Реформаторская деятельность витте

Заняв кресло на посту одного из самых влиятельных министров, Витте показал себя реальным политиком. Вчерашний славянофил, сторонник самобытного развития России в короткий срок превратился в индустриализатора европейского образца, заявившего о своей готовности в течение двух пятилетий вывести Россию в разряд передовых промышленных держав. На этого в высшей мере талантливого человека легла задача преобразования экономической жизни страны. В 1897 он говорил: "В России теперь происходит то же, что случилось в свое время на Западе: она переходит к капиталистическому строю… Россия должна перейти на него. Это мировой непреложный закон".

На рубеже XX века экономическая платформа Витте приняла вполне определенный и целенаправленный характер: в течение примерно 10 лет догнать в промышленном отношении более развитые страны Европы, занять прочные позиции на рынках Ближнего, Среднего и Дальнего Востока.

Ускоренное промышленное развитие обеспечивалось путем привлечения иностранных капиталов, накопления внутренних ресурсов с помощью казенной винной монополии и усиления косвенного обложения, таможенной защиты промышленности от западных конкурентов и поощрения вывоза.


остранным капиталам в ней отводилась особая роль — в конце 90-х годов Витте выступил за неограниченное привлечение их в русскую промышленность и железнодорожное дело. Российское правительство старалось брать кредиты не у международных финансовых организаций, а размещало свои обязательства на внутреннем рынке иностранных государств. "Русские бумаги" специально выпускались невысоким номиналом, делавших их доступными для мелких буржуа, служащих, даже прислуги.

Витте использовал протекционизм, однако защита не означала закрытие рынка. Ограничивая ввоз иностранных товаров в Россию высокими таможенными пошлинами, правительство поощряло экспорт различными налоговыми льготами и премиями. Витте не побоялся начать настоящую таможенную войну с Германией, добившись равноправных торговых отношений с этой страной. Варьируя ставки налогов, министерство финансов создавало наиболее благоприятные условия то в одной, то в другой отрасли, направляя поток капиталов в нужное русло.

Для успешного экономического соревнования с Западом в наступающем XX веке, для более энергичного промышленного и аграрного развития нужна была финансовая стабилизация. Жесткие налоговые, таможенные и конверсионные меры позволили к концу 80-х гг. добиться бездефицитного бюджета и стабильного роста золотого запаса. С.Ю. Витте видел, что на протяжении 80-х гг. курс кредитного рубля подвергался значительным колебаниям, а потому усиленно продолжал накопление золотовалютных резервов.


В те времена спекуляция на рубле имела огромные масштабы. Ее специфика состояла в том, что объектом ее была прежде всего рублевая наличность. Рубли чемоданами тайком и явно вывозили за границу. И Витте решается на смелый и дерзкий шаг. В самом начале 1895г. министерство финансов России закупает на Берлинской фондовой бирже на огромные по тем временам суммы предлагавшиеся на срок российские рубли (по курсу 219 марок за 100 рублей). Тут же правительство запрещает вывоз бумажных денег за границу, указав российским банкам, что вывоз кредитных билетов из России будет рассматриваться как участие в спекуляции против национальной валюты.

Банки выполнили это требование. Встревоженные европейские биржевики поняли, что раздобыть рубль к сроку стало невозможно, и что они явно промахнулись с продажей. Многие из них вынуждены были обратиться к министерству финансов России с просьбой разрешить им приобретение потребного количества рублей. Витте "милостиво" разрешил, но "заломил" новую цену — 234 марки за 100 рублей. Покупатели вынуждены были согласиться. Русская казна существенно пополнилась в результате этой операции. Серьезных попыток сыграть на понижение рубля уже можно было не опасаться.

С. Ю. Витте пришлось решать и еще одну проблему перед началом денежной реформы: на чем основать денежное обращение — на одном ли металле (золоте или серебре) или на двух металлах совместно.


ссия в то время все более решительно ориентируется на дружбу и сотрудничество c Францией. Крупнейшие французские финансовые авторитеты усиленно советовали ввести в России денежное обращение, основанное на серебре. Но Витте не спешил выполнять эти рекомендации. Он прекрасно понимал, что за этими советами стоит трезвый денежный расчет: Франция имела в обращении наибольшее количество серебра из всех великих финансовых держав тогдашнего мира. И согласие России на обращение, основанное на серебре, прочно "привязывало" Россию к Франции.

С.Ю. Витте убеждал, что бумажные деньги нужно выпускать не для удовлетворения текущих потребностей обращения, а исключительно для потребностей Государственного банка как главного кредитного учреждения. Бумажные деньги должны рассматриваться как обязательства Госбанка, а потому должны иметь обеспечение. Определялись и главные ориентиры, которые поставил Витте: добиться, чтобы Госбанк был в состоянии обеспечить непрерывный обмен на золото не менее 1/2 суммы бумажных денег, находящихся в обращении, причем наличность непокрытых "бумажек" не должна быть более 500 млн. руб.

И наконец Витте сделал то, что не удавалось его предшественникам, — ввел золотое денежное обращение, обеспечив стране твердую валюту вплоть до первой мировой войны и приток иностранных капиталов. Царский указ "О чеканке и выпуске в обращение золотых монет" вышел 3 января 1897 года. Рубль был фактически на треть девальвирован. Новые деньги менялись на "старые" с разницей 1 к 1,5. Был введен свободный размен золота на кредитные билеты.


Введение золотой валюты укрепило государственные финансы и стимулировало экономическое развитие. В конце XIX века по темпам роста промышленного производства Россия обгоняла все европейские страны. Этому в большой степени способствовал широкий приток иностранных инвестиций в индустрию страны. В конце XIX — начале XX века золотая единица преобладала в составе российского денежного обращения и к 1904 году на нее приходилось почти 2/3 денежной массы. Русско-японская война и революция 1905-1907 гг. внесли коррективы в эту тенденцию, и с 1905 года эмиссия кредитных рублей опять стала возрастать. Однако вплоть до перовой мировой войны России удалось сохранить в неприкосновенности важнейший принцип валютной реформы: свободный обмен бумажных денег на золото.

Важно и то, что Витте точно просчитал момент для начала денежной реформы, провел большую подготовительную работу. "Я совершил денежную реформу так, что население России совсем и не заметило ее, будто ничего не было… И не единой жалобы! Ни единого недоразумения со стороны людей", — писал он в своих воспоминаниях.

По инициативе Витте была введена государственной монополии на торговлю крепкими спиртными напитками. В России водка с давних времен и до сих пор остается важнейших статей дохода казны, а при Витте торговля водкой производилась только в казенных винных лавках.


нистр финансов утверждал, что приоритетными для него были вовсе не фискальные цели, а стремление ликвидировать злоупотребления частной торговли спиртным. Витте отмечал во всеподданнейшем докладе: "Прекращение продажи вина за счет урожая, под заклад или в промен платья, посуды и других вещей возбуждает в крестьянах неподдельное чувство радости, и, осеняя себя крестным знамением, они выражали благодарность батюшке-царю, избавившему народ от пагубного влияния дореформенного кабака, разорявшего население". Действительность была безмерно далека от нарисованной министром благостной картины. При Витте винная монополия давала миллион рублей поступлений в день и именно при нем бюджет страны окончательно стал строится на спаивании населения.

Любимым детищем Витте было железнодорожное строительство было – за свое пребывание на посту министра он увеличил протяженность железных дорог почти в два раза. От Витте, как представителя частного капитала, ждали продолжения политики развития акционерных обществ. Однако он, вопреки, а быть может, благодаря многолетнему опыту частной службы, считал казенные дороги более эффективными. Если к моменту появления Витте в Петербурге частным акционерным обществам принадлежало более 70 % российских железных дорог, то к концу его министерства соотношение изменилось в прямо противоположную сторону и уже почти 70 % дорог были казенными.


Витте считал, что только государство может сконцентрировать огромные ресурсы для воплощения самых дерзких замыслов. Ярким примером была Транссибирская магистраль, построенная в кратчайшие для того времени сроки. Она должна была открыть ворота на Азиатский Восток, и Россия, стоя на страже у этих ворот, могла воспользоваться всеми преимуществами посредника. Магистраль, построенная в конце XIX в., и в канун наступления века XXI остается главным связующим звеном между Европейской Россией, Сибирью, и Дальним Востоком. Однако расчеты Витте на то, что через российскую территорию удастся направить транзитный грузопоток, шедший через Суэцкий канал, не оправдались из-за внешнеполитических осложнений.

Особенность приводимого Витте курса состояла в том, что он как ни один из царских министров финансов, широко использовал исключительную экономическую силу власти, существовавшую в России. Орудиями государственного вмешательства служили Государственный банк и учреждения министра финансов, контролировавшие деятельность коммерческих банков.

Однако, честолюбивым замыслам Витте не суждено было осуществиться. Первый удар по ним нанес мировой экономический кризис, резко затормозивший развитие промышленности; сократился приток иностранных капиталов, нарушилось бюджетное равновесие. Экономическая экспансия на Дальнем и Среднем Востоке, сама по себе связанная с большими расходами, еще и обострила русско-английские противоречия и приблизила войну с Японией. С началом же военных действий ни о какой последовательной экономической программе не могло уже быть речи.


коренная индустриализация России не могла быть успешной при сохранении традиционной системы власти и существовавших экономических отношений в деревне. Развитие промышленности во всех странах шло за счет средств, накопленных первоначально в сельском хозяйстве. Там, где этот процесс шел естественным и неспешным темпом, он не был болезненным. Необходимость быстрого скачка оказалась чувствительной. Россия была догоняющей страной и расплачивалась за это.

Источник: MirZnanii.com

Вторая половина 90х годов XIX века — первые четыре года нового века были отмечены бурным экономическим подъемом. Объективная причина — завершение промышленного переворота, начавшегося еще в первой половине XIX века, субъективная — реформы С.Ю. Витте, крупнейшего экономического политика последних десятилетий самодержавной России, занимавшего с 1893 по 1905 год ключевой пост министра финансов, а в 1905 году ставшего первым российским премьером.

Экономическая программа Витте включала следующие положения: 1) государственное регулирование экономики через Госбанк и Министерство финансов; 2) меры по преодолению дефицита государственного бюджета, повышение рентабельности производства; перестройка системы налогового обложения путем увеличения прямых и косвенных налогов; введение государственной монополии на продажу виноводочных изделий; проведение денежной реформы, введение золотого денежного обращения (свободного обмена рубля на золото); поощрение частного предпринимательства; 3) центральное место в экономической политике отведено политике индустриализации.


В представленных царю двух «всеподдайнейших докладах» он убеждает его в необходимости переориентации экономической политики. Витте заявлял, что существуют закономерности для всего мира, с которыми необходимо считаться, «в России происходит то же самое, что случилось когда то на Западе: она переходит к капиталистическому строю». Создание своей собственной промышленности, считал Витте, — это не только коренная экономическая задача. (Об экономической программе Витте подробнее см. в статье А.П. Корелина «Первый российский премьер» // Наука и жизнь.1992. № 5-6).

Витте в определенной мере удалось добиться реализации своих шагов по оздоровлению госбюджета, стабилизации денежного обращения. Промышленное производство в 90е годы практически удвоилось. За 1893-1902 гг. было построено 27 тыс. км. Железных дорог, в том числе крупнейшая в стране Транссибирская магистраль.

Однако замыслам Витте полностью осуществиться не удалось. Ощутимые удары по ним нанесли мировой экономический кризис, а также начавшаяся в 1904 г. русско-японская война. Как справедливо отмечают доктора исторических наук Б.В. Ананьич, Р.Ш. Ганелин, А.П. Корелин, причины неудач экономических преобразований Витте заключались в другом — сохранение самодержавной политической системы. Витте был неуклонным сторонником самодержавия. Буржуазный парламентский строй он считал нежизнеспособным, негативно относился к народному представительству, земствам, к конституции. В дальнейшем его двойственная политика на учрежденном в 1905 году посту председателя Совета Министров не снискала ему популярности ни среди либералов, ни в консервативных кругах и 14 апреля 1906 г. Витте был вынужден уйти в отставку.


С 1905 важным элементом экономической политики царского правительства становится отказ от приоритета промышленного развития страны и усиление внимания к аграрному сектору экономики. Этот период российской истории связан с новой попыткой экономических реформ, главным идеологом которых был П.А. Столыпин. Аграрная политика Столыпина начала свое законодательное выражение в указе от 9 ноября 1906 года, законе от 14 июля 1910 года, а также положении «О землеустройстве» от 29 мая 1911 года. Суть ее сводилась к следующему: общинное пользование землей ликвидировалось, крестьянам предоставлялось право выйти из общины и закрепить выделенный после выхода надел в частную собственность. По ст. 12 и 13 указа 1906 года крестьяне получали также право продать свой надел (полностью или частично) или потребовать соединить все его разбросанные в разных местах полосы в один участок (отруб), то есть создать отрубное хозяйство. В том случае, если на отруб переносилось и жилье крестьянина, создавалось хуторское хозяйство. Важнейшим звеном аграрной реформы было переселение части крестьян из центральных областей на окраины страны: Сибирь, Среднюю Азию, Северный Кавказ. Отменялись и некоторые правовые ограничения крестьян. В частности, отменялись телесные наказания крестьян по приговору волостных крестьянских судов. Было запрещено отдавать неисправного должника на принудительные общественные работы. Отменялось право земских начальников самовольно штрафовать крестьян.


Как же оценивать столыпинскую аграрную реформу? Оценки Столыпина, особенно в публицистике, далеко неравнозначны. Нам представляется разумной позиция П.Н. Зырянова, автора ряда работ о Столыпине (см. Зырянов П.Н. П.А. Столыпин // Вопросы истории. 1990. № 6; Зырянов П.Н. Столыпин без легенд. М., 1991). Безусловно, в столыпинской аграрной реформе было немало прогрессивных моментов (новое землеустройство давало определенные предпосылки для развития капитализма в деревне, реформа способствовала увеличению товарности в сельском хозяйстве, положительное значение для развития капитализма вширь имело заселение окраин). Однако оснований для идеализации аграрной реформы Столыпина и утверждения о так называемом «столыпинском пути» как образце аграрного развития нет, ибо: 1) реформа не затронула вообще помещичье землевладение; 2) вряд ли можно считать Столыпина отцом фермерских хозяйств России, ибо полностью ликвидировать крестьянскую общину не удалось: из общины выделилась лишь пятая часть крестьянских дворов. Крестьяне в основной массе были настроены против выхода из общины, поскольку при сохранении помещичьего землевладения община давала и социальную защиту; 3) доля зажиточных, состоятельных крестьян в ходе реформы не увеличилась, а даже уменьшилась.

Источник: StudFiles.net

Промышленный подъем в России тесно связан с экономической политикой правительства и его главы С. Ю. Витте (1849—1915гг.). Он содействовал индустриальному развитию страны, но рассматривал этот фактор не как чисто технический, а как путь ее буржуазного прогресса, как важный преобразующий экономический фактор, как социальный инструмент стабилизации политической обстановки в стране.

Экономическая политика Витте не осталась без влияния «хозяина земли Русской» Николая II (1894—1918 гг.). Николай не проявлял склонности и желания разрешить накопившиеся за предыдущие десятилетия проблемы.

Одной из составных частей экономической политики на рубеже веков стало установление высоких таможенных пошлин на ввози­мые в Россию товары и одновременно устранение препятствий на пути проникновения в страну иностранных капиталов. Введение «золотого стандарта», т. е. свободного размена рубля на золото, способствовало притоку денежных средств из-за рубежа. Главными вкладчиками были банки и акционерные компании Великобритании, Франции, Германии и Бельгии.

По инициативе Витте была введена винная монополия, т. е. исключительное право государства на продажу спиртных напитков. Она обеспечила основные поступления в госбюджет.

В то же время экономическая политика царского правительства конца XIX — начала XX в. оставалась противоречивой. И программе Витте, и самому курсу правительства не хватало сбалансированности между потребностями промышленности и сельского хозяйства. Эта несбалансированность явилась одной из причин экономического кризиса 1900—1903 гг., завершившего промышленный подъем 1895—1899 гг. Однако кризис выразился только в снижении темпов прироста российской промышленности, а не в остановке ее поступательного развития.

В 1909—1913 гг. Россия пережила второй промышленный подъем. Но российская промышленность не могла успешно конкурировать с промышленностью западных стран, а определенные успехи достигались больше за счет регулирующей роли государства.

Естественным продолжением правительственного курса в начале XX столетия явилась аграрная реформа П. А. Столыпина (1862—1911 гг), занимавшего пост председателя Совета Мини­стров в 1906—1911 гг.

Цель реформы: сохранение помещичьего землевладения, ускорение буржуазных изменений в сельском хозяйстве, воспитание в крестьянине чувство собственника, сняв тем самым социальную напряженность в деревне и создать там опору правительства – сельскую буржуазию.

Суть реформы:

Указ от 9 ноября 1906г. разрешил выход крестьянину выход из общины, а закон от 14 июня 1910г. сделал выход обязательным .крестьянин мог объединить участки земли в единый отруб или выселиться на отдельный хутор .создавался фонд из части казенных и императорских земель

для покупки земли Крестьянский банк давал денежные ссуды

правительство поощряло переселение крестьян за Урал, т.к. в центре России был “земельный голод”.

Составной частью аграрной реформы являлась переселенческая политика. С одной стороны, переселение в Сибирь и Казахстан позволяло уменьшить социальное напряжение в Европейской Рос­сии, с другой стороны, способствовало освоению малонаселенных пространств.

Реформа способствовала подъему экономики страны. Сельское хозяйство приобрело устойчивый характер. Увеличилась покупательная способность населения и валютные поступления, связанные с вывозом зерна.

На деле: 35% крестьян вышло из общины 10% завело хуторское хозяйство. 16% переселенцев вернулось в центральные районы, и пополнили армию пролетариев. 20% крестьян, взявших ссуду разорились. Нужды крестьянина в земле не были удовлетворены. Реформа ускорила социальное расслоение – формирование сельской буржуазии и пролетариата.

Источник: studopedia.org

СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

УДК 657. 2

РЕФОРМАТОРСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ С. Ю. ВИТТЕ В ОБЛАСТИ ФИНАНСОВ И НАЛОГОВ

С. А. БОЛОТОВ,

кандидат экономических наук, доцент Тел. (495) 756-45-33

Россия, вступая в XXв., была занята поисками новых подходов к экономической и промышленной политике с целью развития ее производительных сил, укрепления положения в мировом хозяйстве. В этот период раскрылись новаторские формы управления народным хозяйством министра финансов России С. Ю. Витте. Предложенный С. Ю. Витте путь эволюционного развития рыночного хозяйства позволил России совершить промышленный рост, осуществить впечатляющий рывок, позволивший значительно сократить ее отставание от Запада.

Предметом исследования являются реформаторские идеи и деятельность С. Ю. Витте. Особое внимание уделяется финансовой политике и налогообложению. В статье рассмотрены ключевые моменты стратегии С. Ю. Витте, определяющие его реформаторскую деятельность.

Ключевые слова: бюджет, налоги, реформа, доходы, расходы.

Министр финансов России С. Ю. Витте отчетливо осознавал, что развитие в стране промышленного производства нуждается в «деятельных» финансах. Данная задача его стратегии реформирования производительных сил России основывалась на сформулированных им фундаментальных основах.

I. Политические цели заключались в сохранении самодержавия как режима власти,

наиболее отвечающей, по мнению славянофила С. Ю. Витте, историческим традициям: «духу народа, его политическому развитию, географическим и этническим условиям страны»1. Построение великой России требовало, по его мнению, укрепления той твердой и гордой власти, которая сохраняет «самостоятельность империи». Либерал-консерватор С. Ю. Витте не верил в силу буржуазной демократии и стремился спасти самодержавие как наиболее прочную опору бюрократии, откровенным апологетом которой С. Ю. Витте был всегда.

II. Реформаторская деятельность С. Ю. Витте в экономике была направлена на то, чтобы поднять страну «на уровень самодавлеющей хозяйственной единицы» и освободить народное хозяйство из-под зависимости от чужого рынка. Понимая, что земледельческая страна обречена на неминуемый упадок, С. Ю. Витте делает ставку на быстрое развитие промышленности, осуществляет первую индустриализацию страны. Для подъема производительных сил проводится политика протекционизма и привлечения иностранного капитала, которому отводится роль возбуждающего «фермента».

1 Витте С. Ю. Самодержавие и земство. СПб., 1903. С. 126.

Промышленному росту и привлечению капиталов способствовала эффективная финансово-бюджетная и денежно-кредитная политика С. Ю. Витте. Укрепление позиций рубля было обеспечено успешной денежной реформой; росту доходов казны способствовали активная налоговая политика и введение винной монополии.

Министр-предприниматель С. Ю. Витте делал упор на развитие частного предпринимательства, его поддержку с помощью государственных заказов, правовых гарантий и др. В то же время активно использовались формы государственного предпринимательства, особенно в железнодорожном строительстве, оборонном производстве, кредитной сфере и др.

III. Внешнеполитическая деятельность С. Ю. Витте заключалась в реализации геополитических интересов России на мировой арене, обеспечении поддержки экономических реформ, приобретении рынков сбыта и др. Ориентация в процессе модернизации страны на Запад, расчеты на иностранные капиталы требовали тесного сотрудничества с правительствами европейских стран, активной дипломатии, которую С. Ю. Витте успешно осуществлял на протяжении многих лет, приобретя большой международный авторитет.

IV. Аграрная политика. Его отношение к аграрной проблеме состояло в том, что он выступал против прямого государственного вмешательства в сельское хозяйство. Государство, считал он, могло содействовать сельскому хозяйству не прямыми капиталовложениями, а созданием наиболее благоприятных условий для его развития: предоставлением кредита, строительством железных дорог, упорядочением торговли сельскохозяйственной продукцией. Главным является расширение внутреннего рынка через развитие отечественной промышленности. По его расчетам, именно развитие промышленности будет содействовать повышению культуры земледелия за счет снабжения сельского хозяйства машинами, орудиями, продуктами химической промышленности. «Я как министр финансов утверждаю, что сельское хозяйство без промышленности процветать не может — говорил С. Ю. Витте. — По долгу службы говорю, что без поддержки промышленности сельское хозяйство обречено на оскуднение» 2.

2 Витте С.Ю. Самодержавие и земство. СПб., 1903. С. 126.

На крестьянство С. Ю. Витте смотрел как на источник средств для государственного бюджета. С целью развития предпринимательских инициатив крестьянства он облегчил кредитование мелких производителей предоставлением им ссуд государственного банка, создал сеть учреждений мелкого кредита, а также им были предприняты меры по расширению объема и форм кредита для сельских хозяйств.

В системе С. Ю. Витте ключевое положение занимали финансы. Он использовал государственные финансы (бюджет и кредит) как инструменты для индустриализации страны и решения других важных задач.

В 1890-е гг. С. Ю. Витте проводит по сути реорганизацию финансовой системы в соответствии с новыми требованиями. Обычно выделяются два направления: обеспечение быстрого роста государственного бюджета и перевод денежной системы на золотую основу. Кроме того, надо отметить и его активную кредитную политику.

В силу того, что бюджет является основой государственных финансов, он приковывает его внимание в первую очередь. Исследование бюджета дает обширную информацию о тенденциях и приоритетах экономической и социальной политики правительства.

Государственный бюджет России строился на общеевропейских принципах и делился на обыкновенный и чрезвычайный (хотя граница между ними по составу доходов и расходов была весьма непостоянной).

С 1860-х гг. по инициативе М. Рейтерна общая государственная роспись доходов и расходов стала открытой и ежегодно публиковалась с пояснениями министра финансов и приложениями. Содержательную оценку бюджетной политике С. Ю. Витте дает Н. Кутлер. И эта оценка заслуживает особого внимания, поскольку ее автор — авторитетный специалист, много лет сотрудничал с С. Ю. Витте и даже входил в состав первого объединенного правительства. Н. Кутлер отмечает, что годы на посту министра финансов С. Ю. Витте «ознаменовались огромным увеличением бюджета широким развитием государственного хозяйства и крупными реформами в области финансового законодательства. Общий баланс государственного бюджета за вре-

мя пребывания С. Ю. Витте на посту министра возрос с 965 млн руб. (1892 г.) до 2 071 млн руб. (1903 г.). Среднегодовое возрастание бюджета за этот период — 10,5 %. Насколько этот рост велик, говорит то, что бюджет вырос с 1883 по 1892 г. на 24 %, или 2,7 % в год, а с 1903 по 1912 г. — на 45 %, или по 5 % в среднем за год»3. Важно понять, почему и как это произошло.

Главным тогда стоял вопрос об источниках развития народного хозяйства страны. Слабую предприимчивость и недостаток капиталов в частном секторе предполагалось компенсировать государственным предпринимательством и финансами. Тенденция огосударствления, однако, вовсе не означала отрицания или недооценки роли предпринимательских сил. Напротив, Витте проводил линию на всяческое их стимулирование (через щадящее налогообложение, госзаказы, развитие кредитования и др.).

В докладе по поводу росписи на 1893 г. указывалось, что «правительство не может стремиться к «сдержанности» в расходах, ибо последняя ставит серьезные затруднения нормальному развитию гражданской и экономической жизни страны. «В нашем отечестве, — писал Витте, — изобилующем разнообразными естественными богатствами, но еще не достигшем в желаемой степени пользования этими богатствами для возвышения своего благосостояния, финансовая политика не только не должна упускать из внимания нежелательные последствия излишней сдержанности в удовлетворении назревших потребностей, но, напротив, должна поставить своей задачей разумное содействие экономическим успехам развитию производительных сил страны»4.

В этом плане стремление правительства сосредоточить в своих руках «гегемонию над всей экономической жизнью», став ее руководящим органом, нужно рассматривать не как самоцель, а как стратегический маневр, рассчитанный на определенный период, до того как в стране появятся предпринимательские силы, способные выполнять роль экономического локомотива. А пока государство вынуждено было взять эту роль

3 Кутлер Н. С. Ю. Витте. Новый энциклопедический словарь. Т. 10. С. 827.

4 Общая государственная роспись доходов и расходов на 1893 год. СПб., 1893. С. 21.

на себя. Реализация же ведущей роли в экономическом развитии страны потребовала и финансового обеспечения, что и обусловило быстрый рост государственного бюджета.

Было бы неверно поражаться столь высоким цифрам роста бюджета без раскрытия причин этого феномена. Прежде всего следует обратить внимание на следующее высказывание Н. Кутле-ра. «Главнейшая причина особо быстрого роста бюджета, — пишет он, — это расширение казенного хозяйства за счет частного, происшедшее в железнодорожном деле и в питейной торговле. Если исключить расходы на эксплуатацию железных дорог и на винную монополию из сопоставляемых бюджетов, то балансовые их итоги определятся за округлением: за 1892 г. — в 907 млн руб., а за 1903 г. — 1 462 млн руб., т. е. второй итог превысил первый только на 61 %, а средний годовой рост бюджета определился около 5,5 %. Это последнее сопоставление и выражает более точно действительное увеличение бюджета при Витте, ибо расходы на эксплуатацию железных дорог и на казенную продажу питей в существе имеют характер оборотных, возмещаясь соответственными поступлениями»5. Тем не менее даже с учетом этой поправки следует признать, что темпы роста бюджета были значительны.

В целях обеспечения быстрого роста бюджета С. Ю. Витте производит существенные изменения в источниках его доходной базы, усиливает фискальную направленность налоговой системы.

Другим источником быстрого роста бюджета стало расширение казенного хозяйства. В 1903 г. русская казна собрала 2 210 млн руб. обыкновенных и чрезвычайных доходов, причем в качестве промышленных (неналоговых доходов) — 1 125 млн руб., т. е. больше половины всех поступлений. Статистический ежегодник за 1904 г. раскрывает источники поступлений: от винной монополии — 542 млн руб., от казенных железных дорог — 453 млн руб., лесного дохода — 62 млн руб., от почт и телеграфа — 58 млн руб., от оброчных статей и промыслов — 24 млн руб., от казенных — 11 млн руб. и др.6.

5 Кутлер Н. С. Ю. Витте. Новый энциклопедический словарь. С. 827.

6 Статистический ежегодник России за 1904 г. СПб., 1905. С. 368.

Как известно, дефицит бюджета России в период после Крымской войны носил хронический характер. И. А. Вышнеградскому первому удалось за счет жесткой финансовой политики сбалансировать при составлении бюджет на 1891 г. Однако стихийные бедствия — неурожай и эпидемия холеры 1891 и 1892 гг. разрушили планы правительства. Как отмечает Н. Кутлер, бюджет 1892 г., принятый Витте от своего предшественника, был сведен с дефицитом в 74,3 млн руб. и даже по отделу обыкновенных расходов — в 24 млн руб.7. Витте приложил все силы к тому, чтобы добиться сбалансированности, при этом использовал манипуляции с чрезвычайными бюджетом и займами.

По утверждению Н. Кутлера, при С. Ю. Витте обыкновенные доходы всегда исчислялись в суммах, значительно превышающих итоги обыкновенных расходов, хотя классификация государственных расходов была изменена и раздел обыкновенных расходов увеличен за счет чрезвычайных. Так, с 1895 г. из чрезвычайных в обыкновенный раздел бюджета были перенесены расходы по перевооружению армии, по заготовлению специальных резервов продовольствия, по портовым сооружениям, по усилению и улучшению существующих железных дорог. Какое значение имели эти изменения бюджетной классификации, можно судить хотя бы по тому, что в России в 1903 г. одни лишь железнодорожные расходы, до 1895 г. относившиеся к чрезвычайному бюджету, достигли 100 млн руб.

Что касается чрезвычайного бюджета, в котором с 1901 г. сохранились только расходы по сооружению новых железных дорог, по досрочному погашению займов, а также издержки, вызываемые войною и народными бедствиями, то часть этих расходов покрывалась чрезвычайными же поступлениями и излишком обыкновенных доходов над обыкновенными расходами.

Для покрытия другой части чрезвычайных расходов приходилось прибегать к иным источникам. Для 1893 г. им стал государственный заем, для 1894 г. — остатки от реализованного ранее займа, а для всех последующих лет — заимствования из свободной наличности Казначейства. В общей

7 Кутлер Н. С. Ю. Витте. Новый энциклопедический словарь. С. 828.

сложности за 11 лет они достигли колоссальной цифры — 1 078 652 тыс. руб. Однако неистощимость свободной наличности средств казны достигалась своеобразным порядком составления и исполнения бюджета. Действительное поступление обыкновенных доходов при С. Ю. Витте значительно превышало их сметное исчисление: за 1892—1903 гг. это превышение составило 1 млрд 501 млн руб. (или на 9 % более намеченного). А обыкновенные расходы, напротив, исчислялись довольно точно. Это была внутренняя «кухня», своеобразная «заначка» С. Ю. Витте, дававшая ему возможность маневра.

Всего за 1892—1903 гг. предполагалось по росписям чрезвычайных доходов 185 613 тыс. руб., а поступило 1 623,2 млн руб., или почти в 9 раз больше.

В итоге, если свободная наличность Государственного казначейства на 01.01.1892 не превышала 25,4 млн руб., то на 01.01.1903 достигла 381,3 млн руб.

При рассмотрении финансово-бюджетной политики России конца XIX—начала XX в., которую осуществлял Витте почти единолично держа в своих руках все нити управления, следует подчеркнуть, что путем реформ, используя различные манипуляции с бюджетом, часто скрытые от других, он смог добиться оздоровления финансов, что стало важной предпосылкой осуществления крупных преобразований в экономике России.

Налоговая политика царского правительства в данный период представляла собой смесь характерных черт переходного периода от феодального строя к буржуазному. Особенно рельефно это обнаружилось в организации прямого обложения. При феодальном строе, как известно, прямые налоги падают на лицо, при буржуазном — на имущество. В первом случае плательщиками являются податные сословия — в России крестьяне и мещане, во втором — все слои населения, получающие доход.

Еще в 1863 г. в европейской части страны подушная подать с мещан была заменена подомовым налогом, распространенным позже и на Сибирь. Для купечества вместо гильдийских пошлин, заменивших подушную подать еще при Екатерине II, в 1865 г. был установлен промысловый налог. Он в большей мере был «буржуазным», так как

теснее связан с доходностью предприятия, хотя и не слишком обременительным.

В 1875 г. впервые был установлен поземельный налог на помещиков в размере 17 коп. с десятины в год, однако большая часть доходов от поземельного налога получалась с крестьян. Так, если крестьяне в среднем платили до 35 % с дохода, то землевладельцы только 5 %.

В 1885 г. был введен еще один буржуазный налог — налог с доходов от движимых капиталов, но в таких малых размерах, что давал казне всего 10—11 млн руб. в год.

Таким образом, налоговая политика правительства, повернув на буржуазный путь, пошла по нему так медленно, что имущие классы почти не ощущали ее тягот. Их по-прежнему несла лишь крестьянская масса, которая платила одновременно подушную подать или оброчную подать (для государственных крестьян), пока, наконец, в 1887 г. Н. Х. Бунге не решился отменить для европейской России подушную и оброчную подати как анахронизмы. Вместо них на государственных крестьян были наложены выкупные платежи, что по сути было сущим грабежом. По этому поводу известный славянофил Иван Аксаков метко заметил в газете «День»: «заставить государственных крестьян выкупать те земли, на которых они поселились, это все равно, что заставить дуб выкупать свои собственные корни».

Анализ налоговой политики России того периода свидетельствует, что в системе прямых налогов не было какого-либо единого принципа. На окраинах использовались и такие архаичные формы налогов, как оброк, подымный налог, киби-точная подать. Налоговая система отражала национальную политику царской России, которая сохранялась и при С. Ю. Витте. Между тем дефицитность государственного бюджета и расстройство денежного обращения уже в 1880-е гг. поставили вопрос о введении подоходного налога, но против него были господствующие классы. Усиление же существующих прямых налогов на крестьян было далее немыслимо: недоимки по ним и так достигали огромных размеров. Поэтому С. Ю. Витте в первом же своем программном докладе о росписи на 1893 г. объявил себя принципиальным противником прямого обложения и откровенным защитником косвенного. Он считал, что последнее

не только представляет большее удобство для правительства, так как население уплачивает налоги незаметно для себя, но и наиболее справедливо с точки зрения плательщиков: они ведь могут потреблять облагаемые предметы лишь постольку, поскольку допускает их собственный кошелек. Цинизм этой «теории» С. Ю. Витте был очевиден многим, так как облагались налогами предметы первой необходимости (сахар, спички, керосин и др.). Тем не менее косвенные налоги росли абсолютно и относительно.

Д. А. Лутохин отмечает, что уже с первых дней пребывания на посту министра финансов С. Ю. Витте начал активно повышать косвенные налоги. Правда вследствие оппозиции в Государственном совете ему не удалось добиться восстановления соляного налога, но 09.11.1892 был введен налог на пиво, 23.11.1892 — на хлебные вина и фруктовые воды, 14.12.1892 — на табак и т. д.8.

Слабое использование С. Ю. Витте прямых налогов для увеличения доходов казны объяснялось нерасположением его к этой форме обложения. «Платежи этого рода, — говорил он в докладе о росписи 1897 г., — вообще представляются наиболее стеснительными для населения, так как подлежат принудительному изысканию в заранее определенных окладах. Косвенные налоги при всех их недостатках представляют плательщикам возможность довольно широкого сообразования не только с общим уровнем своей хозяйственной зажиточности, но и временными колебаниями в прибытках. Этим весьма драгоценным свойством не обладают прямые налоги и пошлины». Указав далее на непостоянство доходов главнейшей массы населения, С. Ю. Витте заключает: «Нельзя не признать, что косвенные обложения должны иметь главенствующее значение в нашей податной системе»9.

Система косвенных налогов в основных своих чертах сложилась к середине 1890-х гг. Общий финансовый результат роста системы косвенного обложения С. Ю. Витте оценивал в 1 450 млн руб. Косвенное обложение в эпоху капиталистической модернизации России, целям которой оно служи-

8 Лутохин Д. Д. Граф С. Ю. Витте как министр финансов. Пг., 1915. С. 25.

9 Энциклопедический словарь Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона. В 12 т. Т. 3. С. 385.

ло, продолжало сохранять полукрепостнический характер. Интересно, что сам С. Ю. Витте признавал отсталость налоговой системы, на основе которой происходило насаждение «сверху» капиталистической промышленности. «У нас деление на податное и неподатное сословия сохранилось и поныне», — писал он, говоря об этом факте как о средневековом пережитке10.

При возрастающей роли косвенного обложения значительное место в налоговой системе, предложенной С. Ю. Витте, продолжали занимать прямые налоги. Их доля составляла в конце 1890-х гг. примерно 20 % общей суммы налогообложения. Несмотря на то, что удельный вес прямого налогообложения обнаружил тенденции к снижению (в 1892 г. он составлял 315,5 % общей суммы налогов), его абсолютные размеры значительно увеличились (с 168,4 млн руб. в 1892 г. до 220,9 млн руб. в 1901 г.)".

Прямые налоги хотя и снижались относительно, но продолжали расти абсолютно. За 1891—1903 гг. они выросли на 65 млн руб. при понижении удельного веса с 17,8 до 11 %. Абсолютный рост прямых налогов объясняется необычайным промышленным подъемом 1890-х гг., в условиях которого С. Ю. Витте несколько усилил налоговый пресс и в отношении имущих слоев общества.

В 1894 г. был введен новый налог — квартирный, который оценивался С. Вознесенским как крайне неудачный суррогат подоходного и по своей уравнительности, и по ничтожности результата. Он взимался в городах в размере от 1,5 до 10 % с квартирной платы и являлся по сути налогом на потребление. В 1903 г. он давал казне чуть более 4 млн руб. Ему не подлежали квартиры помещиков в имениях.

Главное увеличение дохода от прямых налогов дала реформа промыслового обложения, проведенная С. Ю. Витте в 1898 г., когда уже проявились плоды промышленного подъема. До этого момента преобладали сборы за право торговли и промыслов, уплачиваемые за получение документов определенной стоимости. Новый закон гораздо большее место отводил налогообложению торговых и промышленных предприятий

1» Витте С. Ю. Указ. Соч. С. 469.

11 ШванебахП. Х. Наше податное дело. СПб., 1903. С. 31.

по их прибыльности, а для акционерных компаний установил прогрессивный налог с прибылей. Введенный в действие в 1900 г., он дал заметный прирост доходов в казну — почти 70 млн руб. против 48 млн руб. прежнего налога в 1898 г.

Эта сумма в сравнении со своей торговой и промышленной прибылью была незначительной величиной, к тому же шкала ставок обложения по промысловому налогу была составлена с таким расчетом, чтобы главная тяжесть его падала на мелкую промышленность и торговлю12.

Налог с капитала носил скорее номинальный характер: его ставки не зависели от размера капитала и составляли 15 коп. со 100 руб., т. е. 0,15 %. Не очень обременительны были и сборы со специальных текущих счетов — 0,21 % годовых. Зато подати и личные налоги легли тяжелым бременем на плечи крестьян. В 1906 г. помещик уплачивал с каждой десятины своей земли поземельного налога и мирского сбора 26 коп., в то время как крестьяне платили 84,3 коп.

Одновременно С. Ю. Витте понизил налоги на помещиков, живших доходами от земли. Сельское хозяйство страны продолжало переживать кризис, начавшийся еще в 1880-х гг. При С. Ю. Витте дворяне добились принятия манифеста 14 мая 1896 г., наполовину уменьшившего ставки поземельного налога на 10 лет.

Предоставив дворянству эту льготу, мотивированную наличием кризиса, правительство не могло, конечно, игнорировать и проблемы крестьянства, отягощенного голодом 1891 и 1892 гг. В 1894 г. местной администрации было предписано разобраться в причинах крестьянских недоимок, после чего сроки выплат были продлены, что несколько уменьшило годичные платежи крестьян. «Понадобилось» крестьянское движение 1905 г., чтобы заставить правительство провести действительное облегчение прямого налогообложения крестьян, отменив полностью выкупные платежи.

Принципиальная ставка С. Ю. Витте на косвенное налогообложение привела к значительному росту общих налоговых поступлений в бюджет.

В Конспекте лекций о народном и государственном хозяйстве С. Ю. Витте утверждал, что

12 Погребинский А. П. Государственные финансы царской России в эпоху империализма. М., 1968. С. 22.

во всех прогрессирующих в экономическом отношении странах потребление быстро возрастает без всяких изменений в размере самого налога. «Косвенное обложение дает государству все более возрастающий доход вследствие увеличения численности населения, роста благосостояния и т. д.»13.

В России огромное увеличение косвенных налогов объясняется, конечно, не столько ростом потребления, сколько прямым увеличением налоговых ставок. Первый этап повышений относится к периоду, непосредственно следовавшему за неурожаями 1891 и 1892 гг., сильно уменьшившими средства казны. Так, в 1892 г. был увеличен акциз с нефтяных масел на 20 коп. с пуда (до 50 коп. против 30), со спичек — вдвое, со спирта — с 9,25 до 10 коп. с градуса, с пива по 10 коп. с ведра, в следующем году с сахара — с 1 руб. до 1 руб. 85 коп. за пуд14.

Мотивом для нового повышения косвенных налогов послужило участие России в подавлении боксерского восстания в Китае. Так, в 1900 г. питейный акциз был еще раз увеличен до 11 коп. с градуса, табачный — на 2 руб. с пуда. После введения в 1892 г. усиленного покровительственного тарифа таможенное обложение повышалось еще несколько раз. Первоначально это касалось отдельных предметов ввоза — чая, хлопка, тканей и некоторых других, затем в июне 1900 г. список был расширен более чем на 100 статей, а в январе 1903 г. введен ряд новых повышений пошлины.

Постоянное повышение прямых и косвенных налогов значительно увеличило общее налоговое бремя населения. Если на одного жителя России в 1895 г. приходилось 5 руб. 40 коп. всех налогов (из них 67 % — косвенные), то в 1905 г. — 7 руб. 07 коп. (из них 75 % — косвенные).

Современники С. Ю. Витте — представители экономической науки, оценивая его финансовую и налоговую политику, неизменно подчеркивали ее фискальный характер. Так, М. И. Боголепов отмечает, что население России отдает правительству в форме всяких налогов 30 % валового дохода страны (цифры 1901 г.), между тем как в

13 Витте С. Ю. Конспект лекций о народном и государственном хозяйстве. СПб., 1912. С. 473.

14 Вознесенский С. В. Государственное хозяйство России.

С. 115.

самых богатых странах это отношение колеблется в диапазоне 5—10 %. Бюджет России всецело опирается на косвенные налоги, замаскированные различными монополиями, регалиями, пошлинами. Прямые налоги ничтожны в сравнении с косвенным обиранием народа. Промысловые обложения, во-первых, низки, во-вторых, с удобством перелагаются на потребителя. Таможенные пошлины носят истинный характер налогов на потребление и в значительной мере существуют только в фискальных целях. Для иллюстрации автор приводит данные 1897 г., характеризующие систему налогообложения потребления. Таможенный налог (в копейках) на фунт чая:

— Россия — 79;

— Англия — 17;

— Голландия — 8.

Потребление чая (в фунтах):

— на жителя России — 0,8;

— на жителя Англии — 6,7;

— на жителя Голландии — 1,5.

В начале XIX в. в Англии было чрезмерно развито косвенное налогообложение. Характеризуя эту изнурительную систему налогообложения, консервативный член парламента лорд Брум сказал, что налоги существуют у нас на всякий предмет, который попадает в рот, покрывает тело или лежит под ногами: налоги на все, что принято видеть, чувствовать, нюхать или осязать.

Подобно Бруму такую же картину нарисовал в конце XIX в. член Русского сельскохозяйственного комитета Зубрилин: «не хочешь спать по 17 часов — плати акциз на спички и керосин, хочешь покурить — плати акциз на спички и табак, хочешь выпить рюмку водки — плати в 15 раз дороже действительной стоимости, а если водку желаешь заменить чаем, плати за чай, сахар втрое дороже, чем они стоят на самом деле; хочешь пахать плугом — плати таможенную пошлину на железо и т. д. и т. п. Вообще, куда ни повернись, сельский обыватель везде чувствует, что с него берут, берут, берут»15.

По мнению Боголепова, вместо косвенных налогов лучше вводить прямые налоги, в частности подоходный. Идея о его введении возникла еще при Вышнеградском. Законопроект был

15 Боголепов М. Финансы, правительство и общественные интересы. СПб., 1908. С. 196.

подготовлен в 1892 г. и разослан на заключение представителям бюрократических ведомств. Но С. Ю. Витте после отзывов вынужден был надолго упрятать его «под сукно».

Оценивая налоговую политику, важно отметить, что наиболее интенсивное увеличение налогового бремени происходило в период социальных сдвигов в деревне, где жила основная часть налогоплательщиков. Наряду с объективным процессом расслоения крестьянства особенно явно проявлялся регрессивный процесс — обнищание, пауперизация огромных масс крестьянства на почве аграрного кризиса. А. А. Радцич писал в 1903 г.: «По примеру прошлых лет наш бюджет на 1903 г. вновь указывает на значительное повышение как доходов, так и расходов, так что со стороны можно подумать, что благосостояние населения России продолжает расти. Но это кажущееся финансовое благополучие при ближайшем рассмотрении экономического положения 30 % сельского населения России совершенно исчезнет.

Надо пожить в деревне, надо видеть ее вопиющую бедность, чтобы понять, что так жить нельзя, — писал А. А. Радцич. Теперешние высокие налоги взимаются не из изобилия, а из имущества, отчуждение же скота влияет на дальнейшее обеднение сельского населения, необходимо понизить налоги»16.

Система прямого налогообложения отличалась огромной пестротой и существенным различием в тяжести обложения для имущих и неимущих классов. При общей сумме доходов бюджета в 1901 г. в 1 704 млн руб. сумма прямых налогов вместе с выкупными платежами составила 276,1 млн руб. Из этой суммы промысловый налог для предпринимателей составил 62,7 млн руб. Точно вычислить сумму платежей помещиков невозможно, но, по данным Б. М. Сабанти, она не превышала 12—15 млн руб. В итоге на долю имущих классов приходилось меньше 1/3 прямых налогов.

Косвенные налоги составляли 652,3 млн руб., но из них лишь около 10 % падало на долю имущих. Так становится очевидной степень социальной справедливости налоговой политики правительства.

16 Радцич А. А. О государственной росписи на 1903 год. СПб., 1903. С. 3.

Рост налогообложения значительно опередил рост доходов населения. За 20 лет (1894—1914 гг.) доход на душу населения возрос на 24 %, тогда как налоги на душу за 15 лет (1895—1910 гг.) увеличились с 10,4 до 17 руб., т. е. на 63 %. Подавляющая часть налогов уплачивалась малоимущими17.

Необходимо учитывать, что в России уровень доходов населения был гораздо ниже, чем в европейских странах. Даже в 1914 г., по данным А. Н. Шингарева, он не превышал 9 фунтов стерлингов, тогда как в Англии — 49 фунтов, Франции — 37, Германии — 3118. Если учесть, что курс рубля в 1914 г. составил за 100 фунтов 1 150 руб., то получается, что доход на душу населения в среднем составил около 100 руб. в год. Однако показатель среднего дохода на душу населения мало отражает уровень доходов мировых народных масс.

К концу XIX в. 82 % населения России жило в деревне, численность рабочих достигла 3 млн человек (а с семьями 12—13 млн), или еще 10 %, что в совокупности превышало 94 %. Реальная заработная плата рабочего в месяц в начале века составляла около 20 руб. (при 5 неработающих членах семьи в среднем). Крестьянское хозяйство XIX в. приносило 70 руб. дохода при среднем расходе 102 руб. Подати и сборы с такого хозяйства составляли 10 руб. Для того чтобы прокормить семью, крестьянин вместе с женой должен был зарабатывать на стороне. Общий годовой доход крестьянской семьи составил 143 руб., это даже заметно ниже, чем доход семьи рабочего, хотя крестьянские семьи были многочисленнее19.

По данным Н. Фридмана, прямых налогов на душу населения приходилось 98 коп., косвенных — 5 руб. 15 коп., в том числе акциза со спирта и вина—2 руб. 18 коп., с табака — 31 коп., с сахара — 53 коп., с керосина — 21 коп., со спичек — 6 коп.20.

Эти цифры не учитывали значительной суммы местных налогов (земских и городских сборов). Для полноты картины надо учесть, что

17 Сабанти С.М. История финансов России. Л., 1985. С. 15.

18 Шингарев А. Н. Война и финансы // Ежегодник газеты «Речь» за 1916 г. С. 324.

19 Чаянов А., Студенческий Г. История бюджетных исследований. М., 1922. С. 22.

20 Фридман Н. Наша финансовая система. Опыт характеристики. СПб., 1905. С. 11.

средний доход на душу населения у рабочего не превышал 35—40 руб. в год, у крестьян был еще ниже.

Принципиально преобладавшая косвенная система налогов, основанная на обложении предметов первой необходимости, самая выгодная для государства. Она обеспечивает бюджет устойчивыми доходами, поскольку потребление этих предметов практически не зависит от их цены. Прямым следствием этих налогов является дальнейшее обнищание трудовых масс. К тому же в системе С. Ю. Витте упор был сделан на винную монополию. Рост доходов бюджета вел в итоге к спаиванию масс и еще большей их бедности.

Следует отметить, что установленная при С. Ю. Витте система налогов не претерпела существенных изменений при его преемниках на посту министра финансов (Э. С. Плеске, И. П. Шипове, В. И. Коковцове) вплоть до начала Первой мировой войны.

Интересна оценка финансовой системы России начала XX в., данная министром финансов Временного правительства А. И. Шингаревым: Доходы собирались с населения, получали или получались от казенных имуществ, казенных капиталов и предприятий. Налоги были несправедливыми, тяжелыми для малосостоятельных людей и очень льготными для богатых. Прямые налоги, т. е. налоги на землю, на капиталы были очень невелики.

Для того чтобы обеспечить быстрый рост государственного бюджета, С. Ю. Витте пришлось идти на значительное увеличение налогового бре-

мени для населения, к тому же в распределении этого бремени были явные социальные перекосы, имевшие драматические, политические последствия для страны.

Список литературы

1. Боголепов М. Финансы, правительство и общественные интересы. СПб., 1908. С. 196.

2. Витте С. Ю. Конспект лекций о народном и государственном хозяйстве. СПб., 1912. С. 473.

3. Витте С. Ю. Самодержавие и земство. СПб., 1903. С. 126.

4. Вознесенский С. В. Государственное хозяйство России. С. 115.

5. КутлерН. С. Ю. Витте. Новый энциклопедический словарь Ф. А. Брокгауза и И. Ф. Ефрона. Т. 10. С. 827

6. Лутохин Д. Д. Граф С. Ю. Витте как министр финансов. Пг., 1915. С. 25.

7. Общая государственная роспись доходов и расходов на 1893 год. СПб., 1893. С. 21.

8. Радцич А. А. О государственной росписи на

1903 год. СПб., 1903. С. 3.

9. Сабанти С. М. История финансов России. Л., 1985. С. 15.

10. Статистический ежегодник России за

1904 г. СПб., 1905. С. 368.

11. Фридман Н. Наша финансовая система. Опыт характеристики. СПб., 1905. С. 11.

12. Чаянов А., Студенческий Г. История бюджетных исследований. М., 1922. С. 22.

13. Шингарев А. Н. Война и финансы // Ежегодник газеты «Речь» за 1916 г. С. 324.

ФИНАНСЫ

V!

ВНИМАНИЮ КРЕДИТНЫХИ СТРАХОВЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ !

Предлагаемпубликацию годовой и квартальной отчетности.

Стоимость однойпубликации — 8 000рублей (НДСнеоблагается) задве журнальные страницы формата А4.

Тел./факс:(495) 721-85-75 [email protected]

Источник: cyberleninka.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.