Крестьяне, которые живут отдельными хозяйствами, гораздо менее доступны для революционеров.
      • Человек, который получил в свое распоряжение землю, и который зависит от этой земли, напрямую заинтересован в конечном результате. В результате человек будет думать не о революции, а о том, как увеличить свои урожай и свою прибыль.
      • Отвлечь внимание от желания простых людей разделить помещичью землю. Столыпин выступал за неприкосновенность частной собственности, поэтому с помощью своих реформ он старался не только сохранить помещичьи земли, но и предоставить крестьянам то, что действительно было нужно.

      В какой-то степени аграрная реформа Столыпина была похожа на создание передовых фермерских хозяйств. В стране должны были появиться в огромном количестве мелкие и средние землевладельцы, который бы не зависели напрямую от государства, а самостоятельно стремились развивать свой сектор. Этот подход находил выражение и в словах самого Столыпина, который часто подтверждал, что страна в своем развитии делает упор на «крепких» и «сильных» землевладельцев.

      На начальном этапе развитие реформы правом выйти из общины пользовались немногие. Фактически из общины выходили только зажиточные крестьяне и беднота. Зажиточные крестьяне выходили потому, что у них было все для самостоятельной работы, и они могли теперь работать не на общину, а на себя. Беднота же выходила для того, чтобы получить отступные деньги, тем самым поднять свое материальное положение. Беднота, как правило, прожив какое-то время вдали от общины и лишившись своих денег, возвращались назад в общину. Именно поэтому на начальном этапе развития очень мало людей выходило из общины в передовые аграрные хозяйства.

      Официальная статистика говорит о том, что только 10% всех образовавшихся аграрных хозяйств могли претендовать на звание успешного фермерского хозяйства. Только эти 10% хозяйств использовали современную технику, удобрение, современные способы работы на земле и так далее. В конечном итоге только эти 10% хозяйств работали выгодно с экономической точки зрения. Все остальные хозяйства, которые были образованы в ходе аграрной реформы столыпина, оказались убыточными. Связано это с тем, что подавляющее большинство выходящих из общины людей были бедниками, которые не были заинтересованы в развитии аграрного комплекса. Эти цифры характеризуют первые месяцы работы столыпинских замыслов.

      Политика переселения как важный этап реформы

      Одна из существенных проблем Российской империи того времени заключалась в, так называемом, земельном голоде. Под этим понятием подразумевается то, что восточная часть России была крайне мало освоена. В результате подавляющее большинство земель в этих регионах были неосвоенными. Поэтому аграрная реформа Столыпина ставила одной из задач переселять крестьян из западных губерний в восточные. В частности, говорилось о том, что крестьяне должны переселяться за Урал. Прежде всего, эти изменения должны были коснуться тех крестьян, которые не имели своей земли в собственности.

      Переселение крестьян в Сибирь

      Так называемые, безземельные должны были переселиться за Урал, где должны были основать свое фермерское хозяйство. Данный процесс был абсолютно добровольным и никого из крестьян правительство не заставляло переселяться в восточные регионы насильственного. Более того, политика переселения основывалась на том, чтобы предоставить крестьянам, которые решатся переехать за Урал, максимальные льготы и хорошие условия для проживания. В результате, человек, который соглашался на такое переселение, получал следующие послабления со стороны правительства:

      • Фермерское хозяйство крестьянина на 5 лет освобождались от любых налогов.
      • Крестьянин получал в свою собственность землю. Земля предоставлялась из расчета: 15 га на фермерское хозяйство, а также по 45 га на каждого из членов семьи.
      • Каждый переселенец получал денежную ссуду на льготных началах. Величина этой суды зависела от региона переселения, и в некоторых регионах достигала до 400 рублей. Это огромные деньги для Российской Империи. В любом регионе 200 рублей выдавались безвозмездно, а остальные деньги в виде ссуды.
      • Все мужчины, образовавшегося фермерского хозяйства, освобождались от воинской повинности.

      Существенные преимущества, которые гарантировало государство крестьянам, привели к тому, что в первые годы реализации аграрной реформы большое количество людей переселилась из западных губерний в восточные. Однако несмотря на такой интерес населения к данной программе с каждым годом количество переселенцев все уменьшалось. Более того, с каждым годом увеличивался процент людей, которые возвращались назад в южные и западные губернии. Наиболее ярким примером является показатели переселения людей в Сибирь. В период с 1906 года по 1914 года в Сибирь переселилось более 3 миллионов человек. Однако проблема заключалась в том, что правительство оказалась не готово к такому массовому переселению и не успевало подготовить нормальные условия для проживания людей в конкретном регионе. В результате люди приезжали на новое место жительства, не имея никаких удобства и никаких устройств для комфортного проживания. В результате только из Сибири на прежнее место проживание вернулась порядка 17% людей.

      Крестьянская изба

      Несмотря на это аграрная реформа Столыпина в плане переселения людей дала положительные результаты. Здесь положительные результаты нужно рассматривать не с точки зрения количества людей, которые переселились и вернулись обратно. Основной показатель эффективности данной реформы заключается в освоении новых земель. Если говорить о той же Сибири, переселение людей привело к тому, что в данном регионе было освоено 30 миллионов десятин земли, которая до этого пустовала. Еще более важным преимуществом было то, что новые хозяйства были абсолютно оторваны от общин. Человек самостоятельно приезжал со своей семьей и самостоятельно поднимал свое фермерское хозяйство. У него не было никаких общественных интересов, никаких соседних интересов. Он знал, что есть конкретный земельный участок, который ему принадлежит, и который должен его кормить. Именно поэтому показатели эффективности аграрной реформы в восточных регионах России несколько выше чем в западных регионах. И это несмотря на то, что западные регионы и западные губернии традиционно более финансируемые и традиционно более плодородные с обработанной землей. Именно на востоке удалось добиться создания крепких фермерских хозяйств.

      Главные результаты реформы

      Аграрная реформа Столыпина имела огромное значение для Российской Империи. Впервые страна начала реализовывать такого масштаба изменения внутри страны. Были очевидны положительные сдвиги, но для того, чтобы исторический процесс мог дать положительную динамику, ему нужно время. Неслучайно сам Столыпин говорил:

      Дайте стране 20 лет покоя внутреннего и внешнего и Вы не узнаете Россию.

      Столыпин Пётр Аркадьевич

      Это действительно было так, но, к сожалению, у России не было 20 лет тишины.

      Результаты столыпинских реформ

      Если же говорить о результатах аграрной реформы, то ее основные результаты, которые были достигнуты государством за 7 лет, можно свести к следующим положениям:

      • На 10% были увеличены посевные площади по всей стране.
      • В отдельных регионах, где крестьяне массово выходили из общины, посевные площади удалось увеличить до 150%.
      • Экспорт зерна был увеличен, составляя 25% от всего мирового экспорта зерна. В урожайные годы этот показатель увеличивался до 35 — 40%.
      • Закупка сельскохозяйственного оборудования за годы проведения реформ увеличилась в 3,5 раза.
      • В 2,5 раза увеличился объем используемых удобрений.
      • Рост промышленности в стране шел колоссальными шагами +8,8% в год, Российская Империя в этом плане вышла на первое место в мире.

      Это далеко не полный показатели проведения реформы в Российской Империи в плане сельского хозяйства, но даже эти цифры показывают, что реформа имела однозначную положительную динамику и однозначный положительный результат для страны. Вместе с этим добиться полной реализации тех задач, которые ставил перед страной Столыпин, не удалось. В стране не удалось в полном объеме реализовать фермерские хозяйства. Это было связано с тем, что традиции ведения коллективного хозяйства у крестьян были очень сильны. И крестьяне нашли выход для себя в создании кооперативов. Кроме того повсеместно создавались артели. Первый артель был создан в 1907 году.

      Артель это объединение группы лиц, которые характеризуют одну профессию, для совместной работы этих лиц с достижением общих результатов, с достижением общих доходов и с общей ответственностью за конечный результат.

      В результате можем говорить о том, что аграрная реформа Столыпина была одним из этапов массового реформирования России. Это реформирование должно было в корне изменить страну, переведя ее в разряд одной из ведущих мировых держав не только в военном смысле, но и в смысле экономическом. Главная же задача данных реформы заключалась в том, чтобы разрушить общины крестьян, создав мощные фермерские хозяйства. Правительство хотело увидеть сильных собственников земли, в которых бы выражались не только помещики, но и частные хозяйства.

      Популярные статьи:


      Полтавская битва

      Император Павел 1

      Присоединение Украины

       

      Последние добавления:

      Источник: istoriarusi.ru

You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.