Смерть святополка



Владимир Святославич

Святополк Владимирович Окаянный

7-й Великий князь Киевский
1015 — 1016

Предшественник:

Владимир Святославич

Преемник:

Ярослав Владимирович Мудрый

1018 — 1019

Предшественник:

Ярослав Владимирович Мудрый

Преемник:

Ярослав Владимирович Мудрый

Вероисповедание:

Язычество, принял Православие

Рождение:

ок. 979
Будутино под Псковом

Династия:

Рюриковичи

Отец:

Ярополк Святославич

Святополк Владимирович, в крещении Пётр, в древнерусской историографии — Святополк Окаянный (ок. 979—1019) — князь туровский (с 988), а затем киевский в 1015—1016 и 1018—1019, правитель Киевской Руси.

Происхождение

Рождён гречанкой, вдовой киевского князя Ярополка Святославича, взятой в наложницы его братом и убийцей Владимиром. Летопись говорит, что гречанка тогда уже была беременна (бе не праздна), таким образом, отцом его был Ярополк. Тем не менее Владимир считал его своим законным сыном (одним из старших) и дал ему удел в Турове. Летописец называет Святополка сыном двух отцов (от двою отцю) и замечает с намёком на дальнейшую судьбу князя: «от греховного плод злой бывает».

В «Повести временных лет» другой сын Владимира Ярослав, ставший великим князем киевским Ярославом Мудрым, поставлен впереди Святополка. В Новгородской Первой летописи Ярослав Мудрый занимает четвертую позицию, которая, видимо, более соответствует действительности по мнению историков. Слух о рождении Святополка от двух родителей даёт основание считать, что он родился через 7—9 месяцев после вступления Владимира в Киев в июне 978, соответственно Святополк мог родиться в начале 979.


Часть историков продолжает считать дискуссионным происхождение Святополка. Г.Котельщик на основании тамги на монетах Святополка считает, что сам князь декларировал своё происхождение от Ярополка. Если эта версия правильная, а интерпретация княжеских тамг довольно спорная (двузубец был и на тамге Мстислава Владимировича, найденной на Тамани), то это доказывает старание Святополка отмежеваться от Владимира и других его сыновей. Известно, что в 1018 году Святополк взял в заложницы мачеху и сестёр Ярослава; это было бы едва ли допустимо, если бы он также считал себя сыном Владимира.

Брак

Святополк состоял в браке с дочерью польского князя Болеслава Храброго (польск. Boleslaw I Chrobry). Она родилась от третьего брака с Эмгильдой между 991—1001 гг. (ближе к первой дате) и умерла после 14 августа 1018 г. Большинство исследователей датируют брак 1013—1014 гг., считая, что он был следствием мира, заключенного с Польшей после неудачного похода Болеслава. Однако без внимания остается миссия цистерцианца Бруно в 1008 г., которая могла закончиться миром, скрепленным браком. Святополк занимал туровский престол где-то с 990 г., его земли граничили с Польшей и потому именно его избрал Владимир за кандидата на бракосочетание с польской принцессой.

Княжение и убийство братьев


Незадолго до смерти Владимира находился в Киеве в заключении; вместе с ним под стражу была взята его жена (дочь польского короля Болеслава I Храброго) и духовник жены, колобжегский (кольбергский) епископ Рейнберн, который умер в тюрьме. Причиной ареста Святополка был, по-видимому, план Владимира завещать престол своему любимому сыну Борису; примечательно, что и другой старший сын Владимира, новгородский князь Ярослав также около этого времени восстал против отца.

После кончины Владимира 15 июля 1015 года Святополк вышел на свободу и без особых затруднений вступил на престол; его поддержал и народ, и бояре, составлявшие его окружение в Вышгороде под Киевом.

Сребреник Святополка. Справа его княжеский знак в виде двузубца, левый конец которого увенчан крестом

В Киеве Святополк успел выпустить сребреники (известно 50 таких монет), похожие на сребреники Владимира. На лицевой стороне изображение князя с круговой надписью: «Святополк на столе [престоле]». На обратной стороне: княжеский знак в виде двузубца, левый конец которого завершается крестом, и надпись: «А се его серебро». На некоторых монетах Святополк именуется своим христианским именем Петрос или Петор.


r /> В течение того же года были убиты три брата Святополка — Борис, муромский князь Глеб и древлянский Святослав. Повесть временных лет обвиняет Святополка в организации убийства Бориса и Глеба, которые при Ярославе были прославлены как святые мученики. Согласно летописи, Святополк послал вышгородских мужей убить Бориса, узнав же, что брат ещё жив, велел варягам добить его. Глеба он, согласно летописи, призвал именем отца в Киев и послал людей убить его по дороге. Святослав погиб, пытаясь бежать от убийц в Венгрию.

Тем не менее, существуют и другие теории на этот счёт. В частности, скандинавская Сага об Эймунде упоминает о войне между конунгом Ярислейфом (Ярославом) и его братом Бурислейфом, где Ярислейф нанимает варягов для борьбы с братом и в итоге побеждает. Имя Бурислейфа многими идентифицируется с Борисом (ср. также связь имени Борис с именем Борислав), но по другой версии это имя короля Болеслава Храброго, которым сага называет его союзника Святополка, не разделяя их. Также, хроника Титмара Мерзебургского, в которой рассказывается, как Святополк бежал в Польшу, часто интерпретируется в пользу его невиновности, так как в ней нет упоминания о княжении Святополка в Киеве (что, однако, противоречит существованию монет Святополка) и каких-либо действиях против Бориса и Глеба.

Борьба с Ярославом

Русь в XI веке


Началась борьба за власть между Святополком и Ярославом. В 1016 году Ярослав выступил с новгородским и варяжским войском против брата. Войска встретились под Любечем на Днепре, ни одна сторона долго не решалась первой перейти реку и дать бой. Наконец, Ярослав атаковал, воспользовавшись моментом, когда Святополк пировал с дружиной. Войска киевского князя были разбиты и сброшены в реку, Ярослав захватил Киев.

Разбитый князь удалился в Польшу, где призвал на помощь тестя, короля Болеслава I Храброго. В 1018 при поддержке польских и печенежских войск Святополк и Болеслав двинулись в поход на Киев. Дружины встретились на Буге, где польская армия под командой Болеслава разбила новгородцев, Ярослав снова бежал в Новгород.

Святополк снова занял Киев. Не желая содержать войска Болеслава, поставленные в русских городах на прокорм, он разорвал союз и изгнал поляков. Вместе с Болеславом ушли и многие киевские бояре. Меньше чем через год лишившийся военной силы Святополк вынужден был снова бежать из Киева от вернувшегося с варягами Ярослава. Киевский князь призвал на помощь других союзников, печенегов, надеясь с их помощью вернуть власть. В решающей битве на реке Альте (недалеко от того места, где погиб Борис) Святополк получил рану, от которой, по-видимому, и умер: «…и расслабишася кости его не можааше седети, несяхут и на носилех». Место смерти Святополка ПВЛ обозначает как «между ляхы и чахы», что многие исследователи (начиная с одного из первых исследователей борисоглебских памятников О. И. Сенковского) считают не буквальным географическим обозначением границы Чехии и Польши, а поговоркой со значением «Бог знает где».


Существует исландская сага «Прядь об Эймунде Хрингссоне», которая, описывает борьбу между тремя братьями: Бурицлавом, в котором большинство исследователей видят Святополка, Ярицлейвом (Ярославом Мудрым) и Вартиславом, которого чаще всего отождествляют с полоцким князем Брячиславом Изяславичем, племянником, а не братом Ярослава и Святополка. Согласно ей после ранения Бурицлав отправляется в «Тюркланд» и возвращается с войском. Так вражда могла продолжаться бесконечно. Потому конунг Эймунд спросил у Ярицлейва: «прикажете ли убить его, или нет?» На что Ярицлейв дал свое согласие:

Бегство Святополка на картине Бориса Чорикова

Не стану я ни побуждать людей к бою с Бурицлавом конунгом, ни винить, если он будет убит.

Получив согласие, Эймунд с сотоварищами отправился навстречу войску Бурицлавом. Устроив засаду на пути следования и дождавшись ночи, Эймунд сорвал шатер княжьей палатки и убил Бурицлавом с его охраной. Отрубленную голову он привез Ярицлейву, и спросил, прикажет ли тот похоронить брата достойно. Ярицлейв сказал, что раз они его убили, то им же должно похоронить его. Тогда Эймунд вернулся за телом Бурицлейва, оставленным, разошедшимся после его смерти, войском и привез в Киев, где тело вместе с головой похоронили.


Версию «Пряди» об убийстве Бурицлава-Святополка варягами, которых подослал Ярослав, сейчас принимают многие историки, иногда предпочитая её рассказу о смерти Святополка в летописях.

В историографии

В связи с ролью, которую Святополк играет в летописном и житийном рассказе о Борисе и Глебе (созданных начиная с третьей четверти XI в.), он предстаёт одним из наиболее отрицательных персонажей средневековой русской истории; Святополк Окаянный — такой постоянный эпитет этого князя в летописи и житиях. Существуют гипотезы ряда историков второй половины XX в. (Н. Н. Ильин, М. Х. Алешковский, А. Поппэ) пересмотреть сообщения источников, не согласившись с летописными текстами, оправдать Святополка, а убийство Бориса и Глеба приписать Ярославу или даже Мстиславу Владимировичу. Эта точка зрения опирается, в частности, на показания скандинавских саг, где князь «Бурислав» гибнет от руки Ярослава.

Источник: ruler-russia.ru

Святополк Окаянный: краткая биография и личные качества

Дети и внуки великих князей, тем более, таких, как Владимир Святославич, автоматически попадали в историю, так как каждый из них принадлежал к роду Рюриковичей и мог оказаться прямым наследником престола Киевской Руси.


ды правления Святополка окаянного в Турове (988-1016) прямо указывают на его княжеское происхождение и то, что Владимир признал его собственным сыном. Но давайте начнем с самого начала, не забегая вперед. Ярополк Святославич, еще до того, как был повержен братом, привез себе жену из греческих земель. Имя ее не сохранилось, но многие историки склоняются к тому, что звали девушку Ирина или Ингигерда. Любвеобильный Владимир не мог пройти мимо красивой «грекини» и решил взять ее себе.

Происхождение князя туровского

Многие историки склоняются к мысли, что Святополк был все же сыном Владимира, который всю жизнь пребывал в уверенности, что его биологическим родителем был Ярополк. Как было на самом деле, доподлинно неизвестно, однако сразу же после рождения, князь признал сына и растил вместе с остальными отпрысками, не делая различий. Однако мальчик, а впоследствии юноша и взрослый муж, так и не сумел простить Владимира, считая, что именно тот убил его настоящего отца и принудил мать к греховному сожительству.

Нестор пишет, что Святополк – «от двою отцю», то есть от двоих отцов, а по сему «от греховного и плод злой бывает». Он не то чтобы намекает, но прямо говорит, что ничего хорошего из мальца не выросло. Однако вовсе не исключено, что живший за сотню или две после вышеозначенных событий летописец, просто выдумал эту историю, чтобы показать, почему же события сложились именно таким образом. Более ранние свитки Новгородской первой летописи безусловно считают Святополка сыном Владимира, поддерживает их также в своих записках знаменитый немецкий хронист Титмар Мерзебургский.


При этом многие говорят, что это дитя было рождено вовсе не гречанкой Ириной, а неизвестной «чехиней» первой супругой Владимира. В Первой летописи есть указание на то, что Ярослав, прозванный впоследствии Мудрым, занимает лишь четвертую позицию по старшинству, а вот «Повесть…» переносит его перед братом. Слух о сыне двух отцов дает основание предполагать, что появился он на свет не более, чем через девять месяцев после того, как Владимир вступил на престол Киева. Если взять за основу, что случилось это в середине лета 978-го, значит, родиться Святополк мог в самом начале 979-го.

Личные качества князя Окаянного

Некоторые историки считают, что мальчонку сразу же после рождения было отправлено в Туров (ныне Гомельская область), так как княжество за ним закрепилось от рождения. С ним поехали мамки и няньки, а вот мать осталась в Киеве. Насколько это правда, неизвестно, возможно, что в младенчестве он воспитывался матерью, а на княжение был отправлен в возрасте десяти лет, как часто поступали в ту эпоху. Рос юный князь Святополк Владимирович (или Ярополкович?) замкнутым и нелюдимым, поклявшись еще в раннем детстве обидчику своего отца.

Советский украинский историк Николай Котляр, проведя собственное исследование данных вопросов, сделал вывод, что сам князь Святополк Окаянный всегда позиционировал себя, как сына именно Ярополка, жестоко убитого Владимиром. Он опирается на внешний вид монет, выпущенных им во время недолгого киевского княжения. Двузубец без креста был символом Ярополка, а не второго князя. Кроме всего, гораздо позже, Святополк во время боевых действий однажды захватил сестриц Ярослава и его мачеху, что едва ли было бы возможным, если он был ему родным братом, ведь это были и его сестры, пускай и сводные.


Правление Святополка Окаянного в Турове и Киеве

2

Перед тем, как на туровский престол был «назначен» Святополк, то есть Владимир выделил ему именно такое княжение, там управлялся Тур, легендарный князь, о котором есть упоминание даже в «Повести временных лет». Он подчинялся напрямую Рогволоду, что правил в Полоцке. Потому, после захвата последнего и убийства самого правителя и его супруги, он автоматически подчинился захватчику Владимиру, а потом благополучно передал правление его сыну Святополку.

Начало княжения: заговор с духовником или наветы врагов?

В конце четырнадцатого, начале пятнадцатого года одиннадцатого века, Владимир был уже далеко не в лучшей форме, он постарел, стал менее сильным, как физически, так и духом, потому стал готовить себе преемника. Кроме того, он опасался за свою жизнь, а призраки прошлого постоянно тревожили мятежную душу, хоть и смазанные христианским прощением. Однако приблизительно весной 1015 года был схвачен и доставлен в Киев его сын Святополк Владимирович, а вместе с ним его дражайшая супруга-полька и ее личный духовник, которым на то время являлась достаточно знаковая личность.

История была шумная, потому следы о ней имеются в летописях и хронологических сводках разных стран. Речь идет о печально известном католическом священнослужителе, первом епископе городка Колобжега, личном духовнике дочки знаменитого польского короля Болеслава, супруги князя Святополка Окаянного, по имени епископ Рейнберн. «Повесть временных лет» говорит, что Святополк, вместе с этим священником готовили заговор, чтобы отвратить Русь от «обряда византийского» и привить латинские обычаи, что на то время жестко пресекалось.

Однако, невезучий в рождении, по крайней мере, считающий себя таковым, Святополк, оказался и в заговоре неумелым и вскоре все тайны были раскрыты. Большую роль в этом сыграл Анастас Корсунянин или Корсунский, личный духовник Владимира на то время, а также фактический руководитель всей церкви на Руси и получатель немалых дотаций на устроение и существование Десятинной церкви. Впоследствии история окажется жестока и Анастас бежит в Польшу, после захвата Киева польским «кролем» Болеславом, опасаясь, что все его поступки будут ему напомнены народом. Возможно, никаких заговоров и не существовало вовсе? Но суть нашей истории не в этом, а в Святополке, что с женой и священником были брошены в темницу.

Многие историки высказываются о пленении Святополка еще и в таком ключе, будто Владимир, собираясь посадить на киевский престол младшего сына Бориса, опасался мести старшего сына, потому и заключил его. Приблизительно в то же время против батюшки пошел и Ярослав, правящий в Новгороде, ситуация была почти патовая. Потому после смерти Владимира 15 июля 1015 года об этом событии сперва умолчали, чтобы не поднимать панику и не вызвать внутри страны распри по поводу законности наследования. Тем временем предполагалось тайно привезти Бориса и благословить его на княжение.

На троне: недолгое княжение в Киеве и достижения

Вопреки всем стараниям верных Владимиру людей, после его смерти Святополк Владимирович был отпущен на свободу, вместе с опальным священнослужителем и супругой, о которой мы расскажем чуть позже. Поддерживаемый боярами и народом Вышгорода, молодой князь без особых затруднений был усажен на престол, и даже начал править по собственному разумению. При этом он всегда считал себя законным наследником Ярополка и отцом называл именно его, что тоже сыграло с ним злую шутку.

Археологи откопали более пяти десятков таких монет, датируемых 1015-1016 годами. Весила такая серебряная монетка чуть меньше трех граммов, при этом в диаметре достигала почти трех сантиметров. Интересно, что полученное Святославом в крещении имя Петрос или Петор (Петр), тоже порой встречается на этих монетах.

Убийство братьев: кто уничтожил Глеба, Святослава и Бориса

В том же году, когда умер князь киевский Владимир и не его место вступил сын его или племянник Святополк, были убиты трое братьев. Первым был тот самый пресловутый Борис, которого так мечтал посадить на царство отец, древлянский князь из Овруча Святослав Владимирович, а также муромский князь Глеб (Улеб). «Повесть временных лет» напрямую обвиняет Святополка Окаянного в их гибели, совершенно не оставляя ему никакой возможности оправдаться. Меж тем, никто не знает, как же все было на самом деле. В последующие годы, когда к власти в Киеве пришел Ярослав, убиенные братья были прославлены, словно святые мученики и канонизированы.

  • Если верить «Повести…», Святополк послал людей из Вышгорода, большинство из которых принадлежали к знатным и древним родам, при этом были полностью на его стороне, чтобы убить Бориса. Однако что-то не заладилось и спустя какое-то время он получил известие, будто он еще жив и собрался убегать в Польшу. Тогда он приказал варяжским воинам, что остались у него на службе добить беглеца.
  • Второго брата он вызвал в Киев, ссылаясь на имя отца его Владимира, а когда тот приедет, планировал заточить, а потом и казнить. Но кто-то предупредил Глеба и тот сразу попытался сбежать «к уграм» (в Венгрию), но был пойман и убит.
  • Узнав о смерти своих кровных братьев Глеба и Бориса, Святослав решил предпринять попытки тоже уехать, но отходным путем выбрал Карпаты. Преследователи настигли князя в низовьях речки Опир, близ городка Сколе. Не испугавшись, мужчина повернул свою армию против братоубийцы, но силы явно были не равны. Про ту битву говорят, будто телами погибших была укрыта вся земля вдоль реки. Понятно, что Святослав тоже погиб в этой битве.

Странно, но почему то, в отличие от двух остальных убиенных братьев, Святослав почему-то не был причислен к лику святых. Некоторые историки считают, что сведения о его смерти недостаточно достоверны, будто он смог убежать и осел в Бескидах, как и оставшиеся в живых его дружинники, которые перейти на службу к Святополку напрочь отказались. Выяснить, как оно было на самом деле, ни одна летопись не позволяет, ввиду скудности данных.

Несмотря на то, что многие в один голос твердят о виновности Святополка в убийствах собственных братьев, которых он таковыми не считал, существует теория, что его вполне оправдывает. Причем выглядит она вполне разумно, давайте разберемся вместе. Если основываться на тот самой скандинавской саге, то смерть Бориса произошла не в 1015 году, а только в 1017-ом. То есть «заказать» его варягам мог уже Ярослав, а не его предшественник.

Кроме того, интересно, что никто из детей Владимира не признал Святополка законным правителем Киевской Руси в целом и Киева в частности, только Глеб и Борис. Как глупо было уничтожать собственных союзников, которых и так имелось немного. Есть еще одна теория, будто исследования антропонимики доказывают, что Святополк зря получил прозвище за убийство братьев Окаянный, потому что этого не делал.

У Рюриковичей имелся набор имен, которые можно было использовать, называя детей. При этом имена «плохих» из списка регулярно вычеркивались, как получилось с Судиславом, еще одним Владимировичем, который более двух десятков лет провел в темнице и был полностью лишен права наследования престола. Тем не менее имя Святополк продолжало применяться еще на протяжении долгих лет после смерти самого князя. То есть получается, что современники не считали его братоубийцей или знали больше, чем решили описать в летописях.

Внутренняя и внешняя политика Святополка Окаянного

Как только Святополк вступил на киевский престол, он сразу же стал предпринимать шаги, чтобы укрепиться на нем. В начале 1016 года он собрал довольно большое войско и выдвинулся на своего Брата Ярослава, что сидел на то время в Новгороде и совсем не собирался признавать вокняжение и власть брата. В свою очередь и сам Ярослав не мешкал и направил наперерез киевской рати свою новгородскую и варяжскую армию.

Сошлись две армии как раз под городком Любечем на Днепре, по иронии судьбы как раз там, откуда по слухам родом была мать Владимира, Малуша Любечанка. Они стали по обе стороны великой реки и не решались напасть. Наконец, Ярослав выждал момент, когда воеводы киевские стали пировать со своими ратниками, напали на них и разбили наголову, сбросив остатки дружины в Днепр. Сам Ярослав занял Киев и стал княжить, как законный правитель, но на этом ничего еще не завершилось.

Спустя какое-то время, сраженный братом Святополк, который убежал в Польшу, под надежное крылышко собственного тестя, короля Болеслава I Храброго. Тот принял зятя и даже более того, посоветовал ему собрать армию из поляков и печенегов и отбить столицу. В 1018 году, в сопровождении новой армии, Святополк двинулся в поход на Киев, при этом с ним был и сам тесть. Встреча над Бугом завершилась бегством Ярослава обратно в Новгород, где за толстыми стенами и с надежными людьми он чувствовать себя в безопасности.

Однако, заняв Киев, Святополк показал себя недальновидным политиком, за что впоследствии и поплатился. Он не желал кормить многотысячную армию поляков, отчего поссорился с Болеславом и прогнал его прочь. Интересно, что многие киевские бояре отправились вместе с ними, видимо, предвидя дальнейшее развитие событий. Примерно через год, он растерял практически всю свою армию, и когда умный Ярослав, значительно пополнив свои силы, опять выдвинулся на него, он просто должен был бежать.

Теперь никто и нигде не ждал предателя и обманщика, а тесть отвернулся от зятя. Он попытался собрать армию из печенегов, которым обещал щедро заплатить, но особого успеха это не принесло. Основное сражение случилось на речушке, под названием Альта. Символично, что случилось все это недалеко от того места, где по легенде погиб Борис. Войско Святополка было полностью разбито, а сам он окончательно и бесповоротно сбежал к пацинакам (печенегам).

Личная жизнь и смерть легендарного братоубийцы

3

Как бы не пытался что-то доказать Святополк, но Владимир, будучи его отцом или же дядей, изначально старался позаботиться о мальце. Он растил его наравне со всеми своими детьми, да и гибели Ярополка, как и Олега, вовсе не желал, как можно было бы подумать, не вникая в детали. Именно он устроил последующую семейную жизнь своего не то сына, не то племянника, женив его на дочери польского князя Болеслава I Храброго, который стал первым королем Польши в 1025 году.

Семья Святополка Окаянного

Точная дата рождения супруги Святополка, польской княжны, неизвестна. Есть сведения, что рождена она была в третьем браке с Эмгильдой в промежутке с 991 по 1001 год, причем последняя дата более вероятна, чем первая. Точно такие же сведения дает и германский хронист Титмар Мерзебургский, рассказывая, что старшая дочка от этой женщины стала настоятельницей монастыря, вторая вышла замуж за Германа Мейсенского, а младшая, имя которой никому никому не известно, и стала супругой Святополка Окаянного. Считается, что Владимир нарочно женил Святополка на польской княжне, так как тот в Турове жил ближе всего к границе, чтобы поддержать и скрепить шаткий мир, браком с польской принцессой.

Большинство исследователей склоняются к тому, что брак был заключен в 13 или 14 году одиннадцатого века. Но есть свидетельства, что женщина упокоилась с миром уже после 14 августа 1018 года, так что продлился он совсем недолго. Причин смерти ни в каких-то источниках отыскать не удалось. Сведений о потомках Святополка тоже нигде нет, скорее всего, он тоже умер, не оставив после себя никого, кто бы мог или желал его оправдать.

Смерть князя и увековечение памяти

О том, как умер князь туровский и великий князь киевский история умалчивает. Смерть Святополка никем и нигде не освещена, кроме упоминаний в «Повести временных лет». Однако у летописца Нестора, как мы уже выяснили, имелось на все собственное видение, потому считать его сочинение полностью достоверным, особенно в той части, которая не подкрепляется никакими иными документами то же эпохи никак нельзя. Тем не менее он пишет, что после решающего сражения над речкой Альтой, приблизительно в 1019 году, он сбежал с остатками печенегов в неизвестном направлении.

«Повесть…» пишет, будто братоубийца был наказан сумасшествием, параличом и мучительной смертью. Там конкретно сказано, что «расслабишася кости его, не можааше седети, несяхут и на носилех». Историки делают вывод, что Святополк был парализован во время боя, возможно, от удара мечом или боевого топора у него был поврежден позвоночник, отчего печенегам пришлось его во время бегства тащить на носилках. Та же летопись определяет место его смерти как «между ляхы и чахы», что многие трактуют, как территорию между Польшей и Чехией. Однако русско-польский востоковед и историк, полиглот и писатель Осип Сенковский считал, что это всего лишь поговорка, на манер «бог знает где».

Никаких особых заслуг за князем Окаянным не числилось, потому и большого следа в истории он не оставил, как и в искусстве. Известная картина под названием «Бегство Святополка», принадлежащая кисти Бориса Чорикова, который иллюстрировал сочинения Карамзина. Его образ не часто использовался в кино, всего пару раз в картине «Ярослав Мудрый» 1981 года, «Владимир Святой» 1991 года, а также в фильме «Сага древних булгар. Лествица Владимира Красное Солнышко» 2004 года выпуска.

Источник: perstni.com

Святополк Окаянный: краткая биография и личные качества

Дети и внуки великих князей, тем более, таких, как Владимир Святославич, автоматически попадали в историю, так как каждый из них принадлежал к роду Рюриковичей и мог оказаться прямым наследником престола Киевской Руси. Годы правления Святополка окаянного в Турове (988-1016) прямо указывают на его княжеское происхождение и то, что Владимир признал его собственным сыном. Но давайте начнем с самого начала, не забегая вперед. Ярополк Святославич, еще до того, как был повержен братом, привез себе жену из греческих земель. Имя ее не сохранилось, но многие историки склоняются к тому, что звали девушку Ирина или Ингигерда. Любвеобильный Владимир не мог пройти мимо красивой «грекини» и решил взять ее себе.

Происхождение князя туровского

Многие историки склоняются к мысли, что Святополк был все же сыном Владимира, который всю жизнь пребывал в уверенности, что его биологическим родителем был Ярополк. Как было на самом деле, доподлинно неизвестно, однако сразу же после рождения, князь признал сына и растил вместе с остальными отпрысками, не делая различий. Однако мальчик, а впоследствии юноша и взрослый муж, так и не сумел простить Владимира, считая, что именно тот убил его настоящего отца и принудил мать к греховному сожительству.

Нестор пишет, что Святополк – «от двою отцю», то есть от двоих отцов, а по сему «от греховного и плод злой бывает». Он не то чтобы намекает, но прямо говорит, что ничего хорошего из мальца не выросло. Однако вовсе не исключено, что живший за сотню или две после вышеозначенных событий летописец, просто выдумал эту историю, чтобы показать, почему же события сложились именно таким образом. Более ранние свитки Новгородской первой летописи безусловно считают Святополка сыном Владимира, поддерживает их также в своих записках знаменитый немецкий хронист Титмар Мерзебургский.

При этом многие говорят, что это дитя было рождено вовсе не гречанкой Ириной, а неизвестной «чехиней» первой супругой Владимира. В Первой летописи есть указание на то, что Ярослав, прозванный впоследствии Мудрым, занимает лишь четвертую позицию по старшинству, а вот «Повесть…» переносит его перед братом. Слух о сыне двух отцов дает основание предполагать, что появился он на свет не более, чем через девять месяцев после того, как Владимир вступил на престол Киева. Если взять за основу, что случилось это в середине лета 978-го, значит, родиться Святополк мог в самом начале 979-го.

Личные качества князя Окаянного

Некоторые историки считают, что мальчонку сразу же после рождения было отправлено в Туров (ныне Гомельская область), так как княжество за ним закрепилось от рождения. С ним поехали мамки и няньки, а вот мать осталась в Киеве. Насколько это правда, неизвестно, возможно, что в младенчестве он воспитывался матерью, а на княжение был отправлен в возрасте десяти лет, как часто поступали в ту эпоху. Рос юный князь Святополк Владимирович (или Ярополкович?) замкнутым и нелюдимым, поклявшись еще в раннем детстве обидчику своего отца.

Советский украинский историк Николай Котляр, проведя собственное исследование данных вопросов, сделал вывод, что сам князь Святополк Окаянный всегда позиционировал себя, как сына именно Ярополка, жестоко убитого Владимиром. Он опирается на внешний вид монет, выпущенных им во время недолгого киевского княжения. Двузубец без креста был символом Ярополка, а не второго князя. Кроме всего, гораздо позже, Святополк во время боевых действий однажды захватил сестриц Ярослава и его мачеху, что едва ли было бы возможным, если он был ему родным братом, ведь это были и его сестры, пускай и сводные.

Правление Святополка Окаянного в Турове и Киеве

2

Перед тем, как на туровский престол был «назначен» Святополк, то есть Владимир выделил ему именно такое княжение, там управлялся Тур, легендарный князь, о котором есть упоминание даже в «Повести временных лет». Он подчинялся напрямую Рогволоду, что правил в Полоцке. Потому, после захвата последнего и убийства самого правителя и его супруги, он автоматически подчинился захватчику Владимиру, а потом благополучно передал правление его сыну Святополку.

Начало княжения: заговор с духовником или наветы врагов?

В конце четырнадцатого, начале пятнадцатого года одиннадцатого века, Владимир был уже далеко не в лучшей форме, он постарел, стал менее сильным, как физически, так и духом, потому стал готовить себе преемника. Кроме того, он опасался за свою жизнь, а призраки прошлого постоянно тревожили мятежную душу, хоть и смазанные христианским прощением. Однако приблизительно весной 1015 года был схвачен и доставлен в Киев его сын Святополк Владимирович, а вместе с ним его дражайшая супруга-полька и ее личный духовник, которым на то время являлась достаточно знаковая личность.

История была шумная, потому следы о ней имеются в летописях и хронологических сводках разных стран. Речь идет о печально известном католическом священнослужителе, первом епископе городка Колобжега, личном духовнике дочки знаменитого польского короля Болеслава, супруги князя Святополка Окаянного, по имени епископ Рейнберн. «Повесть временных лет» говорит, что Святополк, вместе с этим священником готовили заговор, чтобы отвратить Русь от «обряда византийского» и привить латинские обычаи, что на то время жестко пресекалось.

Однако, невезучий в рождении, по крайней мере, считающий себя таковым, Святополк, оказался и в заговоре неумелым и вскоре все тайны были раскрыты. Большую роль в этом сыграл Анастас Корсунянин или Корсунский, личный духовник Владимира на то время, а также фактический руководитель всей церкви на Руси и получатель немалых дотаций на устроение и существование Десятинной церкви. Впоследствии история окажется жестока и Анастас бежит в Польшу, после захвата Киева польским «кролем» Болеславом, опасаясь, что все его поступки будут ему напомнены народом. Возможно, никаких заговоров и не существовало вовсе? Но суть нашей истории не в этом, а в Святополке, что с женой и священником были брошены в темницу.

Многие историки высказываются о пленении Святополка еще и в таком ключе, будто Владимир, собираясь посадить на киевский престол младшего сына Бориса, опасался мести старшего сына, потому и заключил его. Приблизительно в то же время против батюшки пошел и Ярослав, правящий в Новгороде, ситуация была почти патовая. Потому после смерти Владимира 15 июля 1015 года об этом событии сперва умолчали, чтобы не поднимать панику и не вызвать внутри страны распри по поводу законности наследования. Тем временем предполагалось тайно привезти Бориса и благословить его на княжение.

На троне: недолгое княжение в Киеве и достижения

Вопреки всем стараниям верных Владимиру людей, после его смерти Святополк Владимирович был отпущен на свободу, вместе с опальным священнослужителем и супругой, о которой мы расскажем чуть позже. Поддерживаемый боярами и народом Вышгорода, молодой князь без особых затруднений был усажен на престол, и даже начал править по собственному разумению. При этом он всегда считал себя законным наследником Ярополка и отцом называл именно его, что тоже сыграло с ним злую шутку.

Археологи откопали более пяти десятков таких монет, датируемых 1015-1016 годами. Весила такая серебряная монетка чуть меньше трех граммов, при этом в диаметре достигала почти трех сантиметров. Интересно, что полученное Святославом в крещении имя Петрос или Петор (Петр), тоже порой встречается на этих монетах.

Убийство братьев: кто уничтожил Глеба, Святослава и Бориса

В том же году, когда умер князь киевский Владимир и не его место вступил сын его или племянник Святополк, были убиты трое братьев. Первым был тот самый пресловутый Борис, которого так мечтал посадить на царство отец, древлянский князь из Овруча Святослав Владимирович, а также муромский князь Глеб (Улеб). «Повесть временных лет» напрямую обвиняет Святополка Окаянного в их гибели, совершенно не оставляя ему никакой возможности оправдаться. Меж тем, никто не знает, как же все было на самом деле. В последующие годы, когда к власти в Киеве пришел Ярослав, убиенные братья были прославлены, словно святые мученики и канонизированы.

  • Если верить «Повести…», Святополк послал людей из Вышгорода, большинство из которых принадлежали к знатным и древним родам, при этом были полностью на его стороне, чтобы убить Бориса. Однако что-то не заладилось и спустя какое-то время он получил известие, будто он еще жив и собрался убегать в Польшу. Тогда он приказал варяжским воинам, что остались у него на службе добить беглеца.
  • Второго брата он вызвал в Киев, ссылаясь на имя отца его Владимира, а когда тот приедет, планировал заточить, а потом и казнить. Но кто-то предупредил Глеба и тот сразу попытался сбежать «к уграм» (в Венгрию), но был пойман и убит.
  • Узнав о смерти своих кровных братьев Глеба и Бориса, Святослав решил предпринять попытки тоже уехать, но отходным путем выбрал Карпаты. Преследователи настигли князя в низовьях речки Опир, близ городка Сколе. Не испугавшись, мужчина повернул свою армию против братоубийцы, но силы явно были не равны. Про ту битву говорят, будто телами погибших была укрыта вся земля вдоль реки. Понятно, что Святослав тоже погиб в этой битве.

Странно, но почему то, в отличие от двух остальных убиенных братьев, Святослав почему-то не был причислен к лику святых. Некоторые историки считают, что сведения о его смерти недостаточно достоверны, будто он смог убежать и осел в Бескидах, как и оставшиеся в живых его дружинники, которые перейти на службу к Святополку напрочь отказались. Выяснить, как оно было на самом деле, ни одна летопись не позволяет, ввиду скудности данных.

Несмотря на то, что многие в один голос твердят о виновности Святополка в убийствах собственных братьев, которых он таковыми не считал, существует теория, что его вполне оправдывает. Причем выглядит она вполне разумно, давайте разберемся вместе. Если основываться на тот самой скандинавской саге, то смерть Бориса произошла не в 1015 году, а только в 1017-ом. То есть «заказать» его варягам мог уже Ярослав, а не его предшественник.

Кроме того, интересно, что никто из детей Владимира не признал Святополка законным правителем Киевской Руси в целом и Киева в частности, только Глеб и Борис. Как глупо было уничтожать собственных союзников, которых и так имелось немного. Есть еще одна теория, будто исследования антропонимики доказывают, что Святополк зря получил прозвище за убийство братьев Окаянный, потому что этого не делал.

У Рюриковичей имелся набор имен, которые можно было использовать, называя детей. При этом имена «плохих» из списка регулярно вычеркивались, как получилось с Судиславом, еще одним Владимировичем, который более двух десятков лет провел в темнице и был полностью лишен права наследования престола. Тем не менее имя Святополк продолжало применяться еще на протяжении долгих лет после смерти самого князя. То есть получается, что современники не считали его братоубийцей или знали больше, чем решили описать в летописях.

Внутренняя и внешняя политика Святополка Окаянного

Как только Святополк вступил на киевский престол, он сразу же стал предпринимать шаги, чтобы укрепиться на нем. В начале 1016 года он собрал довольно большое войско и выдвинулся на своего Брата Ярослава, что сидел на то время в Новгороде и совсем не собирался признавать вокняжение и власть брата. В свою очередь и сам Ярослав не мешкал и направил наперерез киевской рати свою новгородскую и варяжскую армию.

Сошлись две армии как раз под городком Любечем на Днепре, по иронии судьбы как раз там, откуда по слухам родом была мать Владимира, Малуша Любечанка. Они стали по обе стороны великой реки и не решались напасть. Наконец, Ярослав выждал момент, когда воеводы киевские стали пировать со своими ратниками, напали на них и разбили наголову, сбросив остатки дружины в Днепр. Сам Ярослав занял Киев и стал княжить, как законный правитель, но на этом ничего еще не завершилось.

Спустя какое-то время, сраженный братом Святополк, который убежал в Польшу, под надежное крылышко собственного тестя, короля Болеслава I Храброго. Тот принял зятя и даже более того, посоветовал ему собрать армию из поляков и печенегов и отбить столицу. В 1018 году, в сопровождении новой армии, Святополк двинулся в поход на Киев, при этом с ним был и сам тесть. Встреча над Бугом завершилась бегством Ярослава обратно в Новгород, где за толстыми стенами и с надежными людьми он чувствовать себя в безопасности.

Однако, заняв Киев, Святополк показал себя недальновидным политиком, за что впоследствии и поплатился. Он не желал кормить многотысячную армию поляков, отчего поссорился с Болеславом и прогнал его прочь. Интересно, что многие киевские бояре отправились вместе с ними, видимо, предвидя дальнейшее развитие событий. Примерно через год, он растерял практически всю свою армию, и когда умный Ярослав, значительно пополнив свои силы, опять выдвинулся на него, он просто должен был бежать.

Теперь никто и нигде не ждал предателя и обманщика, а тесть отвернулся от зятя. Он попытался собрать армию из печенегов, которым обещал щедро заплатить, но особого успеха это не принесло. Основное сражение случилось на речушке, под названием Альта. Символично, что случилось все это недалеко от того места, где по легенде погиб Борис. Войско Святополка было полностью разбито, а сам он окончательно и бесповоротно сбежал к пацинакам (печенегам).

Личная жизнь и смерть легендарного братоубийцы

3

Как бы не пытался что-то доказать Святополк, но Владимир, будучи его отцом или же дядей, изначально старался позаботиться о мальце. Он растил его наравне со всеми своими детьми, да и гибели Ярополка, как и Олега, вовсе не желал, как можно было бы подумать, не вникая в детали. Именно он устроил последующую семейную жизнь своего не то сына, не то племянника, женив его на дочери польского князя Болеслава I Храброго, который стал первым королем Польши в 1025 году.

Семья Святополка Окаянного

Точная дата рождения супруги Святополка, польской княжны, неизвестна. Есть сведения, что рождена она была в третьем браке с Эмгильдой в промежутке с 991 по 1001 год, причем последняя дата более вероятна, чем первая. Точно такие же сведения дает и германский хронист Титмар Мерзебургский, рассказывая, что старшая дочка от этой женщины стала настоятельницей монастыря, вторая вышла замуж за Германа Мейсенского, а младшая, имя которой никому никому не известно, и стала супругой Святополка Окаянного. Считается, что Владимир нарочно женил Святополка на польской княжне, так как тот в Турове жил ближе всего к границе, чтобы поддержать и скрепить шаткий мир, браком с польской принцессой.

Большинство исследователей склоняются к тому, что брак был заключен в 13 или 14 году одиннадцатого века. Но есть свидетельства, что женщина упокоилась с миром уже после 14 августа 1018 года, так что продлился он совсем недолго. Причин смерти ни в каких-то источниках отыскать не удалось. Сведений о потомках Святополка тоже нигде нет, скорее всего, он тоже умер, не оставив после себя никого, кто бы мог или желал его оправдать.

Смерть князя и увековечение памяти

О том, как умер князь туровский и великий князь киевский история умалчивает. Смерть Святополка никем и нигде не освещена, кроме упоминаний в «Повести временных лет». Однако у летописца Нестора, как мы уже выяснили, имелось на все собственное видение, потому считать его сочинение полностью достоверным, особенно в той части, которая не подкрепляется никакими иными документами то же эпохи никак нельзя. Тем не менее он пишет, что после решающего сражения над речкой Альтой, приблизительно в 1019 году, он сбежал с остатками печенегов в неизвестном направлении.

«Повесть…» пишет, будто братоубийца был наказан сумасшествием, параличом и мучительной смертью. Там конкретно сказано, что «расслабишася кости его, не можааше седети, несяхут и на носилех». Историки делают вывод, что Святополк был парализован во время боя, возможно, от удара мечом или боевого топора у него был поврежден позвоночник, отчего печенегам пришлось его во время бегства тащить на носилках. Та же летопись определяет место его смерти как «между ляхы и чахы», что многие трактуют, как территорию между Польшей и Чехией. Однако русско-польский востоковед и историк, полиглот и писатель Осип Сенковский считал, что это всего лишь поговорка, на манер «бог знает где».

Никаких особых заслуг за князем Окаянным не числилось, потому и большого следа в истории он не оставил, как и в искусстве. Известная картина под названием «Бегство Святополка», принадлежащая кисти Бориса Чорикова, который иллюстрировал сочинения Карамзина. Его образ не часто использовался в кино, всего пару раз в картине «Ярослав Мудрый» 1981 года, «Владимир Святой» 1991 года, а также в фильме «Сага древних булгар. Лествица Владимира Красное Солнышко» 2004 года выпуска.

Источник: perstni.com


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.