Роль гвардии в эпоху дворцовых переворотов

  • Главная >>
  • >>
  • Столичная дворянская гвардия в элитно-клановой борьбе в эпоху «дворцовых переворотов» (1725-1762)

Все время «дворцовых переворотов» (1725-1762) от имени практически недееспособных российских цариц и царей правили страной по большей части сверхвлиятельные временщики из узкого круга высшей знати, фавориты монархов, опирающиеся на штыки дворянской столичной гвардии. Борьба между ними определяла наследование престола тем или иным лицом, которого равнодействующая противоборствующих сил буквально вытаскивала из политической безвестности точно намеченного козырного туза из колоды карт.

Эта была эпоха крайней политической нестабильности, где различные дворцовые группировки кланов, «партий», клик — всего того что называется «придворной камарильей», пытались максимально реализовать свои узкосословные интересы, через слабых, но наделенных неограниченной властью монархов, которых они же и поставили на трон. Огромную роль в тайных и явных заговорщических планах по свержению или возведению на трон очередного кандидата от дворцовой «партии» играла гвардия.


По мнению многих историков именно Петр создал политическую силу- гвардию в виде привилегированной части регулярной армии, которая на протяжении всего XVIII века явилась ключевым вершителем судеб монархов и претендентов на российский престол. При этом, гвардия оставалась наследницей всех политических и военных традиций заложенных первым императором- их кумиром. Отсюда гвардия стала еще и непосредственным «контролером» за действиями последующих императоров, на их соответствие к наследию Петра Великого.

Любопытно, что гвардейские полки набирались из представителей разных сословий, включая и крестьян, хотя все же первенствовали там дворяне. Но это не мешало всем гвардейцам ощущать себя единым армейским коллективом, крепко спаянным между собой узами служебной дружбы. Более того, гвардейские полки в условиях личной политической слабости российских монархов после Петра (при Петре I- Cеменовский и Преображенский, позже Измайловский полк) стали своеобразным органом неформального управления, стоящими очень близко к монарху.

Не кто иной, как сам Петр Великий, заложил традицию, по которой следовали все монархи, включая и женщин, иметь действительные гвардейские звания. Это как никогда сближало личность монарха с гвардией. «Между гвардией и личностью монарха устанавливались особые отношения. Гвардейская казарма и царский дворец были тесно связаны друг с другом. А верхушка гвардии была обязательным и постоянным участником всей придворной жизни. Ее офицеры были в курсе всех дворцовых сплетен и интриг» (цит. по Михаилу Бойцову). Представители царского дома Романовых часто выступали крестными (например, Елизавета Петровна) при рождении детей гвардейцев, ходили к ним на дни рождения, дарили им щедрые подарки. В гвардейцах все видели важнейшую политическую силу.


И это было так, гвардия могла сместить любого монарха и возвести на престол нового, могла отправить в небытие правительство и очередного фаворита и временщика. Впервые гвардейцы воспользовались своим особым силовым статусом в январе 1725 г., возведя на престол супругу Петра Великого- Екатерину I. Тогда грохот барабанов, возвестив о демонстрации обоих гвардейских полков в пользу императрицы, хотя на ее место родовая аристократия хотела бы видеть потомков от первого брака Петра I. Характерно, что фельдмаршал Н. Репнин на это произнес: «Кто осмелился привести их сюда без моего ведома? Разве я не фельдмаршал?» В ответ ему подполковник Семеновского полка Иван Бутурлин громко и дерзко заявил: Я велел прийти им сюда, по воле императрицы, которой всякий подданный должен повиноваться, не исключая и тебя!» За это демарш гвардейцы получили щедрые денежные раздачи от самой государыни.

Ситуация повторилась в 1730 г., когда гвардейцы открыто поддержали дворянских представителей требовавших неограниченного самодержавия для императрицы Анны Иоанновны, которую члены Верховного Тайного совета хотели ограничить кондициями.


на Иоанновна чтобы заручиться поддержкой гвардейцев, сразу объявила себя полковником Преображенского полка и капитаном кавалергардской роты. Тогда гвардейские офицеры заявили «верховникам», что «переломают кости» всем, кто будет посягать на самодержавную власть императрицы (по Н.И. Костомарову). Благодаря такой сильной поддержки гвардии Анна Иоанновна разорвала связывающие ее по рукам и ногам кондиции и стала править неограниченно. Иногда, гвардия объективно выступала в качестве мощного тарана для борьбы условно называемой «русской партии» против засилья иноземцев и временщиков из них. Не случайно всесильный иноземец Бирон в правлении Анны Иоанновны (1730-1740), самих русских гвардейцев называл «янычарами» и пытался их всячески нейтрализовать, хотя бы путем изменения этнического и социального состава.

По его предложению Анна Иоанновна, с целью укрепления своего положения создала третий лейб-гвардейский Измайловский полк. Причем кадровый состав в этот полк было поручено набирать доверенному Бирону графу Карлу-Густаву Левенвольде, полковнику воссозданного полка, «из лифляндцев, эстляндцев и курляндцев и прочих наций иноземцев и из русских». Но ни этот, ни другие гвардейские полки не уберегли самого Бирона от ареста. Именно его- ненавистного всему двору и России гвардейцы грубо арестовали во время «малого» дворцового переворота в 1740 г.

А затем через год гвардейцы участвовали еще в одном перевороте, на этот раз против всего иноземного Брауншвейгского семейства, во главе с регентшей Анной Леопольдовной и ее царственным сыном Иоанном VI. Тогда, в ночь на 25 ноября 1741 г. гвардейцев вела дочь Петра I, цесаревна Елизавета Петровна, переодетая в мужское платье. Гренадеры на ее призыв следовать за ней откликнулись: «Матушка, мы готовы, мы их всех убьем». В своем кумире гвардейцы видели законную наследницу Петра и освобождение от иностранных временщиков.


За этот дворцовый «подвиг» многие гвардейцы недворянского происхождения были возведены в дворянское достоинство и получили имения с крестьянами. Сама же новоиспеченная императрицы Елизавета чтобы укрепить свое положение среди гвардейцев приняла звание полковника всех гвардейских полков. А гренадерскую роту преображенцев, способствовавшую ее вступлению на престол императрица отделила от полка и сформировала из них особую роту наименовав ее лейб- компанией. Гвардия, таким образом, стала подлинным фаворитом императоров. И она не прощала уже явно небрежение к интересам страны и своим собственным интересам со стороны венценосных обитателей петербургских дворцов.

И дело вовсе не было в национальности самого императора, как это случилось с Петром III, который став императором России, так и не смог ее полюбить, оставаясь всего лишь голштинцем по самосознанию. Хуже того он стал личным врагом гвардейцев, когда решил их послать на войну с Данией. Вот почему гвардия его свергла с престола и поставила на российский трон этническую немку Екатерину Алексеевну (Екатерину II), которая поклялась быть «более русской, чем сами русские».


Организованность и сплоченность вооруженных гвардейцев всегда находившихся рядом с императорскими покоями было велико, что выгодно отличало гвардию от любых других политических сил. К тому же гвардию всегда отличал общесословный патриотизм. Ведь в гвардии помимо дворян служили представители и других сословий. Но все равно дворяне там доминировали. Вот почему, по словам советского историка Я. Зутиса, «русская гвардия была политическим авангардом господствующего класса (дворянства- автор В. Б. ), при этом отстаивающего интересы всей страны».

Собственно дворянство тогда будучи единственно служилым сословием (при отсутствии буржуазии как класса), при всем их сословном эгоизме представляло собой ведущую социально-политическую силу служения не только своим монархам, но и самой России, так как это понимал сам Петр.

Объединение сословного (дворянского) и общенационального интереса в космополитичной и европеизированной империи, где радикальными преобразованиями Петра I были сломаны по существу древние русские политические традиции, а все другие сословия были государством лишены своего голоса, стало главным фактором определившим развитие страны не только на последующий XVIII век, но даже и на большую часть XIX века.

Автор: Вячеслав Бакланов.     Дата: 2017-01-15     Просмотров: 1813    


Твитнуть

Можно также почитать из рубрики:

Информация по запросу не может быть извлечена в таблице нет записей.

Источник: historick.ru

1. Общая характеристика эпохи дворцовых переворотов

Перенапряжение сил страны в годы петровских преобразований, разрушение традиций, насильственные методы реформирования вызывали неоднозначное отношение различных кругов русского общества к петровскому наследию и создавали условия для политической нестабильности.

С 1725 г. после смерти Петра I и до прихода в власти в 1762 г. Екатерины II на престоле сменилось шесть монархов и множество политических сил, стоящих за ними. Эта смена не всегда проходила мирным и законным путем, вот почему данный период В.О. Ключевский не совсем точно, но образно и метко назвал «эпохой дворцовых переворотов«.

2. Предпосылки дворцовых переворотов

Основная причина, легшая в основу дворцовых переворотов, состояла в противоречиях между различными дворянскими группировками по отношению к петровскому наследию. Было бы упрощением считать, что раскол произошел по линии принятия и непринятия реформ. И так называемое «новое дворянство», выдвинувшееся в годы Петра благодаря своему служебному рвению, и аристократическая партия пытались смягчить курс реформ, надеялись в той или иной форме дать передышку обществу, а в первую очередь, — себе. Но каждая из этих групп отстаивала свои узкосословные интересы и привилегии, что и создавало питательную почву для внутриполитической борьбы.


Дворцовые перевороты были порождены острой борьбой различных группировок за власть. Как правило, она сводилась чаще всего к выдвижению и поддержке того или иного кандидата на престол.

Активную роль в политической жизни страны в это время стала играть гвардия, которую Петр воспитал как привилегированную «опору» самодержавия, взявшую на себя, к тому же, право контроля за соответствием личности и политики монарха тому наследию, которое оставил ее «возлюбленный император».

Отчужденность народных масс от политики и их пассивность служили благоприятной почвой дворцовых интриг и переворотов.

В значительной степени дворцовые перевороты были спровоцированы нерешенностью проблемы престолонаследия в связи с принятием Указа 1722 г., сломавшего традиционный механизм передачи власти,

3. Борьба за власть после смерти Петра I

Умирая, Петр не оставил наследника, успев лишь написать слабеющей рукой: «Отдайте все…». Мнение верхов о его преемнике разделилось. «Птенцы гнезда петрова» (А.Д. Меньшиков, П.А. Толстой, И.И. Бутурлин, П.И. Ягужинский и др.) выступили за его вторую жену Екатерину, а представители родовитой знати (Д.М. Голицын, В.В. Долгорукий и др.) отстаивали кандидатуру внука — Петра Алексеевича. Исход спора решила гвардия, поддержавшая императрицу.


Воцарение Екатерины 1 (1725-1727) привело к резкому усилению позиций Меньшикова, который стал фактическим властелином страны. Попытки несколько обуздать его властолюбие и корыстолюбие с помощью созданного при императрице Верховного тайного совета (ВТС), которому подчинялись первые три коллегии, а также Сенат, ни к чему не привели. Более того, временщик задумал упрочить свое положение за счет брака своей дочери с малолетним внуком Петра. Выступивший против этого плана П. Толстой оказался в тюрьме.

В мае 1727 г. Екатерина 1 умерла и императором, согласно ее завещанию, стал 12-летний Петр II (1727-1730) при регентстве ВТС. Влияние Меньшикова при дворе усилилось, и он даже получил желанный чин генералиссимуса. Но, оттолкнув старых союзников и не приобретя новых среди родовитой знати, он вскоре потерял влияние на молодого императора и в сентябре 1727 г. был арестован и сослан со всей семьей в Березовое, где вскоре и умер.

Немалую роль в дискредитации личности Меншикова в глазах юного императора сыграли Долгорукие, а также член ВТС, воспитатель царя, выдвинутый на эту должность самим Меншиковым — А.И. Остерман — ловкий дипломат, умевший, в зависимости от расстановки сил и политической конъюнктуры, менять свои взгляды, союзников и покровителей.


Свержение Меньшикова являлось по своей сути фактическим дворцовым переворотом, ибо изменился состав ВТС, в котором стали преобладать аристократические фамилии (Долгорукие и Голицыны), а ключевую роль начал играть А.И. Остерман; был положен конец регентству ВТС, Петр II объявил себя полноправным правителем, которого окружили новые фавориты; наметился курс, направленный на пересмотр реформ Петра I.

Вскоре двор покинул Петербург и переехал в Москву, привлекшую императора наличием более богатых охотничьих угодий. Сестра фаворита царя — Екатерина Долгорукая была обручена с Петром II, но во время подготовки к свадьбе он умер от черной оспы. И вновь встал вопрос о престолонаследнике, т.к. со смертью Петра II пресеклась мужская линия Романовых, а назначить себе преемника он не успел.

4. Верховный тайный совет (ВТС)

В условиях политического кризиса и безвременья ВТС, состоявший к тому времени из 8 человек (5 мест принадлежали Долгоруким и Голицыным), решил пригласить на престол племянницу Петра I, герцогиню Курляндскую Анну Иоанновну, поскольку еще в 1710 г. она была выдана Петром за герцога Курляндского, рано овдовела, жила в стесненных материальных условиях, во многом за счет средств русского правительства.

Крайне важно было и то обстоятельство, что она не имела сторонников и каких-либо связей в России. В итоге, это давало возможность, поманив приглашением на блестящий петербургский престол, навязать свои условия и добиться от нее согласия на ограничение власти монарха.


Д.М. Голицын выступил с инициативой составления реально ограничивавших самодержавие «кондиций«, в соответствии с которыми:

1) Анна обязалась править вместе с ВТС, который фактически превращался в высший орган управления страной.

2) Без одобрения ВТС она не могла издавать законы, вводить налоги, распоряжаться казной, объявлять войну или заключать мир.

3) Императрица не имела права жаловать имения и чины выше полковничьего ранга, без суда лишать имений.

4) Гвардия подчинялась ВТС.

5) Анна обязалась не вступать в брак и не назначать наследника, в случае же неисполнения какого-либо из этих условий, она лишалась «короны Российской».

Среди ученых нет единого мнения в оценках характера и значения «затейки верховников». Одни видят в «кондициях» стремление установить вместо самодержавия «олигархическую» форму правления, отвечавшую интересам узкого слоя родовитой знати и ведущую Россию назад к эпохе «боярского своеволия». Другие считают, что это был первый конституционный проект, ограничивавший произвол деспотического государства, созданного Петром, от которого страдали все слои населения, включая аристократию.

Анна Иоанновна после встречи в Митаве с В.Л. Долгоруким, посланным ВТС для переговоров, без лишних раздумий приняла эти условия. Однако, несмотря на стремление членов ВТС скрыть свои планы, их содержание стало известно гвардии и основной массе «шляхетства«.

Из этой среды начали выходить новые проекты политического переустройства России (наиболее зрелый принадлежал перу В.Н. Татищеву), дававшие дворянству право выбирать представителей высших органов власти и расширявшие состав ВТС. Выдвигались и конкретные требования, направленные на облегчение условий службы дворян. Д.М. Голицын, понимая опасность изоляции ВТС, пошел навстречу этим пожеланиям и разработал новый проект, предполагавший ограничение самодержавия системой выборных органов. Высшим из них оставался ВТС из 12 членов. Предварительно все вопросы обсуждались в Сенате из 30 человек, Дворянской палате из 200 рядовых дворян и палате горожан по два представителя от каждого города. Кроме того, дворянство освобождалось от обязательной службы.

Разногласиями между приверженцами конституционного ограничения монархии сумели воспользоваться сторонники незыблемости принципа самодержавия во главе с А. Остерманом и Ф. Прокоповичем, привлекшими гвардию. В итоге, найдя поддержку, Анна Иоанновна разорвала «кондиции» и восстановила самодержавие в полном объеме.

Причинами неудачи «верховников» явилась недальновидность и эгоизм большинства членов ВТС, стремившихся к ограничению монархии не ради интересов всей страны, или даже дворянства, а ради сохранения и расширения собственных привилегий. Несогласованность действий, политическая неопытность и взаимная подозрительность отдельных дворянских группировок, выступавших сторонниками конституционного строя, но опасавшихся своими действиями укрепить ВТС также способствовали восстановлению самодержавия. Основная масса дворянства не была готова к радикальным политическим переменам.

Решающее слово принадлежало гвардии, которая после некоторых колебаний, в итоге, поддержала идею неограниченной монархии.

Наконец, не последнюю роль сыграла дальновидность и беспринципность Остермана и Прокоповича — руководителей партии сторонников сохранения самодержавия.

5. Правление Анны Иоанновны (1730-1740)

С самого начала своего правления Анна Иоанновна попыталась вычеркнуть из сознания своих подданных даже память о «кондициях». Она ликвидировала ВТС, создав вместо него Кабинет министров во главе с Остерманом. С 1735 г. подпись 3-х кабинет министров по ее указу приравнивалась к подписи императрицы. Долгорукие, а позже и Голицын были репрессированы.

Постепенно Анна пошла на удовлетворение наиболее насущных требований русского дворянства: был ограничен 25 годами срок их службы; отменена та часть Указа о единонаследии, которая ограничивала право дворян распоряжаться имением при его передаче по наследству; облегчено получение офицерского чина. В этих целях создан кадетский дворянский корпус, по окончанию которого присваивалось офицерское звание; разрешено записывать дворян на службу с младенческого возраста, что давало им возможность по достижению совершеннолетия получить офицерский чин «по выслуге».

Точную характеристику личности новой императрицы дал В.О. Ключевский: «Рослая и тучная, с лицом более мужским, чем женским, черствая по природе и еще более очерствевшая при раннем вдовстве … среди придворных приключений в Курляндии, где ею помыкали, как русско-прусско-польской игрушкой, она, имея уже 37 лет, привезла в Москву злой и малообразованный ум с ожесточенной жаждой запоздалых удовольствий и грубых развлечений«.

Забавы Анны Иоанновны стоили казне очень дорого, и хотя она, в отличие от Петра, терпеть не могла спиртное, содержание ее двора обходилось в 5-6 раз дороже. Более всего она любила наблюдать за шутами, среди которых были представители знатнейших фамилий — князь М.А. Голицын, граф А.П. Апраксин, князь Н.Ф. Волконский. Не исключено, что таким образом Анна продолжала мстить аристократии за свое унижение «кондициями», тем более что ВТС не разрешил в свое время въезд в Россию ее курляндскому фавориту — Э. Бирону.

Не доверяя русскому дворянству и не имея желания, да и способности самой вникать в государственные дела, Анна Иоанновна окружила себя выходцами из Прибалтики. Ключевая роль при дворе перешла в руки ее фаворита Э. Бирона.

Некоторые историки период правления Анны Иоанновны называют «бироновщиной», полагая, что его главной чертой являлось засилье немцев, пренебрегавших интересами страны, демонстрировавших презрение ко всему русскому и проводивших политику произвола по отношению к русскому дворянству.

Однако правительственный курс определял враг Бирона — А. Остерман, а произвол чинили скорее представители отечественного дворянства во главе с руководителем Тайной канцелярии А.И. Ушаковым. Да и урон казне русские дворяне наносили не меньший, чем иноземцы.

Фаворит, надеясь ослабить влияние вице-канцлера А. Остермана, сумел ввести в состав Кабинета министров своего ставленника — А. Волынского. Но новый министр начал проводить самостоятельный политический курс, разработал «Проект о поправлении внутренних государственных дел», в котором ратовал за дальнейшее расширение привилегий дворянства и затронул вопрос о засилье иностранцев. Этим он вызвал недовольство Бирона, который, объединившись с Остерманом, сумел добиться обвинения Волынского в «оскорблении ее императорского величества» и привести в 1740 г. его на плаху.

Вскоре Анна Иоанновна умерла, назначив преемником сына своей племянницы Анны Леопольдовны, герцогини Брауншвейгской, младенца Ивана Антоновича при регентстве Бирона.

В условиях всеобщего недовольства дворянства и особенно гвардии, которую регент пытался расформировать, глава военной коллегии фельдмаршал Миних совершил очередной государственный переворот. Но и сам Миних, знаменитый словами: «Русское государство имеет то преимущество перед другими, что оно управляется самим Богом, иначе невозможно объяснить как оно существует«, вскоре не рассчитал собственных сил и оказался в отставке, пропустив на первое место Остермана.

6. Правление Елизаветы Петровны (1741-1761)

25 ноября 1741 г. «дщерь» Петра Великого, опираясь на поддержку гвардии, совершила очередной государственный переворот и захватила власть. Особенности этого переворота состояли в том, что Елизавета Петровна имела широкую поддержку простых людей города и низов гвардии (только 17,5% из 308 участников-гвардейцев были дворянами), видевших в ней дочь Петра, все тяжести правления которого уже забылись, а личность и деяния начали идеализироваться. Переворот 1741 г., в отличие от других, имел патриотическую окраску, т.к. был направлен против засилья иностранцев.

В подготовке переворота пыталась принять участие иностранная дипломатия, стремившаяся своим содействием Елизавете получить политические и даже территориальные дивиденды. Но все надежды французского посла Шетарди и шведского — Нолькена, в итоге, оказались тщетны. Ускорило осуществление переворота то, что о встречах Елизаветы с иностранными послами стало известно правительнице Анне Леопольдовне и над любительницей балов и развлечений нависла угроза насильственного пострижения в монахини.

Захватив власть, Елизавета Петровна провозгласила возвращение к политике своего отца, но едва ли ей было по силам подняться до такого уровня. Она сумела повторить эпоху правления великого императора скорее по форме, а не по духу. Елизавета начала с восстановления созданных Петром 1 учреждений и их статуса. Упразднив Кабинет министров, вернула Сенату значение высшего государственного органа, восстановила Берг — и Мануфактур-коллегии.

На смену немецким фаворитам при Елизавете приходят русские и украинские дворяне, отличавшиеся большей заинтересованностью делами страны. Так, при активном содействии ее молодого фаворита И.И. Шувалова был открыт в 1755 г. Московский университет. По инициативе его двоюродного брата, с конца 1740-х гг. фактического главы правительства П.И. Шувалова, в 1753 г. был издан указ «об уничтожении внутренних таможенных и мелочных сборов», давший импульс развитию торговли и формированию внутреннего всероссийского рынка. По указу Елизаветы Петровны 1744 г. в России фактически отменялась смертная казнь.

В тоже время ее социальная политика была направлена на превращение дворянства из служилого в привилегированное сословие и укрепление крепостничества. Она всемерно насаждала роскошь, что приводило к резкому увеличению затрат дворян на себя и содержание своего двора.

Эти траты падали на плечи крестьян, в эпоху Елизаветы окончательно превратившихся в «крещеную собственность», которую без малейшего угрызения совести можно было продать, обменять на породистую собаку и пр. Отношение дворян к крестьянам как к «говорящей скотине» вызывалось и завершившимся к тому времени культурным расколом российского общества, в результате которого русские дворяне, заговорившие по-французски, более не понимали своих крестьян. Усиление крепостничества выразилось в получении помещиками права продавать своих крестьян в рекруты (1747 г.), а также ссылать их без суда в Сибирь (1760).

В своей внутренней и внешней политике Елизавета Петровна в большей степени учитывала общенациональные интересы. В 1756 г. Россия на стороне коалиции из Австрии, Франции, Швеции и Саксонии вступила в войну с Пруссией, поддерживаемой Англией. Участие России в «Семилетней войне» 1756-1763 гг. поставило армию Фридриха II на грань катастрофы.

В августе 1757 г. в битве при Гросс-Егерсдорфе русская армия С.Ф. Апраксина в результате успешных действий отряда генерала П.А. Румянцева добилась первой победы. В августе 1758 г. генерал Фермор при Цорндорфе, понеся значительные потери, сумел добиться «ничьей» с армией Фридриха, а в августе 1759 г. при Кунерсдорфе войска П.С. Салтыкова ее разгромили.

Осенью 1760 г. русско-австрийские войска захватили Берлин и лишь смерть Елизаветы Петровны 25 декабря 1761 г. спасла Пруссию от полной катастрофы. Ее наследник Петр III, боготворивший Фридриха II, вышел из коалиции и заключил с ним мирный договор, вернув Пруссии все потерянное в войне.

Несмотря на то, что Елизавета Петровна, в отличие от своего отца, использовала безграничную власть не столько в интересах государства, сколько ради удовлетворения собственных нужд и прихотей (после ее смерти осталось 15 тыс. платьев), она вольно или невольно подготовила страну и общество к следующей эпохе преобразований. За 20 лет ее правления страна сумела «отдохнуть» и накопить силы для нового рывка, который пришелся на эпоху Екатерины II.

7. Правление Петра III

Племянник Елизаветы Петровны, Петр III (сын старшей сестры Анны и герцога Голштинии) родился в Голштинии и с детства воспитывался в неприязни ко всему русскому и почтении к немецкому. К 1742 г. он оказался круглым сиротой. Бездетная Елизавета пригласила его в Россию и вскоре назначила своим наследником. В 1745 г. его женили на незнакомой и нелюбимой ангальт-цербстской принцессе Софье Фредерике Августе (в православии нареченной Екатериной Алексеевной).

Наследник не изжил еще детства, продолжая играть в оловянных солдатиков, в то время как Екатерина активно занималась самообразованием и жаждала любви и власти.

После смерти Елизаветы Петр восстановил против себя дворянство и гвардию своими пронемецкими симпатиями, неуравновешенным поведением, подписанием мира с Фридрихом II, введением прусских мундиров, своими планами отправить гвардию воевать за интересы прусского короля в Данию. Эти меры показывали, что он не знал, а главное не хотел узнать страну, которую возглавил.

В то же время, 18 февраля 1762 г., он подписал манифест «О даровании вольности и свободы всему российскому дворянству», освобождавший дворян от обязательной службы, отменявший для них телесные наказания и превращавший в подлинно привилегированное сословие. Затем была упразднена внушавшая ужас Тайная розыскная канцелярия. Он прекратил преследование раскольников и принял решение о секуляризации церковно-монастырского землевладения, подготовил указ об уравнении всех религий. Все эти меры отвечали объективным потребностям развития России и отражали интересы дворянства. Но его личное поведение, безразличие и даже нелюбовь к России, ошибки во внешней политике и оскорбительное отношение к жене, сумевшей добиться уважения со стороны дворянства и гвардии, создали предпосылки для его свержения. Подготавливая переворот, Екатерина руководствовалась не только политическим самолюбием, жаждой власти и инстинктом самосохранения, но и стремлением послужить своей новой родине.

8. Итоги эпохи дворцовых переворотов

Дворцовые перевороты не влекли за собой изменений политической, а тем более социальной системы общества и сводились к борьбе за власть различных дворянских группировок, преследовавших свои, чаще всего корыстные интересы. В то же время, конкретная политика каждого из шести монархов имела свои особенности, иногда важные для страны. В целом социально-экономическая стабилизация и внешнеполитические успехи, достигнутые в эпоху правления Елизаветы, создавали условия для более ускоренного развития и новым прорывам во внешней политике, которые произойдут при Екатерине II.

Источник: allstatepravo.ru

РОССИЯ В ЭПОХУ «ДВОРЦОВЫХ ПЕРЕВОРОТОВ» (1725 — 1762 ГГ.)

Отсутствие чёткого порядка престолонаследия

престолонаследия.

Борьба за власть среди высшей знати

1

2

Роль гвардии в эпоху дворцовых переворотов

3

Высокая роль гвардии при дворе

Роль гвардии в эпоху дворцовых переворотов Роль гвардии в эпоху дворцовых переворотов

4

ЭПОХА ДВОРЦОВЫХ ПЕРЕВОРОТОВ (1725 – 1762)

период в истории России, ознаменованный сменой монархов на престоле путём заговоров и переворотов с участием высшей знати и гвардии

Роль гвардии в эпоху дворцовых переворотовРоль гвардии в эпоху дворцовых переворотовРоль гвардии в эпоху дворцовых переворотовРоль гвардии в эпоху дворцовых переворотовРоль гвардии в эпоху дворцовых переворотовРоль гвардии в эпоху дворцовых переворотов

Корректировка петровских реформ

Обострение борьбы за власть придворных

группировок

Попытки высшей знати ограничить самодержавие

Появление узкоколлегиальных органов власти

5

6

7

8

Расцвет фаворитизма, расширение дворянских привилегий

Усиление крепостного гнёта

9

10

ЕКАТЕРИНА I (1725-1727) (Марта Скавронская, вторая жена Петра) Вступила на престол при поддержке А. Д. Меншикова и гвардии.

ВНУТРЕННЯЯ ПОЛИТИКА

— Правила, опираясь на Верховный тайный совет из 7 человек во главе с А. Д. Меншиковым.

— Снижена роль Правительствующего сената, который стал именоваться Высоким сенатом.

— Отменено городское самоуправление.

— Отменено участие армии в сборе подушной подати и квартирование по уездам.

— Сокращены расходы на армию, флот и государственный аппарат.

— Дворянам дано право заниматься коммерцией и предпринимательством.

— Крепостным крестьянам запрещено свободно уходить на промыслы.

ПЕТР II (1727-1730) (Внук Петра I, сын царевича Алексея) Вступил на престол в 12 лет по завещанию Екатерины I.

ВНУТРЕННЯЯ ПОЛИТИКА

— Участия в управлении государственными делами не принимал, фактически страной управлял Верховный тайный совет.

— Открыто выражал пренебрежение к реформам Петра I.

— Перенёс столицу из Санкт-Петербурга в Москву.

— Находился под влиянием А. Д. Меншикова, с дочерью которого Марией был обручен; в результате переворота, организованного князьями Долгорукими и А. И. Остерманом, А. Д. Меншиков был сослан в Березово, а невестой Петра II была объявлена сестра Долгоруких Екатерина. В разгар подготовки свадьбы Пётр II простудился на охоте и умер.

— Со смертью Петра II пресеклась мужская линия династии Романовых.

11

12

13

АННА ИОАННОВНА (1730-1740) (Племянница Петра I) Вступила на престол по приглашению Верховного тайного совета на условиях «Кондиций», которые ограничивали самодержавную власть монарха. Узнав о несогласии дворянства с ограничением самодержавия, «Кондиции» разорвала.

ВНУТРЕННЯЯ ПОЛИТИКА

— Распустила Верховный тайный совет.

— Учредила Кабинет министров из 3 человек, чьи подписи заменяли подпись императрицы.

— Пригласила в Россию своего фаворита из Курляндии Эрнста Бирона, назначила на многие государственные должности прибалтийских немцев («Бироновщина»).

— Создала Тайную канцелярию и развернула репрессии против русского дворянства.

— В 1730 г. отменила указ о единонаследии, разрешив всем сыновьям наследовать отцовское имение.

— В 1731 г. поручила помещикам сбор подушной подати с крестьян.

— В 1736 г. сократила срок службы дворян до 25 лет.

— Создала Шляхетские корпуса для обучения дворянских детей.

— Запретила крестьянам заниматься предпринимательством.

— Издала указ о насильственной передаче бродяг и нищих на казённые мануфактуры.

— Перенесла столицу из Москвы в Санкт-Петербург.

ИВАН VI АНТОНОВИЧ (1740-1741) (Племянник Анны Иоанновны) Вступил на престол по завещанию Анны Иоанновны в двухмесячном возрасте при регентстве Эрнста Бирона. В результате переворота, организованного А. Остерманом и Х. Минихом, Бирон был свергнут. Регентом стала его мать Анна Леопольдовна. Был свергнут Елизаветой Петровной в результате дворцового переворота.

ЕЛИЗАВЕТА ПЕТРОВНА (1741-1761) (Дочь Петра I) Вступила на престол в результате устроенного гвардией переворота.

ВНУТРЕННЯЯ ПОЛИТИКА

— Отправила в заключение Ивана VI.

— Провозгласила курс на возвращение к петровским порядкам, удалила от двора многих немцев

— Ликвидировала Кабинет министров.

— Восстановила роль Сената и коллегий, городского самоуправления.

— Создала Конференцию при высочайшем дворе.

— Созвала «Комиссию об уложении» для разработки нового свода законов.

— В 1741 г. лишила крепостных крестьян права присягать вступающему на престол государю.

— В 1754 г. ликвидировала внутренние таможни.

— В 1754 г. основала Дворянский и Купеческий заёмные банки.

— В 1754 г. дала дворянам монопольное право на винокурение.

— В 1755 г. открыла Московский университет.

— В 1756 г. открыла первый профессиональный театр.

— В 1756 г. отменила смертную казнь.

— В 1757 г. открыла Академию художеств.

— В 1760 г. дала помещикам право ссылать крестьян без суда в Сибирь.

— Со смертью Елизаветы Петровны пресеклась женская линия династии Романовых.

ПЕТР III ФЕДОРОВИЧ (1761-1762) (Племянник Елизаветы Петровны, внук Петра I и Карла XII) Родом из Голштинии. Женат на немецкой принцессе Софье-Августе-Фредерике Ангальт-Цербстской. Вступил на престол по завещанию Елизаветы Петровны.

ВНУТРЕННЯЯ ПОЛИТИКА

— Ликвидировал Тайную канцелярию и амнистировал опальных царедворцев.

— Издал указ о секуляризации монастырских земель.

— Издал манифест о вольности дворянства, освобождавший дворян от обязательной государственной службы

— Прекратил преследование раскольников.

— Был свергнут с престола своей женой Екатериной и убит Алексеем Орловым.

ЗНАЧЕНИЕ ЭПОХИ ДВОРЦОВЫХ ПЕРЕВОРОТОВ

Дворцовые перевороты не оказали существенного влияния на развитие России, так как:

  1. Был силен импульс петровских реформ первой четверти XVIII века.

  2. Перевороты совершались в столицах небольшой группой лиц без привлечения широких народных масс.

  3. Перевороты не сопровождались глубокими преобразованиями в различных сферах жизни общества.

  4. Перевороты оставляли политическую власть в руках монарха и дворянства и не вели к смене государственного строя.

  5. В целом по второй четверти XVIII века продолжалось поступательное развитие России.

Роль гвардии в эпоху дворцовых переворотов Роль гвардии в эпоху дворцовых переворотов

14

15

16

17

Источник: StudFiles.net

Эпоха дворцовых переворотов началась в России, со смертью Петра I. За короткий период времени, на русском престоле побывало большое количество правителей. Главная историческая причина эпохи дворцовых переворотов в России — указ Петра I «О престолонаследии». Петр изменил порядок передачи власти, и теперь Император мог сам назначить своего приемника. А вот завещать престол кому-либо Петр I не успел. 28 января 1725 года Петра Алексеевича не стало. С этого момента, в России, и началась «Эпоха дворцовых переворотов».

Русский престол стал предметом противоборства между различными политическими кланами. Значимую роль в борьбе между представителями знатных дворянских фамилий стала играть гвардия. Переход власти от одного самодержавца к другому, в Эпоху дворцовых переворотов, осуществлялся с большой легкостью. Дело в том, что эти перевороты не меняли политического строя в государстве, лишь меняли правителя. Со сменой правителя происходила и перегруппировка сил при дворе. Одни семьи дворян, из правящих, переходили в «оппозицию» и ждали удобного момента для очередного переворота. Другие же переходили из «оппозиции» в класс правящей элиты, и всеми способами пытались сохранить свое влияние.

После смерти Петра I русской императрицей стала Екатерина I, и правила она с 1725 по 1727 годы. Фактически вся власть в этот период находилась в руках Александра Даниловича Меншикова. Не изменилась ситуация и в первые несколько месяцев правления Петра II. Позже Меншиков был сослан в ссылку, и ключевую роль при дворе стал играть Верховный тайный совет в лице клана Долгоруких и Голицыных. Петр II правил с 1727 по 1730. Следующим правителем России в период Эпохи дворцовых переворотов стала Анна Иоанновна. Она правила ровно десять лет, с 1730 по 1740 годы. Эти годы ознаменованы засильем в Российской Империи иностранцев, авантюристов и личностей весьма сомнительных. Процветало казнокрадство и бюрократия. С 1740 по 1741 год власть над русским обществом была в руках Иоанна Антоновича и его матери Анны Леопольдовны, провозглашенный регентшей малолетнего императора.

В среде русского общества росло недовольство засильем немцев, и под эту ноту на престол в ходе переворота взошла дочь Петра I – Елизавета Петровна. Правление Елизаветы Петровны стало глотком свежего воздуха, триумфом русского национального самосознания, после унизительной политики Анны Иоанновны. Наследником Елизаветы Петровны стал племянник Императрицы — Петр III Федорович. Правил он с 1761 по 1762 год. Вошел в русскую историю как император — самодур, укравший у России победу в Семилетней Войне. Летом 1762 года русский престол заняла Екатерина II, жена Петра III.

Большую роль в этом дворцовом перевороте опять же сыграла гвардия. Преемником Екатерины II стал Павел I. Павел Петрович был сыном Екатерины и Петра III. Павел I издал новый указ о престолонаследии, согласно которому, власть переходила от отца к старшему сыну. Эпоха дворцовых переворотов в России, закончилась со смертью Павла I, который был убит заговорщиками. Новым Императором России, стал его сын Александр I.

Источник: studopedia.org

В истории России XVIII века есть явление, не имеющее аналогов в жизни европейских стран того же периода. Явление это – особая политическая роль русской гвардии. Невозможно достаточно полно понять период российской истории от Петра I до Павла I, и даже до Николая II, не исследовав политической истории гвардии. Работа эта между тем еще не проделана. Не изучен с достаточной точностью социальный состав гвардии, характер и динамика его изменения. И эта неизученность рождает исторические мифы.

Речь идет именно о политической истории, ибо после Полтавской победы и Прутского поражения на протяжении многих десятилетий XVIII века гвардия не принимала сколько-нибудь активного участия в военных действиях. Сферой деятельности гвардейских полков была политика.

Решающей силой дворцовых переворотов оказалась гвардия, привилегированная часть созданной Петром регулярной армии (это знаменитые Семеновский и Преображенский полки, в 30-е годы к ним прибавились два новых, Измайловский и Конногвардейский). Ее участие решало исход дела: на чьей стороне была гвардия, та группировка одерживала победу. Гвардия была не только привилегированной частью русского войска, она являлась представительницей целого сословия (дворянского), из среды которого почти исключительно формировалась и интересы которого представляла.

Создавая в 1692 году гвардию, Петр хотел противопоставить ее стрельцам – привилегированным пехотным полкам московских царей, которые к концу XVII века стали вмешиваться в политику. «Янычары!» – так презрительно называл их Петр. У него были причины для ненависти – навсегда он, десятилетний мальчик, запомнил жуткий стрелецкий бунт 1682 года, когда на копьях стрельцов погибли его ближайшие родственники. Гвардия – первое и, может быть, наиболее совершенное создание Петра. Эти два полка – шесть тысяч штыков – по боевой выучке и воинскому духу могли потягаться с лучшими полками Европы. Гвардия для Петра была опорой в борьбе за власть и в удержании власти. По свидетельству современников, Петр часто говорил, что между гвардейцами нет ни одного, которому бы он смело не решился поручить свою жизнь. Гвардия для Петра была «кузницей кадров». Гвардейские офицеры и сержанты выполняли любые поручения царя – от организации горной промышленности до контроля за действиями высшего Генералитета. Гвардия всегда знала свой долг – была так воспитана. Она казалась Петру той идеальной моделью, ориентируясь на которую он мечтал создать свое «регулярное» государство – четкое, послушное, сильное в военном отношении, слаженно и добросовестно работающее. А гвардия боготворила своего создателя. И недаром. Дело было не только в почестях и привилегиях. Петр сумел внушить семеновцам и преображенцам ощущение участия в строительстве нового государства. Гвардеец не только был, но и осознавал себя государственным человеком. И это совершенно новое для рядового русского человека самоощущение давало петровскому гвардейцу необыкновенные силы.

Стрелец царя Алексея Михайловича тоже был патриотом. Но он стоял за традицию, за незыблемость или медленную эволюцию государственного быта, сливающегося для него с бытом домашним, его идеалом было сохранение окружающей его жизни, ее эталонных ценностей. Петровский гвардеец чувствовал себя созидателем нового и небывалого. В отличие от стрельца он куда меньше был связан с бытом. Он был предан будущему. Он жил с ощущением постоянного порыва, движения, совершенствования. Это был человек реформы как жизненного принципа. Именно это мироощущение и самоощущение, а не бритый подбородок и европейский мундир принципиально отличали петровского гвардейца от солдата допетровского.

Но не успел основатель и первый полковник Преображенского полка закрыть глаза, как его любимцы в зеленых мундирах превратились в новых янычар.

Прекрасно снаряженные, образцово вооруженные и обученные гвардейцы всегда были гордостью и опорой русского престола. Их мужество, стойкость, самоотверженность много раз решали судьбу сражений, кампаний, целых войн в пользу русского оружия.

Но есть и иная, менее героическая страница в летописи императорской гвардии. Гвардейцы, эти красавцы, дуэлянты, волокиты, избалованные вниманием столичных и провинциальных дам, составляли особую привилегированную воинскую часть русской армии со своими традициями, обычаями, психологией. Главной обязанностью гвардии была охрана покоя и безопасности самодержца, царской семьи и двора. Стоя на часах снаружи и внутри царского дворца, они видели изнанку придворной жизни. Мимо них в царские спальни прокрадывались фавориты, они слышали сплетни и видели безобразные ссоры, без которых не мог жить двор. Гвардейцы не испытывали благоговейного трепета перед блещущими золотом и бриллиантами придворными, они скучали на пышных церемониях – для них все это было привычно, и обо всем они имели свое, часто нелицеприятное мнение.

Важно и то, что у гвардейцев было преувеличенное представление о своей роли в жизни двора, столицы, России. Петр I создал силу, на протяжении XVIII века выступающую главным вершителем судеб монархов и претендентов на престол. Гвардейские полки, дворянские по составу, являлись ближайшей опорой трона. Они представляли ту реальную вооруженную силу при дворе, которая могла содействовать и возведению на престол, и низложению царей. Поэтому правители всячески старались заручиться поддержкой гвардии, осыпали ее знаками внимания и милостями. Между гвардией и монархом устанавливались особые отношения: гвардейская казарма и царский дворец оказывались тесно связанными друг с другом. Служба в гвардии не была доходна – она требовала больших средств, но зато открывала хорошие карьерные виды, дорогу политическому честолюбию и авантюризму, столь типичному для XVIII века с его головокружительными взлетами и падениями «случайных» людей.

И тем не менее часто оказывалось, что «свирепыми русскими янычарами» можно успешно управлять. Лестью, посулами, деньгами ловкие придворные дельцы умели направить раскаленный гвардейский поток в нужное русло, так что усатые красавцы даже не подозревали о своей жалкой роли марионеток в руках интриганов и авантюристов. Впрочем, как обоюдоострый меч, гвардия была опасна и для тех, кто пользовался ее услугами. Императоры и первейшие вельможи нередко становились заложниками необузданной и капризной вооруженной толпы гвардейцев. И вот эту зловещую в русской истории роль гвардии проницательно понял французский посланник в Петербурге Жан Кампредон, написавший своему повелителю Людовику XV сразу же после вступления на престол Екатерины I: «Решение гвардии здесь закон». И это было правдой, XVIII век вошел в русскую историю как «век дворцовых переворотов». И все эти перевороты делались руками гвардейцев.

28 января 1725 года гвардейцы впервые сыграли свою политическую роль в драме русской истории, сразу после смерти первого императора приведя к трону вдову Петра Великого в обход прочих наследников. Это было первое самостоятельное выступление гвардии как политической силы.

Когда в мае 1727 года Екатерина I опасно занемогла, для решения вопроса о преемнике собрались чины высших правительственных учреждений: Верховного тайного совета, Сената, Синода, президенты коллегий. Среди них появились и майоры гвардии, как будто гвардейские офицеры составляли особую политическую корпорацию, без содействия которой не мог быть решен такой важный вопрос. В отличие от других гвардейских корпораций – римских преторианцев, турецких янычар – русская гвардия превращалась именно в политическую корпорацию.

Не занимавшийся специально этой проблематикой историк Ключевский учуял суть явления. Дав в нескольких фразах беглый обзор «эпохи дворцовых переворотов», он далее формулирует основополагающие положения: «Это участие гвардии в государственных делах имело чрезвычайно важное значение, оказав могущественное влияние на ее политическое настроение. Первоначально послушное орудие в руках своих вожаков, она потом становится самостоятельной двигательницей событий, вмешиваясь в политику по собственному почину. Дворцовые перевороты были для нее подготовительной политической школой, развили в ней известные политические вкусы, привили к ней известный политический образ мыслей, создали настроение. Гвардейская казарма – противовес и подчас открытый противник Сената и Верховного тайного совета».

Это мудрый пассаж. Вместе с тем здесь есть против чего возразить. Во-первых, определенную политическую школу гвардия прошла еще при Петре. К эпохе дворцовых переворотов она пришла уже «политической корпорацией». Ее претензии на решение вопросов, подлежащих компетенции правительствующих учреждений – Сената и Верховного совета, зиждились на воспоминаниях о той роли, которую отвел ей Петр в последнее десятилетие своего царствования, роли контролирующей и регулирующей силы, подотчетной только царю.

Во-вторых, вряд ли в 1725-м и 1727 году гвардия была «послушным орудием» в руках Меншикова и Бутурлина. Она была «послушным орудием» – идеальным орудием – в руках своего создателя, а с его смертью немедленно стала самостоятельной силой. Гвардия пошла за Меншиковым и Бутурлиным потому, что их программа в этот момент была действительно органически близкой гвардейцам: Екатерина представлялась преображенцам и семеновцам гарантом буквального следования предначертаниям первого императора.

Гвардия выбирала не просто царствующую особу, она выбирала принцип. Причем выбирала гвардия не между петровской и допетровской Россией, а она делала свой выбор в январе 1725 года между двумя тенденциями политического реформирования страны – умеренного, но несомненного движения в сторону ограничения самодержавия и неизбежного при этом увеличения свободы в стране, с одной стороны, и дальнейшего развития и укрепления военно-бюрократического государства, основанного на тотальном рабстве, – с другой.

Гвардия в 1725 году выбрала второй вариант.

Следующая глава >

Источник: history.wikireading.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.