Советские войска в венгрии

Эти события вызвали обострение обстановки в стране, повстанцы начали нападать на сотрудников госбезопасности, коммунистов и лояльных режиму лиц, применять пытки и осуществлять суды Линча. Корреспонденты иностранных изданий («Монд», «Таймс», «Вельт» и др.) писали о 20 повешенных членах Будапештского городского комитета ВПТ и примерно 100 убитых работниках AVH, но точных данных о жертвах среди них нет. Вскоре было прервано железнодорожное и авиационное сообщение, закрылись магазины и банки. Волнения охватили и другие города страны.

28 октября в радиовыступлении Имре Надь признал народное возмущение справедливым, объявил о прекращении огня, о начале переговоров с СССР о выводе советских войск, о роспуске Венгерской Народной Армии и ВПТ (1 ноября была создана Венгерская социалистическая рабочая партия, ВСРП).

Решения СССР

Оценивая сложившуюся ситуацию, советское руководство пришло к выводу о необходимости вывода войск из Венгрии и пересмотра системы отношений со странами соцлагеря. 30 октября советский военный контингент был выведен из столицы в места постоянной дислокации. В тот же день по радио была передана правительственная декларация, в которой говорилось о готовности Кремля рассмотреть с государствами-членами Варшавского договора вопрос о советских войсках, находящихся на их территориях. При этом венгерские события были названы «справедливым и прогрессивным движением трудящихся, к которому примкнули реакционные силы».

Однако 31 октября первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев предложил «пересмотреть оценку ситуации в Венгрии, войска не выводить и проявить инициативу в наведении порядка» в стране. По его словам, уход из Венгрии был бы интерпретирован на Западе как слабость. У историков нет единого мнения по вопросу, почему в СССР решили отказаться от выполнения первоначальной декларации. В этой связи приводятся данные о неодобрительной реакции на документ со стороны коммунистических лидеров ряда стран. Так, в телеграмме генерального секретаря компартии Италии Пальмиро Тольятти указывалось, что в случае вывода войск события в Венгрии будут развиваться исключительно в «реакционном направлении».

В результате в Москве было принято решение провести военную операцию с целью свержения правительства Имре Надя. 1-3 ноября СССР провел консультации с входившими в Восточный блок Болгарией, ГДР, Польшей, Румынией, Чехословакией и Югославией, а также Китаем, в ходе которых этот план был одобрен. Операция под названием «Вихрь» была разработана под руководством министра обороны маршала Георгия Жукова.

Приняв решение провести операцию против правительства Надя, в Москве в качестве кандидатов на пост главы нового правительства рассматривались члены кабинета Надя Ференц Мюнних и Янош Кадар, которые признавали, что ситуация в Венгрии вышла из-под контроля и видели выход в сотрудничестве с СССР. В первых числах ноября они прибыли в Москву для переговоров. В итоге было принято решение о формировании правительства под руководством Кадара, который 4 ноября обратился к СССР с просьбой о помощи Венгрии.

Второй ввод советских войск

Второй ввод советских воинских частей в Будапешт под общим командованием маршала Жукова начался утром 4 ноября. В операции приняли участие формирования Особого корпуса и двух армий из Прикарпатского военного округа. Были задействованы танковые, механизированные, стрелковые и воздушно-десантные дивизии, общая численность военнослужащих превышала 30 тыс.

Источник: tass.ru

Этот миф не выдерживает критики, если ознакомиться с документами, причем документами рассекреченными и находящимися в открытом пользовании.

Факт остается фактом: восстания не было. Было несколько фаз хорошо организованного вооруженного мятежа.

Общеизвестно, что события начались 23 октября в 15 часов с мирной демонстрации студентов, к которой присоединились значительные слои населения Будапешта. Уже через три часа демонстрация закончилась, и начался вооруженный мятеж.

Но следы заговора, если он был, надо искать несколько раньше. Они есть. Причем не так уж сильно спрятанные. В таком архиве, как РГАНИ, можно найти такие документы, как донесения посла СССР в Венгрии Андропова или председателя КГБ Серова, в которых те указывают на то, что в стране готовится вооруженный мятеж. Характерно, что донесения эти отправлены летом 1956 года. К лету же 1956 года относятся и свидетельства оперуполномоченного особого отдела при советской военной кандидатуре в Будапеште Александра Горюнова. Именно в этот период венгерские коллеги сообщают нашим контрразведчикам о существовании заговора и о подготовке путча.

Есть и иные документы. Доклад разведки армии США от 6 января 1956 года. В нем, в частности, указывается на информацию от венгерского офицера, завербованного еще в 1954 году, о существовании заговора в армии. Офицер этот сообщает, что хотя подпольное движение состоит из сравнительно небольшого количества офицеров, ячейки есть почти в каждой венгерской части. Между тем, по свидетельству британского корреспондента Шермана («Обсервер»), некий полковник ВНА сыграл значительную роль в радикализации событий 23 октября. В ночь перед событиями он встречался в Политехническом университете со студентами и уговорил их выйти на демонстрацию. Причем под его влиянием было составлено обращение к правительству с радикальными и явно невыполнимыми условиями, вроде запрета на экспорт урана в СССР, который никто, собственно, и не экспортировал. Шерман так и пишет, что под влиянием полковника требования стали максимально радикальными. Чуть позже пленные мятежники указали на личность полковника. Его фамилия Нодар. Во время мятежа он стал помощником Бела Кирая. Характерно, что на допросе Нодар назвал Кирая одним из организаторов мятежа. Учитывая, что начальником Национальной гвардии стал не ведущий с риском для жизни подпольную борьбу Нодар, а вроде бы до 30 октября остававшийся не у дел Кирай, его показания заслуживают внимания. Кстати, именно к Нодару обращался американский военный атташе с просьбой помочь ему в приобретении и отправке в США нового советского истребителя МИГ-17. Документы об этом опять же рассекречены и находятся в РГАНИ и Центральном архиве ФСБ РФ.

Есть и еще другие свидетельства о существовании заговора и о подготовке мятежа. Тот же Александр Горюнов показывает, что незадолго до мятежа к ним поступила информация о том, что уже заготовлены путевые листы на автотранспорт, что уже известно, кто что будет перевозить – людей, оружие.., намечены их маршруты.

Буквально незадолго до начала мятежа в город со всей Венгрии были собраны члены венгерской молодежно-спортивно-военной организации (аналог нашего ДОСААФ). Они на первых порах стали ударной силой мятежа.

Интересен еще один момент. Ситуация раскачивалась задолго до событий. В частности, по всей стране ширилось недовольство пребыванием советских войск в Венгрии. Правда, не потому, что войска вообще находятся в стране, а потому, что советская армия в Венгрии живет за счет венгерского бюджета, тем самым объедая не таких уж сытых венгров. Что это бред – понятно. Советские войска находились на бюджете СССР, за покупки в Венгрии расплачивались живыми деньгами. Но ведь кто-то вносил эти идеи в массы, которые немедленно думали точно так же. А как иначе: Венгрия все время находилась в состоянии экономического кризиса, надо же было найти крайних. Распускались и подхватывались слухи о том, что зимою в домах холодно, так как топить нечем: весь уголь отправляют в СССР. Что характерно, в этот период уголь из СССР в Венгрию экспортировался – ввиду острой его нехватки в самой Венгрии. Помогали мы им, в общем.

Отдельно стоит урановая тема. После Хиросимы и Нагасаки началась буквально урановая лихорадка. США успели наложить лапу на урановые месторождения почти по всему миру, кроме Восточной Европы. На «нашей» территории месторождения были в Восточной Германии (Гера), Чехословакии (Яхимов), Венгрии (Печ) и Болгарии. Первые атомные бомбы мы сделали из немецких и болгарских материалов. Понятно, что урановые разработки находились под жестким контролем ССССР и охранялись советскими частями. Велась серьезная контрразведывательная работа, дезинформационная – в том числе. К 1956 году в обстановке строжайшей секретности начаты были разработки на советской территории – в Казахстане. Но в США этого не знали. А вот о месторождениях в странах Восточной Европы знали от советского высокопоставленного офицера КГБ Искандерова, который перебежал на Запад и остановился в США в 1950 г. (кстати, побег Искандерова стал одним из дополнительных факторов падения некогда всесильного Абакумова). Из Венгрии (равно как и из ЧССР) в СССР уран не экспортировался. Однако «массы» считали отчего-то иначе. И «урановый» пункт в историческом документе «14 требований» был под номером 6. Кто внушил людям эту глупость? Ответ очевиден. Те, с кем СССР в те годы находился в состоянии ядерного противоборства. Хотя и этот момент не скрывается. Все требования «масс» к правительству сперва озвучивались в эфире радио «Свободная Европа», ну а если точнее – в рамках операции ЦРУ «Фокус», которая началась с 1954 года.

Но вернемся к народному восстанию. Как известно, события начались 23 октября в 15 часов. Советские танки вошли в Будапешт в 5-6 утра 24 октября. И их уже ждали хорошо организованные мобильные группы боевиков, имеющие командиров, связь, разведку, оружие и четкую координацию действий. Потери советские войска начали нести с первых же часов участия в венгерских событиях. Известно о хорошей военной подготовке венгерских резервистов и допризывников. Однако любой военный скажет, что от подготовки до создания полноценных боевых подразделений дистанция очень велика. Советские войска столкнулись не с тинейджерами, а именно с хорошо подготовленными отрядами. Кроме того, помимо Будапешта мятеж начался практически по всей стране одновременно. И везде по одной и той же схеме: захват органов власти, радиостанций, оружейных складов, управлений полиции и AVH. Характерно, что вторым по величине и накалу мятежом стали события в городе Мишкольце. В уже упомнянутом докладе разведки армии США указывалось, что именно вокруг Мишкольца располагались не менее 10 партизанских лагерей, в каждом из которых было от 40 до 50 партизан ас радиостанциями, складами оружия и продуктов. Кстати, местность вокруг Мишкольца – единственная в Венгрии, где могут находиться партизаны, – леса и сложный рельеф местности.

В самом же Будапеште были даже налажены производство и транспортировка нитроглицерина. Для сведения: для диверсий можно использовать только так называемый чистый нитроглицерин, который нельзя изготовить в домашних условиях. Домашний, грязный нитроглицерин взорвется или при изготовлении, или, в самом лучшем случае, при транспортировке. Самое позднее – как только вы занесете для броска руку с бутылкой, снаряженной грязным нитроглицерином. Однако в Будапеште эти вопросы были решены в кратчайший срок, что говорит только о заранее проведенной работе.

Как могла вездесущая венгерская госбезопасность проворонить заговор? Все просто. К 1956 году госбезопасность была парализована внутренними чистками. Нечто похожее немного раньше произошло у нас – после ареста и расстрела Берия, когда в последующих чистках были разогнаны наиболее профессиональные кадры разведки и контрразведки. Кроме того, в своих воспоминаниях Александр Горюнов показывает: у него и у его сослуживцев складывалось впечатление, что в самом руководстве AVH есть сторонники изменения курса страны.

Не в пользу версии о восстании говорят и директивы Совета Национальной Безопасности США. Например, в директиве NSC-158.

«Цели и действия Соединенных Штатов для использования в своих интересах волнений в государствах-сателлитах», 29 июня 1953г говорится: «Подпитывать сопротивление коммунистическому гнету таким образом, чтобы спонтанный характер не подвергался сомнению.

Организовать, обучить и экипировать подпольные организации, способные проводить продолжительные военные действия».

Под странами-саттелитами подразумеваются страны социалистического лагеря.

В иной директиве, NSC-68, говорится: «усилить операции тайными средствами с целью вызвать и поддержать волнения и восстания в избранных стратегически важных странах-сателлитах.»

Олег Филимонов

Источник: zabolshevizm.wordpress.com

Предпосылки

Венгрия воевала в Великой Отечественной войне на стороне нацистской Германии до самого конца войны и попала в советскую зону оккупации после окончания Второй мировой войны. К 1948 году единственной легальной политической силой стала коммунистическая ВПТ (Венгерская партия трудящихся). В 1949 государство стало официально называться Венгерской Народной Республикой.

Лидер ВПТ и председатель правительства Матьяш Ракоши, прозванный «лучшим учеником Сталина», установил личную диктатуру, занимаясь копированием сталинского режима в СССР: проводил насильственные индустриализацию и коллективизацию, подавлял любое инакомыслие, боролся с католической Церковью. Экономическая ситуация в стране осложнялась ещё и тем, что Венгрия, как союзник Германии по Второй мировой войне, была обязана несколько лет выплачивать СССР, ЧССР и Югославии контрибуцию, иногда доходившую до четверти национального продукта[2]. В Москве после смерти Сталина решили, что Ракоши излишне фанатичен, что он не способствует популярности новых венгерских властей в народе. В июле 1953 «лучший ученик Сталина» был заменён на посту главы правительства другим венгерским коммунистом, Имре Надем.

Надь прожил почти двадцать лет в России и, по некоторым данным, был тесно связан с НКВД и лично Берией[источник не указан 329 дней]. На посту главы правительства этот венгерский политик провёл ряд мер, направленных на улучшение жизни народа (были уменьшены налоги, увеличены зарплаты, либерализированы принципы землепользования), прекратил политические репрессии. Это сделало его популярным среди простых венгров и опасным для Москвы, увидевшей в Наде излишне самостоятельную политическую фигуру. В итоге, менее чем через два года тот был смещён с поста премьер-министра и исключён из ВПТ.

Новый глава правительства Андраш Хегедюш был молод и не имел влияния в партии, и партийное руководство (Ракоши, Герё, Фаркаш) продолжило сталинистский курс во всех отраслях общественной жизни[источник не указан 329 дней]. Среди широких слоёв венгерского народа это вызывало недовольство. Стихийно зарождались требования возвращения к власти Надя, проведения альтернативных выборов, вывода из Венгрии советских войск. Многие венгры вовсе считали социалистический курс своей страны ошибочным. [3][4]

Начало

Внутрипартийная борьба в Венгерской партии труда между сталинистами и сторонниками реформ началась с самого начала 1956 года и к 18 июля 1956 г. привела к отставке Генерального секретаря Венгерской партии труда Матьяша Ракоши, который был заменён на Эрнё Герё (бывшего министра госбезопасности).

Отстранение Ракоши, а также вызвавшее большой резонанс Познанское восстание 1956 г. в Польше, привели к росту критических настроений в среде студенчества и пишущей интеллигенции. С середины года начал активно действовать «Кружок Петёфи», в котором обсуждались самые острые проблемы, встающие перед Венгрией.

16 октября 1956 года часть студентов университета в Сегеде организованно вышли из прокоммунистического «Демократического Союза Молодёжи» (венгерского аналога комсомола) и возродили «Союз Студентов Венгерских Университетов и Академий», существовавший после войны и разогнанный правительством. В течение нескольких дней отделения Союза появились в Пече, Мишкольце и других городах.

22 октября к этому движению присоединились студенты Будапештского Технологического Университета (в то время — Будапештского Университета Строительной Промышленности), сформулировавшие перечень из 16 требований к органам власти (немедленный созыв внеочередного партийного съезда, назначение Имре Надя премьер-министром, вывод советских войск из страны, снос памятника Сталину и др.) и запланировавшим на 23 октября марш протеста от памятника Бему (польский генерал, герой Венгерской революции 1848 г.) до памятника Петёфи.

23 октября

В 3 часа дня началась демонстрация, в которой приняли участие около тысячи человек — в том числе студенты и представители интеллигенции. Демонстранты несли красные флаги, транспаранты, на которых написаны лозунги о советско-венгерской дружбе, о включении Имре Надя в состав правительства и т. д. На площадях Ясаи Мари, Пятнадцатого марта, на улицах Кошута и Ракоци к демонстрантам присоединились радикально настроенные группы, выкрикивающие лозунги другого толка. Они требовали восстановления старой венгерской национальной эмблемы, старого венгерского национального праздника вместо Дня освобождения от фашизма, отмены военного обучения и уроков русского языка. Кроме этого были выдвинуты требования проведения свободных выборов, создания правительства во главе с Надем и вывода советских войск из Венгрии.

В 20 часов по радио первый секретарь ЦК ВПТ Эрне Гере произнес речь, резко осуждающую демонстрантов.

В ответ на это большая группа демонстрантов штурмом попыталась проникнуть в радиовещательную студию Дома радио с требованием передать в эфир программные требования демонстрантов. Эта попытка привела к столкновению с оборонявшими Дом радио подразделениями венгерской госбезопасности AVH, в ходе которого после 21 часа появились первые убитые и раненые. Оружие повстанцы получили или отняли у подкрепления, посланного на помощь охране радио, а также на складах гражданской обороны и в захваченных полицейских участках. Группа повстанцев проникла на территорию казармы Килиана, где располагались три строительных батальона, и захватила их оружие. Многие стройбатовцы присоединились к повстанцам.

Ожесточенный бой в Доме радио и вокруг него продолжался всю ночь. Начальник Главного управления полиции Будапешта подполковник Шандор Копачи распорядился в повстанцев не стрелять, в их действия не вмешиваться. Он безоговорочно выполнил требования собравшейся перед управлением толпы об освобождении заключенных и снятии красных звезд с фасада здания.

В 23 часа на основании решения Президиума ЦК КПСС начальник Генштаба Вооруженных сил СССР маршал В. Д. Соколовский приказал командиру Особого корпуса начать выдвижение в Будапешт для оказания помощи венгерским войскам «в восстановлении порядка и создания условий для мирного созидательного труда». Соединения и части Особого корпуса прибыли в Будапешт к 6 часам утра и вступили в бои с повстанцами.

Ночью 23 октября 1956 года руководством Венгерской коммунистической партии было принято решение назначить премьер-министром Имре Надя, уже занимавшего этот пост в 1953—1955 годах, отличавшегося реформаторскими взглядами, за которые он был репрессирован, но незадолго до восстания реабилитирован. Имре Надя нередко обвиняли в том, что формальная просьба к советским войскам оказать содействие в подавлении восстания была направлена не без его участия. Его сторонники утверждают, что это решение было принято за его спиной Первым секретарем ЦК ВКП Эрнё Герё и бывшим премьер-министром Андрашем Хегедюшем, а сам Надь был противником привлечения советских войск.

24 октября

В ночь на 24 октября в Будапешт были введены около 6000 военнослужащих Советской армии, 290 танков, 120 БТР, 156 орудий. Вечером к ним присоединились части 3-го стрелкового корпуса Венгерской Народной Армии (ВНА).Часть венгерских военнослужащих и полицейских перешли на сторону восставших.

В Будапешт прибыли члены Президиума ЦК КПСС А. И. Микоян и М. А. Суслов, председатель КГБ И. А. Серов, заместитель начальника Генштаба генерал армии М. С. Малинин.

25 октября

Утром к городу подошла 33-я гвардейская мехдивизия, вечером — 128-я гвардейская стрелковая дивизия, влившиеся в Особый корпус. Во время митинга у здания парламента произошёл инцидент: с верхних этажей был открыт огонь, в результате чего погиб советский офицер и был сожжён танк. В ответ на это советские войска открыли огонь по манифестантам, в результате с обеих сторон был убит 61 человек и 284 было ранено.[5]

26 октября

Столкновения продолжаются.

27 октября

Эрнё Герё был заменён на посту первого секретаря ЦК ВКП Яношем Кадаром и уехал в ставку советской Южной группы войск в Сольноке. Имре Надь выступил по радио, обращаясь к воюющим сторонам с предложением прекратить огонь.

28 октября

Имре Надь выступил по радио и заявил, что «правительство осуждает взгляды, в соответствии с которыми нынешнее антинародное движение рассматривается как контрреволюция». Правительство объявило о прекращении огня и о начале переговоров с СССР о выводе советских войск из Венгрии.[6]

29 октября

Имре Надь упразднил AVH. Бои на улицах прекратились, и впервые за прошедшие пять дней на улицах Будапешта воцарилась тишина. Советские войска начали покидать Будапешт. Казалось, революция победила.

Йожеф Дудаш и его боевики захватили редакцию газеты «Сабад неп», где Дудаш начал издавать собственную газету. Дудаш объявил о непризнании правительства Имре Надя и формировании собственной администрации.

30 октября. Безвластие

Утром все советские войска были уведены в места дислокации. Улицы венгерских городов остались практически без власти. Некоторые тюрьмы, ассоциировавшиеся с репрессивной AVH, были захвачены повстанцами. Охрана сопротивления практически не оказывала и частично разбежалась.

Из тюрем были выпущены находившиеся там политзаключённые и уголовники. На местах профсоюзами начали создаваться рабочие и местные советы, не подчиняющиеся властям и не контролируемые коммунистической партией.

Гвардейцы Белы Кирая и отряды Дудаша казнили коммунистов, сотрудников AVH и венгерских военных, отказывающихся им подчиниться. Всего в результате самосудов погибло 37 человек.[7]

Восстание, добившись определенных временных успехов, быстро радикализировалось — имели место убийства коммунистов, сотрудников AVH и МВД Венгрии, обстрелы советских военных городков.

Советским военнослужащим приказом от 30 октября было запрещено открывать ответный огонь, «поддаваться на провокации» и выходить за расположение части.

Были зафиксированы случаи убийств советских военнослужащих в увольнении и часовых в различных городах Венгрии.[8]

Повстанцами был захвачен Будапештский городской комитет ВПТ, и свыше 20 коммунистов были повешены толпой. Фотографии повешенных коммунистов со следами пыток, с лицами, обезображенными кислотой[9], обошли весь мир. Эта расправа была, однако, осуждена представителями политических сил Венгрии.

Надь уже мало что мог сделать. Восстание перекинулось на другие города и расползлось… В стране быстро наступил хаос. Прервалось железнодорожное сообщение, прекратили работу аэропорты, закрылись лавки, магазины и банки. Повстанцы рыскали по улицам, отлавливая сотрудников госбезопасности. Их узнавали по знаменитым жёлтым ботинкам, разрывали на части или вешали за ноги, порой кастрировали. Пойманных партийных руководителей огромными гвоздями прибивали к полам, вложив в их руки портреты Ленина.[10]

30 октября правительство Имре Надя приняло решение о восстановлении в Венгрии многопартийной системы и о создании коалиционного правительства из представителей ВПТ, Независимой партии мелких хозяев, Национальной крестьянской партии и воссозданной Социал-демократической партии. Было объявлено о предстоящем проведении свободных выборов.[11]

Повторный ввод советских войск

31 октября — 2 ноября

Развитие событий в Венгрии совпало по времени с Суэцким кризисом. 29 октября Израиль, а затем и члены НАТО Великобритания и Франция напали на поддерживаемый СССР Египет с целью захвата Суэцкого канала, рядом с которым они высадили свои десанты.

31 октября Хрущёв на заседании Президиума ЦК КПСС заявил: «Если мы уйдём из Венгрии, это подбодрит американцев, англичан и французов империалистов. Они поймут как нашу слабость и будут наступать». Было принято решение создать «революционное рабоче-крестьянское правительство» во главе с Я. Кадаром и провести военную операцию с целью свержения правительства Имре Надя. План операции, получившей название «Вихрь», был разработан под руководством министра обороны СССР Г. К. Жукова.[12][13]

Венгерское правительство 1 ноября, когда советским войскам было приказано не покидать расположения частей, приняло решение о расторжении Венгрией Варшавского договора и вручило соответствующую ноту посольству СССР. Одновременно Венгрия обратилась в ООН с просьбой о помощи в защите своего нейтралитета. Были предприняты также меры по защите Будапешта на случай «возможного внешнего нападения».[14]

3 ноября

В Текеле под Будапештом, прямо во время проведения переговоров, при содействии сотрудников советского КГБ был арестован новый министр обороны Венгрии генерал-лейтенант Пал Малетер.

4 ноября

Рано утром 4 ноября начался ввод в Венгрию новых советских воинских частей под общим командованием маршала Г. К. Жукова и началась советская операция «Вихрь». Официально советские войска вторглись в Венгрию по приглашению правительства, в спешном порядке созданного Яношем Кадаром. Были захвачены основные объекты в Будапеште. Имре Надь выступил по радио:

« Говорит Председатель Верховного Совета Венгерской Народной республики Имре Надь. Сегодня рано утром советские войска атаковали нашу страну с целью свергнуть законное демократическое правительство Венгрии. Наша армия ведёт бои. Все члены правительства остаются на своих местах »

.

Отряды «Венгерской национальной гвардии» и отдельные армейские подразделения безрезультатно попытались оказать сопротивление советским войскам.[15]

Советские войска наносили артиллерийские удары по очагам сопротивления и проводили последующие зачистки силами пехоты при поддержке танков. Основными центрами сопротивления стали пригороды Будапешта, где местные советы сумели возглавить более или менее организованное сопротивление. Эти районы города подверглись самым массированным артобстрелам.

5-7 ноября

Бои на улицах.

Подавление

К 8 ноября, после ожесточённых боёв, были уничтожены последние очаги сопротивления восставших. Члены правительства Имре Надя укрылись в посольстве Югославии. 10 ноября рабочие советы и студенческие группы обратились к советскому командованию с предложением о прекращении огня. Вооруженное сопротивление прекратилось.

После 10 ноября ещё до середины декабря рабочие советы продолжали свою работу, нередко выходя на прямые переговоры с командованием советских частей. Однако к 19 декабря 1956 года органами государственной безопасности рабочие советы были разогнаны, а их лидеры арестованы.

Сразу же после подавления восстания начались массовые аресты: всего спецслужбы Венгрии и их советские коллеги арестовали около 5000 венгров (846 из них были отправлены в советские тюрьмы), из них «значительное количество членов ВПТ, военнослужащих и студенческой молодёжи»[16].

Премьер-министр Имре Надь и члены его правительства 22 ноября 1956 года были обманным путём выманены из посольства Югославии, где они укрывались, и заключены под стражу на территории Румынии. Затем они были возвращены в Венгрию, и над ними состоялся суд. Имре Надь и бывший министр обороны Пал Малетер были приговорены к смертной казни по обвинению в государственной измене. Имре Надь был повешен 16 июня 1958. Всего было казнено, по отдельным оценкам, около 350 человек.[17] Около 26 000 человек подверглось судебному преследованию, из них 13 000 было приговорено к различным срокам заключения[18], однако к 1963 году все участники восстания были амнистированы и освобождены правительством Яноша Кадара.

Маршал Г. К. Жуков «за подавление венгерского контрреволюционного мятежа» получил 4-ю звезду Героя Советского Союза, председатель КГБ при Совете Министров СССР Иван Серов в декабре 1956 — орден Кутузова 1-й степени.

В официальной историографии социалистической Венгрии мятеж был назван «контрреволюционным».

Потери сторон

По данным статистики, в связи с восстанием и боевыми действиями с обеих сторон, за период с 23 октября по 31 декабря 1956  погибло 2652 венгерских гражданина и было ранено 19226.[19]

Потери Советской Армии, по официальным данным, составили 669 человек убитыми, 51 пропавшими без вести, 1540 — ранеными[20]. 24 октября 2-я гв. МД, первой вступившая в восставший Будапешт, потеряла 4 танка. В ходе боёв операции «Вихрь» только 33-я МД потеряла 14 танков и САУ[21] (погибших членов экипажей — 111 человек).

Реакция в мире

Последствия

Венгры в массовом порядке эмигрировали — страну покинуло почти 200 000 человек (5 % от общей численности населения)[22], для которых в Австрии пришлось создать лагеря беженцев в Трайскирхене и Граце.

Венгерские события оказали значительное влияние на внутреннюю жизнь СССР. Партийное руководство было напугано тем, что либерализация режима в Венгрии привела к открытым антикоммунистическим выступлениям и, соответственно, либерализация режима в СССР может привести к тем же последствиям. Президиум ЦК КПСС 19 декабря 1956 года утвердил текст Письма ЦК КПСС «Об усилении политической работы партийных организаций в массах и пресечении вылазок антисоветских, враждебных элементов». В нём говорилось:

также указывалось:

В письме содержалось указание коммунистам, работающим в органах государственной безопасности, «..зорко стоять на страже интересов нашего социалистического государства, быть бдительными к проискам враждебных элементов и, в соответствии с законами Советской власти, своевременно пресекать преступные действия».[23]

Прямым следствием этого письма стало значительное увеличение в 1957 году числа осуждённых «за контрреволюционные преступления» (2948 человек, что в 4 раза больше, чем в 1956 году)[24]. Студенты за какие-либо критические высказывания по этой теме исключались из институтов[23].

Современность

После падения социалистического режима Имре Надь и Пал Малетер были торжественно перезахоронены в июле 1989 года. С этого времени Имре Надь объявлен национальным героем Венгрии.

См. также

  • Кровь в бассейне — матч ватерпольных сборных СССР и Венгрии на Олимпийских играх 1956 года
  • События 17 июня 1953 года в ГДР
  • Познанские протесты (1956)
  • Пражская весна (1968)
  • Профсоюз «Солидарность» (Польша)
  • Революции 1989 года

Литература

  • Гордиенко А. Н.Войны второй половины ХХ века. Мн., 1998.
  • Лавренов С.А., Попов И.М. Советский Союз в локальных войнах и конфликтах. — М.: Астрель, 2003. — С. 142-186. — ISBN 5-271-05709-7

Источник: dic.academic.ru

You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.